архиепископ Амвросий (Ключарев)

Речь произнесенная при открытии в Харькове сельско-хозяйственной выставки, в присутствии Ее Императорского Высочества Великой Княгини Екатерины Михайловны, сентября 23 дня, 1887 года.

Богослужение, совершенное нами при открытии настоящей сельскохозяйственной выставки, свидетельствует, что мы, по милости Божией, свято храним наш церковный и народный обычай – всякое частное и общественное дело начинать молитвою. Иначе и не должен и не может действовать народ, не по имени только христианский, так как христианам заповедано словом Божиим: вся в славу Божию творите (1Кор. 10, 31). Но это само по себе прекрасное духовное расположение не получит дальнейшего движения, и не оставит по себе благотворных следов, если не будет сопровождаемо с нашей стороны ясным сознанием высших целей и нравственного значения открываемого учреждения.

Но могут ли иметь нравственное значение сельское хозяйство и промышленность, занимающиеся предметами вещественными и интересами материальными, т. е. по-видимому, совершенно удаленными от духа и его жизни? Могут и должны иметь, и именно этой связи занятий внешних с внутренними, телесных с духовными и требует христианство, чтобы обработка предметов материальных не была, по выражению одного мыслителя, „простым переваливанием земли с места на место», или, по слову Соломона, напрасною „суетою и томлением духа» (Еккл. 2, 17, т. е., подавлением духа и его жизни интересами материальными.

И, во-первых, сельское хозяйство ближе и очевиднее, чем всякое другое наше занятие, стоит в зависимости от дождя и солнца, от благорастворения воздуха и от правильного течения жизни в природе, т. е., от Того, Кто солнце свое сияет на злыя и благия и дождит на праведныя и на неправедныя (Мат. 5, 45). Поэтому, выставляя на вид просвещенному миру свои успехи в этой отрасли нашей деятельности, мы не должны забывать, что если Господь не благословит земли нашей плодородием и нас самих миром и благоденствием, нам нечего будет и выставить, и нечего торжественно показать в смысле нашего преуспеяния в области сельского хозяйства. Отсюда само собою вытекает нравственное наставление: „не гордись, не хвались, народ христианский, никакими своими усовершенствованиями и успехами, ни в какой области своей деятельности; потому что наименьшая часть успеха принадлежит тебе, наибольшая – Божией помощи и благословению. Утешайся, благодаря Бога, но в чувстве смирения и благоговения пред Подателем всех благ. Прогрессу гордых народов Сам Бог ставит преграды для их вразумления по писанию: Господь гордым противится, смиренным же дает благодать (Иак. 4, 6).

Цель выставок – поощрение производительности; цель последней – развитие народного богатства, составляющего один из источников его силы и государственного могущества. Но народ христианский должен строго различать два (к несчастью ныне смешиваемые) понятия-народного богатства и народной роскоши. Богатство есть совершенная достаточность и обилие средств как у частных лиц, так и у целых народов, для обеспечения их внутреннего и внешнего благосостояния. Роскошь есть склонность употреблять достаток и избыток на прихотливое удовлетворение чувственных потребностей, на внешний блеск, щегольство и изысканные удобства жизни. Богатство, в смысле простого обилия средств не отнимает у духа свободы господствовать над ним и употреблять его на достижение высших целей умственного и нравственного развития народа и, что особенно важно, на уравнение состояний путем свободного и разумного разделения избытков с неимущими, и что христианство называет долгом любви и именем благотворительности; богатство само по себе не лишает его обладателя высокого духовного наслаждения, при собственной умеренности и простоте жизни, разливать вокруг себя довольство, счастье и радость, и служить благосостоянию и славе отечества великими и полезными предприятиями и учреждениями. Роскошь, напротив, все пожирает сама, все вокруг себя высасывает и истощает, и порабощенный плотью дух делает мелким, себялюбивым, вялым, в средствах приобретения неразборчивым, к высшим нравственным требованиям глухим и нечувствительным, – одним словом, заживо погребенным в тучнеющей плоти. Разумно употребляемое богатство делает народ единым, целым и крепким телом, способным выносить всякие труды и преодолевать затруднения и опасности; роскошь роет бездну между сословиями преобладающими и народными массами, и составляет главную причину того разлома в государствах, который ныне производит всем известные междоусобия и волнения. Разумно употребляемое богатство и примеры строгости и простоты жизни людей богатых возбуждают во всех классах народа соревнование и стремление к умеренности, бережливости и участию в благотворных предприятиях людей руководящих; роскошь поддерживает это слепое увлечение разнообразными беспричинными и бесцельными переменами в модах, это жадное искание наслаждений доступных богатым, эти лицемерные выставки поддельного богатства при действительной бедности, раздражающейся нищетою. На учредителях выставок ложится великая ответственность перед всем нашим народом и государством. Они руководят воззрениями народа на общественное преуспеяние, воспитывают его вкусы, наполняют его воображение идеалами счастливой жизни, движут его силы и направляют его склонности. Выставка есть практический урок народу. Не увлекайте же его к суетности, к этой мелочной изобретательности, к этому пустому блеску. Не сделайте из нашего государства нарядного по наружности дерева с больною сердцевиною.

Одна из целей настоящей выставки заслуживает особенного внимания, – это поощрение, так называемой, кустарной промышленности. Прекрасны намерения удешевить произведения хозяйства и промышленности посредством крестьянского производства, дать крестьянину возможность в свободное зимнее время иметь лишний заработок; но надобно наблюдать, чтобы из под ног нашего крестьянства не уходила почва, на которой с успехом может развиваться кустарная промышленность. Кустарные произведения – плоды домашних занятий крестьянина. Они предполагают любовь к домоседству, к семье, к этим общим зимним вечерним занятиям, которые в каждой благоустроенной семье составляют один из видов семейного мира и счастья. Очевидно, в основании всего этого должна лежать нравственная почва семейного благочестия, трезвости, воздержания, любви и правильных отношений между членами семьи, одним словом, всех тех условий, при которых семьянину, его жене и детям дома приятно и весело. Не пошла ли общественная наша жизнь не только городская, но и деревенская в разрез с этими условиями трудолюбивой домашней жизни? Как трудно усадить дома за полезное вечернее занятие в кругу семьи современного светского человека, порывающегося, не разбирая ни будней, ни праздников, на зрелища и в веселые собрания: так же трудно и нынешних крестьян, по окончании неизбежных полевых работ, загнать домой с улицы и от их увеселительных заведений и заставить в длинные зимние вечера работать в кругу своей семьи. Мы справедливо в этом случае рассчитываем на школы, на Церковь, на влияние духовенства, но не забывайте и того, что без примера высших передовых сословий никакое новое добро не привьется к крестьянину; он будет нравственно жить только старыми преданиями, доколе их по нашему примеру не растеряет. Итак, мы сами сначала должны сделаться в некотором смысле „кустарями», т. е. свободное от служебных дел время проводить дома в кругу семьи, избрав себе занятие по роду нашей жизни, по способностям, по вкусу, начиная от науки и искусства до рукоделия, или даже ремесла, вспоминая нашего Царя-Рукодельника Петра Великого. Ныне усталую от умственных занятий голову стараются облегчить, или правильнее сказать, рассеять в увеселительных собраниях; несравненно трезвее и полезнее было-бы отдохновение для ума за рукодельем, или ремеслом дома, в своей семье. Поощряя всеми способами публичную, или, что то же, уличную жизнь, и заботясь о развитии в крестьянстве домашних полезных занятий, мы, что одною рукою созидаем, то разрушаем другою. Это обличает в нас недостаток общих, цельных, правильных воззрений на жизнь, – и в этом наше великое несчастье.

Нельзя не порадоваться современному сближению науки с сельским хозяйством и всякого рода промышленностью, чему все наши выставки служат очевидным доказательством. Это прямой путь для образованных людей к полезным занятиям, могущим дать средства жизни и благосостояние и помимо государственной службы, на которой ныне становится тесно. Нужно только привить им к своему сердцу христианское убеждение, что никакое честное ремесло, или материальное занятие не унижает ни образованного, ни великого человека. Так плотничное ремесло не помешало праведному Иосифу исполнить высочайшее призвание – быть хранителем Приснодевы Марии и воспитателем Искупителя; ни рыбная ловля не унизила Апостолов Петра, Иакова и Иоанна, ни делание палаток не вредило всемирной проповеди Павла.

Ваше Императорское Высочество!

 

По долгу моего служения, приняв на себя обязанность сопроводить настоящую общественную молитву общественным словом, я беру смелость и приветствовать Вас от имени учредителей этой выставки, всех ее участников, от нашего града и всего нашего края. Нам радостно Ваше присутствие среди нас, как выражение Вашего высокого и милостивого внимания к нашему настоящему предприятию, которое вы благоволили принять под Свое покровительство. Но наша радость и благодарность ВАШЕМУ ВЫСОЧЕСТВУ за подъятый Вами труд дальнего путешествия – усугубляется мыслию, ЧТО в Вас мы видим малороссийскую землевладелицу и обладательницу образцового сельско-хозяйственного имения. Поощрителен для нашего края пример Вашего образцового хозяйства, но личное присутствие и милостивый взгляд Самой Высокой Хозяйки будет не только поощрением, но и наградою трудившимся и представившим здесь опыты трудов своих. Нет выше награды для детей, как ласка отца и матери: нет выше радости для русского народа, как милость русского Царя и приветливые, ободряющие взоры Его Августейшей семьи.


Источник: Полное собрание проповедей высокопреосвященнейшего архиепископа Амвросия, бывшего Харьковского : С прил. Т. 1-5. - Харьков : Совет Харьк. епарх. жен. уч-ща, 1902-1903. / Т. 5 : (Дополнительный). - 1903. - VIII, 494 с., 1 л. портр.

Комментарии для сайта Cackle