епископ Андрей (Ухтомский)

О «сверх-человеках»

Cлово в день происхождения Честных Древ Животворящего Креста, произнесенное в соборе Казанского Спасо-Преображенского монастыря

Очима, устнами и душами, лицы и сердцы, поклонимся вси пресвятому Кресту Жизнодавца Христа, им же мир весь освящается.

(Троп. 3-ей п. канона).

Так сегодня святая Церковь приглашает род человеческий на поклонение св. Кресту Христову, этому величайшему украшению Божией церкви и всего Божьего миpa.

Крест! – Ведь все самое святое, все самое лучшее, до чего может возвыситься человек, – все заключено в этом одном слове! Самая мысль о Кресте и о безмерной любви на нем Распятого уже очищает, облагораживает и как бы освежает душу человека от той затхости и приниженности, которою душа пропитывается в обычной жизни!..

Но подойдем ближе ко св. Кресту.

Мы увидим на кресте Страдальца, Который не сделал никакого греха, и не было лести во устах Его; будучи злословим, Он не злословил взаимно, страдая, не угрожал; но предавал то Cyдиu праведному. (1Пет. 2:23–24). Действительно, это недостижимая человеку, для него невероятная, безмерная, – воистину Божественная красота Сего Страдальца на кресте! Вместе с сотником, некогда при кресте стоявшем, так и хочется воскликнуть: „воистину Он был Божий Сын!» (Mф. 27:54).

Но ближе подойдем ко св. Кресту....

Посмотрим: в Своем безмерном, неземном величии не забыл ли великий Страдалец землю. – Он – Распятый был, несомненно, Сын Божий, Богочеловек, –иначе Он не мог бы, забывая страшные Свои страдания, с разорванными руками –любить мучителей Своих и молиться за них.... „Отче отпусти им, не ведают бо, что творят» (Лк. 23, 24), – это не молитва простого человека!... Так молиться мог только Богочеловек. Но Ему, быть может, чужды были чувства простых смертных людей?

Подойдем ближе ко Кресту....

Иисус, увидев (со креста) Матерь и ученика (при кресте) тут стоящего, которого любил, говорит Матери: Жено! се, сын Твой. (Ин. 18:26).

Смотрите, возлюбленная братия, – какая кротость и мягкость сыновней любви! Это не пламенный огонь любви Божественной, – это самое нам доступное, так сказать, естественное украшение души нашей: любовь к матери. «Жено, се сын Твой» – слова Божественного Страдальца; страшные крестные муки не затмили у Него заботы об осиротевшей Его Матери. – Сколько здесь заботы о людях, безграничного сострадания к людям, к их человеческой немощи!

И далее. "Потом говорит ученику: се, Матерь твоя». (Ин. 19:27).

Опять, мои возлюбленные, – к кому этот возглас обращен? – К осиротевшему другу? К любимому ученику? К тому, для Которого ничего дорогого уже в жизни не осталось? Да, – к нему; – и Своему другу земному Он оставляет лучшее утешение для него – пречистую и пренепорочную Матерь Свою.

«И от того часа поят ю ученик во свояси» (Ин. 27).

Так при кресте Своего Сына пресвятая Матерь Божия усыновила весь род человеческий. Нет более сирот на земле: у всех есть общая Матерь. Нет страданий, ибо все наши страдания, заслуженные нашею злобою, – ничто в сравнении со страшными страданиями неповинного ни в чем страдальца Иисуса Христа. Нет врагов на земле, – всех собрала во едино и примирила любовь Христова, Его святая проповедь о любви ко всем – и ко врагам. – Все мы – братья возле Креста Христова, все мы сыны Матери Божией...

Кто отвернется от Креста Христова, чье жестокое сердце останется глухо и не послушает святой проповеди о любви к ближнему, о всепрощении и духовной чистоте? – Кто не умилится и не содрогнется пред невинными страданиями Того, Кто только служил людям, только любил их и Которого они же, несчастные сыны погибели, на кресте распяли?

Но что я, братие, недавно прочитал в газете? – Прошлогодний грабитель сего святого храма те кресты святые, которые выкрал с престола церковного, – выбросил в место для городских нечистот!

Какой ужас, какой позор для всех нас христиан! – Мы поражены, посрамлены пред врагами нашими из-за этого богохульного, безумно злого дела какого-то антихриста, неизвестно по какому праву носящего христианское имя! И как немилосердно пред всем светом открыта через газеты наша духовная язва, наша сердечная боль! О, как это безмерно жестоко, как это ужасно! Невольно опять вспоминаются слова святой песни: «Ужаснися солнце, возстени земле, и движащися возопий: незлобиве, Господи, слава Тебе».

Но, братие, дожили же мы, значит, до этих ужасов, заслужили же пред Богом такие страшные вразумления, когда Он лишает нас древних милостей Своих, когда позволяет врагам нашим издеваться над нашими святынями... Лишил нас Господь лучшего украшения Казани – «казанского» чудотворного образа Богородицы. Но в душe-то нашей этот образ уж очень ли сильно запечатлен?... Не забыли ли мы о непорочной жизни Богородицы и не растеряли ли мы святыню души своей ранее, чем Господь послал нам видимое вразумление и лишил нас святыни, которою веками дорожили боголюбивые отцы наши?

Теперь русские люди впервые прочитают, что святой крест может быть брошен и найден в смрадном месте... Ужасное, невероятное преступление человека против собственной природы! Ни любовь к матери, которую заповедал со Креста Божественный Страдалец, ни чистая дружба, ни благоговение пред святостию, ни страх Божий – ничто, значит, святое, и никакое просто-человеческое чувство уже не живет в этом наглом ругателе... О, воистину – дикий изверг человечества!

Да, это так. Но посмотрите на жизнь около себя. Рассудите: – разве носить на своей шее святой крест в дома непотребства, с которыми все почти помирились, – разве это не значит оскорблять святой крест? – Разве соблазнять, губить и бросать невинных жертв гнусных своих страстей и в тоже время называться христианским именем, о чем мы равнодушно читаем ежедневно в газетах, разве это не значит снова распинать в себе Сына Божия и ругаться Ему (Евр. 6:6)?

Наконец просто когда все мы равнодушно видим страдания несчастных и слезы угнетенных и проходим мимо, разве мы не попираем завет любви Христовой, разве не пренебрегаем своим званием христианина и не забываем в своем жестокосердии о страданиях за нас Спасителя?

Вот Своим попущением совершиться нашим церковным несчастиям, Господь увещевает нас посмотреть в наши души, – посмотреть, мы то все, вместе взятые, не осквернили ли давно уже образ Божий в душе своей, не оскорбляем ли мы в себе святого Духа Божьего, Которым напечатаны в день искупления? – Вот мы оплакиваем незаменимую утрату святого «казанского» образа Богородицы, мы оплакиваем осквернение пречистого Лика Спасителя. Но когда Его вели на распятие, то Его оплакивали народ и женщины; и Господь сказал: «дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших» (Лк. 23:28). Эти слова и к нам относятся теперь; и нам Господь сказал бы: «Сыны российские, матери россиянки! Не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших». Действительно, какой завет мы оставляем новому поколению? На чем воспитывается несчастное наше юношество? Что видит вокруг себя, что слышит? Что дают им отцы, что доброе в жизни могут указать матери?

Безумное, бессмысленное, позорное время переживаем мы; время безумного нечестия, сверх-человеческой злобы и сверх-животного озверения.

Но будем надеяться, что самое безумие злобы и наглость современных безбожников, оттолкнут новое наше поколение от темной бездны неверия и развращенности.

Теперь народились какие-то «сверх-человеки», отрицающие и всякий нравственный закон, и загробную жизнь, и бытие Божие, и всякие правила жизни. А рядом с ними уживаются люди, для которых самое имя человек уже „звучит гордо» и которые тоже махнули рукою на всякое нравственное самоусовершенствование и проводят чисто животную, беззаконную жизнь. Эти люди искажают человеческую природу и доводят себя до скотоподобия неспособностью удержать себя от животных похотений; это те, о которых святая Библия говорит, что они суть плоть. И сами они так о себе думают и ничего лучшего, кроме удовольствий плоти не желают.

Совсем не таковы «сверх-человеки». Эти люди в своей невероятной гордости могут быть выше своей животной природы, могут быть господами низких страстей. Это не плотскиe люди, но зато – это просто бесноватые, которые только об этом не могут догадаться, ибо ум их омрачен мудрованием бесовским. Действительно, если они – не творение Божие, – потому что в Бога они не веруют,–то что же они? Животные? Но и животных Господь же премудро создал и дал разум для жизни. – А если они, эти сверх-человеки, отрицают сотворение миpa, – то что же они на земле представляют из себя? – Они отрицают всякий нравственный Божий закон, они отрицают бытие души человеческой и свою загробную жизнь, что же от их жизни остается? – Одно только поглощение пищи и постоянное разложение, – как у всего растущего на земле! Но если они сохранили хоть каплю рассудка и беспристрастия, то должны из своих же слов вывести заключение, что они не более, как двуногая земная плесень, случайно поросшая и случайно погибающая.

Но тогда откуда же такая адская злоба их? Откуда их бессмысленные сами по себе, но предательские, умно обдуманные злодеяния? – Как смеют они жаловаться на страдания свои или чужие, если они не докажут права на свое существование и если не знают цены своей жизни, но наполняют ее злодеяниями? И эти «сверх-человеки», т.е. просто безбожные злобные беззаконники, и оказываются только сверх-животными, т.е. животные сами по себе (Еккл. 3:18), они подчинили себя некоей злой силе, дьявольскому, бесовскому озлоблению. Но этою своею обдуманною злобою, обдуманною ненавистно к добру, они лишний раз дают печальное доказательство, что их природа – выше природы животных, что их природа иного происхождения. И эта их природа озлоблена до полного подчинения духам злобы – бесам.

И отличие современных бесноватых от евангельских только то, что те знали об этой духовной болезни и боролись с нею, а эти не борются, потому что безумие ослепило их, а злоба вошла в природу их. А отсюда их – почти неисцелимость: со слепцом, хотя и добровольным говорить о свете нельзя, – ничего не поймет!

И исполняется пророческое слово апостола Павла: «Дух (же) ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, чрез лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей (Тим. 4:1–2).

Возлюбленные слушатели, ужаснемся же хулителей имени Божия, рассмотрев нечестие жизни их; убоимся сами творить беззаконие, которыми заразилась жизнь наша, – сия бо христианам не суть прилична. Послушаем пророка, взывавшего к людям: «омойтесь, очиститесь;... перестаньте делать злое, научитесь делать добро, ищите правды, спасайте угнетенного, защищайте сироту, вступайтесь за вдову (Ис. 1:16).

И все это делайте всегда, везде, забывая о себе, и думая только об исполнении заповедей распятого за нас Господа. – Это и значит: «Кресту Твоему поклоняемся, Владыко, и святое воскресение Твое славим». Наша святая жизнь будет тогда истинным поклонением Кресту Христову и лучшим прославлением Его воскресения и лучшим вразумлением для несчастных неверов.

Тогда нелицемерно, не только устнами своими, но и всею жизнью своею мы оправдаем святую песнь церковную: «поем, славим и поклоняемся, величаем Твою, Христе, державу: яко подал ecu нам рабом Твоим Крест Божественный, сладость неисчерпаемую, и хранилище душам и телом нашим», Аминь.

Архимандрит Андрей


Источник: О "сверх-человеках" : [Слово в день происхождения честных древ животворящего креста, произнес. в соборе Казан. Спасо-Преображен. монастыря] / [Соч.] Архим. Андрея. - Казань : типо-лит. Имп. ун-та, 1904. - [2], 5 с.

Комментарии для сайта Cackle