Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


святитель Николай Сербский

Индийские письма

Письмо 1

        О Сербии и Индии — с любовью и болью
Письмо 1. Три миссионера пишут махарадже Малабара Письмо 2. Сисодия пишет своему брату Арджуне Письмо 3. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара Письмо 4. Госпожа Индумати пишет своему супругу Пандиту Гаури Шанкаре из Аллахабада Письмо 5. Снова госпожа Индумати пишет своему мужу Пандиту Гаури из Бомбея Письмо 6. Феодосий Мангала пишет Малабарской Церкви Письмо 7. Госпожа Катьяяни пишет своему сыну Раме Ямуне Сисодии Письмо 8. Сисодия пишет своему брату Арджуне Письмо 9. Госпожа Индумати пишет своему супругу Пандиту Гаури Письмо 10. Феодосий Мангала пишет Малабарской Церкви Письмо 11. Пандава, градоначальник Бенареса, пишет Раме Ямуне Сисодии Письмо 12. Пандава, градоначальник Бенареса, пишет Раме Сисодии Письмо 13. Рама Сисодия пишет Халилу Сеад-Едину в Дели Письмо 14. Доктор Ефим пишет отцу Каллистрату Святогорцу в Белград Письмо 15. Пандит Гаури Шанкара пишет махарадже Малабара Письмо 16. Госпожа Катьяяни пишет своему сыну Раме Сисодии в Сербию Письмо 17. Халил Сеад-Един пишет Раме Сисодии в Сербию Письмо 18. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара Письмо 19. Ануширвана пишет из Бомбея своему отцу Пандиту Гаури Шанкаре Письмо 20. Душан Митринович пишет из Лондона доктору Ефиму в Белград Письмо 21. Митринович пишет из Лондона монаху Каллистрату в Сербию Письмо 22. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии Письмо 23. Рама Сисодия пишет Халилу Сеад-Едину в Дели Письмо 24. Госпожа Индумати пишет из Бомбея своему супругу Пандиту Гаури Шанкаре Письмо 25. Монах Каллистрат пишет Митриновичу в Лондон Письмо 26. Митрополит Малабара пишет Феодосию Мангале Письмо 27. Воевода Рамачандра пишет Раме Сисодии в Сербию Письмо 28. Рама Сисодия пишет Митриновичу в Лондон Письмо 29. Корреспондент «Таймс» пишет из Дели Письмо 30. Рама Сисодия пишет своей матери Катьяяни Письмо 31. Пандава, начальник Бенареса, пишет Раме Сисодии Письмо 32. Джон Элиот пишет из Лондона Раме Сисодии Письмо 33. Брамин Сомадева из Бомбея пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию Письмо 34. Брамин Сомадева из Бомбея пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию Письмо 35. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара Письмо 36. Феодосий Мангала пишет митрополиту Малабара Письмо 37. Визирь махараджи пишет из Траванкора Раме Сисодии Письмо 38. Махмуд Омар пишет Халилу Сеад-Едину в Дели Письмо 39. Госпожа Индумати пишет своему мужу Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию Письмо 40. Сарала Метра пишет из Лондона редактору «Индийского зеркала» Письмо 41. Воевода Рамачандра пишет Пандиту Гаури Шанкаре в Сербию Письмо 42. Пандит Гаури Шанкара пишет благородному Кешаву, визирю махараджи Малабара Письмо 43. Махмуд Омар пишет Халилу Сеад-Едину в Дели Письмо 44. Пападопулос, попечитель церкви в Коломбо на Цейлоне, пишет своему приятелю Куманиди в Афины Письмо 45. Феодосий Мангала пишет игумении женского монастыря в Малабаре Письмо 46. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии Письмо 47. Арджуна пишет своему брату Раме Письмо 48. Пандит Гаури Шанкара пишет визирю махараджи Малабара Письмо 49. Монах Каллистрат пишет со Святой Горы Митриновичу в Лондон Письмо 50. Первое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 51. Второе письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 52. Третье письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 53. Четвертое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 54. Пятое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 55. Шестое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 56. Седьмое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 57. Восьмое письмо индийской миссии монаху Христодулу и ответ на него Письмо 58. Феодосий Мангала пишет Церкви в Малабаре Письмо 59. Пандава из Бенареса пишет Раме Сисодии Письмо 60. Монах Каллистрат пишет со Святой Горы доктору Ефиму в Белград  

 
О Сербии и Индии — с любовью и болью
   «Индийские письма» святителя Николая Сербского1 — еще одна жемчужина из богатейшего литературного наследия, оставленного этим замечательным церковным писателем минувшего столетия, с которым знакомится сегодня российский читатель. Жанр, выбранный в данном случае святителем, весьма оригинален. Это удивительно глубокая, проникновенная переписка, в которой принимают участие его герои, очень разные люди: индийские брамины и кшатрии (названия каст.— Ред.), сербские ученые, арабы-мусульмане, монах-святогорец. Объединяет их одно — любовь друг ко другу и искреннее желание найти истину в Боге, спасти свою душу, послужить спасению ближних. И обстоятельства их жизни, и происходящие в ней события, отражающиеся в письмах,— все свидетельствует о том, что обрести как искомую истину, так и спасение можно лишь во Христе. А остальные пути все ведут в никуда, в какой-то страшный тупик, выйти из которого собственными силами уже невозможно.
   При всей своей «художественности» «Индийские письма» представляют собой на редкость содержательное, могущее служить источником серьезных и основательных познаний произведение. В некотором смысле они раскрывают для нас самую душу двух очень своеобразных, непохожих на прочие, народов — сербского и индийского, говорят об их вере и сомнениях, истории и настоящем, чаяниях и скорбях.
   Почему именно Сербия и Индия? Казалось бы, эти страны настолько далеки одна от другой, настолько непохожи…
   Впрочем, почему Сербия — гадать не приходится. Православная Сербия с ее героической и вместе трагической историей бесконечно дорога сердцу владыки Николая. И по его мысли в этой истории — превосходная иллюстрация того, как народ делает свой выбор между двумя царствами — Небесным и земным, теряя земное и предпочитая Небесное. Выбор этот очень поучителен для современного мира, отдающего предпочтение земному и в результате постепенно теряющего всё.
   Между тем Сербия с ее удивительным своеобразием, с ее верой, с ее историей и обычаями, с ее преданностью Православию до смерти недостаточно известна сегодня, в том числе и нам — русским2. И искреннее желание святителя Николая — сделать сербский опыт, опыт стояния в вере и за веру до конца, доступным и открытым для всех, кто захотел бы к нему прикоснуться и его воспринять. Он сам всей душой любит свою родину и желает, чтобы так же от души полюбили Сербию все, кто узнает ее.
   Неудивительно и то, что владыка решает обратиться к индийской теме. Если когда-то Индия была колонизирована Европой в лице британцев, то в ХХ столетии произошло нечто обратное. Европа столкнулась с индийским религиозным и философским феноменом и была зачарована им. Очень образно и емко пишет об этом в одной из своих книг современный церковный автор архимандрит Рафаил (Карелин): «Ворота Гималаев и Тибета приоткрылись, и на христианский — теперь уже, увы, нехристианский мир обрушились потоки восточной пантеистической мистики, оккультных систем, буддийских, индуистских, китайских религий, перемешанные с каббалистикой и различными руководствами по магии. Это вторжение по своим масштабам превосходит нашествие гуннов и монголов. Если поток гуннов захлебнулся на Каталаунских полях, то этот поток не встречает перед собой никаких преград. В столицах Европы рядом с христианскими храмами и древними европейскими университетами строятся капища Шивы и Будды, вместо креста христиане-отступники вешают себе на грудь амулеты в виде белых слонов, ступы Шивы, каббалистические знаки, талисманы и даже изображение демона. В иных христианских странах становится больше восточных ашрамов, общин кришнаитов, буддистов, шиваитов, чем монастырей»3.
   И вместе с тем такое стремительное знакомство с индийской духовностью в Европе началось сравнительно недавно и продолжает оставаться очень поверхностным. Это неудивительно, поскольку первые индийские религиозные тексты, Упанишады, были переведены на европейские языки только в XIX веке (первый перевод отдельных их фрагментов вышел в Калькутте в 1872—1874 годах, в Лейпциге в 1889-м и на русском языке в 1963 году) и до сих пор не исследованы в достаточной мере.
   Потому представления о философско-теоретической стороне индийских религиозных верований остаются неполными, абстрактными, идеалистичными, такими, какими они сложились у их первооткрывателей — романтическо-эстетски настроенных европейских мыслителей XIX века. Восхитительные в своей возвышенности этические постулаты, облеченные в привлекательную литературную форму и удивительно точно отвечающие запросам европейской души, возросшей на христианстве,— вот что вынесли эти мыслители из восточных религий. Они нашли нечто родственное для себя в гигантских пластах индийской культуры, но не успели дойти до всего остального. И с тех пор с их легкой руки, говоря словами самой Бхагавад-гиты, «люди, обладающие скудными знаниями, прельщаются цветистыми словами “Вед”, предлагающими совершать различные кармические действия для вознесения на божественные планеты, для высокого рождения, для завоевания могущества» (Глава 2, тексты 42—43).
   Представлений же об онтологической — практической, повседневно-бытовой, а также ритуальной стороне мира индийских религий явно недостаточно. А она в своем неприкрытом виде предстает ужасной, очень часто — как уже явное поклонение не свету, а тьме, не Богу, а сатане, о чем некоторые современные индийские гуру говорят порой совершенно откровенно. Страшным холодом веет от этого мира, погружение в него — погружение во мрак. И вместе с тем — в этом мраке живут люди, так же, как и сербы, зачастую предпочитающие Небесное земному, хотя и не ведающие верного пути к небесам.
   Об этих людях, индийцах и сербах,— книга святителя Николая. А вернее, эта книга, как и все, что писал святитель,— о Христе, о разных путях к Нему. Или, еще точнее,— о том, как Христос Сам становится для каждого человека, искренне ищущего Бога, этим единственным истинным путем.
    Издатели


1   Священный Синод Русской Православной Церкви 6 октября 2003 года постановил включить в месяцеслов Русской Православной Церкви имя святителя Николая (Велимировича), епископа Охридского и Жичского, с установлением его памяти 20 апреля. «Индийские письма» были написаны святителем Николаем в первом его заточении, в монастыре Любостыня, где немцы держали его под стражей с июля 1941-го до декабря 1942 года.— Ред.
2   Сведения по истории сербского народа, которые дают наши средние учебные заведения, отличаются крайней скудостью; принятые в них учебники уделяют этой истории едва ли каких-нибудь десять страниц. Поэтому наше общество располагает гораздо более обширным запасом сведений и имеет гораздо более ясное и правильное представление о немцах, французах, англичанах, о древних греках, скифах и персах, чем о чистейшем славянском, родственном русскому по происхождению, по языку и по религии народе сербском. Между тем знание сербской истории нисколько не менее важно, чем знание истории древних греков и римлян, немецкой и французской. …Знание сербской истории даже более важно, чем знание всякой иной истории, так как и то, что нам родственнее и ближе по существу, должно быть нам и лучше известно…» (Войнович Д. История сербского народа. История Зеты и Черногории // История Сербии и Черногории. М., 2002. С. 34). Эти слова были написаны в 1903 году, и поразительно, что за сто прошедших с той поры лет они нисколько не утратили своей актуальности: советская система образования тоже недостаточно освещала сербский феномен европейской истории и культуры, и сейчас, в начале XXI века, в России так же мало известно о Сербии, как и в начале ХХ.— Ред.
3    Архимандрит Рафаил (Карелин). Церковь и мир на пороге Апокалипсиса. М., 1999. С. 200.— Ред.

Письмо 1

Помощь в распознавании текстов