О молитве

Нико­лаев Сергий, свя­щен­ник

Дыха­ние соеди­няет нас с миром, в кото­ром мы живем. Пре­ры­ва­ется эта связь — и пре­ры­ва­ется жизнь. Молитва — дыха­ние нашей души, она соеди­няет нас с Богом. Когда нет этой связи, душа наша стра­дает, и, хотя, будучи бес­смерт­ной, не может уме­реть, можно гово­рить о духов­ном небы­тии.

Соче­тая в себе при­роду мате­ри­аль­ную и духов­ную, мы не можем все свои заботы сосре­до­то­чить на одном лишь физи­че­ском теле. Нераз­рывно свя­зан­ные в земной жизни душа наша и тело, есте­ственно, ока­зы­вают друг на друга вли­я­ние. И неиз­бежно стра­да­ния забы­той нами души влекут за собой скорби плоти. Первая и глав­ная наша забота о душе — молитва. Ей мы и посвя­тим сего­дняш­нюю беседу.

Солнце всхо­дит и утро насту­пает для всех: для веру­ю­щих и неве­ру­ю­щих, для языч­ни­ков и хри­стиан. И так же как все люди, хри­сти­а­нин, про­бу­див­шись от сна, вста­нет, оде­нется, при­ве­дет себя в поря­док. Но далее, прежде чем отдаться забо­там дня, веру­ю­щий чело­век освя­тит свой день молит­вой. С молит­вой он сядет за тра­пезу, с молит­вой поки­нет дом, с молит­вой при­сту­пит к днев­ным заня­тиям. Память о Боге сопут­ствует ему весь день. И перед тем как отойти ко сну, Ему же. Все­ми­ло­сти­вому, пре­даст хри­сти­а­нин заботу о себе в молитве “В руце Твои, Гос­поди Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой…”

Молитва есть бла­го­го­вей­ное собе­се­до­ва­ние чело­века с Богом. Именно в обще­нии с Гос­по­дом состо­яло рай­ское бла­жен­ство пер­вого чело­века. Об утрате этого сча­стья плакал всю свою жизнь Адам. Молитва помо­гает нам вер­нуть утра­чен­ное. И нужна она прежде всего нам. Наивно пола­гать, что наши сла­во­сло­вия при­ба­вят что-либо к совер­шен­ной славе Гос­пода. Или что Ему неве­домы наши нужды. Наши слова ничего не при­ба­вят и не убавят от Бога. Не сооб­щат неве­до­мую Ему инфор­ма­цию. Но в наших словах — наше сер­деч­ное рас­по­ло­же­ние, а именно оно есть залог спа­се­ния. Залог буду­щей жизни с Гос­по­дом.

Как дитяти свой­ственно обра­щаться к отцу (а все мы усы­нов­лены Богу нашему еди­не­нием с Иису­сом Хри­стом, Сыном Божиим и Сыном Чело­ве­че­ским), так и нам должно быть свой­ственно обра­щаться к Богу в радо­сти и печали, с бла­го­да­ре­нием и прось­бой, славя Его, Небес­ного Отца и при­нося обе­ща­ния, ища у Него уте­ше­ния в скор­бях и испра­ши­вая про­ще­ния за грехи. И как дитя вос­пи­ты­ва­ется в обще­нии с роди­те­лями, так вос­пи­та­нию “внут­рен­него чело­века”, нашей души, помо­гает молитва. Она помо­гает и усво­ить истину, и усто­ять в ней.

Есть ли у вас близ­кий чело­век посто­янно забо­тя­щийся о вас, всегда щедрый, неиз­менно мило­серд­ный, неиз­ме­римо бога­тый, все­мо­гу­щий, спра­вед­ли­вый, любя­щий вас неза­ви­симо от обсто­я­тельств? Вряд ли кто-то обла­дает всеми этими каче­ствами. Но именно такого собе­сед­ника имеем мы в молитве — Гос­пода. И Он нам ближе, чем кто-либо. Гос­подь, по словам св. пра­вед­ного Иоанна Крон­штадт­ского, ближе к нам, чем наша соб­ствен­ная рубашка.

Вспо­ми­наю слова пяти­лет­ней малышки, обра­щен­ные к подруге: “Ты только начни молиться, а Гос­подь тут как тут. Тут как тут”. Такое ощу­ще­ние реаль­ного при­сут­ствия Гос­пода должно всегда сопут­ство­вать нашей молитве. И вера. Без­услов­ная и непо­ко­ле­би­мая вера в то, что Он не только в силах раз­ре­шить любую нашу заботу и нужду, но обя­за­тельно испол­нит это самым лучшим обра­зом для нас. “По вере вашей да будет вам”, — гово­рит Хри­стос Спа­си­тель (Мф. 9:29). Каковы же должны быть время, место и пред­мет молитвы?

Домаш­ние молитвы хри­сти­а­нина состоят из обя­за­тель­ных утрен­них и вечер­них молитв, так назы­ва­е­мого молит­вен­ного пра­вила, молитвы перед едой и по окон­ча­нии тра­пезы, а также при­зы­ва­ния помощи Божией на всякое дело. Кроме того, многие личные обсто­я­тель­ства, как то — болезнь близ­ких, пред­сто­я­щая дорога, при­тес­не­ние или нужда, страх за родных мог стать при­чи­ной особой молитвы. Хри­сти­а­нин не забы­вает и побла­го­да­рить Бога за Его бла­го­де­я­ния. Ведь, согласно словам святых отцов, бла­го­да­ре­ние за бла­го­де­я­ние — это рука, про­тя­ну­тая за новым бла­го­де­я­нием. Гос­подь не оста­вит ее пустой.

В вос­крес­ные и празд­нич­ные дни хри­сти­ане посе­щают храм, участ­вуют в обще­ствен­ной молитве. Такова еще одна обя­зан­ность веру­ю­щего чело­века. При­хо­ди­лось не еди­но­жды слы­шать скеп­ти­че­ское воз­ра­же­ние: “Если так молиться, то и рабо­тать неко­гда”.

Царь Алек­сей Михай­ло­вич еже­дневно кроме утрен­них и вечер­них молитв выста­и­вал двух-трех­ча­со­вую службу. А Вели­ким постом и по пять-шесть часов. Клал по тысяче и более покло­нов в день. А между тем труд царя в России был всегда личным трудом. Любое госу­дар­ствен­ное дело, будь то поли­ти­че­ский шаг, закон, нов­ше­ство в эко­но­мике, обду­мы­ва­лось и наблю­да­лось в испол­не­нии самим госу­да­рем. А потому личный труд царя пре­вы­шал труд любого под­дан­ного. У Алек­сея Михай­ло­вича же нахо­ди­лось время и для семьи, и для заня­тий музы­кой, и для охоты.

Алек­сандр Дани­ло­вич Мен­ши­ков, губер­на­тор Санкт-Петер­бурга и бли­жай­ший сорат­ник Петра Пер­вого, каждый день начи­нал с того, что отста­и­вал цер­ков­ную службу. Каждый день… До конца жизни не отста­вал он от этого пра­вила. А дел у все­мо­гу­щего мини­стра было столько, что хва­тило бы на совре­мен­ный пар­ла­мент. Время он ценить умел.

Михаил Васи­лье­вич Ломо­но­сов был чело­ве­ком очень рели­ги­оз­ным, читал наизусть не только обыч­ные молит­во­сло­вия, но и всю Псал­тирь. А его неда­ром назвали “Рос­сий­ской ака­де­мией”.

Алек­сандр Васи­лье­вич Суво­ров почи­тал цер­ков­ную службу и сам пел на кли­росе, а для воинов при любых обсто­я­тель­ствах не сокра­щал молит­вен­ного пра­вила.

Рус­ский министр и поэт Гав­рила Рома­но­вич Дер­жа­вин, также чело­век дей­ствия, немало потру­див­шийся на благо Оте­че­ства, оста­вил нам много духов­ных стихов и поэ­ти­че­ских пере­во­дов псал­мов, из кото­рых видно, что молитва часто была пред­ме­том его раз­мыш­ле­ний, а имя Божие не редко было на устах.

Не нехватка вре­мени, не обре­ме­нен­ность делами не поз­во­ляют неко­то­рым из нас обра­титься к Богу с молит­вой — а мало­ве­рие, нера­де­ние о себе, душев­ная лень. Несколько минут для молитвы всегда можно найти даже при самом плот­ном житей­ском гра­фике. Но…

Люди, кото­рые молятся, знают, как по-раз­ному скла­ды­ва­ется день в зави­си­мо­сти от утрен­ней молитвы. Одна пра­во­слав­ная жен­щина рас­ска­зы­вала: “Если я помо­люсь утром как поло­жено, то у меня в сутках как будто часов при­бав­ля­ется. А если молюсь на ходу, кое-как, то день сокра­ща­ется часов до пяти-шести. Да и дела идут вкривь и вкось”.

Святой пра­вед­ный Иоанн Крон­штадт­ский сове­то­вал не остав­лять вечер­него молит­вен­ного пра­вила, даже если очень устали. Пусть вы отни­мите у сна несколько минут, но все же потру­ди­тесь помо­литься, и сон ваш будет более пол­но­цен­ным, и просне­тесь вы отдох­нув­шими. Испы­тайте этот совет.

Молиться можно во всякое время и на всяком месте. Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст сове­тует не сму­щаться ника­ким местом. Князь Вла­ди­мир Моно­мах в своем поуче­нии пред­ла­гает и в дороге, если нет дела, повто­рять молитву “Гос­поди, поми­луй”, что, конечно же, лучше, нежели “думать без­ле­пицу ездя”. “Непре­станно моли­тесь. За все бла­го­да­рите: ибо такова о вас воля Божия”(1Фес. 5:18), — учит Апо­стол.

Не надо ждать неко­его “молит­вен­ного настро­е­ния” или “внут­рен­ней потреб­но­сти” молиться, на кото­рые ссы­ла­ются неко­то­рые лени­вые молит­вен­ники. Так можно про­ждать всю жизнь. Или обра­тить молитву в тще­слав­ный моно­лог, о кото­ром Спа­си­тель сказал: “…чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня” (Мф. 15:8). Пусть молитва будет тру­до­вой, с понуж­де­нием. “Цар­ство Небес­ное силою берется” (Мф. 11:12), то есть дается с трудом.

За личной или част­ной молит­вой не сле­дует забы­вать молитвы обще­ствен­ной, хра­мо­вой. “Помни день суб­бот­ний (день покоя), чтобы свя­тить его; шесть дней рабо­тай и делай [в них] всякие дела твои, а день седь­мой — суб­бота Гос­поду, Богу твоему” (Исх. 20:8), — гово­рит запо­ведь. Вос­крес­ный день, сме­нив­ший вет­хо­за­вет­ную суб­боту, назы­вали прежде “неде­лей”, в отли­чие от “сед­мицы”, кото­рую мы сейчас назы­ваем неде­лей. В цер­ков­ном кален­даре эти назва­ния сохра­ни­лись и поныне. “Неделя”, то есть время, когда “не делают”, посвя­ща­лась всегда цер­ков­ной службе и раз­лич­ным бого­угод­ным делам: посе­ще­нию боль­ных род­ствен­ни­ками; ста­ри­ков-роди­те­лей детьми; острога, для раз­дачи мило­стыни.

Пре­бы­ва­ние в храме по вос­крес­ным и празд­нич­ным дням обя­за­тельно для веру­ю­щих. “Ибо здесь есть нечто боль­шее — соеди­не­ние многих, союз любви, молитвы свя­щен­ни­ков, — гово­рит о цер­ков­ной молитве свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст. — Для того и постав­лены свя­щен­ники, чтобы молитвы народа, кото­рые могут быть сла­быми, соеди­няя с более силь­ными, воз­но­сить на небо”. Домом молитвы назы­вает храм Спа­си­тель.

Цер­ковно дис­ци­пли­ни­ро­ван­ные люди знают, как отзы­ва­ется на душев­ном состо­я­нии, на ходе всех дел про­пуск вос­крес­ного бого­слу­же­ния. “Нет радо­сти, нет празд­ника в душе”, гово­рят многие в таком случае.

Посе­щая цер­ковь, мы поку­паем и зажи­гаем перед ико­нами свечи. Не надо забы­вать, что свеча — это лишь символ нашей молитвы, нашего горе­ния к Богу. Дело же молитвы оста­ется за нами.

Пред­ме­том молитвы может быть любая наша просьба, бла­го­да­ре­ние или про­слав­ле­ние Имени Божия. Чаще всего мы обра­ща­емся к Богу с прось­бой, помня Его обе­ща­ние: “И если чего попро­сите у Отца во имя Мое, то сделаю, да про­сла­вится Отец в Сыне” (Ин. 14:13). “Про­сите, и дано будет вам; ищите, и най­дете; сту­чите, и отво­рят вам; ибо всякий про­ся­щий полу­чает, и ищущий нахо­дит, и сту­ча­щему отво­рят” (Мф. 7:7–8).

Правда, полезно пом­нить и то, что “уста могут про­сить всего, но Бог испол­няет только то, что полезно” (св. Ефрем Сирии). А потому “с вели­кой осмот­ри­тель­но­стью должно делать про­ше­ния, сооб­ра­зуя их с волей Божией” (св. Васи­лий Вели­кий).

Нередко слу­ча­ется слы­шать вопрос: “Можно ли молиться своими сло­вами или нужно исполь­зо­вать только уста­нов­лен­ные, обя­за­тель­ные тексты?”. Можно молиться и своими сло­вами. В этом нет ничего пло­хого. Но про­чтите молитвы, содер­жа­щи­еся в Молит­во­слове. Разве сможем мы так выра­зить свою любовь к Богу? Свою веру в Его все­мо­гу­ще­ство, мило­сер­дие, чело­ве­ко­лю­бие? Веру в то, что он про­стит наши грехи и испол­нит наши просьбы? Молитвы эти напи­саны свя­тыми людьми. Читая их, мы ста­но­вимся еди­но­мыс­ленны с этими свя­тыми. И, кроме того, мы имеем их как бы хода­та­ями за нас перед Гос­по­дом. Все равно как если бы в каком-то про­ше­нии мы поста­вили свое имя рядом с именем очень зна­ме­ни­того и заслу­жен­ного чело­века.

Слова молитв, состав­лен­ные Божи­ими угод­ни­ками, спо­собны не только выра­зить наши мысли, но и напра­вить их, спо­собны уси­лить и раз­вить молит­вен­ное чув­ство, укре­пить в созна­нии многие поня­тия. Такие молитвы подобны школе. Но при неко­то­рых обсто­я­тель­ствах есте­ствен­нее молиться своими сло­вами.

Есть молитвы, слова кото­рых мы просто обя­заны знать. Это молитва Гос­подня — “Отче наш…”, данная нам самим Гос­по­дом. Это, конечно, молитва “Бого­ро­дице Дево, радуйся…”, в основу кото­рой легли при­вет­ствен­ные слова Архан­гела Гав­ри­ила и пра­вед­ной Ели­са­веты. Это молитва “Верую”, в ней в крат­кой форме содер­жится то, что состав­ляет основу хри­сти­ан­ского веро­уче­ния.

Уди­ви­тель­ную исто­рию о молитве при­шлось мне слы­шать от одной роди­тель­ницы. Жен­щина рас­ска­зала, что раньше она была довольно рав­но­душна к рели­гии. Молиться или ходить в цер­ковь ей было, скажем, не инте­ресно. Но одна­жды ее семи­лет­ней девочке при­снился сон. “Мне сни­лось, — рас­ска­зала дочка маме, — что я стою на каком-то празд­нике. Рядом стояли мама, бабушка, дедушка и много зна­ко­мых. Я уви­дела очень кра­си­вого чело­века с длин­ными свет­лыми воло­сами на прямой пробор и с боро­дой. Я думаю, что это был Иисус Хри­стос. Он подо­шел ко мне и взял меня и мою подругу Таню за руки. Мы пришли в какую-то ком­нату. Там стояли парты, почти как в школе, за ними сидели дети. Этот чело­век стал учить нас. Мы выучили две молитвы”. И здесь девочка без ошибок прочла “Отче наш…” и “Бого­ро­дице Дево, радуйся…”, кото­рые раньше не слы­шала. Сейчас это цер­ков­ная и рели­ги­озно обра­зо­ван­ная семья. Не пока­зы­вает ли этот случай еще раз нам, что есть молитвы, текст кото­рых имеет боже­ствен­ное, небес­ное про­ис­хож­де­ние.

Есть у нас чудо­твор­ная Иису­сова молитва. О ней напи­саны книги, она винов­ница многих заме­ча­тель­ных чудес. Слова ее: “Гос­поди Иисусе Христе, Сыне Божий, поми­луй мя греш­ного” — при­вычны многим веру­ю­щим. Именно об этой молитве М.Ю. Лер­мон­тов напи­сал заме­ча­тель­ное сти­хо­тво­ре­ние, кото­рое хоте­лось бы напом­нить:

В минуту жизни труд­ную
Тес­нится ль в сердце грусть:
Одну молитву чудную
Твержу я наизусть.
Есть сила бла­го­дат­ная
В созву­чьи слов живых,
И дышит непо­нят­ная,
Святая пре­лесть в них.
С души как бремя ска­тится,
Сомне­нье далеко —
И верится, и пла­чется,
И так легко, легко…

Молит­вен­ный опыт, пере­дан­ный в сти­хо­твор­ной форме, при­над­ле­жит два­дца­ти­пя­ти­лет­нему свет­скому офи­церу. Михаил Юрье­вич не опре­де­лил на дело молитвы и пока­я­ния годы ста­ро­сти, как неко­то­рые из нас. Ста­ро­сти у него не было, он погиб два­дцати семи лет. А можем ли мы быть уве­рены, что дожи­вем до таких лет, когда физи­че­ская немощь сде­лает для нас невоз­мож­ными раз­вле­че­ния и труд, и мы, как нам кажется, сможем все­цело посвя­тить себя молитве? Не будет ли поздно? Не желая в этом мире отдать несколько минут в день обще­нию с Богом, смеем ли мы наде­яться на это обще­ние в буду­щем? Наша буду­щая жизнь начи­на­ется здесь. Всего несколько слов молитвы. И они у нас есть.

Сколь содер­жа­тельна и выра­зи­тельна такая корот­кая молитва, как “Гос­поди, поми­луй”. В ней испо­ве­да­ние Гос­пода нашим Вла­ды­кою и Началь­ни­ком, при­зна­ние Его могу­ще­ства и мило­сер­дия, осо­зна­ние нашей немощи и гре­хов­но­сти, и вера, что Гос­подь пере­ме­нит нашу участь, в ней надежда на спа­се­ние. Все это в двух словах, ска­зан­ных от сердца.

Плоды молитвы трудно пере­оце­нить. Вот что гово­рит о ней свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст: “Кто может усердно молиться, тот богаче всех, хотя бы он был беднее всех. Напро­тив, кто не при­бе­гает к молитве, тот, хотя бы сидел на цар­ском пре­столе, слабее всех”.

Веря, что молитва — это вели­кое благо, повто­рим и мы вслед за уче­ни­ком Хри­сто­вым “Гос­поди! научи нас молиться” (Лк. 11:1). Аминь.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки