протоиерей Андрей Хойнацкий

Период первый. О чудотворной иконе Почаевской Божией Матери, от явления её до поступления Почаевской Лавры под власть униятов (1559–1720 г.)

«Неисповедимы судьбы Господни! Благоволивши почтить Пресвятую Богородицу на горе Почаевской, и таким образом осчастливить христианский род спасительными средствами, (Господь) прежде всего отличает эту св. гору материнскою Стопою, дабы за тем таким образом уготовить себе и своей Матери путь к вожделенному обитанию между верующими, как и во времена позднейшие действительно воссел Он на той же св. горе, как бы на некоем Сионе–в иконе своей Пресвятой Матери, подавал от неё всякому приходящему обильные милости д неисповедимые свои благодеяния. (Преславная гора Почаевская, стр. 6).

В половине XVI века на Волыни, близ Почаева, в поместии Орле, в настоящее время именуемом Урлою, проживала благочестивая православная помещица Анна Ерофеева из Козинских по фамилии Гойская, оставшаяся вдовою по кончине своего мужа Василия Богдановича Гойского, бывшего судьи земства Луцкого6.

В то время, между прочим, путешествовал, по Волыни, на пути из Москвы, греческий митрополит именем Неофит, и в 1559 году, проезжая чрез имения Гойской, по усиленной просьбе ее, остановился в доме «ее милости», и здесь пробыл несколько времени, отдыхая от путных, трудов своих»7.

Не известно, что привело Неофита на Волынь в это время. Ни «Гора Почаевекая», ни «Преславная Гора» не говорят об этом ни слова. Напротив того, в «Книге чудес» находим прямое указание, что «коея вины (Неофит) путь свой правяще, не известно». Книга эта догадывается только, что сие было «или посещения ради епископов, здесь в России живущих, или иные причины ради»8. Надобно думать, что это был один из тех греческих иерархов, которые в XVI веке в таком обилии являются в пределах западного края России, но поручению патриарха Константинопольского, вследствие постоянных религиозных смут, возникавших здесь по поводу приближавшейся церковной, Брестской унии 1596 года. Кроме этого известно, что вообще Волынь искони служила переходным пунктом для восточных святителей и др. лиц, отправлявшихся в Киев и на север России в Москву для сбора подаяний и по другим надобностям9. Неофит мог ехать через Орлю даже из Почаева, или по дороге в Почаев, куда, по всей вероятности, он заезжал для поклонения благодатной Стопе Божией Матери, известной на горе Почаевской с самых древних времён, как догадываются, еще с 1240 года по Рож. Христовом10.

Как бы то ни было, но «богобойная» Гойская с радостью приняла у себя дорогого гостя, и, но обычаю русскому, оказывала ему самое глубокое уважение и всякое угодие. Вследствие этого, отъезжая в дальнейший путь и не имея «чем бы лучшим возблагодарить толикой благодетельнице», Неофит благословил ее собственною иконою Божией Матери, и подарил ее Гойской на память о своём пребывании у неё11.

Икона эта в подлиннике, по объему своему, содержит в высоту 6 ¼ вершка и в ширину 5 1/8 вершков. Она писана масляными красками в строго-византийском стиле, на простой липовой доске, которая для того, чтобы не гнулась, подбита снизу двумя дубовыми перекладинами (шпугами). Как говорит «Преславная Гора Почаевская», первоначально икона эта была покрыта тонкою серебряною доской, сделанною на подобие ризы. Но от ветхости риза эта потерлась, так что местами на ней не доставало целых кусков, вследствие чего в последствии она была заменена новою ризою, сделанною из мелких перлов, т. е., жемчугов12.

Икона Почаевская изображает Божию Матерь, у которой Предвечный Младенец находится на правой руке. В левой руке своей Богоматерь держит плат, в роде пелёнок, которыми прикрыты ноги и спина Иисуса Христа. Богомладенец положил левую руку на плечо Богоматери, а правою благословляет, а Матерь Божия преклонила свою голову к головке Сына, и, так сказать, выражает сердечную свою любовь к Нему «милым и выразительным соединением своего материнского лица с личиком Сыновним». Лик Божией Матери написан только в пояс, и с левой стороны содержит обычную греко-славянскую надпись, в виде монограммы: ΜР ΘY т. е. Матерь Божия. Такая же монограмма находится и со стороны Спасителя ΙΣ ΧΣ; т. е. Иисус Христос13. Кроме сего на иконе Почаевской находится ещё семь миниатюрных изображений святых угодников: два с правой стороны, два с левой и три в нижней части. Из них по правую сторону изображён в рост св. пророк Илия и под ним св. Мина; с левой–св. первомученик Стефан и под ним преподобный Авраамий. Нижние изображения представляют святых из лика женщин, и, подобно Божией Матери, написаны только в пояс, а именно: посредине св. великомученица Екатерина, с правой стороны от неё преподобная Пятница или Параскева, и с левой св. Ирина.

Достаточно одного простого взгляда на эту икону, чтобы понять сразу, что это была домашняя икона, принадлежащая какому-либо благочестивому семейству, в котором предки или члены оного носили имена святых, окружающих лик Богоматери. Но что еще замечательнее, во всех надписях, сохранившихся на этой иконе, – письмо и язык славянские. Уже «Преславная гора Почаевская» замечает по этому поводу, что «образ Почаевский писан рукою русскою». И действительно, нельзя не признать, что чудотворная икона Почаевская происхождением своим обязана исключительно какому-либо племени славянскому. На эту мысль еще более наводит нас известный и доселе почти исключительно существующий у южных Славян благочестивый обычай, в силу которого у них каждый род избирает себе в покровители особых патронов из святых угодников и затем с особенною торжественностью отправляет их память, как главных родовых праздников. Обыкновенно святые эти изображаются на особых иконах, которые потом переходят из рода в род, или же, по благочестивому усердию желающих, воспроизводятся на других иконах, нередко, как и на иконе Почаевской, с присовокуплением святых, известных по именам, носимым представителями рода или членами того или другого семейства и т. п. Вследствие этого, хотя митрополит Неофит, которому первоначально принадлежала чудотворная икона Почаевская, и именуется митрополитом греческим, но, по своему происхождению, он, без сомнения, был родовой славянин особенно из Сербов или Болгар, искони подведомых управлению патриарха Константинопольского. Это тем вероятнее, что в Сербии долгое время, а в Болгарии и до последних времён, и вообще во всем составе патриархата Константинопольского не только святители происхождения греческого в славянских странах, но и самые даже славянские архиереи происхождения чисто славянского именовались всегда епископами из Греции и греческими, как в исторических сказаниях лавры Почаевской именуется и Неофит, владетель иконы Почаевской.

Как говорит предание, преосвященный Неофит привёз с собою святую икону из Константинополя14, куда он, может быть, ездил для получения благословения от патриарха на путешествие, а еще вероятнее, что сам патриарх вызывал его к себе туда для сообщения разных поручении. И как родовую заветную святыню, он взял с собою благодатную икону Пресвятыя Богородицы, в благословение на дальний путь в пределы России, и затем всегда хранил ее при себе, пока наконец Промыслу Божию не благоугодно было, чтобы за радушное гостеприимство «богобойной благодетельницы», она была оставлена на Волыни в благословение родам грядущим15.

Впрочем оставленная, таким образом, у Гойской святая икона Неофитова не сразу начала являть свою благодатную силу на Волыни. «Была долгое время тая икона, по словам «Горы Почаевской»,–в храме блаженные памяти ее милости пани Гойской»,– и только спустя около 30 лет домашние Гойской начали замечать возле неё необычайный свет, приводивши всех в изумление. Случилось это около 1597 г., следовательно, в самый разгар церковной унии, в то время как раз утвержденной на Брестском соборе 1596 года16. Без сомнения, надо быть слишком невнимательным к путям Божиим, чтобы в этом замечательном совпадении времён не видеть действия особенной десницы Божией, которая, вместе с горьким искушением со стороны унии, в то же время уготовляла нашим предкам и благодатное утешение в чудотворной иконе Пресвятой Девы, от лет древних избравшей гору Почаевскую в место селения своего на защиту народа православного, для его ободрения, спасения и утешения.

Известили Гойскую слуги ее о благодатной светлости, виденной возле иконы Неофитовой; но она долго не хотела верить их рассказам, пока сама святая икона не явилась в сонном видней, «в великом свете, самой ея милости». Впрочем, «не веруя снам», Гойская первоначально не обратила внимания и на это виднее. Наконец она сама увидала ту же светлость, но уже не в сонном видении, а на яву, и вследствие этого начала относиться к чудной иконе с особым благоговением, поставила ее на более приличном месте, велела возжечь пред нею неугасимую лампаду, и т. под17.

Между тем, «спустя не много времени, как бы от живого источника начали истекать чудеса от той иконы», каковые видя, благочестивая Гойская убедила родного своего брата Филиппа Козинского, страдавшего природною слепотой, обратиться с молитвою к Пресвятой Богородице «дабы многомощным своим прошением y Бога она испросила ему у Господа зрение». И действительно, лишь только помолился он пред благодатною иконой, как тотчас отверзлись очи его, «какъ бы древле отъ Христа слепорождённому», и он стал видеть совершенно, как бы никогда слепым не родился18.

После этого Гойская уже не решилась долее держать святую икону у себя, но немедленно (1597 г.) созвавши иноков и священников и собравши множество народа православного, с крестным ходом и «пением богодухновенным», перенесла ее на гору Почаевскую, и «там же пещере обитающим инокам отдала оную на вечное хранение». В тоже время Гойская сделала богатые пожертвования в Почаевскую «готовую», бывшую при тамошних пещерах (деревянную), церковь Успения Божией Матери, в которой первоначально была поставлена икона Божией Матери на горе Почаевской, и записала ей разные угодия, как-то: земли, сенокосы, шесть оседлых семейств крестьян и десятину всякого хлеба, собираемого с принадлежащего ей, в числе прочих, имения Почаевскаго19.

С этим вместе «для большей славы Богоматери» Анна Гойская, вместо бывшей доселе на горах Почаевских простой пустынной обители в пещерах, особою фундушевою записью, от 1-го февраля 1597 года, положила основание в Почаеве монастыря общежительного «для жительства в нём осьмин чернцев, людей добрых, побожной жизни, не иного исповедания, как только греческого, подчинённых восточной церкви, и двух дьячков (т. е. послушников»)20. Затем она скончалась в 1617 году, оставив свое имущество, вместе с Почаевом, племяннику своему Андрею Фирлею, каштеляну Бельзскому, в последствии воеводе Сандомирскому21.

Между тем еще в 1607 году, когда, по свидетельству «Горы Почаевской», в монастыре Почаевском по произволению фундаторки умножилось большое число иноков, бед полны настали часы». Бедствия эти особенно проистекали ддя обители отъ нападений татарских, в то время постигшихъ землю Волынскую. Татары ходили всюду огромными загонами, предавая огню и мечу всё, что ни попадало им в руки. В 1607 г. один из таковых загонов подступил под обитель Почаевскую; в то время, говорит предание, один монах проходил по горе, «молитвы совершая». Вдруг один Татарин напал на него, и увидя, что он старь и потому не годится в невольники, ударил в него мечом и обезглавил его. Ho в тоже. время обезглавленный инок взял в руки свою голову и пронесши её до монастыря, положил пред чудотворною иконою Богоматери, и только после этого предал дух свой Господу, к общему изумлению всех, и «в похвалу Пресвятой Девы, избравшей свою икону Почаевскую в явлении власти могущества своего»22.

Тогда игуменом Почаевским был уже знаменитый в свое время угодник Божии преподобный Иов, коего святыя мощи и доселе почивают нетленные на горе Почаевской. В мире, а затем в схиме Иоанн, он родился в стране Галицкой, в пределах Покутских. (около 1551 г.). и первоначально подвизался в ближайшем Угорницком монастыре Преображения Господня, удивляя всех необычайными подвигами смирения, терпения и цослушания. Но вскоре слава о его деятельности распространилась по всей окрестности, вследствие чего, по усиленной просьбе известного ревнителя православия, знаменитого Острожского князя Константина Константиновича, он был переведён в монастырь Дубенский Честного Креста, и здесь около двадцати лет подвизался в сан игумена, особенно ревниво следя за всеми кознями врагов православия, в то время работавших для утверждения вновь учрежденной несчастной Брестской уніи 1596 года. Это приобрело ему новую славу и вместе с тем особенно опасных врагов в лице иезуитов, не. к щадивших ничего для распространения унии; – вследствие чего преподобный Иов тайно оставил обитель Дубенскую, и чтобы скрыться от треволнений мира сего, удалился (около 1604 г.) в обитель Почаевскую (тогда еще пустынную), «от лет дрених светлостью чудес многих сияющую». Братия, впрочем, и здесь узнала в нём избранника Божия, и вскоре по прибытии его на гору Почаевскую, снова поставила его в игумены горы Почаевской, уже славившейся тогда чудесами благодатной иконы Божией Матери. «Тако бо поистине», как говорит спасатель жития преподобного Иова, «такового подвижника ж весьма деятельного и искусного благоволила иметь Пресвятая Дева в своей, небеси подобящейся обители»23.

Однажды, когда преподобный Иов молился в своей пещере пред благодатною иконою на горе Почаевской, вдруг необыкновенный свет озарил эту пещеру, и в течении свыше двух часов отражался из глубины её на противолежащей церкви, к величайшему удивлению ученика его блаженного Досифея, удостоившегося быть свидетелем этого необычайного явления24. Это было около 1623 года, в то самое время, когда наследник Гойской Андрей Фирлей поднял гонение на обитель Почаевскую. Будучи сам протестантом «ереси Лютерския», и вообще, по преданию, отличаясь характером дерзким, своекорыстным, Фирлей в особенности не мог помириться с богатыми вкладами, пожертвованными Гойскою для обители Почаевской. Вследствие этого, в июне месяце (10 дня) 1623 года, он наслал на гору Почаевскую слугу своего Григория Козинскаго с прочими дворовыми служками, «такождё лютрами», которые, разграбив монастырское имущество, в том числе захватили и икону чудотворную, и ее вместе с другими вещами пограбленными, отвезли в Козинский замок Фирлея на заключение25. Около двадцати лет находилась святая икона у безбожного Фирлея в совершенном забвении от него и небрежении. Но не забывали об ней иноки Почаевские, и в особенности преподобный Иов игумен Почаевский. В течении этого времени он вёл огромный процесс с Фирлеем за пограбленные сокровища, и в том числе в особенности за чудотворную икону Пресвятой Девы, и для этой цели несколько раз лично сам отправлялся то в г. Луцк, бывший тогда главным городом воеводства Волынского, то в Кременец, служивший в то время ближайшею судебною инстанцией для Почаева, и доселе числящегося в уезде Кременецком Волынской губернии26 и т. п.

Наконец, в 1641 году, Матерь Божия сама порадела о своей славе к утешению обители и всего народа православного. Однажды Фирлей, довольный своими кощунственными успехами, собрал у себя множество гостей и «от безумной радости, не зная, что более делать, выставил святую икону на позорище пред всеми»: в это время ему пришло в голову одеть в церковные облачения жену свою, и «на большее поругание веры православной», она взяла в руки чашу церковную, и в таком виде явилась среди пирующих, изрекая хулы «на Пресвятую Деву, в чудотворном её образе до Козина принесённую». Но лишь только в неразумии своём злая жена дерзнула на такое богохульство, как на нее внезапно напал злой дух, которым она «дручима была» до тех пор, пока св. икона не была снова возвращена на место свое (того же 1641 г.)27.

Спустя шесть лет после этого (1647 г.) судебный процесс против Фирлея от обители Почаевской за святую икону был кончен и с тех пор она никогда не оставляла Горы Почаевской, сияя чудесами и «знамениями многими» во славу обители и спасение всех с верою к ней притекающих28.

Нечего и говорить, конечно, что, во все время нахождения чудотворной иконы в замке Фирлея, если и были какие-либо чудеса на горе Почаевской, то, вследствие тяжелых обстоятельств, они не были записаны, а потому, к сожалению, и не дошли до нашего времени. Кроме сего, к тому же времени подоспела известная «война на Польшу от Хмельницкого и тартаров» (1648–1651 г.), когда, по свидетельству «Горы Почаевской», в самом Почаеве не много было иноков, и от людей мало кто приходил на гору Почаевскую29. А при таком положении дела, конечно, не могло быть там и такого обилия чудес, которое бы заставляло иноков Почаевских обратить на них особенное внимание, чтобы записывать их в монастырские памятники, во свидетельство родам грядущим30.

За то с усмирением края, по отбытии Хмельницкого, после несчастного его поражения у Берестечка (1651 г.), икона Почаевская снова сделалась предметом всеобщего уважения и поклонения, а с тем вместе от неё начали истекать новые несчётные знамения, из коих многие не только записаны в летописях обители, но и нередко одокументованы судебным порядком в разных актах, и доселе сохраняющихся в лавре Почаевской.

В 1661 году, некто урожденный пан Иван Лобос засвидетельствовал в Кременце, в апиробации своего завещания от 2 ноября того же года, «что он, будучи посещён от Господа с немалого времени тяжкою болезнью, и потом по обету, побывав на богослужении в монастыре Почаевском, здесь при чудотворной иконе и Стопе Пресвятой Девы и при мощах блаженного отца Иова…, за молитвами их святыми, удостоился особой милости и доброго здоровья», и т. д.31

О том же образе, как и Стопе Пресв. Девы, суммариуш монастырский 1662 года говорит следующее: «В повете Кременецком. Воеводства Волынского, на дороге между Кременцом, Вишневцем и Бродами от нескольких сотен лет находится монастырь и каменная Успенская церковь па горе в скале, с чудотворным образом Пресвятой Девы; спокон веков этот монастырь именуется Почаевским» и т. д.32

В 1672 г. чудодейственная сила Почаевской чудотворной иконы признана была в судебном процессе между монастырём Почаевским и неким Вацлавом Искрою, «за оскорбление места святого». – В приговоре на этого Искру, учинённом 15 февраля 1672 года, и записанном в градских Кременецких книгах 13 июля 1673 года, между прочим, читаем следующее: «должен будет он (Искра) для умилостивления величия Божия за оскорбление места Пресвятой Девы лежать крыжом (т. е. на полу с распростертыми накрест руками) перед чудотворною Её иконой, к церкви, литургий 10», и т.д.33

Таким же образом, признание чудодейственной благодати иконы Почаевской встречается далее и в канонных визитах, или посетительных записях Почаевской обители, из коих в визите православного епископа Луцкого Донеся Жабокрицкого, от 30 августа 1695 г., чудотворный образ Богородицы прямо полагается в числе драгоценнейших сокровищ Горы Почаевской34.

Наконец в 1699 году, ноября 9 дня, о чудотворности иконы Почаевской засвидетельствовали в дарственной своей записи Почасвскому монастырю помещики Почаевские, супруги: Иван Тарнавский, староста Синницкий, и Тереза Анна из Мирова, Маркграфиня Мышковская, в которой они признают Пресвятую Деву, в церкви монастыря Почаевского, «прославленною разными дарованиями и бесчисленными благодеяниями, подаваемыми людям», и т. д.35

Кроме того, в сказаниях Почаевской Лавры находим разные свидетельства о следующих знамениях и чудесах, совершившихся от иконы Пресвятой Богородицы на Горе Почаевской, в первый период её истории (до 1720 года):

19 октября 1664 г. получил исцеление слуга православной помещицы Почаевской г. Хойнацкой, Чесниковой Бельзской. Слуга этот, по названию Давид Гайдук, в течении многих лет страдал тяжким «телесным недугом», с необычайною головною болью, «от которой глаза у него повылезали на верх, так что он не мог ничего видеть». Сострадая над таковым положением несчастного, благочестивая помещица послала в монастырь Почаевский слугу своего Симеона, с покорнейшею просьбою к игумену тогдашнему Ефрему Шацкому, дабы он помолился за страждущего пред благодатною иконою Богоматери и дал ему святой воды от цельбоносной Стопы для помазания очей его. –И лишь только все это было исполнено, как болезнь несчастного немедленно прекратилась, глаза возвратились на свое место, и он стал видеть по-прежнему совершенно, как бы больным никогда не был36.

В том же 1664 г. заступлением Божией Матери от горы Почаевской последовало дивное воскрешение сына помещика Ивана Жабокрицкого из Перевередова. Еще за несколько времени до этого, в том же 1664 году, сын этот, по имени Симеон, получил исцеление в монастыре Почаевском от огромного бельма на левом глазу, чрез. омовение святою водою от Стопы Богоматери. Затем, спустя немного времени, он снова заболел, и не могши снести тяжкой болезни, скончался. Родители с горестью оплакивали невозвратную потерю, и опрятав его тело по чину, приготовляли оное к погребению. Между тем благочестивая бабка новопреставленного, пани Свищевская, обратилась со слезами к Пресвятой Богородице на горе Почаевской: «Пречистая Дева в образе «Почаевском, взывала она, сего внука моего посвящаю «Тебе, только яви благодать свою на нём; призри на «слезы родителей его и сделай его живым и здоровым». После этого умерший пролежал от ночи до полудня; в полдень он протянул руку и начал говорить к своей матери, прося у ней есть и пить, и с тех пор остался жив н здоров во славу Божию и в утешение родителей37.

Не менее замечательное чудо совершилось в декабре 1664 года, когда заступлением Божией Матери от горы Почаевской, получил исцеление некто Василий из Ялович, от тяжкого недуга, превратившего все тело его в столб, так что он ничего не видел и не мог двинуть ни одним членом38.

В 1665 году, силою Божией Матери снова совершено было другое замечательное воскрешение от внезапной смерти мужа умершего, по названию Василия Шкарпитки, из села Пельчи, из-под Дубна. Он заснул под вечер в субботу мясопустную и к ужину оказался мёртвым. Несчастная жена его с горестью оплакивала тяжелую потерю; «ибо они были люди бедные», как замечает «Гора Почаевская». На горький плачь её собрались соседи и, утешая бедную, указывали, ей на великия милости Божией Матери, являемые на Горе Почаевской, «что она не оставит и ее, притекающей к её заступлению». Тогда несчастная с плачем возопила: «Пречистая Дево, чудотворная в образе Почаевском! «призри на мое сиротство, в котором печальную оставил меня муж мой с детьми моими». После этого умерший быль омыт, наряжен, н на другой день уже пригласили было священника для его погребения, как вдруг он внезапно поднялся и начал просить, чтобы ему дали пить и есть. Затем он рассказывал, что когда он уснул, то его взяли какие-то два юноши и повели на гору высокую, до палат, сияющих неизмерною светлостью, «и я, – говорил он, – уже с радостью готов, был войти в оные, кока, вдруг из них вышли два старца и велели мне воротиться назад. Тогда те же юноши привели меня ко рву смердящему, и показавши мне на горе величественную церковь, чтоб я пошёл в неё и помолился, толкнули меня в этот ров, – и вот я и встал, как меня видите»39.

Затем из Лаврских записей 1665 г. мы узнаём об исцелениях па горе Почаевской: 1) некоего Кондрата из села Бубнова от тяжких смертельных струпьев на теле; 2) няни Екатерины Брудбелопекой из села Романова, из-под Олыки, от необыкновенной болезни, в которой, как ей казалось, будто все кости крушились от неё; и 3) Ковальского слесаря Никиты Наумовича от тяжкой слепоты, постигшей его, вследствие сильной головной боли, продолжавшейся десять седмиц 2).

В 1666 году некто Шаповал из Копли Чагорко засвидетельствовал с клятвою на горе Почаевской, что, будучи болен в 1665 году, он неожиданно получил исцеление, давши обет поклониться чудотворной иконе в праздник Успения Божией Матери того же года.

Но прошёл праздник, и он забыл о своём обете. Тогда в другой раз он заболел еще опаснее и только, когда поклялся снова исполнить обет свой, получил выздоровление, и затем немедленно прибыль па гору Нечаевскую засвидетельствовать о своём исцелении 3).

Подобно этому, в том же 1666 году, получили исцеление молитвами к чудотворной иконе Почаевской: Зиновии Иващук от необычайного течения крови, и другой некий господин Стефан Ледуховский от страшного вереда, образовавшегося было па левому его глазу, так что многие, вследствие этого, осудили было его на совершенную потерю этого глаза 4).

В 1674 году, незадолго перед нападением татар на обитель Почаевскую, чудотворная икона, по преданию Лаврскому, плакал в продолжении четырех седмиц, и тогда как говорит «Гора Почаевская»,

')

) «Гора «Почаевская» стр. 7–8. «Преславная Гора» стр. 20–21.

8) «Гора Почаевская», стр. 8. «Преславная Гора», стр. 21 на оборой.

) «Гора Почаевская», стр. 8. «Преславная Гора», стр. 22.

множество болящих, слепых, хромых и от бесов стужаемых принимали исцеление молитвами Пресвятой Богородицы J).

В том же году последовало замечательное избавление одного инока Почаевского от татарской неволи по заступлению Божией Матери, «чудотворной в иконе Почаевской». Будучи исцелн татарами, инок часто в неволе своей приводил себе на ум богослужение u песнопения церковные на горе Почаевской. И вот однажды, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, 1674 года он начал размышлять в сердце своём: «ныне в монастыре Почаевском люди с разных сторон воздают честь Деве Богородице, и никто не лишается благодати Ея: один только я, одержимый узами, хотя и сын Почаевской обители, однако далек и чужд сего святаго праздника. Горе мне, грех моих ради! Тягота железная опутывает мои ноги; но сердцем прибегаю к Тебе, Мати Божия, разреши мои узы, да и я предстану образу Твоему и вместе с правоверными воздам Тебе славу на горе Почасвской». И вдруг, в тот же день, он внезапно оказался в монастыре Почаевском, и даже принес на себе вериги, в которых был заключен 2).

Но особенно замечательное, чудо случилось на Горе Почаевской в следующем 1675 году, во время так-называемой войны Збаражской, «о котором, как говорит «Гора Почаевская», знает не только вся Россия и край польский, но самые даже Агаряне, сиреч Турки» э). Это было в царствование польского короля, Яна Собесского, летом 1675 г., когда полчища татар, посланных на Польшу султаном Магометом IV за нарушение Буждакского мира и поражение турецких войск

1) «Гора Почаевская», стр. 8 на обор.

2) Каковы и доселе можно видеть в келиях о. резничего в Лавре Почаевской. «Гора Почаевская», стр. 8 «Преславная гора», стр. 21 на обор.

3)Гора почаевская стр. 9

при Хотине, оставив Збаражский лагерь под начальством визиря Кара-Мустафы, под предводительством хана Нурредина, через Бишневец подступили к обители Почаевской '). Обложив ее с трех сторон, татары осаждали ее в течении трех суток (с 2(1 но 23 июля), грозя ей совершенным разорением. Уже они сожгли окрестные монастырские строения, и убили одного священника и одного иеродиакона из монастырской братии. Наконец в ночь на 23 июля, предводители татарские составили общий совет: «поднять на утро многочисленнейшую силу», и, овладев монастырем, истребить всех христиан, в нем находящихся. К довершению несчастья, слабая монастырская ограда представляла ненадежную защиту для осажденных; «ибо кельи в то время в Почаеве были деревянные и монастырь, как говорит «Гора Почаевская», имел только несколько каменных зданий, будучи с некоторых сторон огражден деревянной полисадой» (т.е. частоколом). В таком положении тогдашний Почаевский игумен Иосиф Добромирский решился оставить всякую надежду на земную помощь, и убедил всех, заключенных!» в обители, обратиться к единственной Заступнице рода человеческого, Божией Матери и блаженному ее угоднику преподобному Иову, игумену Почаевскому, мощи которого уже с 1659 года открыто почивали на горе Почаевской, источая благодатные знамения всем, с верою к нему притекающим2). «Помилуй нас, Мати Божия, взывал он от лица всех пред чудотворной иконой и ракой блаженного Иова,– покажи на нас, худых и недостойных рабах твоих, древние твои милости. Мы знаем тебя, яко скорую Заступницу рода христианского; не дай жe видеть погибель служащих * I,

1) Об этой войне подробнее можно читать у Ригельмана в его «Летописном повествовании о Малой России», часть I стр. 144, 146–147.

2) Пр. Иов скончался 28 октября 1661 года, а в 1659 году мощи его открыты киевским митрополитом Дионисием Балабаном.

тебе и кланяющихся чудотворной иконе твоей; но помози и избави нас, зде находящихся, от рук агарянских, и как некогда всесильным воеводством своим ты спасла царствующий град (Константинополь) от Скифского воеводы, и потопила его воинов, нападающих на град твой, так и нас сохрани ныне в обители сей» 1)…Наконец, «мало утолившись от слез», Добромирский велел к утру служить акафист пред чудотворною иконою, и лишь только заключенные начали петь кондак: «Взбранной Воеводе»…,вдруг Святая Дева внезапно явилась над Троицкой монастырской церковью в необычайном сиянии, с небесными ангелами, держащими обнаженные мечи на защиту народа православного, и «омофор белоблестящийся распуская», она внимала молитвам близ ея стоящего на облаках небесных пр. Иова, игумена Почаевского, «дабы не предала в неволю татарам монастыря, в котором он был игуменом». Сначала татары приняли это за привидение, и начали пускать стрелы в Пресвятую Богородицу и «черноризца, который был Иов Железо», как замечает «Книга чудес»2); но стрелы стали внезапно обращаться назад и ранить тех, которые пускали их. Тогда в ужасе татары обратились к пленным христианам и спрашивали их: «откуда эта пани, и с нею множество вооруженных воинов, пред- стоящих и служащих ей? Ведь мы знаем, что в монастыре скудость во всех отношениях»... В ответ на это христиане отвечали, что «здесь в монастыре есть икона Пресвятой Девы Богородицы, и ее чудеса деются от нее». Тогда от страха неприятели пришли в необычайное замешательство. «Иные думая, что это небесные воины гнались за ними, стремились убивать их, и таким образом устремлялись друг на друга и убивали один другого. Другие в то же время были попраны лошадьми, и таким образом, оставляя оружие свое, побежали от горы Почаевской» 1).

1)«Гора Почаевская», стр.9 на обороте.

2)Стр. на обороте.

Нечего и говорить, с какой радостью освобожденные христиане устремились на врагов своих. В этой погоне, пo преданию, они захватили множество турок, из коих некоторые потом приняли христианскую веру и оставались на монастырском послушании до своей кончины. Кроме всего Почаевские христиане в тоже врсмя подняли не мало оружия непрятельского, из коего, по свидетельству «Горы Почаевской», много оставалось в лавре до конца XVIII века, и даже еще находилось здесь во время напечатания «Преславной Горы Почаевской» в 1807 году 2). Затем чудо это было прославлено в обители Почаевской устроением особого храма «во имя Победы Божией Матери». В последствии этот храм был уничтожен униятами при перестройке лавры около 1730 года; но в 1875 году (ровно чрез 200 лет) он снова восстановлен, и теперь находится на хорах

) «Гора Почаевская» стр. 1)–10. «Преславная Гора», стр. 22 на обор. «Книга чудес», стр. 9–10. Народ так воспевает это чудо в известной на Полыни песни, под, названием: «Пасли пастыри....

Божая Маты всим ся зьявила,

И омофором верных покрыла,

Не бойтесь христиане

Не возьмут вас бусурмане

Во свои рукы, в тяжкие муки,

Иов Железо пред Мариею

Стал на поветру всем видимою,

Просыт Пани Монархини

Не опускай той святыни

Яко Царица и Владычица…. и т.д.

В печатном виде песнь эту можно читать в книге «Преславная Гора Почаевская» на конце. Только здесь она напечатана польским шрифтом.

2) В последствии, в 1721 году, один иеродиакон Почаевского монастыря, по имени Гавриил, путешествуя по св., местам, прибыл в Константинополь. Здесь встретил его один Турок, и узнавши, что он из Почаева, спрашивал его: «Живет ли у вас Божка» (т. е. Матерь Божия)? Когда Гавриил ответил, что «живет», то в это время «Турчин оный» вострепетал, и сказал, что там погиб отец его (во время брани Збаражской) и что он даже сам был в то время под Почаевом, когда Матерь Божия «многих там погубила». «Гора Почаевская», стр. 10 на обор. Подобно этому, в 1770 году, когда на Горе Почаевской, под председательством Униатского Острожского епископа Сильвестра Лубинецкого–Рудницкого, производимо было оффициальное дознание о чудесах, бывших от иконы Почаевской (смотри ниже, глав. II-ая), некто вельможный Пан, Его Милость Иосиф Прушинский, чесник воеводства Волынского, имевший от роду лет 60, засвидетельствовал под присягой, что «он слышал от Его Милости Пана Николая Лепницкого, Бурграфа Любельского, который в свою очередь рассказывал повесть, слышанную от отца своего, что, когда этот отец его служил у Пана Гуровского, помещика части села Лосятина, то, прибыв с обозу в Почаев, спустя не долгое время после нападения Турок и Татар на обитель Почаевскую, здесь слышал от людей Почаевских, как Пресвятая Дева Мария, защищая этот монастырь, показалась над ним видимо, и Турок, осаждающих его, поражала и погубляла» (Гора Поч. стр. 47), Тоже самое подтвердил другой свидетель, благородный Пан Иосиф Ласко Чернецкий, помещик другой части Лосятина, имевший лет 56, с тем только отличием, что он. слышал обо всем этом от бабки своей, и от отца жены своей, самого Пана Лепницкого (там же, стр. 48). В то же время «Вельможный Его Милость Иосиф Святоянский, Стольник земли Чирской, тоже помещик из Лосятина», показывал, что он «слышал от отца своего Адама Святоянского, как тот часто рассказывал, что прадед его был в то время под Почаевом и воевал против Турок, осаждающих монастырь Почаевский, и сам видел Пресвятую Деву Марию, которая, в это самое время Татарского и Турецкого на монастырь нападения, явно показалась и монастырь Почаевский ризою своею покрывала» (Гора Почаевская стр. 48).

теплой лаврской, Свято-Троицкой церкви, с левой стороны1). (Освящение его было в среду 23 июля, того же 1875года).

Из последующих затем знамений, записанных в Лавре до 1720 года, укажем на чудо, бывшее в Успеньев день 1704 года. В этот день, по случаю сильной жары, многие столпились около монастырского колодца, «желающе воды утолить жажду свою». Вдруг один мужчина из здесь находившихся от сильного натиска перевалился за колодезную ограду и полетел в колодец2). Об этом тот час дали знать игумену (Иосифу Саевичу), который, жалея о погибшем, распорядился вытащить из воды труп его. Но, сверх всякого чаяния, этого человека нашли живым, «и не по воде плавающим, а держаищимся за колодезную веревку почти по самой средине колодца». Когда потом его спросили: «каким образом случилось это»? то он отвечал, что, полетевши стремглав в колодец, он внезапно вздохнул к Пресвятой Деве «чудотворной в образе Почаевском», и в то самое время схватился руками за веревку и таким образом остался целым и невредимым3).

Последнее чудо, записанное в Почаеве до унии 1720 года, случилось, как значится в сказаниях лаврских, в праздник 15 августа 1710 года. В этот праздник муж с женою из Жолквы понесли с собою на гору Почаевскую больное дитя, в надежде, по заступлению Божией Матери, возвратить оное домой здоровым.

') Сказание о Почаевской лавре, арх. Амвросия, стр. 24. Вместе с новым храмом в настоящее время в лавре Почаевской также восстановлен во всей торжественности и самый праздник этой «победы», н доселе незабытой еще православнымн на Волыни. Празднование23 июля служнт ответом на это.

2) Колодец этот выкопан пр. Иовом Почаевским в 1620 году, во время гонения Фирлеева на обитель Почаевскую, «Преславная гора», стр. 9.

3) «Гора Почаевская», стр. 10. «Преславная Гора», стр. 24 на обороте.

Ho в самом Почаеве оно скончалось. Тогда некоторые посоветовали родителям понести умершего в церковь и положить его пред чудотворною иконою Божией Матери. «Сие же бысть, как говорит «Гора Почаевская», да большею славою Пресвятая Дева Богородица почтена будет, неже о простом выздоровлении детища». Ибо лишь только несчастные родители положили мертвое дитя пред святою иконою и начали молиться, как вдруг оно очнулось и начало плакать в говорить: «мама»!...и затем оказалось не только живым, во и совершенно здоровым 1).

«Сие чудо видяще, заключает «Гора Почаевская», люди стекошася и дивляхуся, как мертвое отроча оживе, и благодаряху Бога и Его Пречистую Матерь»2). На этом пока возблагодарим Заступницу нашу и мы до новых ее чудес и знамений, следующих в дальнейший период истории ее благодатной Иконы в обители Почаевской.

1) «Гора Почаевская», стр. 10. Преславная Гора Почаевская, стр, 25.

2) «Гора Почаевская», стр. 10.

* * *

6

«Гора Почаевская» (стр. 4). Урля, ныне бедная деревушка в 9-ти верстах от Почаева. Она разорена татарами в ХVI веке, и теперь на месте бывшего замка Гойской находятся одни жалкие развалины, в которых нельзя узнать ни одной даже комнаты. Сравн. «Книга Чудес» (стр. 5 на обор.).

7

«Преславная Гора Почаевская» (стр. 7).

8

«Книга чудес Иконы Почаевской и Стопки». Отделение І-е, стр. 5 на обор.

9

См; напр. «Житие п Варлаама игумена Киево-Печерского». Патерик Печерский, Ноября 19.

10

«Сказание о Почаевской лавре» архимандр. Амвросия (Стр. 13). Сравн. «Новое небо с новыми звёздами», ректора Киево-Братскаго училища Иоанникия Галятовского. В ставропигиальной типографии Львовской, 1605 г., (стр. 99 под чудом 20). «Гора Почаевская» (стр. 3).

11

«Гора Почаевская», стр. 4. «Преславная Гора», стр. 7.

12

«Преславная Гора». «О obrazie сudownym N. Маrуі Раnnу па Gоrzе Poczajowskiey». Wiadomose IV, cтр. 6 на обороте.

13

Там же, стр. 6.

14

«Гора Почаевская», стр. 4; «убо икону Пресвятыя Девы Матеро Божия, юже из Константинополя извезли б, ей (Гойской) дарова».

15

«Гора Почаевская». «Известие третье о иконе чудотворной Почаевской», стр. 4.

16

«Гора Почаевская», стр. 4. «Преславная Гора», стр. 8.

17

Там же, стр. 4 на обор.

18

Там же.

19

Там же. 0. Амвросий в своём «Сказания о Почаевской лавре», между прочим, говорит, что в числе духовенства, участвовавшего в перенесении чудотворной иконы, был также и «епископ» (стр. 17). Но известно, что со времени унии 1596 г. до приезда в. Киев иерусалимского патриарха Феофана 1620 года, не было ни одного православного епископа ни в Луцке, куда в иерархическом порядке искони принадлежала обитель Почаевская, ни во Владимир, ни в других местах Волыни, (Сравн. Ист. об унии К. Каменского стр. 58). Следовательно, это был, по всей вероятности, какой-либо из заграничных архиереев, путешествовавших по Волыни, подобно Неофиту, или же проживавших у богатых землевладельцев западного края России, как епископы, упоминаемые в истории князей Острожских и т. и.

20

См. подлинное завещание Гойской в «Сказании о Почаевской лавре», архимандрита Амвросия (стр. 277).

21

«Преславная гора Почаевская», стр. 9, 10.

22

«Гора Почаевская», стр. 6. «Преславнал Гора», стр. 18 на обор.

23

«Житие пр. Иова», списанное учеником его Досифеем, впоследствии игуменом Почаевским, издается особыми брошюрами в Почаевской лавре. Чит. также подробное жизнеописание преподобного Иова под заглавием: «Преподобный Иов, игумен Почаевский; его жизнь и прославление». Подольские Епархиальные Ведомости 1871 г.

24

Там же, № 7, глава третья, стр. 294.

25

Козин, ныне местечко Дубенского уезда, Волынской губернии, в коем и доселе уцелели остатки замка Фирлеева. «Гора Почаевская», стр. 5. Сравн. также «Сказание о Почаевской лавре» архим. Амвросия, стр. 19–20.

26

«Преподобный Иов игумен Почаевский». Подольские Епарх. Ведомости, глава вторая. Сравн. также: «Гора Почаевская», стр. 5 на обор. «Преславная Гора». «О sekwestracii Cudownego obrazu N. Магуі Раппу Pocajowskiego w zamku Kozinskim». Wiadomosci, VI, стр. 9.

27

Об этом обстоятельстве, между прочим, Суммариуш дел монастырских с Фирлеем, составленный в 1662 году, говорит следующее: «яко неприятель Пресвятой Девы и святых Божиих и Самого Бога, потому что был лютеранином, Фирлей делал монастырю разные неприятности,… облачения церковные и украшения Пресвятой Девы из иконы ее захватил, в каковые жена его лютеранка на посмешище одевалась, за что тот же час была поражена тогда страшным злым недугом» и т. д. Преславная Гора Почаскскаи стр. 10.

28

«Гора Почаевская», стр. 6. «Преславная Гора Почаевская», стр. 10. «Сказание о Почаевской лавре», стр. 10–20.

29

«Гора Почаевская», стр. 6.

30

«Мню бо, говорит «Гора Ночаевская», яко аще и некоторая чудеса деяхуся, не писана бяху обаче даже до года 1664», стр. 6.

31

«Преславная Гора Почаевская», стр. 11. Подлинное завещание Лобоса, см. архива Почаевской Лавры дело № 3 (50). Сравн. также Подольск. Епарх. Вед. 1871 г. № 8, стр. 359–360.

32

«Преславная Гора Почаевская»., стр. 11 на обор.

33

Там же, стр. 11–12.

34

Дионисий Жабокрицкий в последствии совратился в унию, но в 1695 году он, был еще православным и состоял так-называемым наречённым епископом Луцким. В этом году еще он с достоинством отверг предложение униатского епископа Иосифа Шумлянского, обещавшего ему свое покровительство, если он приметь унию. (Чит. подробно об этом: Волын. Еп. вед. 1868 г. № 21, «Отрывок из актов Луцкого ставропигиального братства о рукоположении в епископский сан номинанта Луцкой епархии, Дионисия Жабокрицкого» стр. 642).

35

«Преславная Гора Почаевская», стр. 12. Подлинные акты этого дела, равно как п всех других выше указанных, и теперь можно видеть в архиве Лавры Почаевской.

36

«Гора Почаевская», стр. 6 на обор. «Преславная Гора» стр. 20, Сравн. также «Книга чудес», стр. 4.

37

«Гора Почаевская», стр. О на обороте. «Преславная Гора», стр. 19 на обор.

38

«Гора Почаевская», стр. 7. «Преславная Гора», стр. 20 на обор.

39

«Книга чудес», стр. 8 на обор. «Гора Почаевскан», стр. 7 на обор. «Преславная Гора», стр. 20 на обор.


Источник: Издание Почаевской Лавры третье, исправленное и дополненное. Почаев. Типография Почаевской Лавры. 1893 г.

Комментарии для сайта Cackle