Библиотеке требуются волонтёры

протоиерей Александр Петрович Рождественский

Хвала учёному мудрецу, по книге Иисуса сына Сирахова

Ставя мудрость выше всего на свете, премудрый сын Сирахов превозносить и тех лиц, которые посвящают себя ученым занятиям, и требует для них особых жизненных условий, – главным образом досуга. – чтобы они могли свободно, но заботясь о ежедневном пропитании, предаваться своим высоким занятиям. Это свое положение бен-Сира доказывает примерами людей, добывающих хлеб физическим трудом. Вот, земледелец, думающей о своей пашне, гравер, кропотливо работающий над тонким изображением на камне, вот медник и горшечник, обремененные своею тяжелою работой. Все они могут быть прекрасными художниками, «мудрецами» в своем деле; но выше этого дела не идут их мысли и заботы, им некогда заниматься высшею мудростью, наукою о Творце и тварях, о жизни миpa и людей. «Только тот», кто отдает душу свою и размышляет о законе Всевышнего, – тот исследует мудрость всех древних и изучает пророчества» (39, 1), только он может сам достигнуть мудрости и получить от Господа дар научать ей других; за это и наследует он вечную славу.

В этом отделе ярко выразилось высокое уважение древнего миpa к занятию ученых мудрецов, посвящавших свое время изучению закона Божия, как источника мудрости, наблюдению над жизнью природы и человека, как высоких творений Бoжииx, в которых проявилась Его мудрость, и обучению других людей тому, что знают сами. К таким ученым относились с великим уважением, предоставляли им возможность не только жить без забот о хлебе насущном, но и совершенствовать свои познания путешествием по чужим странам (39, 5): уже в те отдаленные времена польза науки стояла вне всяких сомнений.

Дело ученого мудреца выше житейских занятий (Сир. 38, 24–39, 14).

24. Мудрость ученого достигается в благоприятное время досуга, и кто имеет мало занятий. тот может сделаться мудрым.

Как может сделаться мудрым тот, кто правит плугом и хвалится палкой погонщика, кто погоняет волов и с песней правит ими, и ведет свой разговор с быками?

26. Он думает о том, как заборонить борозды, и забота его о наполнении стойла.

27. Также и каждый ремесленник и художник,

не имеющий покоя ни днем, ни ночью,

вырезывающий изображения на печатях, и старание его – о тонкой отделке фигур.

28. Он думает о том, как сделать сходным рисунок, и забота его – об окончании работы.

29. Также и медник, сидящий у наковальни и размышляющий над тяжелым изделием:

пламя огня расплавляет тело его, и от жара печи он раскаляется;

30. к стуку молота он склоняет ухо свое, и на образец сосуда направляете глаза свои.

31. Он думает о том, как бы окончить работу, и забота его – об окончательной отделке.

32. Также и горшечник, сидящий над своей работой и вертящий колесо ногами своими;

33. он постоянно в заботе о деле своем, и вся работа его исчислена;

34. руками своими он дает форму глине,

а ногами разминает ее жесткость.

35. Он думает о том, как бы обмуравить сосуд, и забота его – об очищении печи.

***

36. Вcе они искусно работают руками своими, и каждый бывает мудр в деле своем.

37. Без них не проживешь в городе, и где бы они ни жили, они не голодают.

Однако на совете народном их не спрашивают, и на собрании они не выступают;

38. на судейском седалище они не сидят и не размышляют о законах и праве;

они не произносят наставления и суда и не разумеют притчей мудрецов.

39. Но они искусны в своих житейских занятиях, и забота их – об успехе, своего ремесла.

***

Глава 39, 1. Только тот, кто отдает душу свою и размышляет о закона Всевышнего, –

тот исследует мудрость всех древних и изучает пророчества;

2. он внимателен к речам мужей именитых и вникает в тонкие обороты притчей;

3. он исследует тайный смысл изречений и привыкает к загадкам притчей;

4. он служит среди вельмож и является перед правителями;

5. он путешествует по земле чужих народов,

испытывает доброе и злое среди людей.

6. Он думает о том, чтобы взыскать Создателя своего и молится перед Всевышним;

он открывает уста свои для молитвы и молится о грехах своих.

7. Если благоволить Господь Великий,

он наполнится духом разума;

8. он сам прольет, как дождь, слова мудрости и в молитве исповедается пред Господом;

9. он сам подаст верный совет и сведение, и будет размышлять о тайнах Его;

10. он сам преподаст разумное учение, и будет хвалиться законом завета Господня.

11. Разум его многие восхвалять, и он во век не будет забыт;

12. память о нем не прекратится, и имя его будет жить в роды родов;

13. о мудрости его расскажут народы, и о славе его возвестит собрание;

14. пока он будет жить, он приобретет имя больше,

чем тысячи,

а когда скончается, оно останется по нем.

***

Так как мудрость достигается человеком главным образом чрез изучение закона Божия (ср. 15, 1, 24, 25–29), то естественно, что занятие книжника, изучающего закон, выше всех житейских занятий (38, 24–39); в одушевленных притчах бен-Сира воспевает высоту призвания ученого мудреца и описывает славу, какая воздается ему всеми людьми (39, 1–14). Отсюда видно, каким почетом и уважением пользовались ученые книжники во времена Иисуса сына Сирахова и как высоко уже тогда ставилось изучение Св. Писания; отсюда можно видеть и то, что свящ. книги тогда уже составляли один определенный канон, пользовавшийся высоким авторитетом и строго отграниченный от остальных человеческих писаний.

24. В начала отдела бен-Сйра ставит его главную мысль: только при благоприятном досуге можно приобресть мудрость; так как она, как сказано раньше, достигается тщательным изучением закона. Сл.: «Премудрость книжника в благовремении (Остр.: в время) празднества, и умаляйся деянием своим упремудрится». В Евр. первое полустишие читается: «мудрость книжника умножает мудрость», что явно неправильно, хотя и в Сир. переведено: «умножает ему мудрость»; но Гр. чтение: «во благовремении празднества», т. е. досуга, вполне соответствует и второму полустишию, где также говорится о досуге, необходимом для ученого, и потому должно быть признано первоначальным. Под «книжником», сôфер, здесь разумеется, как видно из дальнейшего, человек, посвятивший себя изучению закона Божия и вообще Божественного откровения, не только записанного в свящ. книгах, но проявившегося и в премудром творении Божием, – мире и человеке (ср. 39, 5, 31, 9–11). Впоследствии, ко времени пришествия Христа Спасителя, книжники потеряли свое древнее значение; они сохранили высокое положение в общества, но утратили высоту нравственную и превратились в узких специалистов, изучавших букву закона и не видевших духа его. Но во времена сына Сирахова это были ученые мудрецы, продолжатели дела древних пророков, – учители народа. «Умаляйся деянием» значит – имеющий мало занятий, Сир. свободно: «не занятый пустыми вещами». Сл. «своим», Гр. αύτοῦ, соответствует Евр. гŷ «он, этот»: может быть, первоначально в Гр. читалось οὖτος – «сей упремудрится». Последнее слово точно передает Евр. йитхаккам «сделается мудрым», здесь, по смыслу: «может сделаться мудрым», так как не всякий, имеющий досуг, способен достигнуть мудрости. В талмуде выражена подобная же мысль: имеющий мало занятий, но занимайся законом и будь ревностен к заповедям, и относись ко всем людям со смирением духа»1.

25–26. Далее бен-Сира перечисляешь различные житейские занятия, чтобы показать, как они приковывают к себе все внимание человека и не позволяют ему заниматься изучением закона для достижения мудрости. Сл.: «Чем умудрится (Остр.: что ся умудрит) держай орало и хваляйся остно́м, гоняй волы, и обращаяйся (Остр.: и взвращаяся) в делах их, и повесть его в сынех юнчих? Сердце свое даст возрыти бразды (Остр.: вспроврещи бразду), и бдение его в насыщениях (Остр.: на насыщение) юниц». Гл. и Гр. «орало», т. е. плуг или соха, в Евр. выражено словом малмад, употребляющимся в Библии только однажды, в Суд. 3, 31: «и изби (Самгар) иноплеменников – ралом воловым (бэмалмад габбакар)», при чем там разумеют обычно «воловий рожон» (Рус), заостренную палку, которою погонщик бьет волов. Но здесь едва ли уместно это значение: во втором полустишии также говорится об этой палке, здесь же следует ожидать упоминания о главном орудии земледельца, – о плуге, как в Гр. и Сир. («сошник»): правящий плугом; малмад означает, может быть, рукоятку плуга. Сл. «остном» передает Гр. ἑν δόρατι κέντρου «древком рожна», в Евр. первое слово читается также баханûт «копьем», второе же – מדעיד «дрожащий» или מחעיד «возбуждающий» (от ъŷр «возбуждаться»): некоторые буквы читаются неясно; можно принять последнее чтение: «копьем возбуждающего», т. е. палкой погонщика. В первом полустишии следующей притчи (ст. 25сd) и говорится о том, «кто гоняет волов и с песней правит ими», Евр. йэшôбеб багишûр, как читается на поле, в тексте же над словом йэшôбеб написано лесаддед «чтобы боронить» (из 26 стиха), а вместо башшûр читается башшор «быками», как и в Сир. В Гр. читается совершенно иначе: «и обращаяйся (тот же Евр. глагол шŷб) в делех их». Евр. чтение следует предпочесть в виду параллельного полустишия, где говорится о разговоре с быками: пахарь распевает песни и понукает волов словами и криком. «И повесть его», т. е. разговор, Евр. шэъиййотайв (ср. 37, 18), «в сынах юнчих», т. е. о сынах быков, о быках; но в Евр. и Сир.: «с сынами быков», – он ведет разговор с быками, когда на них пашет. Две притчи 25 стиха составляют вопрос: как может достигнуть мудрости такой пахарь? Ответ подразумевается отрицательный, и в 26 стихе прямо говорится, что его мысли сосредоточены совсем на другом. Подобным же образом построены и дальнейшие примеры житейских занятий: сначала описание занятий (ст. 27, 29–30, 32–34), потом указание, куда направлены заботы каждого, причем повторяются слова: «сердце свое вдаст», «и бдение его» (ст. 28, 31, 35). В Евр. полустишия 26 стиха ошибочно поставлены в обратном порядке. «Сердце свое даст» значит: обращает внимание, думает; Сир.: «его сердце думает». Сл. «возрыти бразды» передает Гр. ἑκδοῦναι αὕλακας, в Евр. ясно читается глагол лэсаддед «боронить», а от следующего слова сохранились только отдельные буквы; одни читают его: битламûм «по бороздам» (Петерс), другие: гиблôт зераъ «полосы посева» (Сменд), на основании Сир.: «на полосах посева своего»; смысл остается тот же, но лучше читать, вместе с Гр.: «заборонить борозды», остающаяся после плуга. «Бдение его» соответствует Евр. слову шэкêдато «бессонница, забота его», от שקר «бодрствовать», – производное это употребляется только здесь. «На насыщениях юниц», точнее с Гр. «о кормах для телиц», свободно передает Евр. лэкаллôт марбек «о наполнении стойла», т. е. о заготовлении достаточного количества корма для рабочего скота, или же – о приобретении для своих стойл большего количества скота. Лат. 25 ст. начинает: «какою мудростью исполнится», слова: «древко рожна» разделяет: «и кто хвалится копьем? Рожном гоняет волов» и т. д.; слова: «возрыти бразды» Лат. передает: «на поворачивание борозд».

27–28. Не может сделаться мудрым и ремесленник или художник, занятый вырезыванием изображений на камнях, изготовлением печатей или гемм; такие разные камни были в древности в большом употреблении, и этим художественным ремеслом занимались, вероятно, многие соотечественники сына Сирахова; разные камни были, напр., на нарамниках первосвященника и на наперсника судном (Исх. 28, 9–14, 17–21). Сл. «Тако всяк древоделя и архитектон (Остр.: и художник), иже нощи яко дни провождает, делая изваяния (Остр.: делающи истукания) печатей, и прилежание его изменити различие: Сердце свое даст уподобити живописание, и бдение его еже совершити (Остр.: есть скончати) Дело». Гр. τέκτων καì àρχιτέκτων, «художник и зодчий», передает Евр. хореш «высекающий, обрабатывающий», вообще «ремесленник», и хôшеб «обдумывающей, художник»: из дальнейшего видно, что здесь разумеется именно гравер, резчик по камню или металлу; несомненно, в обоих этих стихах речь идет об одном роде занятий, как и в других соседних примерах. «Тако» – разумеется: так же, как и земледелец, не может сделаться мудрым; в Евр. ошибочно: «так работает» или «работающий», – Сир. подтверждаем Гр. чтение: «тако всяк». Сл. «нощи (точнее: «ночью») яко дни провождает» передает обычное Гр. чтение, в Гр. гл. (248, Cpl.) и Лат. поставлено: «день», в некоторых Гр. списках (В, 55. 307, 308): «днем». И в Евр. на поле стоит: йингаг «занимается», в текста слово испорчено, но, вероятно, стояло йазûаъ «обеспокоен, не имеет покоя», от зŷаъ «быть взволнованным»: «который не имеет покоя» или «не имеющий покоя ни днем, ни ночью»; так и в Сир., где эта притча передается свободно: «так и все ремесленники не имеют покоя совершенно, и ночью и днем они думают о том». Этими словами (ст. 27аb) кончается Евр., следующий лист начинается с 39, 20. Сл. «делая», т. е. делающий, свободно передает Гр. множ. число: «вырезывающее», правильнее и здесь поставить един, число, в котором стоят остальные глаголы; в Сир. везде множ. число. Гр.: «вырезывающие резьбы печатей», т. е. вырезывающий изображения на печатях, Сир.: «(они думают) о деле вырезывания и печатей и жемчугов». Сл. «и прилежание» передает Гр. έπιμονή «постоянство, упорство», т. е. старание, как и в Сир.: «и размышления их»; в некоторых Гр. списках (В, 254, 308) читается ύπομονή «стойкость, терпение». Сл. «изменити различие», Гр. àλλοιῶσαι ποικιλίαν «разнообразить пестроту» или «рисунок», т. е. сделать его более красивым и тонким, свободно: «о тонкой отделке фигур» (Рус: «чтоб оразнообразить форму», Р. 59: фигуру). Сир. неточно: и размышления их «потребны для дела искусства их». В 28 стихе «уподобити живописание» значит: «сделать сходным рисунок», – мастера имели перед глазами образцы, которым подражали. Лат. 27сd переводит: «кто вырезает резные печати, и усидчивость его разнообразие рисунок», а 28b «и бдение его (или: бдением своим) совершит дело».

29–31. Третий пример – медник, выковывающий из металла статуи, сосуды и проч.; он также весь поглощен своею тяжелою работой и не имеет возможности изучать закон. Сл.: «Такожде и ковачь седя близ наковальни, и соглядаяй дело железа: курение огня удручит тело его, и теплотой пещи утрудится; Глас (Остр.: гласом) млата обновить (Остр.: приклонит) ухо его, и прямо подобию сосуда очи его; Сердце, свое вдаст на скончание дел, и бдение его украсити до конца». Сл. «ковачь» правильно передает Гр. χαλκεύς, но здесь лучше удержать первоначальное значение этого слова: «медник», т. е. мастер разных художественных произведений из металла, преимущественно из меди (ср. ст. 30b). Сир. опускает упоминание о меднике: (потребны) «сидеть у печи», – вместо «наковальни» Сир. ставит «печи»; но о печи говорится далее (ст. 29d), здесь же называется главнейшая принадлежность мастерства – наковальня. «Соглядаяй дело железа» передает чтение большинства Гр. списков; в Гр. В вместо ἕργον (в разных падежах) поставлено àργῷ «необработанным» железом. В Сир. читается: «тяжелые инструменты». Так как речь о железе здесь едва ли уместна, то следует читать: «размышляющий над тяжелым изделием». Сл. «курение» передает Гр. àτμίς «дыхание», здесь – «пламя огня»; «удручит» (Рус. «изнуряет») соответствует по-видимому, обычному Гр. чтению: τήξει, буквально: «расплавит», что здесь вполне возможно, как образное выражение о теле, подверженном постоянному действию жара плавильной печи; в некоторых Гр. списках (В, 23, 253, 308) читается: πήξει «сколотит, сделает твердым»; Сир.: «заставляет разрываться», Сл. «теплотой пещи утрудится» свободно передает Гр. «в жаре печи будет сражаться», как и в Лат.: глагол διαμαχήσεται по-видимому, соответствует Евр. слову йитхарег, от харâ «гореть, гневаться», – Гр. взял второе значение, в арамейском языке – «спорить», в текста же глагол употреблен в буквальном значении «разгорается, раскаляется». В 30 стихе «обновит», Гр. καινιεῖ, совершенно не подходит по смыслу. Вторичные переводы, кроме Лат. и Сл., стараются исправить это чтение; Сир.-екз.: «исчерпывает» (κενεῖ), Арм.: «возбуждает» (κινεῖ), Эф.: «терзает» (κναίει). Предполагали (Фрицше), что в Евр. стоял глагол יחרש «оглушает», переводчик же прочел неправильно יחרש «обновит». Но в Сир. читается: «к обдумыванию склоняет он руку свою», при чем вместо אירח «руку свою» правильнее читать ארכח «ухо свое»; отсюда следует заключить, что Гр. KAINIEI получилось из KAINEI «склоняет»2, что вполне соответствуем и параллельному полустишию: «к стуку (буквально: к голосу) молота он склоняет ухо свое и к образцу сосуда очи свои», разумеется: склоняет или направляет, так и в Сир.: «направлены очи его». Сл. «украсити до конца» в 31 стихе правильно передает мысль Гр., хотя буквально там читается: „украсить при окончанш»; но вероятно, здесь разумеется именно окончательная отделка металлического предмета, напр., его полировка. Лат.: «и бдение его украсить в совершение».

32–35. Четвертый пример житейских занятий, препятствующих достижению мудрости, – работа горшечника. Сл.: «Такожде и скуделник седя на деле своем, и вертя ногама своима (в Остр, «своима» нет) коло, Иже в печали лежит выну на деле (Остр.: в деле) своем. Исчисляемо (Остр.: и в числе) все делание его: Мышцею своею вообразит брение, и пред ногама преклонит крепость его (Остр.: свою); Сердце свое вдаст скончати сосуд, и бдение его очистити (Остр.: истребити) пещь». Сир. 32 стих переводит: также и горшечник, сидящий у колеса и ступнями своими вертящий сосуд», – Гр. вернее, так как горшечник вертит ногами именно колесо, на котором стоит обделываемый сосуд. Сл. «в печали лежит на деле» неточно передает Гр.: «в заботе лежит (т. е. находится) о деле своем»; «исчисляемо (55, 155, Лат.: «в числе», 307: «в числах») все делание его» – значит, что горшечник обязан изготовить определенное количество посуды, чтобы заработать на свое пропитание, и он постоянно озабочен тем, как бы выработать это количество. Сир. неправильно: «и глаза его – на сосуды всей работы его». Сл. «вообразит брение» значить «дает форму глине», Сир.: «и руки его разминают глину»; отсюда видно, что и слово «руки» стояло во множ. числе, как и «ноги». Вторая половина 34 стиха в Сл. передана буквально с Гр., при чем «его» относится к слову «брение»: пред его ногами склонится, уступишь жесткость глины, она станет мягкою, свободнее: «ногами разминает ее жесткость». Сир. иначе: «и прежде чем он умрет, он сделается согнувшимся и сгорбленным»; в Гр. более соответствуют друг другу об части стиха. Сл. «сосуд» в 35 стихи передаешь Гр. χρῖσμα «обмазывание», что соответствует Евр. слову мишхâ; разумеется обмазывание готового сосуда перед его обжиганием, его муравление, свободно можно перевести: «как бы обмуравить сосуд». Сир. и Эф. вместо «обмазывание» читают «дело его». Сл. и Гр. «очистити пещь», Сир. неправильно: «устроить печь»; имеется в виду тщательное очищение печи, в которой обжигаются глиняные сосуды, – с тою целью, чтобы в ней не осталось ничего такого, от чего обжигаемые сосуды могут лопнуть или повредиться, – и тогда пропадет вся работа горшечника. Лат.: «и бдение его очистит печь».

36. Общий вывод из всех приведенных примеров: все такие ремесленники и художники могут «искусно работать руками своими, и каждый бывает мудр в деле своем», можешь дойти до совершенства в своем ремесле, но они не могут достигнуть истинной мудрости, для которой необходимо изучение закона и обширный жизненный опыт (ст. 37–38;. Сл.: «Вси сии на руки своя (Остр.: рукама своима) надеются, и кийждо в деле своем умудряется (Остр.: премудряется)». В Сир. первое полустишие читается: «все они – ради успеха их» или «искусства их»; отсюда можно заключить, что Гр. ένεπίστευσαν «вверились, доверились» передает Евр. глагол аман «быть надежным, верным», но в подлиннике здесь стоял, вероятно, созвучный с этим глагол аман с значением «искусно работать», откуда «омман «художник» в П. П. 7, 1: «чины бедру твоею подобии усерязям, делу рук художника» (Евр. 7, 2 маъасег йэдê »омман). Получается фраза: «искусно работают руками своими», вполне параллельная второму полустишию, где «умудряется» значит: «бывает мудр», достигает высокого искусства в своем деле, Лат.: «в искусстве своем».

37–38. Житейские занятия необходимы и полезны как для самих тружеников, так и для всего общества: «без них», без ремесленников, «не проживешь в городе, и где бы они ни жили, они не голодают», находят себе заработок. Однако везде, где требуется высшая мудрость, там выступают не они, ремесленники, а мудрецы, изучившее закон. «На совете народном их не спрашивают, и на собрании они не выступают»: там дают советы признанные всем народом мудрецы, способные устроить к лучшему судьбу своего народа (ср. 37, 25–29). «На судейском седалище они не сидят и не размышляют о законах и праве»: это также преимущество мудрецов, и главным образом – священников израильских (ср. Вт. 17, 8 дал.). «Они не произносят наставления и суда и не разумеют притчей мудрецов», – они недоступны их простому уму.

Сл.: «Без тех не населится (Остр.: не уселится) град, и не вселятся, ни походят, и в соборище не возмутся (Остр.: и в соборищи не походят). На престоле же судей не сядут, и завета суду не размыслят, ниже имут извещати наказания и суда, и в притчах не обрящутся». Здесь «не населится град» значит: не будет иметь населения, если в нем не будет ремесленников, проще: без них не проживешь в городе. Два следующее глагола в Гр. и Сл. не имеют ясного смысла; Сир.: «и там, где они обитают, они не голодают». Отсюда следует заключить, что Гр. οὗ παροικήσουσιν «не вселятся» следует читать: οὗ παροικήσουσιν «где они поселятся», а глагол «походят» ошибочно передает Евр. йаъабрŷ, тогда как следовало читать йиръабŷ голодают». Далее в Сл. и Гр. опущено целое полустишие, сохранившееся в Гр. гл. (S*, 70, 248, Cpl.), Сир. и Ар.: «но на совете народном не будут отыскиваемы», или «спрашиваемы» (S* читает: «на совет» и опускает отрицание «не», как и 70). Это полустишие несомненно подлинное, так как следующее составляет вполне подходящий для него второй член параллелизма: «и на собрании они не выступают», Сир.: «не возвышаются», как и Сл. «не возьмутся», в Гр. стоить ошибочно: ούχ ύπεραλπῦνται «не перепрыгнуть», – разумеется, может быть, – через других, не станут выше других. «На престоле судей», точнее: «на седалище судьи» они не сидят, т. е. не приглашаются судить людей. Вместо Сл. и Гр. «завета суду» или «суда» в Сир. читается: «закона и суда»; теми же Гр. словами в 45, 21 передается Евр. выражение хôк ŷмишпат «постановлено и суд» или «закон и право»; поэтому и здесь можно свободно перевести: «не размышляют о законах и праве», о чем обязаны постоянно думать судьи. «Наказания и суда», т. е. «наставления и суда», соответствуешь обычному Гр. чтению, которое представляется вполне правильным, так как здесь идет речь о праве мудрецов учить других и произносить свои авторитетные суждения о людях и о явлениях жизни; в некоторых Гр. списках читается: «правды и суда» (В, 253, 308, Сир.-екз.*); Сир. «учение мудрости», – под влиянием следующего полустишия, где в Сир. после «притчи» сохранилось определение: «мудрецов», – вероятно, согласно с подлинником, как и в 3, 29. Гр. и Сл. «не обрящутся» и здесь, как в 32, 18, передает Евр. «не уразумеют», как и читается в Сир. Лат. в 37 стихе после «без тех» прибавляет: «всех», далее читает: «в собрание не перепрыгнуть».

39. Снова повторяется мысль 36 стиха: ремесленники, хотя и не выступают там, где требуется высшая мудрость и знание закона, «но они искусны в своих житейских занятиях, и забота их – об успехе своего ремесла». Сл.: «Но токмо зданием житейским прилежать (Остр.: сздание века утвердят), и моление их в делании художества». Сир. первое полустишие переводить: «ибо они умны в работах мира»; здесь «умны» передает, вероятно, Евр. йабûнŷ, тогда как Гр. прочел ошибочно йакûнŷ «они тверды», στηρίσουσι, Сл. передал неточно: «прилежать». Сл. «житейским», Гр. αἱῶνος, как и Сир. «миpa», передает Евр. ъолам «век», здесь – в смысле нынешнего века, миpa (ср. 3, 18). «Зданием» передает Гр. κτίσμα «творение» или «делание», отсюда, как в Сир., «работа, занятие». Получится фраза: они умны или искусны в занятиях века, т. е. в житейских своих занятиях, в своем ремесле. Вместо Гр. и Сл. «молитва», что здесь совсем не подходит, в Сир. стоит: «дума, забота»; «в делании художества» соответствует Гр. фразе: ἑν έργασίᾳ τέχνης «в производстве, выгоде ремесла», или свободно: «об успехе своего ремесла».

39, 1–3. В противоположность людям, занятым житейскими заботами и не имеющим времени для научных занятий, – истинный мудрец отдаешь всего себя изучению закона Божия и человеческой мудрости, заключающейся в мудрых изречениях и притчах, и таким образом сам достигает мудрости. Сл.: «Точию вдающий (Остр.: разве вдающего) душу свою и размышляющий (Остр.: и размышляющего) в законе Вышнего, премудрости всех древних взыщет, и в пророчествиих поучатися будет (Остр.: и в пророчествии непраздна будет); Повести (Остр.: повесть) мужей именитых соблюдет и во извития притчей совнидет (Остр.: внидет); Сокровенная (Остр.: скровение) притчей изыщет, и в гадании притчей поживет». Первая притча 1 стиха в Остр, отнесена к предшествующей главе, как и в Лат., глава 39-я начинается там словом «премудрости». Поставленный в Остр, предлог «разве» с родительным падежом двух следующих причастий точно соответствует Гр. предлогу πλήν; но Сл. правильно разрешает этот неудобный здесь оборот; только тот, кто предался изучению закона Божия, – тот способен к восприятию мудрости: таков смысл речи автора. Гр. и Сл. «вдающий душу свою», т. е. отдающий себя, остается без косвенного дополнения на вопрос: чему? В Евр. таким дополнением служила вторая часть притчи: «размышляющий о законе Вышнего», т. е. отдающий себя этому размышлению; но Сир. дополняет по смыслу: «страху Божию» и во второй части: «разумению закона жизни». Вторая притча 1 стиха и дальнейшие, по 6 стих включительно, говорят о занятиях мудреца-книжника. Он изучает прежде всего священные книги, написанные древними боговдохновенными мужами, т. е., кроме «закона Божия» в тесном смысле, или Пятокнижия Моисеева, – книги пророческие и учительные. Возможно, что бен-Сира имеет здесь в виду три части еврейской Библии, когда говорить о «законе Вышнего» (тôрâ), пророчествах (нэби’ûм) и притчах (кэтубûм). Под «всеми древними» разумеются, конечно, священные писатели. После слова «древних» Гр. 70 прибавляет: «людей», в двух других списках (296, 308) вместо àρχαίων поставлено àνϑρώπων. Сл. «поучатися будет» свободно передает Гр. àσχοληϑήσεται «будет лишен досуга» (в Остр.: «непраздна»), будет занят пророчествами, будет прилежно изучать их; Сир.: «и обращается к древним пророчествам». Множ. число «повести» читается только в немногих Гр. списках (В; 70, 248, 307), в других, как и в Остр.: «повесть», – разумеются изречения мудрецов «именитых», т. е. знаменитых, прославившихся своею мудростью; Сир. неправильно: «всех людей века». Сл. и Гр. «соблюдет» значит: будет свято хранить их, как высокую драгоценность, будет внимателен к речам именитых мужей. «Во извития» соответствуем Гр. слову ἑν στροφαῖς, «в обороты» или, как в Рус, «в тонкие обороты притчей», – имеется в виду поэтическая форма, в какую облекались обычно изречения мудрецов. Сир. неточно: «и обдумывает глубины». В 3 стихе «сокровенная притчей» означает скрытый, тайный смысл приточных изречений, недоступный для обыкновенная человека, – то же, что «загадки» в параллельном полустишии. «Поживет» передает Гр. àναστραφήσεται, которое и здесь, как в 8, 9, свободно можно перевести: «навыкает» или «привыкает к загадкам притчей», научается разгадывать их. Сир. 3 стих переводит: «он изучает мудрость притчей и размышляет обо всем скрытом». Лат. тесно связывает начало 1 стиха с предшествующими словами: «но они утвердят творение века, и прошение их в совершении искусства, приспособляющее душу свою и исследующие в законе Всевышнего»; далее после «взыщет» Лат. ставит: «мудрый»; вместо «в загадках» читает, как и Сир.: «в сокрытых».

4–5. Кроме изучения закона Божия, мудрец приобретает опытность путешествиями по чужим землям и общением с различными людьми, особенно высокопоставленными, к которым он находит доступ благодаря своей мудрости (ср. 34, 9–12). Сл.: «Посреде велмож послужит (Остр.: поживет) и пред старейшину явится; в земли (Остр.: в землю) чуждих язык пройдет, добро бо и зло в человцех искуси». Вместо един, числа «пред старейшину», как читается в некоторых Гр. списках (А, В, 155. 248, 308), во всех других поставлено множественное, что и правильнее. Сир. переставляет глаголы: «и среди вельмож он ходит, и среди царей и великих он служит». По сравнению с предшествующими и следующим стихами, здесь речь не о преимуществах мудреца, как в 8, 9 и 11, 1, но о том, в каких кругах чаще всего он вращается и где почерпает свой опыт. Так и в 5 стихе говорится о путешествиях мудреца. Вместо «в земли чуждих язык» Сир. ставить: «города мира». Вторая часть стиха в Гр. связана с первою союзом «ибо», но в Гр. S и в Сир. его не имеется, как не было его, вероятно, и в Евр.: вторая часть параллелизма здесь только продолжает мысль, выраженную в первой, путешествия служат средством для испытания доброго и злого, для приобретения опытности. Вместо «в человецех» Сир. читает «в мире».

6. Подобно тому, как описание житейских занятий кончалось фразой: «сердце свое вдаст» на то или другое (38, 26, 28, 31, 35), так и о мудреце говорится, что он «Сердце свое вдаст утреневати ко Господу сотворшему его, и пред Вышним помолится, и отверзет уста своя на молитву, и о гресех своих помолится», Сл. Мудрость достигается человеком при непрестанной помощи Божией, приобретаемой горячею молитвой, и с другой стороны, мудрость приводить к молитве, как средству общения с Высочайшею Мудростию. Вот почему главное внимание мудреца обращено на молитву, чрез нее он находить прощение своих грехов. Сир. 6а переводить: «в сердце своем он полагает молиться», но Гр. здесь вернее, только слово «ко Господу» здесь прибавка, удлиняющая стих, – оно в Гр. гл. (70, 248, Ср1.) поставлено раньше слова «утреневати». Последнее слово и здесь, как и в 4, 13, значит «искать, стремиться», т. е., в данном месте, – стремиться войти в молитвенное общение с Господом. Сир. 6b переводить свободно: «и от Бога просит он милости». Вторая притча 6 стиха дает ту же мысль, что и первая, прибавляя только, что в своей молитве мудрец ищет прощения грехов, без чего невозможно достигнуть мудрости. Лат. слово «утреневати» передает: «на бодрствование до рассвета». 6d Сир. переводит: «и ради грехов своих он попросить доброго».

7–10. Посредством изучения закона Божия и самообразования человек, при помощи Божией, достигнет мудрости, которая сделает его самого способным учить других. В 8–10 стихах также можно видеть намек на троякий состав ветхозаветных Писаний, которым мудрец будет подражать, – только в обратном порядке: «прольет, как дождь, слова мудрости и в молитва исповедается пред Господом», – подражание Писаниям, кэтŷбûм; «подаст верный совет и ведение и будет размышлять о тайнах» Божиих, подобно Пророкам; «преподаст разумное учение и будет хвалиться законом завета Господня», – прямо назван «Закон», тôрâ.

Сл.: «Аще (Остр.: аще бо) Господь Велий восхощет, духом разума исполнится: Той одождит глаголы премудрости своея, и в молитва исповестся Господеви; Той управит совет его и художество, и в сокровенных его размышляти (Остр.: размышлено) будет; Той известить (Остр.: и той извещает) наказание учения его, и в законе завета Господня похвалится». Союз «ибо» в начале 7 стиха, подобно Остр., прибавлен и в некоторых Гр. списках (106, 157, 296, 308); в Сир. первая половина стиха опущена, а вторая передается свободно: «и от духа разума он умудрится». Вместо «исполнится» во многих списках читается: «исполнить его», разумеется, – Бог (A, S*, 106, 155, 157, 296, 307, 308, так же Коп.-с. и Лат.); смысл тот же, но первое чтение следует предпочесть, как более близкое к Сир. 8, 9 и 10 стихи начинаются одинаково словом «той», в Евр., вероятно, гŷ с значением «он сам»; научившись, он и сам будет учить других. «Одождит», как и в 18, 29, значит: «прольет, как дождь», – так же обильно; «своея» после «премудрости» не читается в Ald., и оно здесь, по-видимому, прибавлено переводчиком. В Сир. 8 стих переведен неверно: «он изречет притчи по дважды, и исповедаются ему за его разум». Сл. и Гр. «управит совет» значить: подает правый, верный совет; «его» после слова «совет» и здесь прибавлено, оно не читается в Гр. S, 254: «подает верный совет и сведение», т. е. даст точные сведения о деле, по которому спрашивают его совета. Сир. и здесь неточно: «он разумеет изречения и мудрость (по иному чтению: мудрых) и понимает скрытое». Во второй части 9 стиха местоимение «Его»» после «сокровенных» вполне уместно, так как речь идет о тайнах Божиих, доступных отчасти мудрому человеку, ср. Пс. 50, 8: «безвестная и тайная премудрости Твоея явил ми еси». Начало 10 стиха буквально с Гр. переводится: «он проявит наставление учения его»; и здесь «его», по-видимому, прибавка, – в Сир. местоимения нет: «учение мудрости»; разумеется учение, основанное на глубоком образовании самого учителя, свободно: «преподаст разумное учение». Похвала его будет заключаться в «законе завета Господня», т. е. в основательном знании Закона, как памятника завета Бога с Израилем; Сир. свободно: «в законе жизни».

11–14. Далее говорится о славе мудреца: своею мудростью он приобретет себе всеобщее уважение, и память о нем. после его смерти, останется надолго. Сл.: «Восхвалят разум его мнози, и до века не погибнет; Не отидет память его, и имя его поживет в роды родов (Остр.: в род и род); Премудрость его поведят язы́цы, и хвалу его исповесть церковь; Аще пребудет, приусвоит себе, и аще почиет, имя оставит паче тысящ». В Остр, последний стих читается: «аще пребудет имя, оставит нежели тысущи, и аще престанет едино створит себе». В 11 стихе Сл. «не погибнет» свободно передает Гр. «не отмоется, не изгладится», – разумеется: «не будет забыт. как и в 12 стихе. Сир. 11 стих переводит: «и многие будут учиться от его мудрости, и во век не забудется имя его». Сл. «не отидет», буквально: «не отступит», значит: не прекратится память о мудреце. Вместо «поживет» Сир. ставит: «не забудется». Стихи 12b и 13 почти буквально повторяются в 44, 13–14, только там говорится о многих праведниках. Сир. переставляет существительные в 13 стихе: «мудрость его прославят церкви, и хвалу его скажет народ»; по сравнению с 44, 13–14, следует сохранить Гр. расстановку слов: «расскажут народы» и «возвестит собрание». Установить правильное чтение 14 стиха довольно трудно. В Сл. концы полустиший поставлены в обратном порядке, сравнительно с Гр.; в последнем буквально читается, подобно Остр.: «если пребудет, имя оставить нежели тысячи, и если упокоится, причиняет ему», ἑμποιεῖ αύτῷ, – Сл. др. ошибочно прочитал ἕν ποιεῖ «едино створит»3. Сир. дает здесь совсем неудовлетворительный перевод: «если он хочет, в тысячах будет он прославлен, и если он молчит, – в малом народе». Возможно, что вместо ъамад «пребывать» Сир. читал хамад «желать», а «молчит» – неправильная передача того же глагола, который в Гр. передан «упокоится». Очевидно, в двух параллельных полустишиях противополагается «пребывание» и «упокоение» мудреца, т. е. время его жизни и время после смерти, и потому вместо условных союзов лучше поставить здесь другие: «пока он будет жить», и во втором полустишии: «а когда скончается». Гр. «имя оставит нежели тысячи» передает Евр. оборот, где ме́елеф значит «больше чем тысяча», разумеется: других людей; так как речь идет о времени жизни мудреца, то вместо «оставит» можно поставить, по смыслу: «приобретет». Глаголом ἑμποιεῖβ в 42, п передано Евр. слово חםפיק, имеющее там значение: «быть достаточным»; но стоял ли здесь в Евр. этот глагол или другой, сказать трудно, и приходится довольствоваться Гр. передачею: «вчиняет» или «причиняет ему», т. е. славное имя будет присуще ему, останется за ним навсегда, свободнее: «останется по нем». Лат.: «будет полезно ему».

* * *

1

См. Cowley a. Neubauer, The orig. Hebrew of Eccli., p. XXVI.

2

A. Edersheim in Wacè Apocrypha, II p. 187.

3

Описание сл. Рукописей Моск. синод. библиотеки, отд. I, Москва 1855, стр. 81.


Источник: Рождественский А.П. Хвала учёному мудрецу, по книге Иисуса сына Сирахова // Христианское чтение. 1910. № 7–8. С. 892–909.

Комментарии для сайта Cackle