Библиотеке требуются волонтёры

архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 22.

8. Кто за? Кто против? (Мк.9, 38–41).

38При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами. 39Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня. 40Ибо кто не против вас, тот за вас. 41И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей.

«Сын Человеческий предан будет в руки человеческие» (Мк.9,31), – сказано было ученикам. Таков путь их Учителя. Они же размышляли о другом, о том, кто из них будет первым, выше других. Но правильному пониманию пути Иисуса Христа препятствует не только стремление Его учеников занять первое место. Евангелист Марк передает еще один разговор между учениками и Иисусом, и называет еще одну причину непонимания учениками пути жертвенных страданий их Учителя.

Способность Иисуса Христа исцелять людей, которые считались одержимыми, была столь явной и впечатляющей, что даже Его имя стало прямо-таки волшебным словом, как бы заклинанием. Так мы, например, читаем в Книге Деяний:

«Даже некоторые из скитающихся Иудейских заклинателей стали употреблять над имеющими злых духов имя Господа Иисуса, говоря: заклинаем вас Иисусом, Которого Павел проповедует. Это делали какие-то семь сынов Иудейского первосвященника Скевы» (Деян 19,13–14).

Вот о таком же случае и говорит апостол Иоанн в нашем Евангелии: «При сем Иоанн сказал: Учитель! мы видели человека, который именем Твоим изгоняет бесов, а не ходит за нами; и запретили ему, потому что не ходит за нами».

В те времена все верили в то, что и физические и душевные заболевания есть не что иное, как вредное влияние конкретных демонов. И существовал один типичный способ изгонять их. Если кто-нибудь знал имя еще более сильного духа и приказывал его именем злому духу оставить человека, считалось, что бес уже бессилен сопротивляться, ибо он не мог выстоять против силы более мощного имени. Вот об этом здесь и идет речь. Иоанн рассказывает о человеке, который использовал имя Иисуса для того, чтобы изгонять демонов. Апостолы запретили ему делать это, потому что он не входил в их узкий круг.

Мы должны согласиться с тем, что реакция апостолов была понятной. Ибо разве тот чужой экзорцист не похищал у них то, что в них было самым привлекательным и убедительным для людей – власть давать свободу от демонов и исцелять во имя их, их Учителя? Иисус – их Учитель! Какое право этот чужак имеет узурпировать место в их тесном кругу? Хуже, разве тот чудотворец своими действиями не вызывал впечатление, что принадлежность к обществу учеников Иисуса вовсе не так уж и важна? И разве не должен всякий честный человек согласиться, что «приличнее» было бы сначала присоединиться к ученикам Иисуса, а потом уже оперировать именем их Учителя?

Но Учитель очевидно мыслил иначе: «Иисус сказал: не запрещайте ему, ибо никто, сотворивший чудо именем Моим, не может вскоре злословить Меня». Иначе говоря, решающей является принципиальная ориентация того или иного человека на Иисуса, а не формальная принадлежность к общине Его учеников. Ибо не может так вот легко и скоро думать и говорить об Иисусе плохо тот, кто воодушевлен Им и поэтому творит добро. А «кто не против нас, тот за нас!»30.

Но этого не достаточно:

Иисус Христос произносит важные слова, направленные против всякой исключительности и нетерпимости, которая согласна награждать только того, кто официально принадлежит к обществу учеников. Иисус утверждает: «И кто напоит вас чашею воды во имя Мое, потому что вы Христовы, истинно говорю вам, не потеряет награды своей». Следует обратить внимание на смысловой акцент в этом стихе. Смысл не в том, что «вас напоят, потому что вы принадлежите обществу Христа», так сказать, христиане, а в том, что «вас напоят, потому что вы жаждущие и страждущие, а следовательно Мои, Христовы. И кто вас напоит, накормит, утешит, тот и будет вознагражден, принадлежит такой к вашему обществу или нет». Такой человек – истинно ближний, как тот чужак-самарянин из притчи. Другими словами, Иисус объяснил, что ни один человек не может делать что-нибудь истинно полезное и спасительное для людей и одновременно быть Его врагом.

Кто не способен к такому великодушию, как такому понять весь глубокий жертвенный смысл слова о том, что «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие» (Мк. 9,31)?

Этот небольшой евангельский отрывок очень важен, ибо в нем Иисус Христос изложил христианский принцип терпимости: «кто не против нас, тот за нас». О чем этот принцип?

1. Каждый человек имеет право самостоятельно мыслить. Это право мы должны уважать. Бог дал людям свободу мнений31.

2. Можно не принимать убеждения человека, можно желать ниспровергнуть его теорию, но не нужно желать его гибели.

3. Свобода мнения приводит и к свободе самостоятельно формулировать свои мысли, то есть к свободе слова. Конечно, существуют какие-то границы элементарного здравого смысла. Во всяком случае, при соблюдении базовых принципов общежития свобода слова – право богоданное.

4. Никто не обладает монополией на «награду», то есть на спасение. На небо может вести множество путей. Это часто забывается. Истина вообще выше всякого человеческого понимания. А гордая нетерпимость – признак высокомерия и невежества, потому что она указывает на то, что человек наивно верит, что именно его понимание истины единственное.

5. Каждое проявление доброты не останется без награды. Каждый нуждающийся человек дорог и близок Христу, принадлежит Христу (вы, то есть жаждущие, – Христовы), и потому мы обязаны помочь ему.

9. О соблазнах (Мк.9,42–48).

42А кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море. 43И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый, 44где червь их не умирает и огонь не угасает. 45И если нога твоя соблазняет тебя, отсеки ее: лучше тебе войти в жизнь хромому, нежели с двумя ногами быть ввержену в геенну, в огонь неугасимый, 46где червь их не умирает и огонь не угасает. 47И если глаз твой соблазняет тебя, вырви его: лучше тебе с одним глазом войти в Царствие Божие, нежели с двумя глазами быть ввержену в геенну огненную, 48где червь их не умирает и огонь не угасает.

Марк все еще описывает речь Иисуса 12-ти, которая начиналась в Мк.9,35: «И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою» и так далее. Двенадцать – те из Его учеников, которым Он особым образом дал участвовать в общении с Ним и в посланничестве от Его имени. Вспомним: «Потом взошел на гору и позвал к Себе, кого Сам хотел; и пришли к Нему. И поставил из них Двенадцать, чтобы с Ним были и чтобы посылать их на проповедь...» (Мк.3,13–19). Так что надо учесть тот факт, что здесь, в речи о соблазнах – продолжение наставлений Двенадцати.

Итак, помочь нуждающемуся, то есть «Христову», – значит получить вечную награду. И напротив, «соблазнить малого» – значит быть обреченным на вечную кару. Нас может удивить начало этой речи о соблазнах: «Кто соблазнит одного из малых сих, верующих в Меня, тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море». Напоминается о суровом наказании, практиковавшемся в Риме и в Палестине. И это говорится апостолам! Неужели 12 ближайших учеников, то есть апостолы, находились в особой опасности соблазнить «одного из малых сих»? А «соблазнить малых» очень часто понимается в смысле совращения малолетних. Но это – глубокое заблуждение. И здесь нам может помочь оригинальный греческий текст Евангелия.

Из него, во-первых, становится ясным, что под «малыми сими» имеются в виду вовсе не дети. Когда речь идет о детях, греческий текст всегда, без исключений, употребляет слово paidion (paidion). Так что в данном случае Иисус говорит не о «совращении малолетних», как, – увы, – многие думают. Под «малыми» подразумеваются люди неприметные, незначительные, непривилегированные в общине учеников Иисуса.

Греческое слово skandalizein (skandalizein), которое у нас переводится «соблазнять», означает «совращать». Это глагол греческой Библии, неизвестный светскому древнегреческому языку. Греческий язык знает только существительное skandalon (skandalon), означающее западню, ловушку. Отсюда и глагол, буквальный смысл которого получается – заманить с западню, обмануть, привести к падению и даже к гибели.

Итак, Иисус Христос здесь в самом общем смысле предостерегает от «соблазна» малых в Церкви. Что именно здесь имеется в виду, нам может разъяснить толкование притчи о семени. Вспомним: «Подобным образом посеянное на каменистой почве означает тех, которые, когда услышат слово, тотчас с радостью принимают его, но не имеют в себе корня и непостоянны; потом, когда настанет скорбь или гонение за слово, тотчас соблазняются (skandalizontai)» (Мк.4,16–17).

Таким образом, «соблазнить кого-то» означает: привести кого-то к такому состоянию, к такому настрою, что он откажется от веры в Иисуса Христа и от последования за Иисусом. Вот от такой возможности Иисус и предостерегает Двенадцать. Ибо если бы такое произошло, то было бы лучше, чтобы тому, кто дал повод выйти из Церкви ее неопытному, простому члену, – «тому лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море». Вот такое грозное предостережение.

Но как могла возникнуть такая возможность, чтобы «соблазнился один из малых сих»? Об этом говорят последующие стихи, в которых речь идет уже не о «малых», но о тех, к кому и была обращена речь Иисуса Христа, то есть о Двенадцати:

Существует не только возможность, когда один человек, следующий Иисусу, по вине другого отказывается от этого пути, или, словами Евангелия, «соблазняется» другим, совращается им со спасительного пути. Возможно также, что верующий соблазняет себя сам – своею рукой, своею ногой, своим глазом, то есть чем-то таким, что составляет часть его природы. «Что делать? Каков есть, таков есть! Такова уж моя природа!» – Требование отбросить все это? Отрубить руку, ногу, вырвать себе глаз, причинить себе увечье? – Но... в перспективе «вечной жизни» Иисус требует именно такого поступка: «И если соблазняет тебя рука твоя, отсеки ее: лучше тебе увечному войти в жизнь, нежели с двумя руками идти в геенну, в огонь неугасимый». Конечно, Иисус Христос говорит живым восточным языком, излагая ту истину, что в жизни есть цель, ради которой можно пожертвовать очень многим. Чтобы остаться в живых, иногда приходится жертвовать многим. Всем известно, что иногда хирургическое удаление какого-либо органа или ампутация конечности – единственная возможность сохранить жизнь человека. То же самое может иметь место и в сфере духовной жизни.

И все-таки эти слова производят грозное впечатление: отсечь руку, вырвать шлаз, геенна огненная.... Неужели Иисус, возвещавший о любящем и прощающем Отце, мог действительно так сказать? Или мы здесь имеем дело с позднейшим добавлением ранней Церкви?

«Предостережение от соблазнов» (о руке, о глазе, о геенне и так далее), которое Марк передает как часть «Речи к Двенадцати», находится в других Евангелиях в другой связи. Это предостережение мы читаем – с некоторыми изменениями – в Евангелии от Матфея как часть Нагорной проповеди (Мф 5,29–30) и как часть речи о порядке в Церкви (Мф 18,8–9). Что касается Луки, то он эти стихи в своем Евангелии вообще не приводит. То есть Матфей и Марк вставили эти слова в свои Евангелия в те места и в ту ситуацию, в которых мы сейчас их читаем. А в какой ситуации Иисус произнес их изначально, мы сейчас уже установить не в состоянии.

Но действительно ли они были произнесены Иисусом Христом? Мог ли Он сказать, что для того человека, который соблазняет другого, «малого», «лучше было бы, если бы повесили ему жерновный камень на шею и бросили его в море»?32

Да, разумеется, Иисус действительно возвещал Евангелие о любящем и прощающем Отце. Однако этот факт для Иисуса отнюдь не означал автоматическую гарантию спасения для всех и каждого. Сын может ответить отцу «Нет», как в притче о двух сыновьях (Мф 21,29–30); слуга может оставить в небрежении вверенное ему добро, как в притче о талантах (Мф 25,14–30; Лк 19,11–27); виноградари могут присвоить себе весь урожай виноградника, им не принадлежащего, как в притче о злых виноградарях (Мк 12,1–12); приглашенные могут отказаться от приглашения, как в притче о званых на вечерю (Лк 14,15–24) – и Бог относится к таким отказам со всей серьезностью. Бог не принуждает человека вступить в общение с Ним, иными словами, Бог не принуждает человека к вечной жизни. Человек может отказать Богу и отказаться от Бога. Он, несмотря на благость Божию, может потерять свое будущее.

И признание этой страшной возможности вовсе не превращает Благую Весть в Весть угрожающую. Напротив! Когда не желают сознавать и признавать, что будущее человека существенно зависит от его собственной воли и его собственного решения, то это – свидетельство недооценки человеческой жизни, непризнание ее великой ценности, отличной от жизни безвольного растения или моллюска. Нет, отнюдь не безразлично то, что мы делаем! Наше поведение, как и все в этом мире, имеет последствия, оказывает воздействия, положительные или отрицательные, и на нашу текущую жизнь и на нашу жизнь в веке грядущем.

Согласно Евангелию от Марка, опасность не придавать большого значения сугубо личному поведению (рука, нога, глаз), имеется не только там, где люди – по причине их общественной незначительности – с равнодушием, наплевательски относятся к своей жизни и будущему. Эта опасность грозит и Двенадцати, то есть вождям. Ведь именно потому, что они у всех на виду, они своим поведением могут больше чем другие соблазнять «малых сих». Поэтому, согласно Марку, увещевание и предостережение Иисуса Христа относится в первую очередь к ним, к вождям и руководителям Церковного общества.

Нам остается лишь разъяснить некоторые красочные подробности речи Иисуса Христа о соблазнах. В ней неоднократно повторяется выражение геенна огненная. Это – образ вечной погибели или места наказания после Суда Божия. Геенна – греческая форма названия долины, которая находилась за стенами Иерусалима. У этой долины было зловещее прошлое. Там некогда было место поклонения огню и принесения в жертву маленьких детей (2Пар 28:3, 33:6). В дальнейшем это место было объявлено нечистым (4Цар 23,10). Позже эта долина стала свалкой и местом сжигания мусора Иерусалима. На огромной свалке отходов размножались отвратительные черви, там всегда все тлело и дымилось.

А фраза о том, что «червь их не умирает и огонь не угасает», взята из описания судьбы злых врагов Израиля в Ис 66,24. «И увидят трупы людей, отступивших от Меня: ибо червь их не умрет, и огонь их не угаснет; и будут они мерзостью для всякой плоти». Это – последняя строка книги Исаии. Итак, вечной жизни противопоставлена смерть (в Апокалипсисе «смерть вторая») в отвратительном образе геенны (в Апокалипсисе «озера огненного и серного»). Образы могут быть разными, но суть – одна.

* * *

30

Так в критическом издании текста: «кто не против нас, тот за нас!».

31

Вспомним слова Апостола Павла: «Надлежит быть и разномыслиям между вами, дабы открылись между вами искусные» (1Кор 11,19). Кстати, по-церковнославянски это звучит так: «Подоба́етъ бо и3 є3ресе́мъ въ ва́съ бы́ти, да и3ску́сніи kвле́ни быва́ютъ въ ва́съ». Дело в том, что изначальный смысл греческого слова αἵρεσις (ересь) – свободное мнение.

32

Это слово о мельничном жернове мы встречаем не только у Марка, но также в Мф 18,6 и – с некоторым изменением – в Лк 17,1–2.

Комментарии для сайта Cackle