Дмитрий Георгиевич Добыкин

Богодухновенность Священного Писания

В русской богословской науке принято употреблять два термина для описания состояния библейских авторов и свойства Священного Писания: боговдохновенность и богодухновенность1.

Боговдохновенность – это особое воздействие Святого Духа на проповедников божественного Откровения, а богодухновенность – свойство Писаний, в силу которого они являются словом Самого Бога, а не личным произведением авторов2. Эти понятия стоят в тесной связи между собою. Если через провозвестников Откровения действует Святой Дух, то их проповедь является Словом Божиим3.

О боговдохновенности как об особом состоянии автора говорит апостол Петр: «И притом мы имеем вернейшее пророческое слово; и вы хорошо делаете, что обращаетесь к нему как к светильнику, сияющему в темном месте, доколе не начнет рассветать день и не взойдет утренняя звезда в сердцах ваших, зная, прежде всего то, что никакого пророчества в Писании нельзя разрешить самому собою. Ибо никогда пророчество не было произносимо по воле [θελήματι] человеческой, но изрекали его святые Божии человеки, будучи движимы [φερόμενοι] Духом Святым» (2Пет.1:19–21).

В этом отрывке присутствуют несколько взаимосвязанных мыслей. В 19-м стихе подчеркивается достоверность Писания: это «вернейшее пророческое слово». В 20-м стихе говорится, почему это так: пророчество не является личным делом самого пророка. 21-й стих развивает эту идею: пророчество дается не по инициативе, побуждению или соизволению (θέλημα) человека-посредника. Библейские писатели – это пророки, возвещавшие весть потому, что были движимы, влекомы и даже подталкиваемы (φέρω) Святым Духом. Апостол Петр, используя слово φέρω, уподобляет Писание парусному судну, несомому ветром, дующим в верном направлении. В книге Деяний используется то же слово, когда описывается шторм, в который попал апостол Павел по дороге в Рим: «...мы носились [έφερόμεθα], отдавшись волнам» (Деян.27:15).

Об особом свойстве текста, т.е. о богодухновенности (θεοπνευστεία) сказано во 2Тим.3:16: «Все Писание богодухновенно [πᾶσα γραφὴ θεόπνευστος]...» Кроме этого места, слово θεόπνευστος больше нигде в Писании не встречается4. Если перевести эту фразу ближе к тексту греческого оригинала, она будет звучать так: «Все Писание вдохновлено Богом»5.

Буквально слово εόπνευστος можно перевести как «выдохнутый Богом». Таким образом, подразумевается, что Писания имеют божественное происхождение – подобно тому, как Бог вдохнул дыхание жизни в лицо человека (Быт.2:7). Поскольку речь идет о текстах, под дыханием здесь следует понимать Слово Божие, переданное в письменной форме6.

В латинском тексте φέρω и θεόπνευστος переведены словом inspiratio (от глагола inspire – «вдувать, вдыхать, внушать, вселять, вдохновлять, воодушевлять»7). Поэтому в некоторых современных публикациях боговдохновенное Писание называется «инспирированным», а богодухновенность – «инспирацией».

Относительно природы богодухновенности Писания в богословии всегда существовало множество точек зрения. Все известные теории можно объединить в три группы: признающие полную богодухновенность, частично признающие вдохновенный характер Писания и отрицающие богодухновенность.

Появление различных точек зрения на богодухновеность обусловлено несколькими причинами. Во-первых, само Писание крайне мало говорит о своей природе и не объясняет, как оно было вдохновлено. Во-вторых, непросто понять, как может быть, что Библия, с одной стороны, полностью вдохновлена Богом, а с другой, каждая ее книга несет на себе отпечаток индивидуальности автора.

К группе теорий, признающих полную богодухновенность Библии, относятся теория транса, теория надиктовывания, вербальная теория и динамическая теория.

Теория транса. Сторонники этого объяснения утверждают, что Бог двигал рукой библейского автора, который в тот момент себя не контролировал. Основанием для такого подхода служит этимология слова θεοπνευστεια. Оно происходит из словаря языческой мантики и описывает состояние прорицателя (оракула), который непременно должен находиться в экстатическом исступлении, чтобы получить предсказания от божества. Через находящегося в состоянии священного безумия поэта или пророка вещают муза или божество. Характер библейского вдохновения считается аналогичным8.

Теория надиктовывания. Ее также называют «механистической теорией» или «теорией божественного диктанта». Согласно этой версии. Писание продиктовано Богом и зафиксировано слово в слово. Каждое слово, каждый знак в оригинальных библейских рукописях были записаны под непосредственным руководством и с ведома Духа Святого. В этом случае единственным настоящим автором Библии является Сам Бог, а человек лишь механически записывает Его речь. Единственное отличие этого объяснения от теории транса – библейский автор оставался в сознании.

В Священном Писании действительно есть отрывки, дословно продиктованные Богом. Например: «Так говорит Господь, Бог Израилев: напиши себе все слова, которые Я говорил тебе, в книгу» (Иер.30:2; см. 36:2:28). В книге пророка Исаии есть история о том, как Бог поручил пророку передать Исаии конкретное послание: «И было слово Господне к Исайе, и сказано: пойди, и скажи Езекии: так говорит Господь, Бог Давида, отца твоего: Я услышал молитву твою, увидел слезы твои, и вот, Я прибавлю к дням твоим пятнадцать лет, и от руки царя Ассирийского спасу тебя и город сей, и защищу город сей» (Ис.38:4–6). Когда апостолу Иоанну на острове Патмос было видение воскресшего Господа, Христос велел: «Ангелу Ефесской церкви напиши...» (Откр.2:1); «Ангелу Смирнской церкви напиши...» (Откр.2:8); «Ангелу Пергамской церкви напиши...» (Откр.2:12). Все это примеры непосредственной диктовки. Господь говорит, что нужно записать, а автор точно записывает услышанное9.

На основании подобных текстов некоторые делают вывод, что так была написана и вся Библия.

У теорий транса и надиктовывания есть несколько проблем. Во-первых, в результате все библейские книги должны быть совершенно единообразны, что в действительности совсем не так – они написаны в разных жанрах и стилях, то есть авторы не были пассивными проводниками Божьей истины. Пытаясь объяснить эту неоднородность, сторонники названных теорий говорят о так называемом «стиле Святого Духа»: Бог в каждом отдельном случае якобы усваивал уникальный стиль автора, и диктовал текст в соответствии с ним.

Во-вторых, эти теории не оставляют места для человеческой личности и воли. Бог действительно использовал людей, но не ограничивал их свободу, не подавлял и уж тем более не уничтожал их уникальную индивидуальность. Библейские книги несут на себе отпечаток личности их авторов: их стиля, темперамента, наблюдательности, литературной зрелости, образа жизни, эпохи. Каждый из них старался как можно точнее представить факты, но делал это по-своему: один был бесстрастным рассказчиком, второй – поэтом, третий писал только то, что ему казалось важным10. Труд авторов иногда требовал от них исследований (Лк.1:1–3; 1–4Цар.; 1–2Пар.). Они описывали собственные переживания – например, Моисей просил послать кого-нибудь другого (Исх.4:13), Иеремия жаловался на свою молодость (Иер.1:6), авторы псалмов плакали и радовались; подчас одна и та же истина или история излагается с различных точек зрения (как в случае с четырьмя Евангелиями)11. Все сказанное свидетельствует о том, что библейские авторы действительно писали свои книги, и эти тексты по праву носят их имена.

Вербальная теория. (От латинского verbum – «слово») или «буквальная богодухновенность». Эту теорию не следует путать с надиктовыванием. В основе вербальной теории лежит представление о том, что Бог обращается к литературным способностям писателя, подсказывая, какие слова или выражения использовать в тексте. Из лексикона авторов Бог выбирает именно те слова, которые Он желает использовать для изложения Своего послания12. Бог не диктует, а подсказывает слова. Если в пределах словаря автора есть только одно слово, более всего пригодное для выражения сообщаемой Богом мысли, то Дух направляет его к использованию этого конкретного слова, а не какого-то другого13. Этим и объясняются различия в библейских книгах. Они обусловлены личностью автора, его воспитанием, образованием и опытом.

Динамическая теория. Эту теорию называют еще «органической» и «учением о богочеловеческом характере Писания». Она делает акцент на сочетании божественного и человеческого начала в процессе написания Библии и оставляет авторам наибольшую творческую свободу. Бог не диктует слова и не подсказывает их. Действие Духа Божьего заключается в том, что Он направляет автора к нужным мыслям и концепциям, предоставляя его индивидуальности проявляться в выборе конкретных слов и выражений14. Вместе с тем, вдохновляя авторов Писания, Святой Дух оберегает библейских писателей от ошибок, чтобы они излагали не собственные представления, но «вернейшее пророческое слово». Святой Дух наполняет мысли людей божественной истиной и помогает им перенести ее на бумагу, благодаря чему они подбирают наиболее подходящие для этой цели слова (1Кор.2:10–13)15. По мысли Василия Великого воздействие Духа Святого на пророка состояло в просветлении умственных способностей автора. Невозможно, чтобы Дух Премудрости делал человека лишенным ума16.

Когда говорят о соединении Божественного и человеческого в Писании, иногда проводят аналогию с соотношением благодати и свободы в деле спасения, а еще чаще – с соотношением божественного и человеческого естества во Христе. Поскольку Словом Божьим называются как Писание, так и Господь наш Иисус Христос (Евр.4:12; Откр.19:13), соотношение божественного и человеческого в обоих случаях можно сравнивать. Подобно тому, как Христос, воплощенное Слово Божье, был в полном смысле Богом и человеком (Ин.1:1–3:14),так и записанное Слово являет собой неразрывное единство человеческого и божественного17. Как во Христе божественное и человеческое естество находятся в органическом единстве, и каждое совершает свое действие с участием другого, так и в деле возвещения Откровения все исходит от Бога, и вместе с тем во всем проявляется свободная деятельность самого человека18. Поэтому можно утверждать, что Библия является книгой богочеловеческой.

Главным свидетельством того, что Библия есть Слово Божие, служат пророчества, часть которых уже исполнилась, а остальные исполнятся в будущем. Другим указанием на божественную природу Библии можно назвать ее единство: сорок авторов, писавшие на протяжении полутора тысяч лет на трех континентах, были непохожи друг на друга, но смогли создать собрание книг, которое отличается поразительным единством в вопросах веры и нравственности.

Человеческая сторона Писания многогранна. Во-первых, авторы часто пишут о себе в первом лице, а также делятся личным опытом (Ездр.8:15–30; Неем.1:1–11; Ис.1:1; 6:1–8; Иер.1:1–19; Дан.7:1–28; Ам.1:1; Рим.1:1; 1Кор.1:1; 2Кор.1:1; Гал.1:1–3, 1:12–2:10; Откр.1:9–19). Более поздние авторы цитируют более ранних, называя их по имени, но, воспринимая цитируемые тексты как плод труда исторических личностей, не считают, будто человеческое участие как-либо принижает авторитет священных текстов (Рим.9:27,29; 2Пет.3:15,16 и т.д.). Иногда ссылки на Ветхий Завет носят поразительно неформальный характер, например: «Напротив, некто негде засвидетельствовал» (Евр.2:6)19.

Во-вторых, сами авторы библейских книг говорят о своем творческом участии (см. Лк.1:3; 2Ин.1:12; 3Ин.1:13; Рим.15:15; 1Кор.7:6 и т.д.). Апостол Иоанн писал верующим, опираясь на то, что сам слышал, видел и осязал (1Ин.1:1). Составляя свое Евангелие, он отбирал материалы из огромного количества событий, о которых можно было бы рассказать (Ин.21:24–25). Апостол Лука для начала проделал историческое исследование – собрал сведения о жизни Спасителя, тщательно проанализировал и упорядочил их – и лишь затем приступил к написанию Евангелия (Лк.1:1–4)20.

В-третьих, авторы неотъемлемо привязаны к своему социально-историческому окружению. Они являются носителями конкретной культуры, языка, конкретных идей, живут в конкретную историческую эпоху. Многие законы Моисея имеют явные параллели с другими древними законами, такими как Кодекс Хаммурапи. Патриархальные обычаи и социальные условия в книге Бытия очевидным образом отражают исторические условия, существовавшие в Месопотамии и Египте во II тысячелетии до Р. X. Существуют параллели между некоторыми псалмами и ханаанской религиозной литературой, а также между некоторыми библейскими и египетскими притчами того времени21.

В-четвертых, библейские авторы используют различные литературные жанры. Поэзия и проза, повествование и рассуждение, пророчество и молитва, притча и сказка, пословицы и псалмы, история и богословие, генеалогия и апокалиптика, благовестие и послание, законы и мудрые изречения, проповедь и эпос – все это, а также многое другое есть в Библии22.

В-пятых, у каждого библейского автора есть собственный неповторимый стиль. По словам блаженного Августина, Бог «через человека Он и говорит по-человечески» (О Граде Божием XVII:6)23. Иероним Стридонский писал, что «Иеремия кажется грубым в сравнении с Исаией и Осией» (Толкования на пророка Исаию)24, а Григорий Двоеслов отмечал, что «красотою стиля Исаия превзошел всех пророков»25. Дионисий Александрийский, рассуждая о книгах Нового Завета, отмечал в Евангелии и 1-м послании Иоанна «безупречный греческий язык, они красноречивы, убедительны в рассуждениях, хорошо построены» (Об обетованиях)26. Это в равной степени относится и к изысканному стилю Послания к евреям, о котором Ориген писал: «Что послание составлено на хорошем греческом языке, признает всякий, кто способен чувствовать разницу в стиле» (Толкования на Евангелие от Матфея, V)27. Во всех этих высказываниях звучит мысль о том, что Слово Божие записано в соответствии с индивидуальными особенностями авторов.

Однако найти в Писании границу, где кончается Слово Божие, и начинается слово человеческое, невозможно. Каждое слово в Библии запечатлено Святым Духом, Который оберегал библейских авторов от ошибок и помогал им записать Слово Божие, чтобы сделать его доступным для читателя28. Важно понимать, что динамическая теория, признавая наличие человеческого элемента, подчеркивает отсутствие ошибок в библейском тексте. Библия безошибочна не только в вопросах веры, но и в остальных вопросах. Если продолжить аналогию со Христом, то Писание «по человечеству» безошибочно так же, как Он по человечеству безгрешен.

Таким образом, богодухновенность в динамической теории понимается как особое воздействие Святого Духа на личность писателя, благодаря которому автор, при полном сохранении и деятельном проявлении всех своих способностей, записывал Слово Божие на конкретном языке, в определенных культурных условиях и в конкретной исторической обстановке соответственно целям Божьего замысла спасения человека, чтобы возможно полным образом донести до Божьего народа Его откровение29.

Разбирая вербальную и динамическую теорию нельзя не указать на проблему степени и глубины боговдохновенности.

Господь Иисус Христос произносит слова, которые утверждают подлинность каждой буквы Ветхого Завета: «Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить. Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все» (Мф.5:17–18). «Иота» – это буква ‏י [йод], самая маленькая буква в еврейском алфавите. «Черта» – это, возможно, букваו ‏ [вав], но, скорее всего, это небольшая горизонтальная черточка, отличающая буквы ‏ר [реш] и ד [далет], כ [каф] и ב [бет].

Если рассмотреть, как новозаветные авторы используют Ветхий Завет, можно убедиться, что они считали существенным и значительным каждое слово, каждый слог, каждый знак препинания. Иногда вся их аргументация основывается на нюансах текста, к которому они обращаются. Например, в Ин.10:35 Христос строит Свой довод на использовании множественного числа в Псалме 81:6: «Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не может нарушиться Писание, – Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: „богохульствуешь» потому что Я сказал: „Я Сын Божий»?» (Ин.10:35–36). В Мф.22:32 Христос цитирует Исх.3:6: «Я Бог Авраама, и Бог Исаака, и Бог Иакова», – и обращает внимание на время глагола, которое позволяет Ему сделать вывод: «Бог не есть Бог мертвых, но живых». В Мф.22:44 аргументация опирается на притяжательный суффикс в древнееврейском языке: «Сказал Господь Господу моему». В Гал.3:16 апостол Павел основывает свою аргументацию на форме единственного числа в Быт.12:7: «Не сказано «и потомкам», как бы о многих, но как об одном: «и семени твоему», которое есть Христос». Поскольку новозаветные авторы считали эти нюансы Ветхого Завета необычайно важными, очевидно, что выбор слов и даже их грамматических форм, по их мнению, осуществлялся под водительством Святого Духа. Основываясь на таких цитатах, можно говорить о столь глубокой богодухновенности Писания, что ее действие распространяется даже на выбор конкретных слов30.

Пытаясь объяснить такие отрывки, сторонники вербальной и динамической теории снова обращаются к аналогии двух природ во Христе. Как во Христе проявлялась то божественная, то человеческая природа, так и в Писании действует то Бог, то человек. Когда действующим является по преимуществу Бог, на долю человека остается только принятие Откровения и его запись. В других случаях на первое место выходит деятельность человека, а участие Бога выражается лишь в направляющем, помогающей и контролирующей действии31. В любом случае человеческая деятельность остается безошибочной.

К группе концепций, отрицающих полную вдохновенность и допускающих наличие в Писании ошибок, относятся теория разной степени богодухновенности, теория частичной богодухновенности, теория богодухновенности идей и теория актуальности.

Теория разной степени богодухновенности утверждает, что все Писание богодухновенно, но одни тексты более богодухновенны, а потому более важны в вопросах веры и нравственности, а другие менее вдохновенны. Например, пророк Исаия и апостол Павел сильно отличаются по степени богодухновенности от составителя книги Притчей Соломоновых или от автора 1-й и 2-й Книг Паралипоменон32.

Действительно, одни части Писания могут быть важнее других частей – например, в Мф.23:23 Христос говорит о «важнейшем в законе». Но это вовсе не означает, что какие-то тексты более вдохновлены по сравнению с другими. Во 2Тим.3:16 апостол Павел настаивает на одинаковой богодухновенности всего Писания.

Теория частичной богодухновенности утверждает, что в Библии есть как богодухновенные, так и не богодухновенные тексты. Однако поборники этого подхода не единодушны в том, какие конкретно тексты относить к той или иной категории. По одной из версий богодухновенными следует считать те части Библии, в которых идет речь о том, что человечество само узнать не смогло бы. К таким текстам относятся, например, история о сотворении мира или библейские пророчества. Не богодухновенны, а потому могут содержать ошибки сведения об истории, географии, биологии, науке, не относящиеся к вопросам веры и спасения.

Но более распространен другой вариант – Библия богодухновенна только «в своей цели». Цель Библии – спасение человека, поэтому в тех местах, где Библия говорит о Боге, спасении и нравственности, она богодухновенна, в остальных же нет33. При этом даже некоторые темы, о которых человек никак не мог узнать сам, уже не считаются богодухновенными. Например, сотворение мира считается чистым «мифом-сказкой», лишенным исторического содержания.

Самая главная проблема данной теории – отсутствие объективных критериев богодухновенности и небогодухновенности тех или иных частей Писания. Единственным критерием становится мнение исследователя, его право сомневаться в библейском тексте, оценивать его, судить о достоверности, адекватности и разумности его конкретных утверждений.

Может показаться, что эта теория опровергается словами апостола Павла во 2Тим.3:16: «Все Писание богодухновенно и полезно...» Но в греческом тексте первой части этого стиха (πᾶσα γραφή εόπνευστος καί ώφελιμος) есть одна неясность. Не вполне понятно, где должен стоять отсутствующий глагол-связка έστί. Если между γραφή и θεόπνευστος, текст буквально означает: «Все Писание богодухновенно и полезно». Если же связку поставить после слова θεόπνευστος, перевод будет иным: «Всякое богодухновенное Писание также и полезно». Первый вариант утверждает богодухновенность всего Писания. Второй вариант всего лишь подчеркивает полезность любого богодухновенного текста34. Именно второй вариант служит основанием для вывода о том, что в Библии есть богодухновенное и не богодухновенное, ошибочное и безошибочное.

Вопрос о безошибочности важен по целому ряду причин. Во-первых, если Библия ошибается в вопросах, несущественных для спасения, она может содержать ошибки и в утверждениях о природе человека, межличностных и семейных отношений, любовных связей, воли и чувств, а также в целом ряде других вопросов христианской жизни, которые не относятся к богословию.

Во-вторых, подобный подход приводит к тому, о чем писал блаженный Августин: «Если мы скажем, что в Священных книгах кое-что неверно, из этого проистекут тяжкие последствия! Это все равно, что сказать: «Люди, которые нам дали Писание, поместили в своих книгах ложь». Допустив, что в высокой святыне есть одно семя лжи, ты получишь прекрасный прецедент, чтобы отвергнуть все то, что чему тебе трудно следовать или во что тебе трудно поверить»35.

Вопрос о безошибочности важен и для экзегетики. Если начать с предположения, что Писание содержит ошибки, а затем «найти» кажущееся противоречие между какими-нибудь текстами, можно сделать вывод, что во всех этих текстах присутствуют неточности. Если же начать с утверждения, что в Писании нет ошибок, можно найти способ разрешить любое кажущееся противоречие. Различные результаты этих подходов становятся очевидными на том этапе экзегезы, когда мы сравниваем исследуемый текст со всеми другими текстами на эту же тему. Наши выводы будут сильно зависеть от того, считаем ли мы, что за всеми текстами стоит одно и то же учение, или что тексты могут содержать противоречия и ошибки36.

Христианин может решить эту дилемму, обратившись к тексту Священного Писания. В Библии неоднократно говорится о том, что все слова Писания являются словами Бога (в том числе слова, записанные людьми). В Ветхом Завете это подчеркивается вводной фразой «Так говорит Господь», которая встречается сотни раз. В ветхозаветном мире это выражение воспринималось так же, как оборот «Так говорит царь...», с которого начинались царские указы. Подобные повеления не допускали сомнений или возражений, они требовали неукоснительного повиновения. Таким образом, когда пророки произносят: «Так говорит Господь», – они называют себя посланниками Господа и заявляют, что их слова – это слова Самого Бога, обладающие абсолютным авторитетом. Конечно, все их слова в этом случае действительно должны были исходить от Бога, иначе они оказывались лжепророками (ср. Числ.22:38; Втор.18:18–20; Иер.1:9, 14:14, 23:16–22, 29:31–32; Иез.2:7, 13:1–16).

Кроме того, часто Бог говорит «через» пророка (3Цар.14:18, 16:12, 34; 4Цар.9:36, 14:25; Иер.37:2; Зах.7:7:12). Таким образом, все, что пророк произносит от имени Бога, говорит Сам Бог (3Цар. 13:26; 3Цар.21:19; 4Цар.9:25–26; Агг.1:12; ср.: 1Цар.15:3:18). В этих и других местах Ветхого Завета слова, произнесенные пророками, являются также словами Самого Бога. Таким образом, недоверие или неповиновение пророку тождественно неверию в Бога и непокорности Ему (Втор.18:19; 1Цар.10:8, 13:13–14, 15:3, 19, 23; 3Цар.20:35–36)37.

Также следует принять во внимание наставления Господа Иисуса Христа. Если Он – Сын Божий, Его отношение к Писанию является лучшим ответом на вопрос о безошибочности текста.

Во-первых, Христос последовательно рассматривает исторические повествования Ветхого Завета как достоверную летопись событий. В Его словах упоминаются Авель (Лк.11:51), Ной (Мф.24:37–39; Лк.17:26–27), Авраам (Ин.8:56), установление обрезания (Ин.7:22; ср. Быт.17:10–12; Лев.12:3), Содом и Гоморра (Мф.10:15, 11:23–24; Лк.10:12), Лот (Лк.17:28–32), Исаак и Иаков (Мф.8:11; Лк.13:28), манна (Ин.6:31, 49:58), медный змей в пустыне (Ин.3:14), Давид, как псалмопевец (Мф.22:43; Мк.12:36; Лк.20:42), евший хлебы предложения (Мф.12:3–4; Мк.2:25–26; Лк.6:3–4), Соломон (Мф.6:29; 12:42; Лк.11:31; 12:27), Илия (Лк.4:25–26), Елисей (Лк.4,:27), Иона (Мф.12:39–41; Лк.11:29–30:32), Захария (Лк.11:51). Он упоминал Моисея как законодателя (Мф.8:4, 19:8; Мк.1:44, 7:10, 10:5, 12:26; Лк.5:14; 20:37; Ин.5:46; 7:19), часто говорил страданиях пророков (Мф.5:12, 13:57, 21:34–36, 23:29–37; Мк.6:4 ср. Лк.4:24; Ин.4:44, 12:2–5; Лк.6:23, 11:47–51, 13:34, 20:0–12). Он подтвердил достоверность рассказов из 1–2 глав книги Бытия (Мф.19:4–5; Мк.10:6–8). Господь цитировал разные части Ветхого Завета – одни чаще, другие реже, – но совершенно очевидно, что Он знал события Ветхого Завета и считал их правдивой историей.

Во-вторых, Христос часто выбирал для обоснования Своего учения те события, которые большинство современных критиков считают нереальными. Например, Всемирный Потоп (Мф.24:37–39; Лк.17:26–27), историю Содома и Гоморры (Мф.10:15, 11:23–24), повествование об Ионе (Мф.12:39–41; Лк.11:29–32).

В-третьих, Христос апеллировал к ветхозаветным Писаниям как к высшему авторитету во время споров с книжниками и фарисеями. Он осуждал их не за чрезмерное доверие Писанию, а за то, что они своей казуистикой запутывали ясное и достоверное библейское учение.

Христос прибегал к Писанию для отражения искушений сатаны. Примечательно, что как Сам Иисус, так и сатана признавали Писание высшим и неоспоримым аргументом (Мф.4:4–11; Лк.4:4–13).

В-четвертых, Христос учил, что Закон не прейдет, пока все не исполнится (Мф.5:17–20), и что Писание не может нарушиться (Ин.10:35).

Подобным же образом и апостолы подтверждали истинность всех частей Писания. Например, в посланиях упоминаются следующие моменты: Авраам уверовал и обрел обетование до того, как был обрезан (Рим.4:10); Аврааму было около ста лет (Рим.4:19); Бог казал Ревекке, что ее старший сын будет служить младшему, еще до того, как они родились (Рим.9:10–12); Илия говорил с Богом (Рим.11:2–4); народ израильский прошел через море, он ел и пил духовную пищу и духовное питие, стремился к злу, садился пить, вставал играть, был похотлив, роптал, был поражен (1Кор.10:11); Авраам отдал десятую часть всего Мелхиседеку (Евр.7:1–2); ветхозаветная скиния была тщательно устроена совершенно особым образом (Евр.9:1–5); Моисей окропил народ и сосуды скинии кровью и водой, используя червленую шерсть и иссоп (Евр.9:19–21); мир был сотворен Словом Бога (Евр.11:3); многое в жизни Авеля, Еноха, Ноя, Авраама, Моисея, Раав и др. действительно произошло (Евр.11 гл.); Раав приняла соглядатаев и отпустила их другим путем (Иак.2:25); в ковчеге спаслось восемь человек (1Пет.3:20; 2Пет.2:5); Бог обратил Содом и Гоморру в пепел, но спас Лота (2Пет.2:6:7); Валаамова ослица заговорила (2Пет.2:16).

Апостол Павел пишет, что он поклоняется Богу, «веруя всему написанному в законе и пророках» (Деян.24:14), и что «все, что писано было» в Ветхом Завете, «написано нам в наставление» (Рим.15:4). В этих текстах нет и намека на то, что какой-то части Писания не следует доверять целиком и полностью. Даже в связи с относительно малозначимыми подробностями Ветхого Завета («народ сел есть и пить, и встал играть») апостол Павел говорит: «Все это происходило» (подразумевая тем самым историческую достоверность) и «описано в наставление нам» (1Кор.10:11).

Судя по всему, Господь Иисус Христос и апостолы не делали разграничения по степени точности и достоверности между текстами, в которых излагается откровение по важнейшим вопросам, и отрывками, в которых сообщаются второстепенные сведениями. Они относились к Писанию с полным доверием38.

Иногда в качестве возражения поборники частичной богодухновенности утверждают, что библейские авторы во второстепенных деталях «приспосабливали» свои сочинения к распространенным заблуждениям своего времени и тем самым невольно пропагандировали их. Но если бы Бог действительно «приспосабливался» к нам подобным образом, это породило бы серьезную моральную проблему: если Бог позволяет Себе лгать во второстепенных моментах, то и людям не зазорно поступаться истиной в частностях, когда это облегчает понимание.

Следует признать, что в процессе переписывания библейских книг в их текст могли вкрасться ошибки. Но это нисколько не противоречит учению о богодухновенности. Автографы библейских книг были богодухновенны, и переписчики старались максимально сохранить текст от искажения – особенно в тех местах, где излагаются вероучительные истины.

Не противоречат богодухновенности и некоторые особенности стиля и содержания Библии. Например, авторы не ставили перед собой задачу рассказать обо всех событиях без исключения. Цифры в Писании часто округляются, как это принято в повседневном общении. Описание окружающего мира может быть таким, как он воспринимается с человеческой точки зрения. В тексте встречаются необычные и редкие грамматические конструкции. Высказывания и цитаты перефразируются, а не воспроизводятся дословно, что также вполне допустимо при пересказе чужих слов. Тот факт, что в Библии записаны высказывания людей или, например, сатаны, не означает, что они истинны. Иногда авторы пользуются внешними источниками, и это не значит, что все содержание этих источников одобрено Богом39.

Не свидетельствуют об отсутствии богодухновенности и такие фразы апостола Павла, как «Прочим же я говорю, а не Господь... (1Кор.7:12), «Относительно девства я не имею повеления Господня, а даю совет... (1Кор.7:25) и т.п. Отцы и учителя Церкви на основании слов самого апостола считали эти его наставления «законоположениями Божественными». Иоанн Златоуст писал: «Не принимай слов апостола за человеческие, ибо он говорит: «Думаю, и я имею Духа Божия» (1Кор.7:40). Феодорит Кирский толкует эти слова следующим образом: «Сие: «Я говорю» значит: не нашел я, чтобы закон сей написан был в Священном Евангелии (предан был от Господа), но постановляю оный теперь. А что законы апостольские суть законы Владыки Христа, сие явно для сведущих в божественном. Ибо апостолом сказано: «Вы ищете доказательства на то, Христос ли говорит во мне» (2Кор.13:3) и: «не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною» (1Кор.15:10); и еще: «по данной мне благодати» (Рим.12:3). Так и здесь дает закон, потому что вещает чрез него Святой Дух» (Толкование на 1Кор.7)40.

Теорию богодухновенности идей можно считать крайней реакцией на теорию надиктовывания. В соответствии с ней богодухновенными являются только идеи, а не слова Библии. Бог открывает людям Свои мысли, а они записывают их собственными словами. Поскольку подбор слов для выражения божественных идей предоставлен автору и никак не контролируется Богом, в Библии могут быть ошибки. Тем не менее, сторонники этой теории убеждены, что погрешности в словах не помешали авторам точно и полно изложить те или иные мысли.

Оценивая эту теорию, следует признать, что слова, записанные библейскими авторами, являются в полном смысле человеческими. Вот почему библейские авторы называли свои книги, например, «словами Иеремии» (Иер.1:1) или «притчами Соломона» (Притч.1:1). Мысли, а иногда и слова даются им через откровение свыше, после чего они выражают их привычным языком, знакомым и понятным и читателю41.

В то же время, во-первых, невозможно отделить идею от слов, которыми она выражена. Во-вторых, Библия свидетельствует, что и слова вдохновлены Богом. Ссылаясь на Втор.8:3, Господь сказал, что «не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих» (Мф.4:4). Апостол Павел писал: «Мы возвещаем не от человеческой мудрости изученными словами, но изученными от Духа Святого, соображая духовное с духовным» (1Кор.2:13). Возвращаясь к утверждению из 2Тим.3:16 о том, что все Писание вдохновлено Богом, трудно представить себе мысль обособленной от слов.

Теория актуальности. Суть ее сводится к тому, что Библия содержит Слово Божие. Поскольку этой точки зрения, как правило, придерживаются последователи Карла Барта, ее еще называют «неоортодоксальной».

В соответствии с этой теорией следует разделять «откровение» и «описание откровения». Откровение – это событие, которое происходит при личной встрече и общении с Богом. Описание же этого общения – уже не откровение, а всего лишь человеческий текст. Например, переход через Красное море – это откровение Бога о Себе, а 14-я глава книги Исход – свидетельство человека о полученном откровении, но не само откровение42. Когда человек с верой читает описание событий, Святой Дух может дать ему какое-нибудь откровение. Можно сказать, что Библия становится Божьим Словом.

Карл Барт утверждал, что абсолютное божественное откровение, в котором Бог явил Себя, – это Иисус Христос, и что только Он есть Слово Божье. Священное Писание – не Слово Божье, а всего лишь свидетельство о Слове Божьем, Иисусе Христе. Таким образом, в строго богословском смысле Слово Божье – это Христос, но всякий раз, когда Библия говорит о Нем, ее тоже можно назвать «Словом Божьим». Поэтому Библия содержит в себе Слово Божье43.

Самый радикальный вариант этой теории, именуемый теорией демифологизации, отвергает историчность всех высказываний Библии и рассматривает их лишь как мифологическую оболочку, от которой необходимо избавиться, чтобы извлечь истинное религиозное («экзистенциальное») зерно библейской вести. Иными словами, Библия может стать Словом Божьим, если должным образом демифологизировать его44.

Основная проблема неоортодоксальной теории, как и других теорий, попадающих в эту категорию, – субъективизм. Если Библия говорит каждому человеку что-то свое, возможность объективного толкования текста исчезает.

К группе теорий, отрицающих богодухновенность, можно отнести теорию просветления и теорию интуиции. Они рассматривают богодухновенность, скорее, как метафору, а не как нечто реально существующее.

Иногда эту группу теорий еще называют «теорией поэтического вдохновения» или «естественным вдохновением», поскольку считается, что библейские авторы были движимы таким же «вдохновением», как и все великие писатели.

Теория просветления. Согласно этой теории, Святой Дух не сообщал авторам никаких истин и не руководил ими в процессе написания книг, но всего лишь усилил их естественные способности, наделив их повышенной чуткостью и восприимчивостью в духовных вопросах. Святой Дух действует во всех христианах, но в библейских писателях Его действие отличается особой степенью воздействия45.

Теория интуиции говорит о том, что евреи были гениями в религиозности, так же как древние греки, например, были гениями в философии. Соответственно, Библия представляет собой запись гениальных религиозных озарений, посетивших евреев, великий памятник религиозной литературы, отражающий духовный опыт еврейского народа46.

Настоящая статья была впервые издана в сборнике статей «Искры озарений», выпуск 1, гл. редактор О. Н. Соколова (СПб.: Гамма, 2016), с. 22–45. Опубликована с разрешения правообладателя.

* * *

1

Акимов В.В. Библейская Книга Екклезиаста и литературные памятники Древнего Египта. Минск: Ковчег, 2012, С. 5.

2

Миронович И.Ц. Священная история Ветхого Завета. Для 1 класса семинарии. Л., 1974,С. 2–3.

3

Лепорский, П. Боговдохновенность / Православная богословская энциклопедия или богословский энциклопедический словарь. Под ред. А.П. Лопухина. Т 2. Пг., 1901, Кол. 729.

4

Светлов П. Христианское вероучение в апологетическом изложении. К., 1914, С. 54.

5

Библия: богодухновенность. / Большой библейский словарь. Под ред. Уолтера Элуэлла и Филипа Камфорта. СПб.: Библия для всех, 2005, С. 141.

6

Грудем У. Систематическое богословие. Ведение в библейское учение. СПб.: Мирт,2004,С. 71.

7

Краткий латинско-русский словарь. Под ред. А.Μ. Малинина. Μ.: Изд-во иностранных и национальных словарей, 1941, С. 312.

8

Тихомиров Б.А. Боговдохновенность. / Православная энциклопедия. Т. 5. Μ. 2002, С. 444.

9

Грудем, с. 77.

10

Тиволье П. Спутник искателя правды. Брюссель: Жизнь с Богом, 1992, С. 57.

11

Дэвидсон Р.М. Истолкование Библии. / Настольная книга по теологии. Т. 12. Заокский: Источник жизни, 2010, С. 59.

12

Эриксон Μ. Христианское богословие. СПб: Санкт- Петербургский христианский университет; Библия для всех, 1999, С. 173.

13

См. Десницкий А. Что такое «богодухновенность». Писали ли евангелисты под диктовку? URL: www.k-istine.ru/base_faith/exegetika/exegetika_desnitskiy.htm (06.09.15).

14

Эриксон, с. 173.

15

Дэвидсон, с. 59.

16

Василий Великий, свят. Творения. Ч. 2. Репринт. Μ.: Паломник, 1993, С. 10.

17

Дэвидсон, с. 59.

18

Лепорский П. Боговдохновенность, с. 743.

19

Карсон Д.А. Приближаясь к Библии./Новый библейский комментарий. Ч. 1. Ветхий Завет. Книга Бытия – книга Иова. СПб.: Мирт,2000.С. 13.

20

Алипий (Кастальский-Бородин), архим., Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие. Курс лекций. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 2000, С. 34.

21

Беммелен, ван П.Μ. Божественное откровение и вдохновение. / Настольная книга по теологии. Т. 12. Заокский: Источник жизни, 2010, С. 39.

22

Карсон,с. 14.

23

Августин, блж. Творения. В 4т.Т 4. СПб.: Алетейя, К.: УЦИИМ-Пресс,2000,С. 196.

24

Цит. по: Мень А., прот. Исагогика. Курс по изучению Священного Писания. Ветхий Завет. Μ.: Фонд имени Александра Меня, 2000, С. 22.

25

Там же.

26

Евсевий Кесарийский. Церковная История (VII, 25:24). Μ: Изд. Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, 1993, С. 271.

27

Там же (VI, 25:11). С. 224.

28

Сильвестр (Малеванский), еп. Опыт православного догматического богословия. Т. 1. К., 1892, С. 287–288.

29

Юревич Д., прот. Лекции по библейской герменевтике. URL: iviron.ru/166/ (06.09.15).

30

Эриксон, с. 178.

31

Лепорский, с. 743.

32

См. Dods Μ. The Bible. New York: Scribners, 1905, P. 127. Цит. по: Райри Ч. Основы богословия. Μ.: Духовное возрождение, 1997, С. 87.

33

Дегтярев В. Основы христианского богословия. Диссертация на соискание степени доктора служения (DMin). Запорожье: Запорожский библейский колледж и семинария, 2007, С.22.

34

Эриксон, с. 176.

35

Цит. по: Райри, с. 94

36

Верклер Г. А. Герменевтика. Принципы и процесс толкования Библии. Гранд Рапиде: Бэйкер бук хаус, 1995, С. 20.

37

Грудем, с. 69–70.

38

Составлено по: Верклер, с. 20–21 и Грудем, с. 91–92.

39

Верклер, с. 28.

40

Цит. по: Феофан Затворник свт. Толкование Первого послания святого апостола Павла к коринфянам. Μ.,1893, С. 256–257.

41

Беммелен, с. 42.

42

Прокопенко А. Введение в Ветхий Завет. Учебный конспект. URL: www.propovedi.ru/resource/old- testament-notes-rev-9/download-pdf (06.09.15).

43

Цит. по: Хазел Г. Постигая живое слово Божие. URL: readr.su/gerhard-hazel-postigaya-ghivoe-slovo-boghie. html (06.09.15).

44

Как возникла Библия... Bielefeld: Christliche Literatur-Verbreitung, 1993, С. 126.

45

Эриксон, с. 173.

46

Там же, с.172.


Источник: Добыкин Д.Г. Богодухновенность Священного Писания // Вестник Центра апологетических исследований. 2017. № 70. С. 12-20.

Комментарии для сайта Cackle