Библиотеке требуются волонтёры

О кадиле и ладане

иеро­мо­нах Сера­фим (Пара­ма­нов)

По бла­го­сло­ве­нию епи­скопа
Кур­ган­ского и Шад­рин­ского Миха­ила

Оглав­ле­ние


О кадиле и каж­де­нии

Бла­жен­ный Симеон, архи­епи­скоп Фессало­никийский, пре­по­дает сле­ду­ю­щее разъяс­нение о кадиле: «Кадило служит к тому, чтобы в нем вместе с фимиа­мом при­но­сить Богу огонь, как слу­жеб­ный Ему: ибо Созда­телю вся­че­ских при­лично при­но­сить дары от всех стихий: и свет, и воду, и земные про­из­ве­де­ния, как то: хлеб и вино, и воздух, кото­рый изоб­ра­жа­ется фимиа­мом, раз­ре­ша­ю­щимся в воз­духе, и про­чее. Огонь, как веще­ство сожи­га­ю­щее, освеща­ющее и согре­ва­ю­щее оду­шев­лен­ных, изобра­жает также Боже­ство… Кадило и огонь служат еще для при­не­се­ния фимиама, кото­рый прино­сится нами в честь Богу и как дар благословен­ный в честь Его упо­ко­е­ния, и ради нашего освя­щения. Ибо как, погру­жа­ясь в кре­ще­нии, мы очи­ща­емся всем телом… будучи пома­зы­ва­емы миром, осве­ща­емся и воз­ве­се­ля­емся, и благово­нием воз­гре­ваем и освя­щаем обо­ня­ние и серд­це: так фимиа­мом очи­щаем наше обо­ня­ние и дыха­ние точно так же, как Боже­ствен­ным хле­бом и чашею питаем и укреп­ляем душу, и виде­нием и кра­со­тою святых, и светом божествен­ных светов свято про­свет­ляем и про­све­щаем зрение. Посему и пре­дано Церкви делать это как во славу Созда­теля (ибо все от Него), для про­слав­ле­ния Винов­ника, так и для нашего про­све­ще­ния и освя­ще­ния. Фимиам освя­щает воздух и вместе с тем наше обо­ня­ние и дыха­ние: потому что сооб­щает бла­го­уха­ние, от одно­го какого-либо веще­ства раз­ли­вая бла­го­во­ние на все при помощи огня. Посему он также изоб­ра­жает Свя­таго Духа: ибо и Он — один Сам в Себе, по всем раз­де­ляет дары, и все чрез Него полу­чают бла­го­дать».

По изъ­яс­не­нию других тол­ко­ва­те­лей церков­ных чинов и обря­дов, «кадиль­ница озна­чает че­ловечество Христа, огнем Боже­ства наполнен­ное, а бла­го­ухан­ный дым озна­чает пред­ва­ря­ю­щее бла­го­уха­ние Свя­таго Духа. Тол­ку­ется же кадиль­ница — бла­го­ухан­ное весе­лие».

После гре­хо­па­де­ния, в бого­от­чуж­ден­ной жизни люди стали при­но­сить Богу жертвы от плода трудов своих и сожи­гать эти при­но­ше­ния с молит­вой. Известна при­ят­ная Богу жертва Авеля. Сожже­ние жертвы для бла­го­уха­ния ды­ма, воз­но­ся­ще­гося к небе­сам, — это каж­де­ние. Эти жертвы при­званы были про­об­ра­зо­вать со­бой буду­щую истин­ную жертву — Иисуса Христа. Этим и опре­де­ля­ется сим­во­ли­че­ский смысл каж­де­ния. Каж­де­ние, впро­чем, вскоре обособи­лось от прочих жертв и стало состо­ять в сожже­нии аро­ма­ти­че­ских веществ. К началу нашей эры, ко вре­мени рож­де­ния Спа­си­теля, воскуре­ние бла­го­во­ний давно стало частью обря­до­вых дей­ствий в язы­че­ских храмах Востока и Греции. И тому были объ­ек­тив­ные при­чины — разве при наших раз­мыш­ле­ниях, напри­мер, о классичес­кой антич­ной архи­тек­туре нам легко вообра­зить, что во вре­мена своего функ­ци­о­ни­ро­ва­ния древ­ние (язы­че­ские) храмы, вклю­чая Пар­фе­нон и другие бело­мра­мор­ные чудеса Эллады, долж­ны были напо­ми­нать обще­ствен­ные бойни? Как бы мы вынесли запах крови и горе­лого жира? А ведь это был быт антич­ных свя­ти­лищ1.

Греки и рим­ляне исполь­зо­вали во время обыч­ных куль­то­вых дей­ствий в каче­стве вос­ку­ре­ния аро­ма­ти­че­ские веще­ства, про­из­во­ди­мые их соб­ствен­ной землей, — шишки пиний, листья лавра, смолы и мин­даль­ное масло. Приблизи­тельно с 500 годов до н. э. к этим веще­ствам до­бавляется фимиам — смола неко­то­рых видов ладан­ного дерева, про­из­рас­тав­ших в Южной Аравии и Индии. Эта смола при нагре­ва­нии имеет свой­ство рас­про­стра­нять бальзамичес­кий аромат. Во вре­мена Герод­ота (V в. до н. э.) грекам казался уди­ви­тель­ным объем годо­вой потреб­но­сти в фими­аме храма Мар­дука в Вави­лоне (26 мил­ли­о­нов фунтов). Однако вскоре гре­ки сами начали широко экс­пор­ти­ро­вать фими­ам, доба­вив к исполь­зо­вав­шимся при куре­ниях мате­ри­а­лам мирру, нард, раз­лич­ные виды галь­бана (каме­ди­стой смолы зон­тич­ного рас­те­ния), корицу и баль­зам. Извест­ный ныне тип кури­тель­ницы, про­об­раз кадила — фими­ат­рион, в форме кан­де­лябра из металла, камня или обо­жженной глины, появился в позд­не­ан­тич­ную эпоху и стал впо­след­ствии всем нам при­выч­ным эле­мен­том хри­сти­ан­ской цер­ков­ной утвари2.

Сна­чала ранние хри­сти­ане про­те­сто­вали против обряда каж­де­ния, кото­рый суще­ство­вал еще в Иеру­са­лим­ском храме, из-за его связи с язы­че­ством. В Рим­ской импе­рии хри­сти­ане пре­сле­до­ва­лись за отказ воз­жи­гать ладан перед изоб­ра­же­нием импе­ра­тора, отри­цая, таким обра­зом, его боже­ствен­ность. Отка­зы­ва­ясь прино­сить жертвы перед изоб­ра­же­нием импе­ра­тора и воз­жи­гать ладан, хри­сти­ане совер­шали в глазах языч­ни­ков акт госу­дар­ствен­ного пре­ступ­ле­ния. Пове­де­ние хри­стиан не было похоже на поведе­ние лояль­ных граж­дан. Нор­маль­ные языч­ники вос­при­ни­мали их отказ сжечь несколько грам­мов ладана в импе­ра­тор­ский день рож­де­ния как умыш­лен­ное и наглое про­яв­ле­ние нело­яль­но­сти, очень похо­жее на отказ встать, когда играет го­сударственный гимн3.

Гай Плиний Цеци­лий Секунд (61–114 гг.), на­местник про­вин­ций Вифи­ния и Понт (южное по­бережье Чер­ного моря, тер­ри­то­рия совре­мен­ной Турции), пишет импе­ра­тору Траяну о расследо­вании, про­ве­ден­ном отно­си­тельно хри­стиан: «С теми, на кого донесли как на хри­стиан, я действо­вал так. Тех, кто отри­цал, что они хри­сти­ане или были ими, я решил отпу­стить, когда они вслед за мной при­звали богов (про­чи­ты­вали язы­че­скую молит­вен­ную фор­мулу ред.), совер­шили перед изоб­ра­же­нием твоим, кото­рое я с этой целью ве­лел при­не­сти вместе со ста­ту­ями богов, жертву лада­ном и вином, а кроме того поху­лили Христа: насто­я­щих хри­стиан, гово­рят, нельзя при­ну­дить ни к одному из этих поступ­ков»4.

Позже, когда хри­сти­ан­ство распространи­лось по земле и стало госу­дар­ствен­ной рели­гией, вытес­нив все язы­че­ские культы, каж­де­ние бы­ло при­нято Цер­ко­вью. Это есте­ствен­ный символ рели­гии, ее пре­об­ра­жа­ю­щей силы (ладан стано­вится бла­го­во­нием) и покло­не­ния (дым вос­хо­дит вверх). В хри­сти­ан­ском бого­слу­же­нии каж­де­ние пред­пи­сы­ва­ется или как при­го­тов­ле­ние и освя­щение (каж­де­ние алтаря перед при­но­ше­нием), или как выра­же­ние бла­го­го­ве­ния (каж­де­ние икон и моля­щихся, т.к. каждый чело­век носит образ Божий и высо­кое при­зва­ние к свя­то­сти)5.

«Каж­де­ние осу­ществ­ля­ется с помо­щью ка­дила (кадиль­ницы) — осо­бого сосуда, подвешен­ного на цепоч­ках, за кото­рые священнослужите­ли держат его. Сосуд содер­жит в себе раскален­ные дре­вес­ные угли, на кото­рые пола­га­ется ладан, выде­ля­ю­щий при сго­ра­нии бла­го­вон­ный фимиам. Этим фимиа­мом кадят пре­столу, Гор­нему месту, жерт­вен­нику, иконам в алтаре, ико­нам в ико­но­стасе, в храме, другим свя­ты­ням и людям: и свя­щен­но­слу­жи­те­лям, и миря­нам.

В древ­но­сти кадило несколько отли­ча­лось от совре­мен­ного — не имело цепо­чек, пред­став­ляя собой сосуд с руко­ят­кой для ноше­ния, а иногда и без нее. Лишь к X‑XI вв. рас­про­стра­не­ние полу­чили кадиль­ницы на цепоч­ках, кото­рые упо­требляются и по сей день. Кадиль­ница без цепо­чек, с руко­я­тью, кация, или кацея (греч.), в древ­но­сти упо­треб­ля­лась наряду с кади­лом на цепоч­ках, а на Афоне и в неко­то­рых рус­ских мо­настырях до недав­него вре­мени в опре­де­лен­ных слу­чаях каж­де­ние совер­шали кади­ями.

Кадило состоит из двух сфе­ри­че­ских поло­вин. Верх­няя поло­вина поко­ится на нижней в ви­де крышки, кото­рая под­ни­ма­ется и опус­ка­ется на нижнюю поло­вину с помо­щью цепочки. Ниж­няя поло­вина имеет образ чаши (фиалы). В нее пола­га­ются рас­ка­лен­ные угли. Верх­няя полови­на изоб­ра­жает собою кровлю храма с одним или пятью купо­лами, кото­рые вен­ча­ются кре­стами. Если купо­лов несколько, на цен­траль­ном кресте или на кресте един­ствен­ного купола име­ется кольцо, к кото­рому при­креп­ля­ется цепочка, под­нимающая и опус­ка­ю­щая верх­нюю часть кади­ла. Эта цепочка про­хо­дит сво­бодно в отвер­стие круг­лой или сфе­ри­че­ской бляшки с широ­ким не­подвижным коль­цом в сере­дине, за кото­рое дер­жится и под­ве­ши­ва­ется кадило. С трех сторон на бляшке укреп­лены концы трех цепо­чек, сходя­щих вниз, к самой кадиль­нице. Цепочки свобод­но про­хо­дят в кольца, соот­вет­ственно сде­лан­ные по бокам верх­ней подвиж­ной поло­вины кадила, так что эта поло­вина, под­ни­ма­ясь и опус­ка­ясь, сколь­зит своими коль­цами по цепоч­кам. Эти три цепочки укреп­лены ниж­ними кон­цами на ниж­ней поло­вине кадила. Под осно­ва­нием нижней поло­вины, то есть под под­став­кой чаши, иногда укреп­ля­ются три шарика с метал­ли­че­скими яд­рами, вло­жен­ными в них, — звонцы. Во время каж­де­ния они мело­дично звенят. Звонцы, осо­бенно на архи­ерей­ских кади­лах, часто подве­шиваются и в других местах — в коль­цах соеди­нения цепо­чек с нижней поло­ви­ной, на самих цепоч­ках.

Кадиль­ницы дела­ются из золота, серебра, бронзы.

Каж­де­ние и кадило имеют таин­ствен­ный смысл и зна­че­ние. Тело и Кровь Хри­стовы упо­доб­ля­ются в молит­вах углю горя­щему и в древ­них виде­ниях были про­об­ра­зо­ваны углем с не­бесного алтаря. По тол­ко­ва­нию святых отцов, огонь, как веще­ство сожи­га­ю­щее (очи­ща­ю­щее), освя­ща­ю­щее и согре­ва­ю­щее, изоб­ра­жает собою Боже­ство, ибо гово­рится: «Бог наш есть огнь поядаяй» и «Бог есть свет». Поэтому самый огонь кадиль­ных углей зна­ме­нует собою Божествен­ное есте­ство Иисуса Христа, веще­ство углей — Его земную, чело­ве­че­скую при­роду, а ладан зна­менует собою молитвы людей, при­но­си­мые Богу. При­ем­ле­мые Хри­стом чело­ве­че­ские молитвы пре­вра­ща­ются в бла­го­уха­ю­щий фимиам, озна­чающий самую сокро­вен­ную сущ­ность молитв: их искрен­ность, чистоту, про­ис­те­ка­ю­щую от до­брых дел, совер­ша­е­мых по воле Божией и из чи­стой любви к Нему. Ибо «мы Хри­стово благоуха­ние Богу» (2Кор.2:15).

В молитве, с кото­рой иерей (или архи­ерей) бла­го­слов­ляет кадило, ска­зано: «Кадило Тебе при­но­сим, Христе Боже наш, в воню благоуха­ния духов­ного, еже прием в пре­не­бес­ный Твой жерт­вен­ник, воз­нис­посли нам бла­го­дать Пре­святаго Твоего Духа». Прося при­нять аромат кадила в зна­ме­ние духов­ного бла­го­уха­ния людей и их молитв пред Богом, свя­щен­ник просит ниспос­лать в ответ бла­го­дать Свя­того Духа на людей. Поэтому бла­го­вон­ный дым кадила есть также ви­димый образ, заклю­ча­ю­щий в себе неви­ди­мое при­сут­ствие этой бла­го­дати Духа Свя­того, на­полняющей храм, духовно раду­ю­щей веру­ю­щих.

Каж­де­ние, как про­об­ра­зо­вав­шее собой бла­гоухание подвига Хри­стова, столь при­ятно Богу, что в Ветхом Завете Моисей каж­де­нием фимиа­ма оста­но­вил гнев Божий на Изра­иля за непо­слушание (Чис.16, 46–48; Прем.18:21).

Вместе с кадиль­ным дымом, услаж­да­ю­щим внеш­ние чув­ства людей, бла­го­дать Духа Свято­го услаж­дает духов­ные чув­ства моля­щихся. По тол­ко­ва­нию свя­того пат­ри­арха Константино­польского Гер­мана (VIII в.), кадиль­ница означа­ет бла­го­ухан­ней­шее весе­лие. Духов­ная ра­дость, весе­лие, уте­ше­ние глу­боко соответству­ют еван­гель­скому учению о Святом Духе, пред­став­ле­нию всей Церкви о Нем как об Уте­шителе, сокро­вище благих и пода­теле жизни. В то же время бла­го­дат­ная сила Духа Свя­того очи­щает и освя­щает веру­ю­щих и весь храм. Каж­де­ние поэтому, по тол­ко­ва­нию святых от­цов, имеет целью очи­щать собрав­шихся людей от нечи­стот мира к достой­ному слу­ша­нию и со­зерцанию бого­слу­же­ния; про­го­нять духов тьмы, ста­ра­ю­щихся нару­шить молитвы верую­щих сует­ными помыс­лами.

Когда каж­де­ние совер­ша­ется свя­щен­ным пред­ме­там — иконам, храму, — оно отно­сится к Богу, воз­да­вая Ему подо­ба­ю­щую честь и славу, сви­де­тель­ствует о бла­го­уха­нии веру­ю­щих во Христа душ чело­ве­че­ских. Когда каж­де­ние со­вершается людям, оно служит к их очи­ще­нию и освя­ще­нию, сви­де­тель­ствует о том, что благо­дать Свя­того Духа Божия изли­ва­ется бла­го­даря подвигу Хри­стову на всех верных как нося­щих в себе образ Божий. В данном случае люди явля­ются как бы оду­шев­лен­ными ико­нами.

Глав­ное в каж­де­нии — это сим­во­ли­че­ское зна­че­ние горя­чих углей как дву­еди­ной при­роды Иисуса Христа, через Кото­рого молитвы людей бла­го­уха­нием духов­ным воз­но­сятся к Отцу Не­бесному, а на людей, в свою оче­редь, низ­во­дится бла­го­дать Свя­того Духа. Бла­го­уха­нием духов­ным явля­ется здесь прежде всего Сам Гос­подь Иисус Хри­стос, как жертва уми­ло­стив­ле­ния за грехи чело­ве­че­ства, и потому в Нем и через Не­го про­ис­те­кает бла­го­уха­ние Духа Божия к лю­дям и бла­го­уха­ние людей во Христе к Богу.

Кадиль­ница, как и потир, зна­ме­нует собою также вме­сти­лище Невме­сти­мого, тс есть Бого­родицу и Прис­но­деву Марию, от Кото­рой воз­неслось миру Хри­стово бла­го­уха­ние Во многих молит­во­сло­виях Бого­ма­терь поэтому называет­ся кади­лом бла­го­вон­ным, про­из­вед­шим истин­ное бла­го­уха­ние — Христа. Неустан­ное движе­ние кадила — образ неустан­ных молитв Богоро­дицы о всем мире и людях.

В ходе бого­слу­же­ния каж­де­ние может при­обретать допол­ни­тель­ные, част­ные зна­че­ния. Так, на про­ско­ми­дии оно озна­чает аро­маты, при­несенные Богом­ла­денцу волх­вами. На вели­ком входе за литур­гией каж­де­ние зна­ме­нует арома­ты, кото­рыми пома­зано было Тело Хри­стово при поло­же­нии во гроб. Каж­де­ние в начале вели­кой вечерни на все­нощ­ном бдении напо­ми­нает о том, как при сотво­ре­нии мира Дух Божий носился над водою (Быт.1:2). Каж­де­ние на «Гос­поди, воз­звах» соот­вет­ствует тем жерт­вам, кото­рые ста­ли при­но­сить люди Бегу после гре­хо­па­де­ния, сожи­гая на жерт­вен­ни­ках свои при­но­ше­ния. Каж­дение на поли­е­лее, пред чте­нием Еван­ге­лия, озна­чает бла­го­дать Духа Свя­того, излив­шу­юся на весь мир через про­по­ведь Еван­ге­лия. Кажде­ние на 8‑й песни канона, при пении «Честней­шую Херу­вим», воз­дает славу Бого­ма­тери и оз­начает то духов­ное бла­го­уха­ние Богу, каким яв­ляется Она Сама и какое рас­про­стра­ня­ется Ее молит­вами и уча­стием в деле спа­се­ния мира.

Каж­де­ние совер­ша­ется дви­же­нием кадила перед иконой, пред­ме­том или лицом, кото­рым обра­щено каж­де­ние. Каж­де­ние бывает полным, когда кадят весь храм, малым, когда кадят алтарь, ико­но­стас и пред­сто­я­щих. Особое кажде­ние совер­ша­ется вокруг стола с хле­бами, вином, пше­ни­цей и елеем на литии и в других слу­чаях. Раз­но­об­раз­ные виды каж­де­ния имеют свои пра­вила, ука­зан­ные в Уставе и других богослужеб­ных книгах»6.

Вла­дыка Вени­а­мин, автор «Новой скрижа­ли», дает сле­ду­ю­щее тол­ко­ва­ние каж­де­нию на «Гос­поди, воз­звах»: «…каж­де­ние бывает по мно­гим при­чи­нам, во-первых: для выра­же­ния наших жела­ний, дабы молитва наша, кото­рая по паде­нии не могла вос­хо­дить на небо без хода­тая Христа — Сына Божия, ныне заступ­ле­нием Его напра­ви­лась, как кадило сие и как дым, всегда вверх паря­щий, воз­нес­лась к Гос­поду Богу. Во-вторых: в зна­ме­ние того, что Дух Святый, обра­зуемый (здесь «обра­зу­е­мый» сле­дует пони­мать, как «сим­во­ли­зи­ру­е­мый» — ред.) бла­го­во­нием фимиама, всегда при­сут­ствует в церкви, а осо­бенно при­се­щает нас во время молитв, и преиму­щественно обще­ствен­ных (т. е. — цер­ков­ных, — ред.). В‑третьих: в знак того, что и ангелы возно­сят к Богу молитвы моля­щихся посред­ством каж­де­ния: «и другий ангел прииде, и ста перед алта­рем, имея кадиль­ницу злату: и даны быша фими­амы мнози, да даст молит­вам святых всех на алтаре златый, сущий пред пре­сто­лом.» (Откр.8:3). В‑четвертых: по под­ра­жа­нию обряду Вет­хого Завета, где Сам Бог чрез Моисея пове­лел Аарону про­из­во­дить такое каж­де­ние в храме (Исх.30:7–8). В‑пятых — во образ боже­ствен­ной славы, как сви­де­тель­ствует писа­ние о скинии, устро­ен­ной Мои­сеем: «и покади Аарон над киво­том фимиа­мом сло­же­ния, якоже запо­веда Гос­подь Моисею» (Исх.40:27).

Симеон Солун­ский пишет: «Иерей кадит ал­тарь, храм и все, в нем нахо­дя­ще­еся, потому что все это свя­щенно; кадя, он чествует божествен­ные вещи, а пред­сто­я­щих освя­щает. А потому, начав от все­свя­тей­шего жерт­вен­ника (престо­ла), иерей кадит по чину, все освя­щая сим, пре­давая чрез молитву Христу, при­нося и прося, чтобы она была при­нята горе, и нам была нис­послана бла­го­дать Свя­того Духа. Таким обра­зом, чрез каж­де­ние мы при­ем­лем бла­го­дать, а посему никто не должен пре­не­бре­гать им (каж­де­нием)»7.

Домаш­нее или келей­ное исполь­зо­ва­ние ка­дила, как пред­став­ля­ется, должно соот­вет­ство­вать жела­нию, вкусу и, что нема­ло­важно, чувст­ву меры самого хри­сти­а­нина. Не стоит привно­сить в эту прак­тику какой-либо осо­бен­ный сакраль­ный или маги­че­ский смысл. Неподобаю­щим будет также исполь­зо­ва­ние богослужебно­го кадила как тако­вого. Домаш­няя кадиль­ница должна быть иной, более про­стой формы, без це­почек. И если хри­сти­а­нин захо­тел, к при­меру, в день того или иного вели­кого празд­ника пока­дить лада­ном в соб­ствен­ном жилище, ему надо воз­жечь нахо­дя­щийся в кадиль­нице уголь и акку­ратно воз­ло­жить на него долж­ное коли­че­ство ладана. Когда послед­ний начнет бла­го­ухать, вполне умест­ным будет совер­ше­ние кадильни­цей кре­сто­об­раз­ных дви­же­ний, подобно тому, как реко­мен­дует нам «Пра­во­слав­ный молитво­слов» пола­гать крест­ные зна­ме­ния вокруг себя при совер­ше­нии молитвы «Да вос­крес­нет Бог…»8

При домаш­нем каж­де­нии миря­нами более при­ем­лема так назы­ва­е­мая кацея — метал­ли­че­ская кадиль­ница в виде купола-«луковицы» с вось­ми­ко­неч­ным кре­стом наверху и склад­ной дере­вян­ной ручкой. Кацею исполь­зуют миряне для каж­де­ния при домаш­нем или собор­ном бого­служении, про­хо­дя­щем в отсут­ствие священст­ва. Обычно каж­де­ние про­ис­хо­дит сле­ду­ю­щим обра­зом: воз­глав­ля­ю­щий бого­слу­же­ние миря­нин ста­но­вится напро­тив той иконы, кото­рой он соби­ра­ется кадить, читает соот­вет­ству­ю­щую молитву, кре­сто­об­разно про­во­дит в воз­духе кацеей и кла­ня­ется в пояс. После этого пере­хо­дит к сле­ду­ю­щему образу.

По словам свя­ти­теля Афа­на­сия (Саха­рова), в Древ­ней Руси не только монахи и священнослу­жители, но и миряне хорошо знали цер­ков­ный Устав, знали до мелких подроб­но­стей как поря­док цер­ков­ного бого­слу­же­ния, так и пра­вила со­вершения цер­ков­ных служб без свя­щен­ника, знали дава­е­мые Уста­вом пра­вила внеш­него по­ведения в храме и дома, хорошо знали пра­вила «цер­ков­ного веже­ства», как тогда выра­жа­лись, и всеми этими пра­ви­лами руко­во­ди­лись повсед­невно, насколько воз­можно при­бли­жая и свою домаш­нюю молитву к цер­ков­ной (воз­жже­ние многих све­тиль­ни­ков во время молитвы, сверх неуга­си­мых; каж­де­ние ручной кадиль­ни­цей пред домаш­ними свя­ты­нями), и домаш­ний се­мейный уклад к мона­стыр­скому (обилие святых икон не только внутри дома, но и сна­ружи, на вратах, при входе; устрой­ство особой молитвен­ной хра­мины; земные поклоны пред роди­те­лями и стар­шими; испра­ши­ва­ние на всякое дело бла­гословения главы семьи…)9.

О ладане

О ладане опре­де­ленно гово­рится в Библии, в книге Исход; соб­ственно, там содер­жится один из первых в исто­рии рецеп­тов, как приго­товить бла­го­вон­ное куре­ние и как его исполь­зовать:

  1. «И сказал Гос­подь Моисею: возьми себе бла­го­вон­ных веществ: стакти, ониха, хал­вана души­стого и чистого ливана, всего поровну,
  2. И сделай из них искус­ством составляю­щего масти кури­тель­ный состав, стер­тый чис­тый, святый;
  3. И истолки его мелко, и пола­гай его перед ков­че­гом откро­ве­ния в скинии собра­ния, где Я буду откры­ваться тебе: это будет свя­тыня вели­кая для вас.
  4. Куре­ния сде­лан­ного по сему составу, не делайте себе: свя­ты­ней да будет оно у тебя для Гос­пода.
  5. Кто сде­лает подоб­ное, чтобы курить им, истре­бится из народа своего» (Исх. 30).

В Библии веще­ство, име­ну­е­мое «чистый ливан», и есть «ладан» в совре­мен­ном пони­ма­нии. Другие три веще­ства тоже известны, но о них в другом месте. С исто­ков хри­сти­ан­ства кури­тельный состав был четы­рех­ком­по­нент­ный, где ладан был одной из равных состав­ля­ю­щих частей. Со вре­ме­нем то, чем кадили в христи­анской церкви, стало назы­ваться одним сло­вом — ладан. Так это назва­ние стало объединя­ющим для боль­шой группы раз­лич­ных веществ и слож­ных соста­вов. Хотя многие люди дума­ют, что это что-то одно. Насто­я­щий ладан — это смола очень ред­кого дерева, произрастаю­щего в Аравии, в Восточ­ной Африке и Индии. Латин­ское назва­ние его — Boswellia, оно быва­ет несколь­ких видов, незна­чи­тельно отли­ча­ю­щихся друг от друга с бота­ни­че­ской точки зре­ния, но зна­чи­тельно отли­ча­ю­щихся по произ­водимому ими про­дукту, а именно — тому, что назы­ва­ется лада­ном. К осталь­ным же видам и сортам ладана мы будем добав­лять опре­де­ле­ние: «индий­ский», «иеру­са­лим­ский», «рос­ный», «афри­кан­ский» и т.д.

Но как выгля­дит сам ладан? Это смола в виде округ­лых или про­дол­го­ва­тых кусоч­ков диамет­ром от двух до десяти мил­ли­мет­ров. Обычно от полу­про­зрачно-жел­того цвета до розо­ва­того, иногда встре­ча­ется с зеле­но­ва­тым оттен­ком. За­пах у невос­ку­ря­е­мой смолы немного терп­кий, смо­ли­стый, но не силь­ный.

В тор­го­вых зако­нах 1200 г. до P. X. Рамсес III поста­но­вил, что цвет бла­го­во­ний может коле­баться от дым­чато-янтар­ного до неф­ри­тово-зе­­лен­ного, блед­ного, как лунный свет, но все осталь­ные не имеют ника­кой цен­но­сти.

Плиний (Стар­ший): «Однако бла­го­во­ние, ко­торое ценится выше других, — это такое, кото­рое имеет форму соска или груди. Он получает­ся когда одна капля вдруг оста­нав­ли­ва­ется, а другая, сле­ду­ю­щая непо­сред­ственно за ней, при­ли­пает и соеди­ня­ется с ней в единое целое».

Бируни гово­рит: «Лучший ладан — муж­ской (с муж­ского дерева) — белый, круг­лый, золотис­тый в изломе и быстро вос­пла­ме­ня­ю­щийся…» Отно­си­тельно ладана, при­во­зи­мого из Индии, он гово­рит: «Ладан зеле­но­ва­того и чер­но­ва­того цве­та. Про­давцы при­дают ему округ­лую форму так: его режут на неболь­шие куски раз­лич­ной фор­мы и кладут в кувшин, кото­рый вра­щают, пока куски не станут круг­лыми. Этот ладан хуже на­стоящего, он горь­кий и зеле­ный».

Древ­не­гре­че­ский бота­ник Тео­фраст (ок. 372–ок. 287 гг. до н. э.) пишет: «Иногда одно зерно ладана бывает так велико, что запол­няет собой всю горсть и весит больше одной трети мины. Мне же кажется что это пре­уве­ли­че­ние; я думаю, такое зерно изго­тов­ляли спе­ци­ально, отли­вая смолу в форму, а затем при­да­вали ей вид есте­ствен­ной капли. Так, чтобы пора­зить вооб­ра­же­ние царей. Ибо долгое время счита­лось, что ладан­ные дере­вья про­из­рас­тают в Раю». И в то же время он же очень досто­верно опи­сы­вает сбор ладана в Аравии: «У дере­вьев были над­ре­заны стволы и ветви, только первые, каза­лось, были над­руб­лены топо­ром, над­резы же на ветвях были менее глу­боки. Смола частью ска­ты­ва­лась вниз, а частью при­ста­вала к дере­ву. Кое-где под дере­вьями были рас­сте­лены пле­тенки из листьев фини­ко­вой пальмы; а кое-где землю просто утрам­бо­вали и чисто под­мели. Ладан на пле­тен­ках был чист и про­зра­чен; сте­кав­ший прямо на землю был хуже. Смолу, при­ставшую к дереву, обди­рают желез­ными инст­рументами; поэтому в ней иногда ока­зы­ва­ется и кора… Слы­шали они еще, что ладан и мирру свозят ото­всюду в храм Солнца, это величай­шая свя­тыня Сабеев. При­во­зят ладан, каждый ссы­пает его в свою особую кучку и то же самое делает с миррой. Кучки эти оста­ются под охра­ной стражи; в кучку вты­ка­ется дощечка с обо­значением числа и име­ю­щихся здесь мер и це­ны, по какой сле­дует про­да­вать каждую меру. Купцы, явив­шись, рас­смат­ри­вают эти над­писи и, пере­ме­рив понра­вив­шу­юся им кучку, кладут ука­зан­ную плату на то же самое место, откуда взяли кучку. Жрец, придя на место, заби­рает третью часть этой платы в пользу бога, осталь­ное же остав­ляет на месте, и деньги лежат в полной сохран­но­сти, пока за ними не при­едут и не забе­рут их хозя­ева».

Нельзя не ска­зать о тра­ди­ции «лада­но­ва­ре­ния», то есть о при­го­тов­ле­нии ладана из несколь­ких ком­по­нен­тов. В пра­во­слав­ных монас­тырях рус­ской, гре­че­ской, румын­ской церкви на Старом Афоне в Греции почти в каждом имеет­ся свой рецепт при­го­тов­ле­ния ладана, кото­рый дер­жится в сек­рете. Суще­ствует, напри­мер, ла­дан «Сту­дит­ского мона­стыря по Оптин­скому ре­цепту», «Охрид­ского бол­гар­ского мона­стыря», румын­ского мона­стыря «Брын­ко­вяну». Очевид­но, что тра­ди­ция «лада­но­ва­ре­ния» суще­ствует давно, и цен­тром этой тра­ди­ции в насто­я­щее время явля­ются мона­стыри Ста­рого Афона. Ка­чество ладана, при­го­тов­лен­ного в этих монасты­рях, изу­ми­тельно — что ж, это и понятно — его состав­ляют монахи10.

В каче­стве ком­по­нента иногда входит в состав­ные ладаны мирра. Назва­ние мирра про­ис­хо­дит от гре­че­ского mirra, это аро­ма­ти­че­ская гумми-смола, выте­ка­ю­щая при пора­не­нии коры ствола тро­пи­че­ских дере­вьев, или скорее кустар­ни­ков, рода ком­ми­фора, семей­ства бур­зе­ро­вых, того же семей­ства насто­я­щий ладан. В рус­ском языке на­ряду с миррой упо­треб­ля­ется назва­ние смирна. И тут воз­ни­кает пута­ница, потому что смирна — это камедь, подоб­ная мирре, но полу­ча­е­мая совсем с дру­гого рас­те­ния, а именно со Smyrnium perfoliatum, или «смир­ни­у­мом», он же «кон­ская петруш­ка». Пута­ница еще воз­можно от того что Смир­ной назы­вался извест­ный порт, кото­рый стоял в устье реки Мелес на запад­ном берегу Малой Азии; ныне это турец­кий город Измир. Есте­ственно, через его порт про­хо­дили бла­го­во­ния, а, как известно, ве­щества часто назы­вали не по месту произраста­ния, а по пункту, из кото­рого они выво­зи­лись. Имя мирра можно давать только смоле, полу­ча­е­мой из дерева Commiphora myrrha или Balsamodendron myrrha. О ней и пойдет речь в этой главе.

Мир­ро­вые дере­вья про­из­рас­тают в Афри­ке, на бере­гах Крас­ного моря и Индий­ского океана, а также в Азии, на Ара­вий­ском полуос­трове. Мирра пред­став­ляет собой куски раз­но­об­раз­ной вели­чины в виде отдель­ных зерен или слип­шихся масс жел­то­вато-про­зрач­ного или буро­ва­того цвета с терп­ким запа­хом и горь­ким вкусом. Запах у нее заме­ча­тель­ный и силь­ный: малень­кое ее коли­че­ство напол­няет своим аро­ма­том боль­шое про­стран­ство. С древ­них времен мирра была пред­ме­том тор­говли. Назва­ние мирра, про­из­но­си­мое вслух, многим кажется зна­ко­мым, потому что свя­щен­ное ми­ро для Свя­щен­ного пома­за­ния у хри­стиан обя­зательно вклю­чало в свой состав мирру в виде одного из ком­по­нен­тов. Впер­вые мирра, или, в рус­ском пере­воде, «смирна», упо­ми­на­ется в Библии в книге Исход (30:23): «Возьми себе самых лучших бла­го­вон­ных веществ: смирны само­точ­ной пять­сот сиклей, корицы бла­го­вон­ной поло­вину против того, двести пять­де­сят, трост­ника бла­го­вон­ного двести пять­де­сят, кассии пять­сот сиклей, по сиклю свя­щен­ному и масла олив­ко­вого пять­сот гин. И сделай из сего миро для свя­щен­ного пома­за­ния, масть состав­ную, искус­ством состав­ля­ю­щего масти: это будет миро для свя­щен­ного пома­за­ния».

Встре­чаем упо­ми­на­ния о мирре в Новом За­вете так: после снятия с креста пришел Нико­дим и «принес состав из смирны и алоэ, литр около ста» (Ин.29:39). Смирну сме­ши­вали с вином (Мк. 25:23) — читаем о казни Иисуса: «И при­вели Его на место Гол­гофу, что значит: «лобное место». И давали Ему пить вино со смир­ною; но Он не при­нял» В числе даров, при­не­сен­ных волх­вами Ии­сусу, были: золото, ладан и смирна (Мф.2:11), — здесь речь везде идет не о смирне11.

Как «варят» такой ладан — то что назы­вают этим именем (как пра­вило, мно­го­ком­по­нент­ное веще­ство, в кото­ром иногда может присутство­вать часть насто­я­щего ладана, а может и не при­сут­ство­вать)? Часто такой состав­ной ладан делают из смол мест­ных дере­вьев: фисташки, мож­же­вель­ника, сосны — с добав­ле­нием эфир­ных масел, к при­меру, розо­вого. Кстати, в со­ставных лада­нах исполь­зуют насто­я­щий ладан низ­кого сорта, тот, что в порошке. Так, напри­мер, делают ладан, извест­ный у нас среди пра­вославной паствы и духо­вен­ства под назва­нием «Иеру­са­лим­ский». Его при­во­зят обычно из Ие­русалима; ввиду своей доро­го­визны он доста­точно редок. Это неболь­шие поду­шечки 5–8 мм в диа­метре, розо­вого цвета, обсы­пан­ные снару­жи порош­ком из смолы. При вос­ку­ре­нии их можно услы­шать нежный запах розы.

Ладан вос­ку­ря­ется на дре­вес­ном угле, кото­рый явля­ется тихим и неза­мет­ным спут­ни­ком, но без кото­рого воз­не­се­ние бла­го­ухан­ных паров невоз­можно. Что каса­ется угля, у нас в России пред­по­чи­тают бере­зо­вый дре­вес­ный уголь, ко­торый, сгорая, почти не дает ника­ких посто­рон­них запа­хов. В Греции, на Афоне для тех же це­лей исполь­зуют уголь, полу­ча­е­мый из вино­град­ной лозы. А в Сред­не­ве­ко­вой Европе лучшим для вос­ку­ре­ния счи­тался липо­вый уголь. На его основе с добав­ле­нием ладана и других аромати­ческих смол дела­лись кури­тель­ные свечки, позже извест­ные у нас в России под именем «мона­шенок». Теперь в домах иногда для вос­ку­ре­ния ладана исполь­зуют настоль­ную элек­три­че­скую лампу — на ее стек­лян­ную колбу кладут колеч­ко и в него уже поме­щают кусо­чек ладана, это дела­ется для того, чтобы рас­топ­лен­ная смола не попала в патрон. Сло­жи­лась даже тра­ди­ция: нужна лампа в 60 ватт — если меньше, то тепла не доста­точно; если больше, то ладан начи­нает давать горь­ко­ва­тый дым.

На вкус ладан терп­кий, горь­ко­ва­тый, и если жевать его неко­то­рое время, то во рту оста­нется что-то напо­ми­на­ю­щее по виду жева­тель­ную ре­зинку; бла­го­даря этому пла­стич­ному свой­ству он также с древ­них времен исполь­зо­вался в со­ставе рано­за­жив­ля­ю­щих пла­сты­рей. Как и вся­кая рас­ти­тель­ная каме­де­смола, он обла­дает свой­ствами подав­лять дей­ствие мик­ро­бов в воз­духе, в воде и орга­низме.

Ладан век от века везли по суше из Дуфара и Хадра­маута в Южную Аравию, пройдя ее и попав на запад в Йемен, оттуда повер­нув на се­вер и дви­га­ясь вдоль Крас­ного моря до того места, где дорога бла­го­во­ний раз­де­ля­лась и один путь шел в Египет, а другой на восток, в Вави­лон и Сирию. К тому вре­мени, когда груз дости­гал места назна­че­ния, его сто­и­мость увеличи­валось вше­стеро. Поэтому егип­тяне стре­ми­лись сами про­то­рить этот путь, изба­вив­шись от по­средников, и даже при­везти саженцы, чтобы их рас­са­дить в Египте. Первая извест­ная экспеди­ция егип­тян за бла­го­во­ни­ями в Сомали была от­правлена при­мерно за 3000 лет до P. X. Это зна­чит, что ладан как бла­го­во­ние уже использует­ся пять тысяч лет. В после­ду­ю­щие века такие экс­пе­ди­ции пред­при­ни­ма­лись неод­но­кратно, послед­няя была послана в Сомали в 1493 г. до Р. X. по при­казу еги­пет­ской царицы Хат­шеп­сут. Фло­ти­лия из пяти боль­ших судов с трид­ца­тью греб­цами на каждом. Мы знаем об этом благода­ря рисун­кам и над­пи­сям на стенах храма Дей­р­эль-Бахари. Известно, что, помимо самих бла­говоний — а это были в основ­ном ладан и мир­ра — пыта­лись при­везти сами дере­вья, чтобы раз­ве­сти их в Египте и таким обра­зом значи­тельно сокра­тить рас­ходы, так как ладан и мирра цени­лись в те вре­мена по-насто­я­щему на вес золота или даже дороже золота. К сожале­нию, дере­вья не при­жи­лись.

На одно из первых мест в борьбе с нечи­стью народ­ная муд­рость у рус­ских ставит ладан. Это отра­жа­ется в фольк­лоре, посло­ви­цах: «Боится, как черт ладана». Или: «Бежит как черт от ла­дана», «его лада­ном не выку­ришь», «Святым Духом, лада­ном запахло», «ладан на чертей, а тюрьма на воров», «ладан на вороту, а черт на шее» (то есть на шею надета «ладанка» — так у рус­ских назы­вался мешо­чек с лада­ном, носи­мый на шее; счи­та­лось, что он предо­хра­няет от напа­стей и нечи­стой силы. Обычно этот мешо­чек при­ве­ши­вали к натель­ному кресту).

В оби­ход­ном сло­варе у рус­ских доста­точно слов, свя­зан­ных с лада­ном и при­спо­соб­ле­ни­ями для его хра­не­ния и упо­треб­ле­ния; так, напри­мер, — «ладан­ни­цей» назы­вался сосуд для хра­нения ладана. Рас­про­стра­нена была также «ла­данная куриль­ница», кото­рая ста­ви­лась перед ико­нами, обычно ее делали из меди в виде шара, с кре­сти­ком наверху. Такую инфор­ма­цию можно найти в «Сло­варе рус­ского языка», состав­лен­ном В. Далем. Правда, Даль немного оши­ба­ется, оп­ределяя ладан как смолу Juniperus turifera, а это, как известно, мож­же­вель­ник.

В сред­ние века известны были в России «ла­данные книги»; в них впи­сы­ва­лись рас­ходы на ладан и обла­че­ние, кото­рые отпус­ка­лись из ка­зенного при­каза в разные мос­ков­ские и ино­го­род­ние церкви, а также к госу­дарю и царице. Глав­ный инте­рес пред­став­ляет, куда, в какие мона­стыри и церкви посы­лали ладан и облаче­ния, а также све­де­ния о лицах, кото­рые явля­лись в приказ за полу­че­нием этих вещей. Книги эти отно­сятся к цар­ство­ва­нию Алек­сея Михай­ловича и хра­нятся в архиве мос­ков­ской Ору­жейной палаты. В Нов­го­роде в начале восемнад­цатого года в «весчей» книге мы нахо­дим запись за 1714 год: «Ладан — 7.75 пудов общей суммой 78 рублей». Веро­ятно, это цифры годо­вого по­требления ладана в Нов­го­роде и окрест­но­стях, всего 124 кило­грамма, цифра не малень­кая.

Так как ладан широко при­ме­нятся в цер­ковном бого­слу­же­нии, его широко использова­ли и в народе, иногда с несколько язы­че­ским оттен­ком, или даже с маги­че­ским. Напри­мер, в Сара­пов­ском уезде Вят­ской губер­нии в XIX веке был такой способ выяв­ле­ния кол­ду­нов. Нужно было взять «соро­ко­обе­ден­ный ладан», то есть про­ле­жав­ший на пре­столе во время Соро­ко­уста, рас­те­реть его в поро­шок и всы­пать в вино или пиво. Затем надо было подо­зри­тель­ному чело­веку дать это выпить, после чего тот, если был кол­ду­ном, начи­нал ходить по избе с одного угла в другой, и он при этом не мог вый­ти в двери — для этого ему нужно было дать выпить обыч­ной воды, тогда он мог поки­нуть дом; но при этом такой колдун терял всю свою маги­че­скую силу.

Без ладана не обхо­ди­лась на Руси при лече­ния «кли­ку­ше­ства», то есть осо­бого рода психи­ческой болезни, или одер­жи­мо­сти бесом, при ко­торой стра­да­ю­щий этим неду­гом выкри­ки­вает разные бес­свя­зан­но­сти или под­ра­жает крикам живот­ных. Если при­па­док был силь­ный и боль­ная при этом не могла дви­гаться, то ее вно­сили в избу и начи­нали оку­ри­вать лада­ном с трех сто­рон таким обра­зом, чтобы сто­рона, откры­тая к двери, была сво­бодна и бес мог поки­нуть боль­ную и выйти на улицу. Так как бес напа­дает на чело­века изнутри, то только ладан мог туда про­ник­нуть и вытес­нить его из одер­жи­мого.

На Орлов­щине в XIX в. для этих целей ис­пользовался ладан, собран­ный из две­на­дцати церк­вей и две­на­дцать раз утром вскипячен­ный в чугуне. Затем этот отвар сли­вают в штоф, после чего дают пить его боль­ной. В Боло­хов­ском уезде, там же, на Орлов­щине, в од­ном из сел про­да­вали подоб­ный ладан под на­званием «херу­вим­ского», то есть такого, кото­рым кадят в киев­ских пеще­рах во время испол­не­ния «Херу­вим­ской песни», причем «одну росинку дают на трешку». Ладан являл­ся также основ­ным сред­ством во время совер­шения очень важ­ного для рус­ской деревни об­ряда «опа­хи­ва­ния». Обряд про­из­во­дится для того, чтобы огра­дить деревню от моро­вых по­ветрий, то есть эпи­де­мий, угро­жа­ю­щих как скоту, так и людям. Для его совер­ше­ния соби­раются, как пра­вило, девицы и вдовы и ночью, впряг­шись в соху, про­па­хи­вают вокруг дерев­ни борозду. В Судог­ском уезде Вла­ди­мир­ской губер­нии обряд «опа­хи­ва­ния» про­во­дят под Духов день, при этом поют «Да вос­крес­нет Бог»; на всех пере­крест­ках дорог, веду­щих в селе­ние, про­во­дят сохою крест, а в копан­ные спе­ци­ально ямы закла­ды­вают ладан. Здесь мы, оче­видно, стал­ки­ва­емся с древними язы­ческими очи­сти­тель­ными обря­дами.

В пра­во­слав­ных мона­сты­рях пили воду, на­стоянную на ладане, для укреп­ле­ния здоро­вья — ладан улуч­шал каче­ство воды. Несо­мненно, обла­дая бак­те­ри­цид­ными свой­ствами, ладан активно воз­дей­ствует на мик­робы, содер­жа­щи­еся в воде; кстати, совсем недавно стали исполь­зо­вать ионо­об­мен­ные смолы в филь­трах для очистки воды.

Под­делка ладана, древ­нее искус­ство, оно появи­лось вместе с появ­ле­нием ладана. Все, что оши­бочно при­ни­мали или при­ни­мают за ладан, соб­ственно и может слу­жить для его под­делки. В первую оче­редь, пыта­ются под­де­лать внеш­ний вид; ведь на рынке часто чело­век не имеет горя­щего угля, чтобы про­ве­рить запах, и ему при­хо­дится пола­гаться только на свои глаза, и купец при этом часто не явля­ется потре­би­те­лем, а выпол­няет чей-то заказ. Но в этом деле глаза — плохой совет­чик, для рабо­ты с бла­го­во­ни­ями необ­хо­дим прежде всего нос. Часто для под­делки исполь­зуют смолы хвой­ных дере­вьев: сосны, мож­же­вель­ника, лист­вен­ницы. Для этого куски смолы ока­ты­вают, то есть им при­дают форму насто­я­щего ладана; для этого их поме­щают в длин­ный кувшин и, пова­лив его набок, катают, затем полу­чен­ные таким обра­зом катышки при­сы­пают пудрой той же смолы, а иногда и пудрой из на­стоящего ладана.

Часто пута­ница с опре­де­ле­нием ладана про­ис­хо­дит не по злому умыслу, а по незна­нию — как может чело­век отли­чить насто­я­щее от нена­сто­я­щего, если он насто­я­щее в глаза не видел?

И теперь чита­тель может спро­сить: вот та­кая заме­ча­тель­ная вещь ладан, где же его насто­ящий достать? Дей­стви­тельно, это про­блема. Но Гос­подь поза­бо­тился обо всех наро­дах, и каж­дый может найти в окру­жа­ю­щей его при­роде не­что подоб­ное. У нас в России «лесным лада­ном» назы­вали смолу сосны. Также хороши смола ли­ственницы, кедра, мож­же­вель­ника и ели. Любой жела­ю­щий может собрать эти смолы и, смешав их, класть на угли, в городе очень заметно стано­вится их дей­ствие12.


При­ме­ча­ния:

1 Древ­ние циви­ли­за­ции. М., 1989. С. 470.

2 Сло­варь антич­но­сти. Пер. с нем. М., 1989. С. 612.

3 Доддс Э. Р. Языч­ник и хри­сти­а­нин в смут­ное время. Пер. с англ. СПб., 2003. С. 182.

4 Пере­писка Поиния с Тра­я­ном. Письмо 96. В кн.: Письма Плиния млад­шего. М. 1984. С. 205.

5 Шмеман А., прот. Литур­гия и жизнь. М., 2002. С. 40.

6 Мате­риал раз­ме­щен на сайте: http://www.liturgy.ru

7 Вени­а­мин, архи­епи­скоп Ниже­го­род­ский и Арза­мас­ский. Новая Скри­жаль. В 2‑х т. М., 1993. Т. 1. С. 85.

8 Свя­щен­ник Андрей Спи­ри­до­нов. http://www.russia-hc.ru/rus/public/quest/que.si_2.cfni

9 Http://www.p‑blagovest.narod.ru/ Newspaper / N‑5_02‑2. html

10 Мос­ка­лев С. Э. «Наука и рели­гия», 1995. № 8. Мате­риал раз­ме­щен на сайте: http://www.futura.ru

11 Мос­ка­лев С. Э. «Сло­варь фимиа­мов». Мате­риал раз­ме­щен по адресу: http://www.gdv-aura.msk.ru/forum/printpage.php?forum=14&topic=33

12 Мос­ка­лев С. Э. «Наука и рели­гия». 1995, № 8. Мате­риал раз­ме­щен на сайте: http://www.futura.ru

© АНО «Раз­ви­тие духов­но­сти, куль­туры и науки» — 2005 г. © Иеро­мо­нах Сера­фим (Пара­ма­нов) — 2005 г.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки