митрополит Филарет (Вознесенский)

Проповеди

Часть 6 Часть 7 Часть 8

7. Разные Темы

Необходимость веры

Много раз мы с вами слыхали, читая в Святом Евангелии, о том, как Господь наш Иисус Христос – Источник беспредельной и могучей силы, творивший чудеса проявлением и действием этой силы, связывал с верою тех, кто Его просил о помощи. Повторяю, не один раз, а много раз мы это видим в Евангелии. Просит сотник Спасителя об исцелении его отрока, просит с глубокой верой, с такой, что Спаситель, как сказано в Евангелии, удивился, и ему сказал, как всем: «иди, и, как ты веровал, так будет тебе» (Мф. 8:13). И отрок исцелел. Сказал Господь жене грешнице-хананеянке: «жено, велика вера твоя, пусть будет тебе, как ты просишь» (Мф.15:28). Также мы с вами вспоминали о том, как в одном городе Господь не вере удивился, а удивился неверию их, и добавлено там, что Он не мог совершить там никакого чуда. Так в Евангелии и сказано. Ведь не оскудела же сила Всемогущая у Того, Кто весь мир носит глаголом силы Своей! Тут дело в том, что Господь, как сказано, связывал действие Своей чудотворной силы с верою просивших.

А вот пришел человек, у которого зачатки веры были, но все-таки было мало веры и, когда он просил о чуде, Господь говорил: «если ты можешь хоть сколько-нибудь веровать, все возможно верующему» (Мк.9:23). Тогда он воскликнул: «верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк. 9:24). И чудо совершилось. Помните, и в сегодняшнем Евангелии мы слышали, как два слепца подошли к Спасителю, прося Его об исцелении, а Господь задает им вопрос: «веруете ли вы, что Я могу это совершить (Мф.9:28). Они ему на это твердо и определенно сказали: «Да, Господи» . Тогда Он сказал: «по вере вашей, пусть будет вам» (Мф.9:29)! И они получили исцеление. Приснопамятный молитвенник Русской земли о. Иоанн Кронштадтский в своем дневнике «Моя жизнь во Христе» задает вопрос читателю: «Вот ты просишь от Господа Спасителя о том, чтобы Он тебе помог, так знаешь ли, что внутреннее у тебя в это время спрашивает: веруешь ли ты от всего сердца, что Я могу это совершить? И если ты можешь сказать, что у тебя вера действительно такова, то будет тебе по вере твоей».

Припомните поразительный рассказ из жизни праведного отца Иоанна, как его пригласили несколько студентов, с целью поглумиться над великим молитвенником. Пригласили его к себе. Один из них претворился больным. Они сделали ему перевязку для того, чтобы он беседовал, как больной. И вот, несмотря на расстояние, он к ним вошел, не спросил их, никем не провожаемый прямо вошел в ту комнату, где лежал мнимобольной. Он хотел было перекреститься на икону, поискал ее глазами, не нашел и сказал: «Как же у вас тут молятся?» Потом подошел к больному и сказал: «Никто не видит тебя здесь, ну, лежи, может быть и встанешь!» Потом встал на колени у кровати и в своей пламенной дерзновенной молитве обратился к Богу, говоря: «Господи, пошли им по вере их!» Когда о. Иоанн ушел, студенты нашли, что их товарищ на самом деле болен. В ужасе от того, что произошло, они бросились искать о. Иоанна. Нашли его где-то. В покаянии обратились они к нему, признавшись в некрасивой шутке. Отец Иоанн сказал: «Благодарите Бога, что все это так и окончилось – Бог поругаем не бывает! Опасно с Богом шутить. Но пойдем, однако же, и помолимся, чтобы Господь, Который поразил вашего товарища этой болезнью, может и исцелить». Пошли, помолились. С верой молились студенты, о. Иоанн их благословил. Когда они вернулись домой, товарищ встретил их весел и здоров, такой как и был. И после этого, конечно, стали они людьми верующими и ничего подобного никогда себе не позволяли. Отец Иоанн при этом характерно сказал: «Господи, пошли им по вере их. Какова у них вера, то пусть они от Тебя и получат!»

Нам, маловерным, в наш многоскорбный, многомятежный век, как нужна твердая вера! Ведь вера для человека это крепкий жезл, крепкая опора в настоящей скорбной жизни. И ведь наша совесть постоянно говорит, что веры у нас не хватает, и что мы – маловеры. А если мы это признаем, то не должно быть место унынью, места отчаянью оттого, что мы понимаем, что вера слаба у нас, что веры у нас не хватает. Когда-то и сами апостолы сказали своему Учителю: «приложи нам веры» (Лк.17:5)! – прибавь нам веры.

Они почувствовали, что веры не хватает. Тем более нам с вами нужно не унывать, не отчаиваться, когда мы видим свое маловерие, а нужно просто смиренно просить у Господа, как тот отец больного отрока просил: «верую, Господи, помоги моему неверию!» И Господь тогда поможет и укрепит нас в вере. Аминь.

«Кто будет веровать и крестится, тот спасется».

Только что в порядке евангельских воскресных чтений за всенощными, мы с вами слышали очередное чтение по евангелисту Марку. Это первая часть последней главы его Евангелия. Во второй части ее есть слова, на которые я хочу обратить ваше внимание. Там говорит Господь апостолам: «Иже веру имет и крестится, спасен будет: а иже не имет веры, осужден будет» (Мк. 16:16).

Часто среди верующих людей появляются вопросы и недоумения: а что будет с людьми, которые не крестились и не стали христианами, но не потому что они отказались принять христианскую веру, а потому что просто с проповедью христианства не встречались никогда. Святитель Феофан Затворник, когда-то на один из подобных вопросов, ответил: «Помни, что есть тайны, которые не открыты нам». В этом месте Евангелия прямо указывается, что «кто веру имет и крестится» , т.е. твердо станет на христианский путь – спасется – «спасен будет» , а «иже не имет веры, осужден будет» . Это, конечно, говорится, кто встретился с проповедью христианской веры и, вместо того, чтобы принять ее и сделаться христианином, отвернулся от нее, а может быть даже сделался врагом ее, вот такому грозит осуждение, как прямо указал Господь.

Что касается тех, кто не подходит ни под одну, ни под другую, категорию, то епископ Феофан Затворник говорит: «Почему ты так беспокоишься об этих людях, которые умерли вот так, не определивши своего отношения к евангельской проповеди? Помни, что у нас есть Господь Спаситель, о Котором сказал апостол Павел, что Он «Спаситель всех человеков, наипаче же верных» (1Тим. 4:10), т.е. Тот, Кто пришел спасти весь человеческий род. Постольку поскольку судьбы всего человечества и судьба каждого человека решаются тем, что скажет о ней Спаситель мира, то беспокойство наше напрасно: Господь, во-первых, высочайше правосуден, а, во-вторых, бесконечно милосерд! Каждую человеческую душу Он ищет спасти, а не погубить; это и ко грешникам относится, – когда грешник идет путем греха, – Господь не перестает его вразумлять, посылая ему и встречи хорошие, полезные для души, чтобы могла его душа опомниться и принять истину веры.

Так или иначе, повторяю, Господь ищет того, чтобы спасти каждую человеческую душу. Для этого Он и пришел. Когда-то одному из Своих верных служителей, Господь сказал: «Я пришел спасти род человеческий и принес ему спасение, но если бы того, что Я сделал оказалось бы недостаточно для одного только человека, Я снова сошел бы на землю и снова совершил бы Свой кровавый страшный крестный Подвиг, лишь бы только спасти и эту душу, которая так дорога Мне».

Нужно помнить, что человек есть любимое творение Божие. Господь украсил его Своим образом и подобием, а когда человек оказался на путях греха, то Он Сам на землю пришел, чтобы искупить его и спасти. Поэтому мы можем быть спокойны в том отношении, что Господь наш неправосудного или жестокого, если хотите, приговора ни над какой душой никогда не произнесет. Только если человек упорно отказывается от истины Его, упорно грешит, не желает оставить грех, и до конца пребудет таким, то он сам виноват в погибели своей.

Это подобно тому, как человек будет умирать от жажды, пред ним поставят сосуд, он от него отвернется, а потом будет кричать, что он от жажды умирает – сам отвернулся! Так и тут, если только человек не убьет себя духовно до конца и останется хоть немножко способным воспринять свет истины, уж такая душа не погибнет. Как говорил один православный святитель: «В ад попадут исчадия ада!» – т.е. люди, которые своим образом жизни свою душу убили духовно и поэтому другого жребия для них нет.

Помните, как Господь говорил в беседе о Страшном Суде? Он обращается к праведникам и говорит: «наследуйте Царство, уготованное вам от сложения мира» (Мф. 25:34). А когда Он с грозным и скорбным словом обратится к грешникам, то скажет: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный уготованный (кому? вам? нет!) диаволу и ангелам его» (Мф. 25:41)! Не вам была уготована эта мука адская – нет! Для вас – Царствие Божие было открыто. Вы могли в него войти, как вот входят праведники, но вы сами сделали себя такими, что для вас нет иной участи, как быть с богопротивником и человекоубийцем – диаволом. Сами виноваты в своей погибели! Так вот, будем это помнить. Господь – правосуден, но и бесконечно милосерд, и если только какую-то душу, даже запутавшуюся в грехах, есть возможность спасти, помните, Он сумеет спасти, и может спасти и хочет спасти! Аминь.

Истина дороже всего

Мы знаем из истории культуры, что в далекой дохристианской древности в древней Греции были многие мудрые философы и ученые; был гениальный философ Платон, был его ученик, не менее гениальный – Аристотель. Так вот известно, что гениальный ученик гениального учителя в своей философии пошел своим собственным путем, и став уже самостоятельным мыслителем, сплошь и рядом возражал своему великому учителю. А когда его спросили: «Аристотель, почему же ты своему учителю возражаешь? Ты с ним не согласен?» Аристотель дал свой знаменитый ответ: «Платон мне дорог, но истина дороже».

Когда мы с вами слышим повествование о страданиях нашего Господа, – то слышим, как Христос Спаситель и в эти страшные для Него часы, думал не о Себе, а о душе человеческой, о том, как бы ее привлечь к познанию Истины. И когда Он был на суде у своего судьи – язычника Пилата, то и к нему обратился со словами Своего благовествования: «Я на то родился и на то пришел в мир, чтобы за свидетельствовать истину, и всякий, кто от истины, послушает гласа Моего» (Ин. 18:37). Известен равнодушный и скептический ответ Пилата: «что есть Истина?» (Ин. 18:38) – да, что есть Истина? Есть ли она, и где она? А может быть ее и вовсе нет!.. Как был полон неверия и равнодушия к истине язычник Пилат...

Когда мы с вами сейчас слушаем эти дивные службы, когда мы с вами готовимся облобызать Животворящий Крест, – помните, что на этом Кресте была пригвождена окровавленная Истина. Трагедия Пилата была в том, что, когда он задавал свой вопрос «что есть истина?» Истина стояла перед ним! Христос Спаситель говорил о Себе: «Я есмь путь и истина и жизнь» (Ин. 14:6). Перед Пилатом стоял воплощенный Ответ, но очерствевшее сердце язычника этого не почувствовало, он не уразумел в Истине ее истинности, и отдал Ее злобе фарисеев – на распятие. И вот, Истина, – окровавленная, пригвожденная ко Кресту. Вот, что сделали с Нею люди!..

И в то же самое время какая то сверхъестественная, непонятная никакому человеческому разуму, Сила, сотворила необычное чудо: Истина, пригвожденная ко Кресту обратила орудие мучительной и позорной казни – в Крест Животворящий, – Крест, который уже на Голгофе стал являть Свою спасительную силу: Обратите внимание, на Кресте, за грехи мира страждет Богочеловек – Спаситель, облитый Своей пречистой Кровью. Справа и слева пригвождены два злодея, оба, в переносно-моральном смысле, также покрытые кровью – но не своей, а чужой. И, несмотря на это, тот из них, который был пригвожден справа от Христа и на совести у которого было немало чужой крови, почувствовал сердцем царственное величие и достоинства Спасителя, и обратился к Нему, как к Богу, с молитвой: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во Царствии Твоем» (Лк. 23:42). Как чудесно просветлело его сердце и душа! Вот почему и мы, вспоминая разбойника благоразумного, которого Господь «в едином часе» сподобил райского блаженства, молимся, чтобы Он и наши души просветил тем Древом Крестным, которым Он просветил и спас для вечной жизни разбойника, распятого с Ним.

Пилат остался к Истине равнодушен. Проверяй же себя, христианин, преклоняясь перед распятием, лобызая его; отдавай себе отчет, равнодушен ли ты к Истине, или нет? Поклонение бывает разное. Воины, издевавшиеся над беззащитным Страдальцем, тоже поклонялись Ему, и говорили: «радуйся, Царю Иудейский!» (Ин. 19:3)... Помните этот пример! Поклоняться нужно так, чтобы Господь, в нас, поклоняющихся Ему и прославляющих Его, видел тех, кому действительно Истина дорога, а не безразлична, как Пилату и его воинам.

Эту истину узрел разбойник, и эта истина спасла его Древом Крестным. Да спасет же Господь Древом Крестным и нас грешных! Аминь.

Верность истине

Мне хочется сказать Вам несколько слов о том соблазне, который разливается всюду широкой рекой. Это соблазн так называемого экуменизма, когда предлагается людям объединиться всем, какое бы они вероисповедование сами не исповедовали. Объединиться всем вместе, для того чтобы создать как они говорят «истинную Христову Церковь». Я хочу коротко обратить Ваше внимание вот на что: Те, кто призывает нас участвовать в этом экуменизме, говорят: каждая церковь, каждое исповедание имеет свою долю христианской, Христовой истины и каждое исповедание и должно внести эту долю истины в эту общую духовную сокровищницу и тогда, значит, создастся единая церковь. То есть другими словами, каждому вероисповедованию предлагается признать, что в его вере – только часть истины, что не вся его вера истинна, а только часть какая-то, а остальное ложь и заблуждение, от которого нужно отказаться, входя в это искусственное объединение. Но нужно отдать себе отчет в том что от нас требуется, если нас призывают присоединиться к экуменизму. Мы должны сделать вот что: объявить, что у нас есть доля истины, как они говорили; значит – не вся наша вера истинна, не все ученье православное истинно, а только какая-то часть, а остальное есть заблуждение.

Кто из православных людей согласится признать, что в его святой православной вере что-то не так? Что только отчасти она справедлива и верна? Никогда этого не признает никакая твердая христианская православная совесть. Слишком гибкая теперь стала совесть у людей, когда они соглашаются на многое такое, чего не должна принимать христианская совесть. Кто из нас согласится признать, что в нашей вере что-либо неправильно? Что бы сказали тогда нам преп. Серафим Саровский и св. праведн. батюшка отец Иоанн Кронштадтский, которые жили по этой вере, которые ее прославляли, которые ей радовались. Да, что бы они сказали, если бы мы стали говорить, что в этой вере не все правильно? Они с негодованием отвергли бы и наши речи и нас самих.

Так будем помнить, что уже по этому невозможно для нас никакое вступление в этот экуменизм. Церковь наша православная знает, что она в истине стоит. Эту истину она всем предлагает, она всем ее открывает, она не таит ее у себя скрытой, неизвестной для других, а всех приглашает признать эту истину. Но отказаться от этой истины она никогда не может и не откажется, и сама она никогда свою истину за ложь не признает и не согласится с этим безумием.

Поэтому и нам с вами нет места там, где говорят об этом экуменизме, ибо внешне-привлекательная его сторона однако же прикрывает собою именно ту неправду, о которой я только что сказал вам сейчас. Помните же, возлюбленные: Церковь наша православная обладает всей полнотой истины, а вовсе не долей ее.

Православная Церковь содержит христианскую веру так, как нам передали св. апостолы.

Католики и те соглашаются с тем, что именно в православной вере все так, как было у святых апостолов. Они защищают только свои нововведения, а мы, их не признавая, бережно стараемся хранить то, что св. апостолы и св. отцы нам с вами передали, как драгоценнейшее наследие для нас. И никогда не должны мы с вами соглашаться на то, чтобы вступить в такое общество, в котором нам будут говорить: у вас доля истины есть, а все остальное – заблуждение.

Пусть они идут своим путем, если они не хотят признать, что мы обладаем всецелой, чистой истиной – это дело их, – а нам с вами с ними не по пути. Церковь православная несет свои святыни, свою веру, и так донесет ее до самого конца существования рода человеческого здесь на земле. А поэтому будем еще более Бога благодарить, и ценить, что мы с вами – чада Зарубежной Русской Православной Церкви, Церкви, которая поставила своей целью хранить нерушимой нашу св. веру, наше исконное, русское, православное благочестие, хранить в том виде, в каком хранили его наши благочестивые предки и донести это чистое благовестие до того дня, на который мы с вами надеемся, что настанет этот благословенный день, когда Господь помилует русскую землю и русский народ, и там воцарится благочестие так, как когда-то это было на Руси. А пока мы с вами живем в этой доле изгнания, пока мы принадлежим к этой Русской Зарубежной Церкви, будем, повторяю, еще раз, за это Господа благодарить и всячески стараться быть верными Ей.

Часто человек теперь от верности отпадает из-за земных соображений, из-за земных выгод, ища земного благополучия. Но ведь какой же православный христианин не помнит того, что бы человек ни искал, и к чему бы он ни стремился, но смерть положит всему конец, а дальше, за смертью – ответ пред Божией Правдой, и ответ, прежде всего, был ли ты верен Господу Спасителю, Основателю Церкви Божественному, и Св. Церкви Его и правде Его. И если эту верность мы сохраним, то благословен наш жребий в вечности, а если нет, то тогда горе нам и беда неизбытные.

Будем помнить и то как неустойчив человек в добре, а потому будем молить Господа, чтобы Он Своей Всемогущей силой сделал нас стойкими в хранении чистоты истины, стойкими в добре, чтобы нам не поддаваться ни на какие современные соблазны. Чем только не заполнена теперешняя жизнь! Всякой суетой, всякой грязью и бесстыдством! Сколько злобы, сколько фальши, сколько лжи и обмана!

Жизнь стала сейчас трудна, жизнь стала развращена и грязна, как никогда раньше, и христианину трудно прокладывать путь-дороженьку среди той суеты и грязи, которой наполнена теперь жизнь. А так как мы не устойчивы, так как мы легко поддаемся на соблазны, так как мы не тверды в добре, то и должны молить Господа, чтобы Господь укрепил нас на то, чтобы нам не только называться, но и быть настоящими православными христианами. Аминь.

Бог открыл Свою Троичность

Мы с вами знаем из евангельской истории, что Господь наш Иисус Христос родился в Вифлееме от Пречистой Девы Марии. Он до тридцати лет пребывал в безвестности. Когда Спасителю исполнилось тридцать лет со дня Его Рождества, Он пришел к Иоанну Крестителю на Иордан и там принял Крещение. И знаем мы из Евангелия, что когда Христос крестился, слышен был Голос Самого Бога Отца, Который свидетельствовал Своему Сыну, говоря: «сей есть Сын мой возлюбленный, о немже благоволих» (Мф. 3:17)! А Дух Святой от Отца нисходил на Сына, на Его человеческую природу, и таким образом Пресвятая Троица впервые явила Себя. Потому поется в тропаре Крещения Господня, что в этом событии «Троическое явилось поклонение».

Этот же глас Бога Отца через несколько лет раздался снова, только не над Иорданом, а над Фавором. На горе Фаворской во Славе, паче солнца сияет Преображающийся Христос, открывает Своим ученикам только малейшее участие в неприступной Славе Своей, какую могли вынести их слабые человеческие очи. Так они, радуясь этой Славе Возлюбленного Учителя, услышали вдруг глас из светлого облака: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение, того послушайте» (Мф. 17:5)! – добавил Голос им. Затрепетали ученики, упали на землю, ибо не может тварь без трепета слышать Глас своего Творца. И Господь их ободрил, сказав: «встаньте, не бойтесь» (Мф. 17:7)!

Наше внимание не может не обратиться на то, что здесь Господь Бог Отец изволил Своим Словом дать то дивное знание, прибавив еще призыв: «того послушайте» ! Этот Голос Бога Отца, в частности, относился к апостолу Петру, который никак не мог примириться с тем, что Учителю его предстоят страшные страдания. Петр пробовал даже Ему прекословить, но получил страшный ответ: «отойди от Меня, сатана, ты думаешь не о том, что Божье, а что человеческое» (Мк. 8:33)! И, конечно, тот смолк и больше не смел возражать. Но в душе таил: может быть, все-таки этого не будет. И вот, Бог Отец уже Сам призывает апостола Своего Сына, что дело в послушании: «того послушайте» !

Но этот призыв любви Бога Отца, Который послал Своего Сына, чтобы спасти нас грешных, он и ко всем нам относится. Когда-то Христос Спаситель, исцелив слепорожденного, после этого спросил Его: «веруешь ли ты в Сына Божьего?» (Ин. 9:35). Ответ слепца показал, что вера у него созрела, только не видит он Того, в Кого нужно веровать, ибо он ответил на вопрос вопросом: «а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?» (Ин. 9:36). Тогда Господь, прямо открывая Себя ему, говорит: «ты вид ишь Его и говорит Он с тобою» (Ин. 9:37). И сразу засиял Свет, Свет присносущный Славы в душе этого бывшего слепца. Он воскликнул: «верую, Господи! И поклонился Ему» (Ин. 9:38).

Вот так Церковь молится о том, чтобы и для нас грешных воссиял Свет Присносущный, как он воссиял для этого слепца. Ибо Спаситель, освободив его от телесной слепоты, просветил его духовный путь. В паремиях, которые читаются перед праздником Рождества Христова, находится обращение пророка к своему народу Израилеву: «Блаженны мы, Израилевы, ибо яко угодное Богу нам разумно суть», т.е. блаженны мы, Израилевы, ибо мы знаем то, что угодно Богу, воля Божия открыта нам.

Коль мы паче христиане должны осознать это, что угодное Богу – нам разумно суть. Единородный Сын Своего Отца открыл нам все, что нужно нашему спасению. Того богатства знаний духовных, того богатства глубины веры, которыми обладаем мы, христиане, не знали ветхозаветные люди и, однако же, они веровали и спасались верою в грядущего Мессию. А мы с вами должны помнить, что имеем действительно. Мы христиане признаем, что Голос Бога Отца: «того послушайте» , прежде всего относится к нам. Мы должны заботиться о том, чтобы Голос нашего Спасителя был для нас источником истины, из которого должно исходить все, что нам с вами нужно хранить и соблюдать.

Псалмопевец когда-то говорил: «Веровах, темже возглаголю» (Пс. 115:1), т.е. я веровал, потому и говорю. Или по смыслу еще: я веровал и поэтому говорил; говорил так, как веровал. По вере, приняв веру, я после этого говорил, как верующий. Так же и каждый из нас, сталкиваясь с суетою житейскою, теми или иными ответственностями, должны помнить это слово псалмопевца: «Вер ую, темже возглаголах» , т.е. прежде всего встань на камень веры и с этого камня веры уже отверзется все, что перед нами.

Перед тобой будет забота какого-то долга устроения жизни. Прежде чем рассчитывать выгодно это или не выгодно от него, взвесь его на весах правды Божией – угодно ли это будет Богу. И если нет, то откажись, какие бы блестящие перспективы тебе это не сулило. А если это не противно Богу и закону, тогда дело другое, тогда уже могут войти в силу и чисто человеческие соображения о том, как дело лучше устроить. Но прежде всего, все освети в деле верою в Сына Божия, о Котором нужно припомнить призыв Его Отца: «того послушайте» ! Если Ему угодно, если то или иное, что предложено нам, согласно с законом Его правды евангельской, пусть будет благословенно это доброе начинание, эта перемена. Если нет, то ни в коем случае, как бы оно ни казалось нужным, – «веровах, темже возглаголах» .

Свет Христов озаряет нас, во свете веры мы должны все видеть и оценивать, и только тогда, когда мы это будем делать, тогда, действительно, Господь наш признает нас верующими Своими, которым были сказаны эти святые слова и которые во всей жизни стараются твердо и постоянно исполнять их. Аминь.

Непостижимость тайны Пресвятой Троицы

Во всем содержании нашей святой спасающей веры, самым главным центральным пунктом ее является наша вера во Единого Бога, в Троице прославляемого Отца и Сына и Святого Духа. Это – главный догмат, главный пункт христианского ученья и, вместе с тем, самый непостижимый, самый недоступный для нашего бренного ограниченного рассудка. Помните, возлюбленные, бытие Бога Единого в Троице, это есть великая и страшная тайна, которую не дано знать человеку, и он никогда ее не постигнет. «Никто не обымет необъятного», ибо вместить невозможно в наш ограниченный маленький ум эту бесконечно Великую Тайну. Блаженный Августин, один из величайших умов христианства, хотел людям объяснить, что такое Бог. Он удалился в уединение на берег моря и часто бродил по берегу, обдумывая свою задачу и, все больше и больше убеждаясь в том, что она ему не по силам. И вот, однажды, особенно удрученный сознанием этого, он вдруг видит на берегу, что мальчик вырыл ямку и наливает туда морскую воду. Он спросил: «Что ты хочешь делать?» Тот отвечает: «Хочу море в ямку перелить». «Наивен ты, отрок, – говорит ему Августин, – если хочешь громадное море в эту ямку перелить!» – «А ты не наивен, человек, – ответил отрок, когда хочешь своим жалким маленьким умом постигнуть тайну Божества?!» И скрылся. Августин прекратил свою работу, вернулся к себе и всем, кто его спрашивал, говорил: «Лучший ответ, который я могу дать вам, это то, что со мной случилось на берегу моря».

Конечно, святые отцы, смиренно склоняясь перед величием и непостижимостью абсолютной тайны, однако же любили употреблять некоторые примеры для того, чтобы, не объясняя этой тайны, как-то приблизить ее к нашему рассудку. Они любили говорить, например, «вот солнце перед нами: одно дело – старое светило солнце, другое дело – тот свет, который рождается от него и иное дело – та теплота, которая исходит от него. И, однако же, солнце едино: как свет и теплота не могут быть без него, так и оно без света и теплоты уже не будет солнцем». Или, как говорили святые отцы, человек создан по образу Божию; человека подобие в нашей душе каким образом? Таким, что наша душа, будучи едина, в то же самое время тройственна по жизни и проявлению этой жизни. При чтении книги, главным образом, работает ум человека. Если так или иначе, чувства реагируют на прочитанное, это является силой чувства сердца человека. А когда человек что-нибудь делает, уже своей волею, проявляет интерес, тогда действуют вместе сила души и воля. И однако же считается, что переживает ли, делает ли что-либо – все это один он, а не три их. Так, у человека душа едина и тройственна в проявлениях жизни своей. Вот этим примером указывают святые отцы, но не чтобы этим объяснить глубокую непонятную тайну Троицы, а чтоб немножко пояснить ее.

Вот пример из жизни великомученицы Варвары. Отец ее уехал, приказав в одном помещении сделать два окна, а она попросила, чтобы сделали три. Приказала дочь хозяина – сделали три. Отец возвращается, спрашивает: «Почему сделали три, когда я сказал два?» Тогда дочь отвечает: «Я сказала, чтобы сделали три, потому что есть три окна, через которые единый Свет Единого Божества изливается в мир, просвещая его». Это привело в ярость ее отца, последовали гонения и ее мученическая кончина.

Будем помнить – непостижима тайна Божия, но в то же самое время, когда она хоть немножко приоткрывается, то можно сказать словами святителя Григория Богослова, который говорит, что как его душа тоскует об этой непостижимой тайне и, когда она только чуть-чуть, каким-то блистанием молнии, мелькнет перед его разумом – «в восторг меня приводит эта бесконечная красота!» Помни, что сказал святитель: «если есть у нас понятия о добре, о красоте, то это все в бесконечном и совершеннейшем виде в Господе Боге нашем! Наш Господь есть бесконечное добро и совершенная чудная красота и правда вопреки той лжи, которая в противном состоянии. Будем это помнить и благодарить Господа за то, что мы с вами принадлежим к Православной Церкви, которая право учит о Боге и право учит о Тайне Троицы, призывая нас веровать в Отца и Сына и Святого Духа – Троице Единосущной и Нераздельной. Аминь.

О троекратном гласе Бога Отца

Мы знаем, что во Святом Евангелии мы имеем свидетельство о том, что сделал Единородный Сын Божий, когда Он воплотился от Девы Марии и жил с людьми, как человек. Все Евангелие исполнено повествованием о Его чудесах и о Его Божественном учении. Но три раза в Евангелии указано, как люди слышали Голос Самого Бога Отца.

Первый раз над водами Иорданскими, когда Бог Отец с неба возгласил: «сей есть Сын мой возлюбленный, о нем же благоволих» (Мф. 3:17) – Это Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение.

Второй раз возгласил с неба Бог Отец, когда Сын Его готовился уже принять страшную крестную казнь за спасение рода человеческого. Господь Иисус Христос, окруженный народом, зная, что приблизился страшный час, как человек, воскликнул: «Душа Моя возмутилась и что скажу ? Отче, спаси Меня от часа сего!» Но сейчас же тут же добавил Он: «Но на сей час Я и пришел, Отче , прослави имя Твое» (Ин. 12:27, 28). И вот тут пришел глас с неба: «и прославих, и паки прославлю» – и прославил и еще прославлю.

Третье свидетельство Бога Отца мы слышали с вами сегодня в Евангелии, как Бог Отец на горе Фаворской из облака возгласил то, что Он возгласил когда-то на Иордани, но с добавлением: «сей есть Сын мой возлюбленный, о нем же благоволих: того послушайте» (Мф. 17:5). Святой Иоанн Златоуст, со свойственной ему глубиной в понимании Священного Писания, указывает, что, в частности, это повеление Бога Отца: «того послушайте» добавлено к Его первому возгласу и относилось к апостолу Петру.

Незадолго до этого, когда Господь стал открывать апостолам, что Его ждет, апостол Петр, руководясь чисто человеческой любовью к Нему, стал с ним спорить, говоря: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобой!» (Мф. 16:22). Но получил он страшный ответ, когда Господь ему ответил: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что ты думаешь не о том, что Божие, а о том, что человеческое» (Мф. 16:23). Конечно, апостол Петр, после этого ответа, забыл о всяких прекословиях, но в душе его, говорит Иоанн Златоуст, все-таки жила мечта, надежда: «А может быть, этого не будет. Может быть Возлюбленный Учитель не будет пить эту страшную чашу». И вот к нему и относился этот возглас, голос Бога Отца. Сын Его верен Ему до конца, как Сам Отец говорит: «того послушайте» ! Т.е. как говорит Златоуст: «Оставьте всякое прекословие и подчинитесь безусловно воле Спасителя!»

Но, возлюбленные, этот призыв Бога Отца к нашему времени относится больше, чем когда бы то ни было. «Того послушайте» ! – говорит Бог Отец, а посмотрите, слушает ли Его современное человечество? Обезумели, отвернулись от Христа и Его Евангелия. Говорят все красивые слова, а на деле ничего христианского в жизни не остается, только грязь, разврат, ложь, обман и зло. А говорится много! Но только о том, чтобы слушать Сына Божия, как Проповедника жизни вечной, люди и не думают.

Но помните, возлюбленные, там, где нет благочестия – там нечестие. Мир, повторяю, отвернулся от Евангелия Христа. Где нет Христа Спасителя, где к Нему не обращаются, где от Него просто отвернулись равнодушно, там Его нет, а следственно, Его враг там. Он занял место в человечестве там, где человек от Бога отвернулся. Об этом помни, душа христианская, потому что сейчас время отступления от дела спасения. Наш быт житейский как-то заслонил от нас эти важнейшие положения, а нужно об этом всегда помнить, ибо переживаем поистине страшное время. Аминь.

Евангелие

Св. Евангелие – книга жизни. К сожалению, у многих оно лежит на полке и покрывает ее пылью, а у некоторых его совсем и дома нет. Для христианина Св. Евангелие должно быть настольною книгой. Вы знаете, что какой нибудь специалист-ученый или профессор по своему предмету сразу виден во многих случаях. Берет он какую-нибудь книжку по своей специальности, начинает ее перелистывать – и вы видите, что он как у себя дома, моментально разбирается и находит то, что ему нужно и все это ему знакомо. Вот таким же должен быть христианин по отношению к Св. Евангелию. Должно быть так, чтобы, когда он брал в руки книгу жизни – Св. Евангелие, было бы видно, что эта книга ему и дорога и знакома. Сам Господь Иисус Христос в последние дни Своей земной жизни предупредил, что судить человека на страшном суде будет слово, которое Он говорил. А это слово содержится во Св. Евангелии. И если на последнем суде, где Господь взыщет с человека, что он сделал хорошего и плохого в земной жизни, если там окажется, что он Евангелия не знал, не читал не раскрывал, то с ним будет короткий разговор, т.е. суд над ним будет очень скор. Будем это помнить, братие. Какая прекрасная книга – Св. Евангелие! Кто умеет Св. Евангелие читать, тот его читает и начитаться не может. Св. прав. о. Иоанн Кронштадтский, свят. Феофан Затворник и им подобные наизусть знали Св. Евангелие, однако же читали его постоянно. Свят. Феофан Затворник говорит, что Евангелие Христа Спасителя – бездна. Чем больше его читаешь, тем больше остается недочитанного. Эта святая книга жизни всем нам предлагается. Не будем же ленивы и постыдно равнодушны, но с Божией помощью, начнем читать Св. Евангелие ежедневно.

Текст Св. Евангелия

В нашем Святом Евангелии, славянский его текст, точнее, чем русский и часто передает мысль того или иного евангелиста отчетливее, чем передает русский текст. Но даже и в славянском тексте иногда бывает так, что в тексте есть неясность, которую можно понять и так и иначе. Вот этого нет в греческом языке, на котором написано Евангелие. Он разнообразнее, богаче и точнее, чем наш славянский язык.

Вот, хотя бы в том Евангелии, которое только что читали. Христос, сказано, явился прежде Марии Магдалине, «из нееже изгна семь бесов» (Мк. 16:9). Можно, конечно, подумать что Он явился прежде всего Марии Магдалине и, явившись, из нее изгнал семь бесов. А вот греческий текст не дает возможности такой смысл придать, потому что в греческом тексте стоит «явился Марии Магдалине» – в прошедшем времени, а «изгна семь бесов» стоит в так называемом давнопрошедшем времени, которого нет у нас на славянском. Значит, раз давнопрошедшее, значить это действие было раньше. Следственно, бесы были изгнаны из нее не тогда, когда Господь явился к ней, как можно подумать, по нашему, славянскому тексту, а бесы были изгнаны раньше – она была одержима бесами и когда Божественный Учитель изгнал из нее этих нежелательных насельников, то тогда она возлюбила Господа, Исцелителя Божественного своего, всем сердцем, всей душою, всей крепостью и помышлением и сделалась вернейшей Его последовательницей.

Другое место в этом же Евангелии. Господь говорит о том, что будет с теми, кто будет глубоко в Него веровать: «именем Моим бесы ижденут: языки возглаголят новы: змия возьмут: аще и что смертно испиют, не вредит им» (Мк. 16:17, 18) – это все понятно, но дальше: «на недужные руки возложат, и здравы будут» . Кто: недужные поправятся или они, возложат руки и останутся здоровыми? Можно и так и так понять, а оттенок греческого языка как раз и указывает, что «здравы будут» можно только отнести к тем, на кого они руки возлагают. Это характерно, повторяю, для нашего славянского языка и для греческого.

Греческий язык гораздо богаче славянского оттенками. Вот, например, вы знаете хорошо повествование о том, как Господь в одно из воскресений явился апостолам и про их чудесный улов рыбы. Потом, когда они уже сидели за трапезой, Господь спрашивает апостола Петра: «Симоне Ионин, любишь ли ты мя, паче сих?» (Ин. 21:15) Господь тактично, мягко, деликатно, но напоминает ему о том, что совсем недавно, на Тайной Вечере, когда Господь предупредил их о тех искушениях, о той скорби, которые их постигнут, он же говорил, что «если и все соблазнятся, я никогда не соблазнюсь» (Мф. 26:33)! Вот тут Господь ему и напоминает. Без упрека, мягко, тактично, с любовью, деликатно, но напоминает ! Апостол, как вы знаете из Евангелия, ответил: «ей, Господи, ты веси, яко люблю тя» ! «Любишь ты Меня? – люблю Тебя»! А в греческом тексте здесь разные слова. Господь спрашивает: любишь ли такой всецелой, глубокой любовью, которой апостол клялся на Тайной вечере. Ясно, что апостол понял, почему его Господь спрашивает, смирился и уже без всякой прежней самоуверенности, смиренно отвечает: «Ты знаешь, как я люблю Тебя» ! Но любовь разная бывает! И вот, когда Господь спросил об одной любви, то апостол отвечает ответом о другой, чем и указывает, что он понял хорошо мысль своего Божественного Учителя. Конечно, когда Господь спросил его второй раз и третий раз, это понятно, что как апостол трижды отрекся с клятвой, так и Господь трижды восстанавливает его в его апостольском достоинстве. Господь ему, отрекшемуся от Своего Учителя, снова говорит: «паси агнцы моя... паси овцы моя!» И еще опять: «паси овцы моя» (Ин. 21:15–17)! Но в третий раз, как мы с вами знаем, апостол, со скорбью, а может быть со слезами, воскликнул: «Господи, Ты вся веси, Ты веси, яко люблю Тя» ! Конечно, потому со скорбью, что троекратный вопрос ему болезненно напомнил, конечно, о троекратном отречении.

Мы с вами знаем из жизни апостола Петра, что Господь не только восстановил его в апостольском достоинстве, но и по-прежнему он возглавлял апостольский лик. Знаем мы, когда апостолы пошли на проповедь и разливали вокруг себя, действительно, море чудес, то в особенности этим отличался апостол Петр, так что его тень исцеляла больных! Больных приносили, а апостола ни о чем не просили, а только старались положить своих больных так, чтобы тень апостола Петра на них упала, и они исцелялись, подобно тому, как другого первоверховного апостола Павла платки, опоясывание, одежда его исцеляли больных.

Вот эти евангельские примеры должны нам напомнить, как важно в душе иметь смирение. Горек был тот урок, который апостол Петр получил, чтобы исцелиться от своей самоуверенности, которая была у него раньше и от которой этот страшный урок его исцелил. Но, дорого он ему стоил, потому что, по преданию, у апостола Петра глаза были всю жизнь красные, воспаленные. У обоих первоверховных апостолов были воспалены глаза, только по различным причинам. У апостола Петра, потому что каждую ночь в течение всей своей долгой последующей жизни, когда он слышал пенье петуха, он падал на землю и горькими слезами плакал, оплакивая свой грех. Господь его простил, Господь его восстановил, но он сам себе никогда не прощал. У апостола Павла также глаза болели, но болели по другой причине, потому что, когда он гнал и преследовал христиан, и шел в Дамаск, чтобы этими делами заняться, то Господь в неприступной, ярче солнца, славе на небе явился ему. Слава была такая, что апостол ослеп от этого невыносимо яркого света. И потом, когда зрение восстановилось, глазами он болел всю жизнь, как бы в напоминанье о том, что было и как он был гонителем. Эти примеры из Святого Евангелия очень назидательны и полезны и хорошо, если бы никогда мы о них не забывали. Аминь.

Христос – Победитель мира

Святое Евангелие сохранило нам слова Спасителя, которые Господь сказал Своим апостолам на Тайной вечере, прощаясь с ними, перед тем как идти на Свои тяжкие страдания. Перед Ним был весь этот ужас, вся неизмеримая бездна страданий, которую мы и постигнуть и представить себе не можем, а Он им говорит: «в мире скорбны будете: но дерзайте , потому что Я победил мир» (Ин. 16:33). И недаром о. Иоанн Кронштадтский, как он писал в своем дневнике, любил взирать на изображение, на икону Жизнодавца Христа с победным знамением в Руке, после Воскресения! «Какой Славный Победитель! – говорил о. Иоанн – какого злобного и страшного врага победил!» И апостол любви говорил: «сия есть победа, победившая мир, вера наша» (1Ин. 5:4)!

И вот эту победу своей веры православной, Православная Церковь торжествует в первый воскресный день Великого поста, который так и именуется: «Торжество Православия». Церковь, как бы оглядываясь назад на пройденный ею путь, видит, как тягостен и скорбен был этот путь. Преследуемая сначала Христовыми врагами – иудеями, потом преследуемая языческим правительством Рима, потом боровшаяся со всякими ересями, Церковь страдальческим путем шла, но побеждала и победила!

Быть может, не так тяжко было для Церкви, когда она испытывала кровавые гонения, ибо в них укрепляется верный путь, а опаснее было, когда ереси появились, когда они подрывали истину православия. Появился еретик Арий и утверждал, что Сын Божий не равен был Отцу, не рожден от Него, как равный Ему по природе, а только Им сотворен. И понадобился Вселенский Собор, чтобы еретика осудить, а ересь отвергнуть. За ним другие ереси, причем, первые ереси исключительно почти касались Самой Святейшей Личности нашего Спасителя, Господа Иисуса Христа, а потом уже касались других догматов.

А вот в наше время, главным образом, подвергается всякого рода искажениям, подделкам и даже, фактически, отрицается один из основных догматов Церкви – догмат о Церкви.

Вы сами знаете, что мы в Символе Веры говорим: «Верую во Едину Святую, Соборную и Апостольскую Церковь». Блажен человек, кто в этой Церкви, ибо Господь дал обетование: «создам Церковь Свою , и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18). Значит, если ты в Церкви, то и тебе принадлежит это радостное и утешительное обетование, а если ты вне Церкви, то берегись! Когда-то преп. Серафим Саровский одному старообрядцу сказал, когда тот пришел к нему и стал предлагать ему свои мысли, свои мнения: «Оставь свои бредни! Церковный корабль имеет Главу Христа Спасителя и Кормчего Духа Святого, и он плывет по волнам житейского моря, так нас обуревающего. И какие приходится ему бури переживать. И ты ли, на твоей лодчонке собственных мнений, думаешь переплыть житейское море? Оставь свои бредни!»

И вот, христианин, если он хочет праздновать Торжество Православия, как свое именно, как православный христианин, пусть свою православность проверяет. Вера наша православная свята, высока и безупречна, ибо ее принес с неба Сам Воплотившийся Сын Божий, и Церковь ее хранит. А верен ли ей каждый отдельный человек, это уже дело его совести. В зависимости от верности и неверности он должен праздновать, как должно, праздник Торжества Православия. Ведь часто человек считает себя церковным, верным сыном Церкви, а в то же самое время в мыслях у него полная неразбериха.

Как-то я приводил здесь пример: был в Москве один богатый купец, которого и другие считали, да и сам он себя считал, чуть ли не столпом православия, – такой уж православный! Такой уж церковный человек! Он держал в известной Иверской часовне большую неугасимую лампаду на свои средства и когда его хвалили за это, то он говорил: «Да, конечно, может, все-таки там,что-то есть!» Так, между прочим! Вот вам и твердо верующий православный христианин, который и в уме не держит, что есть загробная жизнь. А если ее нет, то Евангелие окажется ложным и заблуждением... И много таких пунктов нашего учения, которые люди оспаривают и даже те, которые сильны верой, а тем более те, которые против соблюдения постов.

Из древности мы знаем священный пример мучеников Маккавеев, которые отказались есть пищу, запрещенную церковным тогдашним законом и за это пострадали и стали святыми мучениками. А как теперешние православные христиане к этому относятся? Церковь православная точно указывает нам в определенные постные дни не вкушать такой-то и такой пищи, так нет! Не только вкушают, а еще заявляют, что это все предрассудки, с которыми нечего считаться, и однако считают себя православными. Православность свою человек проверяет тем, что если в чем-либо увидит то явление, которое с Церковью не сходится, то берегись и оставь. Если ты будешь за него держаться и цепляться, то Церковь тебя своим не признает, а отсюда уже недалеко до той грозной анафемы, которая завтра будет возглашаться, в которой никто никого не проклинает, но в которой Церковь говорит: такие-то больше не наши, они не в нашей церковной ограде.

Так вот, еще раз повторяю: православность свою проверяй, православный, – русская православная душа! И если только, действительно, ты веруешь так, как учит обо всем наша Церковь, то тогда Торжество Православия будет твоим торжеством и будет великим для тебя праздником. Аминь.

Значение чудес Господа Иисуса Христа

Среди многочисленных чудес Спасителя, о которых мы читаем в Евангелии, есть чудеса, которые имели для святых апостолов особо воспитательное значение. Нелегко было то дело, к которому готовил их Божественный Учитель, сказавши им: «как послал Меня Отец, так и Я посылаю вас» (Ин. 20:21). К этому ответственному служению Господь, как идеальный, премудрый Учитель, и готовил Своих апостолов и учеников. Это чудо как раз явно к этому и направлено, – например, чудесный улов рыбы.

Совершенно одинаковое чудо было совершено и в начале Его служения и в конце, после Воскресения Его – чудесный улов рыбы. Это чудо, в котором видно, что все человеческие усилия, без Божественной помощи, сами по себе, ровно ничего не стоят. И в первом чудесном случае, и во втором, апостолы трудились всю ночь и не поймали ничего, а когда получили благословение Своего Учителя, то оба раза улов был чудесной небывалой величины. Этим Господь и учил их тому, чтобы они на свои силы, на себя самих, никогда и ни в чем не полагались!

Эту истину от святых апостолов усвоили все великие служители Церкви – святители, преподобные. Отец Иоанн Кронштадтский сколько раз в своем дневнике говорил: «Только на Бога, больше ни на кого опереться нельзя: там, где у нас немощь и нищета, Бог все может! И поэтому только в Боге, в Божьей помощи, и можно что-то совершить». И в этом случае, в чудесном улове рыб, Господь и показал, как много значит Его Божественное благословение.

Сегодня мы слышали чудо – насыщение пяти тысяч человек пятью хлебами. Несколько позднее Господь совершил совершенно такое же чудо, так же насытил народ в пустыне, когда семью хлебами насытил четыре тысячи человек. Одно и то же чудо, только с маленькою разницей в цифрах, совершается дважды. Здесь Господь, совершая это чудо, давал апостолам понять, что несмотря на то, что сами по себе их усилия, то, что в них есть -ничего не означают. Однако же, если в них есть что-то немногое, то с Его помощью оно превратится в многое.

Когда апостолы Ему сказали, что им нечем насытить эту огромную толпу, эти тысячи людей, то Господь Иисус Христос, Который в начале веков все создал из ничего, Он и тут Своей всемогущею силою мог бы сейчас же сотворить из ничего столько пищи, сколько нужно было для этого народа. Но Он этого не делает. Он повелевает апостолам принести эти хлебы, благословляет их, дает апостолам после преломления и, когда они раздают его народу, чудесным образом оказывается, что хлебы умножились так, чтобы хватило всем. И в первом и во втором чуде еще осталось больше, чем было хлеба до начала чуда. Вот так Господь и показывает человеку: делай то, что ты сможешь, что у тебя есть – то дай, а Сам Он прибавит то, что Он Один может прибавить от Себя.

Говорится в Священном Писании: «Сыне, сотвори твою силу, а Я приложу тебе Мою». Иными словами, Господь благоволит устраивать так, что точка приложения Его Божественной силы есть усилие самого человека. Сам человек своими усилиями ничего не достиг, но Господь к его усилиям прилагает Свою благодать и Свою Божественную всемогущую силу и человек, оказывается, может многое сделать.

Не так давно мы вспоминали здесь слово апостола Павла, который не остановился перед тем, чтобы сказать: «Вся могу» ! – я все могу, но тут же добавил – «о укрепляющим мя [Иисусе] Христе» (Флп. 4:13). Т.е. я все могу, когда меня укрепляет Господь Иисус Христос. Так христианин всякий в своих жизненных трудах, в своем доброделании должен помнить, что Господь ждет от него труда и работы, а Сам к этому приложит Свое благословение и Свою всемогущую силу. А если не станет человек сам трудиться, то и Господь не поможет ему.

Господь дело спасения человека совершил, как говорят святые отцы – без Божией благодати человек не спасет свою душу. Он не способен без Божьей благодати ни на какое истинное доброе дело. Но, если он трудиться над своей душой не будет, то и Господь тогда не станет ему посылать Свою благодатную помощь и человек останется ни с чем. Вот это нам нужно всегда помнить. Святые отцы говорят, что спасение человеческой души соделывается двумя усилиями, двумя силами: силой человеческой и силой Божественной. Господь ждет, чтобы мы применили нашу силу, пусть будет она хоть самая слабая. Если это мы сделаем, по своим возможностям, то Его помощь не замедлит, лишь бы сам человек не надеялся бы на себя, а ждал от Него помощь. «На себя не надейся, – говорил о. Иоанн Кронштадтский, – и ничего доброго от себя не ожидай, а с Богом сможешь все, ибо Он щедр и милостив, долготерпелив и многомилостив». Аминь.

Памятка Православного Христианина

1. Помни: ты – сын (дочь) Православной Церкви. Это не пустые слова. Помни к чему это тебя обязывает.

2. Жизнь земная скоротечна. Не заметишь, как она промелькнет. Но ею определится вечная участь твоей души. Не забывай этого ни на минуту.

3. Старайся жить благочестиво. Молись Богу в храме, молись Богу дома благоговейно, с верой, с преданностью воле Господней. Исполняй святые и спасительные правила Церкви, Ее уставы и заповеди. Вне Церкви, вне послушания Ей – спасения нет.

4. Дар слова – великий Божий дар. Он облагораживает человека, он неизмеримо подымает его над всеми другими земными творениями. Но как злоупотребляет им теперь развратившееся человечество. Береги этот дар и умей пользоваться словом по-христиански. Не осуждай, не празднословь. Как огня бойся сквернословия и соблазнительных речей. Не забывай слов Господа Спасителя: «от слов своих оправдаешься, и от слов своих осудишься» (Мф. 12:37). Лжи не допускай. Священное Писание грозно предупреждает: «Погубит Господь всех, глаголющих ложь» (Пс. 5:7).

5. Люби ближнего своего, как самого себя по заповеди Господней (Мф. 22:39). Без любви нет христианства. Помни: христианская любовь самоотверженна, а не эгоистична. Не пропускай случая сделать дело любви и милости.

6. Будь скромен, чист и целомудрен в делах, словах и мыслях. Не подражай развращенным. Не бери с них примера, уклоняйся от близости с ними. Без нужды не имей дело с неверующим – неверие заразительно. Соблюдай скромность и приличие всегда и везде, не заражайся бесстыдными обычаями наших дней.

7. Тщеславия и гордости бойся и избегай. Гордость свергла с небес высшего и могущественнейшего из ангелов. Ты помни: «земля еси и в землю отыдешь» (Быт. 3:19)... Глубоко смири себя.

8. Основная задача жизни – спасти душу для вечности. Это да будет главной задачей и заботой твоей жизни. Горе погубившим свою душу нерадением и беспечностью.

Господь да благословит тебя и поможет тебе.

Беседа о спасении

Когда Господь Иисус Христос говорил о цели Своего пришествия на землю, то Он больше всего подчеркивал то, что пришел творить не Свою волю, а волю пославшего Его Отца. Так мы прямо и читаем в Евангелии – в том месте, где Господь сказал: «снидох с небесе, не да творю волю мою, но волю пославшаго мя Отца» (Ин. 6:38). А об этой воле пославшего Его Отца Он в другом месте говорит, что «Бог так возлюбил мир, что Сына Своего Единородного дал, чтоб всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

Мы знаем, что когда Сын Божий воплотился и пришел на землю, то Он, во-первых, даровал людям Свой божественный свет – свет Своего учения, ибо люди блуждали во тьме, даровал пример Своей чудесной жизни и сказал апостолам на Тайной вечери: «Я дал вам пример, чтобы, как Я поступал, так и вы поступали» (Ин. 13:15). Творил чудеса, исцелял, благотворил и звал людей ко спасению. Но этого мало. Нужно было еще сделать то, о чем когда-то сказал Иоанн Предтеча, когда Господь Иисус Христос после сорокадневного искушения снова пришел к водам Иордана. Увидев Его, Иоанн Предтеча сказал Своим ученикам: «се, Агнец Божий, вземляй грехи мира» (Ин. 1:29). Отсюда мы видим, что Иоанну Предтече был открыт истинный смысл и назначение пришествия Сына Божия на землю. Нужно было людей освободить от тяжести греховной и для этого-то Господь Иисус Христос и пришел.

В Евангелии мы видим много мест, где говорится о том, как Господь осуществлял это дело, которое Он принял на Себя. Когда-то беседуя с теми, кто Его слушал, Он сказал: «Огонь пришел Я низвести на землю, и как Я хотел бы, чтобы он уже возгорелся! Крещением должен Я креститься; и как Я томлюсь, пока это совершится!» (Лк. 12:49, 50). Какое это было крещение, мы знаем из Евангелия. Апостолы, которые слышали эти слова, могли бы Ему сказать удивленно: «О каком крещении Ты, Учитель, говоришь, когда Ты уже крестился от Иоанна?» Но то было водное крещение, а Спасителю предстояло кровавое крещение в Его искупительных страданиях – крещение кровью.

Мы в Евангелии читаем, что когда Господь последний раз шел в Иерусалим, то, как прямо говорит евангелист Марк, Он шел впереди их, а они сзади за Ним, ужасались и боялись, потому что Он в это время уже им прямо предсказывал о Своих страданиях – как они будут проходить и что с Ним сделают язычники. Но Сам Он так торопился, так спешил, так хотелось Ему поскорее совершить спасение человеческое, что Он поспешно шел туда, к Иерусалиму, а апостолы только следовали за Ним.

Однако же, когда эти страдания стали приближаться вплотную, мы уже видим другое. Вот – вход Господень в Иерусалим. Народ, встретивший Его, как Царя, с радостью торжествует, торжествуют апостолы. Все ликуют, кроме книжников и первосвященников. Но тут мы читаем об одном поразительном моменте.

Слава о божественном Чудотворце прошла повсюду и некоторые из пришедших на праздник Пасхи были эллины, пришедшие издалека. И они стали просить ап. Филиппа: «господин! нам хочется увидеть Иисуса» (Ин. 12:21). Ап. Филипп, вероятно, помнил, что Учитель говорил им, что Он послан только к овцам погибшим дома Израилева, а не к язычникам. А теперь, когда язычники выражают желание видеть Учителя, то Филипп не решается сам разрешить этот вопрос, а сначала советуется с ап. Андреем Первозванным и потом они оба говорят Господу. Но ответ Спасителя был, вероятно, неожиданным и м. б. не совсем понятным – почему Он так отвечает. Не давая прямого ответа, Он говорит: Ныне пришел час, да прославится Сын человеческий. Если зерно упадет в землю и останется так, то не принесет плода, а если там умрет, то большой плод принесет (Ин. 12:23, 24). Здесь Он говорил, конечно, о Своей смерти, которая должна быть началом жизни для всего человечества. После этого Он говорит: «Кто Мне служит, Мне да последует; и где Я, там и слуга Мой будет. И кто Мне служит, того почтит Отец Мой» (Ин. 12:26). Но дальше прозвучали другие слова, которые были, как говорят, полным диссонансом с тем, что Господь говорил раньше.

Он вдруг говорит: «ныне душа моя возмутися и что реку? (что скажу?) Отче, спаси Меня от часа сего» . Но тут же добавляет: «но сего ради приидох на час сей» (Ин. 12:27, 28). И дальше говорит: «отче, прослави имя твое» (Ин. 12:28). И тогда, как гром загремел с неба ответ Отца Небесного: «и прославих, и паки прославлю» (Ин. 12:28).

Но вот – Тайная вечеря. Когда мы читаем беседу Спасителя с учениками, то поражаемся. Можно подумать, что страдания ожидали не Его, а их – насколько Он величественно спокоен и настолько они смятенны и встревожены. И Он их успокаивает, их ободряет. Как будто не Ему, а им предстоит весь ужас этой наступающей ночи страданий.

Кончается Тайная вечеря. На ней впервые совершена Божественная литургия. Господь Иисус Христос причастил апостолов Телом и Кровью Своею. Они стали первыми причастниками. Потом зовет их: «встаньте, выйдем отсюда» (Ин. 14:31). Они идут в любимое свое место – в Гефсиманский сад.

Вот, они входят в сад Гефсиманский. И тут, при входе, смятенные апостолы в ужасе слышат из уст Учителя слова, которые они раньше никогда не слыхали. Их Учитель, Который был всегда величественно спокоен, бодр, повелевал стихиями, был Владыкой жизни и смерти, Который ничего не боялся и не мог бояться, а в повиновении Которому находилось все, что в мире существует, вдруг им говорит: «душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мной» (Мф. 26:38).

Тут, между прочим, мы видим трогательную черту. Как трудно было Господу тогда, и как Он искал укрепления и утешения у тех, кого Он так любил! Человеку страдающему бывает гораздо легче переносить свои страдания, когда он вокруг себя видит любовь, привет, ласку, сочувствие. Тогда Ему легче страдать. Так и Господь, когда на Него надвинулись эти часы невыразимых страданий, искал сочувствия и поддержки у Своих любимых учеников и потому и говорит им: «душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мной» .

Взял трех, которых Он иногда выделял в особо важных случаях, пошел вглубь Гефсиманского сада, отошел от них на то расстояние, на которое человек может бросить камень (как указывает евангелист Лука) и началась Гефсиманская молитва, в которой Он стал молиться Богу Отцу о том, чтобы миновала бы Его чаша сия – чаша страданий.

Страшна была эта чаша страданий – таинственных, непостижимых для нас! Он пришел на землю – взять на себя грехи всего мира, принять их на Себя и пригвоздить к кровавому Кресту. Как больно, как невыносимо тяжело было для Его Святейшей души принять на Себя эти грехи всего мира! И вот, в невыразимой муке и скорби молится одиноко Спаситель. Наконец, под этой страшной тяжестью изнемогает Его природа человеческая. Он оставляет молитву и идет к тем, кого Он просил, чтобы они Его укрепили тем, что бодрствовали бы с Ним. Видит, что они спят. И обращается к тому, кто больше всех клялся в верности Ему: «Симон! ты спишь? (Давно ли ты клялся?) не можешь ты и одного часа пободрствовать со Мной?» (Мк. 14:37). Затем просто, без упреков только добавляет: «Бодрствуйте и молитесь, да не внидите в напасть, ибо дух бодр, а плоть немощна» (Мк. 14:38). И вот эту то борьбу бодрого духа и немощной плоти Он переживал в наивысшей степени.

Отошел... Опять начинается эта напряженная, эта страшная молитва. Наконец, Спаситель изнемог до последней степени и покрылся кровавым потом. Святитель Димитрий Ростовский, обращаясь к Спасителю, спрашивает: «Господи, Спасителю наш, кто Тебя изранил? Ты еще не на кресте, Тебя еще не бичевали... Кто Тебя изранил? Почему Ты кровью покрыт?» И отвечает сам же: «Любовь изранила». Любовь... Та любовь, которая заставила Безгрешного взять на Себя бремя грехов и Того, Которому несвойственны страдания, идти прямо на эти страдания».

И только тогда, когда увидел Отец Небесный, что для человеческой природы Спасителя уже все силы исчерпаны, и в полное изнеможение приходит Он на молитве Своей, послал Ангела Своего, чтобы показать, что молитва Сына услышана и что, если Отец и не благоволит эту молитву исполнить и чаша не отстраняется от Него, то однако же, любовь Отца Небесного посылает небесного вестника. И этот небесный вестник-ангел укрепляет Того, Кто все Сам носит глаголом уст Своих...

Так молился Господь. Но дальше в этой молитве начинают звучать как бы уже новые мотивы. Борьба приходит к концу. Когда Господь снова пошел к апостолам, и они опять были спящими, тогда Он снова, уже в последней части этой молитвы, пошел и повергся пред Отцем Своим. Но теперь Он уже молится так: «Отче Мой! если не может миновать Меня чаша сия, чтобы не пить ея, да будет воля Твоя» (Мф. 26:42). Мы знаем, какую молитву дал Иисус Христос Своим апостолам тогда, когда они просили Его: «научи нас молиться» (Лк. 11:1). Он дал им молитву «Отче наш». И вот там-то, как вы знаете, есть прошение, которое говорит: «да будет воля твоя, яко на небеси, и на земли» (Ин. 11:2). И уча Своих апостолов так молиться, Он в этот исключительно страшный для Него момент, дает им и нам пример, как нужно свою человеческую волю покорять воле Отца Небесного, и молится: «Да будет воля Твоя... не яко же Аз хощу, но яко же Ты... не моя воля, а твоя да будет» (Ин. 11:2; Мф. 26:39; Лк. 22:42). И тогда уже, преодолевши голос немощной человеческой природы, ее протест против незаслуженных страданий, взяв на Себя невыразимо страшное, тяжкое бремя грехов наших, Он подходит к апостолам снова и тут уже говорит им: «вы все еще спите и почиваете? встаньте! пришел конец, прииде час , и Сын Человеческий предается в руки грешников» (Мф. 26:45; Мк. 14:41).

Приблизился Иуда предатель. Знаете вы, как совершилось предание. Заметим только, как Господь Иисус Христос в это время, отдаваясь в руки тех, кто пришел Его, по нынешнему выражаясь, арестовывать, в одном моменте только показал им Свою божественную силу. Когда они близко подошли к Нему, Он говорит: «кого вы ищете?» Они говорят: «Иисуса Назорея» (Ин. 18:4, 5). Кратко ответил Спаситель: «Это Я» . Но от этого Его ответа, как говорит евангелист Иоанн, они в ужасе отступили и упали на землю. Словно плоды с дерева посыпались, так они попадали на землю в непонятном для них ужасе. Как-будто что-то страшное сверкнуло для них в этих коротких словах. Это была молния Божества. Но Господь, чтобы ободрить их, опять спрашивает: «кого вы ищете?» Они опять говорят: «Иисуса Назорея» (Ин. 18:7). Вероятно, уже испуганно и с трепетом. Тут Он уже сказал им, видимо, как-то совсем по другому то же самое: «Я вами сказал уже , что это Я» (Ин. 18:8). И тут, и в этот момент, заботясь об апостолах Своих, говорит: «А их оставьте, пускай идут» .

Мне хотелось бы обратить ваше внимание еще на один момент. Вот Господь уже на суде у первосвященника. А на дворе первосвященника происходит печальное событие, предсказанное Спасителем. Апостол Иоанн Богослов был знаком с теми, кто служил у первосвященника и был там, видимо, свой человек. Апостол Петр тоже приблизился туда и по ходатайству Иоанна и его впустили во двор архиерейский. И вот он там греется. Ему во дворе говорит кто-то: «и ты был с Иисусом Назореем» (Мк. 14:67). Последовали ответ апостола, забывшего свою клятву, которую он высказал несколько часов тому назад: «не вем, ниже знаю, что ты глаголеши (Я не знаю и не понимаю, что ты говоришь)» (Мк. 14:68). За этим отречением последовало второе, усиленное. А когда к нему в третий раз подошли и стали говорить: «воистину ты один из них, ибо ты галилеянин, и речь твоя тебя обличает» (Мк. 14:70; Мф. 26:73). Тогда тот, кто божился и клялся, что пойдет за Учителем в темницу и на смерть, здесь стал божиться и клясться, что он не знает этого Человека. Раздалось пение петуха. По евангелисту Марку, петух запел второй раз. Эта подробность подчеркнута именно ап. Марком, потому что ап. Марк был ученик ап. Петра и свое Евангелие написал со слов своего великого учителя. А уж ап. Петр, конечно, никакой подробности, самомалейшей, этого страшного отречения за всю свою жизнь не забывал. И вот, когда ап. Петр стал божиться и клясться, раздалось – второе уже пение петуха. Быть может, Господь тогда проводили по двору или Он был недалеко, но Он, Который знал все, что происходило с Петром, только оглянулся и молча взглянул на ап. Петра. И этот скорбный и напоминающий взор пронзил душу апостольскую до самой ее глубины не с гневом Господь посмотрел на него и не с упреком, а с болью. Это была боль души обманутой и обманувшейся в том, кто обещал верность, а теперь – изменил.

И знаем мы с вами из жизни св. апостола, что, хотя Господь его простил, восстановил и сподобил его такого дара чудес, что только одна тень ап. Петра исцеляла больных, но сам великий апостол всю жизнь себе этого простить не мог. Каждую ночь ап. Петр падал на землю при пении петуха, обливался слезами и просил Учителя простить ему позорное отречение. И известно из его жития, что всю жизнь у апостола глаза были красные и воспалены, потому что каждую ночь он так горько плакал о своем отречении.

Характерно, что так больны глазами были два первоверховных апостола. У ап. Петра они болели после этого отречения, которое он оплакивал всю жизнь, а у ап. Павла – после страшного Дамасского видения, когда он был ослеплен светом божественной славы, и хотя потом прозрел, но в результате этого видения также страдал глазами всю жизнь.

Пример ап. Петра так понятен нам, с нашей неустойчивостью, с нашим непостоянством. Когда мы с вами читаем о том, как озлобленно поднялось на Господа Иисуса – Спасителя нашего – все фарисейство, книжники – враги Его, а потом и народ, который распропагандировали эти умелые агитаторы, то, конечно, мы с вами от этих богоубийц далеки по своему настроению. Но, когда думаешь о человеческом непостоянстве, мысль стремится туда, за двор архиерея, в один из темных переулков, которые и теперь там есть, и которых тогда было больше. Там в темноте ночной мечется человек, плачет, бьет себя в грудь, рвет на себе волосы и шепчет: «Господи, Ты вся веси, Ты веси, яко люблю Тя!» Поздно! Отрекся! Предупреждал его Господь, не послушал – и пал... И вот об этом-то отречении, об этом непостоянстве нужно всегда нам с вами помнить. Не для того, чтобы осуждать великого апостола после того, как Сам Господь его простил, а для того, чтобы брать урок для себя, для своего непостоянства, неутвержденности и неустойчивости...

Когда-то одна инокиня, боголюбивая, богобоязненная и верующая, писала о. Амвросию о своих переживаниях. А старец Амвросий ей пишет: «О своих духовных переживаниях пиши, но только помни, что мы непостоянны и наше настроение меняется чаще, чем погода на улице. Так мы неутверждены...»

Этот страшный урок нужен был апостолу. Слишком велико было то служение, на которое он призывался, а Господь видел, что в душе у ап. Петра не изгладилась немощь самоуверенности (излишней уверенности в себе).

Припомните в параллель к этому трогательный евангельский рассказ о том, как Господь на берегу озера Тивериадского восстанавливал отрекшегося апостола в его апостольских правах и достоинстве. Господь говорит: «Симоне Ионин, любиши ли Мя паче сих (больше сих)?» (Ин. 21:15). Наверное, сразу эти кроткие, любви и прощения исполненные слова однако же резанули слух и душу апостола, потому что недаром Господь прибавил «любиши ли Мя паче сих» . Недавно был момент, когда он самоуверенно говорил: «если они все соблазнятся, я не соблазнюсь» (Мф. 26:33). И вот, напоминая ему об этом, мягко, деликатно, но напоминая, Господь как бы говорит: Ну что ж, ты и теперь скажешь, что любишь Меня больше, чем они?

Последовал смиренный ответ апостола: «ей, Господи, ты веси, яко люблю тя» . Причем ни русский, ни славянский язык не могут передать драгоценного оттенка, который передает греческий язык. Когда Господь спрашивает «любишь ли ты Меня?» употреблено слово «агапис», что значит «люблю всецело, особо люблю, крепко люблю, всей душою люблю, непоколебимой любовью, которая захватывает все существо». Это – та любовь, в которой апостол клялся на Тайной вечери. Вот Господь и говорит: «Любишь ли ты Меня этой любовью?» Апостол отвечает: «ты веси, яко люблю тя» , но употребляет совсем другое слово. По нашему – тоже «люблю», а в греческом подлиннике – другое слово «филео», а это только «дружба, привязанность» и больше ничего. Как смиренно говорит теперь о себе ап. Петр после этого урока!

Но нужно было трижды восстановить трижды отрекшегося. Господь продолжает Свой допрос: «Симоне Ионин, любиши ли Мя?» (Ин. 21:16). А «больше сих» уже не говорит. Любовь Господа видела, что апостол понял намек и Он больше его не испытывает, больше его так не спрашивает; но для того, чтобы троекратным покаянием загладить троекратное отречение, снова и снова спрашивает его. Но после третьего вопроса вся душа апостола возмутилась скорбью и он говорит: «Господи, ты вся веси: ты веси, яко люблю Тя (Ты все знаешь и ты знаешь, что я люблю Тебя)» (Ин. 21:17)! А вы знаете, что Господь ему после каждого ответа говорил: «паси агнцы моя, паси овцы моя» , т.е. явно восстанавливал его в его апостольском достоинстве. Апостол ведь его потерял! Недаром Ангел говорил женам после воскресения:

идите, скажите ученикам Его и Петру, что Он предваряет вас в Галилеи» (Мк. 16:7), ибо ап. Петр перестал быть учеником, когда отрекся от Учителя.

Все эти священные воспоминания Церковь нам в Св. Евангелии предлагает как из богатейшей сокровищницы. И мы с вами должны помнить: самой драгоценной книгой для человека в жизни должно быть Св. Евангелие! Увы, у некоторых совсем его нет, а у других оно только лежит на полке и покрывается пылью.

Когда-то святитель Феофан Затворник писал одной своей корреспондентке: «Что-то похоже на то, что книги у вас читает только книжный шкаф». И еще он кому-то писал (когда кто-то спрашивал его объяснение на какой-то текст Евангелия, раннее истолкованный еп. Феофаном), не давая прямого ответа на вопрос, следующее: «Белевския монахини спрашивали о том же, а я на них накричал: «Так-то вы читаете мои книжки?!» Т.е. еп. Феофан тут косвенно отвечает: «Надо читать книги, которые вам посылают...»

А о том, как хорошо может подействовать хорошая духовная книга на человека, если он ее откроет и начнет хотя бы просматривать, мы имеем много свидетельств. Человек как будто бы случайно и без всякого внимания брал книгу в руки, начинал листать и вдруг его внимание останавливалось на чем-либо, приковывалось к этому – и с ним происходил настоящий духовный переворот. Таких случаев мы знаем много.

Вот почему человек должен всегда Св. Евангелие иметь и читать его. И при этом, не только читать его за послушание духовному отцу, а читать именно как книгу жизни, которой нужно руководиться. Прочти хотя бы немного Евангелия, но подумай, как ты прочитанное можешь осуществить в своей жизни.

Справедливо говорят те, кто утверждает, что кроме 4-х Евангелий Матфея, Марка, Луки и Иоанна, есть «пятое Евангелие». Это – сама Св. Земля. Кто там побывал, тот видит, как на ее св. местах, в ее духовной атмосфере Евангелие как бы оживает. И все, что мы с вами читаем во Св. Евангелии – о том, как Господь наш Иисус Христос Своими стопами исходил все пути и каменистые дороги Палестины, о всем том, что Он совершил ради нашего спасения, как пребывала там Дева Мария – все это становится живым, осязательным, реальным. И вот потому-то всегда желательно, чтобы всякий верующий человек постарался там побывать. Потому что тот, кто побывает на Св. Земле, оттуда уедет обогатившимся духовно и такого духовного богатства он ни в каком другом месте не получит.

Главная задача человека – спасти свою душу

Недавно мы говорили, братья, о том, как люди теперь часто забывают главную задачу, стоящую перед каждым человеком, задачу спасти свою душу для вечности. Эта дума о спасении должна быть главною заботою всякого верующего человека. Но характерно вот что: великий наставник христианской жизни, действительно, в самом лучшем смысле этого, мудрец святитель Феофан Затворник, постоянно в своих наставлениях и письмах твердит одно и то же, что не только спастись может человек, который взял на себя обет особого рода жизни – инок, монах, отшельник, но и тот, кто живет в миру, мирской жизнью. И он имеет все средства к спасению души, к тому, чтобы именно душу свою спасти и достигнуть высоких степеней христианского совершенства.

На яркий пример этого, мы уже указывали раньше. Вот вспомните, например, великого праведника, который мертвого воскрешал, – преподобного Сысоя Великого. Человек, который в молодые годы ушел в пустыню. Там прожил до глубокой старости, достиг, действительно, наивысших степеней христианского совершенства, настолько, что и мертвых воскрешал, и когда он умирал, то лицо его просияло как солнце, помещение, где он умирал, наполнилось благоуханием и все затрепетали. Такой же кончиной умирал другой великий праведник – праведный Филарет Милостивый. Он не был никаким аскетом и в пустыне не жил. Он был муж своей жены и отец своих детей, т.е. жил обычным образом. Однако же, он достиг такой высоты духовного совершенства, что смерть его была такова, как преподобного Сысоя Великого, лицо его просияло, как солнце, и помещение исполнилось благоуханием.

Святитель Феофан Затворник указывал на то, что Господь каждого человека ставит в наилучшие условия для спасения его души. Конечно, тут не говорится о том, что иногда бывает, что человек жил, как обычно, а потом вдруг Божественный глагол какой-то достиг до его сердечного слуха и меняется его жизнь, его настроение. Но и вообще, когда живет человек, идя обычным житейским путем, и он, как говорил святитель Феофан, вполне может достичь спасения. Только нужно ему жизнь свою обратить в сплошное служение Богу, эту самую жизнь, которою он живет. Святитель удивительно просто это объяснял: «Нужно только смотреть на каждое дело, которое ты делаешь, как на дело, которое ты делаешь, прежде всего, для Бога, пред Божьими всевидящими очами. И так смотри на каждое дело! Человек ли к тебе пришел, встреча ли какая, помни, что это Бог тебе послал этого человека. На твоей совести теперь лежит обязанность, к этому человеку отнестись так, как от тебя требует закон христианской любви. И так на каждое дело, на мелочь какую-нибудь житейскую – смотри, как на случай сделать дело, как следует, чтобы оно было угодно Богу». И такими делами, угодными Богу, постепенно все больше и больше будет наполняться жизнь человека и, в конце концов, как будто бы особенно не выделяясь из других, он все время будет предстоять пред Лицом Божиим и служить Господу Богу. И тогда и очи его начнут открываться, и он начнет убеждаться на опыте в том, что, действительно, Господь все посылает для нашего спасения и никакие его встречи не бывают случайны.

Вот сегодня Церковь, например, прославляла святого апостола диакона Филиппа, не апостола Филиппа из 12-ти (его память будет позднее, перед наступлением Рождественского поста), а диакона Филиппа, который также исполнял апостольское служение. Господь Филиппу внушил, чтобы он пошел на определенную дорогу. Филипп пошел. Там встретился с эфиопским вельможей, который как раз читал Священное Писание и не мог понять то место, которое он читал. Филипп к нему подошел, по Божьему внушению, спросил его, понимает ли он, что читает? Тот сказал: Не могу понять, если кто-нибудь мне объяснит? (Деян. 8:31). И тогда Филипп, по его просьбе, сел к нему в колесницу, объяснил ему все. У него сразу душа загорелась могучей светлой верой. Когда они пришли к воде, тот спрашивает: Вот вода, нельзя ли мне тут креститься? (Деян. 8:36). Филипп говорит, что если веруешь от всего сердца, то можно. И Филипп окрестил его.

С точки зрения нашей житейской, обывательской, как будто бы была случайная встреча: этот вельможа ехал по своему направлению. Филипп шел, может быть, пересекаемой ему дорогой, не встречаясь с ним, но как будто бы встреча совершенно случайная, а оказалось, что вовсе нет. Промыслом Божиим она направлена к тому, чтобы Церковь получила бы нового верного христианина, который впоследствии стал мучеником.

Так вот, эти примеры и указывают нам на то, что не нужно говорить, что окружающие нас условия жизни не дают возможности спасти нам нашу душу. Конечно, нельзя закрывать глаза на то, что теперешняя жизнь совсем не та, что была каких-нибудь 70–80 лет тому назад – она и усложнилась, она и загрязнилась, но апостол говорит: «Идеже умножися грех, тамо преизобила благодать» (Рим. 5:20), т.е. если умножается грех, то для желающего спастись, умножается, увеличивается помощь от благодатной силы Господней, чтобы человека не подавило все, что его окружает, а чтобы его душа по-прежнему осталась верной Богу и спаслась. Вот об этом и должен помнить каждый христианин. Бывают, конечно, крутые перемены в жизни, когда у человека загорелась душа, просит нового образа жития, и он на это житие идет, но это бывает совсем не так часто, как вы знаете. Но каждый, в условиях жизни своей, может спасти свою христианскую душу, если будет смотреть на свою жизнь и на свои дела, как на служение Господу Богу. Аминь.

«Да просветится свет ваш пред человеки... »

У русского народа с давних времен была поговорка: «Слова назидают, а примеры увлекают», т.е. если слова так или иначе человека чему-то назидают, то добрый пример, который он подает в своей жизни делами, увлекает и других людей последованию ему, и горе человеку, у которого дела расходятся со словами.

Вот в сегодняшнем Евангелии мы слышали слова Спасителя, обращенные, прежде всего, к Его апостолам, а через них и ко всем нам, грешным: «Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрая дела ваша и прославят Отца вашего, иже есть на небесех» (Мф. 5:16), т.е. так да просветится свет ваш, свет ваших добрых дел на земле, чтобы люди, видя ваши добрые дела, прославили Отца вашего, иже есть на небесех.

При чтении этих слов евангельских вспоминается то, как в первые века христианства язычники говорили про христиан. Сначала злобные враги христиан – иудеи постарались христианство заменить всякой клеветой, извращали христианские догматы. На Таинство нашего Причащения устроили такую клевету, что якобы христиане на своих вечерях закалывают младенцев и пьют их кровь. Но, в конце концов, все эти клеветы рассеялись и, как говорят тогдашние историки, язычники массами обращались в христианство. «Смотрите, какая жизнь у этих христиан?» – удивленно и с почтением говорили язычники. Жизнь христиан увлекала их на тот же путь, и они принимали христианство.

А в наши дни, глядя на нас, многие ли примут нашу веру, наше православное христианство? На востоке жили православные люди среди язычников-китайцев, здесь – среди инославных людей. Чему же они от нас могут научиться? Вот вопрос! В Священном Писании не только говорится, что должен просветиться свет христиан перед язычниками, но и говорятся грозные слова. Апостол Павел когда-то своим единоплеменникам грозно писал: «ради вас... Имя Божье хулится у язычников» (Рим. 2:24). А как это бывает? Известно, что когда-то миссионер христианский приехал в языческую страну и стал проповедовать Христа. Его слушали внимательно, с благоговением, но потом вот что спросили: «Скажи нам, а вот, когда приехали к нам первые из вашей страны, они тоже были христиане?» Не подозревая продолжения, миссионер ответил: «Да, они тоже были христиане». «Тогда уходи от нас прочь!» – сказали ему. – «Ваши христиане так вели тут себя, что никто из нас не хотел бы быть христианином!» Вот что случилось.

И подобные вещи не раз случались. Вместо того, чтобы дать пример, христиане теперешние являют совсем не то. Они просто сливаются с окружающей средой, живут так же, как она живет, а это сплошь и рядом замечается теперь среди православных русских людей. Они живут, фактически ничем не отличаясь от неправославных и окружающих их. Потому, глядя на нас, никто не сможет представить себе, как высока, как прекрасна наша вера!

Как высоки, как чудесны обетования Божии, которые нам обещают вечную жизнь, вечное соцарствие со Христом, вечную песнь радости и торжества в невечернем дне Царствия Господня! Как высоки, как чудны эти обетования! А глядя на нас, можно ли представить, подумать, что мы именно только этими обетованиями живем? Мы живем целиком той жизнью, которая засосала нас в себя. Вот и нужно нам всякий раз, когда мы слышим эти слова – «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят добрыя дела твоя», напомнить себе о том, что и нам это сказано и что Господь в Свое время, на Страшном Суде, взыщет с нас за то, что мы не давали должного примера тем, кто неправославен и видит нашу жизнь. Господь Своею благодатью да поставит нас на правильный путь, чтобы они, глядя на нас, тоже могли действительно оценить высоту Православия, а может и принять его, уже как свою веру. Аминь.

Царство Небесное

Святое Евангелие говорит нам о том, что Господь наш Иисус Христос, однажды, говоря о Царстве Божиим, сказал, что оно Подобно горчичному зернышку, которое меньше всех других, а когда вырастает, то становится как бы деревом (Мф. 13:31, 32) – т.е. большим, превосходящим все другие злаки по величине и по ветвистости своей.

В самом деле, когда Церковь Христова только начинала свое бытие, из кого состояла Она? – Только Господь Иисус Христос, Его Пречистая Матерь и 12 апостолов – вот первоначальный состав Церкви. Это и было то святое горчичное зернышко, из которого потом выросло многоветвистое дерево Христианства. И когда мы с вами вспоминаем. как быстро разрасталась Церковь, когда «Во всю землю изыде вещание их, и в концы вселенные глаголы их» (Пс. 18:5), и апостольская проповедь загремела по всем областям тогдашнего мира, то вспоминаем и то, что величайшими из этих благовестников христианской истины были те два великих, необыкновенных человека, которых мы прославляем ныне – святые Первоверховные апостолы Петр и Павел. Я их назвал необыкновенными, по их особой, чрезвычайной деятельности и по тому, какое место они занимают в Церкви, и вообще в человеческом роде. Но сами по себе они были такие же люди, как все мы с вами. Господь через апостола Павла впоследствии сказал: «погублю премудрость премудрых и разум разумных отвергну» (1Кор. 1:19; Ис. 29:14); то есть человеческая премудрость и человеческий разум, разум человеческих понятий, как бы говорит Господь, Мне не нужен. У Меня иные пути. Через пророка Господь сказал: «Как небо отстоит от земли, так Мои пути отстоят от путей ваших, и Мои мысли – от помышлений ваших» (Ис. 55:9). И, действительно, трудно было бы и предположить, чтобы величайшими благовестниками истины были избраны те, кого мы прославляем ныне!

Один из них – фарисей, заклятый враг христианства в начале, а другой – простой, малоученый рыбак... Как различны те условия, при которых произошло самое призвание апостолов Петра и Павла на их великое апостольское дело! Вот «Симон, сын Ионин» (Ин. 1:42) со своим братом Андреем трудится над своим обычным промыслом, чинит сети. Проходит Кто-то по берегу и говорит: «идите за Мною, и Я сделаю вас ловцами человеков» (Мф. 4:19) – а не рыб... Этого было достаточно. Всемогущее Слово Христово неудержимо повлекло за собой тех, кого Господь призывал, – и апостолы пошли за Ним. Так был призван апостол Петр, о котором Господь, еще при первой с ним встрече сказал: «ты – Симон, сын Ионин, но ты наречешься Кифа, что значит (Петр)» , (точнее – Петрос, – каменный) (Ин. 1:42). Вот при каких условиях призывается к апостольству Симон-Петр – из обычной житейской обстановки, прямо от своего профессионального труда, от лодки, и от рыболовных сетей...

Но вот идет в Дамаск фарисей Савл – гонитель христиан, пламенеющий яростью к христианству; идет, как сказано в книге Деяний Апостольских – «дыша прещением... на ученики Господни» (Деян. 9:1)... Конечно, не по личной злобе так относился Савл к христианству и христианам – он был слишком высок и чист духовно до своего обращения – даже и тогда, а по глубокой убежденности, что христианство есть вреднейшее и пагубное заблуждение, с которым нужно бороться самым беспощадным образом. И, вот так настроенный, он идет в Дамаск, и – приходит туда Христианином... Что было тому причиной? Ему явился в чудесном видении, в ослепительном, ярче солнечного, свете Сам Господь Иисус Христос, призывая его к Себе. И вот тут-то и стало ясно, насколько честен, насколько искренен, настолько высок был Павел тогда, когда преследовал христиан. Недаром он уже в старости дерзновенно писал своему любимейшему духовному сыну и ученику, апостолу Тимофею, что он от юности во всю жизнь чистой совестью служил Богу (2Тим. 1:3). Так было и здесь: он шел преследовать христиан, думая, что этим он служит Богу. Внезапно его осиял свет с неба, настолько ослепительно-яркий, что свет солнца стал незаметным. Савл упал на землю в ужасе от ослепившего его света, и слышит не потрясающий гром, не страшную угрозу, а кроткий вразумляющий вопрос кроткого и смиренного сердцем Спасителя, Который, в этом необыкновенном свете с неба, спрашивает его: «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» (Деян. 9:4). Какие трогательные слова! Они, между прочим, указывают нам на то, как близок Господь к верным Своим, как Он им сострадает, как Он с ними переживает все скорби, которые им приходится терпеть. Насколько это может ободрить христианскую душу, – знает всякий терпеливый христианин, когда он вспомнит об этих трогательных словах Спасителя гонителю Савлу, прямо указывающих на то, что Господь Сам страдает с верными Своими, сострадая им... «Савл, Савл! что ты гонишь Меня?» Савл, потерявший зрение от ослепившего его света, слыша этот Божественный, кроткий голос, спрашивает в трепете и ужасе: «кто Ты, Господи?» (Деян. 9:5). и слышит ответ, который несомненно потряс его с головы до ног, ибо он понял всю ошибочность своего пути «Я – Иисус, Котораго ты гонишь» , отвечает ему Господь. «Трудно тебе идти против рожна» (рожном называлась палка на вороте колеса колодца; это колесо – мощное и тяжеловесное, раскрутившись развивало такую вращательную силу, что за ворот, за палку остановить его никто бы не был в состоянии. Употребляя это сравнение, Господь как бы говорил: «Ты идешь против рожна, против силы, которая сильнее тебя и которую тебе не одолеть»).

И вот тогда, поняв всю глубину своего заблуждения, трепещущий Савл спрашивает: «Господи! что повелишь мне сделать?» (Деян. 9:6) – По человеческому разумению казалось бы, что человек, который только что гнал христиан, заставляя их даже хулить Иисуса, – в чем он сам впоследствии с глубокой скорбью признавался, проповедником христианской веры никак не мог бы быть; но пути Господни – не наши пути...

«Встань и иди в город, и там тебе будет сказано, что делать» – ответил Господь с неба Савлу. Он встал и пошел – и пришел в Дамаск уже совершенно переродившимся внутренне. И когда благочестивый Анания, один из 70-и апостолов по повелению Спасителя, пришел к нему, возложил на него руки, исцелил его от слепоты и крестил, – тогда перед христианской Церковью появился уже готовый благовестник истины. До своего обращения Савл все свои усилия направлял на то, чтобы угождать Богу, но шел неправильным путем. А когда Господь Своим Промыслом повернул его на правильный путь, то с теми же самыми усилиями, с тем же могучим устремлением, не боясь за себя, а только живя исполнением воли Господней, Савл, – а потом апостол Павел, – пошел на свой благовестнический, воистину крестный путь и достиг такой высоты, что Церковь поставила его рядом с первостоятелем апостольскаго лика – апостолом Петром, обоих их именует Первоверховными апостолами, и в равной славе и чести восхваляет их труды и подвиги.

Эти священныя воспоминания Церковь ныне предлагает нам. Будем же, братие, из этих священных примеров поучаться насколько, пути Господни не похожи на наши пути. Кто бы мог подумать что главными благовестниками Христианства могли быть малоученый рыбак или враг Христианства? А вот, по воле Божией, по Промыслу Божию это оказалось так. Так Господь благоустроил на пользу Церкви Своей – и да будет багословенна Премудрость Его Промысла! Аминь.

Царство Небесное

Св. евангелисты Матфей, Марк и Лука согласно говорят нам о том, что Господь наш Иисус Христос, когда уже приближалось время Его страданий стал ясно говорить Своим апостолам о том, что будет с Ним в ближайшем будущем в Иерусалиме; стал прямо говорить, какая Его там участь ожидает, какие страдания Он будет там переносить, какой позорной смертью Он умрет, а потом в третий день воскреснет.

Но если евангелисты нам об этом говорят, то они указывают нам и на то, что апостолы как должно не могли понять этих предсказаний Спасителя. Один из евангелистов прямо так и говорит, что этот глагол (слова Спасителя) (Лк. 9:45) был сокрыт от них и они не могли понять, что бы это значило, а спросить Его не решились. И нужно сказать, что хотя апостолы любили своего Учителя всем своим сердцем, всем существом – не даром они оставили все (и родных, и дом, и все, что имели), и последовали за Ним – но, несмотря на эту их всецелую любовь к Учителю, они как должно не понимали Его святое дело. И в Евангелии мы постоянно читаем примеры того, как это проявлялось.

Например, Господь когда-то спросил учеников: «за кого вы почитаете Меня?» (Мф. 16:15). Апостол Петр от лица всех сказал: «Ты – Христос, Сын Бога живаго» (Мф. 16:16). Господь ублажил его за это, сказав: «блажен ты, Симон Ионин, потому что не плоть и кровь тебе это открыли, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я тебе говорю: ты еси Петр (камень) , и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада ее не одолеют» (Мф. 16:17, 18).

Прошел совсем маленький промежуток времени, но именно после этого Господь и стал прямо указывать на то, что Его ожидает. Что же получилось? Тот самый апостол Петр, которого Господь так ублажил, отозвал Его в сторону (как нам говорит евангелист Матфей) и стал Ему прекословить. Господь говорит о том, какие страдания и смерть Его ожидают, а он говорит: «будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою!» (Мф. 16:22); а помните ли вы, какой он ответ получил? Господь Иисус Христос Своему первоверховному апостолу на эти его уговоры быть милостивым к Себе сказал: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн, потому что думаешь не о том, что Божие, а о том, что человеческое» (Мф. 16:23), т.е. свои человеческие соображения (хотя бы из любви и жалости) ты хочешь поставить выше, чем Божие дело, ради которого пришел Сын Божий на землю.

А вот – сегодняшнее Евангелие. В нем именно о том и говорится, что Господь стал подробно объяснять апостолам, что ждет Его в Иерусалиме. И после этого, подходят к Нему два ученика, родные братья, сыны Зеведеевы, а по одному из евангелистов, тут приняла участие и их мать Саломия, которая подошла с ними и стала ходатайствовать за них. Они говорят (и их мать говорит): «Учитель! мы хотим, чтобы Ты сделал то, о чем мы Тебя сейчас попросим . А что вы хотите, чтобы Я сделал вам?» (Мк. 10:35, 36) спросил Господь, конечно, все знавший наперед. Они Ему говорят: Сделай так, чтобы один из нас сел справа, а другой слева от Тебя во царствии Твоем (Мк. 10:37), т.е. чтобы мы заняли первые места около Тебя, когда Ты прославишься во царствии Своем. Господь Иисус Христос и тут увидел то, что Он, конечно, и без этого знал – насколько Его не понимают Его ученики. Он им говорит о страдании и смерти, а они Ему говорят о славе. Конечно, в конце концов, Господь прославится, но к этой славе Он идет через крест и страдания. Апостолы не понимали того, что если бы Господь буквально исполнил их прошение немедленно, то им пришлось бы быть на тех местах, на которых были два разбойника на крестах – один разбойник благоразумный, другой несчастный, неблагоразумный – потому что престол, на который Сына Человеческого вознесли люди – был Крест. Но Господь им просто сказал: «не знаете, чего просите» (Мк. 10:38). И спросил их опять: «Можете ли пить ту чашу, которую Я пью, креститься крещением, которым Я крещусь?» Апостолы, опять-таки показывая на то, что им с одной стороны не совсем понятна эта речь, а с другой, показывая, какая любовь пламенела в их душах, без всякого колебания говорят: «можем» (Мк. 10:39), т.е. мы за Тобою пойдем, мы хотим принять тот жребий, который Ты принимаешь. Вот как они Его любили! И Господь, не упрекая их, как апостола Петра, только говорит: «чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься» (Но только не сейчас. Придет время, когда это будет). А на данную их просьбу Он прямо отвечает: «А сесть от Меня справа и слева, несть Мое» (Мк. 10:40) сказал Господь смиренно; т.е. не от Меня зависит, как от человека, а кому уготовано Отцом Моим. Эти слова Спасителя означают, что в Его Царствии будет торжество полной, абсолютнейшей правды и что никакие личные просьбы и желания тут места иметь не будут, а по чистейшей и святейшей Божией правде, каждый займет в Его Царствии то место, которое он заслуживает за жизнь и труды свои.

Другие апостолы, конечно, слышали, о чем просили Иаков и Иоанн. И, как говорит Св. Евангелие, начали негодовать. Каждый из них все оставил и пошел за своим Учителем, и они, естественно, думали: почему же эти двое ставят себя выше других? Чтобы прекратить возможность подобного разногласия и неприятностей в апостольской среде, Господь их подозвал и сказал: Вы знаете, как бывает в миру. Почетные должности занимают те, кто управляет людьми, кто так сказать стоят в плане житейских отношений выше всех. Но не так да будет у вас, говорит Господь. А кто захочет в вас быть больший, тот да будет меньше всех. Кто хочет быть старше всех, да будет всем слуга (Мк. 10:42–44). Т.е. Господь раз и навсегда установил и не только для апостолов, а для всех Его последователей, для всех чад Церкви Его, новый принцип: старейшинство в Его Царствии дается не тому, кто хочет быть выше, а тому, кто смиряет себя, уступая другим первые, высшие места. Одно первенство только знает закон любви Христовой, закон Его Церкви. Это – первенство смирения. И Господь, сказавши это, указал на Свой высочайший и святейший пример – «так как и Сын Человеческий, – сказал Он, – не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить» (Мк. 10:45).

Припомните трогательнейший случай на Тайной вечери, когда среди апостолов опять возник спор, кто из них выше и кто меньший. Должна была начаться Тайная вечеря. По тогдашним правилам, младший из присутствующих должен был омыть ноги всем остальным. И вот никто из апостолов не хотел оказаться этим младшим. И среди них возник спор, кто из них младше всех. И мы знаем, что сделал Господь. Он сбросил с Себя верхнюю Свою одежду, взял полотенце, препоясался и стал умывать ноги учеников, которые, конечно, в трепете смолкли; всякие разговоры и споры прекратились, когда Божественный Учитель Сам стал умывать ноги ученикам Своим. И сделавши это, Он говорит: «Вы называете Меня Господом и Учителем, и верно, правильно делаете, ибо Я точно то. Я ваш Господь и Учитель. И если Я, ваш Господь и Учитель, умыл вам ноги, то и вы должны друг другу ноги умывать» (Ин. 13:13, 14). Чтобы они не поняли Его буквально (что нужно буквально копировать Его), а здесь устанавливается общий принцип, Господь поясняет: «образ дал Я вам» (Ин. 13:15), т.е. пример. Я дал вам пример, как нужно смирять себя и уступать другим.

Вот этот-то пример и нам светит с евангельских страниц. Как любят люди теперь занимать первые места! Как они любят ставить себя выше всех! Как они не любят, когда им дается смиреннейший образ жизни, какое-нибудь небольшое, невысокое место. А ведь в Царствии Божием будет не то. Там будет полное правосудие. И как говорил св. Феофан Затворник, там Господь всех наградит по Его правде и, как говорил святитель, какой-нибудь смиренный водовоз в Царствии Божием, если он был исправен, будет выше какого-нибудь неисправного генерала или министра, занимавших такие высокие посты.

Надо нам христианам помнить это теперь. Теперь, когда в мире господствуют страсти человеческие и когда каждый «хочет о себе заявить» и добиться каких-то преимуществ, христианину нужно помнить, что в Церкви Божией есть только одно преимущество и это преимущество – смирение. Аминь.

Сладость Райских Блаженств

Мы слышали сегодня за Божественной литургией чтение из второго послания св. апостола Павла к Коринфским христианам. Нужно иметь в виду, что положение ап. Павла, этого величайшего благовестника Христовой истины было несравненно труднее, чем у всех других апостолов. На всех двенадцать апостолов книжники, фарисеи и синедрион – враги Христовы смотрели, как на учеников ненавистного им Учителя Иисуса, и только. Апостол же Павел (бывший Савл) с их злой и неправильной точки зрения был изменник и предатель. В молодые свои годы он, разделяя их заблуждения, думал, что Христианство есть опаснейшая ересь – извращение истины – и потому со всей силою своего могучего характера боролся с христианством; но когда Господь чудесно обратил его к Истине, то апостол всю свою силу и ревность обратил на проповедь Христианства. И тогда возненавидели его страшной, лютой, злой ненавистью те, кто раньше были его единомышленниками. Куда бы не пошел ап. Павел со своею проповедью, всюду они старались ему препятствовать. И вот, они проникли в Коринф, в богатый обширный город, где апостол основал и укрепил большую христианскую общину, – проникли и стали лукаво подрывать авторитет великого апостола, говоря – «что он из себя представляет?.. То ли дело другие апостолы! Они видели Господа Иисуса Христа, они следовали за Ним, а он тогда был в стане Его противников. Каков же может быть его авторитет, что он за апостол?» Эти нападки на апостольский авторитет св. Павла приняли настоль серьезный характер, что апостол оказался вынужден защищаться от них, и всю заключительную часть своего второго послания к Коринфянам он посвящает именно защите своего апостольского достоинства и авторитета. И вот, отрывок из этой заключительной части второго послания к Коринфянам читался сегодня за Божественной литургией.

В этом месте послания ап. Павел указывая на то, какие откровения давал ему Господь, приводит поразительное событие, которое было в его жизни. Он пишет к Коринфянам, он знает по его выражению «человека во Христе» , который четырнадцать лет тому назад был (считая, конечно, от времени написания послания, (2Кор. 12:2)) восхищен в рай – в таинственные чудесные райские обители. Он, этот «человек во Христе» , был взят туда, созерцал там то, что совершенно недоступно для нас. «Человек во Христе» , о котором он говорит, – был он сам; но чрезвычайность такого откровения, такого дарования Божия, как бы связала его, смиреннейшего и скромнейшего, и у него просто, как говорят, рука не повернулась написать это, что был он сам – поэтому он и говорит, как бы о каком-то другом человеке в третьем лице, «Знаю человека о Христе, который четырнадцать лет тому назад (в теле (т.е. в обычном своем состоянии) или вне тела (в состоянии особого духовного подъема) , не знаю, Бог знает) , – говорит Апостол, – восхищен был в рай и там, – добавляет он, – этот человек слышал неизреченные гласы, которые невозможно пересказать человеку...» (2Кор. 12:2, 4). Т.е. другими словами ап. Павел за свои великие труды, за терпение, и страдания, для утешение и для укрепления был Господом взят в таинственные Небесные Обители и созерцал и слышал, что там происходит, и что там творится и для чего нет соответствующих слов на нашем человеческом языке для того, чтобы это передать. Почему он и сказал, что то, что он там воспринял и пережил не может быть передано на человеческом языке.

Не думайте, между прочим, что это единственный случай с великими Божиими угодниками. В жизни преп. Серафима Саровского известен случай: Пришел к нему однажды один инок. Потекла духовная беседа и старец Серафим, который не очень щедро открывал богатство данных ему откровений другим людям, в этом случае поделился с этим иноком чрезвычайным даром Благости Божией. Преподобный сказал этому иноку: «Однажды я, убогий (как он себя постоянно называл), читал Св. Евангелие и прочитал слова Господа Спасителя – «в дому Отца моего обители многие суть» (Ин. 14:2). – В доме Отца Моего, в таинственном райском мире, много небесных обителей, много разных мест. «И вот, – продолжал преп. Серафим, – возжелал я грешный, видеть эти обители, и Господь исполнил мое желание и взял меня туда». При этом старец Серафим сказал своему собеседнику то же, что написал, как сказано выше, св. ап. Павел: «ту сладость, ту радость райскую, причастником которой я там стал, на человеческом языке передать невозможно», и при этих словах св. старца, инок с трепетом и ужасом увидал, что только от одного воспоминания о том, что созерцал в небесном мире старец Серафим, лицо его просветилось, как солнце. С трепетом созерцал инок это дивное явление. Когда прекратился этот духовный подъем и особое духовное состояние великого подвижника, старец Серафим сказал иноку: «Радость моя, вот мы скорбим от временных скорбей; а если бы ты знал, какая радость и утешение ожидает христианскую душу там, в горних селениях, то ты терпел бы и не ослабевал, если бы в твоей кельи ты стоял бы по шею в червях и они бы грызли заживо твое грешное тело. Ты терпел бы и не ослабевал, помня о том, что ожидает тебя на небе...»

Как далеко это все от мировоззрения, от мироощущения теперешних православных христиан! Постоянно вращаясь в земной суете, постоянно подавленные житейскими интересами и скорбями, мы совсем не думаем иногда о том, что нас ждет впереди за гробовой доской...

Великие подвижники еще во время своей земной жизни бывали в этих светлых потусторонних обителях и свидетельствовали о том, какая там радость и свет. Но были откровения и противоположного характера. Были случаи, когда человеческая душа сходила в страшные места загробных, адских мучений, весь ужас, мучительство и безотрадность которых невозможно передать на человеческом языке, как говорили явившиеся оттуда. Все это реально. Все это действительно. Все это нас ждет – или то, или другое! А как, повторяю, мы об этом забываем. День за днем проходит в нашей житейской суете и мы совершенно не думаем о том, что ждет нас. А когда настанет смертный час, когда откроются у человека глаза и он все это увидит – будет уже поздно. Вот, поэтому в сегодняшнем евангельском чтении Церковь напоминает нам о том, что нам приготовил и к чему зовет Господь.

В беседе о страшном суде, которое находится в 25 гл. Евангелия от Матфея, Господь обращается к праведникам со словами милости и к грешникам со словами страшного осуждения. Праведникам Он говорит: «приидите, благословенные Отца Моего и наследуйте Царство, уготованное вам от сложения мира» (Мф. 25:34). Вам приготовленное – вам, как великим угодникам Божиим, и всем христианам, которые удостоятся милости Господней. А нераскаянным грозно скажет Господь: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его» (Мф. 25:41). Не вам уготован этот вечный огонь – он уготован этим злым противникам Бога и Божией правды; но вы сами уподобились им и сделались такими, что иной участи вам получить невозможно...

Помни же, душа христианская, что Господь тебе готовит великую радость и блаженство во веки вечные; но твоя участь за гробом будет целиком соответствовать тому, как ты проживешь свою земную жизнь. И если она пройдет только в земной суете, то берегись, чтобы тебе не унаследовать того, что наследуют те, кто не хотел знать Господа Бога и правды Его, и не каялся пред Ним как должно. Господь милосердный. Всех нас призывает к Себе и Его великие угодники как достоверные свидетели свидетельствуют о том, какая радость и какой свет уготованы Господом для тех, кто верил Ему. Помни же о всем этом, христианин, и готовь себя к вечной жизни в Небесных Обителях, потому что если только ты не наследуешь их то непременно сойдешь во ад – в страшные вечные страдания, от которых Господь да избавит нас... Аминь.

Духовное зрение

Что в наше время редко приходится встречать примеры сильной, живой, могучей веры, – вряд ли кто-либо станет против этого возражать. Но, в то же самое время, приходится порой слышать, – и это приходилось слышать не раз и мне, и другим, – как иногда люди сами о себе говорят: «O, я очень религиозный, я глубоко верующий», и говорят это искренно, думая, что они, в самом деле, с полным основанием могут о себе так сказать. Но, увы – на это, в большинстве случаев, ответ будет такой: «Возлюбленные, не обманывайте себя! Посмотрите в Евангелие, – там точно указаны признаки истинной веры». Вот только что в Евангелии читалось о том, каковы признаки этой веры. Господь Сам говорит, что верующих истинно, действительно, по-настоящему верующих, будут на их жизненном пути сопровождать следующие знамения: «именем Моим бесы ижденут; языки возглаголют новы: змия возмут: аще же что смертное испиют, не вредит их: на недужныя руки возложат, и здравы будут» (Мк. 16:17, 18). Вот признаки истинной веры!

Так скажи же ты, похваляющийся своей верой, есть ли у тебя эти признаки? А если нет, – то чем ты хвалишься?.. Ведь из жизни Церкви мы видим, что те, кто действительно имели истинную веру, всегда думали о себе и о своей вере очень смиренно, всегда считали и сознавали себя маловерными. Получается то, что называют парадокс – как бы самопротиворечивое положение: тот, кто действительно верует, своей вере не доверяет и видит себя маловерным, а тот, кто истинной, живой, веры, по существу, не имеет, – тот думает, что он глубоко верует и говорит о себе, что «я очень религиозный и глубоко верующий...»

Должно заметить, что подобный же парадокс мы видим и в моральной, нравственной, духовной оценке человека; в этом смысле справедливо говорят, что праведники видят себя грешниками, а грешники видят себя праведниками. Почему это так, – легко уразуметь из простых примеров.

Представьте себе комнату, пыльную, душную и темную. Пока в ней темно, пыли никто не видит; но когда в нее врывается луч солнца, то он освещает комнату, и в этом луче пылинки становятся видными. Вот так же, пока человек не озарен лучом божественной благодати, в его душе только мрак греха и суеты, он не видит, как должно, своих грехов, и не понимает их тяжести; приходит на исповедь и не знает, о чем ему говорить. А когда человек озарен лучом Божественной благодати, тогда, в свете этой благодати он видит свои прегрешения. Это и есть то, о чем мы молимся в Великом посту: «Даруй ми зрети моя прегрешения», ибо без света Божией благодати человек их и не увидит.

Другой пример: всякому известно, что на чистой простыне, на чистой скатерти и малое пятнышко видно, и бросается в глаза: а на грязной тряпке и крупные комья грязи не заметны, – там все слилось. Вот так же, в душе человека грешного, не просвещенного Божией благодатью, не думающего о духовной жизни, не думающего об исправлении, не думающего об ответе пред Богом, – все слилось, и сам он ничего разобрать в этом не может; только всевидящий Господь видит печальное состояние души этого человека. Сам же он этого не чувствует и не замечает, и думает, что он не так уж плох, и то, что в Евангелии говорится о великих грешниках, к нему уж никак не относится. Святым он быть может, себя не считает, но полагает, что он не так уж и плох...

Угодники Божии мыслили о себе совсем иначе и видели себя, и свое духовное естество совсем в ином свете. Один подвижник все время плакал; ученик его спрашивал: «Отче, о чем ты так плачешь?» – «O грехах моих, сын мой», – отвечал тот. – «Да какие у тебя грехи? И почему ты их так оплакиваешь?» – «Сын мой, _ ответил подвижник, – если бы я мог, как должно, увидеть свои грехи, во всем их безобразии, то я и тебя бы просил оплакивать мои грехи вместе со мной». Так говорили о себе эти необыкновенные люди. Мы же, люди обыкновенные, не видим своей греховности, и не чувствуем ее тяжесть. Отсюда и получается то, о чем я только что сказал: придет человек на исповедь и не знает, что ему сказать. Иная исповедница так и говорит: «Батюшка, я все забыла». А как вы думаете, если человек у которого болит рука, нога или какой-либо внутренний орган, идет к доктору, забудет ли он, что у него болит? Так и душа; если она действительно горит покаянным чувством, она не забудет грехов своих. Конечно, ни один человек не может вспомнить все свои грехи – все до одного, без всякаго исключения. Но истинное покаяние непременно требует того, чтобы человек сознавал свою греховность и искренно сокрушался о ней.

Таким образом, грешник в силу своей духовной слепоты, кажется самому себе чуть ли ни праведником, а праведник считает себя грешником, потому что он привык вглядываться в свою душу и видеть в ней пятна греха и нечистоты. Как уже было сказано, мы молимся в Великом посту, чтобы Господь даровал нам зрети наши прегрешения – наши, а не чужие. Но об этом нужно молиться, не только в посту, а всегда – молиться о том, чтобы Господь научил нас видеть себя как должно, и не помышлять о своей мнимой праведности. Будем же помнить, что только милость Господня может открыть человеку глаза на его истинное духовное состояние, и этим поставить его на путь истинного покаяния. Аминь.

Мир Христов

Святитель Григорий Богослов, в своих вдохновенных творениях, говорил о том, что наши великие праздники являются таинствами Божией благодати, ибо каждый великий праздник Господь дает верующей душе тот или иной благодатный дар. В частности, все вы знаете, какой дар особой светлой радости дает Господь христианину в Светлую пасхальную ночь, ибо пасхальная радость есть нечто особое, несравнимое ни с чем другим. А вот на праздник Рождества Христова, говорил святитель, – Господь дает верующей и смиренной душе особый мир. И это вполне согласуется с тем, что и святые Ангелы, в благословенную рождественскую ночь, над полями Вифлеемскими пели: «слава в вышних Богу, и на земли мир» (Лк. 2:14)!

Но только нужно помнить, возлюбленные, что мир может быть разный. Господь Иисус Христос, когда на Тайной вечере, прощаясь со Своими учениками, сказал им: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» (Ин. 14:27)! Но тут же добавил: «не так, как дает мир – Я даю вам» . Ибо Его мир это тот мир, о котором пели Ангелы, это мир духовный, это мир человека с Богом, мир человека со своей совестью, которая упрекала его за грехи. Это именно, духовный, светлый мир. А бывает мир другой. Тот мир, о котором в Ветхом Завете Господь через пророков говорил: «Они легкомысленно говорят: «мир, мир!», а мира нет» (Иер. 6:14, 8:11)! А в другом месте прямо сказано, что нечестивым не будет мира. «Нет мира – говорил Господь» (Ис. 57:21). Теперь о мире кричат много, говорят много красивых слов и пишут, но о том мире, о котором они говорят, это совсем не мир Христов! Об этом мире, о котором идет теперь столько шума, Господь раз и навсегда сказал: Не думайте, что Я мир принес на землю; не мир Я принес, а разделение (Лк. 12:51). А в другом Евангелии: «не мир Я принес на землю, но меч...» (Мф. 10:34)! Ибо Он принес свет истины, а истина людей разделяет: один ее признает и ей поклоняется, ее защищает и исповедует, а другой или к ней глух и слеп, или даже ее отвергает и становится врагом ее.

Итак, истина, сама по себе светлая, радостная и светоносная, становится причиной разделения в людях. И об этом мире можно что сказать? – О тех, кто о нем кричат, хотят соединить в одно самые противоречивые учения и начала. Хотят объединить то, что непримиримо враждует между собою. Разве может быть тут внутренний мир? Это можно собрать внешним соединением, но оно будет непрочное, да и не будет его, по существу, никогда. Потому что те, кто входят в такое соединение, друг друга не признают и говорят совершенно разное. И вот такого-то мира, сколько бы о нем ни шумели, сколько бы о нем ни писали, никогда человечество не увидит. Вы сами видите, во что обращается жизнь! Какой же это мир? Говорят, повторяю, много о мире, а похоже, хоть немножко, на действительный мир?! Скоро, вероятно, земной шар будет напоминать какой-то пороховой погреб, в который достаточно бросить спичку, и он смертоносный взрыв даст. Так что не думайте, что такой мир настанет на земле.

Но Христос Спаситель сказал верным своим: «Мир оставляю вам и мир... даю вам» ! Этот святой мир, о котором Ангелы пели в Рождественскую ночь! И о, если бы, братия, в нашей жизни, в жизни Церкви нашей, в жизни приходов наших, в нашей личной жизни воцарился бы этот благословенный Христов мир! Как много вражды и разделений! Как часто люди друг другу не доверяют! Подозревают друг друга в самых некрасивых побуждениях и действиях! А если бы был мир и доверие взаимное, ничего бы этого не было и спокойно и светло протекала бы жизнь церковная. Вот и нужно нам заботиться о том, когда Церковь поет нам о мире, Ангелами возвещенном, чтобы этим миром наполнить и нашу грешную жизнь. Аминь.

Смирение

Св. евангелисты Матфей, Марк и Лука согласно говорят нам о том, что Господь наш Иисус Христос, когда уже приближалось время Его страданий стал ясно говорить Своим апостолам о том, что будет с Ним в ближайшем будущем в Иерусалиме; стал прямо говорить, какая Его там участь ожидает, какие страдания Он будет там переносить, какой позорной смертью Он умрет, а потом в третий день воскреснет.

Но если евангелисты нам об этом говорят, то они указывают нам и на то, что апостолы как должно не могли понять этих предсказаний Спасителя. Один из евангелистов прямо так и говорит, что «этот глагол» (слова Спасителя) были сокрыты от них и они не могли понять, что бы это значило, а спросить Его не решились (Мк. 9:32). И нужно сказать, что хотя апостолы любили своего Учителя всем своим сердцем, всем существом – не даром они оставили все (и родных, и дом, и все, что имели), и последовали за Ним – но несмотря на эту их всецелую любовь к Учителю, они как должно не понимали Его святое дело. И в Евангелии мы постоянно читаем примеры того, как это проявлялось.

Например, Господь когда-то спросил учеников: «за кого вы почитаете Меня?» (Мф. 16:15). Апостол Петр от лица всех сказал: «Ты – Христос, Сын Бога живаго» (Мф. 16:16). Господь ублажил его за это, сказав: «блажен ты, Симон... Ионин, потому что не плоть и кровь тебе это открыли, но Отец Мой, Сущий на небесах; и Я тебе говорю, ты еси Петр (камень) , и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада ее не одолеют» (Мф. 16:17, 18).

Прошел совсем маленький промежуток времени, но именно после этого Господь и стал прямо указывать на то, что Его ожидает. Что же получилось? Тот самый апостол Петр, которого Господь так ублажил, отозвал Его в сторону (как нам говорит евангелист Матфей) и стал Ему прекословит. Господь говорит о том, какие страдания и смерть Его ожидают, а он говорит: «будь милостив к Себе, Господи, да не будет этого с Тобою!» (Мф. 16:22). А помните ли вы, какой он ответ получил? Господь Иисус Христос Своему Первоверховному апостолу на эти его уговоры быть милостивым к Себе сказал: «отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь ты не о том, что Божие, а о том, что человеческое» (Мф. 16:23), т.е. свои человеческие соображения (хотя бы из любви и жалости) ты хочешь поставить выше, чем Божие дело, ради которого пришел Сын Божий на землю.

А вот – сегодняшнее Евангелие. В нем именно о том и говорится, что Господь стал подробно объяснять апостолам, что ждет Его в Иерусалиме. И после этого, подходят к Нему два ученика, родные братья, сыны Зеведеевы, а по одному из евангелистов, тут приняла участие и их мать Саломония, которая подошла с ними и стала ходатайствовать за них. Они говорят (и их мать говорит): «Учитель! мы хотим, чтобы ты сделал то, о чем мы Тебя сейчас попросим. А что вы хотите, чтобы Я сделал вам?» спросил Господь, конечно, все знавший наперед. Они Ему говорят: Сделай так, чтобы один из нас сел справа, а другой слева от Тебя во царствии Твоем (Мк. 10:35–37), т.е. чтобы мы заняли первые места около Тебя, когда Ты прославишься во Царствии Своем. Господь Иисус Христос и тут увидел то, что Он, конечно, и без этого знал – насколько Его не понимают Его ученики. Он им говорит о страдании и смерти, а они Ему говорят о славе. Конечно, в конце концов, Господь прославится, но к этой славе Он идет через крест и страдания. Апостолы не понимали того, что если бы Господь буквально исполнил их прошение немедленно, то им пришлось бы быть на тех местах, на которых были два разбойника на крестах – один разбойник благоразумный, другой несчастный, неблагоразумный – потому что престол, на который Сына Человеческого вознесли люди – был Крест. Но Господь им просто сказал: «не знаете, чего просите» (Мк. 10:38). И спросил их опять: «Можете ли пить ту чашу, которую Я пью, креститься крещением, которым Я крещусь?» Апостолы, опять-таки показывая на то, что им с одной стороны не совсем понятна эта речь, а с другой, показывая, какая любовь пламенела в их душах, без всякого колебания говорят: «можем» (Мк. 10:39), т.е. мы за Тобою пойдем, мы хотим принять тот жребий, который Ты принимаешь. Вот как они Его любили! И Господь, не упрекая их, как апостола Петра, только говорит: «чашу, которую Я пью, будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься» . (Но только не сейчас. Придет время, когда это будет). А на данную их просьбу Он прямо отвечает: А сесть от Меня справа и слева, несть Мое (Мк. 10:40), как сказал Господь смиренно, т.е. не от Меня зависит, как от человека, а кому уготовано Отцом Моим. Эти слова Спасителя означают, что в Его Царствии будет торжество полной, абсолютнейшей правды и что никакие личные просьбы и желания тут места иметь не будут, а по чистейшей и святейшей Божией правде, каждый займет в Его Царствии то место, которое он заслуживает за жизнь и труды свои.

Другие апостолы, конечно, слышали, о чем просили Иаков и Иоанн. И, как говорит Св. Евангелие, начали негодовать. Каждый из них все оставил и пошел за своим Учителем, и они естественно думали: почему же эти двое ставят себя выше других? Чтобы прекратить возможность подобного разногласия и неприятностей в апостольской среде, Господь их подозвал и сказал: Вы знаете, как бывает в миру. Почетные должности занимают те, кто управляет людьми, кто так сказать стоят в плане житейских отношений выше всех. Но не так да будет у вас, говорит Господь (Мк. 10:42, 43). А кто захочет у вас быть больший, тот да будет меньше всех. Кто хочет быть старше всех, да будет всем слуга, т.е. Господь раз и навсегда установил и не только для апостолов, а для всех Его последователей, для всех чад Церкви Его, новый принцип: старейшинство в Его Царствии дается не тому кто хочет быть выше, а тому, кто смиряет себя, уступая другим первые, высшие места. Одно первенство только знает закон любви Христовой, закон Его Церкви. Это – первенство смирения. И Господь, сказавши это, указал на Свой высочайший и святейший пример – «так как и Сын Человеческий, – сказал Он, – не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить» (Мк. 10:45).

Припомните трогательнейший случай на Тайной вечери, когда среди апостолов опять возник спор, кто из них выше и кто меньший. Должна была начаться Тайная вечеря. По тогдашним правилам, младший из присутствующих должен был омыть ноги всем остальным. И вот никто из апостолов не хотел оказаться этим младшим. И среди них возник спор, кто из них младше всех. И мы знаем, что сделал Господь. Он сбросил с Себя верхнюю Свою одежду, взял полотенце, препоясался и стал умывать ноги учеников, которые, конечно, в трепете смолкли; всякие разговоры и споры прекратились, когда Божественный Учитель Сам стал умывать ноги ученикам Своим. И сделавши это, Он говорит: «Вы называете Меня Господом и Учителем, и верно, правильно делаете, ибо Я точно то , Я ваш Господь и Учитель. И если Я, ваш Господь и Учитель, умыл вам ноги, то и вы должны друг другу ноги умывать» (Ин. 13:13, 14). Чтобы они не поняли Его буквально (что нужно буквально копировать Его), что здесь устанавливается общий принцип, Господь поясняет: «образ дал Я вам» (Ин. 13:15), т.е. пример. Я дал вам пример, как нужно смирять себя и уступать другим.

Развращенность современного мира

В одной из так называемых паремий или ветхозаветных чтений, которые читаются накануне больших праздников за всенощной, находятся слова: «Премудрость созда себе дом и утверди столпов седмь» (Притч. 9:1). Св. отцы и учители Церкви говорят нам, что эти слова можно прямо понимать как пророчественное указание на 7 Вселенских Соборов, которые являлись теми столпами, на которых основывалось наше христианское благочестие.

Христианская вера состоит, с одной стороны, из вероучительных истин или догматов, а, с другой стороны, из священных канонов и правил, которые именуются каноническими правилами и в большинстве были установлены на Вселенских Соборах, которые трудились и над догматикой и над составлением дисциплинарных церковных законов и правил.

Недаром Церковь ублажает память свв. отцов, которые трудились на этих соборах. Вот и завтра вспоминает она многих из них, в особенности тех, которые были на 7-м Вселенском Соборе; но не только их, потому что мы из канона сегодняшнего дня слышали и о том, как трудились отцы 1-го собора, отлучившие Ария. И Церковь не раз этих святых тружеников воспоминает и прославляет.

В наше время, время ужаснейшего морального, нравственного и всяческого разврата, христианину в особенности нужно помнить, что для того, чтобы устоять против всей этой гнили, грязи и невероятной распущенности, которые в мире мы видим сейчас, и не заразиться этой скверной, ему нужно, прежде всего, твердо стоять на почве церковных догматов и церковных, священных, заповеданных нам Церковью и отцами, канонов и правил.

А если этого нет, то пусть он не думает, что он устоит. Эта распущенность, эта развращенность, эта неслыханная смрадная грязь, которая волной заливает теперешнюю жизнь, неизбежно захватывает и подчиняет себе те души, в которых нет света и благоухания истинной церковности.

И вот об этом нужно нам в особенности помнить. Когда-то ап. Петр в одной из своих первых проповедей говорил христианам: «спасайтесь от рода сего развращенного» (Деян. 2:40). Но тогда этот «развращенный род» был род языческий. Сейчас – много хуже, чем тогда... Распущенность, разврат, всякая безнравственность и тогда процветали, но то был языческий мир; и, когда он услышал о святых истинах христианства, то постепенно принял и усвоил их – язычество склонилось к подножию Христова Креста.

Теперь время – гораздо более страшное и опасное. Теперь развратился христианский мир. Ему уже нечего проповедовать, его нечего просвещать. Он имеет Христову истину, но он ее попрал своей жизнью, своей холодностью и равнодушием, а иногда и сознательным отрицанием ее.

И поэтому-то «желающий спастись, береги свою душу», как говорили подвижники последнего времени.

Вот почему нам должно всемерно заботиться о том, чтобы св. церковными правилами, уставами, учением себя оградить от всей этой тлетворной заразы. Еще о. Иоанн Кронштадтский говорил всегда: «Старайтесь соблюдать правила и уставы церковные; тогда вы будете пребывать внутри церковной ограды и будете в безопасности». А вне этого убежища – ужас, разврат и гибель!

Помни же об этом, христианская душа, и всеми мерами заботься о том, чтобы не оказаться вне ограды церковной.

Христианин должен быть крестоносцем

За Божественной литургией сегодня мы с вами слушали то, что сказал Господь Иисус Христос о том, как христианин должен быть крестоносцем: «Кто хочет идти за Мной, да отвержется себя, и возьмет крест свой и по мне грядет» (Мф. 16:24). Сам Он всю жизнь нес крест, не только на Голгофу Он нес Свой тяжелый деревянный Крест, на котором Его распнут. Он всю жизнь нес крест! Крест был уже в том, что Он – Сын Божий. Бог бесконечный соединился с человеческой природой и, как Богочеловек, жил с людьми, разделяя с ними их жизнь. Этого мало, Он принес на землю залог любви и милосердия. Он всех прощал, никого не осудил, творил бесчисленные чудеса дел милосердия, любви, прощения и исцеления. И чем больше Он разливал этот свет любви среди людей, тем теснее и теснее сплачивались вокруг Него Его озлобленные враги, возненавидевшие Его сатанинскою злобою, и в конце концов пригвоздившие Его ко Кресту.

Как вы слышали, заповедано, что христианин может идти за Ним только в том случае, если он возьмет свой крест и пойдет за Ним. Крест Святейший – трехсоставен, как указывал святитель Феофан Затворник. Одна часть этого креста, это – все трудности, которые переносит человек, захотевший жить по-христиански благочестиво и видящий, что плохо это выходит, потому что грешные привычки, привычный грех им обладает и подчиняет его себе. Так часто бывает: загорелась душа у человека, хочет он доброй христианской жизни, а привычные грехи, привычное, что он делал, неумолимо тянет его к себе. И куда бы он ни пошел – всюду это при нем и повсюду. Потому и сам святитель Феофан состояние грешного человека сравнивает с состоянием человека, у которого за плечи, сзади привязали тлеющий, смрадный, разлагающийся труп. Он привязан, куда бы этот человек ни побежал – все это с ним. Вот так же и наша греховная натура – «от себя никуда не уйдешь» – как говорил русский человек.

Второй крест – стараются представить все подвиги и трудности нашего земного пути. Это чаще всего называют – крест, именно – все скорби, болезни, потери и т.д. Но тут нужно сказать, что все-таки, если человек смиренно и покорно принимает все эти скорби, как направленные к нему Божьим промыслом для его пользы, он совсем по-другому все принимает. Пока он ропщет, бунтуется, возмущается, ему тяжело на душе. Но когда перестал роптать, смиренно и покорно от Десницы Господней принял эти испытания, он видит все вокруг него, как будто то же самое, а он совсем другой: все эти скорби и трудности принимает спокойно, с убеждением христианским, что так надо! Господь, Отец Небесный, вместо хлеба камня не пошлет, а когда нам посылает скорби, значит, нужно их по-христиански перетерпеть.

А третья часть, третий крест – это тот, который, как говорил святитель Феофан (а про него известно, что он был великий подвижник), – это крест тех искушений, которые нападают на человека, преодолевшего соблазны обычных грехов, как это было с подвижниками. Они уже не поддавались соблазнам обычных грехов. Тогда нападает сила, бездна самого опасного искушения – искушения гордыни. И вот тогда-то они иногда изнемогали в борьбе с этими искушениями, горделивыми помыслами. Этот крест как должно знают только те, которые его несут, как говорил тот же святитель Феофан. Но так или иначе, наш долг – нести свой крест и быть крестоносцами, ибо других по следователей Себе Господь наш не признает. Аминь.

Помощь Господа человеку в трудные минуты

В священной истории и церковной истории мы видим немало примеров, когда какой-либо дерзновенный и смелый проповедник истины, защитник ее, возвеститель воли Божьей в этом мире, в своем тяжком подвиге иногда переживает такие моменты, когда и его могучий дух изнемогает, и тогда Господь Сам подкрепляет и ободряет его в трудный момент.

Примеры этому всюду разбросаны на всем протяжении священной истории. Возьмите древность: вот сын Исаака – Иаков, вынужден бежать из своего дома, так как брат Исав, продавши ему свое первородство, однако же, возмущен был, что Иаков получил от отца благословение, и так на него озлобился, что Иакову пришлось бежать. Помимо этого тяжкого переживания, вот Иаков идет по пустыне одинок, беззащитен, после всего, что он пережил еще в доме, боясь гнева брата своего. Он тут одинок: пустыня, никого нет, животные кругом. Но когда он, утомленный происшедшим, прилег отдохнуть, то знаете вы, как Господь его находит. Видит Иаков свой знаменитый, известный сон. Лестницу Иаков видит, по которой восходят и нисходят Ангелы, а наверху стоит Сам Господь. И ободрил его Господь, смирил и сказал: Я всегда с тобой, помни это! Когда опомнился Иаков, то говорит: «Значит есть Господь на месте сем, аз же не ведех» – а я не знал (Быт. 28:15, 16). Тогда не было раскрыто перед людьми, не была раскрыта истина везде присутствия Божия так, как она раскрыта нам с вами. И, конечно, ободрило это видение Иакова, и он, успокоенный, сел и почил. Трудный был этот момент.

Вот, другой момент: колосс духа святой апостол Павел – чего он только не перенес! В конце концов, после всех своих апостольских трудов, как узник, потерпевший кораблекрушение на море, он идет, наконец, в мир на суд кесарев. Говорится в книге Деяний Апостольских, как вышли к нему братия христиане и шли к нему навстречу, услышав, что великий апостол приближается к ним. Апостол Павел, увидя их, возблагодарил Бога и ободрился. Значит, и ему тяжко пришлось, если он ободрился от этого знака любви и внимания, с которым встретили его верующие христиане.

Преподобный Афанасий Афонский, основатель знаменитой Лавры на Афоне. Оставили его братия, не выдержав лишений. Сам он, в конце концов, оставленный братией, одиноко бредет по тропинке Афона в смутном состоянии, не зная, что ему делать. А навстречу ему идет женщина. Удивился Афанасий, как здесь на Афоне – женщина? Завязался разговор. Женщина эта ему говорит: «Я могу тебе помочь и хочу тебе помочь, ты только скажи подробно, что случилось, почему ты тут?» И потом, когда разговор завязался, Она ему говорит: «Я позабочусь о тебе». «Кто же Ты?» – спрашивает Ее Афанасий. «Я, – говорит Незнакомка, – Та, Которой ты вверил свою обитель. Я – Матерь Господа твоего». Преподобный Афанасий, суровый аскет, не мальчик, не юноша, не новоначальный послушник, а претерпевший много искушений в борьбе со злой силой и зная хорошо, как она претворяется в нечто доброе, поэтому не доверяет, он исповедует это. Она ему говорит: «А если ты хочешь узнать окончательно, Кто говорит с тобой – вот этот камень, ударь его своим посохом и помни, что с этой минуты Я Сама буду вечной Попечительницей твоей лавры». Афанасий ударил жезлом камень, камень разверзся, треснул и из него забил источник воды. Потрясенный подвижник обернулся, чтобы упасть к ногам Чудной Посетительницы, но Она исчезла. Как это было ободрительно для преподобного Афанасия в этот тягчайший момент его жизни!

И вот перед вами сегодняшний великий угодник Божий, ревнитель правды Божьей и славы Божьей – пророк Илия. Совершен им чудный подвиг, и дело великое совершено – обратил Израиля ко Господу Богу. Он истребил пророков Вааловых, которые прельщали народ. Но он слышит от царицы Иезавели. Она ему грозит, что она с ним сделает то же самое, что он сделал с этими пророками Иезавели. Но тут говорится: убоялся Илия и бежит. И нужно сказать, что совершенно неправильно понимается это бегство великого пророка теми, кто думают, что он просто убоялся. Смерть мол его устрашила. Так думают, не обращая внимания на то, что дальше сказано тут же. Пророк скрылся и стал просить у Бога смерти, значит смерть его не пугала. Зачем он смерти боится? – Это была бы трусость, нет! – он боялся того, что если Иезавель исполнит свое намерение и приведет его в исполнение, то тогда погаснет последний светильник, тогда Израиль лишится последнего голоса, который раздается в рассеянии его. Воистину испугался пророк Илья, – а не за себя: смерти он не боялся. Разве может бояться смерти, когда он знает, что смерть его соединит с Тем, к Кому он стремится и для Кого он живет?! Трудный момент был у него, потому что испугался он за эту истину, и дух изнемог у него, могучий сильный дух. И как вы знаете, как порадовал его Господь в эту минуту изнеможения! Как Господь удостоил его личной беседой Своей! Пророк Илия удалился в пещеру и говорит ему Ангел, чтобы утром он вышел из пещеры, встал около нее для того, чтобы беседовать с Богом. И вот Илия ожидает: все стихии разрушительные, потрясающие, все проносятся мимо – и ветер и ураган, и пламя – все сокрушается под их воздействием, но не в трусе, или во гневе, ни в урагане Господь. А потом, когда повеял глас «гласа тонка , – т.е. освежающий, успокоительный ветерок, – там Господь» (3Цар. 19:12)! И вот, это блаженное ощущение Божия присутствия и было наградой для великого пророка, который так любил Бога, так ревновал о Нем. Это блаженное ощущение Божьей Десницы понятно только тем, кто Его ощущает, оно непостижимо для нас. Вышел пророк, зная, что он сейчас предстоит перед Богом, закрыл лицо свое ризою и слышит голос: Что пришел, Илия? Говорит Ему пророк, изливая наболевшую душу свою: Господи, алтари Твои раскопаны, жертвенники уничтожили, уничтожили пророков Твоих, я один остался и то души моей ищут. И восстанавливая, ободряя его, Господь обрадовал наставлением: Иди, не унывай! Еще семь тысяч человек остались, которые пред Ваалом не преклонили колена свои (3Цар. 19:13–15, 18). И успокоил его Господь, и успокоенный вернулся Илия.

Вот так Господь в трудную минуту поддерживает верных Своих, не давая впасть в унынье, в отчаянье. Но, конечно, верность великого пророка была такова, что ему уже и на земле места не нашлось. Пророк вознесся во славе на огненной колеснице в горний небесный мир, а Господь, по доброте Своей, с горнего места сошел на землю спасти отверженного.

Все это назидательно для нас, а главным образом, у нас должна быть и вера, братия, подлинная верность великого пророка. Как ее не хватает теперь, как люди стали ко злу постыдно равнодушны, как они не понимают той верности, которая не дает человеку успокоиться, если ему как будто ничего и не грозит, но он видит, как Слава Божия уничтожается, как Святыня Божия попирается врагами истины Его! Когда человек равнодушно на все это смотрит, далек он от спасения своего! Это всегда нам нужно помнить, когда мы слышим и читаем о верности великого пророка Илии, и молиться Богу, чтобы Господь и нам от этой пламенной веры послал хотя бы одну искорку в наши грешные, холодные души! Аминь.

«Любите врагов ваших.»

Вы слышали в сегодняшнем Евангелии, которое читалось за Божественной литургией, призыв Христа Спасителя: «любите враги ваша» (Мф. 5:44). Должно заметить, что часто в наше время слышатся возражения против некоторых евангельских положений, против некоторых заповедей нашего Спасителя. Говорят, обыкновенно, что все это возвышенно, конечно, но невозможно исполнить. И если на поверку вы спросите у этих людей, что же именно в Евангелии им кажется невозможным для исполнения, то как раз и окажется, что именно то, чем Христово ученье, Христово Евангелие так чудесно отличается от всех остальных религий. О любви к врагам – только Христос Спаситель заговорил, Он призывал к этому! Конечно, современному человеку, самолюбивому эгоисту, который заповеди о любви к ближним исполнять не умеет, где ему исполнить заповедь о любви к врагам?!

Но Христову ту заповедь нужно брать в соответствии со всем Его Божественным и возвышенным учением. Господь обращался к тем, кто хотели быть Его истинными последователями и учениками. А для того, чтобы быть таковыми, нужно и весь закон Его исполнять. В этом законе одно из самых возвышенных мест и есть именно призыв Спасителя о любви к врагам. А человеку, который заповеди Христовы почти не исполняет, с церковными правилами мало считается, вообще церковною, христианскою жизнью не живет, конечно, где ему исполнить эту заповедь?! Он с большим удовольствием вспомнит ветхозаветную заповедь «око за око, зуб за зуб» (Лев. 24:20). А о том, чтобы любить врагов, он и не подумает. Ему покажется, что здесь Церковь своими призывами, ученьями отстала от жизни. Так и часто теперь люди говорят: «Церковь не идет в ногу с жизнью, она от нее отстает. Жизнь идет вперед, а Церковь за ней не поспевает!»

Церковь к чему нас зовет? «будьте совершенны, как , Отец ваш Небесный совершен есть» (Мф. 5:48). Вот, какой идеал поставил Спаситель пред верными Своими. Церковь призывает нас к новой жизни во Христе. Этот призыв и это ученье не связаны ни с каким течением времени, это – вечная истина, чему Церковь учила в первые века христианства, тому она учит и сейчас, и тому она будет учить до конца этой истории рода человеческого на земле, до страшного пришествия Господа своего. Она будет Ему верна всегда, об этом именно будет учить и к этому призывать. А что касается этих умников, которые так теперь говорят, то должно сказать о них, что не Церковь от жизни отстала, а они от Церкви убежали неведомо куда!

Но нам-то, возлюбленные братия, нужно беречь себя и помнить, что ни одна заповедь Господня не такова, что ее нельзя было бы исполнить. Это маловерие и малодушие говорит, что нельзя любить врагов, отсутствие христианского духа, христианской настроенности! В какое же положение поставил бы нас наш Господь и Спаситель, если бы дал заповедь, которую исполнить нельзя, а за неисполнение которой угрожает вечным мучением?! Никогда Господь не обременял людей тяжестью, которую невозможно понести. Наоборот, Он говорит: «возьмите иго мое на себе, научитесь от мене, ибо Я кроток есмь и смирен сердцем: и обрящете покой душам вашим» (Мф. 11:29). Мир этого покоя не даст, вы сами видите, что в мире происходит сейчас, а Господь даст. «Иго бо мое благо, – говорит Он, – и бремя мое легко» (Мф. 11:30).

Конечно, для того, кто не привык к этому игу благому и легкому бремени, для того, кто привык жить по своим грешным прихотям и желаниям, для того, чтобы пойти новым путем христианским, верным Христу, – сначала будет совсем нелегко. Труднее будет исполнять заповеди Христовы тому, кто не только их не исполнял, а действовал по обратным началам. Но когда человек переломит себя, когда он смирит свою грешную похотливую, грехолюбивую и злую природу, когда он пойдет по пути заповеди Господней, то там он увидит, что с каждым шагом все легче и легче для него становится это для него благое бремя и легкое Его иго. Но только нужно решиться и идти твердо. «Человек с двоящимися мыслями не тверд в... путях своих» (Иак. 1:8). А когда христианин решает что он, действительно, будет учеником закона Господня везде и всегда, неизбежные, по немощи, падения покрывая покаянием, но не отпадая от Своего Господа, тогда его путь будет правильный. Можно и тяжко упасть, вспомните святого апостола Петра, который троекратно, с клятвой, отрекся от Спасителя. Но то его испугавшаяся душа отреклась, а сердце не отошло от Возлюбленного Учителя. Оплакав свой грех, апостол потом мужественно ждал суда своего Учителя, надеясь на Его милосердие и получил прощение, на которое надеялся он. Так и христианин, если падает на пути, пусть это его не сокрушает. Святая Библия говорит: Разве падающий не встает? Разве заблудившийся не может возвратиться на истинный путь? (Иер. 8:4).

Так и каждый человек – по немощи все мы согрешаем и достаточно много, но если наша душа и сердце от нашего Господа не отходит, то тогда Он ко всем нашим падениям, если мы их покрываем покаянием, относится с бесконечным милосердием и всепрощением. Он для того и на крест взошел, чтобы оказать нам Свою любовь и всепрощенье. Но будем помнить, братие, этот урок евангельский о любви к врагам. Если у нас ее нет, нужно крепко себя за это укорять, потому что нет у нас полноты христианского духа и нужно молить Господа, чтобы Господь Сам научил нас исполнять блаженные заповеди Его. Аминь.

«Любите врагов ваших.»

Господь сказал: «любите врагов ваших» (Мф. 5:44). Когда идет речь теперь, в наше время, о Св. Евангелии и о том, каковы заповеди евангельские, то часто приходится слышать такие слова: «Конечно, Евангелие прекрасно и возвышенно, но некоторые заповеди его просто невозможно исполнить». И когда вы будете спрашивать, что же, именно, люди считают в Евангелии неисполнимым, они как раз укажут вот именно на то, что сейчас я сказал, на заповедь о любви к врагам, и говорят: «Но это уж невозможно исполнить!» Т.е. как раз то, чем наша святая вера, чем наше Евангелие так чудесно отличается от всех других религий и вероисповеданий и учений религиозных. То самое, что так возвышает наше Евангелие, эти люди объявляют неисполнимым.

Получается, что Господь Иисус Христос дал Своим последователям заповеди, которые невозможно, якобы, исполнить! А ведь всякому понятно, что за неисполнение заповедей человеку грозит Божие наказание. Нужно иметь в виду, что сейчас, вообще, наступает то время, о котором говорил Господь Иисус Христос в другой раз, что «из- за умножения беззакония, иссякнет любовь во многих» (Мф. 24:12), т.е. из-за того, что всякие беззакония будут широко разливаться в жизни, из-за этого любовь христианская у многих охладеет. И вот эти слова, что нельзя любить врага своего, они как раз и указывают на то, как охладела в нас любовь.

Тот, кто действительно полон христианской любви, тот сумеет любить врага своего. В одном из воскресных канонов Церковь, обращаясь к Своему Господу и Спасителю, говорит: «Ты, врага мя суща, зело возлюбил еси!» Т.е. Ты меня очень возлюбил еще тогда, когда я был врагом Твоим. Ибо всякий грешник, без оглядки грешащий и не исправляющийся от грехов своих, есть Божий враг, как нарушитель заповедей Божиих.

Вот и будем помнить, возлюбленные, сегодняшний евангельский урок! Евангелие учит нас любить даже врагов наших, благотворить ненавидящим нас и молиться за обижающих нас. Это и есть то, что должно быть в душе и жизни всякого настоящего христианина. Если мы говорим, что мы не можем любить врагов наших, значит, плохие мы христиане... Нужно молиться нам Самому Господу, чтобы Он эту любовь христианскую укрепил в нас. Сейчас она, действительно, выдыхается и исчезает. Вместо нее много всякой лжи, всякой злобы, всякой грязи в жизни, а христианская любовь как бы исчезает и улетучивается. Но помните, что Господь сказал раз и навсегда: «По тому узнают люди, что вы Мои ученики (т.е. христиане), если будете иметь любовь между собою» (Ин. 13:35). А если любви не будет, то мы плохие христиане... И вот, запомнивший все это должен, как и каждый из нас, постоянно молиться Господу Богу, чтобы Господь научил нас как должно исполнять заповеди христианской любви, чтобы любить ближних своих и врагов своих, чтобы все у нас было с любовью, как говорит апостол Павел, ибо только тогда мы, действительно, сможем называться настоящими христианами. Аминь.

Предсказания о последних временах

В сегодняшнем Евангелии, которое читалось за Божественной литургией, мы слышали, как Спасителю был задан вопрос: «Господи, неужели мало спасающихся?» Очевидно, этот вопрос задал тот, кто слышал ученье Спасителя и кому понятна стала та высота и та строгость, которой отличается ученье Господа Спасителя и ученье Евангелия. Он и спрашивает: «неужели мало спасающихся?» (Лк. 13:23). Ибо понимал вопрошавший, что не так-то много людей, которые могли бы под эту мерку подойти, которые могли бы, действительно, оказаться исполнителями этого учения, которое ведет ко спасению. И мы слышали ответ Спасителя. Как будто не отвечая ему дословно прямо, Господь говорит: «подвизайтесь войти сквозь тесные врата, ибо говорю вам, многие потом поищут войти, и не возмогут» (Лк. 12:24). Следственно, прямой и несомненный вывод отсюда, что христианство есть подвиг, ибо подвизаться – значит быть подвижником. И если в жизни человека, который себя считает православным, какого-то подвига нет совсем, вообще никакого, то он в опасности не наследовать спасения, не наследовать жизнь вечную.

Достаточно сравнить слова Спасителя с другими Его словами, где Он сказал, что «если кто хочет идти за Мною, да отвержется себя (да отвергнется себя) и возьмет крест свой и по Мне грядет» (Мф. 16:24). Следовательно, повторяю, христианство есть подвиг. И тот, кто не подвизается, тот находится в опасности: спасения не получить. Конечно, какие подвиги у нас?! Это в древности великие святые угодники Божии и вообще древние христиане были, действительно, подвижниками.

А у нас какие подвиги? Но, однако же, Господь Милосердный и здесь не лишает нас возможности спасения. А именно, Он через святых Своих прямо говорит, что если человек смиренно, покорно, без ропота, а наоборот, с благодарением принимает все скорби, которыми усыпан его жизненный путь, то это и есть путь его спасения. Ибо Господь это перенесение скорбей и неприятностей, христианское безропотное терпение вменяет ему, как подвиг.

Кажется, уже не раз мне приходилось приводить один пример из Житий святых, но сейчас благовременно его еще раз вспомнить. Это, как в древности подвижники собрались и беседовали о путях спасения. И один из них задает вопрос: «Отцы и братия, а как будут жить иноки и вообще христиане верующие, которые будут после нас?» Кто-то из великих отцов отвечает: «Они смогут нести подвиги только в половину нашего». Хорошо. А те, кто будут жить уже близко к последним временам? «Те, – ответил великий старец, – не смогут совсем подвизаться, как мы, но они будут иметь множество скорбей. И если они эти скорби будут переносить, как подобает христианину – смиренно, безропотно, с благодарением, то Господь вменит им это в великие подвиги, и они в Царстве Небесном окажутся выше нас».

Конечно, наша немощь и не помышляет о такой высоте, чтобы вдруг стать выше, чем древние великие угодники, но какие же это ободрительные слова! Каким светом они сразу освещают жизненный путь каждого из нас! Жизнь сейчас многоскорбна, и не только в смысле личных скорбей, а и в жизни общественной всюду! Ведь вы сами видите, все время новость за новостью и почти все время новости прискорбные. Все хуже, все засореннее, грязнее, все сложнее и запутаннее становится жизнь. Но если среди множества этих скорбей – и личных своих, и общественных, в которых приходится участвовать так или иначе, если во всем этом множестве христианин будет стремиться, именно, к тому, чтобы это все встречать и переносить по христиански, то воистину подвижником он будет! И тогда без труда, без всяких особых поисков, он найдет свой жизненный путь подвига. Тот путь, о котором Господь сказал: «подвизайтесь войти сквозь тесные врата» ! Аминь.

Сестры Мария и Марфа

Не раз уже говорилось, братие и сестры, о том Евангелии, которое читалось сегодня, как Господь Иисус Христос посетил благочестивый дом Марии и сестры ее Марфы. Это Евангелие читается почти за всякой литургией Богородичных праздников в течение целого года. Одно только исключение, один день, когда бывает праздник Благовещения Пресвятой Богородицы. В этот день за литургией читается Евангелие о том, как Архангел Гавриил пришел к Деве Марии и благовествовал Ей, что Она будет Матерью Спасителя Мира. Только в этот день, а во все остальные Богородичные праздники читается сегодняшнее Евангелие. Таким образом оно читается чаще всех в году, потому что Богородичных праздников много – и двунадесятых праздников в течение года много в честь Богоматери, поэтому Евангелие это все время повторяется и повторяется.

По Божьему промыслу все совершается премудро и в Церкви не случайно. Если нам так часто Церковь предлагает это Евангелие, то значит оно в особенности является важным для нас по своему содержанию. Святые отцы говорили, что, когда Господь сказал Марфе: «ты печешься и молвиши о мнозе, едино же есть на потребу» (Лк. 10:41, 42), т.е. заботишься, глаголеши о многом, а одно только нужно, это можно понять и в непосредственном смысле, что она напрасно старается устроить так свой богатый стол и прием, когда достаточно и того, что есть. Но основная мысль та, на которую указывают слова Спасителя, когда Он говорит: не Марфа, а Мария «благую часть избра, яже не отымется от нее» . Именно она Мария – избрала благую часть, которая не отымется от нее. Так Господь мягко и деликатно, вместе с тем категорически, указывает Марфе не о еде, – Марфа просит, чтоб Мария приняла участие утолить голод, – а Господь указывает, что благая часть у Марии и что было бы гораздо лучше, если бы Марфа взяла бы пример с Марии, а не Мария с Марфы.

Это вечный принцип Евангелия, вечное выше временного и духовное выше материального. Но попробуйте отнести слова эти к теперешнему человечеству, вы сами видите, чем оно живет теперь! О Боге и о вере в Бога, правда, говорится много, но все это «слова, слова и слова...» А живет человечество жизнью совершенно другою. Мы то, христиане, должны помнить, если Господь сказал, что Мария благую часть избрала, а не Марфа, то мы должны и жизнь так строить, чтобы руководиться, по преимуществу, примером св. Марии. И тогда, действительно, всегда и во всем духовное будет стоять на первом плане, а материальное, земное, временное – на втором. Только тогда христианин сможет построить свою жизнь, как должно, по учению Христа Спасителя, как подобает жить христианину, избегая земных соблазнов. Аминь.

Апостольское служение женщин: Св. Нина просветительница Грузии и св. Мария Магдалина

Из различных служений, которые осуществляются людьми в ограде церковной, в жизни Церкви, мы с вами не знаем никакого другого служения, которое было бы выше, чем служение апостольское. Апостольское служение по своей важности, по своей исключительности, по своей высоте, есть высочайшее из всех служений, которое Господь вверяет верным Своим – Церкви Своей.

Не только среди мужской половины рода человеческого оказались люди, которые были способны выполнить такое служение, но и среди женской половины человеческого рода мы видим великих подвижниц, которых Церковь украсила наименованием равноапостольных.

Такова была святая равноапостольная Нина, просветительница Грузии, явившаяся действительно апостолом для своей страны. Такова была и ныне нами прославляемая святая мироносица и равноапостольная Мария Магдалина. Красавицы обе, по преданию. Мария Магдалина – красивейшая женщина в Палестине, а там много было таких. Она, однако, была обладаема злой силой, так что Евангелие коротко, но многозначительно говорит, что из нее Господь изгнал семь бесов. Когда освободилась ее душа, одержимая этой злой силой, она своего Чудесного Исцелителя возлюбила действительно всей душой, всем сердцем, всей крепостью и всем помышлением своим.

Кто из нас не знает трогательного повествования, как любовь Марии привела ее туда, где, как она думала, покоилось драгоценнейшее ее сокровище – ее Господь Исцелитель. Плачет Магдалина у гроба, не знает, кто взял Тело Господа ее, где Его положил. Ангел ее спрашивает, она ему говорит: «Кто-то взял Господа из гроба и не вем, где положиша Его» (Ин. 20:13). Но, когда она повернулась, то увидела перед собой фигуру человека, и Он спрашивает ее: «жено, что плачеши, кого ищеши?» (Ин. 20:15). Думая, что это садовник, она говорит: «Господин, если ты взял Его, скажи мне, где ты Его положил и я возьму Его» . По виду своей дерзновенной любви, Мария не рассуждает о том, куда она, слабая женщина, может взять и отнести Тело взрослого Человека! Но тут, вдруг, неожиданно для себя, она слышит знакомый голос, от которого когда-то из нее вышли семь бесов. Этот голос сказал только одно слово: «Мария!» (Ин. 20:16) Затрепетала вся душа мироносицы, бросилась она к ногам Спасителя с возгласом: «Раввуни!» т.е. дорогой Учитель! На сей раз Господь ее отстранил, видя в ее порыве слишком много земного, но сказал, чтобы она апостолам возвестила о том, что Он восходит, как Он сказал: «к Отцу Моему и Отцу вашему и Богу Моему и Богу вашему» (Ин. 20:17).

Мария Магдалина вернулась домой, поведала им, что видела Господа, и что Он с ней говорил, а после этого прославила свое святое высокое имя тем, что была такою благовестницей Христа Воскресшего, что Церковь, как уже сказано, украсила ее титулом равноапостольной. Пошла она тогда из страны в страну «оправдания Христовы и законы храняща». И благовестницей была, по преданию, даже для самого императора, которому принесла красное яичко и сказала: «Христос Воскрес!» Мы прославляем Марию за то, что, по своей беззаветной любви к Господу, она действительно вела свою жизнь «оправдания Его и законы храняще». Это точное церковное определение для нас – назидание!

О, если бы о нас можно было бы сказать, что мы живем «оправдания Христовы и законы храня», как легко было бы нам жить! Легко живется человеку, который ходит так, как сказано: «Блаженны непорочные в путь ходящие в законе Господнем» (Пс. 118:1), Если жить так по Христовым законам, то легко перенести трудности такие, какие сейчас переживаем. Помните, если человек живет, как Мария, «оправдания закона храняща», то о нем особая Божия забота. Промысл Божий, Божие попечение, простирается на все созданное Богом, но особая у Него забота, как выражался святитель Феофан, о том, кто тщится сохранять верность Его закону. Забота человека о том, чтобы закон Божий исполнять. А у Господа забота о том, чтобы окружить человека всячески Своим попечением. И мы знаем, что бывают тяжелые случаи в жизни у человека, быть может и опасность грозила, но Господь его сохраняет, потому что знает, что он хранит «оправдание Его закона». Этот пример святой Мироносицы равноапостольной Марии должен всем нам послужить ободрением. Она была слабая женщина, не имевшая мужской крепости и силы и, однако же, оказалась благовестницей Христова Евангелия. Тем более христианин, если не будет равноапостольный, то во всяком случае, в кругу своем должен не только словом, но и примером назидать ближних своих, чтобы показать им, по жизни своей, как нужно хранить «законы оправдания Христова», и тогда он спасет не только себя, но и пользу принесет всем окружающим его. Аминь.


Часть 6 Часть 7 Часть 8