архиепископ Евсевий (Орлинский)

Отделение первое. Общие правила

Общие правила воспитания относятся непосредственно: а) к пробуждению и руководству способностей; б) к предохранению их от повреждения; в) к исправлению недостатков, замеченных в воспитанниках, и, наконец, г) к тому способу, как должно руководить воспитанника к продолжению собственного образования.

Глава первая. Возбуждение и руководство способностей

§ 12. I. Образование должно быть полное

Ни духа, ни тела не должно оставлять без образования. То же должно сказать и порознь о каждой способности духа. Одностороннее образование почти всегда влечет за собой печальные следствия. К чему, например, послужит живость воображения и верность памяти, если при этом недостает человеку здравого смысла? К чему поведет обширное образование разума, если испорчено сердце? До каких погрешностей доводит и доброе сердце, если оно оставлено без разумного руководства? Воспитание должно образовать все способности человека соответственно их назначению: должно образовать тело и дух так, чтобы из земного человека образовался человек небесный.

Как ни вредно одностороннее образование, однако этот недостаток встречается весьма нередко. В низших сословиях очень часто духом жертвуют телу, а у тех, которые называют себя образованными, лжеумствующий разум, преобладающее воображение и испорченный вкус часто поглощают главное – истинное благочестие и добродетель.

§ 13. II. Образование должно быть стройное

1. Несправедливо думать, будто все способности нужно образовать одинаково. Воспитание должно производить в человеке единство и гармонию, а потому низшее надобно подчинять высшему, а высшее – высочайшему. Эта гармония должна согласоваться с назначением человека, как временным, так и вечным.

2. Временное назначение человека состоит в том, чтобы он, как член общества, в определенном ему месте действовал ко благу целого. Поэтому если будущее звание воспитанника решено заранее, то все способности его должно образовать так, чтобы он в свое время мог надлежащим образом исполнять обязанности своего звания. Но как есть различные звания, то и воспитание в этом отношении должно быть различно. Судя по тому, нужно ли юного гражданина мира, посредством образования, сделать честным земледельцем, или воином, или художником, или ученым и проч., надобно и способностям, необходимым для того или другого звания, давать преимущественное образование, а образование всех прочих приводить в согласие с ними. Воспитание также видоизменяется по различию пола. Но всякое временное назначение человека не есть еще высшее и последнее, а потому оно само должно быть подчинено высшему и главному назначению его.

3. Высшее и последнее назначение каждого человека есть его теснейшее общение с Богом в вечности. A сего достигнуть мы можем только чрез Иисуса Христа, когда, то есть, до конца временной жизни пребывая в недрах Православной Церкви, сохраним живую веру во Христа Спасителя нашего и всегда будем одушевляться Его Духом – Духом любви. Посему вера, действующая любовью, или истинно христианская добродетель, в продолжение всего воспитания требует особенного внимания и заботливости. Без любви, происходящей от веры, все и самые необыкновенные преимущества человека – не что иное, как медь звенящая, которая звучит без пользы (1Кор. 13:1 и след.). Все физические и нравственные силы человека должны быть так образуемы, чтобы они содействовали возбуждению, подкреплению и возвышению истинно христианской добродетели или, по крайней мере, никогда не затрудняли и не ослабляли ее. Как последнее назначение, так и эта обязанность для всех должны быть одинаково важны и непременны. Тут нет различия между рабом и свободным, между мужчиною и женщиною; ибо все мы – едино во Христе Иисусе (Гал. 3:28). Если бы это правило всеми было исполняемо, то отселе произошла бы в каждом человеке и во всем человечестве превосходнейшая гармония, то есть – мир человечества с Богом, мир каждого человека с самим собою и мир между всеми людьми.

Если на христианское нравственное усовершение человек станет смотреть как на главное и необходимое дело, то и временного назначения ему легче будет достигать. Кто основательно узнал христианство и проникнут духом его, тот сообразуется с ним во всех делах своих и в каждом состоянии бывает тем, чем ему должно быть, – рачительным хозяином, верным супругом, мирным гражданином, честным купцом, храбрым воином и проч. Благочестие, по слову Апостола, на все полезно, обетование имуще живота нынешнего и грядущего (1Тим. 4:8). Так, хотя христианская вера, по-видимому, имеет целию только блаженство другого мира, но она и здесь уже делает нас счастливыми. Напротив, если звание отделится от веры или, к большому несчастию, еще станет враждовать против нее, то чрез это воспитанники не только не возвысят естественного своего образования, но и скоро ниспадут до крайней степени невежества и грубости, ослепляясь заблуждениями и предаваясь порокам.

§ 14. III. Образование должно быть сообразно с природою

1. Как тело, так и дух человека в своем раскрытии следуют законам своей природы. Если воспитатель хочет соответствовать своему высокому званию, то он должен соображаться с естественным ходом образования и помогать ему посредством возбуждения и направления детских способностей. Только там надобно противодействовать природе, где она оказывается поврежденною.

2. Для этой цели воспитателю необходимо хорошо знать природу человека вообще и особенно ее постепенное раскрытие. Как художник должен хорошо знать природу и свойства вещества, им обделываемого, так и воспитатель. Наилучшими средствами к приобретению таких познаний справедливо поставляют; а) изучение науки о человеке (антропологии), впрочем не столько из систематических учебников по части этой науки, сколько из таких сочинений, которые в опытах изображают всход и развитие семян как добрых, так и худых, – пшеницы и плевелов, к чему особенно способствуют правильно составленные жизнеописания и истории воспитания; б) частое обращение с детьми, соединенное с внимательным наблюдением над их нравами, частые наблюдения над следствиями своих прежних воспитательных трудов, равно как и над опытами и успехами других воспитателей; в) припоминание о летах собственного нашего детства и юности. Сколь многое объяснилось бы для нас, если бы мы, чаще пересматривая заднее, обдумывали, как самим нам в детстве представлялись вещи и как тогда надлежало бы обходиться с нами, чтобы сильнее на нас подействовать. Наконец г) наблюдение за тем, как действует природа, оставленная самой себе, и как она постепенно развивается.

§ 15. IV. Образование должно быть сообразно с личными свойствами воспитанника

1. Хотя человеческие способности по своей природе у всех детей одинаковы и подлежат одинаковым законам развития, однако есть большое различие касательно образа и степени их обнаружения. В детях, по различию организации, темперамента, первых впечатлений, прежнего обхождения с ними, климата, питания и т.п., образуются некоторые частные свойства, как телесные, так и духовные, которые мы называем личными, или особенными, свойствами. Эти различные видоизменения одной и той же природы, если не будут недостатками, без сомнения, составляют красоту целого. И садовник в цветнике насаждает не одни розы или фиалки, но различные цветы, чтобы каждый особым образом и на своем месте усиливал общее приятное впечатление, возбуждаемое картиною цветов. Но бывают и худые личные свойства, потому что наклонность ко злу очень рано обнаруживается в человеке и потом раскрывается в различных направлениях. Поэтому несправедливо было бы желать, чтобы со всеми детьми обращались одинаково. Добрые личные свойства дитяти не должны быть подавляемы; а недостатки, ему собственно принадлежащие, требуют благоразумного и точно к нему приспособленного противодействия. Для сего воспитателю необходимо сколько возможно более узнавать личные свойства своих воспитанников.

2. Наилучшие к этому средства – следующие:

а) Собственное наблюдение воспитателя. При наблюдении он должен избегать всякого пристрастия к своим воспитанникам; иначе если об одном будет судить слишком снисходительно, а о другом чрезмерно строго, то в одном иногда самые недостатки будет признавать за совершенства, а в другом и совершенства почтет недостатками. Он должен давать детям несколько свободы, чтобы они в своем кругу могли обращаться непринужденно. Излишняя строгость и ограничение служат только к тому, что дети привыкают притворяться и с ранних лет делаются лицемерами. Еще в древности советовали делать наблюдение над детьми преимущественно во время забав их, когда они свободно обращаются с подобными себе, потому что при таких случаях ясно обнаруживаются господствующие их расположения и наклонности, как хорошие, так и худые. Воспитатель должен стараться посредством приветливости и ласковой снисходительности приобретать себе доверие детей, для того чтобы дети уверивались в его благоразумии и искреннем расположении к ним, ничего не скрывали от него. Но он должен наблюдать над детьми, не давая им того заметить; особенно надобно остерегаться хитрого подсматривания и неосторожного доверия к наушникам. Наблюдая, должно смотреть не на некоторые только обнаружения сил их, но на все вместе и сравнивать одно дитя с другим, потому что противоположности многое открывают.

б) Воспитатель многое может открывать, рассматривая организацию тела и темперамент дитяти, осторожно пользуясь правилами физиогномии и мимики и обращая внимание на физические и нравственные свойства родителей и на господствующий дух в их доме.

По виду узнается человек и по выражению лица при встрече познается разумный. Одежда, осклабление зубов и походка человека показывают свойства его (Сир. 19:26, 27). Особенно много высказывает глаз: на живой, быстрый, пламенный взор всегда смотрели как на выражение деятельного духа; напротив, томный, неподвижный и полузакрытый глаз наперед выказывает слабость сил и недеятельность дитяти.

в) Благоразумный воспитатель должен также обращать внимание и на то, как думают о воспитаннике другие, особенно находящиеся в частом и близком обращении с ним, каковы, например, родители и домашние. Не доверяя им излишне, воспитатель примет их отзывы за данные для дальнейших своих наблюдений, и потом сам будет наблюдать со вниманием. Часто весьма верны бывают суждения самих воспитанников одних о других: в обращении между собою, дети обыкновенно отбрасывают всякое притворство, и поэтому сами они лучше знают друг друга.

§16. V. Образование надобно начинать рано и сообразовать с возрастом

1. Образование должно начинать с ранних лет и сообразовать с каждым возрастом. Что касается тела – всякий может видеть на опыте, как важно с ранних лет прилагать попечение об образовании тела, согласном с природою и приспособленном к будущему развитию и употреблению его органов. И в нравственном отношении воспитание должно начинаться гораздо ранее, нежели как это обыкновенно бывает. Хотя в раннем возрасте духовные способности находятся еще в бездействии или слабо действуют, однако ж тогда можно сделать очень многое, частию пробуждая их, частию предварительно уравнивая им путь, которым они должны будут проходить после своего пробуждения.

Как это бывает, можно хорошо видеть даже на самых малых детях, когда они с любовию и приятностию смотрят в глаза матери или отца, замечая их ласки. Тут любовию родителей возбуждается любовь и внимательность в детях, и сама природа научает мать, как должно пробуждать, поддерживать и упражнять эту любовь и внимательность. Любовь делает ее изобретательною; для нераскрывшихся душевных сил дитяти она есть то же, что благотворный весенний луч солнца для семени растения, лежащего еще в земле. Взор матери и в душе грудного дитяти может пробуждать чувства любви, младенческой радости и духовной деятельности.

Детская комната очень много значит для детей, и погрешности, допускаемые здесь, неисчислимы! Часто не радят о чистоте, о полезной пище, о приличной одежде, о движении, и т. п. Чего еще иногда ни бывает и в нравственном отношении! Вместо того, например, чтобы пробуждать духовные силы детей, оставляют их на целые часы сидеть пред собою в бездействии и радуются, когда дети в таком положении молчат или бывают спокойны, а того не представляют, что чрез это спокойствие развитие смысла их замедляется и если долго будут так обходиться с детьми, то и умственные силы их тупеют, да и тело много терпит вреда.

2. Особенно нужно заранее приучать детей к правильному образу жизни. Положим, что приучение их к скромности, к послушанию, приличному поведению при Богослужении и т. п., сначала будет только внешнее; но как много чрез это приобретается для будущего! Дети, заранее привыкшие к правильному образу жизни, впоследствии, при постепенном раскрытии их смысла, легко могут своим, прежде приобретенным, привычкам сообщить характер истинной нравственности. Если в детях чувственные наклонности приведены в порядок; то на пути добродетели падения их будут реже, борьба легче и победа тем вернее, чем глубже добрый навык укореняется в них чрез многократное и долговременное повторение добрых действий. Что же, напротив, бывает, когда дитя в первые годы оставляется само себе, своим беспорядочным наклонностям и своенравию? Может ли раскрывающийся рассудок подчинить воспитанника своей власти, тогда как нрав его уже давно испорчен и зло в нем укоренилось еще прежде раскрытия смысла? Поэтому очень важно правило: чего дети не должны будут делать после раскрытия смысла, того не надобно позволять им и прежде; что дети должны будут делать в последующие годы, к тому надобно приучать их как можно ранее, по мере раскрытия их смысла и укрепления нравственных и физических сил.

Из этого легко понять, как надобно судить о таких и подобных поговорках: «Дитя еще не знает этого; оно не мыслит зла; человек научается случаями; недостаток сам собою со временем уничтожится», и т.п. Родители, оставляющие детей своих в первые годы без попечения, не думают, а) что раннее худое их поведение легко переходит в навык; б) что слабые расположения детского сердца могут обратиться в постоянный характер юноши и мужа; что дети, которые теперь не быв никем удерживаемы, предаются влечению своего темперамента и своему неразумию, вскоре также будут предаваться своим беспорядочным наклонностям; г) что от этих наклонностей сердца и мечтаний воображения самые члены тела располагаются ко греху – отчего победа совести над усилившимися худыми наклонностями чрезвычайно затрудняется.

3. Впрочем, это возбуждение и руководство способностей и наклонностей должно быть сообразно с каждым возрастом. Как тело, так и дух требуют иного руководства в первые годы, другого впоследствии, когда и тело, и дух укрепятся. Малым детям еще не надобно давать уроков в собственном смысле, а только должно пробуждать их способности и предрасполагать к надлежащей деятельности. Также и нравы их надобно образовать не столько наставлениями, сколько примерами и благоразумным обхождением с ними. А когда силы дитяти мало-помалу будут раскрываться, тогда и воспитание должно идти вперед, принимая новые, хорошо обдуманные пособия. Вредно, когда с юношами обходятся, как с детьми, или с детьми обращаются уже, как со взрослыми.

§ 17. VI. Образование должно совершаться постепенно и основательно

1. Это правило отчасти заключается в вышеизложенном, которым требуется, чтобы образование было сообразно с природою. Природа раскрывается постепенно и заботится не столько о скорости образования, сколько о твердости его. Поэтому воспитание должно верно следовать за таким ходом природы и не упреждать ее, а только всегда помогать ей. Везде прежде нужно полагать хорошее основание, а потом, не переступая ни одной ступени, постепенно возвышать здание. В наше время часто бывают недовольны этою медленною, но мудрою постепенностию природы и стараются сколько можно ранее образовать дитя как в умственном, так и в нравственном отношении. В подобных случаях воспитание делается теплицею, а воспитанники походят на тепличные плоды. Чрез эту поспешность сколько выигрывают времени, столько теряют внутренней прочности. Хотя образование идет быстро, но неосновательно и не надолго, потому что на поверхности брошенное семя не имеет времени углубляться корнями. Хотят плодов во время цвета и повреждением дерева получают то жалкое преимущество, чтобы получить цветы несколькими месяцами ранее.

2. Особенно вредно, когда стараются образовать умственные способности слишком рано, с насилием природе. Хотя и должно пробуждать в детях способности с ранних лет, но надобно избегать преждевременного напряжения их, потому что это не только затрудняет тело в его развитии, но причиняет вред и духу: слишком рано показавшиеся цветы духа скоро опять увянут и опадут. Слишком раннее напряжение способностей имеет вредное влияние и на самый характер человека: холодность, сухость, мрачность и т. п., – обыкновенные его следствия. Посему такие скороспелки, коих смышленость и преждевременное многознание так льстят тщеславию родителей, всегда достойны сожаления, особенно если обратить внимание на то, какой степени образования сии дети могли бы достигнуть при своих отличных способностях, если бы воспитываемы были сообразно с природою.

§ 18. VII. Образованию должно помогать а) посредством руководства и упражнения детских сил

1. Чтобы счастливо продолжать образование, необходимо постоянное упражнение и руководство детских сил. Упражнение справедливо называют матерью искусства. Кто никогда не упражняет какой-нибудь силы, тот никогда не научится хорошо пользоваться ею. Напротив, чем чаще упражняют какую силу, тем более она укрепляется и тем становится способнее к деятельности. Это надобно сказать как о духовных, так и о телесных способностях. Отселе вытекает такое правило: воспитанника должно постоянно побуждать к правильному употреблению своих сил, так, чтобы эта деятельность мало-помалу сделалась для него необходимостию. Поэтому что сам он может делать, то сам пусть и делает. Надобно только наблюдать, чтобы, делая что-либо, он чрезмерно не напрягался –напряжение сверх меры ослабляет его силы. Однако ж и то может послужить во вред ему на всю жизнь, если не дают ему никакого дела для упражнения сил и что сам он может делать, то вместо него делают другие или посредством искусственной помощи слишком облегчают его.

2. Детским упражнениям необходимо должно помогать благоразумное руководство – частию для того, чтобы пробудившиеся силы, следуя влечению поврежденной природы, не приняли превратного направления, частию для того, чтобы легче и безопаснее усовершать их. Впрочем, это руководство отнюдь не должно быть только умозрительным наставлением, но преимущественно должно совершаться самым делом, посредством примеров и благоразумного употребления представляющихся случаев, также посредством частого указания детям на их собственные или чужие поступки, заслуживающие одобрения или порицания.

§ 19. Образованию детей должно помогать б) посредством поддержания их веселости и приличных занятий

1. Светлый взор и веселость – неразлучные спутники благовоспитываемого детства, и только при них может быть успешно образование. Это цветы детства, которые, произрастая из детского сердца, приносят приятные плоды, каковы: спокойствие духа, доверие, откровенность, искреннее участие в счастии или несчастии других и т. п. Напротив, неприятное зрелище – видеть дитя невеселым и угрюмым. Часто причина такого расположения детей заключается в нездоровьи тела, в болезненности, получаемой от родителей, или в каком-нибудь органическом недостатке, иногда вообще в тупоумии дитяти. Но когда такое расположение усматривается в здоровых детях, то вина этого, по всей вероятности, падает на воспитание. Любовь и веселость в детях могут быть возбуждаемы только посредством любви или любвеобильного обхождения с ними воспитателей. А если на дитя всегда действуют только грубостию, бранью, угрозами и наказаниями, если с ним никогда или редко обращаются благосклонно и ласково, напротив, при каждом случае, дают ему испытывать нерасположение, презрение и несправедливое отвращение, то дух его естественно теряет веселое расположение и делается склонным к грусти, ненависти, мщению и дикой злости. А при таком расстройстве чего можно ожидать доброго и утешительного? При этом дети обыкновенно не радят о своем усовершении.

Этой детской веселости никак не должно смешивать с предосудительною веселостию, легкомыслием или рассеянностию.

2. Это веселое расположение духа очень много помогает детям в их занятиях, равно как и наоборот – постоянное упражнение имеет благодетельное влияние на эту веселость. Веселые дети всегда хотят что-нибудь делать, и дети, чем-нибудь занятые, всегда бывают веселы. Только упражнения детей должны быть сообразны с их возрастом, с настоящею степенью их образования, с крепостию сил физических и с другими обстоятельствами. Известно, как много помогает это средство раскрытию и образованию сил их; особенно же важно оно в отношении нравственном. Доколе ум детей имеет предметы для наблюдения и силы их постоянно заняты, дотоле они не так легко предаются предосудительным мыслям и желаниям. Но оставьте детей в праздности – и семена плевелов очень скоро возникнут в сердцах их. Нет ничего опаснее и вреднее для детского возраста, как леность и праздная недеятельность.

3. Поэтому в науке воспитания и игры имеют свое значение. Они не только помогают здоровью, крепости и ловкости телесной, но возбуждают и душевные способности, например, способность соображения и остроумие, особенно же поддерживают в детях веселость и питают потребность деятельности. Для этого воспитатель должен стараться доставлять детям игры не только безвредные, но и полезные для образования их духа и тела.

а) Что касается выбора игр, то не должно позволять детям никакой игры, которая была бы опасна для здоровья их тела или доброй нравственности. Напротив, надобно избирать такие игры, которые имели бы благодетельное влияние на силы детей, например, развивали бы телесные члены, изощряли смысл и проч.

б) Во время игры, хотя не должно оставлять детей вовсе без надзора, однако же не надобно и слишком стеснять их свободу; нужный надзор пусть не будет для них тягостен. Для этого воспитатель, во время детских забав должен избегать всякой брани и угроз в тоне и движениях и быть для детей только благоразумным советником, принимающим участие в их детской веселости.

В нравственном отношении опасны те игры, которые дают повод к спору, ссорам, оскорбительным насмешкам, к вражде или к короткому обращению с другим полом и т.п. Никогда не должно позволять детям прибыльных игр; кроме того, что при этом часто бывают обман, воровство, досада, гнев, они очень легко порождают пристрастие к игре. Надобно также внимательно наблюдать, с кем дети играют, особенно когда они собираются в местах, удаленных от взора воспитателя.

§ 20. Всегда главное при воспитании сыновей – сыновний страх к Богу

1. Эта истина не требует доказательств. При воспитании важнее всего то, чтобы в детях глубоко укоренялись и всегда поддерживались святая вера в Бога, навык постоянно ходить пред Ним, как всеведущим, и всегдашняя, искренняя забота о том, чтобы не оскорбить своими грехами Его – бесконечно благого и правосудного Отца, – кратко, сыновний страх к Богу. Он есть начало премудрости (Притч. 9:10). Лучше частица малая со страхом Господним, нежели сокровища велия без боязни (Притч. 15:16). Богат и славен и нищ: похвала их страх Господень (Сир. 10:25). Если сыновний страх к Богу есть в душе воспитанника, то в ней положено главное основание доброго воспитания. Страх Божий наполняет цветущего юношу уважением к своему телу, как жилищу Св. Духа, делает внимательным к учению Св. Писания и обогащает истинно полезными знаниями. Страх Божий возбуждает в сердце воспитанника возвышенные чувства, обуздывает порывы своеволия, приводит в порядок его желания и наклонности, делает его в счастии скромным, в несчастии твердым и великодушным и образует его в истинного гражданина отечества земного и небесного. Отселе всякий может видеть, как много ошибаются, когда, заботясь о воспитании детей в разных науках, мало думают о возбуждении и поддержании в детях сыновнего страха к Богу. Опыты везде и весьма часто доказывают, что все прочее остается без пользы, если в основание воспитания не полагаются искренняя христианская любовь и сыновний страх к Богу.

2. Для укоренения в детях страха Божия, прежде всего нужен истинно благочестивый пример родителей, воспитателей и вообще всех, имеющих влияние на детей. Сила примера очень велика во всяком отношении, но особенно велика она при воспитании духа благочестия. Если родители и все окружающие детей сами проникнуты сыновним страхом к Богу, всегда говорят о Боге с благоговением, с надеждою ожидают от Него всякого блага и получаемое приписывают Ему с искреннею благодарностию; если они, благоговейно взирая на Бога, все несчастия принимают со смиренной преданностию, а на грехи всегда смотрят, как на величайшее зло, – то такой пример, без сомнения, произведет на детей благодетельное влияние. Дети, каждый день видя пред собою примеры благочестия, мало-помалу и сами привыкают с благоговением мыслить и говорить о Боге, искренно любить Его, как благого Отца, ревностно исполнять Его заповеди и с сыновним страхом избегать всякого нарушения воли Божией. Впрочем, чтобы благотворно действовать на воспитанников, надобно иметь истинное благочестие, а не казаться только благочестивым: личину благочестия дети скоро замечают и в таком случае сами скоро привыкают подражать образцам своим.


Источник: О воспитании детей в духе христианского благочестия. - 4-е изд. - Санкт-Петербург : тип. Деп. уделов, 1877. - [2], VIII, VIII, 543 с. Авт. в кн. не указан; установлен по изд.: Межов В.И. Систематический каталог рус. книгам. Спб., 1869. № 2252.

Комментарии для сайта Cackle