святитель Феофан Затворник

Введение

О святом Тите

О святом Тите в первый раз поминается в Послании к Галатам (Гал.2, 3), что он был с апостолом Павлом в Иерусалиме, когда там происходил Апостольский Собор, для определения, как принимать в Церковь язычников. Что было с ним до того времени, о том святитель Димитрий (Ростовский) пишет по преданию, что он был критянин и принадлежал к царскому тамошнему роду; был любитель мудрости, ревнитель благочестия не по-язычески и девственник не по-язычески (Послание святого Игнатия (Богоносца) к Филадельфийцам). По особенному указанию свыше, стал он читать пророка Исайю и отверз себе дверь к познанию единого истинного Бога, к Которому и возгорел сердцем. В то время слышно стало в Крите о Господе Спасителе, – Боге, явльшемся во плоти в Иудее, учащем истинному спасению и предивные дела творящем. Для собрания точных сведений о происходящем в Иудее анфипат (проконсул) Критский, дядя святого Тита, со старейшинами послал туда святого Тита, как человека любомудрого и благоговейного. Достигнув Иерусалима, он видел Господа, беседовал с Ним и святыми Апостолами и видел дивные знамения. (Не был ли он в числе еллинов, желавших видеть Господа в день торжественного входа Его в Иерусалим (Ин. 12, 20 – 22)?) Потом был он свидетелем страданий Господа и крестной Его смерти; но удостоверился и о Его воскресении; дождался сошествия Святаго Духа и был в числе критян, слышавших, как Апостолы говорили, не учась, и по-критски (Деян.2, 11).– Все сие, возвратясь в Крит, возвестил он соотечественникам своим, посылавшим его.

Святой Тит был уже искренно верующим, но святого крещения еще не принял. Для этого он отправился опять туда, где действовали Апостолы, – в этот раз в Антиохию, где обратился к святому Павлу и был принят им пред отбытием в Иерусалим на Собор. Не крещен тотчас или по недостатку времени, или по причине смущения, там ходившего от ревнителей закона; а лучше потому, что промыслу Божию угодно было употребить его в орудие очевиднейшего удостоверения в ненужности обрезания, а следовательно, и всего закона, по Апостольскому образу действования. Святой Павел пишет, что, когда они были в Иерусалиме, святого Тита не нудили обрезываться «Странно было бы требовать обрезания от крещенного уже; почему надо полагать, что он не был еще крещен, хотя вполне веровал. И Апостол назвал его только еллином: «Еллин сый» (Гал. 2 3). Крещение ему преподано там же, после того, как Апостолы составили определение о принятии язычников в лоно Церкви без обрезания, – в подтверждение делом, что постановление их есть неотложный закон, которому с сего времени все должны следовать.

После сего святой Тит последовал за апостолом Павлом, может быть, по избранию и прочих Апостолов, и сотрудничествовал ему. Вероятно, он сопровождал святого Павла во второе его Апостольское путешествие, когда обращены галаты, и стал известен галатам с сего времени. Поминание об нем в Послании к ним было для них очень вразумительно.

Очень вероятно, что он сопровождал святого Павла во все это путешествие и после Филипп и Солуни был с ним и в Коринфе. О последнем можно с достоверностию заключить из того, что, в третье свое путешествие, святой Павел, при самом выбытии из Ефеса, посылал его в Коринф с важным поручением,– именно удостовериться, как принято там Первое его Послание, чего он не сделал бы, если бы святой Тит не был известен коринфянам. Послав его в Коринф – прямо, святой Павел сам направился туда же чрез Троаду и Македонию. Святому Титу наказано было поспешить обратно со сведениями и встретить Апостола в Троаде; но он не успел этого исполнить. Пождав его в Троаде и не дождав, святой Павел переправился в Македонию, и там уже они встретились. Принесенные им сведения утешили святого Павла, но были, однако ж, такого рода, что требовалось новое Послание. Оно было написано и отправлено со святым Титом, впереди святого Павла, которому надлежало посетить прочие Македонские Церкви. Встреча со святым Титом и писание Послания, вероятно, происходили в Филиппах.

Скоро после сего начались узы святого Павла, сначала в Кесарии Палестинской, а потом в Риме. Хотя ни в Деяниях, ни в Посланиях не упоминается, что с ним был святой Тит; но как на возвратном пути из первых уз римских мы видим его со святым Павлом в Крите, то естественно полагать, что он был при нем или в его распоряжениях и во все время уз.

В Крите святой Павел, как видно, останавливался мимоездом не надолго; но, видя, что многое между тамошними верующими требовало исправления, оставил при них святого Тита, да недоконченное исправит. Сам же направился далее в Малую Азию, для посещения тамошних Церквей – сначала Фригийских, потом Писидийских и Ликаонских, – намереваясь провесть зиму в Никополе, полагаем – Киликийском или Сирийском. Святой Павел видел, что здесь будет ему нужен святой Тит; почему, пиша Послание, наказывал ему, чтоб он пришел к нему в Никополь,– что, конечно, и было им исполнено.

Когда, перезимовав у Никополя, святой Павел направился чрез Ефес на Запад, в Македонию, Ахаию, Испанию, и потом оказался во вторых узах в Риме; на всем этом пути, вероятно, с ним был неразлучно святой Тит; ибо видим его при святом Павле в Риме,– и он, пиша Второе Послание к Тимофею из Рима, поминает, что святой Тит послан им в Далматию по потребностям тамошних Церквей.

Этим кончаются сведения о святом Тите из Писания. До конца жизнь его доводит предание, по которому он епископствовал в Крите (Евсевий Кесарийский. Церковная история. 3, 4) и, весь остров верою просветив, в старости глубокой, на 94-м году от рождения своего, преставился ко Господу. Память его августа 25-го дня.

Святой Златоуст говорит о нем: «из спутников Павла Тит был муж опытнейший. Ибо если бы он не был опытным, то Апостол не вверил бы ему целого острова, не повелел бы ему дополнить недостающее или, как говорит он, «да недоконченная исправиши» (Тит.1,5). И то, что Апостол пишет краткое Послание, служит также доказательством добродетели Тита, – что он не нуждался в длинных речах, а только в некотором напоминании». Блаженный Феодорит прибавляет: «Тита святой Павел в Послании к Коринфянам увенчал многими похвалами». А там он говорит: «общник мне, и к вам споспешник», деятель «тщаливейший», которому достаточно указать дело,– и он тотчас без особых понуждений исполнит его (2Кор.8, 23, 17).

О Критских христианах

Послание все обращено к святому Титу. Но как оно пишется по потребностям критских христиан, то при писании его, конечно, имелись в виду и они. Почему не излишне предложить и о них – что можно и что сколько-нибудь может способствовать к точнейшему пониманию Послания.

Как зашло христианство в Крит?

По предложенному уже сказанию о святом Тите, оно взыскано самими критянами и принесено к ним святым Титом, посланным для взыскания его. Святой Тит, искренно уверовав, и в критянах, конечно, засеменил такую же веру. Она могла подтверждена и умножена быть бывавшими в Иерусалиме иудеями – и уверовавшими там в Господа под действием Апостольского слова. Чтобы внесть к ним и крещение, допустим, что святой Тит,– или из Коринфа, во второе Апостольское путешествие святого Павла, или из Ефеса – в третье, или в то и другое,– был посылан в Крит, и по собственной ревности, и по желанию Апостола, и установил там крещение, распространив вместе с тем и святую веру по всему острову. Можно предположить его там действующим и во время уз святого Павла, в Кесарии, а отчасти и в Риме. Распространение веры там усилено действием Зины и Аполлоса, если слова о них святого Павла: «Зину и Аполлоса скоро предпосли» (Тит. 3, 13) поймем так, что святой Павел, заезжая в Крит, застал их там и там их оставил вместе с Титом, потом с дороги уже велел поскорее прислать их к себе. Из сего будет следовать, что они действовали благовестнически пред заездом туда святого Павла, и, конечно, не бесплодно.

Такими предположениями достаточно объясняется такое широкое распространение по острову христианства, что святой Павел, заехав туда и узнав об этом, нашел нужным поставить «по всем градом пресвитеры» (Тит. 1, 5). Христианство, выходит, там широкие пустило корни; но иерархии и прочего церковного устройства еще не было. Для восполнения сего недостающего и оставлен был в Крите святой Тит.

Это последнее обстоятельство, – что не было иерархии и, следовательно, голоса определяющего,– было причиною и того, что между христианами появились многие суесловцы, которые давали себе свободу судить и рядить о деле христианства, и с догматической, и с нравственной стороны, как кому вздумается, по тем началам, в каких кто утвердился до принятия христианства, не соображаясь и не покоряясь тому образу здравых словес, который повсюду составлял одинаковую норму христианского учения. Не видно, чтоб у них образовались какие-либо ереси, а только вошли в обычай суесловия, стязания и свары. Отрезвляющего и остепеняющего их голоса не было. Апостол и видел, что для них нужнейшее есть установить властных блюстителей и образа учения веры, и образа жизни по вере, – для чего и оставил у них святого Тита.

Время и место написания послания

О времени и месте написания Послания предположение высказано уже в общем введении. Здесь приведем только слова святого Златоуста, который говорит: «мне кажется, что Апостол писал это Послание во время между первым и вторым своим заключением (в узы)». И еще: «это послание, кажется мне, предшествует Посланию к Тимофею (Второму). Ибо то писал он при конце жизни, находясь в узах (последних), а это в такое время, когда был отпущен и свободен от уз».

Побуждение и цель написания послания

Святой Павел только что оставил святого Тита в Крите: зачем же писать? Что понудило его к тому? Может быть, оставляя его, не успел он все сказать, что нужно было.– Вспомнив о том на дороге, спешит восполнить недосказанное. Еще: святой Тит – сам критянин. Но как несть «пророк без чести, токмо в отечестве своем» (Мф. 13, 57), то и надлежало придать авторитет его словам и распоряжениям. Получив Послание, святой Тит мог смело всем говорить: вот посмотрите! Так повелевает Апостол языков, которому Сам Господь указал, как действовать среди вас во спасение ваше. К тому же святой Павел, как основоположитель Церкви, не мог не поиметь попечения и о будущем Церкви, которая без целесообразного действования пастырей стоять не может. Для того же, чтоб они так действовали, нужно руководство. Дух Божий и внушил ему воспользоваться предлежащим случаем и начертать правила для достодолжного действования пастырей.

Разделение

После обычного предисловия, состоящего из надписи с приветствием и начала Послания (Тит.1,1–5), следуют правила в руководство святому Титу и, в лице его, всем устроителям Церквей (Тит.1, 6 – 3, 11); в конце прилагается и небольшое послесловие (Тит. 3, 12–15).

Более подробное разделение идет в самом Толковании.

Комментарии для сайта Cackle