архимандрит Ианнуарий (Ивлиев)

Беседа № 21.

5. Вера, дающая свободу. Исцеление бесноватого отрока (Мк.9,14–29, Мф 17,14–21; Лк 9,37–43).

14Придя к ученикам, увидел много народа около них и книжников, спорящих с ними. 15Тотчас, увидев Его, весь народ изумился, и, подбегая, приветствовали Его.

16Он спросил книжников: о чем спорите с ними? 17Один из народа сказал в ответ: Учитель! я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым: 18где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет. Говорил я ученикам Твоим, чтобы изгнали его, и они не могли. 19Отвечая ему, Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас? Приведите его ко Мне. 20И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену. 21И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; 22и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если что можешь, сжалься над нами и помоги нам. 23Иисус сказал ему: если сколько-нибудь можешь веровать, всё возможно верующему. 24И тотчас отец отрока воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию. 25Иисус, видя, что сбегается народ, запретил духу нечистому, сказав ему: дух немой и глухой! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него. 26И, вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался, как мертвый, так что многие говорили, что он умер. 27Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал. 28И как вошел Иисус в дом, ученики Его спрашивали Его наедине: почему мы не могли изгнать его? 29И сказал им: сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста.

Именно таких ситуаций, одна их которых здесь описана, и хотел избежать Петр, когда на горе, в присутствии славы Божией, он сказал: «Хорошо нам здесь быть». Потом он хотел построить три шалаша: для Иисуса, для Моисея и для Илии, – и остаться там, где жизнь была такой прекрасной и близкой к Богу. Зачем вообще спускаться оттуда? Но в том и смысл жизни, что человек должен спускаться назад с вершины горы.

С Иисусом в мир пришло Царство Божие. Для Марка именно в этом – содержание Евангелия Иисуса. Вспомним первые слова Иисуса Христа в Евангелии: «Пришел Иисус в Галилею, возвещая Евангелие Царствия Божия и говоря: «Исполнилось время и приблизилось Царствие Божие: покайтесь и веруйте в это Евангелие» (Мк.1,14–15). Об этом свидетельствуют апостолы, которым было даровано особое проникновение в те отношения, которые существуют между Иисусом и небесным миром. Вспомним все те небесные видения, свидетелями которых они были во время Преображения Иисуса Христа (Мк.9, 2–8). Это чувствовали также те люди, которые находили у Иисуса свое исцеление, совет и мудрое поучение. Вспомним хотя бы насыщение пяти тысяч пятью хлебами и двумя рыбами (Мк.6,30–44), после чего «куда ни приходил Он, в селения ли, в города ли, в деревни ли, клали больных на открытых местах и просили Его, чтобы им прикоснуться хотя к краю одежды Его; и которые прикасались к Нему, исцелялись» (Мк.6, 56).

О пришествии Царства Божия свидетельствовали и двенадцать вестников Иисуса, которых Он «начал посылать по два, и дал им власть над нечистыми духами» (Мк.6,7), и «они пошли и проповедывали покаяние; изгоняли многих бесов и многих больных мазали маслом и исцеляли» (Мк.6,12–13). Поэтому было вполне понятно, что люди теперь обращались в своих несчастьях и к ним, если им был недоступен Сам Иисус. Так произошло и в нашем рассказе об отце, чей сын, по-видимому, страдал эпилепсией: он падал на землю, испускал пену, скрежетал зубами и цепенел (Мк.9,18). У язычников эпилепсия, как ни странно, считалась священной болезнью. Но в христианской среде она рассматривалась как бесовская одержимость. – Отец мальчика пришел в поисках Самого Иисуса. Ввиду того, что Иисус был на вершине горы, ему пришлось обратиться со своей просьбой к ученикам. И они очень разочаровали его. Вопреки ожиданиям людей, они ничего не могли поделать, и этим воспользовались книжники (Мк.9,14–18). Беспомощность учеников дала им возможность принизить не только их, но и их Господа. Все это делало ситуацию неприятной. Действительно, поведение христианина могут использовать другие для суждений не только о нем лично, но об Иисусе Христе. Люди судят о человеке по его делам. Составив же мнение о нем, люди судят и о его Господе. Вот так оно обстояло и на этот раз.

Мы привыкли к тому, что мы – как и апостолы в нашем рассказе – по-прежнему не способны совершать те знамения и чудеса, которые совершал Иисус. – Хотя нелишне было бы напомнить слова Иисуса, сказанные в Евангелии от Иоанна: «Истинно, истинно говорю вам: верующий в Меня, дела, которые творю Я, и он сотворит, и больше сих сотворит» (Ин 14,12). – Реакция Иисуса кажется пессимистичной и пугающей: «Иисус сказал: о, род неверный! доколе буду с вами? доколе буду терпеть вас?» (Мк 9,19). Иначе говоря, наша неспособность и признание нашей беспомощности перед лицом великого человеческого страдания для Иисуса Христе вовсе не есть нечто нормальное, «естественное», но есть выражение нашего неверия – и потому есть, в конечном счете, состояние нетерпимое, ненормальное, неестественное.

Когда в Священном Писании Израиля звучала жалоба на неверие народа, за нею, как правило, следовало слово угрозы. Например, у пророка Иеремии Господь говорит:

«Выслушай это, народ глупый и неразумный, у которого есть глаза, а не видит, у которого есть уши, а не слышит: Меня ли вы не боитесь, говорит Господь, предо Мною ли не трепещете? ... Неужели Я не накажу за это? говорит Господь; и не отмстит ли душа Моя такому народу, как этот? ... Бегите, дети Вениаминовы, из среды Иерусалима, ... ибо от севера появляется беда и великая гибель» (Иер 5,21–6,1). Не так у Иисуса. И здесь проявляется Его своеобразие. За жалобой на неверие народа следует не угроза, но предложение помощи: «Приведите мальчика ко Мне!».

Кажется, отец мальчика достиг своей цели. Однако теперь, ввиду явной всем серьезности застарелой болезни, становится понятно, как трудно ее исцелить, и отца охватывает сомнение: «И привели его к Нему. Как скоро бесноватый увидел Его, дух сотряс его; он упал на землю и валялся, испуская пену. 21И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства; 22и многократно дух бросал его и в огонь и в воду, чтобы погубить его; но, если ты можешь, сжалься над нами и помоги нам» (Мк.9:20–22). «Если ты можешь» – отец не хотел от Иисуса требовать ничего невозможного. Он думает: после того как даже учеников Иисуса постигла неудача, очевидно, что власть зла и в самом деле такая сильная, что до нее уже никому из людей не дотянуться. – Но и здесь для Иисуса не существует тех границ, которые видим мы: «Иисус сказал: «если ты можешь...» – Всё возможно тому, кто верует» (Мк.9:23, именно так, наверное, надо перевести).

Мы заблуждаемся, если ответ Иисуса понимаем только как высказывание о Его собственной вере, как если бы Иисус сказал: «У тебя нет оснований сомневаться, ибо Я могу всё, потому что у Меня есть вера!». Нет, слова Иисуса относятся и к отцу больного юноши. И тот это понял и тотчас «воскликнул со слезами: верую, Господи! помоги моему неверию» (Мк.9:24). То есть, «если во мне еще есть какое-то сомнение, то укрепи меня в моей вере».

Марк сообщает эту историю не для того, чтобы еще раз засвидетельствовать силу и власть веры Иисуса, Который тут же изгоняет злого духа из отрока, но для того, чтобы открыть глаза его церкви, церкви Марка, на то, почему мы, ученики и последователи Иисуса Христа, оказываемся столь беспомощны.

Власть зла должна быть сломлена. Люди, которые становятся немыми и оцепенелыми во власти зла и несчастья, могут быть освобождены от этой власти. И когда Иисус в первый раз посылал Своих учеников, они изгнали многих бесов (Мк.6,13). То есть они знали, как изгонять бесов. И, тем не менее, на сей раз их постигла неудача. Понятно, что они удивились и были озадачены. Поэтому, оставшись с Иисусом наедине, они спросили Его: «Почему мы не могли изгнать беса?» (Мк.9,28). Может быть, они сделали что-то не так? Нет, они сделал все правильно. Но при этом они не подумали только об одном: «Сей род не может выйти иначе, как от молитвы» (Мк.9,29). («и поста», – добавлено в более поздних рукописях). Это означает, что иногда люди попадают в такую тяжелую и бедственную ситуацию, что мы можем помочь им лишь тем, что будем целиком и полностью полагаться на Бога. Именно это и называется «молитвой»!

Позже, когда молитва стала постепенно обретать формальный характер, некоторым этого показалось слишком мало. Поэтому более поздние переписчики расширили ответ Иисуса, добавив в него слово о посте: «Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста». Но именно этого-то и не сказал Иисус! Победа над злом – не является заслугой и достижением человеческих аскетических упражнений. Эта победа есть следствие той веры, в которой человек полностью вверяет себя Богу. Именно в этом и смысл понятия вера!

6. Иисус второй раз учит о смерти и воскресении (Мк.9,30–32;Мф 17,22–23; Лк 9,43–45).

30Выйдя оттуда, проходили через Галилею; и Он не хотел, чтобы кто узнал. 31Ибо учил Своих учеников и говорил им, что Сын Человеческий предан будет в руки человеческие и убьют Его, и, по убиении, в третий день воскреснет. 32Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись.

Когда мы это читаем только в Писании, то для нас все это выглядит привычным и само собой разумеющимся. Да, мы знаем и о Страстях и о Воскресении... Но... когда мы представим себе, как эти слова Иисуса воспринимались тогда, в контексте Его жизни, в контексте Его общения с учениками, то всё меняется.

Перед нами важная веха в жизни Иисуса. Он покинул теперь северную часть страны, где Ему не грозила прямая опасность, и сделал первые шаги на пути в Иерусалим, где Его ждет распятие. Он знает, что «Сыну Человеческому много должно пострадать и быть отвержену старейшинами, первосвященниками и книжниками» (Мк.8,31). То есть Его ученики вскоре должны будут продолжать Его дело без Его непосредственного присутствия. Поэтому понятно, что сейчас, проходя через Галилею, Он желает общаться только с ними (Мк.9,30), так как желает им поведать что-то весьма важное (Мк.9,31).

Но каково содержание их приготовления для времени их самостоятельной деятельности? Это не повторение практических наставлений, что брать в дорогу, да в какой дом входить, а в какой – нет (Мк.6,8–11). Что же они должны были узнать от Иисуса такого, что им помогло бы правильно продолжать Его дело?

На этот раз в Его словах ученикам о том, что Его ждет в Иерусалиме, в сравнении с предыдущим предсказанием (Мк 8,31) добавлено одно предложение: «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие». Здесь и парадокс и некая игра слов. Ведь «Сын Человеческий» (имеющий уши да услышит) – небесная фигура Божественного посланца на облаках небесных из пророчества Даниила! И вот этот Сын Человеческий предан будет в руки человеческие. Люди убъют Его! Однако такой злой исход не должен вселять страх в сердца апостолов, поскольку это вовсе не конец, ибо Он «в третий день воскреснет». «Но они не разумели сих слов, а спросить Его боялись».

К этому времени они начали осознавать весь трагизм положения, но так и не понимали, что означает воскресение. Это чудо было слишком непонятным для них. Они осознали его лишь тогда, когда оно стало уже свершившимся фактом. Но, не поняв, они были слишком напуганы, чтобы задавать еще вопросы. Они были как те люди, которые знают уже столько плохого, что боятся узнать что-нибудь еще похуже.

7. Кто больше? (Мк.9,33–37).

33Пришел в Капернаум; и когда был в доме, спросил их: о чем дорогою вы рассуждали между собою? 34Они молчали; потому что дорогою рассуждали между собою, кто больше. 35И, сев, призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою. 36И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: 37кто примет одно из таких детей во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня.

Иисус хотел, чтобы ученики поняли Его путь, и спросил их, о чем они рассуждают, полагая, что они обсуждают Его слова. Но они не понимали смысла Его речей. Почему так? Их мысли были заняты другим. Они «дорогою рассуждали между собою, кто больше». Ни один эпизод не показывает лучше, чем этот, сколь мало апостолы понимали смысл подлинного Мессианства. Они все еще мыслили о Царствии Божием в мирских категориях, и себя представляли министрами этого Царства. Но в глубине сердца они понимали, что ведут себя недостойно. И когда Иисус спросил их, о чем они спорили, им было нечего ответить: они стыдливо молчали. Хотя... не стоит сходу отвергать их, на первый взгляд, легкомысленный спор. Так, например, в Кумранской общине вопрос о старшинстве играл большую роль из богословских соображений:

«Записывать (членов общины следует) по Уставу одного за другим, согласно разуму и делам каждого, чтобы все слушались друг друга, малый большого. Проверка их духа и их дел должна быть ежегодно, с тем чтобы повышать каждого, согласно его разуму и непорочности его пути, и чтобы отодвигать назад каждого, сообразно его прегрешению» (1QS V, 23–25).

В устроении Кумранской общины должен был отражаться признаваемый Богом священный порядок. Ведь без устава, без порядка не может обойтись никакое общество. И этот принципиальный закон совместной жизни людей Иисусом не оспаривается. Только вот излагает Он этот закон по-новому: "И, сев (поза учительства), призвал двенадцать и сказал им: кто хочет быть первым, будь из всех последним и всем слугою». Нет, Иисус не отметал честолюбивые замыслы Его учеников, но придавал им правильное направление. На место желания управлять Он поставил желание служить. На место желания заставить других делать все для себя, Он поставил желание делать все для других. Иногда мысль Христа поясняют так: «Ты хочешь быть первым? Это неплохо, в этом здоровое чувство честолюбия. Но его нельзя подменять нездоровым тщеславием». Однако мысль Иисуса Христа идет дальше, глубже этого противопоставления здорового честолюбия пустому тщеславию. И что это означает конкретно, Марк тотчас поясняет наглядной картиной: «И, взяв дитя, поставил его посреди них и, обняв его, сказал им: кто примет такое дитя во имя Мое, тот принимает Меня; а кто Меня примет, тот не Меня принимает, но Пославшего Меня». – Вот, оказывается, какой порядок в общине Иисуса, то есть в Церкви. Двенадцать, то есть авторитетные личности, должны понять, что их Учитель (и тем самым Пославший Его Бог,) отождествляет Себя (Себя!) с ребенком – то есть с одним из тех маленьких людей, которые хотя и очень любимы, но существование которых для реальной формы и течения общественной жизни не имеет никакого значения.

И те ученики, которые в служении Иисусу хотят быть первыми, получают от Него урок: Они будут только тогда близкими их Господу, если они будут относиться к людям не «сверху вниз», не с высоты своей значительности и авторитета, но в непосредственном личном контакте будут заботиться о тех, для которых в, так сказать, «взрослой» жизни не находится времени: «И, взяв дитя, Он обнял его».

Нравственный смысл рассказанного Марком эпизода понятен. Дитя не может посодействовать карьере человека, дитя не может дать ему материальных благ. Напротив, ребенка нужно обеспечить материальными благами, ему нужно их дать, для него надо все делать. И Иисус говорит: «Если человек радушно принимает простого человека, не имеющего никакого влияния в обществе, которому нужно помогать, – он принимает Меня; более того, он принимает Самого Бога». И в этом эпизоде урок каждому из нас. Несложно искать дружбы и расположения влиятельных и полезных нам людей, нетрудно заискивать перед влиятельными и сильными мира сего, и игнорировать скромных людей. Все это «естественно» для мира, в котором царит дарвинистская «борьба за существование». В Царстве Божием иначе. В сущности, Иисус говорит, чтобы мы «принимали», то есть добивались общества и знакомства не столько тех людей, которые могут сделать что-либо для нас, сколько искали тех, для кого мы можем что-то сделать. Это трудно. Но именно в этом – служение Христу и Богу (Мф 25,40), Таков порядок в Его Царстве. В земном царстве порядок иной. Эти порядки полярно противоположны, непримиримы. И живущий порядком Царства Божия понимает, почему путь Иисуса ведет к тому, что в «земном царстве» Он «предан в руки человеческие». Кто, как, когда и над кем будет первенствовать, ученики Иисуса могут всерьез спорить только до тех пор, пока они слышат слова Иисуса о необходимости Его пути, но не понимают его смысла. Это понимание придет к ним нескоро, только после Воскресения.

Комментарии для сайта Cackle