профессор Алексей Петрович Лебедев

Обращение императора Константина Великого в христианство

Смысл наименования равноапостольный. – Влияние на Константина семьи, в которой он родился. – Значение пребывания при дворе Диоклетиановом. – Состояние духа Константина перед войной с Римом. – Видение Креста. – Возражения против сказания и разбор их. – Утверждение Константина в вере. – Другие объяснения обращения Константина в христианство. – Первые обнаружения христианства в деятельности Константина: монумент в Риме, Миланский эдикт и пр. – Радость христиан.

 

 

Церковь дала императору Константину Великому имя равноапостольного и этим определила его значение в области церковной истории. Он называется равноапостольным, потому что после целого ряда римских императоров, воздвигавших гонения на христиан в продолжение трех веков, он был первым императором, обратившимся в христианство и поставившим своей целью внести идеи и убеждения христианские во все отправления государственной жизни. Апостолы своей проповедью имели целью просветить и освятить каждого отдельного человека. Константин же, став христианским императором, старался воплотить христианские идеи и убеждения в сам государственный организм; отсюда государственные учреждения, государственные законы, военная служба должны были вести свое дело в зависимости от тех требований и предписаний, какие заключаются в христианстве. По всему этому его деятельность и приближается к деятельности апостольской.

Проследим те пути, которые привели Константина, родившегося язычником, к вере во Христа.

Первые семена благорасположенности к христианству посеяла в нем семья, в которой он родился. Его отец Констанций, по всем описаниям, был искренним другом христиан, и эту расположенность к христианству от Констанция наследовал и сын Константин. Констанций был императором западных областей Римской империи (Галлии и Британнии). Посмотрим, каков был по своим нравам, убеждениям и наклонностям духа Констанций, чтобы судить по этому, какое направление и настроение духа мог вынести Константин из-под домашнего крова. По словам церковного историка Евсевия, Констанций был государем самым кротким, благосклонным к подданным и весьма расположенным к христианскому учению; по своей жизни он стоял выше других современных ему императоров, являл себя правдивейшим и благодетельнейшим ко всем4. Тот же историк рассказывает о необыкновенном бескорыстии этого императора. Он рассказывает следующий замечательный случай из жизни Констанция. Констанций не имел обыкновения наполнять казнохранилища деньгами, отчего могло бы последовать обеднение подданных и застой в предприятиях. Об этом узнал император Диоклетиан, бывший старшим императором между четырьмя правившими тогда Империей, узнал и остался недоволен этим. Он послал к Констанцию послов, которые упрекали его в том, что он небрежет в государственных интересах и что он настолько беден, что срамит этим свое императорское достоинство. Констанций оставил послов погостить у него, а сам между тем собрал к себе тех из подданных, которые отличались богатством, и объявил им, что он имеет нужду в деньгах, и просил каждого жертвовать в казну, сколько кто может. И что же? Прилив пожертвований превзошел все ожидания. Казнохранилище наполнилось золотом, серебром и другими драгоценностями. Тогда он показал эти богатства послам Диоклетиана, сказав, что эти деньги до этого времени хранились у его подданных, как верных казначеев, и просил обо всем этом донести Диоклетиану. Констанций, однако же, не присвоил себе денег, добровольно принесенных в царские сокровищницы благодарными подданными его. Как скоро закончилась ревизия его казначейств, он снова отдал все деньги тем лицам, которые принесли их сюда, причем благодарил усердных жертвователей за их любовь и преданность ему5. Отсюда видно, что Констанций отличался возвышенным нравственным характером. Поучаясь у своего отца кротости и нестяжательности, Константин тем самым лучше всего приготовлялся к принятию того учения, которое кротость и нестяжательность ставит в числе первых добродетелей благочестивого человека. – Что касается религиозных убеждений Констанция, то он, не будучи христианином, однако же не был и грубым язычником. Он уже отрекся от суеверного служения многим языческим богам и поклонялся только единому истинному Богу. Евсевий прямо говорит, что он «признавал одного над всеми Бога» и что «он весь дом свой, вместе с детьми, женой и домашними посвящал одному Царю – Богу»6. Как далеко был Констанций от суеверного служения идолам, об этом свидетельствует следующий замечательный случай в его жизни. Констанций, уже отказавшийся от суеверного языческого служения идолам жертвами и воскурением, однажды, желая испытать истинные расположения своих царедворцев, сделал вид, что он хочет снова приняться за исполнение всех суеверных языческих обрядов, и сказал придворным: «Кто хочет пользоваться моим расположением и любовью и оставаться в почести, тот должен приносить жертвы идолам, а кто отказывается от этого, тот должен удалиться с моих глаз и не рассчитывать впредь на мое благоволение». Приняв за истину слова императора, придворные сейчас же разделились на две партии. Одни, люди лицемерные и без действительных религиозных убеждений, сейчас же изъявили согласие на требование императора, хотя до этого из расчетов, вероятно, следовали благому примеру царя; другие же, которые от искреннего сердца пренебрегали суетными языческими обрядами, и теперь остались верны своим убеждениям. Следствием этого было то, что первых, как людей лицемерных и непоследовательных себе, он удалил из дворца, а вторых приблизил к себе и сделал их начальниками над подданными своего царства7. Следовательно, Константин, живя в своей семье, уже далек был от язычества с его суеверием и внешним благочестием. Он еще у своего отца мог научиться вместо многих и ложных богов почитать одного истинного Бога. Язычество этого времени поддерживалось внешностью, обрядностью, пышными церемониями, а кто отверг этого рода язычество, тот уже был при дверях религии духа. Но особенно сильное впечатление на восприимчивую душу Константина Должна была производить кроткая политика Констанция к христианам.

В то время когда на Востоке кипело гонение Диоклетианово, Констанций оставлял христиан неприкосновенными: они жили в мире и благоденствии8. Не имея возможности являться ослушником воли Диоклетиана, старшего из императоров, Констанций позволил одно – разрушить некоторые из христианских церквей9. Насколько он был благосклонен к христианам, это видно из того, что в самом дворце его были христиане, которые могли свободно возносить молитвы христианскому Богу10. Правда, во время сильнейшего развития Диоклетианова гонения, Константин был не среди семьи, а в Никомидии при дворе Диоклетиана; но, конечно, Константин хорошо знал, как шли дела под руководством его отца. Константин, конечно, знал и то, что кроме хорошего, ничего не следовало из той политики, которой придерживался Констанций в отношении к христианам. Вообще Евсевий допускает сильное и благодетельное влияние Констанция на Константина, когда замечает: «Соревнование отцу призывало сына к подражанию ему в доблестях»11. А подражая отцу в любви к христианам, Константин воспитывал в своем сердце и любовь к тому Богу, под охраной Которого христиане делались достойными любви.

К сожалению, нельзя сказать ничего определенного о том, какое влияние в ранний период жизни Константина оказывала на него родная его мать Елена, имя которой Церковь в своем чествовании соединила с именем Константина Великого. Впоследствии, когда Константин сделался императором всей Римской империи, Елена ознаменовала себя необыкновенной ревностью к христианству: она предпринимала благочестивые путешествия на Восток, украшала Святую Землю великолепными постройками, удостоилась открытия Креста Христова. Все это показывает, что последние дни своей жизни она была ревностной христианкой и прославилась святостью; но было ли так издавна, была ли она таковой и во времена малолетства Константина – неизвестно. Историк Феодорит, писатель пятого века, впрочем, допускает, что Елена имела влияние на обращение Константина к христианству. Он отзывается о ней так: «Родительница этого света (Константина), питательница его благочестия»12.

Не все время молодости провел Константин под кровом отеческого дома. Часть своей молодости он провел при дворе Диоклетиана в Никомидии. Он оставался здесь в качестве заложника: он был взят Диоклетианом, старшим императором, от Констанция в знак ручательства в верности и преданности этого последнего первому. По-видимому, пребывание Константина при дворе жестокого гонителя христиан не могло быть благоприятным для христианского развития Константина, но в действительности с христианами и их достоинствами он нигде более не мог ознакомиться в такой мере, как именно на Востоке, при императорском дворе и в такую эпоху, какой было гонение Диоклетиана. Сам Константин впоследствии прямо признавал, что пребывание при дворе Диоклетиана было делом не последним в его обращении к христианству. В самом деле, при дворе Диоклетиана он мог познакомиться с лучшими людьми из христианского общества, которых было немало на службе у Диоклетиана, и, ознакомившись, мог оценить их ревность, честность, преданность, верность и достоинства их жизни. В штате диоклетиановского двора мы встречаем христиан на высоких должностях. Так, Лукиан имел должность камергера13; Горгоний и Дорофей принадлежали к лицам, приближенным к императору14; несколько христианских юношей были при дворе в качестве императорских пажей15. По свидетельству Евсевия, христиане также занимали видные места в административных сферах тогдашней Империи16. Так было, конечно, до времени гонения христиан. Жизнь и столкновения Константина при дворе Диоклетиана с достойнейшими из христиан, которым не могли отказывать в уважении даже такие враги христианства, как Диоклетиан, должны были показать Константину, что за люди были христиане, как много хорошего вносило христианство в жизнь граждан. Здесь, на Востоке, Константин мог прийти к представлению о силе и распространенности христианства; он мог видеть здесь «многолюдные собрания во всяком городе и стечения христиан в молитвенных домах, обширные церкви»17. Но вот кончились времена мира для христиан. Диоклетиан из благосклонного к христианам делается жестоким гонителем на них (303–305 гг.). Кровь ни в чем не повинных христиан льется ручьями; самые приближенные к Диоклетиану лица из христиан беспощадно наказываются и убиваются. Нельзя было смотреть на это зрелище без глубокого сожаления к невинным страдальцам. Вот что, например, происходило в самой Никомидии, на глазах у Константина. Те, кто еще вчера окружали царский трон, ныне влекутся на казнь, и они первыми из всех18. Священники, служители престола без всяких допросов предавались в руки палачей. Лица нечиновные всякого возраста и пола ввергались в огонь, и так как их было слишком много, то их сжигали массами, других кидали в море, привязав камень на шею. Гонение никого не щадило. С каждым днем выдумывались новые и новые казни для христиан. Гонение было так распространено, что один писатель-современник замечает: «Если бы у меня была сотня уст и железный язык, то и тогда не мог бы исчислить всех мучений, какие терпели верующие»19. Силе и свирепости гонения соответствовала ревность христиан к вере. В сознании своей невинности «целыми тысячами» шли они на смерть20. Мог ли Константин, смотря на беспричинную свирепость гонителей христиан, на тысячи жертв варварской политики императора, на твердость и мужество христиан, через что они громогласнее всяких слов говорили, что вера их есть святая истина, мог ли Константин, смотря на все это, не понимать, что христиане и христианство, это – великая сила, пришедшая в мир, которая требовала глубокого уважения к себе? Если же при этом взять во внимание, что Константин, видя гонение Диоклетиана и сопровождавшие его волнения и беспорядки, не мог не отдавать предпочтения образу деятельности отца своего Констанция, который неизменно благоволил к христианам и в этом находил залог общественного спокойствия, то сердце Константина, однажды и навсегда, должно было отречься от всякой ненависти к христианам, ради блага Империи. Какие уроки Константин вынес из обстоятельств своего пребывания «при дворе тирана», об этом впоследствии он сам заявлял при различных случаях.

Это пребывание навсегда поселило в нем отвращение к казням христиан. «Я отчуждался от бывших доныне правителей, потому что видел дикость их нравов»21. Он пришел к мысли, что гнать христиан есть дело бессмысленное, ни к чему, кроме вреда, не ведущее. Впоследствии Константин изумленно восклицает: «Какая ему (Диоклетиану) была польза вступать в войну с нашим Богом», т.е. христианским?22 После этого нисколько не удивительно, что Константин, сделавшись императором крайнего Запада, после смерти Констанция, в 306 году, под живым впечатлением только что виденного им гонения, счел первым делом объявить в своих областях свободу христианского исповедания23.

Условия жизни императора Константина, рассказанные нами выше, имели в общем то благодетельное следствие, что воспитали в нем благорасположенность к христианству, побудили его навсегда отказаться от преследований христиан и ценить их как усердных подданных. Этим определялась для Константина политика мира в отношении к христианам. Тем не менее и сделавшись императором крайнего Запада, вместо отца своего Констанция, Константин еще не был христианином и не пришел к мысли, что ему нужно сделаться христианином. В душе его еще происходила борьба идей старых, языческих, с новыми – христианскими. И неизвестно, долго ли бы душа его осталась в колеблющемся, нерешительном положении, если бы грозные и трудные обстоятельства не склонили его искать помощи у Бога христианского, а этот Бог дивным образом утвердил его в этом решении. В 312 году Константин решился предпринять военный поход против римского императора Максенция. Целью этого похода частью были виды филантропические: Константин хотел похитить Рим из рук тирана. Поход представлял трудности неодолимые: самому популярному полководцу, любимому войсками, нелегко было заставить римскую армию войти с мечом в сердце Италии, внести войну на священную для язычников почву Рима, сделать нападение на Капитолий. Подобное предприятие производило в римских войсках глубокий ропот неудовольствия. Случалось, что армии рассеивались под тем предлогом, что они не могут сражаться против Рима. Константин не мог освободиться от чувства невольного страха, предпринимая поход на Италию. Притом же Константин никогда не был и не видел Рима, который поэтому ему казался каким-то грозным исполином. Наконец, Константину было известно, что войско, которым располагал его противник Максенций, было многочисленнее его войска. Поход на Италию представлялся делом очень смелым и рискованным. Надеяться на одни человеческие силы и средства было недостаточно. В Константине появилось искреннее желание искания помощи сверхъестественной. Вот как Евсевий описывает состояние духа Константина ввиду грозных обстоятельств, в каких находился он теперь. Константин «стал думать, какого Бога призвать бы к себе на помощь. При решении этого вопроса ему пришло на мысль, что немалое число прежних державных лиц, возложив свою надежду на многих богов и служа им жертвами и дарами, были вводимы в обман льстивыми оракулами, обольщались благоприятными предсказаниями и оканчивали свое дело неблагоприятно. Константин основательно рассуждал, что полагавшиеся на многих богов подвергались и многим бедствиям». В этих размышлениях Константина уже высказалось полное неверие в языческих богов; сердце его далеко отстояло от них. Язычество представлялось ему ложью, сплетением обманов. Тогда его мысли переносились к политическим переворотам, которых он был свидетелем; ему живо представлялось, что в самое короткое время погибли уже трое из лиц, разделявших вместе с ним верховную власть в Империи. Все они имели постыдный конец. После этих размышлений, по словам Евсевия, Константин решил, что не следует «попусту держаться богов несуществующих, и после стольких доказательств оставаться в заблуждении»24. Мысль Константина искала в небесах истинного Бога, верного Помощника в бранях. Константину тем необходимее было противопоставить силе Максенция какую-либо новую силу, что этот последний употребил все меры, чтобы заручиться покровительством языческих богов; он советовался с Сивиллиными книгами, гадал по внутренностям беременных женщин, приносил в жертву львов: «этими способами он надеялся на одержание победы»25. Чем более Максенций обставлял себя религиозными церемониями, тем более и Константин, со своей стороны, потеряв веру в силу языческих богов, однако, религиозным упованиям своего врага должен был противопоставить подобные же упования. Но мысленный взор Константина, отвращаясь от веры в язычество и не имея веры в христианского Бога, тщетно блуждал по сторонам. Единственно, на чем мог Константин остановиться мыслью, это был Бог его отца Констанция, единый и верховный Владыка всего.

И вот среди недоумений Константин возносит молитву тому Богу, Который был бы в силах помочь ему, подать ему мужество, даровать ему победу. Молитва Константина была услышана. Он зрит дивное видение, которое положило конец его колебаниям и побудило всем сердцем уверовать в христианского Бога. Евсевий, современник события, лично слышавший о нем от самого Константина, так повествует об этом необычайном деле. «Царь получил удивительное, посланное от Бога знамение, так что и поверить было трудно, если бы говорил кто другой об этом; но нас, – замечает Евсевий, – с клятвой уверял в этом сам победоносный царь, когда удостоились мы его знакомства и собеседований. Поэтому кто станет сомневаться в истинности его сказания, тем более что и последующее время было свидетелем его истины? Однажды после полудня, когда солнце начало уже склоняться к западу, говорил царь, я собственными глазами увидел сложившееся из света и лежавшее на солнце знамение креста с надписью: «Сим побеждай». Константин и все войско его пришли в изумление. Царь, однако, находился в недоумении и говорил сам себе: что бы значило такое явление? Но между тем как он думал и размышлял о нем, наступила ночь. Тогда явился ему во сне Христос с виденным на небе знамением и повелел сделать знамя, подобное этому виденному на небе, и употреблять его для защиты при нападении врагов. Встав ото сна, Константин рассказал своим друзьям тайну и потом созвал мастеров, умевших обращаться с золотом и драгоценными камнями, сел между ними и описав им образ знамени, приказал по подражанию этому сделать такое же из золота и драгоценных камней. Пораженный дивным видением и решившись не чтить никакого другого Бога, кроме виденного, Константин призвал к себе таинников Его слова (священников) и спрашивал их: кто тот Бог и какой смысл знамения, которое он видел? Они отвечали, что этот Бог есть Сын единого Бога, а явившееся знамение есть торжественный знак победы над смертью, которую одержал Он, когда приходил на землю. Потом подробно раскрыв учение о Боговочеловечении, они объяснили Константину и причины Его пришествия. Константин внимательно слушал их слова и, сравнивая то, что он видел, с тем, что рассказывали они, утверждался в вере и сам начал заниматься чтением Св. Писания. Сверх того приказал находиться при себе иереям». Затем Евсевий в подробности описывает то знамя, какое сделано было в это время и какое предносилось в войске26.

Событие это имело решительное влияние на обращение Константина к христианству. Несмотря на то, что событие это передается Евсевием, современником и доверенным лицом Константина, новейшие рационалистические писатели всеми мерами стараются заподозрить и опровергнуть верность рассказа. Считаем нелишним представить те возражения, какие делаются против сказания, разобрать их и устранить27.

Прежде всего, сомневающиеся критики сказания Евсевия указывают на то, что рассказ этот, заключающийся в сочинении Евсевия «Жизнь Константина», написанного в похвалу этого императора, не нашел себе места в другом сочинении Евсевия «Церковная история», которое будто бы беспристрастнее, как написанное до времени дружбы и близости Константина к Евсевию. На это нужно сказать: «Церковная история» Евсевия написана, вероятно, еще до времени, когда Константин в качестве императора окончательно утвердился на всем Востоке, поэтому неудивительно, если Евсевий, скромный палестинский епископ, не знал подробностей всего, что случилось с Константином на отдаленном Западе, с которым у Востока сношений вообще было немного. Но было бы напрасно утверждать, что Евсевий, при написании своей «Церковной истории», ничего не знал о чудесном событии. Из повествования его здесь видно, что слух об этом событии дошел до него, но слух глухой, неясный. Тем не менее, главное он знал и передал в повествовании. Так, во-первых, он знал, что в поход против Максенция Константин отправился с молитвой к христианскому Богу: «Константин молитвой призвал на помощь небесного Бога и Его Слово, Спасителя всех Христа, и выступил», – говорит Евсевий. Во-вторых, он знал, что поход этот сопровождался чудесными событиями: «Бог, говоря вообще, всем верным и неверным, лично видевшим дивные события, деятельно доказал, что древние, описанные в св. книгах происшествия, для многих нечестивых кажутся невероятными и похожими на басни, а для благочестивых истинными»28, после того как современные события оказались тоже дивными и необычайными. Чего же более можно ожидать от повествования короткого и написанного в общих выражениях, какое и есть «Церковная история» Евсевия в своих заключительных книгах? И, однако, и здесь, как видим, есть очевидные указания на события, какие он рассказывает подробнее впоследствии, в другом сочинении.

Далее возражают: каждый рассказ для своей достоверности должен иметь достаточное ручательство в свидетелях происшествия. Но рассказываемое Евсевием не имеет таких свидетелей. Единственный свидетель – это сам Константин, который уже спустя много лет после события рассказывает о нем Евсевию. Для доказательства истинности своих слов Константин прибегает к клятве, которая в свою очередь свидетельствует, что в обществе уверенности в событии не было. Правда, Евсевий говорит, что свидетелями чуда были все воины Константина, но если бы это было так, в таком случае факт был бы общеизвестен. – Разберем эти возражения. Достоверность рассказа Евсевия подтверждается тем, что молва о событии была широко распространена в обществе еще ранее, чем Евсевий в подробности описал событие, и нашла себе отголоски как в литературе христианской, так и языческой. Лактанций, живший на Востоке и не доживший до того времени, когда Константин сделался властелином Востока, однако, знал об одном из главных обстоятельств события, а именно о том, что Христос явился Константину в сонном видении и повелел сделать воинское знамя с изображением креста. Кроме того, он знал, что войска, сражаясь с Максенцием, уповали при этом на священное знамя29. Языческие писатели также знали о чудесном событии, хотя и передавали его своеобразно30. Все они писали ранее Евсевия и, следовательно, независимо от него и независимо от свидетельства Константина, – значит, были и другие свидетели происшествия. Сомневающиеся критики говорят: «Если бы свидетелями, кроме Константина, были и в самом деле воины, в таком случае факт был бы общеизвестен». Что слух о событии был не так распространен на Востоке, как можно было бы ожидать этого, так что Евсевий в подробности узнает дело только от самого Константина, в этом нет ничего удивительного. Константин перебрался на Восток с Запада, где было событие, спустя более десяти лет. Поэтому войско, которое было свидетелем события, естественно, могло быть заменено другим, новым. Притом, это было войско западное, галльское, которое, естественно, не пошло за Константином на Восток, а потому не могло и принести рассказов о событии. Да и что странного в том, что подробнее, полнее и обстоятельнее о событии никто не знал так, как сам Константин?

Возражатели продолжают: «Константин после явления ему креста представляется недоумевающим: что бы значило такое явление, так что он находит нужным обратиться к священникам для разъяснения: кто тот явившийся ему Бог, и какой смысл знамения, какое он видел? Такого неведения о Христе решительно нельзя допустить у Константина. Константин, конечно, должен был знать и действительно знал о Боге христианском еще от своего отца, который был таким искренним другом христиан; он прекрасно мог ознакомиться с христианством в продолжение более чем десятилетнего пребывания при дворе Диоклетиана. Значение крестного знамения также едва ли могло оставаться неизвестным для каждого, кто входил в какое-либо соприкосновение с христианами, как оно, по Евсевию, остается, однако же, неизвестным, 38-летнему Константину. Да и самое призвание Константином священников для разъяснения виденного не соответствует ни времени, ни месту описываемого видения: дело было перед последним, генеральным сражением, а такие обстоятельства менее всего соответствовали идиллическим, огласительным беседам Константина со священниками, о каких (беседах) рассказывает Евсевий. Да и откуда взялись такие священники, как бы по мановению волшебства? Такое появление священников ни с того, ни с сего, носит печать сказочности». – Приведенные возражения не имеют действительной силы. Что касается призвания Константином священников с целью беседы с ними, то Евсевий не говорит, как хотят этого возражатели, что они были призваны для элементарного ознакомления Константина с христианством. Он, конечно, знал многое о христианстве; священники были призваны для того, как замечает Евсевий, чтобы «подробно раскрыть учение о Боговочеловечении». Значит, если Константин и спрашивал священников: кто такой Бог Распятый, какой смысл явления, то не потому, что не знал христианства, но желал подробнее и тщательнее узнать от священников о христианстве и Христе. Но кроме этого, в том же рассказе есть прямое указание, что Евсевий вовсе не имел намерения выставить Константина совершенно не знающим христианства. Именно: по рассказу, священники являются лишь впоследствии, а сначала он заказывает мастерам сделать виденное им знамя, причем сидел в среде их и объяснял им дело. Было бы странно думать, что Константин делал заказ такой вещи, такого символа, смысла которого он решительно не понимал. До беседы ли со священниками было, говорят возражатели, когда дело было перед последним, генеральным сражением с Максенцием; да и откуда в таком случае явились священники? – Имеет силу это возражение или нет, все зависит от того, как решить вопрос: где и когда происходило дело. Евсевий говорит об этом не очень определенно. А возражатели стараются утверждать, что это было чуть не накануне генерального сражения. Но последние не правы. Как ни мало определенности в сказании Евсевия, однако, видно, что видение было не в Италии, перед вратами Рима (место генерального сражения Константина с Максенцием), а вероятно еще в Галлии, при самом начале похода, когда только что собрались войска. В самом деле, Евсевий сначала рассказывает о видении креста, об устроении крестного знамени, затем далее пишет: «Призвав Бога всяческих и призвав, как помощника и защитника, Христа Его, так же поставив перед своими латниками победную хоругвь со спасительным знамением, он выступил со всем своим войском в поход"31. Спрашивается после этого: не справедливее ли будет полагать, что видение было в Галлии в самом начале похода? Это весьма вероятно, тем более, что Евсевий еще до генерального сражения упоминает о трех сражениях Константина с войсками Максенция, которые дают ему возможность овладеть Италией, сражениях, которые происходили уже под покровительством крестного знамени32. Если так, если видение было в Галлии, при самом начале похода, когда только что собралось войско, то нет ничего непонятного в том, что Константин вместо военных соображений тратит время на огласительные беседы, и в том, что тотчас же явились священники. Если дело было в Галлии, свободное время для огласительных собеседований у Константина было, и священники могли быть собраны без малейшего затруднения. Значит, неправ не Евсевий, а его критики, которые то читают между строк, то не читают того, что прямо написано.

После этого само собой отпадает возражение, направленное против рассказа Евсевия. Говорят: «Невероятно в рассказе Евсевия сказание о том, как Константин вслед за видением призвал к себе золотых дел мастеров, как, сев между ними, разъяснял им свое требование о сооружении хоругви. Все это слишком драматично для полководца, с часу на час готового вступить в решительный бой с врагом. Да и могли ли находиться при войске подобные мастера? Едва ли могла в них быть какая-либо нужда для Константина; подобная свита могла быть лишь бременем при быстрых передвижениях войска». – Если, скажем на это, история видения креста, как мы доказали, совершилась ни где-нибудь в Италии перед лицом неприятеля, а в Галлии, то не могло быть никакого затруднения для Константина созвать мастеров и сделать им заказ. Факт не представлял бы ничего невероятного, если бы доказано было, что дело происходило во время самого похода, вдали от границ Константинова государства, потому что нужно взять во внимание, как отправлялись древние в поход: они обыкновенно переносили с собой всю обстановку домашней жизни; они имели с собой большой обоз, в котором находилось все нужное не только для каких-либо потребностей, но и на случай забав, увеселений, удовлетворения прихотей33.

По-видимому, имеет более серьезности еще одно, последнее возражение: «Евсевий, рассказывая о том, какое знамя было сооружено по случаю чудесного видения, говорит, что на знамени были изображены, между прочим, Константин и его дети. Знамя это, по замечанию Евсевия, он видел собственными глазами. Но подобного знамени с изображением Константина и его детей, в то время, к которому относится событие, сооружено быть не могло; потому что в это время Константин имел одного сына – Криспа». Что у Константина в 312 году был один только сын – это правда, но этим мало подрывается вероятность рассказа Евсевия о видении креста Константином. Прежде всего, нужно сказать, что рассказ о знамени, хоругви, Евсевий ведет уже не от лица Константина, а от своего лица: в нем могут быть неточности. Затем, изображение сыновей Константина на знамени не имело никакого отношения к видению, а имело чисто политическое значение, следовательно, оно могло изменяться смотря по тому, сколько было в данное время детей у Константина. Эти подробности на одном и том же знамени могли меняться, смотря по надобности. Наконец, нужно сказать, что Евсевий не особенно настаивает на том, что виденное им знамя есть то самое, какое сделано Константином по случаю видения; Евсевий, описав знамя, тотчас же замечает: «Но это было немного после». Эти слова Евсевия можно относить и к подробностям украшения знамени.

Борьба Константина с Максенцием увенчалась блистательной победой, и это сделалось для него сильнейшим побуждением уверовать в могущественного христианского Бога.

Таким образом, поход Константина в Италию и Рим, и сопровождавшие его чудесные события были, по достоверным свидетельствам, решительным моментом в истории обращения Константина к христианству. Но не так рассуждали языческие писатели тех времен и не так рассуждают новейшие светские писатели. Один языческий писатель, описавший в виде пасквиля жизнь Константина, любимый современными рационалистами (Зосим, V век), рассказывал, будто Константин обратился в христианство по следующему случаю: Константин запятнал свою совесть убийством двух близких к нему лиц – жены Фавсты и сына Криспа (о чем сведения почерпнуты из языческих источников). Вследствие этого душа его впала в великое смущение и искала очищения. Напрасно он искал прощения греха у представителя языческой платонической школы Сопатра: последний отказал ему в прощении греха. Тогда он обратился к христианским священникам, которые охотно отпустили ему грех, и Константин обращается в христианство34. Но неправдоподобие этого рассказа обращало на себя внимание еще древних христианских писателей. Так, историк Созомен с решительностью опровергает эту сказку, и на серьезных основаниях. Этот писатель рассказывает, что смерть Криспа последовала в двадцатилетие правления Константина, т.е. в 326 году, а между тем Константин до этого времени издал многие законы, благоприятные для христиан, из чего видно, что обращение его к христианству последовало ранее события, которое выставляют причиной обращения его к христианству; далее указывает на то, что язычники не замедлили бы дать Константину прощение, принимая во внимание, что многие их религиозные представления могли давать основание к такому снисхождению35. К этому разбору Созомена нужно прибавить, что если бы Константин в самом деле искал прощения своего греха у христианских священников, то он поспешил бы принять крещение, очищающее все грехи, чего, однако, Константин не делает.

Другие побуждения к обращению Константина к христианству некоторые отыскивают из современных светских историков. Они находят их в политических расчетах Константина. Полагают, что Константин становится на сторону христиан потому, что рассчитывал найти в них для себя опору и поддержку в борьбе с языческими императорами, – возбудить к себе симпатию в войске и странах, поскольку в них было много христиан. Но подобные расчеты со стороны Констатина не отличались бы благоразумием. Константин, как мы видели, является христианином впервые в походе на Рим и Италию; но если бы принятием христианства он хотел себе облегчить победу здесь, то он жестоко ошибся бы. Христиане, несмотря на свою совокупную многочисленность, еще не составляли большинства в Западной империи; в особенности же в Риме они были малочисленны и не были влиятельны. Рим был и надолго после Константина оставался убежищем языческого богопочитания. Константин не мог не понимать, что Вечный город не только не стал бы благоприятствовать христианскому императору, но даже сделался бы к нему еще враждебнее. Оскорбления, нанесенные древней государственной религии, не могли бы простить в Риме Константину ни чернь, жадная до языческих праздников, ни Сенат, наследовавший предания древности и привязанный к древней своей славе, которая в представлении римлян тесно связывалась с их религией. Некоторые историки несколько видоизменяют представление о политических расчетах Константина, при обращении его к христианству, и полагают, что Константин хотел восстановить силу и могущество Римской империи и потому примкнул к партии христиан, людей честных, миролюбивых и послушных. Но понятно само собой, что, поступая так, Константин не достиг бы своей цели, потому что привлекая к себе меньшую часть народонаселения – христианскую – он отталкивал бы от себя большую – языческую.

Итак, остается неопровержимым фактом, что Константин обратился к христианству частью по внутренним влечениям своего сердца, частью по небесному призванию. Свое обращение к христианству Константин после победы над римским императором Максенцием доказывает распоряжениями, не допускающими ни малейшего перетолкования.

Прежде всего, когда римляне, по словам Евсевия, после указанной победы поставили новому императору на самом людном месте в Риме статую, он немедленно велел утвердить высокое копье в виде креста в руке своего изображения и написать следующую надпись: «Этим спасительным знамением, истинным доказательством мужества, я освободил ваш город от ига тирана и по освобождении его возвратил римскому народу и Сенату прежний блеск и знаменитость»36. Неутомимая рационалистическая критика не оставляет без возражения и этого случая, но ее усилия пропадают напрасно. Напрасно некоторые новейшие историки силятся доказать, что копье в виде креста не было символом исключительно христианским, а было древнеримской эмблемой, которую Евсевий ошибочно принял за крест37; напрасно, говорим, потому что к простому копью было бы ни с чем несообразно обращаться с теми словами хвалы, с какими обращается подпись. Притом же и многие другие обстоятельства в том же роде доказывают, что в победе над Максенцием Константин видел очевидное подтверждение действия христианского Бога. Так, именно с этого времени вводится крестная хоругвь в употребление в войсках. Сам Константин с этого же времени носит на своем шлеме монограмму имени: Христос38. И опять: напрасно новейшие историки стараются дать другой, нехристианский смысл приведенным фактам, напрасно уверяют, что хоругвь в виде креста была в употреблении у римлян еще до Константина и что монограмма, подобная монограмме времен Константина, встречается на древних аттических тетрадрахмах (монета) и на крупных монетах времен Птолемеев39. Говорим – напрасно, потому что остается совершенно необъяснимым, почему же Константин, вдруг отказавшись от в то время употреблявшихся эмблем и символов, принял знаки какие-то древнеримские, древнеаттические, древнеегипетские? Это было бы более чем странно.

Самым выразительным доказательством привязанности Константина к христианам из этой эпохи был его указ, опубликованный в 313 году в Милане. В этом обширном указе говорилось: «Объявляем следующую нашу волю: пусть решительно никому не запрещается избирать и соблюдать христианское богослужение. Отныне каждый, решившийся соблюдать христианское богослужение, пусть соблюдает его свободно и неуклонно, без всякого затруднения. Предоставляем христианам полное и неограниченное право совершать свое богослужение». Христианам по этому указу снова возвращались молитвенные дома (храмы), даже в том случае, если они во время гонений перешли в частные руки; церковное имущество, составлявшее собственность данной церкви, также возвращалось по принадлежности. За этим указом последовал ряд других указов, благоприятных для христианства40. С этого времени Константин сближается с христианскими священниками; празднование своего десятилетнего царствования он совершает (в 316 г.) без языческих воскурений и без языческих жертв41. Все говорило, что Константин перестал быть язычником и стал христианином.

Хотя Константин не тотчас принял крещение, но отлагал его до будущего времени, тем не менее, христиане вполне были уверены в его истинном обращении к христианству. Его благоволение к христианам вызвало восторг в христианском обществе. Все почувствовали себя живущими под новым, лучшим, христианским правительством. Евсевий восторженно пишет: «Теперь светлый и ясный день, не омраченный никаким облаком, озарил лучами небесного света церкви Христовы во всей вселенной. Мы должны сознаться, что счастье наше выше наших заслуг; мы приведены в величайшее изумление благодатью Виновника столь великих даров, достойно дивимся Ему и говорим с пророком: npiuдите и видите дела Божия, яже положи чудеса на земли (Пс. 45, 9). Люди всякого возраста, мужского и женского пола, всей силой души радуясь, умом и сердцем воссылают молитвы и благодарение Богу»42.

* * *

4

Евсевий. Церковная история. Кн. 8, гл. 13.

5

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 14.

6

Там же. Кн. 1, гл. 17.

7

Там же. Кн. 1, гл. 16.

8

Евсевий. Церков. история. Кн. 8, гл. 13; Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 13.

9

Лактанций. О смертях гонителей, гл. 15.

10

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 17.

11

Там же, гл. 12.

12

Феодорит. Церков. история. Кн. 1, гл. 18.

13

Neander. Allgemeine Geschichte d. Christ. Kirche. Bd. I. S. 76 (Ausg. 1856 г.).

14

Евсевий. Церков. история. Кн. 8, гл. 1.

15

Там же. Кн. 8, гл. 6.

16

Там же. Кн. 8, гл. 1.

17

Евсевий. Церков. история. Кн. 8, гл. 1.

18

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 15.

19

Лактанций. Указ. соч., гл. 15–16.

20

Евсевий. Церков. история. Кн. 8, гл. 4.

21

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 2, гл. 49.

22

Слово Константина к обществу святых, гл. 25 (Сочинения Евсевия в русском переводе. Т. II).

23

Лактанций. Указ. соч., гл. 24.

24

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 27.

25

Там же. Кн. 1, гл. 36; Лактаниий. О смертях гонителей, гл. 44.

26

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 28–32.

27

Нижеследующие возражения находятся у протестантских историков: Неander'a. Allgemeine Geschichte d. Christ. Kirche. Bd. 1. S. 401–402. Ausgabe, 1856, Keim'a. Ubertritt Constantins des Grossen zum Christenthum. S. 23–25. У католического историка Broglie. L'Eglise et L'empire Romain au IV siecle. Regne de Constantin. P. 218–219. Edit. 1856.

28

Евсевий. Церков. история. Кн. 9, гл. 9.

29

Лактанций. Указ. соч., гл. 44.

30

Keim. Op. cit. S. 23, 24.

31

Евсевий. Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 37.

32

Там же.

33

См.: Dollinger. Heidenthum und Judenthum.

34

Созомен. Церков. история. Кн. I, гл. 5.

35

Созомен. Церков. история. Там же.

36

Евсевий. Церков. история. Кн. 9, гл. 9; Жизнь Константина. Кн. 1, гл. 40.

37

Manso. Leben Constantins des Grosses. S. 320–321.

38

Такой монограммой называются буквы X и Р, выписанные таким образом, что первая покрывает вторую.

39

Manso. Op. cit. S. 321–322.

40

Евсевий. Церков. история. Кн. 10, гл. 5 и др.

41

Там же. Кн. 10, гл. 1, 3.

42

Там же.


Источник: Опубликовано: Церковно-исторические повествования общедоступного содержания и изложения: Из давних времен Христианской Церкви. - М.: Печатня Снегиревой, 1900. - VI, 340 с. - (Собр. церковно-исторических соч. проф. д-ра богословия Алексея Лебедева: т. 9).

Комментарии для сайта Cackle