Главная » Молитва » Молитва и жизнь » О молитве
Распечатать Система Orphus

О молитве

( О молитве 1 голос: 5 из 5 )

Николаев Сергий, священник

 

Дыхание соединяет нас с миром, в котором мы живем. Прерывается эта связь — и прерывается жизнь. Молитва — дыхание нашей души, она соединяет нас с Богом. Когда нет этой связи, душа наша страдает, и, хотя, будучи бессмертной, не может умереть, можно говорить о духовном небытии.

Сочетая в себе природу материальную и духовную, мы не можем все свои заботы сосредоточить на одном лишь физическом теле. Неразрывно связанные в земной жизни душа наша и тело, естественно, оказывают друг на друга влияние. И неизбежно страдания забытой нами души влекут за собой скорби плоти. Первая и главная наша забота о душе — молитва. Ей мы и посвятим сегодняшнюю беседу.

Солнце всходит и утро наступает для всех: для верующих и неверующих, для язычников и христиан. И так же как все люди, христианин, пробудившись от сна, встанет, оденется, приведет себя в порядок. Но далее, прежде чем отдаться заботам дня, верующий человек освятит свой день молитвой. С молитвой он сядет за трапезу, с молитвой покинет дом, с молитвой приступит к дневным занятиям. Память о Боге сопутствует ему весь день. И перед тем как отойти ко сну, Ему же. Всемилостивому, предаст христианин заботу о себе в молитве “В руце Твои, Господи Иисусе Христе, Боже мой, предаю дух мой…”

Молитва есть благоговейное собеседование человека с Богом. Именно в общении с Господом состояло райское блаженство первого человека. Об утрате этого счастья плакал всю свою жизнь Адам. Молитва помогает нам вернуть утраченное. И нужна она прежде всего нам. Наивно полагать, что наши славословия прибавят что-либо к совершенной славе Господа. Или что Ему неведомы наши нужды. Наши слова ничего не прибавят и не убавят от Бога. Не сообщат неведомую Ему информацию. Но в наших словах — наше сердечное расположение, а именно оно есть залог спасения. Залог будущей жизни с Господом.

Как дитяти свойственно обращаться к отцу (а все мы усыновлены Богу нашему единением с Иисусом Христом, Сыном Божиим и Сыном Человеческим), так и нам должно быть свойственно обращаться к Богу в радости и печали, с благодарением и просьбой, славя Его, Небесного Отца и принося обещания, ища у Него утешения в скорбях и испрашивая прощения за грехи. И как дитя воспитывается в общении с родителями, так воспитанию “внутреннего человека”, нашей души, помогает молитва. Она помогает и усвоить истину, и устоять в ней.

Есть ли у вас близкий человек постоянно заботящийся о вас, всегда щедрый, неизменно милосердный, неизмеримо богатый, всемогущий, справедливый, любящий вас независимо от обстоятельств? Вряд ли кто-то обладает всеми этими качествами. Но именно такого собеседника имеем мы в молитве — Господа. И Он нам ближе, чем кто-либо. Господь, по словам св. праведного Иоанна Кронштадтского, ближе к нам, чем наша собственная рубашка.

Вспоминаю слова пятилетней малышки, обращенные к подруге: “Ты только начни молиться, а Господь тут как тут. Тут как тут”. Такое ощущение реального присутствия Господа должно всегда сопутствовать нашей молитве. И вера. Безусловная и непоколебимая вера в то, что Он не только в силах разрешить любую нашу заботу и нужду, но обязательно исполнит это самым лучшим образом для нас. “По вере вашей да будет вам”, — говорит Христос Спаситель (Мф. 9:29). Каковы же должны быть время, место и предмет молитвы?

Домашние молитвы христианина состоят из обязательных утренних и вечерних молитв, так называемого молитвенного правила, молитвы перед едой и по окончании трапезы, а также призывания помощи Божией на всякое дело. Кроме того, многие личные обстоятельства, как то — болезнь близких, предстоящая дорога, притеснение или нужда, страх за родных мог стать причиной особой молитвы. Христианин не забывает и поблагодарить Бога за Его благодеяния. Ведь, согласно словам святых отцов, благодарение за благодеяние — это рука, протянутая за новым благодеянием. Господь не оставит ее пустой.

В воскресные и праздничные дни христиане посещают храм, участвуют в общественной молитве. Такова еще одна обязанность верующего человека. Приходилось не единожды слышать скептическое возражение: “Если так молиться, то и работать некогда”.

Царь Алексей Михайлович ежедневно кроме утренних и вечерних молитв выстаивал двух-трехчасовую службу. А Великим постом и по пять-шесть часов. Клал по тысяче и более поклонов в день. А между тем труд царя в России был всегда личным трудом. Любое государственное дело, будь то политический шаг, закон, новшество в экономике, обдумывалось и наблюдалось в исполнении самим государем. А потому личный труд царя превышал труд любого подданного. У Алексея Михайловича же находилось время и для семьи, и для занятий музыкой, и для охоты.

Александр Данилович Меншиков, губернатор Санкт-Петербурга и ближайший соратник Петра Первого, каждый день начинал с того, что отстаивал церковную службу. Каждый день… До конца жизни не отставал он от этого правила. А дел у всемогущего министра было столько, что хватило бы на современный парламент. Время он ценить умел.

Михаил Васильевич Ломоносов был человеком очень религиозным, читал наизусть не только обычные молитвословия, но и всю Псалтирь. А его недаром назвали “Российской академией”.

Александр Васильевич Суворов почитал церковную службу и сам пел на клиросе, а для воинов при любых обстоятельствах не сокращал молитвенного правила.

Русский министр и поэт Гаврила Романович Державин, также человек действия, немало потрудившийся на благо Отечества, оставил нам много духовных стихов и поэтических переводов псалмов, из которых видно, что молитва часто была предметом его размышлений, а имя Божие не редко было на устах.

Не нехватка времени, не обремененность делами не позволяют некоторым из нас обратиться к Богу с молитвой — а маловерие, нерадение о себе, душевная лень. Несколько минут для молитвы всегда можно найти даже при самом плотном житейском графике. Но…

Люди, которые молятся, знают, как по-разному складывается день в зависимости от утренней молитвы. Одна православная женщина рассказывала: “Если я помолюсь утром как положено, то у меня в сутках как будто часов прибавляется. А если молюсь на ходу, кое-как, то день сокращается часов до пяти-шести. Да и дела идут вкривь и вкось”.

Святой праведный Иоанн Кронштадтский советовал не оставлять вечернего молитвенного правила, даже если очень устали. Пусть вы отнимите у сна несколько минут, но все же потрудитесь помолиться, и сон ваш будет более полноценным, и проснетесь вы отдохнувшими. Испытайте этот совет.

Молиться можно во всякое время и на всяком месте. Святитель Иоанн Златоуст советует не смущаться никаким местом. Князь Владимир Мономах в своем поучении предлагает и в дороге, если нет дела, повторять молитву “Господи, помилуй”, что, конечно же, лучше, нежели “думать безлепицу ездя”. “Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия”(1 Фее. 5, 18), — учит Апостол.

Не надо ждать некоего “молитвенного настроения” или “внутренней потребности” молиться, на которые ссылаются некоторые ленивые молитвенники. Так можно прождать всю жизнь. Или обратить молитву в тщеславный монолог, о котором Спаситель сказал: “…чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня” (Мф. 15:8). Пусть молитва будет трудовой, с понуждением. “Царство Небесное силою берется” (Мф. 11:12), то есть дается с трудом.

За личной или частной молитвой не следует забывать молитвы общественной, храмовой. “Помни день субботний (день покоя), чтобы святить его; шесть дней работай и делай [в них] всякие дела твои, а день седьмой — суббота Господу, Богу твоему” (Исх. 20:8), — говорит заповедь. Воскресный день, сменивший ветхозаветную субботу, называли прежде “неделей”, в отличие от “седмицы”, которую мы сейчас называем неделей. В церковном календаре эти названия сохранились и поныне. “Неделя”, то есть время, когда “не делают”, посвящалась всегда церковной службе и различным богоугодным делам: посещению больных родственниками; стариков-родителей детьми; острога, для раздачи милостыни.

Пребывание в храме по воскресным и праздничным дням обязательно для верующих. “Ибо здесь есть нечто большее — соединение многих, союз любви, молитвы священников, — говорит о церковной молитве святитель Иоанн Златоуст. — Для того и поставлены священники, чтобы молитвы народа, которые могут быть слабыми, соединяя с более сильными, возносить на небо”. Домом молитвы называет храм Спаситель.

Церковно дисциплинированные люди знают, как отзывается на душевном состоянии, на ходе всех дел пропуск воскресного богослужения. “Нет радости, нет праздника в душе”, говорят многие в таком случае.

Посещая церковь, мы покупаем и зажигаем перед иконами свечи. Не надо забывать, что свеча — это лишь символ нашей молитвы, нашего горения к Богу. Дело же молитвы остается за нами.

Предметом молитвы может быть любая наша просьба, благодарение или прославление Имени Божия. Чаще всего мы обращаемся к Богу с просьбой, помня Его обещание: “И если чего попросите у Отца во имя Мое, то сделаю, да прославится Отец в Сыне” (Иоан. 14:13). “Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят” (Мф. 7, 7—8).

Правда, полезно помнить и то, что “уста могут просить всего, но Бог исполняет только то, что полезно” (св. Ефрем Сирии). А потому “с великой осмотрительностью должно делать прошения, сообразуя их с волей Божией” (св. Василий Великий).

Нередко случается слышать вопрос: “Можно ли молиться своими словами или нужно использовать только установленные, обязательные тексты?”. Можно молиться и своими словами. В этом нет ничего плохого. Но прочтите молитвы, содержащиеся в Молитвослове. Разве сможем мы так выразить свою любовь к Богу? Свою веру в Его всемогущество, милосердие, человеколюбие? Веру в то, что он простит наши грехи и исполнит наши просьбы? Молитвы эти написаны святыми людьми. Читая их, мы становимся единомысленны с этими святыми. И, кроме того, мы имеем их как бы ходатаями за нас перед Господом. Все равно как если бы в каком-то прошении мы поставили свое имя рядом с именем очень знаменитого и заслуженного человека.

Слова молитв, составленные Божиими угодниками, способны не только выразить наши мысли, но и направить их, способны усилить и развить молитвенное чувство, укрепить в сознании многие понятия. Такие молитвы подобны школе. Но при некоторых обстоятельствах естественнее молиться своими словами.

Есть молитвы, слова которых мы просто обязаны знать. Это молитва Господня — “Отче наш…”, данная нам самим Господом. Это, конечно, молитва “Богородице Дево, радуйся…”, в основу которой легли приветственные слова Архангела Гавриила и праведной Елисаветы. Это молитва “Верую”, в ней в краткой форме содержится то, что составляет основу христианского вероучения.

Удивительную историю о молитве пришлось мне слышать от одной родительницы. Женщина рассказала, что раньше она была довольно равнодушна к религии. Молиться или ходить в церковь ей было, скажем, не интересно. Но однажды ее семилетней девочке приснился сон. “Мне снилось, — рассказала дочка маме, — что я стою на каком-то празднике. Рядом стояли мама, бабушка, дедушка и много знакомых. Я увидела очень красивого человека с длинными светлыми волосами на прямой пробор и с бородой. Я думаю, что это был Иисус Христос. Он подошел ко мне и взял меня и мою подругу Таню за руки. Мы пришли в какую-то комнату. Там стояли парты, почти как в школе, за ними сидели дети. Этот человек стал учить нас. Мы выучили две молитвы”. И здесь девочка без ошибок прочла “Отче наш…” и “Богородице Дево, радуйся…”, которые раньше не слышала. Сейчас это церковная и религиозно образованная семья. Не показывает ли этот случай еще раз нам, что есть молитвы, текст которых имеет божественное, небесное происхождение.

Есть у нас чудотворная Иисусова молитва. О ней написаны книги, она виновница многих замечательных чудес. Слова ее: “Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного” — привычны многим верующим. Именно об этой молитве М.Ю. Лермонтов написал замечательное стихотворение, которое хотелось бы напомнить:

 

В минуту жизни трудную

Теснится ль в сердце грусть:

Одну молитву чудную

Твержу я наизусть.

Есть сила благодатная

В созвучъи слов живых,

И дышит непонятная,

Святая прелесть в них.

С души как бремя скатится,

Сомненье далеко —

И верится, и плачется,

И так легко, легко…

 

Молитвенный опыт, переданный в стихотворной форме, принадлежит двадцатипятилетнему светскому офицеру. Михаил Юрьевич не определил на дело молитвы и покаяния годы старости, как некоторые из нас. Старости у него не было, он погиб двадцати семи лет. А можем ли мы быть уверены, что доживем до таких лет, когда физическая немощь сделает для нас невозможными развлечения и труд, и мы, как нам кажется, сможем всецело посвятить себя молитве? Не будет ли поздно? Не желая в этом мире отдать несколько минут в день общению с Богом, смеем ли мы надеяться на это общение в будущем? Наша будущая жизнь начинается здесь. Всего несколько слов молитвы. И они у нас есть.

Сколь содержательна и выразительна такая короткая молитва, как “Господи, помилуй”. В ней исповедание Господа нашим Владыкою и Начальником, признание Его могущества и милосердия, осознание нашей немощи и греховности, и вера, что Господь переменит нашу участь, в ней надежда на спасение. Все это в двух словах, сказанных от сердца.

Плоды молитвы трудно переоценить. Вот что говорит о ней святитель Иоанн Златоуст: “Кто может усердно молиться, тот богаче всех, хотя бы он был беднее всех. Напротив, кто не прибегает к молитве, тот, хотя бы сидел на царском престоле, слабее всех”.

Веря, что молитва — это великое благо, повторим и мы вслед за учеником Христовым “Господи! научи нас молиться” (Лк. 11:1). Аминь.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru