митрополит Антоний (Храповицкий)

Глава V

Глава V продолжает противопоставление будущего духовного царства Израиля Божия теперешнему греховному. Подобное повторение одной и той же исторической темы при разнородном освещении фактов встречается не только в целых священных книгах (как, например, в книге Премудрости Соломона исход евреев из Египта подробно описывается три раза); но и в таких кратких священных творениях, как, например, псалом 77-й, где это событие воспроизводится дважды подряд. Так же точно и Михей. Именно в главе IV пророк описывает явление Мессии со стороны общественно-бытовой или, выражаясь определеннее, церковной; он объясняет людям, что духовное просвещение, общий мир и вообще сила чисто духовная и непреодолимая при кажущемся физическом бессилии будет характеризовать грядущее царство. Иначе в главе V-й. Здесь духовный взор пророка обращен уже прямо на личность Домостроителя этого царства, причем общею точкою зрения при изображении Его свойств остается излюбленное им и вообще всею Библией противопоставление физической силы силе нравственной, видимого ничтожества духовному величию.


Глава є҃. а҃. Нн҃ћ ѡ҆гради́т­сѧ дщѝ є҆фре́мова ѡ҆гражде́нїемъ, ра́ть ѹ҆чинѝ на вы̀, жезло́мъ поразѧ́тъ ѡ҆ че́люсть племе́нъ і҆и҃левыхъ. Глава 5. 1. Теперь ополчись, дщерь полчищ; обложили нас осадою, тростью будут бить по ланите судью Израилева.

Стих 1. Выше пророк говорил о современных мучениях Израиля и болях рождения его в Вавилоне, рождения духовного самосознания и следующей за ним всесокрушающей духовной силы. Затем он снова возвращается к современному осажденному положению Иерусалима и как бы говорит: «Да, это именно ты, погибающий, ничтожный народ, все это исполнишь; тебя будут заушать теперь, но ты же будешь победителем народов». Славянский текст – «дщи Ефремова», а русский – «дочь полчищ», блж. Иероним – «дочь разбойника», блж. Феодорит – «оградися дщи ограждением». Славянский «жезлом поразят о челюсть сынов Израилевых», а русский – «судью Израилева», прп. Ефрем переводит «пастыря Израилева», разумея Седекию, тогда как прочие, говорящие здесь о суде, разумеют Спасителя и Его предсмертные заушения. Контекст стоит за славянское понимание, ибо иначе мысль пророка являлась бы лишенною всякой последовательности и бросающейся без толку с предмета на предмет. И что бы это была за дщерь полчищ, когда выше речь о дщери Иерусалима? Восстановить же самый текст здесь решительно невозможно, потому что слово «оградись и ограждение» от נָרַר (надад) – имеют несколько омонимов, означающих и бегство, и обращение, и осквернение, причем все эти значения подходят по смыслу, а авторитетные парафрасты все разногласят. Но всего лучше по смыслу чтение прп. Ефрема Сирина.


в҃. И̑ ты̀, виѳлее́ме, до́ме є҆фра́ѳовъ, є҆да̀ ма́лъ є҆сѝ, є҆́же бы́ти въ ты́сѧщахъ і҆у́диныхъ; и҆з̾ тебє́ бо мнћ̀ и҆зы́детъ старћ́йшина, є҆́же бы́ти въ кнѧ́зѧ во і҆и҃ли, и҆схо́ди же є҆гѡ̀ и҆з̾ нача́ла ѿ­ дні́й вћ́ка. 2. И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле и Которого происхождение из начала, от дней вечных.

Стих 2. Этой картине полного унижения Израиля пророк противопоставляет предвидимое им появление Вечного Вождя Израилева. Чтобы убедить людей в возможности происхождения сильного от бессильных и для показания действительности факта, он останавливается на рождении Его из ничтожного Вифлеема. Различное чтение начала этого стиха у евангелиста Матфея в Новом Завете и в русском и славянском тексте Ветхого Завета касается только изложения одной и той же мысли то в вопросительной, то в утвердительной форме. «Еда мал еси?» – «Ты вовсе не меньше» – смысл тот, что еле набирающий в себе тысячу жителей Вифлеем вовсе не мал между тысячами Иудовыми (начальниками тысяч = владыками Иудовыми), ибо оттуда произойдет Вождь = старейшина – это слово вставлено LXX-ю для смысла речи. «Изыдет» = «родится», ср. Бытии (Быт. 17:6), где тоже слово יֵצֵא (еце) в смысле рождения: «цари родятся от тебя». Вечность происхождения этого Вождя не должна устранять мысли об его именно рождении в Вифлееме, потому что и у пророка Исайи Младенец и Сын рождающийся прямо называется Отцом вечности и Богом крепким (Ис. 9, 6).


г҃. Сегѡ̀ ра́ди да́стъ ѧ҆̀, до вре́мене ражда́ющїѧ породи́тъ, и҆ про́чїи ѿбра́тїи и҆́хъ ѡ҆братѧ́т­сѧ къ сынѡ́мъ і҆и҃лєвымъ. 3. Посему Он оставит их до времени, доколе не родит имеющая родить; тогда возвратятся к сынам Израиля и оставшиеся братья их.

Стих 3. И русскими, и славянскими переводится с одного и того же еврейского текста и одинаковый имеет смысл. Имеющий родиться в Вифлееме «дасть-я», т. е., по прп. Ефрему, пошлет предсказанные бедствия до рождения; она родит – и тогда обратятся братья. Или с русского: Он оставит нас и предаст врагам до времени рождения рождающей. Кто же эта рождающая? Конечно, та же мучающаяся родами дщерь Сиона, неплодная, по-видимому, и нерождающая, которая, однако, согласно с предсказанием Исайи, будет иметь более детей, нежели имущая мужа (Ис. 54). Здесь, из связи этого рождения и следующего затем обращения братии со смыслом всемирного детства бесплодной у Исайи, воспроизведенного апостолом Павлом, явствует, что рождение это есть духовно-родительное умножение Церкви, объясненное Господом в прощальной беседе, вместе с предсказанием Своего удаления от учеников, которое им доставит муки рождения, разрешающиеся в радость через пришествие Святого Духа как плода спасительной Христовой смерти.


д҃. И҆ ста́нетъ, и҆ ѹ҆зритъ, и҆ ѹ҆пасе́тъ па́­ст­ву свою̀ крћ́постїю гдⷵь, и҆ въ сла́вћ и҆́мене гдⷵа бг҃а сво­егѡ ̀ пребу ́дутъ: занѐ н­н҃ћ воз­вели́чит­сѧ да́же до конє́цъ землѝ. 4. И станет Он, и будет пасти в силе Господней, в величии имени Господа Бога Своего, и они будут жить безопасно, ибо тогда Он будет великим до краев земли.

Стих 4. Тогда-то Он встанет и будет пасти весь мир. Он-то и будет миром вселенной, о котором говорил пророк в начале предыдущей главы и Исайя в той же IX главе. Говорить ли о том, что мир (ср. Зах. 9:10) разумеется здесь не политический, ибо только что была речь об осаде, а дальше снова о войне с ассирианами, от которых Он же избавит сынов Израилевых. Итак, мир разумеется тот же, что в стихах 4–6 предыдущей главы, т. е. мир внутренний человека христианина и вечный мир в Христовой Церкви (ср. Еф. 2:14).


є҃. И҆ бу́детъ се́й ми́ръ, є҆гда̀ а҆ссу́ръ прїи́детъ на зе́млю ва́шу, и҆ є҆гда̀ взы́детъ на страну̀ ва́шу, и҆ воста́нутъ на́нь се́дмь па́стырей и҆ ѻ҆́смь ꙗ҆́звъ человћ́ческихъ, 5. И будет Он мир. Когда Ассур придет в нашу землю и вступит в наши чертоги, мы выставим против него семь пастырей и восемь князей.
ѕ҃. и҆ ѹ҆пасу́тъ а҆ссу́ра ѻ҆ру́жїемъ и҆ зе́млю неврѡ́дову ко́пїѧми є҆ѧ̀, и҆ и҆зба́витъ ѿ а҆ссу́ра, є҆гда̀ прїи́детъ на зе́млю ва́шу и҆ є҆гда̀ всту́питъ на предћ́лы ва́шѧ. 6. И будут они пасти землю Ассура мечом и землю Немврода в самых воротах ее, и Он-то избавит от Ассура, когда тот придет в землю нашу и когда вступит в пределы наши.

Стихи 5 и 6. Пророк снова обращается к ближайшему будущему пленению ассирианами и вавилонянами (земля Нимврода) и поучает смотреть на них с точки зрения будущего вселенского царства, когда все теперешние владыки народа Божия станут послушными последователями Евангелия. Но что это за 7 пастырей и 8 князей, или язв человеческих, которые будут побеждать Ассура? Прп. Ефрем разумеет под ними пророков и царей, которые своим влиянием поддержат иудейский церковный патриотизм настолько, что народ не погибнет в изгнании, но возобладает даже нравственно над победителями. Но в таком случае не лучше ли под пастырями разуметь укрепившихся в плену представителей народа: Даниила и трех отроков, Мардохея, Зоровавеля, Ездру и Неемию, которые действительно пасли землю Немвродову в самых воротах ее, т. е. были у кормила государственного правления. Эти-то 8 и могли разуметься пророком. Что же касается до разделения: 7 пастырей и 8 князей, то нельзя ли здесь видеть такое же, свойственное еврейской речи, растяжение, как и в учительных книгах, например: «вот 3 ненасытимых и 4, которые не скажут довольно» (Притч. 30:15) и т. п.? Итак, эти 8 пастырей сохранят духовную свободу Израиля, но вовсе избавит их от рабства только Он, который обещает познание истины и свободу от рабства греху (Ин. 8:32–36). Духовное, а не физическое избавление от Ассура явствует прямо из соотношения его с остатком только Израиля, т. е. отринутого и сокрушенного. Перевод LXX – вместо «пастырей» (стих 5) – «язв» – очень понятен, ибо соответствующее евр. слово רעִים – если писать знак а в первый слог, означает мн. число от слова «зло», «бедствие» – раим; а если писать о (роим), то будет мн. число от «роѐ» – «пастырь», что правильнее, ибо далее: «и упасут» и проч. Затем в стихе 6-м вместо «в воротах ея» LXX читают – «копиями ея». Слово у масоретов –פֵהַח (петах), которое означает «дверь», а при иных гласных – «меч» (Пс. 54).


з҃. И҆ бу́детъ ѡ҆ста́нокъ і҆а́кѡвль въ ꙗ҆зы́цћхъ средћ̀ люді́й мно́гихъ, а҆́ки роса̀ ѿ гдⷵа па́да­ю­щи и҆ ꙗ҆́кѡ а҆́гнцы на ѕла́цћ, ꙗ҆́кѡ да не собере́т­сѧ ни є҆ди́нъ, нижѐ посто­ии́тъ въ сынћ́хъ человћ́ческихъ. 7. И будет остаток Иакова среди многих народов как роса от Господа, как ливень на траве, и он не будет зависеть от человека и полагаться на сынов Адамовых.

Стих 7. Опять пророк как бы отрывает мысль слушателя от представления о народе, о политической единице, а говорит, что плодом избавления Израиля от Ассура будет то, что он явится, как роса между народами, не весь Израиль, но только его остаток, т. е. верные, ныне угнетаемые нечестивыми. Они будут надеяться только на Господа (сравнение с росой – см. Втор. 32:2).

Славянское чтение 7-го стиха есть плод простого непонимания тех же самых слов еврейского текста; затем в этой главе нет разночтений. Дальнейшие стихи главы раскрывают то отношение, которое будет иметь остаток Израиля к прочим народам и к Израилю внешнему. Сперва говорится о всепобеждающей силе Церкви, а потом о грядущей судьбе Божьей над Иудеей и окрестными странами. В подобном смысле толкует блж. Феодорит, и думается, что он правее прп. Ефрема, который здесь находит возвращение пророческой речи к осаде Иерусалима ассирианами и предсказание гибели последних: нет, речь о казни самих иудеев, ибо священные рощи и волхвования, о которых здесь говорится, конечно, более всего в иудейской стране прогневляли Бога. Вообще же незаметно, чтобы древние толкователи усвоили внутреннюю связь окончания этой главы в целом, но по частям уловили один одну сторону дела, другой – другую, так что возможно, кажется, восстановить последовательность речи в следующем смысле.


и҃. И҆ бу́детъ ѡ҆ста́нокъ і҆а́кѡвль въ ꙗ҆зы́цћхъ средћ̀ люді́й мно́гихъ, а҆́ки ле́въ въ скотћ́хъ въ дубра́вћ и҆ ꙗ҆́кѡ льви́чищь въ ста́дћхъ ѻ҆́вчихъ, ꙗ҆́коже є҆гда̀ про́йдетъ, и҆ ѿ­лучи́въ восхи́титъ, и҆ не бу́детъ и҆з̾има́ющагѡ. 8. И будет остаток Иакова между народами, среди многих племен, как лев среди зверей лесных, как скимен среди стада овец, который, когда выступит, то попирает и терзает, и никто не спасет от него.

Стих 8. Когда мирный Царь из Вифлеема будет царствовать над остатком Израиля, то остаток сей будет посреди народов как всесокрушающий лев. Но не в смысле льва истребляющего – поясняют блж. Иероним и архиепископ Ириней, а в смысле непреоборимого духовного победителя. Только такое понимание пророчества можно примирить с предыдущей картиной мирного, духовно орошающего отношения Израиля к народам (Мих. 5:7).


ѳ҃. Вознесе́т­сѧ рука̀ твоѧ̀ на ѡ҆скорблѧ́ющыѧ тѧ̀, и҆ всѝ вразѝ тво­ѝ потребѧ́т­сѧ. 9. Поднимется рука твоя над врагами твоими, и все неприятели твои будут истреблены.

Стих 9. «Поднимется рука твоя над врагами твоими». Эту победу и доставил пришедший Сын Божий, согласно пророчествам при рождении Предтечи и при свидании Пресвятой Девы с Елисаветой. Именно лев от Иуды возложил руку свою на хребет врагов своих, как предвещал Иаков. Образ льва в Библии не есть образ силы злой, но силы справедливости, почему и Апокалипсис называет этим же именем Агнца, именем льва победителя (Откр. 5:5).


і҃. И҆ бу́детъ въ то́й де́нь, гл҃етъ гдⷵь, потреблю̀ ко́ни твоеѧ̀ и҆з̾ среды̀ тво­еѧ̀ и҆ погублю̀ колєсни́цы твоѧ̑, 10. И будет в тот день, говорит Господь: истреблю коней твоих из среды твоей и уничтожу колесницы твои,
аі҃. и҆ потреблю̀ гра́ды землѝ тво­еѧ̀ и҆ разве́ргу всѧ̑ тверды̑ни твоѧ̑, 11. истреблю города в земле твоей и разрушу все укрепления твои,

Стихи 10 – 11. Слишком ясно Господь дает понять, что речь идет вовсе не о политической силе Его народа, ибо политически его постигнет полнейшее разорение.


ві҃. и҆ ѿ­ве́ргу волхвова̑нїѧ твоѧ̑ ѿ руку̀ твоє́ю, и҆ волхву́ющїи не б́дутъ въ тебћ̀: 12. исторгну чародеяния из руки твоей, и гадающих по облакам не будет у тебя;

Стих 12. Разорение это явится воздаянием за чародейства и идолопоклонство, изобличенные пророком в 1-й главе. И знаменательно, что речь снова переходит в первое лицо глаголов, что не остаток Израиля, как можно было бы ожидать, но сам Господь сделает сие отмщение.


гі҃. и҆ потреблю̀ и҆зва̑ѧн­наѧ твоѧ̑ и҆ кумі́ры твоѧ̑ и҆з̾ среды̀ тебє̀, и҆ посе́мъ да не поклони́шисѧ дћлѡ́мъ ру́къ тво­и́хъ: 13. истреблю истуканов твоих и кумиров из среды твоей, и не будешь более поклоняться изделиям рук твоих.
ді҃. и҆ посћу̀ дубра̑вы ѿ­ среды̀ тебє̀ и҆ погублю̀ гра́ды твоѧ̑: 14. Искореню из среды твоей священные рощи твои и разорю города твои.
єі҃. и҆ сотворю̀ со гнћ́вомъ и҆ съ ꙗ҆́ростїю ме́сть ꙗ҆зы́кѡмъ, поне́же не послу́шаша менѐ. 15. И совершу в гневе и негодовании мщение над народами, которые будут непослушны.

Стихи 13 – 15. Но оно прострется и на врагов Иерусалима, которые тоже будут все истреблены. Блж. Иероним торжественно спрашивает иудеев, смеют ли они отрицать, что пророчество исполнилось уже и притом в показанном смысле. Разве Господь не истребил их царства и вместе с ним и идолов еврейских? Кто же теперь оказывается остатком и львом всесокрушающим и росою для народов, если не христиане? Параллельные места: Ос. 6, где найденный в третий день народом Господь является как роса утром, но Он милости хочет, а не жертвы и потому видит в Ефреме отступника и отметает его. Точно так же в книге Захарии (Зах. 9), где Господь предсказывает казнь народам и вдруг говорит о Царе, входящем в Сион на жребяти осли с проповедью мира, после чего, однако, Господь истребит колесницы и коней Иерусалима (Зах. 9:10), затем речь снова о победе народа Своего над всеми, о собрании воедино овец Божиих и следующей затем благодатной радости. В главе XIII тот же пророк обещает источник дому Давидова для омытая грехов, которым Господь истребит идолов (Зах. 13:2). Затем речь об избиении Пастыря, рассеянии овец и выражающемся в этих событиях суде над землею. Итак, общая тема – вселенскость Церкви и гибель язычества и жидовства.


ГЛАВА VI

IV глава представляет собою возвращение от изображения будущего царства мира к увещанию современного Израиля. Пророк снова напоминает ему его грехи, но уже не столько для обличения, сколько для обращения его к правде.


Глава ѕ҃. а҃. Слы́шите, ꙗ҆̀же гл҃а гдⷵь: воста́ни, суди́сѧ съ гора́ми, и҆ да слы́шатъ хо́лми гла́съ тво́й. Глава 6. 1. Слушайте, что говорит Господь: встань, судись перед горами, и холмы да слышат голос твой!

Стих 1. Вновь вводится образ схождения Бога на землю и призвание природы в свидетели над Израилем, подобно Моисею, Асафу и Малахии. «Встань», т. е. собери свои силы и свои мысли, чтобы отвечать Богу; ср. подобное же обращение к Иову (Иов 38:3). Горы, как самый устойчивый предмет природы (Пс. 89:2), присутствовавшие при ниже изложенных событиях древности, должны быть свидетелями против вероломного народа, как бы в качестве неизменных носителей церковного предания (ср. Иез. 36:1).


в҃. Слы́шите, го́ры, су́дъ гдⷵень, и҆ дє́бри ѡ҆снова̑нїѧ землѝ, ꙗ҆́кѡ су́дъ гдⷵень къ лю́демъ є҆гѡ̀, и҆ со і҆и҃лемъ прћ́тисѧ и҆́мать. 2. Слушайте, горы, суд Господень, и вы, твердые основы земли: ибо у Господа суд с народом Своим, и с Израилем Он состязуется.

Стих 2. «Основы земли» – именно разумеются самые устойчивые элементы внешней природы, если люди сами все забыли.


г҃. Лю́дїе мо­ѝ, что̀ сотвори́хъ ва́мъ, и҆лѝ чи́мъ ѡ҆скорби́хъ ва́съ, и҆лѝ чи́мъ стужи́хъ ва́мъ; ѿ­вћща́йте мѝ. 3. Народ Мой! что сделал Я тебе и чем отягощал тебя? отвечай Мне.

Стих 3. Отсюда до 6-го приводятся исторические основания для верности народа Господу, а далее говорится о том, в чем бы должна заключаться эта верность и как ошибочно думали ее выражать иудеи. Господь признал народ Своим ненавистником, врагом (ср. Мих. 4:8) и спросил, за что же он Его огорчает беззакониями? «Чем отягощал тебя?», т. е. разве религиозные обязанности ваши были так тяжки, что вы променяли истинную религию на ложные?


д҃. Занѐ и҆зведо́хъ ва́съ и҆з̾ землѝ є҆гѵ́петскїѧ и҆ и҆з̾ до́му рабо́ты и҆зба́вихъ ва́съ, и҆ посла́хъ пред̾ ва́ми мѡѷсе́а и҆ а҆арѡ́на и҆ марїа́мъ. 4. Я вывел тебя из земли Египетской и искупил тебя из дома рабства, и послал перед тобою Моисея, Аарона и Мариам.

Стих 4. Напротив, Господь осыпал Свой народ незаслуженными благодеяниями. Библейский эпитет Египта – дом рабства. Имена Моисея и других для живости воспоминаний о чудесном шествии, воспетом во многих псалмах.


є҃. Лю́дїе мо­ѝ, помѧни́те ѹ҆̀бо, что̀ совћща̀ на вы̀ вала́къ ца́рь мѡаві́тскїй, и҆ что̀ є҆му̀ ѿвћща̀ валаа́мъ сы́нъ веѡ́ровъ, ѿ­ сїті́ѧ до галга̑лъ; ꙗ҆́кѡ да позна́ет­сѧ пра́вда гдⷵнѧ. 5. Народ Мой! вспомни, что замышлял Валак, царь Моавитский, и что отвечал ему Валаам, сын Веоров, и что происходило от Ситтима до Галгал, чтобы познать тебе праведные действия Господни.

Стих 5. Господь, в частности, напоминает историю Валаама, из которой, с одной стороны, ясно, как велика милость Господа к народу, если Он обещал воссиять из него звезду спасения, а с другой стороны, эта история показала израильтянам, как люди отчуждаются от Бога за беззакония и предаются погибели, так что быть в общении с Господом возможно только через добродетели, как это и было показано в воспитательном ведении его Богом через пустыню и в чудесах «от Ситтима до Галгал» (Втор. 8:2–6), после чего Моисей напоминал им в роды родов о праведных действиях Божиих. Так и здесь, по Михею, из этих событий должен следовать чисто моральный характер ветхозаветной религии, который теперь утрачен и заменен формальным, что и видно из дальнейших стихов, влагаемых пророком в уста отпадшего от праведности народа. Параллельные места жалобам Господа на вероломный народ и его ложное благочестие: Ис. 43:26; Иер. 2:5; с напоминанием об изведении из Египта: Иер. 2:6 и Ам. 2:10. Мариам упоминается здесь ради памяти о торжественном гимне, воспетом при переходе через Чермное море, который постоянно вспоминается в псалмах и учительных книгах как особенно важное событие; он охранил свое полное значение и в нашем богослужении (канон).


ѕ҃. Въ че́мъ пости́гну гдⷵа, срѧ́щу бг҃а мо­его̀ вы́шнѧго; срѧ́щу ли є҆го̀ со всесожже́нїемъ, телцы̑ є҆динолћ́тными; 6. «С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними?

Стих 6. «С чем предстану?» и проч., по-славянски: «в чем постигну Господа?», еврейский оригинал, вероятно, тот же, да и смысл близкий.


з҃. є҆да̀ прїи́метъ гдⷵь въ ты́сѧщахъ ѻ҆внѡ́въ, и҆лѝ во тма́хъ ко́злищъ ту́чныхъ; да́мъ ли пе́рвенцы моѧ̑ ѡ҆ нече́стїи мо­е́мъ, пло́дъ ѹ҆тро́бы мо­еѧ̀, за грћхѝ душѝ мо­еѧ̀; 7. Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего – за грех души моей?»

Стих 7. «Потоками елея» по-славянски: «козлищ тучных». Так переводят все древние и даже блж. Иероним прямо с еврейского. Евр. слово שֶׁמֶן (шемен), прочитанное с первою гласною камец (а), означает вместо «маслины» –прилагательное «тучный», но объяснить из теперешнего евр. текста чтение «козел» невозможно. Однако, скорее, что масореты испортили текст прежде, чем древние переводчики, потому что параллелизм овнов и козлов постоянно встречается в Библии. Запрос этот прямо не отвергается Богом, но в нем самом слышится сознание ничтожества животной жертвы (ср. Пс. 49:13; Ис. 1). К чему тут речь о первенце? В том смысле, что уж если считаться человеку с Богом, то ведь он прямо Ему должен своими первенцами, пощаженными в день избиения египтян, о чем постоянно напоминал народу Моисей и обычай посвящения первородных от скота. Но и этой жертвой невозможно угодить Богу. Итак, суд Божий, как и во всех вышеприведенных богоявлениях, вновь оказывается в том, что люди неправильно поняли, вернее, извратили Его закон, думали угодить Богу жертвами и приношениями вместо добрых дел.


и҃. Возвћсти́сѧ бо тебћ̀, человћ́че, что̀ добро̀, и҆лѝ чесогѡ̀ гдⷵь и҆́щетъ ѿ­ тебє̀, ра́звћ є҆́же твори́ти су́дъ и҆ люби́ти ми́лость и҆ гото́ву бы́ти є҆́же ходи́ти съ гдⷵемъ бг҃омъ тво­и́мъ; 8. О, человек! сказано тебе, чтó – добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим.

Стих 8. Здесь уже напрямик выражается общая идея пророчества и притом таким тоном, что она предполагается известною всякому израильтянину; мало того, незнание сущности закона поставляется человеку в вину. Прямое противопоставление нравственного закона, как существа нашей религии, внешнему формализму достигает самого яркого освещения, как и в Пс. 49 и Ис. 1; здесь почти то же, что в Евангелии от Матфея (Мф. 23). Справедливость, милосердие и смирение – в этом действительно весь путь библейского спасения, возвышающегося тем и над моралью одного только сострадания или внешнего альтруизма, и над добродетелями разума, т. е. стоическою справедливостью, и над пассивным аскетизмом индусов, заключающимся в одном только исчезновении души в Боге. Сочетание названных трех добродетелей по своей высоте и всесторонности приближается к девяти заповедям блаженства. Говорить ли о том, что в Ветхом Завете многократно повторяются эти заповеди в отдельности, что приобретение их представляется высшею целью Домостроительства, по отношению к которой все прочее имеет лишь значение средства (Втор. 10:12)? Так, например, XVI глава Второзакония с предписаниями культового характера заключается словами, поднимающими сознание иудеев в область добродетели: «правды, правды ищи» (Втор. 16:20) и проч.


ѳ҃. Гла́съ гдⷵень гра́ду при­зове́т­сѧ, и҆ сп҃се́тъ боѧ́щыѧсѧ и҆́мене є҆гѡ̀: послу́шай, пле́мѧ, и҆ кто̀ ѹ҆краси́тъ гра́дъ; 9. Глас Господа взывает к городу, и мудрость благоговеет пред именем Твоим: слушайте жезл и Того, Кто поставил его.
і҃. Е҆да̀ ѻ҆́гнь и҆ до́мъ беззако́н­нагѡ собира́ѧ и҆мћ̑нїѧ беззакѡ́н­наѧ и҆ со ѹ҆кори́зною непра̑вды; 10. Не находятся ли и теперь в доме нечестивого сокровища нечестия и уменьшенная мера, отвратительная?

Стихи 9 – 10. Господь на Своем суде с народом обвиняет его в неблагодарности, в нежелании исполнять закон, но в чем же это нежелание выразилось? Об этом и будет речь в стихах 10–12, которая и вводится выражением: «глас Господа взывает к городу, и мудрость благоговеет пред именем Твоим»; по-славянски: «И спасет боящияся имене Его». Тут стоит слово הזשִׂיָה (тушиа – мудрость), которое переводят LXX при другой пунктуации как 3-е лицо жен. рода 2-го аориста от שָׁע יָ (яша̀) – спасать, а блж. Иероним переводит с евр.: «и спасение боящимся имени твоего». «Спасение» по-еврейски תְשׁוּעָה (тешуа), а иногда и вышестоящее (Иов 5:12) – «тушиа». Подобное чтение естественнее, ибо мудрость в ветхозаветной речи сама по себе не отделяется от Бога, и поэтому представлять ее благоговеющей пред ним – едва ли нормально. «Слушайте жезл и того, кто поставил его»; по-славянски: «послушай, племя, и кто украсит град? еда огнь» и проч. Прп. Ефрем: «слушай, племена, того, кто пришел, свидетельствуя на вас». Блж. Иероним: «слушайте, колена, и кто одобрит это?». Розенмюллер тоже разногласит с русским; да и, действительно, предполагать, что слово жезл здесь стоит в винит. падеже, трудно, потому что нет соответствующего еврейского суффикса; поэтому вероятнее его принимать в звательном; это слово סָמֶה (матэ̀) означает первоначально «трость», «жезл» (хотя таинственное значение жезла выражается в слове ט כֶ שׂ шебет – Быт. 49), а затем и «колено» (Чис. 2:5–7; Нав. 20:8). Далее слова «и кто украсит» («кто» – вопросительное), также одобрит, наконец, утвердит, поставит. Второе понимание, наверное, самое лучшее, ибо устанавливает связь между предыдущими и последующими словами. «В чем же Ты нас обвиняешь?» – могли бы спросить Господа иудеи. Ответ: «Слушайте же, колена, и кто одобрит это?!» – и следует перечисление вин Израиля. Семьдесят толковников, поставив запрос в стихе 9-м: «кто украсит город?», в стихе 10-м не имеют, естественно, сказуемого, но отвечают на вопрос риторическими вопросами же относительно явлений народной жизни: «Не находятся ли доныне?» Собственно с еврейского: «Доныне нет ли?» Последнее слово אַש (или – ср. 2Цар. 14:19) означает «есть, существует», с вопросительной частицей ה, переведено Семьюдесятью толковниками и древними, не исключая блж. Иеронима, הָאֵשּׁ (га-эш) – огонь.


аі҃. Е҆да̀ ѡ҆правди́т­сѧ въ мћ́рилћ беззако́н­никъ и҆ во вре́тищи мћ́ры непра́выѧ, 11. Могу ли я быть чистым с весами неверными и с обманчивыми гирями в суме?

Стих 11 читается в одинаковом смысле греческими переводчиками и масоретами. Выше указывалось на грабительство, а здесь на обман в торговле. О мерзости пред Богом того и другого, т. е. чужого имущества в доме и ложных мер веса и вместимости, многократно свидетельствует Пятикнижие, и потому пророк с полным правом говорит обо всем этом как о таком, что уже «сказано тебе» (Мих. 6:8). Ср., например, также Лев. 19:36; Втор. 25:15; Притч. 20:23). О грабительстве богатых вспомните изречения вроде: плата работника да не переночует у тебя, отдай бедному взятую в заклад одежду до вечера, чтобы он мог прикрыться и благословил тебя и т. п.


ві҃. ѿ­­ ни́хже бога́т­ст­во своѐ нече́стїѧ напо́лниша; и҆ живу́щїи въ не́й глаго́лаху лжу̀, и҆ ѧ҆зы́къ и҆́хъ воз­несе́сѧ во ѹ҆стћ́хъ и҆́хъ. 12. Так как богачи его исполнены неправды, и жители его говорят ложь, и язык их есть обман в устах их,

Стих 12. Указывает на совершенно изолгавшееся настроение богачей и жителей. «Язык – обман в устах их». Гораздо осмысленнее славянский перевод: «Язык их вознесеся во устех их». Слово רְמִיָּה (ремиа) действительно означает и «обман», но можно его читать с другой пунктуацией за 3-е лицо жен. рода 1-го аориста от глагола רוּם (рум), что значит «гордиться», «возноситься», например, «сердце их возносится» (Втор. 8:14; 17:20). Тогда как раз будут указаны три греха: жестокость, ложь и гордость в противовес добродетелям милосердия, справедливости и смирения, в которых, по стиху 8-му, сущность благоугождения Богу.


гі҃. И҆ а҆́зъ начну̀ поража́ти тѧ̀ и҆ погублю̀ тѧ̀ во грћсћ́хъ тво­и́хъ. 13. то и Я неисцельно поражу тебя опустошением за грехи твои
ді҃. Ты̀ ꙗ҆́сти бу́деши и҆ не насы́тишисѧ, и҆ поме́ркнетъ въ тебћ̀, и҆ соврати́шисѧ, и҆ не спасе́шисѧ: и҆ є҆ли́цы а҆́ще и҆збу́дутъ, ѻ҆ру́жїю предадѧ́т­сѧ. 14. Ты будешь есть, и не будешь сыт; пустота будет внутри тебя; будешь хранить, но не убережешь, а что сбережешь, то предам мечу.
єі҃. Ты̀ посћ́еши, но не по́жнеши: ты̀ и҆згнете́ши ма́сличїе, но не пома́жешисѧ ма́сломъ: и҆ насадитѐ вїно̀, и҆ не и҆спїетѐ: и҆ поги́бнутъ зако́ны люді́й мо­и́хъ. 15. Будешь сеять, а жать не будешь; будешь давить оливки, и не будешь умащаться елеем; выжмешь виноградный сок, а вина пить не будешь.
ѕі҃. И҆ храни́лъ є҆сѝ ѡ҆правда̑нїѧ замврі̑ина и҆ всѧ̑ дћла̀ до́му а҆хаа́влѧ, и҆ ходи́сте въ совћ́тћхъ и҆́хъ, ꙗ҆́кѡ да преда́мъ тѧ̀ въ па́губу, и҆ живу́щыѧ въ не́й во звизда́нїе, и҆ ѹ҆кѡри́зны люді́й прїи́мете. 16. Сохранились у вас обычаи Амврия и все дела дома Ахавова, и вы поступаете по советам их; и предам Я тебя опустошению и жителей твоих посмеянию, и вы понесете поругание народа Моего.

Стихи 13–16. Пророк предвещает казни, подобные предсказанным во Второзаконии, т. е. доселе как бы народ восставал на Бога, был Его врагом, но он примет по достоянию своему (ср. Лев. 26:24–28).

Стих 14 понимается LXX-ю в среднем залоге, но действительный здесь вероятнее, ибо с него начинается изображение будущих судеб и им же кончается. Знаменательно, что предыдущие предсказания пророка о грядущем царстве правды и мира стоят в связи с благословениями в Левите (Лев. 26), где тоже говорится об урожае (ср. Мих. 4:4–5), и общем спокойствии, и мирном бесстрашии (Мих. 5:7), и несокрушимой силе перед врагами, более многочисленными (Мих. 4:13 и 5:8–10), и сожитии с Господом (Мих. 4:7 и 5:4). Затем в Левите (Лев. 26) перечисляются казни в случае нарушения Завета и сперва идут внешние бедствия; если их не послушают, то бедствия тягчайшие; если не послушают и их, то Сам Господь вооружится против вероломного племени. Эта степень преступности и была у современников Михея, судя по его изображению гнева Господня в стихе 13-м. Каково же будет его выражение над людьми? Знаменательно, что высшею казнью являются уже не физические бедствия, не голод и разорение, а нравственные, заключающиеся в постоянном недостижении своих жизненных целей, в постоянном неудовлетворении, которое действительно несут нынешние иудеи, несмотря на материальное благополучие.

К стиху 15 в славянском прилагают выражение: «и погибнут законы людий моих». Но в древнегреческом они заменяли дальнейшее выражение: «и хранил еси оправдания Амврия», как и значится у блж. Феодорита и блж. Иеронима, который объясняет, что עָמֵרי «Аммри» прочитано LXX как עָמַי (амми) – «мой народ», откуда и получилось ошибочное понимание, кем-либо поправленное на полях и затем соединенное с поправкой, как в нынешнем славянском тексте.

Стих 16. Амврий (3Цар. 16:25–26) и Ахав вспоминаются как самые богомерзкие представители отступничества народного от благочестия. Господь напоминает об этих отступниках: «яко да предам тя в пагубу» и проч. (чтение более правильное, чем русское «и предал»); здесь не и, но евр. לְמַעַן (лемаан), означающее «так что», «чтобы» (ср. Ам. 2:7). «Чтобы я предал тебя», т. е. точно так же, как и дом Ахава, который Господь истребил «до мочащегося к стене»; беззаконие Ахава и казнь Господня над ним неоднократно вспоминаются в исторических книгах Ветхого Завета и, вероятно, были особенно ярко оттенены в народном сознании. Заключительное прещение – не единственное в Библии: оно отчасти осуществилось по 2-й книге Паралипоменон (2Пар. 29:9) и в книге Плача Иеремии (Плач 2:15), а предсказывалось подробно Моисеем и в псалме (Пс. 79). Всенародное посмеяние над Израилем и объяснение народами их погибели через казнь Божию особенно картинно изображены законоположителем в последних главах Второзакония. Ввиду этих параллельных мест достовернее читать последние слова не «вы понесете поругание народа Моего» (тут и смысл темен), но, согласно LXX, «вы понесете поругания людей», т. е. вместо עַמִּי (ами) читать עַמִּים (амим). Масореты не хотели под этим словом разуметь гоев, но мы уже видели при объяснении I главы, что в подобных случаях «аммим» вполне подходит к последним.

ГЛАВА VII

Определив в предыдущей главе настроение Израиля и грядущие за него последствия Божественной кары, пророк в последней главе излагает свое собственное настроение по поводу наличных беззаконий и от него переходит к описанию современного и затем будущего положения церкви, с которою он себя сливает.


Глава з҃ Глава 7
а҃. Ѹ҆̀, лю́тћ́ мнћ̀! поне́же бы́хъ а҆́ки собира́ѧй сла́му на жа́твћ, и҆ ꙗ҆́кѡ па́родокъ во ѡ҆б̾има́нїи вїногра́да не су́щу гро́здїю, ꙗ҆̀же ꙗ҆́сти первоплѡ́днаѧ, ꙗ҆̀же вожделћ̀ душа́ моѧ̀. 1. Горе мне! ибо со мною теперь – как по собрании летних плодов, как по уборке винограда: ни одной ягоды для еды, ни спелого плода, которого желает душа моя.
в҃. Ѹ҆̀, лю́тћ̀ мнћ̀, душѐ! ꙗ҆́кѡ поги́бе бл҃гочтⷵи́вый ѿ­ землѝ, и҆ и҆справлѧ́ющагѡ въ человћ́цћхъ нћ́сть: всѝ во кро́вехъ прѧ́т­сѧ, кі́йждо бли́жнѧго сво­его̀ ѡ҆ѕлоблѧ́етъ ѡ҆ѕлобле́нїемъ, 2. Не стало милосердых на земле, нет правдивых между людьми; все строят ковы, чтобы проливать кровь; каждый ставит брату своему сеть.

Стихи 1 – 2. Пророк, как истинный человеколюбивый ревнитель Божий, тяжко скорбит о полном разорении благочестия, не о злых его последствиях, но о самом беззаконном состоянии народа, как и Илия (3Цар. 19:10). Отсутствие на земле добрых и справедливых людей он уподобляет разорению виноградника, или, по Семидесяти толковникам, – сбору колосьев по выжатой уже ниве. Блж. Иероним видит здесь предсказание о будущей казни, но архиепископ Ириней кажется справедливее, говорит об опустошении нравственном точно так же, как и пророк Исайя (Ис. 1; 24); правда, у предсказателей, вероятно, это нравственное опустошение соединяется мысленно с будущим физическим, но, собственно, первое по преимуществу тяготит их душу. Чтение текста наших стихов славянское «понеже бых» буквальнее, нежели русское «со мною теперь», как и проч., но смысл одинаковый, однако же вовсе не предполагающий олицетворения под этим я всего народа, как думает Розенмюллер. Пророки постоянно показывают, что народный грех для них так же мучителен, как собственная болезнь, а потому речь не об олицетворении, но о горячем участии пророка в нравственном бедствии народа.


г҃. на ѕло̀ ру́ки своѧ̑ ѹ҆̀готовлѧ́ютъ: кнѧ́зь про́ситъ, и҆ судїѧ̀ ми̑рнаѧ словеса̀ глаго́летъ, жела́нїе душѝ є҆гѡ̀ є҆́сть: и҆ ѿ­иму̀ блага̑ѧ и҆́хъ, 3. Руки их обращены к тому, чтобы уметь делать зло; начальник требует подарков, и судья судит за взятки, а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело.

Стих 3. Опять, в третий раз уже, указывается на пороки теократов, в чем пророк видит высшее выражение зла, если оно входит даже в судилища и управления. Самое выражение: «руки их обращены на зло» параллельно у пророка Михея (Мих. 2:1). Славянский – «князь просит», русский – «начальник требует подарков»; последнее слово подразумевается в греческом тексте, так что славянский перевод здесь буквальнее. «И судия судит за подарки», собственно глагол в евр. тексте подразумевается: за подарки בַּשִּׁלּוּם (башиллум); последнее слово LXX произвели от глагола שָׁ לֵם (шалам) – «мирная… словеса глаголет»; и далее «желание души его есть: и отыму благая их»; русский – «а вельможи высказывают злые хотения души своей и извращают дело». Первые два слова этой фразы LXX отнесли к предыдущей и «вельможа» переводят за «слова» («гагадол» за «доброт» вместо «добрим»), а высказывает – «глаголет». Далее – русский: «и извращают дело».


д҃. ꙗ҆́кѡ мо́ль поѧда́ѧй, и҆ ходѧ́й по пра́виламъ въ де́нь стражбы̀. Ѹ҆̀, лю́тћ! ѹ҆̀, лю́тћ! ѿ­мщє́нїѧ твоѧ̑ при­спћ́ша, н­н҃ћ бу́дутъ пла́чы и҆́хъ. 4. Лучший из них – как терн, и справедливый – хуже колючей изгороди, день провозвестников Твоих, посещение Твое наступает; ныне постигнет их смятение.

Стих 4. «Лучший из них – как терн» и проч. Греческие переводчики снова оттянули первое слово стиха 4-го и 3-й и перевели: «и отыму благая их, яко моль» и проч. Но в таком случае остается без сказуемого продолжение речи: «и право ходящий в день стражбы». Напротив, в масоретском чтении сохраняется полный смысл, и поэтому оно должно быть предпочтено. Терн считается в Библии самым негодным растением (семена упали в терние); «колючая изгородь» означает опасность какого-либо соприкосновения с тогдашними судьями земли (судейский крючок). Со скорбью в пятый раз повторяет пророк эти упреки, но здесь уже не проповедь другим, а скорее, исповедь своей собственной души, объяснение того горя, с которого начинается речь. Пророк продолжает болезнование по поводу предвидимой им участи беззаконного народа: «день провозвестников Твоих (т. е. осуществление пророческих предсказаний), посещение Твое наступает» (Ос. 9:7). Греческий: «у, люте, у, люте» и проч. Невозможно понять, каким образом произошло разночтение: может быть, масореты нарочно заменили эти восклицания выражением, синонимическим последующему по непониманию того, почему печалится пророк вместо радости о посещении Божьем, которое ужасно только для грешников (Ам. 5:18); объяснения, конечно, надо искать в пастырской любви проповедника, как и объяснение Христовой скорби при входе в Иерусалим (Лк. 19:41–42). «Посещение» (русск.) или «отмщение» (слав.)? Собственно, на библейском языке оба эти слова имеют совершенно одинаковое значение: פְּקֻדָּתְ (пекуда) происходит от глагола «пакад» – «взыскивать», «посещать», «давать», «наказывать» и означает вообще Божественное приближение и неотъемлемо с ним связанный суд и отмщение, в каком смысле оно и употреблено здесь и у пророка Исайи (Ис. 10:3), и у пророка Иезекииля (Иез. 9:1). Почему думает пророк о приближении Божественного отмщения? Потому что мера беззаконий переполняется: вопль города восходит к небу (Быт. 18:20).


є҃. Не вћ́рите другѡ́мъ, ни надћ́йтесѧ на старћ̑йшины, и҆ ѿ­ сожи́телницы тво­еѧ̀ храни́сѧ, є҆́же сказа́ти є҆́й что̀: 5. Не верьте другу, не полагайтесь на приятеля; от лежащей на лоне твоем стереги двери уст твоих.

Стих 5. Чтобы разительнее показать картину человеческих беззаконий, пророк обращается к обличению тех грехов, что отвратительны даже для естественного чувства: к совершенному разложению начал семейной жизни и дружеских отношений; всюду проникло вероломство и жестокость.


ѕ҃. поне́же сы́нъ безче́ститъ ѻ҆тца̀, дще́рь воста́нетъ на ма́терь свою̀ и҆ невћ́ста на свекро́вь свою̀, вразѝ всѝ му́жу дома́шніи є҆го̀. 6. Ибо сын позорит отца, дочь восстает против матери, невестка – против свекрови своей; враги человеку – домашние его.

Стих 6 повторяется в речах Господних при описании грехов пред кончиной мира; те же беззакония обличал Иеремия (Иер. 9:4–5). Разночтения в этих стихах ничтожны.


з҃. А̑́зъ же ко гдⷵеви воз­зрю̀, потерплю̀ бг҃а сп҃са мо­его̀, ѹ҆̀слы́шитъ мѧ̀ бг҃ъ мо́й. 7. А я буду взирать на Господа, уповать на Бога спасения моего: Бог мой услышит меня.

Стих 7. Переход мысли вполне ясен: превозносящееся в жизни беззаконие не должно ввергать праведника в отчаяние: он с упованием взирает на Господа и с надеждой ожидает Его избавления – тема большинства псалмов Давида и других прозорливцев, а также целой книги Иова. Именно здесь представляется праведник – дочь Иерусалима, церковь, противопоставляемая дочери Вавилона или олицетворению зла, как сама угнетаемая нечестивцами правда. Праведник видит попрание правды и утешает себя взиранием на Господа, т. е. глубоким размышлением о Его премудрости (Пс. 18).


и҃. Не ра́дуйсѧ ѡ҆ мнћ̀, вражде́бница моѧ̀, ꙗ҆́кѡ падо́хъ, и҆ воста́ну: занѐ а҆́ще сѧ́ду во тмћ̀, гдⷵь ѡ҆свћти́тъ мѧ̀. 8. Не радуйся ради меня, неприятельница моя! хотя я упал, но встану; хотя я во мраке, но Господь свет для меня.

Стих 8. Но все же самый вид жизни беззаконной его давит, так что как бы Сам Бог восстал на него.


ѳ҃. Гнћ́въ гдⷵень стерплю̀, ꙗ҆́кѡ согрћши́хъ є҆му̀, до́ндеже ѡ҆правди́тъ прю̀ мою̀ и҆ сотвори́тъ су́дъ мо́й: и҆ и҆зведе́тъ мѧ̀ на свћ́тъ, и҆ ѹ҆̀зрю̀ пра́вду є҆гѡ̀. 9. Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его.
і҃. И҆ ѹ҆́зритъ вражде́бница моѧ̀, и҆ ѡ҆блече́т­сѧ въ сту́дъ глаго́лющаѧ ко мнћ̀: гдћ́ є҆сть гдⷵь бг҃ъ тво́й; Ѻ҆́чи мо­ѝ воз­зрѧ́тъ на ню̀, н­н҃ћ бу́детъ въ попра́нїе а҆́ки ка́лъ на путе́хъ. 10. И увидит это неприятельница моя и стыд покроет ее, говорившую мне: «где Господь Бог твой?» Насмотрятся на нее глаза мои, как она будет попираема подобно грязи на улицах.

Стихи 9 – 10. Однако он готов терпеть и эту кару, потому что он не может себя считать вполне невинным пред Богом; он тоже грешен, а потому готов принять это как казнь Божию за свой грех; но в то же время он сознает, что Господь с ним вместе, с его попечением о правде жизни, и потому придет время, что Господь явно оправдает и возвысит праведника и посрамит его неприятелей, посрамит их именно открытием их нравственного безобразия. Когда проповедник как бы отождествляет себя с нравственною правдою жизни, то, конечно, тем самым он сопоставляет себя с Христом, почему иудеи и считали, что Христос есть один из этих ревнителей правды: Илия, Иеремия (Иер. 20; Мих. 7) или воскресший Иоанн Креститель. По той же причине и псалмы Пс. 21 и др. осуществились на Христе. Однако частности этих пророчеств слишком ясно говорят, что их отношение к Мессии было не только идейное (хотя оно есть главнейшее), но и фактическое; поэтому остановимся на частностях.

«Взирать на Господа» – выражение обычное в смысле утешения себя Богом при виде бедствий правды; но что иудеи не ограничивались мыслью о духовном взирании на Бога, тому свидетель – параллельное выражение в Иове (Иов. 19:25–26) или в псалме (Пс. 49:2) («яве приидет») и другие описания богоявлений, где мыслится реальное явление Бога во плоти именно для суда, для оправдания праведников. Терпение о Боге и услышание праведника ср. Пс. 21 и Иер. 20. Падение и тьма – свет и восстание (Мих. 7:9) – образы, также проходящие через параллельные мессианские места; вспомним значение тьмы при библейском описании смерти и увидим здесь указание на смерть и воскресение Христово, как в песни пророка Ионы. Суд Божий совершился над Христом, но смерть не могла удержать Его.

О стыде врагов (стих 10) перед воскресшим Праведником (см. Прем. 4:16–20; 5:1–3). «Насмотрятся глаза мои», т. е. на торжество правды, как объясняет архиепископ Ириней. Насколько под неприятельницею разумеется олицетворение зла и неправды, настолько, конечно, весьма естественно христианам радоваться их посрамлению. И так, здесь тоже речь о том, что надлежало пострадать Христу и войти в славу Свою (Лк. 24:26); однако, конечно, это вовсе не исключает здесь исповедания пророком своих собственных мыслей и чувств ввиду современных событий.


аі҃. Де́нь глажде́нїѧ плі́нѳа: и҆зглажде́нїе твоѐ де́нь ѻ҆́ный, и҆ сотре́тъ зако́ны твоѧ̑ де́нь ѻ҆́ный. 11. В день сооружения стен твоих, в этот день отдалится определение.

Стих 11. По смыслу Семидесяти толковников идет продолжение все той же мысли: восстание Божие очистит Иерусалим. «Городская стена» – в смысле нравственного благополучия народа и «плинфа» – в смысле его внутренней крепости не однажды встречаются у пророков (см. Ис. 9:9–10; Иез. 13:11–12). «День оный» – день восстания Христова, как и по параллельным местам, очистит совесть народа и сотрет его законы (Иер. 31). Может быть, это пророчество побудило масоретов, исказив текст, отнести речь к Зоровавелю и переменить глагол נָרַר (гарад) – «скоблить» на נָרֵר (гадер) – «стена» и לִבְנוֹת (либенот) производить не от «либена» – «кирпич», но считать его за глагол («строить») с префиксом ל – «к». Мы утверждаем, что соединять этот стих по смыслу с указанными мессианскими чаяниями более вероятно именно потому, что 1) таким путем восстановилась бы связь предыдущего с последующим, и все заключение главы (Мих. 7:8–20) явилось бы одним изображением Царства Божия Нового Завета; 2) в параллельных местах Ветхого Завета, где речь, как и здесь, идет о страждущем и затем прославленном праведнике, можно встретить не однажды речь об обращении народов и о принесении даров Прославленному, именно в Пс. 21, 24, 71; Ис. 54 и 60; а также у самого Михея (Мих. 4:7; 5:7).


ві҃. И҆ гра́ди тво­ѝ прїи́дутъ на поравне́нїе и҆ въ раздћле́нїе а҆ссѷрі́йско, и҆ гра́ди тво­ѝ тве́рдїи въ раздћле́нїе ѿ­ тѵ́ра да́же до рћкѝ сѵ́рскїѧ, и҆ ѿ­ мо́рѧ да́же до мо́рѧ, и҆ ѿ­ горы̀ да́же до горы̀, дні́е воды̀ и҆ молвы̀. 12. В тот день придут к тебе из Ассирии и городов Египетских, и от Египта до реки Евфрата, и от моря до моря, и от горы до горы.
гі҃. И҆ бу́детъ землѧ̀ въ па́губу со живу́щими на не́й, ѿ плодѡ́въ начина́нїй и҆́хъ. 13. А земля та будет пустынею за вину жителей ее, за плоды деяний их.

Стихи 12 – 13. «А земля сделается пустыней» (13) и проч. – совершенно такое же напоминание о будущем физическом разорении при духовном господстве, как и Мих. 5:10, о чем говорилось выше. При подобном толковании, следовательно, предыдущий 11-й стих должно читать согласно славянскому, а 12-й – согласно русскому чтению; славянское же его понимание в обратном смысле: города Иудеи будут разделены названным народам; таким образом этот стих по смыслу связывается со следующим 13-м. «В день тот» – эти слова LXX относят к предыдущему стиху, что верно, но в этом 12-м стихе толковники не поняли слова מָצוֹר (мацор), что вообще-то означает укрепленный город и условно – Египет, как 4Цар. 19:24 или Ис. 19:6, как и в этом стихе двукратно. Затем предлог из вместо обыкновенного מִן (мин) здесь означен евр. לְמִנִּי («лемини», как и Иер. 7:7; 2Пар. 15:13), которое LXX совершенно напрасно перевели «к разделению» от глагола מָנַה (мана). Поэтому: «из Ассирии» – «в разделение Ассирийское»; «из городов Египетских» – «и гради твои твердии»; «из Египта» – в «разделение от Тира». То же слово מָצוֹר (мацор) они произвели от צוֹר (цор – «Тир») и предлога מִן (мин), т. е. читали как מִצוֹר (миццор). Слова «дние воды и молвы», которыми заключается по-славянски стих 12-й, не имеют соответствующих; может быть, это вариант перевода: «от горы до горы и от реки до реки», впоследствии внесенный в текст, и, действительно, блж. Иероним их не находил еще в греческом.


ді҃. Пасѝ лю́ди твоѧ̑ жезло́мъ твои́мъ, ѻ҆вцы наслћ́дїѧ твоегѡ̀, вселѧ́ющыѧсѧ є҆ди̑ны въ дубра́вћ средћ̀ карми́ла, попасу́тъ васані́тїду и҆ галааді́тїду, ꙗ҆́коже дні́е вћ́ка. 14. Паси народ Твой жезлом Твоим, овец наследия Твоего, обитающих уединенно в лесу среди Кармила; да пасутся они на Васане и Галааде, как во дни древние!

Стих 14. Когда беззаконная земля будет нести казнь, как плод дел своих, то новое духовное царство будет возвышаться и торжествовать. Пророк обращается вновь к рождающемуся в Вифлееме Царю мира, который имеет пасти в силе Господней (Мих. 5:4) и говорит: «паси (теперь беспрепятственно) народ Твой» и проч. Ср. Пс. 2: «Жезлом» – речь не о строгости христианского закона, но о его могущественном действии. Почему овцы представляются уединенными? Потому, как и в V главе, их представляют враждебными для прочих народов: жизнь Церкви иная, чем у всех народов («вы же не тако» ср. Чис. 23:9). «Дни древние», о которых говорят и псалмы, разумеются те, когда Господь явно жил среди народа при изведении его из Египта, как и объясняется далее.


єі҃. И҆ по днє́мъ и҆схо́да тво­егѡ̀ и҆з̾ є҆гѵ́пта ѹ҆́зрите чудє́снаѧ. 15 Как во дни исхода твоего из земли Египетской, явлю ему дивные дела.
ѕі҃. Ѹ҆́зрѧтъ ꙗ҆зы́цы и҆ ѹ҆̀срамѧ́т­сѧ ѿ­ всеѧ̀ крћ̀пости сво­еѧ̀, ру́цћ воз­ложа́тъ на ѹ҆ста̀ своѧ̑, и҆ ѹ҆́ши и҆́хъ ѡ҆гло́хнутъ, 16. Увидят это народы и устыдятся при всем могуществе своем; положат руку на уста, уши их сделаются глухими;
зі҃. поли́жутъ пе́рсть ꙗ҆́кѡ ѕмі́еве плћ́жуще по землѝ, смѧту́т­сѧ во ѡ҆блеже́нїи сво­е́мъ: ѡ҆ гд҃ћ бз҃ћ на́­шемъ ѹ҆̀жа́снут­сѧ и҆ ѹ҆̀боѧ̀т­сѧ ѿ­ тебє̀. 17. будут лизать прах как змея, как черви земные выползут они из укреплений своих; устрашатся Господа Бога нашего и убоятся Тебя.

Стихи 15 – 17. Последствия такого явного покровительства Божия своему стаду будут такие же, как при шествии его через пустыню: народы придут в ужас и умолкнут, как неприятельница при прославлении праведника. Молчание, глухота и едение праха – признаки полного упадка духа, отчаяния и горя. Ср. «аз же, яко глух не слышах и яко нем не отверзяй уст своих» (Пс. 37:14); «пепел, яко хлеб ядех» (Пс. 101:10). «Выползут из укреплений своих», слав, «смятутся во облежении своем». Соответствующее слово означает собствено «вместилище» и указывает здесь вовсе не на военные укрепления, а на норы червей (ср. Ос. 13:8).


иі҃. Кто̀ бг҃ъ ꙗ҆́коже ты̀, ѿ­е́млѧй беззакѡ́нїѧ и҆ ѡ҆ставлѧ́ѧй нечє́стїѧ ѡ҆ста́нкѡмъ наслћ́дїѧ сво­егѡ̀; и҆ не ѹ҆̀держа̀ гнћ́ва сво­егѡ̀ во свидћ́нїе, ꙗ҆́кѡ воли́тель млⷵти є҆́сть. 18. Кто Бог, как Ты, прощающий беззаконие и не вменяющий преступления остатку наследия Твоего? не вечно гневается Он, потому что любит миловать.

Стих 18. Опять противопоставление суда Божия Его милости; Господь, страшный для язычников, разрушающий землю Иуды (Мих. 7:13), будет, однако, милостив для остатка (Мих. 4:7) и не помянет их грехов (Ис. 1:18), за которые они теперь страдают.


ѳі҃. То́й ѡ҆брати́тъ и҆ ѹ҆̀ще́дритъ ны̀, и҆ погрузи́тъ непра̑вды на́шѧ и҆ вве́ржетъ въ глубины̑ мѡрскі́ѧ всѧ̑ грћхѝ на́шѧ, 19. Он опять умилосердится над нами, изгладит беззакония наши. Ты ввергнешь в пучину морскую все грехи наши.

Стих 19. Указывается на совершенное забвение Богом грехов народа (ст. 19), на действие именно благодати, которая омывает грехи человеческие (Пс. 50 и 102). «В пучину моря», т. е. предать полному уничтожению. В чем осуществилось это предсказание, если не в таинстве Крещения?


к҃. да́стъ и҆́стину і҆а́кѡву, [и҆] млⷵть а҆враа́му, ꙗ҆́коже клѧ́л­сѧ є҆сѝ ѻ҆тцє́мъ на́шымъ во дни̑ пє́рвыѧ. 20. Ты явишь верность Иакову, милость Аврааму, которую с клятвою обещал отцам нашим от дней первых.

Стих 20. Эта-то милость прощения и принимается пророком за тот обет Божий, которым Он клялся Аврааму. Ту же совершенно мысль, мысль о суде Божием между праведным, но угнетаемым остатком Израиля и богатящимися беззаконниками, можно встретить в песни св. Девы (Лк. 1), как осуществление милости отроку Израилю, по слову Господню: «отцам нашим, Аврааму и семени его». Об отношении этой клятвы к явлению именно суда и благодати прямо говорит апостол Павел, преимущественно в Посланиях к Римлянам и Евреям. Итак, в последней главе пророк предсказал страдание и воскресение, вселенскость Церкви и благодать возрождения (крещения) как осуществления обетовании Божиих Аврааму. В частности, о прощении первородного греха в параллельном выражении говорит пророк Исайя (Ис. 43:25–28); здесь же блж. Феодорит по поводу «ввергну в море твои грехи» говорит о ввержении в море египтян и тристатов и прибавляет, что крещение уподобляется переходу через Чермное море (1Кор. 10:2). Таким образом, учение о благодати является в теснейшей связи с памятнейшими народу событиями Божественного домостроительства.

В заключение толкования пророческой книги Михея укажем на то, что ею подтверждается та мысль, что пророки предсказали все, совершившееся в Новом Завете, но не столько со стороны внешней фактической, сколько со стороны тех нравственных, духовных действий, что оказали на человека истины искупления; они все предсказаны пророками в их отношении к внутреннему человеку.

Примечание. О. Прот. Н. П. Вишняков любезно указал нам след. ошибки: 1) на 1:8 «дщерей сиринских» LXX разумели собств. Са̀мок страусовых; 2) на 1:10: «не сограждайте» LXX производили не от гл. абан. Но от бана̀, что значит – строить.


Вам может быть интересно:

1. Толкование на книгу св. пророка Михея – Глава IV митрополит Антоний (Храповицкий)

2. Толкование на книгу святого пророка Михея – Глава 5 епископ Палладий (Пьянков)

3. Толкование на пророка Захарию – Глава 10 блаженный Феодорит Кирский

4. Толкование на Апокалипсис св. Иоанна Богослова – Глава 19 святитель Андрей Кесарийский

5. Книга пророка Амоса – Глава 6 профессор Павел Александрович Юнгеров

6. Духовные рассуждения и нравственные уроки схиархимандрита Иоанна (Маслова) – Пророки схиархимандрит Иоанн (Маслов)

7. Толкование на книгу пророка Михея – Глава 3 святитель Кирилл Александрийский

8. Опыт издания греческих церковных писателей древнейшего времени в русской патрологической литературе – VI. Перевод на русский язык творений блаж. Диадоха. профессор Алексей Афанасьевич Дмитриевский

9. Собрание сочинений. Том 5 – Речь произнесенная на храмовом празднике во 2-й московской военной гимназии, 8 ноября 1879 г. архиепископ Амвросий (Ключарев)

10. Первая глава книги пророка Иезекииля профессор Михаил Николаевич Скабалланович

Комментарии для сайта Cackle