Библиотеке требуются волонтёры

Слово произнесенное в церкви св. Антония Великого при Харьковском университете, 17 Января 1883 года.

О верности в малом.

«Верный в мале, и во мнозе верен есть, и неправедный в мале, и во мнозе неправеденъ есть».(Лук. 16, 10).

Это наставление практической мудрости дано нам от Господа Иисуса Христа, ведущего все тайны души и жизни человеческой. Оно особенно нужно для нашего времени, когда люди привыкают больше говорить и писать, нежели делать, – когда все открытые нам поприща жизни измеряются не шагами нашего действительного поступления вперед, а глазомером и личными соображениями, или даже мечтательными представлениями о нашем будущем, о нашем участии в общественной деятельности, и о судьбе самих человеческих обществ. От этого страдают сами деятели, страдает общество, страдает самое дело, столь всеми желаемого усовершенствования нашей общественной и государственной жизни; а главное, – от этого на всех нас ложится гнет уныния при виде несоответствия действительной жизни с блестящими надеждами и громкими обещаниями, которые так щедро нам отовсюду расточаются. Ждем порядка, а всё у нас как то не устраивается; ждем довольства, а всюду жалобы на трудность жизни; ждем в людях дарований, энергии, бескорыстья, мужества, мудрости, – а между тем, – простите горькую правду, – люди мельчают на наших глазах... Положение бедственное. Где же ему причины и где из него выход?

Указания на то и другое мы в обилии найдем в этом кратком и простом евангельском наставлении: „будь верен в малом, чтобы стать способным совершать великое“.

Родимся мы не по своей воле, и не сами выбираем себе первое местожительство в этом мире. Называйте это первоначальное определение нашей участи действием природы, судьбой, волею Божию, – все равно: от вашего взгляда на ваше происхождение и первые условия жизни дело не изменяется. Важно то, что каждый из нас является на свет ребенком, что все мы по необходимости подчиняемся положению, – какое находим для себя готовыми при вступлении в эту жизнь, и что первоначально круг нашей жизни чрезвычайно мал. Всем известно, что в раннем детстве мы живем под влиянием общих законов природы, как все в мире вещественном, и управляемся инстинктами. С развитием ума и с пробуждением сознания жизнь наша выделяется из общего движения природы, и мы становимся способными к самоопределению, саморазвитию, и делаемся ответственными за все наши действия. Отсюда открывается нужда и возможность определения условий постепенного развития человека и начертанья правил для его свободной деятельности. С точки зрения, указанной в приведенном нами наставлении евангельском, эти правила определяются легко и являются неотразимо верными и неоспоримыми.

Первое из этих условий для всех возрастов есть верный взгляд с нашей стороны на себя и честная оценка наших сил и способностей. Тяжело смотреть на человека, когда он проникается беспредельным уважением к себе и не находит дела, к которому бы он оказался неспособным. Сторонние люди давно уже его оценили, его силы и качества давно разобрали и взвесили и, если он признан ограниченным, то большею частью не говорят ему этой правды только из жалости к нему, а он продолжает пребывать в самоуслаждении и винить других, что его не понимают. Это самообольщение рассевается только при беспристрастном сравнении себя с другими, рядом с нами идущими по пути жизни, при обозрении – всё ли и хорошо ли, и легко ли делается нами в нашем ближайшем кругу; подошли ли мы близко к той цели, для которой поставлены, или сами стали на занимаемом нами месте. И опять последнее слово в этой оценке не нам принадлежит; наша обязанность оглядываться,– довольны ли нами люди, удовлетворили ли мы тем требованиям, какие на нас заявляются, не задержали ли мы дел, какие на себя приняли, не пострадал ли кто от нашей неумелости, или бездеятельности. Здесь, когда наша деятельность оказывается неудовлетворительною, – нельзя нам укрыться от порицания под любимую нами оговорку: „меня не поняли“. Кому мы противны, кому от нас тесно, или больно, кого мы погубили – тот нас понял. В этих случаях основанием для суждений служат не отвлеченные мысли и громкие слова, а опыт, факты, которых ныне во всякой области исследования стараются собирать как можно больше для убеждения в истине. Если люди, и притом лучшие, от нас сторонятся, – значит не думают только, а чувствуют, – что мы такое.

По приобретении ясного и верного сознания наших сил и способностей, в первых начатках нашей общественной деятельности открывается для нас другая обязанность – так же честно следить за собою, – не трудимся ли мы механически, не стоим ли на одной степени развития, растем ли внутренне, и крепнем ли в силах и опыте требуемом нашим делом. Когда же деятельность в первом небольшом занятом нами кругу перестает нас удовлетворять, – но не в том смысле, что она перестает быть нам приятною, – а в том, что мы легко исчерпываем все содержание наших обязанностей и занятий; что открываются в нас силы остающиеся без упражнения, что остается время, которое жаль терять напрасно, что желание служить делу и людям в нас разгорается, и мы чувствуем, что высшее дело не вывалится у нас из рук и может больше удовлетворить нас, – это значит, что мы не мысленно только и мечтами, не желанием преимуществ высшего состоянья, а всею нашею жизнью, получающею высшее развитие, позываемся и движемся в более широкий круг деятельности. Скоро таких честных деятелей замечают и люди, нуждающееся в их услугах, и начинают подкладывать им работы; так же скоро замечают их и правители нуждающееся в сотрудниках и охотно предлагают им высшие должности; и сам ли человек при таких при таких условиях ищет лучшего места, зовут ли его для него неожиданно, – здесь, для дела всё равно; он сам в себе растет и зреет, обогащается познаниями и опытом, горизонт жизни пред ним расширяется больше, и ее потребности открываются яснее. Этим посторонним и действительными, а не мечтательным поступлением впереди молодых деятелей не только обеспечивается их дальнейшее развитие, но и обогащение государства истинно полезными тружениками во всех отраслях государственного управления и общественной жизни. И только этим способом мы можем освободиться от современных недугов, удручающих наши молодые поколения, – от самонадеянности и мечтательности. Кто узнает опытом, как много нужно времени для того, чтобы до тонкости и подробности изучить и не широкую область деятельности, какое нужно пристальное наблюдение за течением жизни и в небольших размерах, и какого всё это стоит труда: тот не будет торопиться на высшее поприще, зная, что там он прежде всего встретится еще с большим количеством труда и забот. Здесь честный деятель опытно познает, как опасно вторгаться в чужую области знания и жизни, когда он не проходил ее вдоль и поперек, как свою собственную; как трудно решать вопросы, выходящие за пределы его специальности, и как ненадежны широкие проекты, составляемые для благоустройства человеческой жизни, наблюдаемой составителями их только сверху и издали Верность в малом, ведущая к великому, требует чтобы деятель выше всего ставил дело своего служения, не развлекаясь сторонними побуждениями. Эта существенная черта благоуспешного исполнения всяких обязанностей в наше время затемняется в нашем сознании нетерпеливым желанием обратить всякое знание и труд прежде всего в личную нашу пользу, на улучшение средств, на приобретение удобств жизни. Все хотят жить с роскошью, какой почитают себя достойными, все едва приобретенные познания, и свои силы и время отдают так называемым ныне заработкам между тем как каждое дело, относящееся к известной области общественной жизни, начатое нами в малом объеме, при внимательном изучении его, раскрывается и развертывается пред нами так, что становится великим, и чем дальше, тем больше требует от нас внимания и труда. Посему на первом плане для нас всегда должно стоять его изучение, постоянное внимание к усовершенствованию способов применения к делу наших познаний и приучение к этому самих себя. От забвения этого правила происходит то печальное явление, что человек, обогащенный при окончании воспитания обширными и, как говорится, последними сведениями по своей науке, скоро забывает, что знал, и является отсталым, не достигши зрелых лет, от того, что все свои познания спешил продавать за удобства и наслаждения жизни. Верность науке и общественной службе, истинное желание блага человечеству не терпят такого порабощения всех умственных и нравственных сил внешним выгодам; везде должен преобладать интерес разумный и нравственный. Правда, всем нужны средства к жизни, но истина и наше собственное усовершенствование требуют, чтобы самое дело наше было для нас дороже вещественного вознаграждения, какое нам обещает.

Чтобы служебная деятельность наша сначала и до конца была благоуспешна, мы заранее должны запасаться опытом жизни, или познаниями о людях, их достоинствах и недостатках, о различных осложнениях и превратностях жизни человеческой. Много терпят от недостатка в этом опыте молодые деятели даже и при искренней ревности служить благу человечества; и чем горячее бывает это их желание, теми скорее для неискушенных опытом наступает утомление и разочарование. Молодость вообще склонна думать, что если человек горячо и честно желает другому добра, то этот последний должен немедленно и с благодарностью принять то, что ему предлагается. Не то видим на опыте: чистая истина и добро медленно понимаются людьми, и еще медленнее осуществляются на деле: люди изменчивы, своекорыстны, забывчивы и неблагодарны. Чтобы с успехом служить их благу, нужно наперед знать их недостатки и слабости и сначала приготовиться в душе к терпеливому перенесению их, а потом и закалиться на деле в терпении и самоотвержении Не приготовившись заранее к этому подвигу, многие молодые люди с отличными дарованиями и познаниями побросали общественную службу и с жалобами на пороки и неблагодарность людей предались праздности, отнимая таким образом у отечества столь нужные для него силы. Не устоявши в малом, они естественно не достигли великого; им наперед надо было знать наставление божественной мудрости: аще кто хощет старей быти, да будет всех менший и всем слуга (Мар. 9, 35). Самую же твердую почву для устойчивой деятельности во всяком роде общественного служения составляет для нас непрекращаемый внутренний труд над нашим собственным исправлением и усовершенствованием. С изучением православной веры устанавливается в уме нашем правильное миросозерцание, с очищением сердца от страстных увлечений пробуждается в нас любовь и бескорыстие; прояснение в нашем сознании истинной и последней цели нашего бытия поселяет в нас равнодушие к благам внешним и удовольствиями чувственными, похищающим наше время и силы; постоянство в труде сообщает ощущение расширения нашей жизни и возрастания духа; чистая совесть дает внутренний мир и довольство; – все же вместе изощряет в нас чувство истины и правды, при котором легко разрешаются сомнения, распутываются софизмы, угадывается внутренняя ложь и неестественность убивающих дух научных построений, разъясняются и верно определяются темные и сложные нравственные состояния, порождаемые пороками и преступлениями, над оценкой которых так часто ныне задумывается правосудие.

Все это достаточно объясняет нам, какой прямой и ясный путь к совершенству и успехам во всяком роде служения всегда открывается правильно употребленному дарованию, скромному пpилeжaнию и труду, уважение ко всяким обязанностям и постоянному стремлению к усовершенствованию себя и к искреннему служению ближним. В этом мы видим оправдание слов Спасителя: имущему везде дано будет, и преизбудет. Но столь же ясно Господь раскрывает и участь людей небрегущих о своих дарованьях и должном их употреблении: у неимущего же и еже мнится имея, взято будет от него (Матф. 25, 29). Живых примеров людей последнего рода у нас, к несчастью, слишком много перед глазами. Не часто ли приходится вам слышать эту печальную повесть о потерянной жизни: „я учился отлично, имею ученую степень, писал, служил, – вот мои товарищи в высоких должностях но для меня служба не была счастлива, меня обходили; я все оставил и занимаюсь своими делами, читаю, за всем слежу, всем интересуюсь“. Что вы здесь слышите? Человек еще мнится нечто имея, но от него взято уже многое, если не все. Дарования заглохли, старый познания потускнели в памяти, для новых в уме нет ни связи, ни приложения; молодость прошла, силы ослабели, за малое дело приниматься совестно, большое недоступно; жизнь пропала даром. Всему злу причина – забвение святой заповеди о верности в малом. Аминь.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 3. - 1902. - [2], VI, 558 с.

Комментарии для сайта Cackle