святитель Афанасий Великий

О Святом Духе

1) Читал я и ныне писанное послание твоего благоговения, и много подивившись безстыдству еретиков, вижу, что всего приличнее приложить к ним Апостольскую заповедь: «Еретика человека по первом и втором наказании отрицайся, ведый, яко развратися таковый, и согрешает, и есть самоосужден» (Тит. 3:10, 11). Еретик, имея развращенный ум, спрашивает не для того, чтобы выслушав убедиться и научившись раскаяться, но чтобы, если станет молчать, не подвергнуться осуждению обольщенных им. Достаточно было сказаннаго прежде, достаточно к тому, чтобы еретикам, выслушав столько доказательств, прекратить хулы на Духа Святаго; но они не удовольствовались, и снова безстыдствуют, желая показать, что, навыкнув словопрению и став наконец духоборцами, готовы умереть в своем неразумии.

И действительно, если станет кто отвечать и на теперешние их вопросы; то они при всем этом останутся изобретателями зол, чтобы только ища им не доискиваться, или выслушав не понимать. Какие же мудрые их вопросы? «Если Дух Святый – не тварь; то не следует ли, говорят они, что Он – Сын, и два есть брата, Слово и Дух»? Потом, как пишешь, присовокупляют: «если Дух от Сына приемлет, и Сыном подается (а так написано, прибавляют они немедленно); то не следует ли, что Отец есть дед, а Дух – внук Его»?

2) Кто же, слыша это, признает еще их христианами, а не скорее язычниками? Ибо подобно сему и язычники разсуждают между собою в укоризну нам. Кто захочет отвечать на подобное безразсудство их? А я много размышлял и искал приличнаго им ответа, но не нашел ни одного, кроме даннаго тогдашним фарисеям. Как тем, когда спрашивали злонамеренно, Спаситель отвечал вопросом, чтобы почувствовали они злоумие свое; так, поелику и эти еретики предлагают такие вопросы, то пусть сами скажут нам, или лучше сказать, пусть сами дадут ответ на вопросы, подобные их вопросам. поелику, когда говорят сами, не разумеют своих изобретений; то, может быть, когда станут слушать, сознают свое безразсудство. Если Дух Святый – не тварь, как доказано было прежде, но Он в Боге и дается от Бога; то следует ли, что и Дух есть Сын, и что два брата, Дух и Сын? И если Дух есть Дух Сына, и от Сына все приемлет Дух, как сказал сам Сын, и дунув дал Его ученикам (ибо и вы исповедуете это); то следует ли, что Отец есть дед, а Дух внук Его? Ибо на что требуете ответа у нас, о том же самом, и на том же основании, справедливо спросить нам вас. Итак, если отрицаете написанное, то вас нельзя уже назвать христианами; и справедливо вам спросить у нас, как у христиан. А если и вы читаете одно с нами, то необходимо от нас услышать вам о том же такие вопросы. Поэтому, говорите же и не медлите: точно ли Дух есть Сын, и Отец – дед? Но, может быть, как сделали тогдашние иудеи, и вы по-размыслив скажете сами в себе: «если ответить нам, что Он – Сын; то спросят: где сие написано? и если сказать, что – не Сын, боимся, что скажут нам: как же написано: «Мы... не духа мира сего прияхом, но Духа Иже от Бога» (1Кор. 2:12)? Если же, борясь таким образом сами с собою, скажете: "не вемы" (Мф. 21:27): то и получившему от вас такой вопрос необходимо умолкнуть, поверив сказавшему: «Не отвещай безумному по безумию его, да не подобен ему будеши: но отвещай безумному по безумию его, да не явится мудр у себе» (Притч. 26:4, 5). Пред вами же, чтобы сознали вы свое неведение, всего более приличный ответ – молчание.

3) И еще, – на основании ваших же разсуждений, справедливо нам спросить у вас так: поелику Пророки глаголют Духом Божиим, и, как доказано в предыдущем, в Исаии пророчествует Дух Святый; то следует ли, что и Дух есть Слово Божие, и что два Слова, Дух и Сын; потому что Пророки тогда пророчествовали, когда было к ним Слово Божие? И еще сверх того, поелику "вся быша" Словом, и «без Него ничтоже бысть» (Ин. 1:3) и Бог «Премудростию основа землю» (Притч. 3:19), и «вся Премудростию сотворил» есть (Пс. 103:24); и, по указанному выше, написано также: «послеши Духа Твоего, и созиждутся» (Пс. 103:30); то следует ли, что Дух есть Слово? Или Бог сотворил все и тем и другим, и Премудростию и Духом? И почему Павел говорит: «един Бог... из Негоже вся... и един Господь... Имже вся» (1Кор. 8:6)? И еще, поелику Сын есть «образ невидимаго» Отца (Кол. 1:15), а Дух есть образ Сына; ибо написано: «ихже... предуведе... и предустави сообразных быти образу Сына Своего» (Рим. 8:29); то следует ли из этого, что Отец есть дед? И поелику Сын пришел во имя Отца, Духа же Святаго, говорит Сын, «послет Отец во имя Мое» (Ин. 14:26); то следует ли и из этого, что Отец есть дед? Что скажете на это вы, без труда решающие все? О чем разсуждаете сами с собою? Или, видя себя в затруднении, охуждаете подобные вопросы? Но осудите прежде самих себя; потому что вам обычно предлагать такие вопросы. Верьте Писаниям, и затрудняясь сказать сами, научитесь наконец, что в Писаниях Дух наименован не Сыном, но Духом Святым и Духом Божиим. А как Дух не наименован Сыном, так и о Сыне не написано, что Он есть Дух Святый. Ужели, поелику Дух не наименован Сыном, и Дух не есть Сын; то вера разногласит с истиною? Да не будет сего? Напротив же того, каждое означаемое тем паче имеет свое значение. Ибо Сын есть собственное рождение Отчей сущности и Отчаго естества, и это означается словом: "Сын"; и Дух, нарицаемый Духом Божиим и сущий в Боге, нечужд Сыновняго естества и Отчаго Божества. Посему то в Троице, во Отце, в Сыне и в самом Духе, единое есть Божество, и в ту же Троицу одно есть крещение, и одна вера. И действительно, когда Отец посылает Духа, тогда Сын, дунув, дает Его ученикам; потому что «вся, елика имать Отец», принадлежат и Сыну (Ин. 16:15). И когда Слово было в Пророках, они, как написано и доказано, пророчествовали Духом. «И Словом Господним небеса утвердишася, и Духом уст Его вся сила их» (Пс. 32:6).

4) Так Дух – не Тварь, но сказуется о Нем, что Он собствен сущности Слова, собствен и Богу, и в Нем пребывает. Ибо не леностно нам повторять опять одно и то же. Хотя Дух Святый не наименован Сыном; однако же Он не вне Сына, потому что называется Духом сыноположения. И поелику Христос есть Божия сила и Божия Премудрость (1Кор. 1:24); то сообразно с этим говорится о Духе, что Он есть Дух силы и Дух премудрости (Ис. 11:2). Ибо, приобщаясь Духа, имеем Сына, и имея Сына, имеем Духа, как сказал Апостол, "вопиюща" в сердцах наших: "Авва Отче" (Гал. 4:6)!

Но если на том основании, что Дух есть Дух Божий и, по Писанию, в Боге пребывает; ибо «Божия никтоже весть, точию Дух Божий», сущий в Боге (1Кор. 2:11); а Сын сказал: «Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин. 14:10), спрашивают: «почему же у Того и Другого не одно имя, но Один есть Сын, а другой – Дух? – то предлагающий такой вопрос явно безумствует, изследывая неизследованное, и не повинуясь Апостолу, который говорит: «Кто бо разуме ум Господень, или кто советник Ему бысть?» (Рим. 11:34)? Притом, что Бог наименовал, кто осмелится переименовать сие, и даже дать имена тварям после того, как оне уже наименованы? Пусть скажут: поелику тварь приведена в бытие одним и тем же мановением, то почему иное есть солнце, а иное – небо, земля, море, воздух? Если же и это невозможно для безразсудных, потому что каждая тварь как пришла в бытие, так и пребывает; тем паче, что превыше твари, то имеет вечное пребывание и неиначе, но так, что Отец есть Отец, а не дед, и Сын есть Сын Божий, а не Отец Духу, и Дух Святый есть Дух Святый, а не внук Отцу, и не брат Сыну.

5) поелику же это доказано, то безумствует всякий, кто спрашивает: не Сын ли есть Дух? А на том основании, что не написано сего, никто да не исключает Духа из Божия естества и свойства; напротив того, пусть верует, как написано, и не говорит: почему написано так, а не иначе? Иначе, разсуждая таким образом, размыслит и скажет: где же Бог? как Он существует? и наконец сказано будет ему: «Рече безумен в сердце своем: несть Бог» (Пс. 13:1). Предаваемое вере не есть предмет пытливаго знания. Ученики, услышав: «крестяще их во имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28:19), не стали любопытствовать: почему во-вторых Сын, и в-третьих Дух, или почему вообще Троица? Но что слышали, тому веровали, и не спрашивали, подобно вам: Сын ли есть Дух? И когда Господь после Сына наименовал Духа, не предложили вопроса: не дед ли Отец? Ибо слышали: не во имя деда, но во имя Отца, и веру сию, правомысленно разсуждая, проповедали всюду. Ибо не должно было называть иначе, нежели как наименовал Спаситель, Себя – Сыном, а Духа – Духом Святым. Непозволительно было превращать порядок, в каком сопоставлены между Собою и в отношении к Отцу. Ибо как об Отце невозможно сказать иное, кроме того, что Он – Отец; так нечестиво спрашивать: не Сын ли есть Дух, или не Дух ли есть Сын? Посему Савеллий, дерзнув об Отце сказать: Сын, и о Сыне употребить имя Отца, признан чуждым Церкви.

Ужели же и после этого осмелится кто-нибудь, слыша имена Сына и Духа, сказать: следовательно, Отец есть дед, или Дух есть Сын? Да, осмелятся сказать это Евномий, Евдоксий и Евсевий; потому что, однажды став защитниками арианской ереси, не удержат языка своего от злочестия. Кто же предал им это? Кто научил их? – Ни одно из божественных Писаний; но от избытка сердца их произошло такое их безразсудство.

6) Если вследствие того, что Дух – не тварь, как это доказано, спрашиваете: не Сын ли есть Дух? то остается вам, дознав, что и Сын – не тварь (ибо Им сотворено все созданное), спросить: не Отец ли есть Сын? Или так: не Сын ли Дух, и сам Сын не Дух ли Святый? Но, разсуждая подобным сему образом, отпадут они от Святой Троицы и признаны будут безбожными; потому что превращают имя Отца и Сына и Святаго Духа, переносят оное, как хотят, по подобию бытия человеческаго именуют внуков и дедов, и выдумывают себе языческое родословие богов.

Не такова вера церковная, но, как сказал Спаситель, Она в Отца и Сына и Святаго Духа, – в Отца, Который не может наименован быть дедом, в Сына, Который не может наименован быть Отцем, и в Духа Святаго, не иным, но сим только именем нарицаемаго. О сей вере нельзя говорить извращенно. Но Отец всегда есть Отец, и Сын всегда Сын, и Дух Святый всегда есть и именуется Дух Святый. Сего нет в отношениях человеческих, хотя ариане и представляют себе это. Как написано: «не яко человек Бог» (Чис. 23:19); так можно сказать, что люди не яко Бог. У людей отец не всегда отец, и сын не всегда сын. Кто бывает отцом сыну, тот сам был сыном другого, и сын отцов, будучи сыном, делается отцом иного. Авраам, будучи сыном Нахора, стал отцом Исаака; и Исаак, будучи сыном Авраамовым, стал отцом Иакова. Каждый, составляя часть рода, раждается сыном, но и сам делается отцом другого. А в Божестве не то; потому что «не яко человек Бог». Отец не от Отца; посему, раждает не отца, который родит еще другого. Сын – не часть Отца; посему – не такое рождение, которое бы само родило сына. И поэтому в едином Божестве Отец, будучи Отцем в собственном смысле и Отцем единственным, и есть, и был, и всегда будет Отец; и Сын есть в собственном смысле Сын и Сын единственный. О них несомненно, что Отец и есть и именуется всегда Отец, и Сын – всегда Сын, и Дух Святый всегда есть Дух Святый; и мы веруем, что Он есть Дух Божий, и подается чрез Сына от Отца. Так Святая Троица, познаваемая в едином Божестве пребывает неизменно.

Следовательно, кто спрашивает: не Сын ли есть Дух? тот представляет, что имя может быть изменяемо, и сам себя вводит в безумие. И кто спрашивает: не дед ли Отец? тот, примышляя Отцу имя, заблуждается сердцем. А потому, хотя небезопасно отвечать на безстыдство еретиков, – ибо это значит противиться Апостольскому совету, – однако же хорошо и не оставлять их без совета, что также повелел сам Апостол (Тит. 3:10).

7) Этого достаточно к обличению вашего буесловия. Не глумитесь более над Божеством; потому что глумящимся свойственно спрашивать о том, чего нет в Писании, и говорить: Дух не Сын ли, и Отец не дед ли? Так издеваются Кесарийский и Скифопольский4. Довольно с вас веровать, что Дух – не тварь, но есть Дух Божий, и в Божестве Троица, Отец и Сын и Дух Святый. Имени «Отец» не должно употреблять о Сыне; нельзя сказать о Духе, будто бы Он то же, что Сын, и о Сыне, будто бы Он то же, что Дух Святый. И это действительно так, как сказано. Едино есть Божество в сей Троице, и одна вера, одно крещение, совершаемое в Троицу, одно тайноводство о Христе Иисусе Господе нашем. Им и купно с Ним Отцу со Святым Духом слава и держава во все веки веков! Аминь.

8) Что же касается до Евангельскаго изречения, на которое указал ты в письме; то, имея благую совесть, извини меня, возлюбленный. Боялся я даже и коснуться его, полагая, что, углубившись в него разсудком и начав изследовать, не в состоянии буду извлечь заключающагося в нем глубокаго смысла. Посему, имел даже намерение совершенно о нем умолчать и удовольствоваться только написанным выше. Но догадываясь, что ты не преминешь писать об этом и в другой раз, сделал я себе принуждение – написать посильное мое разумение сего изречения, какое мог только приобрести; и надеюсь, что, если достиг я цели, одобришь ты оное ради научившаго, а если не достиг, не будешь укорять, зная мое усердие и мою немощь. Изречение же это есть следующее. Когда фарисеи, после многих бывших чудес, описанных в Евангелии, сказали: «сей не изгонит бесы, токмо о веельзевуле князе бесовстем», тогда Господь, «ведый мысли их, рече им: всякое царство разделшееся на ся запустеет»; и сказав: «аще ли же Аз о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас царствие Божие», наконец присовокупил: «сего ради глаголю вам: всяк грех и хула отпустится вам человеком, а яже на Духа хула не отпустится. И иже аще речет слово на Сына человеческаго, отпустится ему: а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему, ни в сей век, ни в будущий» (Мф. 12:24, 25, 28, 31, 32). И ты спрашиваешь: почему хула на Сына отпускается, а хула на Духа не имеет отпущения, ни в сем веке, ни в будущем?

9) Мужи древние, многоученый и трудолюбивый Ориген, а также чудный и достойный уважения Феогност (их сочинения об этом читал я, когда написал ты письмо свое), оба согласно пишут, называя то хулою на Духа Святаго, когда сподобившиеся в крещении дара Духа Святаго снова начинают грешить, и утверждают, что таковые не получат посему отпущения, как и Павел говорит в Послании к Евреям: «Невозможно бо просвещенных единою и вкусивших дара небеснаго, и причастников бывшихь Духа Святаго, и добраго вкусивших Божия глагола и силы грядущаго века, и отпадших, паки обновляти в покаяние» (Евр. 6:4–6). Но хотя такова общая их мысль, однако же каждый из них присоединяет к сему собственное свое разумение.

10) Ориген такую представляет причину суда над подобными людьми. «Бог и Отец все проницает и все содержит, одушевленныя и неодушевленныя, разумныя и неразумныя существа. Сила же Сына простирается на одни разумныя существа, в числе которых находятся оглашенные и неуверовавшие еще язычники. А Дух Святый пребывает в одних приобщившихся Его в даре крещения. Посему, когда согрешают оглашенные и язычники, тогда грешат они против Сына, потому что Сын, как сказано, в них пребывает; но могут получить отпущение, как скоро сподобятся дара пакибытия. Когда же согрешают крестившиеся, тогда подобное беззаконие, говорит Ориген, касается Святаго Духа, потому что согрешил бывший уже в Духе. И посему-то определено согрешившему непощадное наказание».

11) А Феогност, выставляя также причину, говорит следующее: «кто преступил первый и второй предел; тот будет достоин меньшаго наказания. А кто презрел и третий предел, тому нет уже извинения». Под первым же и вторым пределом Феогност разумеет оглашение учением об Отце и Сыне, а под третьим – преподанное слово о тайноводстве и о причастии Духа. И желая подтвердить это, приводит он сказанное Спасителем ученикам: «Еще много имам глаголати вам, но не можете носити ныне: егда же приидет... Дух Святый», научит вас (Ин. 16:12, 13). Потом говорит Феогност: «как Спаситель беседует с неспособными еще вместить совершенное, снисходя к их малости, с совершенными же пребывает Дух Святый, и никто не заключит из сего, будто бы учение Духа превышает собою учение Сына; напротив того, Сын нисходит к несовершенным, а Дух есть печать совершенных: так не по превосходству Духа пред Сыном хула на Духа неизвинительна и непростительна; но потому что есть еще извинение несовершенным, а вкусившим небеснаго дара и усовершившимся не остается никакого оправдания и извинения к получению прощения». Так разсуждают Ориген и Феогност.

12) А я, сколько изучил это, думаю, что то и другое разумение требует посильнаго разбора и разсмотрения; и может быть, в сказанном ими скрывается какой-либо более глубокий смысл. Ибо явно, что, в ком пребывает Отец, в тех пребывает и Сын, сущий во Отце, а также не неприсущ им и Дух; потому что нераздельна Святая, блаженная и совершенная Троица. Еще же, – если все приведено в бытие Сыном, и Им все состоится; то как Ему быть вне созданнаго Им? поелику же недалеки от Него все созданныя существа, то и Он конечно во всех пребывает; а посему необходимо и то, что согрешающий против Сына и хулящий Сына согрешает и против Отца и против Духа Святаго. И если бы святая купель преподавалась единственно в Святаго Духа, то справедливо было бы сказать, что крещенные согрешают против единаго Духа. поелику же преподается она в Отца и Сына и Святаго Духа, и таким образом тайноводствуется каждый крещаемый; то опять необходимо заключить, что преступающие закон по крещении творят хулу на святую и нераздельную Троицу. Справедливо же принять в разсуждение и разумение и сие: если бы те, с которыми беседовал Господь, т. е. фарисеи, прияли баню пакибытия, и были уже причастниками дара Святаго Духа; то вероятным было бы такое разумение, что говорится о возвратившихся вспять и согрешивших против Святаго Духа. А если не прияли они сея бани, даже уничижали и Иоанново крещение; то почему же Господь обвинял в хуле на Духа Святаго их, несоделавшихся еще причастниками Духа? Господь же изрек сие не как просто учение, и не в будущем угрожал наказанием; напротив того, прямо произнес эти слова, самым делом обвиняя фарисеев, как уже соделавшихся виновными в таковой хуле. А поелику фарисеи обвинены так еще до приятия ими крещения; то изречение это касается не преступающих закон после купели, тем более, что Господь обвинял фарисеев не просто во грехах, но в хуле. В этом же есть разность: согрешающий преступает закон, а хулящий нечествует против самого Божества. Так Спаситель, прежде сего обвиняя фарисеев во многих прегрешениях, а именно, что ради сребра преступали заповедь Божию касательно родителей, отвергали постановления Пророков, и дом Божий сделали домом купли, увещавал их принести покаяние; а как скоро сказали они: «о веельзевуле изгонит бесы», назвал это уже не просто грехом, но такою хулою, что отважившихся на нее постигнет неизбежное и непощадное наказание.

13) И с другой стороны, если изречение это произнесено о согрешающих после купели, и им нет прощения во грехах; то почему же Апостол к кающемуся в Коринфе утверждает ту же любовь (2Кор. 2:8), и о возвратившихся вспять Галатах болезнует, «дондеже паки вообразится в них Христос" (Гал. 4:19)? Словом "паки" Апостол указывает на прежнее их совершенство в Духе. За что же порицаем и Навата, который отвергает покаяние, и говорит, что согрешающие после купели не имеют никакого извинения, если изречение это произнесено о согрешающих после купели? Да и сказанное в Послании к Евреям не исключает покаяния согрешающих, но показывает, что крещение вселенской Церкви есть одно, и нет втораго. Апостол писал к Евреям, и чтобы не подумали они, будто бы, по обычаю подзаконному, под предлогом покаяния крещений много и могут они быть повторяемы ежедневно, советует им приносить покаяние, но решительно объявляет, что обновление крещением есть одно, и нет втораго; и в другом Послании говорит: «едина вера, едино крещение» (Еф. 4:5). Не сказал он: невозможно покаяться; но говорит: невозможно обновлять нас под предлогом покаяния. А в сем великая разность. Ибо кающийся, хотя перестает грешить, но имеет еще струпы язв; а крещаемый совлекается ветхаго человека и обновляется, родившись свыше благодатию Духа.

14) Когда разсуждал я таким образом, представилась мне в изречении сем вящшая глубина смысла. И потому, сперва принеся усердную молитву Господу, сидевшему при кладезе и ходившему по морю, возвел я мысль к совершенному наконец Им о нас домостроительству, почитая возможным в сем домостроительстве открыть смысл читаемаго места.

Все божественное Писание благовествует и проповедует о Господнем домостроительстве, особенно же Иоанн, который говорит: «Слово плоть бысть и вселися в ны» (Ин. 1:14); и Павел, который пишет: «иже, во образе Божии сый, не восхищением непщева быти равен Богу: но Себе истощил, зрак раба приим, и образом обретеся якоже человек, смирил Себе, послушлив быв даже до смерти, смерти же крестныя» (Флп. 2:6–8). Посему-то Господь, будучи Богом и соделавшись человеком, как Бог, воскрешал мертвых, и исцеляя всех словом, претворил воду в вино (ибо дела эти были не человеческия), а как носящий на Себе тело, жаждал, утруждался и пострадал (ибо это не свойственно было Божеству); как Бог, сказал: «Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин. 14:11); а как носящий на Себе тело, обличал иудеев: «что ищете Мене убити, человека, Иже истину вам глаголах, юже слышах от Отца» (Ин. 8:40)? Совершаемо же было это не раздельно по качеству творимаго, так чтобы в ином обнаруживалось действие тела без Божества, а в ином действие Божества без тела; напротив того, совершаемо было это соединенно, и един был благодатию Своею чудно творящий это Господь. По-человечески Он "плюну" (Ин. 9:6), и плюновение было Божественно; потому что плюновением даровал зрение очам слепого от рождения. И когда хотел показать, что Он Бог, выражая это человеческим языком, сказал: «Аз и Отец едино есма» (Ин. 10:30). Исцелял единым хотением, и простерши человеческую руку, воздвиг Петрову тещу, «огнем жегому» (Мф. 8:14, 15), и воскресил из мертвых умершую уже дочь архисинагога.

15) А еретики по собственному своему невежеству предались безумию, и одни, видя человеческия дела Спасителя, отрицали сказанное: «в начале бе Слово» (Ин. 1:1), другие же, взирая на дела Божества, не признавали сказаннаго также: «Слово плоть бысть» (Ин. 1:14). Муж верный и апостольский, зная человеколюбие Господа, когда видит знамения Божества, дивится Господу во плоти, и когда усматривает также свойственное телу, с изумлением на сие взирает, и в этом уразумевая действенность Божества.

Поелику же такова церковная вера, то, когда иные, смотря на дела человеческия, видят Господа жаждущим, или утруждающимся, или страждущим, и только глумятся над Спасителем, как над человеком, тогда они тяжко согрешают, однако же, раскаявшись вскоре, могут получить прощение, имея предлогом немощь тела; потому что и Апостол не лишает их извинения, и как-бы простирает к ним руку, говоря: «И исповедуемо велия есть благочестия тайна: Бог явися во плоти» (1Тим. 3:16). И еще, – когда иные, взирая на дела Божества, сомневаются о телесном естестве, тогда и сии наитяжко согрешают; потому что, видя ядущаго и страждущаго, представляют это мечтою; впрочем и их, если вскоре раскаются, Христос готов простить, потому что и для них служит предлогом самое превыше-человеческое величие, обнаруживающееся в делах. Но когда думающие о себе, что имеют ведение закона (каковы и были тогдашние фарисеи), тех и других превзошедши невежеством и ожесточением, доходят до безумия, и совершенно отрицают самое сущее в теле Слово, или самыя дела Божества приписывают диаволу и его демонам, тогда за таковое нечестие справедливо несут они непощадное наказание; потому что они диавола вменили в Бога, об истинном действительно сущем Боге помыслили, что Он в делах ничем не превышает бесов.

16) В такое-то нечестие впали тогдашние иудеи, и из иудеев фарисеи. Когда Спаситель являл дела Отца, воскрешал мертвых, даровал прозрение слепым, делал, что хромые ходили, отверзал слух глухим, разрешал язык немым, повелевая ветрам, ходя даже по морю, давал разуметь, что Ему покорна тварь; тогда народ изумлялся и славил Бога, а чудные фарисеи говорили, что это – дела веельзевула, и безразсудные сии не стыдились Божию силу приписывать диаволу. Посему, Спаситель произнес о них справедливый приговор, что хула их неизвинительна и непростительна. Пока они, видя дела человеческия, хромали помышлением, говоря: «не Сей ли есть тектонов сын?» (Мф. 13:55) и: «како Сей книги весть не учився?» (Ин. 7:15) и: «кое... Ты твориши о Себе знамение" (Ин. 6:30)? и: «да снидет ныне со креста, и веруем в Него» (Мф. 27:42); дотоле Господь терпел их, и поелику они грешили против Сына человеческаго, скорбя об их ослеплении, говорил: «аще бы разумели» и вы, «еже к миру» (Лк. 19:42). Ибо и великаго Петра, поелику дверница спрашивала его, а он отвечал ей о Господе, как о человеке, Господь простил за его слезы. А когда падшие иудеи еще более пали и обезумели, так что и дела Божии стали называть веельзевуловыми; тогда Господь не потерпел уже их. Ибо хулили они Духа Его, говоря, что творящий сие не Бог, но веельзевул. И за это, как отважившихся на дело нестерпимое, наказал их вечно.

Это тоже значило, как если бы, взирая на порядок мира и на промышление о мире, дерзнули они и сказали, что и тварь получила бытие от веельзевула, что, диаволу повинуясь, солнце восходит, и ради его вращаются звезды не небе. Как твари суть дело Божие, так и Христовы дела были дела Отчия. А если одни из этих дел суть веельзевуловы, то необходимо и другия должны быть веельзевуловыми. И для утверждающих это иудеев значит ли что сказанное: «В начале сотвори Бог небо и землю» (Быт. 1:1)? Ничто не чуждо их безумию; ибо одинаковаго с ними образа мыслей были и отцы их в пустыне: недавно еще вышедши из Египта, сделали они тельца, и ему приписывая бывшия к ним Божии благодеяния, говорили: «сии бози твои, Израилю, иже изведоша тя из земли Египетския» (Исх. 32:4). Посему и тогда не в малом числе, но многие из отважившихся на это истреблены были в самом начале за эту хулу; притом же Бог объявил, сказав: «в оньже день присещу, наведу на них грех их» (Исх. 32:34). Ибо и их, пока роптали по причине хлебов и воды, терпел еще Бог, подобно матери питающей сосцами сына своего. Когда же еще более обезумели, и, как воспевает о них Дух: «измениша славу свою в подобие тельца, ядущаго траву» (Пс. 105:20); тогда, отважившись на такое непростительное дело, как говорит Писание, поражены были «за сотворение тельца, егоже сотвори Аарон» (Исх. 32:35).

17) И теперь фарисеи, отважившиеся на подобное сему дело, услышали от Спасителя такой же приговор, какой слышал уже и несет на себе упомянутый иудеями веельзевул, то есть, что и их вместе с веельзевулом вечно поядать будет уготованный ему огонь.

Говорил же это Господь, не сравнение делая между хулою на Сына и хулою на Духа Святаго, и не в том смысле, что Дух больше, а потому хула на Духа имеет большую вину. Да не будет сего! Ибо предварительно научил Он, что все, что имеет Отец, принадлежит и Сыну, что Дух приимет от Сына и прославит Сына, и что не Дух дает Сына, но Сын подает Духа ученикам, а чрез учеников и верующим в Него. Посему, не сравнивая Себя и Духа, говорил Спаситель. Но поелику хула в обоих случаях касается Его самого, в одном же случае хула меньше, а в другом гораздо больше; то Господь и сказал это. Ибо и самые фарисеи говорили то и другое. Видя Его человеком, злословили: «откуду Сему премудрость сия» (Мф. 13:54)? и: «пятидесяти лет не у имаши, и Авраама ли еси видел?» (Ин. 8:57). Взирая же на дела Отчия, не только отрицали Божество Его, но еще говорили, что в Нем не Божество, но веельзевул, и что дела Его суть дела веельзевуловы. То и другое говорено было против Него; но поелику меньше была хула по человечеству, и больше хула по Божеству, то за большую хулу изрек им неизбежное наказание. И действительно, в ободрение учеников говоря: «Аще Господина дома веельзевула нарекоша» (Мф. 10:25), Себя, столько хулимаго иудеями, наименовал Господином дому.

18) Если же иудеи, говоря: «о веельзевуле», злословили не иного кого, но Господа; то явно, что и в сказанном: «хула же на Духа», разумеется хула на самого Господа, и Себя разумея, произнес Спаситель все это изречение, потому что Он есть Домовладыка всего.

И нам неленостно для безопасности снова повторить то же. Жаждать, утруждаться, спать, быть заушаемым, вкушать пищу свойственно людям. Но творить дела, какия сотворил Господь, возможно уже было не людям, но Богу. Посему, когда, по сказанному прежде, иные, видя свойственное людям, злословили Господа, как человека, тогда делались они достойными меньшаго наказания, нежели те, которые Божии дела приписывали диаволу. Последние не только святое повергают псам, но и Бога равняют с диаволом, свет называют тьмою. И что в этом состояла непростительная хула фарисеев, заметил то Марк, сказав: «а иже восхулит на Духа Святаго, не имать отпущения... но повинен есть вечному греху. Зане глаголаху: духа нечистаго имать» (Мк. 3:29, 30). А слепой от рождения, прозрев, свидетельствовал: «от века несть слышано, яко кто отверзе очи слепу рождену: аще не бы был Сей от Бога, не мог бы творити ничесоже» (Ин. 9:32, 33). И народ, дивясь совершенному Господом, говорит: «Сии глаголи не суть беснующагося: еда может бес слепым очи отверсти?» (Ин. 10:21). Фарисеи же, которые почитали себя сильными в Законе, расширяли воскрылия риз, хвалились, что знают больше других, не устыдились при всем этом; но, говоря, что Господь имеет беса и что дела Божии суть дела бесовския, «окаянные сии», по написанному, «пожроша бесови, а не Богу» (Втор. 32:17). Подверглись же сему не ради чего иного, а только из желания отрицать, что творящий дела сии есть Бог и Божий Сын. Если вкушение пищи и телесный вид показывали в Господе человека, то почему же фарисеи не усматривали из дел, что Он во Отце и Отец в Нем? Им не хотелось признать это, лучше же сказать, они имели в себе веельзевула, который внушал им – за дела человеческия именовать Господа простым человеком, а за дела, свойственныя Богу, не исповедывать Его Богом, вместо же Господа обоготворять сущаго в них самих веельзевула, чтобы с ним, наконец, вечно мучиться им в огне.

19) И это замечание Евангелиста Марка в читаемом нами месте, кажется мне, наводит на мысль подобную сказанной, и показывает, что та и другая хула касается самого Господа, и Он сказал о Себе – и: «Сын человеческий», и: "Дух", чтобы первым наименованием указать на человеческое естество, а словом "Дух" обозначить Свое духовное, умное и преистинное Божество. Ибо в означение телеснаго Своего естества хулу, в которой можно получить прощение, отнес к Сыну человеческому, о хуле же непростительной объявил, что простирается она на Духа, чтобы этим отличением от телеснаго естества указать на Божество Свое.

Этот же образ речи примечаю я и в Евангелии от Иоанна, когда Господь, беседуя о вкушении тела Его, и видя, что многие тем соблазнялись, говорит: «сие ли вы блазнит? аще убо узрите Сына человеческаго восходяща, идеже бе прежде? дух есть, иже оживляет, плоть не пользует ничтоже: глаголы, яже Аз глаголах вам, Дух суть и живот суть» (Ин. 6:61–63). И здесь сказал о Себе Он то и другое, – и плоть, и дух; и слово "дух" употребил в отличение от плоти, чтобы ученики, уверовав не только в видимое, но и в невидимое Его, уразумели, что глаголы Его суть не плотские, но духовные. Для многих ли достаточно было в снедь тела, и как оно напитало бы целый мир? Но для того и упомянул о восшествии Сына человеческаго на небеса, чтобы отвлечь их от телеснаго понятия, и дать им, наконец, уразуметь, что плоть, о которой говорил, есть небесная снедь и духовная пища, свыше подаваемая Им. Ибо говорит: «яже глаголах вам, Дух суть и живот». А это значило: то, что показуется и дается за спасение мира, есть плоть, которую ношу Я; но сия плоть и кровь ея дана будет Мною вам духовно в снедь, так-что она каждому уделяема будет духовно, и для всех соделается охранением в воскресение вечной жизни. Так и Самарянке, отвлекая ее от чувственнаго, Господь наименовал Бога Духом, чтобы она о Боге представляла себе не телесно, но духовно. Так и Пророк, созерцая Слово соделавшееся плотию, говорил: «Дух лица нашего, помазанный Господь» (Плч. 4:20), чтобы не заключил кто о Господе из видимаго, что Он простой человек, но слыша слово: "Дух", знал, что Он есть сущий в теле Бог.

20) Из этого явствует, наконец, что, если кто видит Господа беседующаго о Себе самом и, смотря только на телесныя дела Его и не веруя, скажет: «откуду Сему премудрость сия?» (Мф. 13:54) то согрешит он и произнесет на Него хулу, как на Сына человеческаго; а если, взирая на дела Его, совершаемыя Духом Святым, говорит, что творящий таковыя дела – не Бог и не Божий Сын, приписывает же их веельзевулу, то явно хулит Господа, отрицая Его Божество. Ибо в евангельском сем изречении, как неоднократно уже замечено, Господь, говоря: «Сын человеческий», указывает на Свое воплощение и человечество, чтобы сказав: "Дух" – выразить тем, что Его же есть и Дух Святый, Которым Он все творил. Поэтому, творя дела, говорил: «аще... Мне не веруете, делом [Моим] веруйте: да разумеете... яко Аз во Отце, и Отец во Мне» (Ин. 10:38); уготовляясь же принести Себя за нас телесно, когда для сего самаго пришел во Иерусалим, Он сказал ученикам Своим: «спите прочее и почивайте: се, приближиися час, и Сын человеческий предается в руки грешников» (Мф. 26:45). Дела удостоверяли, что Господь есть истинный Бог, а смерть показала, что истинно имел Он тело. Посему, предаваемаго на смерть справедливо наименовал Сыном человеческим. Ибо Слово безсмертно, неприкосновенно и есть источная жизнь. Но фарисеи не верили этим делам, даже не хотели видеть, что творили сыны их. Посему, Господь с кротостию также обличает их, говоря: «Аще... Аз о веельзевуле изгоню бесы, сынове ваши о ком изгонят? сего ради тии будут вам судии. Аще ли же о Дусе Божии изгоню бесы, убо постиже на вас царствие Божие» (Лк. 11:19, 20). И здесь сказал: Дусе Божии" – не в том смысле, что сам Он меньше Духа, и что совершал в Нем сие Дух. Но и этим опять давал разуметь, что Он, Божие сый Слово, совершает все чрез Духа, и вместе научал слышащих, что, дела Духа приписывая веельзевулу, хулят они тем самого Подателя Духа. Ибо, и это говоря, показывает, что фарисеи не по неведению, но добровольно вдаются в такую неизвинимую хулу, и хотя знают безразсудные, что подобныя дела суть дела Божии, однако же не стыдятся приписывать их веельзевулу и производить от нечистаго духа.

21) Как же они, отважившись на это, могут еще обвинять язычников за то, что сделали себе идолов и именуют их богами? Дерзость фарисеев подобна языческому безумию, или, может быть, и превосходит его; потому что, прияв о сем закон, преступлением закона безчествуют они Бога. Что же будут делать отваживающиеся на таковую хулу, когда прочтут Пророка Исаию и услышат, что знамениями Христова пришествия служат прозрение слепых, хождение хромых, проглаголание немых, воскресение мертвых, исцеление прокаженных, отверстие слуха у глухих (Ис. 35:5, 6)? Ужели захотят творцем сего наименовать кого-либо иного? Ибо, наименовав творцем Бога, обличат себя в нечестии против Господа. А что Пророк провидел и предрек, то Господь пришел и совершил. Если же, увлекаемые своею продерзостию, осмелятся сказать, что и это предречено «о веельзевуле»; то боюсь, что, вскоре преуспев в нечестии, когда прочтут: «кто даде уста человеку? и кто сотвори нема и глуха, и видяща и слепа?» (Исх. 4:11), и подобныя сим места, по безумию своему, скажут также, что и это – слова веельзевула. Ибо кому приписывают благодать прозрения, в том, по необходимости, должны искать и виновника слепоты. В Писании же сказано, что то и другое творит Один и Тот же. Конечно же, говоря это, дойдут со-временем и до той мысли, что и Создатель естества человеческаго есть веельзевул. Ибо Творцу свойственно иметь власть и над созданным. Но Моисей сказал: «В начале сотвори Бог небо и землю»; и: «по образу Божию сотвори Бог человека» (Быт. 1:1, 27). И Даниил с дерзновением говорит Дарию: «не покланяюся кумиром руками сотворенным, но живому Богу сотворшему небо и землю и владущему всякою плотию» (Дан. 14:5). Разве, придумав новый оборот, скажут: не видеть, хромать, и иметь другия немощи дается в наказание от Создателя; а избавление от немощей и благодеяние страждущим совершает веельзевул. Но крайне неразумно входить даже в изследование об этом; обезумевшим и изступленным свойственно такое злочестивое буесловие, с каким безразсудные сии сравнительно лучшее приписывают не Богу, но веельзевулу. Для них ничего уже не значит извратить догматы божественных Писаний, только бы отрицать им пришествие Христово!

22) Но сим лукавым надлежало – или не уничижать Господа за телесное естество, как человека, или исповедать Его за дела истинным Богом. Они же во всем поступили превратно. Видя в Нем человека, злословили как человека; а взирая на дела Божеския, отрицали Божество и обратились к диаволу, думая, что такою дерзостию избегнут суда и не осудит уже их поруганное ими Слово. На большее еще отваживались обаятели, волхвы и чародеи Фараоновы; однако же, увидев сотворенныя Моисеем знамения, они уступили и обратились в бегство, сказав: «перст Божий» творит сие (Исх. 8:19). Фарисеи же и книжники, видя действие (не перста, но) целой руки Божией, и примечая, что дела, совершаемыя Спасителем, и многочисленнее и выше Моисеевых, сказали, что творит сие веельзевул, о котором волхвы, как ни были к нему близки, сознались, что не мог он сотворить и того, что в сравнении с сим гораздо было меньше. Кто же изобразит вполне безумие фарисеев? Или кто, как сказал Пророк, найдет, чему бы уподобить их злочестие? Они оправдали собою содомлян, превзошли невежеством язычников, превышают неразумием волхвов Фараоновых, и могут быть сравнены с одними только арианами, впадая с ними в одно и то же злочестие. Ибо иудеи, видя дела Отчия, совершаемыя Сыном, приписывали их веельзевулу; а ариане, взирая на те же дела, творящаго их Господа сопричисляют к тварям, говоря, что Он из не-сущих, и не был, пока не рожден. Фарисеи, видя Господа во плоти, роптали, говоря: почему «ты, человек сый, твориши себе Бога» (Ин. 10:33)? А христоборцы, видя, что Он страждет, спит, хулят Его, говоря: «кто терпит сие, тот не может быть истинным Богом и единосущным Отцу!» Одним словом: если кто пожелает сравнительно разсмотреть злоумие тех и других; то найдет, как сказал я выше, что пали они вместе в «юдоли сланаго» (Быт. 14:8, 10) умоизступления.

23) Посему-то Господь тем и другим изрек непощадное наказание. Ибо говорит: «а иже речет на Духа Святаго, не отпустится ему ни в сей век, ни в будущий» (Мф. 12:32). И это справедливо. Ибо отрицающий Сына кого призовет, и в ком обретет очищение? Или какой жизни, какого упокоения будет чаять себе, кто отвергся Сказавшаго: «Аз есмь... живот» (Ин. 14:6); и: «Приидите ко Мне вси труждающиися и обремененнии, и Аз упокою вы» (Мф. 11:28)?

Но как они понесут на себе вечное наказание, так благочестно мудрствующие о Христе, покланяющиеся Ему и по плоти и по Духу, ненезнающие, что Он есть Сын Божий, неотрицающие, что Он стал и Сыном человеческим, и равно верующие, что «в начале бе Слово», и что «Слово плоть бысть», без сомнения, будут вечно царствовать на небесах, по святым обетованиям самого Господа и Спасителя нашего Иисуса Христа, Который говорит: «идут сии в муку вечную, праведницы же в живот вечный» (Мф. 25:46).

Это сколько сам я изучил, написал и тебе кратко; ты же приими это от меня, не как совершенное учение, но как только повод самому тебе, извлекши для себя точнейший смысл из евангельскаго изречения и из Псалмов, связать наконец рукояти истины. А когда принесешь их, тогда пусть будет сказано: «грядуще же приидут радостию, вземлюще рукояти своя» (Пс. 125:6) о Христе Иисусе Господе нашем. Чрез Него и с Ним Отцу и купно Святому Духу слава и держава во веки веков! Аминь.

* * *

4

Т. е. Епископы, и именно: Акакий и Патрофил.



Источник: Творения иже во святых отца нашего Афанасия Великаго, Архиепископа Александрийскаго. Часть третья. Издание второе исправленное и дополненное. - М.: Издание Спасо-Преображенскаго Валаамскаго монастыря, 1994. - С. 3-49. (Репр. изд.: СТСЛ, 1903). Перевод под редакцией проф. П.С. Делицына

"My studies"

Вам может быть интересно:

1. Послание к Епископам африканским святитель Афанасий Великий

2. К Фабию, епископу Александрийскому священномученик Дионисий Александрийский

3. Послание к Иоанну, епископу Антиохийскому, и к Собору, собравшемуся в Антиохии святитель Кирилл Александрийский

4. Послание Иордану о Трисвятой песне преподобный Иоанн Дамаскин

5. Окружное послание Евсевий Кесарийский (Памфил)

6. Окружное послание к Восточным Архиерейским Престолам святитель Фотий, патриарх Константинопольский

7. Послание Александру святитель Александр Александрийский

8. Послание о жизни преподобной Макрины святитель Григорий Нисский

9. Толкование на второе послание к Коринфянам – Беседа 24 святитель Иоанн Златоуст

10. Послание к пресвитеру Метонскому против обрядов Римской Церкви святитель Марк Эфесский

Комментарии для сайта Cackle