праведный Иоанн Кронштадтский (Сергиев)

Раздел 2

Служение Богу есть служение мира, как Царю мира, и надо всячески чтецу и певцу, равно и священнику и диакону беречься смущения и поспешности, но в мире и не борзо 59 совершать всякую службу.

Не будь слеп к достоинствам другого и к своим недостаткам, не останавливайся на недостатках другого, да сучок брата не покажется бревном и да не презришь и возненавидишь его – а ищи в нем добрых сторон, в себе же тщательно изыскивай все недостатки, а добрые стороны преходи, оставляя как бы незамеченными, да не покажутся малые добрые дела за великие, да не явишься у себя мудр, да не покажется тебе свое бревно, еже во оце твоем, за сучок [Мф. 7, 3].

Не я говорю, Церковь говорит, которая есть столп и утверждение истины [1Тим. 3, 15], – так понимай о молитвах, читаемых тобою.

Священник велик в своем месте, в храме и вообще на месте своего служения, и он не должен унижать себя человекоугодничеством, лицеприятием, малодушием и трусостью пред сильными и славными земли, но должен быть величествен, важен, степенен и весь отдан делу Божию, славе Божией и должен молиться равно о всех и почитать пред Богом всех равными.

Прославляй великих – сам великим будешь.

Прельщенный человек – балованный человек. Он удобно раздражается всякими малостями и из-за малостей готов производить большие ссоры. Он легкое игралище демонов, которые легко ввергают его во всякую страсть.

Как возвышено и преукрашено естество человеческое в лице Богочеловека, Богоматери, святых апостолов, пророков, иерархов, мучеников, преподобных и праведных и всех святых! Какой свет! Какое благоухание святыни! Какая сила! Какая благость! Какая мудрость! О, если бы мы всегда это памятовали и подражали житию Господа нашего Иисуса Христа, пречистой Его Матери и всех святых каждый по силе своей! Мы достигли бы сами участи святых, и сами бы просветились, как солнце, облагоухались бы, как благовонные кипарисы или крины!

Духовное отношение духовенства к пасомым: их молитвами очищаются грехи пасомых, умножается их благосостояние духовное и вещественное, прогоняются болезни, уменьшаются пороки и низводится благословение Божие. О, если бы это они помнили всегда!

Ты встречаешь своего сослуживца или своего свояка (свояченицу), и тебе начинает в нем не нравится и то и другое и третье, и пятое и десятое, и ты чувствуешь к нему презрение и отвращение и ненависть! Что это значит? Это действие твоего самолюбия и дьявола – дьявол задирает, подстрекает тебя к ненависти, злобе, презрению. Отвечай же ему: вижу, понимаю тебя, задира, поджога, подстрекало. Я всех хуже, на себя я должен обратить свою ненависть, свое презрение, а не на ближнего, который, как и я, по образу и подобию Божию, коему дана свободная воля, коего Судия есть Бог, равно как Пастырь и Посетитель души его, заповедавший всем нам любовь взаимную и поставивший ее знаком истинных Его учеников.

Благодарю Тя, всеблагосердая Владычице, Скоропослушнице, яко заступила и спасла еси мя от тесноты и скорби греховной, от запаления греховного и низвела еси в душу мою мир, свободу, прохладу духовную. (Молился пред образом Тихвинской Божией Матери в гостиной.)

Идолопоклонническое расположение духа, надеяние на хлеб, деньги, вообще на вещи земные, обнаруживается всякий раз, когда мы жалеем ближнему пищи и питья, особенно сладких, денег и пр., когда сердимся на них и яримся во время их просьбы у нас денег. Ибо тогда видно бывает ненадеяние наше на Бога, обещавшего в святом слове Своем щедрое воздаяние дающим [Лк. 6, 38], пристрастие к земным вещам и крайнее неуважение к лицу ближнего, коего меняем на бездушные вещи.

Священник должен быть заступником обидимых, примирителем разногласящих и ссорящихся, питателем алчущих, одевателем нагих, учителем невежд, отреченником своего покоя и своей собственности, утешителем и целителем больных, утешителем печальных, заступником в беде находящихся, для всех быть всем, чтобы спасти по крайней мере некоторых [1Кор. 9, 22]. Не напрасно он носит на себе образ Спасителя. Велико и многотрудно его служение! Не до лакомства, не до щегольства, не до игры и до веселостей ему.

Благодарю Тя, всеблагая Владычице, яко избавила мя еси нынешний день несколько раз по молитве моей от обышедших мя зол.

Благодарю Тя, Владыко долготерпеливе, яко избавил мя еси но молитве моей от страстей бесчестия и тесноты, когда я преклонил колена сердца и тела моего пред Тобою и воззвал к Тебе всем сердцем моим! Сентября 5-го дня. Вечер.

10 часов вечера. Благодарю Тя, Казанская Владычице Богородице, за величайшую Твою милость, явленную на мне, окаянном: когда я, сидя в столовой за столом после чаю с женою и сестрою Анною Константиновною, на которую не мог спокойно смотреть от злобы, воззвал к Тебе от всего сердца о спасении, Ты скоро услышала меня и потребила злобу мою – я стал спокойно беседовать с женою и сестрою; ясно увидел, что злоба и гордость сестры моей были только кажущиеся, что мне всё казалось, казалось, мечталось и что на самом деле она вовсе не такова, а добрая и умная девушка с своим характером – стойким, важным. Благодарю, что Ты отъяла, Владычице, слепоту и безумство злобы.

Какая связь, какое круговращение грехов и страстей! Я люблю есть-пить сладко, чрез это я делаюсь жадным и скупым и человеконенавистником, хладным к Богу, немилосердым. Почему? Потому что сласть усиливает во мне ложную, плотскую любовь к самому себе и внушает всё привлекать к себе, в жертву своему сластолюбию: и пищу, и питье, и одежду, и деньги, и даже прекрасные лица обращать в жертву своего плотского самолюбия; а как многие люди препятствуют нашему плотскому самолюбию или постоянному продолжению его или усилению его, например приходят к нам часто есть-пить или лишают нас денег и пр., то мы по естественному следствию греха чувствуем к ним отвращение и ненависть; тех же, которые способствуют нашему сластолюбию, давая нам средства к нему, мы обыкновенно любим, но плотскою, не духовною любовью, по крайней мере редко высокою, духовною, чистою любовью.

Какая связь грехов! Неумеренно пользуясь сластями пищи и питья, я естественно впадаю в сластолюбие блуда и прелюбодейства, оскверняюсь ночными сновидениями, мечтами по действию пакостника плоти. Какая ужасная связь грехов! Будучи сластолюбивым, я необходимо впадаю в грех человеконенавистничества относительно тех, кои разделяют со мною сласти, которым я принужден часто уделять или эти сласти, или деньги, или вообще средства, служащие к моему сластолюбию или одеждолюбию, покою, неге. О, как я согрешаю часто и пречасто! Как я согрешаю греховной яростью, когда бываю принужден давать милостыню многим нехотя! Эта ярость есть рев самолюбия и сластолюбия, лишаемого свойственной ему пищи! Надо отбросить эту ярость раз навсегда и с радостью расточать убогим имение свое, оставляя меньше средств к сластолюбию своей плоти. Не делать для себя больших запасов сластей, могущих ввергнуть нас в нечистоту плотскую, и стараться вести суровый образ жизни, уделяя от трудов своих милостыню бедным. Стараться быть кротким и ласковым, особенно к тем, кои просят милостыни у тебя, и с добродушием всегда подавать им, будет ли это много или мало, многим или немногим. Надо радоваться, что отнимаем у плоти своей излишнее и вредное и даем необходимые средства к жизни нуждающимся ради имени Господа и ради братства во Христе.

Как дьявол искушает сильно людей и как просто! У московского митрополита пали лошади любимые! Любимый кучер (пристрастие к кучеру) оклеветал владыке эконома – иеромонаха ученого, умного. Митрополит строго выговорил ему, и иеромонах, коему предстояло быть скоро архимандритом, удавился! Какие пружины! Все трое введены в искушение чрез что? – Чрез животных бессловесных, которых дьявол убил по допущению Божию, да откроются от сердец помышления. Так всеблагой и премудрый Господь и Промыслитель наш дает врагу искушать и нас разными житейскими обстоятельствами, да и от наших сердец откроются помышления греховные или святые, злые или добрые, чистые или нечистые и чтобы от греховных немедленно исправлялись, а святые совершенствовали, умножали и укрепляли в себе.

Еще повторю: о, какая тесная связь между грехами и как надо бояться всякого греха, всякого пристрастия, даже малейшего, к видимым вещам! Дьявол искушает нас окружающими нас вещами и лицами! Тут будем всегда настороже. Да не прилепляемся сердцем к сладкой пище, к сладкому питью, к хорошей одежде, к красивой посуде, мебели, к красивым комнатам, к картинам, к деньгам, к красивым лицам, да не искусит нас сатана чем-либо из сказанного, да прилепляемся же всем сердцем нашим к единому Богу и да читаем искреннее молитву Господню Отче наш.

(Случай с отцом Матфеем: как он ярился, позванный в дом, как ругался и как вдруг успокоился и стал ласков, когда ему дали горсть серебра. Рассказ очевидца.)

Платон архиепископ пристраивал только родственников. Архиепископ Макарий согнал будто бы Леонтия, епископа Каменец-Подольского, с места, – и во владыках страсти! А нам-то бы и надо показывать всем пример владычества над страстями! Нам-то и являть пример любви взаимной. Мы поставлены на свещнице, да светим всем, иже в храмине Церкви. Спаси и сохрани нас всех, Господи! Ты испытуешь сердца и утробы каждого.

Смотря на крест и лобызая его, говори в себе: вот крепчайший залог любви Божией ко мне! Вот сильнейшее побуждение мне распинать плоть свою со страстями и похотями! Вот наилучшее побуждение к взаимной любви, наипаче любви к Богу! Да будет сие по благодати Божией.

Враг, смущающий всю вселенную, ежедневно и ежечасно усиливается производить между нами смущение и возбуждать страсти из-за самых ничтожных причин, из- за самых пустых вещей, и потому рабы кроткого и смиренного Господа Иисуса Христа, нас ради приявшего рабий зрак, пострадавшего и умершего, должны быть кротки и терпеливы, вменяя в ничто вещи мира сего или некоторые неисправности и ущербы в вещах, делаемые ближними, считая мир и тишину и взаимную любовь выше всех видимых благ мира и вещам и делам маловажным не приписывая огромного значения, как это бывает почти со всеми нами по действию на нас врага и нашего самолюбия. Из мухи делают, говорят, слона.

Что смотришь на лицо? Понюхай и вони его, посмотри на прах его, на гной его. Не прах ли и не смрад ли, не пища ли червей тело наше? Не Богу ли дивиться мы должны, так премудро, художественно устроившему из земли человека?

Непрестанно во мне действует насилием грех – злоба, гордость, зависть и недоброжелательность, холодность, скупость, пристрастие к земным вещам, сластолюбие, жадность, и непрестанно плоть усиливается взять перевес над духом и подавить его стремления, энергию. Нужна непрестанная молитва и при молитве непрестанная борьба. И благодарение Отцу Небесному, Сыну Его Единородному и Единосущному и Духу Святому животворящему и соприсносущному, Богу Триипостасному, милостивно мне внемлющему и долготерпеливо, по неизглаголанной благости присно меня спасающему. Благодарение Царице Богородице, Матери Господа Вышнего, всемилостивой Госпоже моей, благостно мне внемлющей и спасающей меня по молитве моей. До конца да обретаю спасение в Боге, Спасе моем, и в Матери Спаса моего. Подобные мне грешники! Да обретаете и вы до конца дней ваших спасение в Господе Боге вашем и в Пречистой Богородице! Буди! Буди! Буди!

В какие бедствия, преступления впадают люди не молящиеся, проводящие время в рассеянности, в играх, в лакомстве (прелюбодеяние, блуд, тиранство, безумие), и что им угрожает; как необходимо молиться всегда, трудиться, воздерживаться. Как мало людей, обращающих внимание на духовные потребности, как много живущих одною чувственностью, одними внешними впечатлениями или чтением внешних книг (разумею все книги мирские, не духовные), внешними искусствами (музыка, театр, сапожничество, портняжничество, слесарство, плотничество, [механизич.]) и пр. Как много вреда приносит христианской жизни одно лакомство, одна рассеянность, леность, невникание в себя, отчуждение от Церкви, от слова Божия, духовных книг, неисполнение уставов церковных, жизнь по духу мирскому, а не по духу Церкви; как мало духу христианского, спасительного, как много духу мирского, погибельного, сатанинского!

Не внешние враги-неприятели гонят и тиранят нас, не мучители, как в первые века христианства, но собственная плоть наша, страсти наши плотские – гордость, непослушание, своеволие, злоба.

Что разъедает, растлевает жизнь нашу, сердца наши? Маловерие, зависть, злоба, гордость, осуждение, подозрительность, зломыслие, пристрастие к народной одежде, лакомство, пьянство, особенно пьянство, – вот что убивает христианскую жизнь.

За чистый воздух, коим дышим непрестанно, воздаждь чистое сердце Господу и дыши непрестанно чистыми помыслами, желаниями, намерениями, делами.

Три раза спасла меня сегодня Пресвятая Владычица от огненных сетей врага по молитве моей, когда я молил Ее с уверенностью, что стою лицом к лицу с Нею и глаголю усты моими к устам Ее. О, благость! О, быстрота спасения! Немного надо слов, только бы они были сказаны с верою в Ее присутствие, Ее благостыню, святыню, могущество, премудрость, только бы в покаянии, только бы из глубины души. (Я раздражился на отца протоиерея за ветхие и грязные ризы будничные, назначенные им для служения в пресветлый праздник Рождества Богородицы.)

Господи! Ты совлечен был риз Своих, когда висел на кресте и не озлоблялся на врагов Твоих, но кротко переносил всякое бесчестие нас ради, а мы не хотим ради Тебя перенести малой обиды, не хотим облечься в ветхие ризы в праздники Пречистой Матери Твоея, в ризы позлащенны чистоты, непорочности, смирения и прочих добродетелей облеченной и преукрашенной. Буди, Владыко, воля Твоя! Да ходим в рубищах и нечистых ризах, когда у нас по благости Твоей ломятся шкафы. Вразуми, ихже подобает. Нам же, рабам Твоим, мир имети достоит между собою.

Доколе будем мы говорить нашему начальнику, доколе терпеть ему? Уничижаяй сан священства светлейший да будет сам уничижен, если подлинно уничижает.

Счастливее, возвышеннее, святее, мирнее ты будешь в светлых, чистых ризах? – Но чистое больше напоминает о чистоте и возбуждает к чистоте духа.

Помяни, что вся слава дщере царевы (Богородицы и всякой души верующей) внутрь [Пс. 44, 14]. На внутреннее обращай все внимание, а внешнее презирай. По мере небрежения о внешнем большее рачение имеем о внутреннем. Презирать наружный блеск, красоту ради внутренней красоты духа, которой нельзя достигнуть, не презрев наружного блеска и наружной красоты, ибо сердце наше просто и едино и в одно время не может любить и вещественное и духовное. Никто не может служить двум господам [Мф. 6, 24]. Наружное передай Богу, а сам пекись всеми силами о внутреннем, которое бесконечной важности, тогда как наружное малоценно. Если есть прекрасная наружность, но нет внутренней красоты и есть только безобразие, то горе тому человеку, но если нет наружной красоты и чистоты, а есть красота и чистота внутренняя, тогда человек блажен, да и другие, смотря на него, могут чувствовать себя очень хорошо, и безобразное внешнее бывает незаметно или на него не обращают внимания, как на пустую вещь. А священники, обличающие в прихожанах своих суетность и изысканность в одежде, домашнем убранстве, должны сами презирать внешний блеск и заботиться более всего о внутреннем благообразии, о кротости, незлобии, бесстрастии, о горних благах, считая всё земное за тень; о любви взаимной, заповеданной Господом, о любви, в которой исполнение закона. (О обожении нашем во Христе, о будущей светлости несуетной, непреходящей, истинной.)

Отсутствие красоты видимой и тленной пробуждает желание искать красоты нетленной и невидимой, вечной, тогда как, с другой стороны, присутствие, имение красоты тленной возбуждает желание этой тленной красоты, пристрастие к ней и отчуждает от красоты нетленной, духовной, вечной, отвлекает от искания ее, от любви ее. Потому многие святые добровольно оставляли всякую красоту земную, всякую прелесть вещей видимых и удалялись в пустыни, носили власяницы и рубища, вкушали грубую пищу, спали на голой земле, в жилище не имели никакой красоты, весьма мало какого-либо удобства, да не прилепятся к месту и вещам странствования своего и не забудут истинного и вечного отечества своего, да не полюбят тварь паче Творца и да не прилепятся более к созданиям, чем к Создателю.

Любовь земная ослепляет сердечные очи и нагло насилием отторгает сердце от любви Божией и ближнего и делает всю душу пустою и мертвою, исполненною страстей различных. Потому священник, поставленный служить таким великим, святым, пренебесным тайнам, должен быть во время совершения их, особенно Евхаристии, весь горе́ и как бы не чувствовать на себе не только риз блестящих или ветхих, но и самой плоти своей, являть всем пример небрежения о земном и плотском.

Занимайся наичаще созерцанием домостроительства человеческого спасения и изысканием способов исправить нравы христианские. Сильно они упали.

Очи мои выну 60 ко Господу [Пс. 24, 15]. Вот что помнить и исполнять!

Господи! Благодарю Тя за спасение, явленное мне утром в пять с половиной часов, когда я в три мгновения воззвал к Тебе о спасении и получил его, преклонив колено сердца и телесе пред образом Твоим в зале у меня.

Грех действует в нас как сила простая, быстрая, злая, омрачающая, теснящая, палящая. Против него надо употребить большую силу – простейшую, быстрейшую, благую, просвещающую, распространяющую сердце, прохлаждающую. Эта сила – благодать Святого Духа.

Между грехами есть тесная связь: любящий избранные, сладкие яства непременно любит и избранные, светлые одежды, как это говорит опыт жизни и как глаголет Спаситель в Евангелии: Се, иже во одежди славней и пищи сущии, во дворех царских суть [Лк. 7, 25], соединяя одежду и пищу, или страсть к ним. А всё это производит суетная любовь к себе и тщеславие. Вся слава должна быть внутрь. Благодать – вот пища и одежда христианина. Облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир [Еф. 6, 14 – 15]... Хорошо благодатью укреплять сердца, а не яствами [Евр. 13, 9]...

Где скорбь, там благодать.

Злые духи бывают особенно в возбужденном, злобном состоянии в дни великих праздников и особенно действуют к хуле имени Божия в невнимательных к себе людях, когда Церковь прославляет имя Божие. В ком действуют злые духи? – В пьяницах, в вздорливых, в прелюбодеях, в ворах и пр.

Сама Церковь повелевает облекаться в нарочитые праздники в светлейший сан.

Однако же за суету считай и блестящие одежды – душа да блистает мужеством, верою, упованием на Господа, чаянием вечных благ, вечного света, кротостью, незлобием, смиренномудрием, воздержанием, чистотою, терпением.

Больно, когда вырывают дикое мясо или рак или [гнилой] член, – очень больно, когда Небесный Врач как бы обрезывает наши страсти (как дикое мясо) (обряд обрезывания болезнен). Оттого многими скорбями надлежит нам войти в Царствие Божие [Деян. 14, 22]. Болезненно вырезать чревоугодие, одеждолюбие, честолюбие и пр., потому что глубоко укореняются в душе. А между тем они сильно препятствуют любви Божией, водворению в нас Царствия Божия. Велико наше самолюбие плотское и тщеславие. Настоя на удовлетворении плотским страстям, плоть наша усиливается ни во что обратить Божественное домостроительство спасения нашего, вечные обетования, все заповеди Божии, разорить, рассыпать весь закон Евангельский. Вот какая беда наша!

Благодарю Тебя, Отче Святый, яко и во днешний день спасл еси мя по милости Твоей, по благоутробию Твоему неизреченному от злобы моея на сестру мою, внегда внити мне в дом мой и внегда преклоните ми колена моя пред Тобою. И Тебя, Пресвятая Владычице Богородице, благодарю, яко Твоим предстательством милует меня Отец наш Небесный. Но соделай молитвами Твоими, Владычице, любовь между всеми нами, между братиею храма и членами семейства.

Господи! Даждь нам благодать жалеть и любить отца нашего протоиерея Павла, да и он нас пожалеет и побережет, да не отвратится сердце его от нас, да не отвратится сердце его и от нищих Твоих. Наипаче же да не отвратится от Тебе.

Напрасно я беспокоился вчера касательно риз праздничных. До слова дал отец протоиерей. – Всё мое пристрастие да козни вражии.

Добро не ясти мяс, ниже пити вина, ах, как хорошо! Как легко! Какая бодрость мысли и сердца! Какая легкость в теле и на душе! Хорошо не есть и рыбы, а есть варенье из овощей.

Отче Святый! Еще и еще благодарю Тебя за новые чудеса милосердия Твоего, за услышание, за помилование, за спасение, за умиротворение!

Вспомни, что, тогда как ты живешь в просторных, чистых и украшенных с изысканностью комнатах, многие, многие из братии твоей не имеют, где голову приклонить по бедности своей, и оставь суетность свою, роскошь свою и продай хотя лишнее имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах [Мф. 19, 21]. Помни, что ты странник, путник, и не запасайся излишним, чтобы не затруднить своего странствования, не прилепиться к здешней суете и не забыть об отечестве.

Священникам, диаконам и чтецам надо научиться спокойствию, смелости, развязности, громогласию, отчетливости в богослужении, порядку и правильности действий в служении, в особенности же кротости и смирению и чистоте сердца.

Благодарю Тя, Господи мой, яко насилие греха прекратил еси по молитве моей, и смущение в мир [претворил], и примирил мя еси с сестрою моею, в которой мне очень не понравилось возлежание на столе. Благодарю Тя, Владычице, яко к Тебе зрел я очами моими и Тебя молил, да примириши нас, и Ты примирила: мы объяснились с сестрой, и всё прошло. Истинно, враг подстрекает нас к злобе, зависти, гордости, скупости. О, как много нам только кажется в поступках ближнего и как мы часто невинные поступки, не намеренные, не злые, толкуем в себе как виновные, намеренные, злые! Сучок в глазе брата кажется бревном.

Чем человек отличается от животных? – Разумностью и свободною силою, также вечностью своей души, греховностью и святостью, ибо животные не знают ни греха, ни святости, и еще тем, что для одних из людей будет вечная мука, а для других – вечное блаженство, а для кого – известно.

Государь, князь, граф, митрополит, вообще архиерей, священник, генерал, вообще воин, купец-миллионер и просто купец, земледелец, воин, художник, артист, ремесленник – прежде всего люди и должны образовать себя, развить, усовершенствовать себя как люди, просветить Евангельскою истиною разум и сердце и стяжевать чистое сердце и твердую в вере, надежде и любви волю, а потом уже, или вместе с этим, образовывать себя как членов и как полезных деятелей общества.

9-го сентября 1867. Благодарю Тя, Господи, яко державно, благостно, премудро, просто спасл еси мя от лукавства и тесноты вражией в квартире отца протоиерея Иосифа Белкина в день его Ангела, когда я назвал его Иосифом прекрасным, ибо слукавил сердцем своим и подумал, что это лесть.

Наипаче благодарю Тя, яко сегодня (9-го) даровал еси мне дар слезной молитвы за всенощною, во время и после шестопсалмия; благодарю за благодать и дар Святого Духа.

Вместо сребра и злата да будут твоим блаженством слезы о грехах, воздержание и милостыня.

Имя Божие, имя Божией Матери – святыня, сладость, величие, мир, радость. Недостойно я выговариваю имя Господне, имя Матери Господа моего, ибо нечисто мое сердце, нечисты мои уста.

Беда мне от вина и мяса и молока: ужасная теснота, исчезновение, малодушие – видимое наказание Божие! Добро, воистину добро не ясти мяс, ниже нити вина. Как легко от постной пищи – супа с кореньями, редьки, картофеля жареного!

У людей, счастливых наружно, есть много внутренних, призрачных, вымышленных или их же страстями произведенных несчастий, и они не ведают покоя из-за самых иногда пустых причин. Не в наружной обстановке счастье, а во всецелой преданности Богу.

Весьма тяжелый внутренний крест пришлось мне понести сегодня во время совершения литургии поздней (в день воскресный), крест оставления Божия, скорби, тесноты, уныния, так что даже некоторых слов не мог выговаривать от пустой боязни и от сомнения в способности выговорить.

Священнику надо считать за тень преходящую и за прах, равно все вещи блестящие и цельные и не блестящие и рваные, ни к первым не иметь пристрастия, ни последними не гнушаться или не приходить в огорчение и раздражительность на тех, кои дают оные, но к Богу, единому Сущему, красоте неизреченной, вечной, прилепляться, к тамошней красоте и житию безмятежному, бесконечному. Враг учит нас мечтать, то есть считать за что-то важное земные вещи, не довольствоваться настоящим, тем, что имеем, и желать лучшего, блестящего, большего. Да, священник должен помышлять о горнем царствии и жительстве с Богом, Ангелами и святыми, об усовершенствовании себя в здешнем [мире], как сказано: да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен [2Тим. 3, 17], о приискании способов исправить и усовершенствовать жизнь христиан, чтобы и они сделались наследниками Царствия, уготованного избранным от сложения мира.

Какие ужасы у нас в Кронштадте делаются: один капитан иностранного судна убит и брошен в канаву окровавленный, избитый. Другой случай: двое мошенников, бежа от полицейских солдат, толкнули одного старика и убили его. Какое пьянство! Распутство! Увеселения!

Не устыдишися лица человеча, сказано, яко суд Божий есть [Втор. 1, 17]. Так сказан, надо и о богослужении: да не устыдишися лица человека во время богослужения, яко служба Божия есть; всякий человек – царь и подданный, вельможа, и простолюдин, военачальник и воин, купец и земледелец – да будут для тебя равны в храме; не стыдись и не бойся никого из них, ибо очень может быть, что иной вельможа или и сам носящий порфиру в очах Божиих стоит ниже простого земледельца. Священник, как служитель Божий, должен быть величествен во время богослужения, мирен, мужествен, силен духом.

Какая благодать от малоядения! Как легко служится, с какою силою, дерзновением, невозмутимостью!

Благодарю Тя, Господи, яко в квартире больного Громова (соборовал) помиловал меня, спасши от озлобления на причетника, поздно пришедшего к требе.

Господи! Отыми от души моей зложелательство мое молитвами Пречистыя Твоея Матере, святого Ангела Хранителя моего и прочих небесных сил бесплотных и всех святых. Искренно сего желаю и о сем молю Твою благость.

Ни на кого не вздыхай, не сетуй, не озлобляйся, но молись за причиняющих обиду и Богу всеведущему и всеправедному поручи свою обиду, свою скорбь: Он всё управит во благо. А ты живи в мире и любви со всеми.

Зачем уничижаешь Господа и непорочную и святейшую Его невесту – Церковь Его пред сильными мира сего – архиереями, протоиереями, разными чиновниками, светскими, военными и учеными, пред знатными или богатыми и нарядными женщинами и такими же мужчинами? Зачем, говорю, уничижаешь Господа и Церковь Его, малодушествуя и робея лица их во время священнослужения? Разве истина Господня не во век пребывает, а они разве не яко прах, его же возметает ветр от лица земли [Пс. 1,4]? Разве не как черви они пред Господом? Ах, какой ты маловер! Возмогай о Господе и в державе крепости Его там, где встречается искушение для твоей веры, для твоего упования. Как трубу, возвышай глас твой, особенно там, где глупое, мнительное, боязливое сердце мнит безмолствовать, бояться страха, где нет его.

Как много теряют лая души, для своего христианского образования, воспитания те христиане, кои оставляют церковные собрания, или богослужение, без особенных уважительных причин, по небрежению и лености! Душа погружается в суету мирскую, в слитность вещей, во всякие грехи или, точнее, в бездну греховную, хладеет к Богу и духовно погибает. Не ходящих в церковь можно сравнить с теми, которые сидят постоянно в тесной и смрадной комнате и ни в комнату не пускают свежего воздуха, ни сами не выходят на свежий воздух. Как те мало-помалу впадают в бессилие и в чахотку от злокачественного воздуха, так и не ходящие в церковь впадают в духовную чахлость, становятся бессильны для жизни христианской, добродетельной, исполняются всяких духовных слабостей и грехов, остаются в неведении христианских догматов и правил христианской жизни, и таким образом делаются часто нравственно и (...) хуже евреев, магометан, даже язычников, которые знают, насколько позволяют им обстоятельства житейские, свою веру и по крайнему разумению исполняют обряды ее. А как много у нас не ходящих в церковь!

Каждое слово заключает в себе особый мир: одно слово заключает в себе множество мыслей или вызывает их, например слова: Богородица, или Бог; или человек, или в частности – известный человек: такой-то Иван, Константин такой-то и т.д. Потому всякое слово требует размышления.

Как ты читал акафист Божией Матери, плененный вначале врагом, пораженный в сердце, обессиленный, возмущенный за неохотное и мнительное чтение? Ты оказался неверным, непостоянным в чувствах своих к Владычице, к благодеяниям Ее. Ты неохотно читал похвалы Владычице, достойной всякой похвалы на всякое время; ты оказался изменником вероломным. А сколько ты получил и непрестанно получаешь благодеяний от Владычицы? Ты почти ежедневно вкушаешь плоть и кровь Сына Ее! Она спасает тебя непрестанно.

Если бы ночью, в первый сон потребовали тебя читать акафист Божией Матери или Спасителю, читай его со всем жаром души, с удовольствием, с радостью, за счастье считай, что имеешь случай восхвалить приснохвальную, день и ночь молящуюся о нас Владычицу или присно спасающего нас Господа. Неизвестно, когда Господь или Пречистая Богородица восхощет испытать твою веру и верность к Нему, к Ней, твою любовь: не оказаться бы тебе неверным, нелюбящим, холодным. Надо быть внимательным к себе на всякое время, потому что противник наш дьявол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить всячески [1Пет. 5, 8]. Вот сегодня при малолюдстве в церкви кто-то заставил меня читать акафист – я неохотно, с раздвоенным, холодным сердцем принялся за столь великое дело, как похвала Богородице; дьявол воспользовался этим, смутил, уничтожил меня, отнял всю мою теплоту: охладела моя душа, безжизненно, безучастно, бесчувственно прочитал я весь акафист и Евангелие и весь молебен. Такое искушение! И какое уничижение, стыд объяли меня! Какой огонь горел во внутренностях моих! И что было бы со мною, если бы я не припал в покаянии к престолу Божию, умоляя Его присносущную и бесконечную благость помиловать и спасти меня от такой бури, от такого падения; что было бы, если бы Он не спас меня? Так-то мы благодарны Господу за Его воплощение, за Его страдания, смерть, погребение, воскресение нас ради! Так-то мы славим воплотившую Его Пречистую Матерь, всея твари честнейшую, так-то мы горим к Ней непрестанною верою и любовью! Где эта вера и любовь? Эта пламенная любовь? Ведь Она – преблагая жизнь наша, спасение наше, безопасность наша, ограждение наше после Господа и купно с Господом! Всякую минуту будь горяч ко Господу и к Пречистой Его Матери! Будь равнодушен к сластям земным, не истощай горячности своего сердца на предметы бездушные, чтобы тебе не быть совсем бессильным для любви к Богу! Славь Господа и Пречистую Матерь Его всею крепостью твоею, да и Он тебя прославит.

Пред славословием Господа или Пречистой Его Матери надо наперед просить Господа даровать благодать достойно, всем сердцем прославить Его и Рождшую Его и помыслить о том, какое великое дело достойное прославление Их, как это достойно и праведно, как много, бесконечно много мы получили и получаем непрестанно и еще имеем получить от Господа и от Пречистой Его Матери, если пребудем в вере, надежде и любви до последнего нашего издыхания!

Благодарю Господа, спасшего меня явно во время утрени, когда я припал к престолу Его. Какая жизнь, какой мир, какое дерзновение в Его спасении! Но и после грехопадения на акафисте спасл еси мя, припавшего к престолу Твоему.

Дьявол отвращает всякими коварствами от любви к Богу, Богородице, святым Ангелам, к святым человекам и от любви к ближнему! О, как тонок, хитер, неусыпен злодей! И мы должны быть неусыпны, мудры, как змии, и просты, как голуби [Мф. 10, 16].

Чтоб видно было множество спасений Господа, надо много искушений, да познаем свои грехи и немощи.

Господи, помилуй мя, яко согреших Ти.

Везде нужно самопринуждение: и при обучении юношей, чтобы от души, твердо преподавать им историю, догмат или правило жизни и пр., и на молитве, чтобы всегда искренно и охотно молиться, и при делании добрых дел или исправлении обязанностей – везде надо нудить себя, а от всякого греха принуждать себя отдаляться, например от чревоугодия, чревообъядения, пиянства, злобы, гордости, зависти, любостяжания, лености, лукавства, ослушания, малодушия, уныния, ропота, нетерпения, хулы.

Как пашет 61 адским холодом на душу нашу обитатель тартара – дьявол, как бы охлаждает сердца всех к Богу, к Богородице, ко святым, к вечной жизни! Какую горячность сообщает к временной жизни, к суетным благам ее! Какой огонь для злобы, зависти, любостяжания, своеволия, дерзости, упрямства!

Всякая скорбь и теснота греховная, всякий прилог врага ныне прохлаждается и облегчается надеждою на милосердие Божие, скорое в помощь и спасение наше. Но что будет посмертно, что после общего суда, когда всякая надежда на милость Божию, всякое единение с Богом разорвется? О, ужас! О! Да не помыслит о сем разум мой! Пред муками ада цепенеет ум мой, сжимается сердце!

Хорошо всё делать исправно, вовремя, ибо исправлять соделанное неисправно неудобно, тяжело и времени много требует. О, если бы нам всегда исправно делать заповеди Господни! Ибо это – едино благополучие наше истинное!

Положительно можно сказать, что хозяин дома, ненавидя некоторых из членов своей семьи, родственников и приходящих гостей, ненавидит их из-за хлеба-соли своей, из-за чрева своего и, таким образом, закон Распятого за нас нарушает дерзким образом из-за слепого и вонючего чрева, из-за праха земного. И чем кто дольше ест нашу хлеб-соль, тем хуже, тем больше часто того презираем, особенно если питаемый нам взаимно не угождает. Но что есть нашего и кто из нас свой? Не все ли мы – Божьи и не всё ли у нас Божье? Предадим же себя и друг друга и весь живот Христу Богу и возлюбим друг друга, прощая друг другу погрешности, не истязуя взимаемого, не гонясь за обидами.

Все мы крайне немощны и грешны и потому заслуживаем друг от друга снисхождения и сожаления. Мы образы Божии, но падшие, мы члены Христовы, но больные; мы члены друг другу, но чуждаемся друг друга.

Господи! Благодарю Тебя за дар теплой молитвы, данной мне вчера на всенощной, особенно во время шестопсалмия.

Господи! Благодарю Тебя за многократное вчера очищение от грехов моих многих.

Когда волк забежит в стадо, в стаде бывает смятение; когда мысленный волк занесет свою лапу в душу, в ней бывает тоже смятение, кроме того страх, теснота, уничижение; так он, тать и разбойник, сказывается в душе нашей злобою, ненавистью, завистью, гордостью, скупостью, противлением и непослушанием, блудом и пр.

Поводы от лукавой плоти ко греху: увидел своего дарового нахлебника или частого гостя – и возненавидел его, или часто приходящего нищего – и отвратилось от него сердце. О окаянная плоть! Нет в тебе истины. Помни это твердо, новый человек! Кто во Христе, тот новая тварь [2Кор. 5, 17]! Он должен распять плоть со страстьми и похотьми, со всеми злобами, гордынями, честолюбивыми замыслами, любостяжанием, чревоугодием, пиянством, своенравием. Лукавая плоть всё ищет обратить в повод к злобе, смущению, презорству, недоброжелательству, все погрешности ближнего – и к злу примешивать новое зло.

Распинать плоть, мудрование плотское мудрованием духовным.

14 сентября. Благодарю Тя, многомилостиве Господи, яко даровал еси мне благодать и силу совершить непреткновенно, с силою и громогласием Божественную литургию, и царский дом по именам произнести пред многочисленным собранием, и слово произнести с великим дерзновением и торжественностью. Благодарю Тебя, благопослушливый, благопреклонный к мольбам нашим Владыко, яко, внегда искушати ми ся от лукавого во время литургии пред великим входом и малодушествовати и устрашатися мечтательного бесовского страха и с силою воззвати к Тебе о спасении, – спасл еси мя, и, внегда боятися изглаголовати имена царских особ, даровал еси вящее дерзновение и твердость во гласе и торжество над борющими злыми силами. Слава всеблагой и всемогущей державе Твоей, Господи!

Во время вечерни борола меня сила лукавства к стоявшему в церкви Вас. Ив. Петровичу; дома борет злоба к ближнему, скупость.

Доброе духовенство в обществе – что душа в теле: не будь его, общество будет безобразным смердящим трупом. В этом смысле сказано апостолам и их преемникам: Вы – соль земли [Мф. 5, 13]. Общество должно уважать духовенство и удовлетворять его нуждам, да без печали проходит оно свое высокое служение и да благословит Господь самое общество ради служителей Божиих.

Бедного встречай как Господа, с уважение его человеческого и христианского достоинства, как собрата, как сочлена Христова; терпи ему, снисходи ему.

Если делаешь что для нищего, делай так, как желал бы, чтоб это сделано было для тебя; делай ему, как себе.

Господи! Благодарю Тебя за очищение плотского движения от прикосновения и ласки к жене моей. 14 сентября 1867 г.

Как различить помыслы и чувства – от Бога ли они или от растленной нашей природы и от дьявола? Если они происходят от любящего сердца и приносят мир, мужество и крепость душе, то они от Бога, а если не происходят от любви к ближнему и приносят с собою смущение, упадок и расслабление духа, то они от растленной нашей природы, дьявола, и тогда надо припадать к Богу с теплою молитвою о просвещении, укреплении, умиротворении сердца нашего.

Ежедневно готовы погибнуть души наши от грехов – ежедневно должно молиться о спасении душ наших, как и делает Церковь. Мир не понимает этого. Всё нужно от души говорить, смиренно, спокойно, не борзяся 62.

Если бы не Святые Тайны очищали грехи мои, наипаче грех чревоугодия, то что было бы со мною? Как бы я нравственно упал! Губы целуют вещь, а сердце – изображенное на вещи, или вещью изображаемое.

Слава Тебе, Господи, соприкосновенниче мой преблагий!

В постоянном ли ты общении с миром духовным? При гибельных страстях, при слепоте нашего ума, при различных бедах и скорбях, напастях, при крайней нашей немощи – это необходимо для нас. Помощь, заступление, исцеление и спасение приходят только свыше.

Позавидовал шелковой рясе отца диакона Алексея. Зависть убивает душу. Еще ли я земнолюбив? Еще ли не люблю брата, как себя? Еще ли не радуюсь его благополучию, как своему?

Искренно верующий в Бога и любящий Его во время молитвы, особенно общественной, бывает весь в Боге, горняя мудрствует, внимая усердно молениям, молитвам, прошениям, благодарениям, славословиям, возносимым от священнослужителей, чтецов и певцов к вседержавному, всеблагому, премудрому, щедрому, всемогущему и безначальному Богу, и не увлекается и не окрадывается в храме мирскими суетными помыслами об одежде, пище, питии, деньгах, увеселениях мира сего или скорбью о потере, обиде и пр.; а не верующий искренно и не любящий Бога непременно почти увлекается и окрадывается земными помыслами и страстями: завистью, враждою или помыслами о пище, питье, одежде, связях в обществе, о лицах знакомых, родственниках, друзьях, и не внимает сердечно молитвам церковным, не входит в дух этих молитв, в значение их, равно как в значение церковных обрядов, и не в состоянии возвышаться до того, потому что загрубел, упитался, прильнул к земле от самолюбия и прочих страстей и знает только свое чрево и земные вещи. Надо всецело прилепляться к Богу и забыть всё земное в храме.

Враг развлекает и подстрекает служащего Богу разными предметами и препинает или усиливается препинать его в мысли, в слове, в деле, во всей жизни, особенно же запинает чревоугодием и лакомством, злобою, гордостью, завистью, презорством, противлением, леностью, нарядною одеждою, любостяжанием, смотря по тому, кто чему поработил себя. Христианин, ведающий волю Господа своего, призывающего нас горе, горе да зрит, горе да имеет сердце и ум и сердце свое да полагает в силу Господа.

Самолюбие ярится, когда нищие просят милостыни, особенно часто, или когда часто гости ходят.

Туг ласково надо обращаться с малютками-нищими.

Умеешь ли ты играть на богодохновенной цевнице (Псалтири)? Немногие хорошо умеют. Надо иметь веру и любовь к Богу Давида, его смирение, незлобие, мужество, терпение, простосердечие.

Благодарю Тя, Господи, яко с толикою любовью и долготерпением даже доселе грехи мои очищаеши, особенно пред литургиею.

Благодарю за постоянную помощь Господа и Владычицу.

Пред Богом каждое слово говори.

Земное направление сердца одолевает меня – в сторону его: должно быть небесное. Земного и вещного желания превышши покажи мя, Господи, молитвами Владычицы, Небесных Сил и всех святых.

Не только внешний мир, но и плоть моя, и сердце мое должны исчезать во время молитвы, особенно во время приношения Бескровной Жертвы.

Как пасмурная погода своим давлением стесняет и тело наше, и дух наш, так сласти плотские и заботы житейские подавляют дух наш и не дают ему возноситься го́ре, к его Небесному Отечеству, отчеству духов – Ангелов небесных и духов первородных, на небесах написанных [Евр.12, 23].

На человека иногда находит злое мление, коснение, кичение. Надо немедленно искоренять его покаянием и самоосуждением.

Прах – и живой образ Божий, или: вся земля – и человек. Как велик человек! Вся земля пред ним – ничто. А мы жалеем ближнему денег на нужду, сластей, одежду, кров.

Блага, доставляемые православной христианской верой и христианским православным богослужением, – духовное трезвение, очищение грехов, святыня, свет, душевное спокойствие, сила, истинная, несуетная жизнь на земле и блаженная, вечная жизнь на небе. Еще: исцеление от болезней, от страстей, свобода от мрака, тесноты, рабства греху и дьяволу, от скорби, уныния, духовного бессилия. И это непрестанно. А это важно, когда мы растленны грехами от природы, в беззакониях зачаты и во грехах рождены и живем, когда болезни естественно сопутствуют грехам, когда грехи и страсти непрестанно борют нас, смущают, омрачают, обессиливают, повергают в уныние и грозят лишить нас всех благ жизни временной и вечной, когда есть недремлющий, как рыкающий лев, ищущий, кого поглотить [1Пет. 5, 8], враг нашего спасения. Тут вера святая и Церковь Православная представляются величайшим благом. А для гражданского общества, а для семейств какое благо! Какой порядок водворяет, какую чистоту побуждений к добросовестному исполнению всех гражданских и семейных обязанностей!

Когда приглашают тебя на обед, вспомни об обеде в Царствии Божием, о коем сказал Спаситель [Мф. 22,2 – 14], и помысли о праведниках, возлежащих на вечери Царствия Божия, ублажи их и за ничто сочти обед земной, как бы он сладок ни был.

Будем готовиться постоянно к ответу на Страшном Суде, будем давать ежедневно отчет о своих стремлениях, намерениях, желаниях, помыслах, словах и делах.

Господи! Даждь мне к Тебе зрети непрестанно сердечными очами моими, а не к видимым вещам, к добродетелям прилежать, а не к блеску земному, не любостяжанию, не сластям земным.

Благодарю Тя, Спасителю мой, седяй на престоле славы Твоея и отселе присно спасаяй мя, силы деяй во мне.

Виждь во всем единство человеческой природы и люби всякого ближнего, кроме врага Божия, как себя.

Оставь ярость на обижающего и погрешающего и с духом любви помолись о нем Богу, да вразумит его, а сам не самоуправствуй.

Помни, для чего причащаемся Божественных Тайн Тела и Крови Христовой, – именно во оставление грехов и в жизнь вечную, и утешайся этим. О, буди мне пречистое Тело и Кровь Спаса во обручение будущей жизни и Царствия!

Благодарю Тебя, Пресвятая Владычице Богородице, яко услышала мя еси, в скорби и тесноте греха к Тебе воззвавшего о спасении, и спасла еси мя вскоре явно державою Твоею, благостью Твоею, милостью Твоею. О, как мне стало легко от Твоего заступления и помилования.

К себе будь строг, осуждай в себе зло немилосердо, но к другим будь снисходителен, терпелив, покрывай слабости и погрешности ближнего, насколько это служит к сохранению любви и мира и если это не вредно для них и их окружающих. Не будь деспотом, требующим безусловного подчинения себе других, ибо и Сам Бог не нарушает свободного произволения человека и дал ему волю, да на няже 63 хощет, прострет руку свою. Всевозможно обуздывай в себе гордость, презорство, злобу; не уничижай никакого человека, как бы он, по-видимому, грешен ни был. Не верь своему ветхому человеку (себе): нам часто только кажутся другие очень негодными, отвратительными, презренными, тогда как они на самом деле люди как люди, нисколько не хуже, даже и лучше тебя, и ты только по милости Божией и благодаря счастливым обстоятельствам, возвысился над ними для служения им же и, может быть, по их же милости.

Старайся говорить чаще миролюбиво с домашними и с бедными.

Блажен, кто стяжал всеценное и единственное сокровище сердце – Бога и отверг от сердца все кумиры, коим поклоняется мир, – страсть к нарядной одежде, к деньгам, к пище и питью, к увеселениям, к богатой обстановке жилища; блажен, кто зрит горе, как должно христианину, кто все здешнее счел за дым, кто ожидает вечности как единственно прочного инобытия, этого жительства с Богом и со святыми.

Когда сердце твое будет озлобляться на кого-либо за его погрешности, противоречие, непокорность и пр., тогда вспомни множество своих погрешностей, страстей, а также противоречий, грубости, непокорности пред высшими, и снизойди, прости согрешающему или согрешившему против тебя, смирись пред правдою Божиею, наказующею тебя, вразумляющею тебя подобным. А то мы слишком много худого видим в других, чтобы ненавидеть и презирать их, а в себе – много доброго и мало худого, чтобы ненависть обратить на себя. Таем, млеем во грехах, а всё кажемся себе людьми хоть куда. Молись, как за себя, за всякого согрешающего и люби его, несмотря на погрешности, как любишь себя, или оставляя его погрешности, покрывая их снисходительною любовью; вспомни много и добрых качеств его, которые во вражде нашей на ближнего скрываются, бывают в тени или и совсем пропадают из нашей памяти; не будь несправедлив к другому, к достоинствам его: если зорок к недостаткам, то тем паче по любви Христовой будь зорок и к достоинствам, коих никто не лишен. Молись за согрешающего и обидящего так: Господи, прости, очисти грехи его, как мои мне прощаешь и очищаешь. Помни, что грех вообще упрям, своенравен, усидчив, усильчив, дерзок, и это как в тебе, так и в других. Берегись раздувать пламя греха, да не опалишься и сам от геенны и не опалишь других. Врачу, изцелися сам [Лк. 4, 23].

Чтобы помириться с погрешающим против тебя, то представь общую всем немощь греха, потом вспомни и то, как этот человек часто к тебе ласкался прежде и готов ласкаться от малой ласки твоей, как ты сам презирал его ласки и тем подал повод к противлению тебе, к вражде на тебя; обвини себя, а его оправдай – и примиришься.

Задача наша христианская – обновление: кто во Христе, тот новая тварь [2Кор. 5, 17]. Помним ли мы свою задачу, стремимся ли к разрешению, к исполнению ее? Не упустили ее из виду? Не дремлем ли? Задача наша – горнее мудрствование, уготовление к Небесному Отечеству. Небесно ли живем, совлекаемся ли мирских похотей, которыми мы облеклись?

Умствовать-то мы умеем о добродетели, да на самое-то дело добродетели косны, самолюбивы, горды, злы, завистливы, более сластолюбивы, нежели боголюбивы [2Тим. 3, 4] и человеколюбивы. Эти-то страсти упреждай; всегда почти наши добродетели [...], когда придет благовременный случай сделать их, и остаемся побежденными и в стыде.

Отчего нам неприятно, что гости долго гостят у нас, и отчего бываем довольны, когда уходят от нас? – От маловерия, от недостатка любви христианской, оттого что мы плотские, не духовные. Мы забываем насыщение Господом пяти тысяч народа пятью хлебами и двумя рыбами; что Бог наш – Бог всемогущий, Бог щедрот и исполняющих заповеди Его, наипаче заповедь о взаимной любви (члены единого тела), никогда не оставит, но всегда всё подаст им в избытке, так что они никогда не оскудеют; забываем сарептскую вдовицу, напитавшую пророка Илию и не оскудевшую в продовольствии чудесным образом два года, вдову пророческого ученика, получившую в изобилии чудесно масло! Забываем обители наши православные, питающие тысячи народа и никогда не оскудевающие, благочестивых и благотворительных частных людей, никогда не оскудевающих.

О чем бы надо радоваться, о том мы по маловерию и малодушию скорбим, из-за того раздражаемся, смущаемся, друг друга нелюбим, ненавидим. О, даруй нам, Господи, всегда жить во взаимной любви и презирать смущения, наводимые от противника и от него находящие, всецело, без размышления и колебания, в простоте сердца.

Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко даровал еси нынешний день совершити литургию непреткновенно и причаститися неосужденно Святых Твоих Тайн и царский дом выговорить твердо.

Благодарю Тя, яко пред всенощным бдением в Успенской церкви чудо милосердия надо мною совершил еси, избавив меня от [разжжения] сатанинского, совлекши с меня врага бесплотного, облекшегося во мне в страсти плотские, в жаление сластей, и умиротворил меня по молитве веры моей, Тобою же мне дарованной. Аллилуия, слава Тебе!

О всяком глаголе Божием жив будет человек [Мф. 4, 4; Лк. 4, 4], потому что всё существующее вызвано из небытия к бытию глаголом Божиим: да будет [Быт. 1]. Рече, и быша... повеле, и создашася [Пс. 148, 5].

Ты не нищий духом, ты не считаешь необходимым прибегать к Спасителю, не считаешь себя великим грешником и едва не считаешь себя праведником потому только, что никого не обижаешь, никому не делаешь зла, оправдывая свои блуды, чревоугодие, роскошь, вакханалии; к тебе не приложимо таинство искупления и не для тебя пришел Господь, ибо пришел в мир грешников спасти, грешников призвать на покаяние, а ты не считаешь нужным покаяние.

Ангел Божий – хранитель наш уязвляет души наши к любви горней, а дьявол непрестанно уязвляет к любви земной. Блажен, кто ведает умышления лукавого и разрушает их благодатью Христовою и уязвляется любовью небесною.

Доселе ли я не научился у кроткого и смиренного Иисуса, Господа моего, распростершего Свои руки на древе крестном в муках ужасных за мое окаянство и тем искупившего меня от вечного мучения и от работы вражия? Доселе ли я, ничего своего не имеющий, а всё Божие, раздражаюсь и озлобляюсь на нищего, неотступно просящего у меня милостыни, которая ему необходима? Доселе ли при благотворении я полагаю различие в племенах и добровольно, хотя не всегда, подавая милостыню русскому и православному, готов отвращать лицо свое от финна и лютеранина и таким образом оскорблять в нем достоинство человека, созданного по образу и по подобию Божию? Не слышал ли, не читал ли я в Писании, что во Христе Иисусе нет ни Еллина, ни Иудея, ни обрезания, ни необрезания, варвара, Скифа, раба, свободного, но все и во всем Христос [Кол. 3, 11]; не слышишь ли в Евангелии ответ Господа Иисуса Христа законнику, вопросившему Господа, а кто мой ближний? [Лк. 10, 29], и почитавшего ближними только своих единоплеменников, что ближний есть всякий человек, впавший в нищету или в беду и требующий нашей помощи?

Иди, и ты поступай также [Лк. 10, 37]. Прости убо мне, Господи, согрешение мое, что я разгневался на финна-лютеранина и с досадою и злым рвением дал ему требуемое им неотступно. Видно, Ты назначил ему получить ему из рук моих дар Твоей благости, яко Владыко всего.

Благодарю Тя, Господи, яко наказав меня болезнью чрез пасмурную погоду, исцелил мя еси; еще же благодарю Тя, яко даровал еси мне благодать совершить непреткновенно Таинство Брака и Таинство Крещения и яко постоянное пред крещением и во время оного злое искушение и упрямство по молитве моей сердечной быстро отъял еси и в мире даровал еси совершить оное. 17 сентября 1867 г.

Какое спокойствие, блаженство любить Бога всем сердцем и человека, как самого себя! Отчего же мы ленивы исполнять эти две главные заповеди? – От превратной любви к самим себе, от маловерия, от пристрастия к земным вещам. Как жестоко прать противу рожна или жить вопреки заповедям Божиим – какое томление, какая мука, какое непрестанное угрызение совести, какая скорбь и теснота! А при всем том непрестанно почти нарушаем заповеди Божии.

Благотворящий бедному дает взаймы Господу [Притч. 19, 17]. Истинно. Когда станешь наблюдать за своими доходами, то нельзя не заметить, что Господь вскоре с избытком возвращет данное бедным, и таким образом рука дающего не оскудевает. Слава щедротам Твоим, Господи, слава промышлению Твоему о нас недостойных и многогрешных.

Видя, как любит тебя жена и домашние твои, особенно же видя непрестанно, как любит тебя Бог, люби и ты ближних, особенно нищих, больных, в беде находящихся, люби до самоотвержения, как возлюбил тебя Господь Бог в Иисусе Христе, Сыне Своем Единородном, претерпевшем за нас крест и смерть; не жалей твоего достояния бедным, твоего ходатайства за впадших в беду, побеспокойся для больных, потрудись, потерпи.

Многие из простых людей гораздо больше ценят и веру, и Церковь, и священнослужителей ее, и богослужение ее, и священническое благословение, потому и мы, священнослужители, должны ценить это чувство веры и благочестия в простых и обходиться с ними ласково, вежливо, кротко.

Много на свете народов, много наций, государств, верований, вероисповеданий, но не все они угодны Богу, и не все спасутся от вечного огня; правда, во всяком народе боящийся Его и поступающий по правде приятен Ему (Деяния 10, 35), но не всякая вера научает правде Божией, а некоторые научают и лжи человеческой, например языческая, магометанская, иудейская, даже некоторые вероисповедания христианские, потому необходимо для угождения Богу и спасения души оставить заблуждения этих верований и обратиться всем сердцем к истинной вере, в которой возможно и удобно угодить Богу. Отселе ясно, что спасутся только те, которые искренним сердцем держатся святой православной кафолической христианской веры и исполняют ее заповеди и уставы, приемля без мудрования суетного ее святое, богопреданное учение. Много званых, а мало избранных [Мф. 20, 16]. О, как надо дорожить бесценным сокровищем православной веры! Исполнением ее заповедей, уставов, учения, Таинств! Повиновением иерархии.

Просьбу тебе ближнего, например бедного или прихожанина какого бы ни было или другого кого, принимай так, как желаешь, чтоб принята была твоя просьба другими, высшими тебе, равными или даже низшими. Поставляй себя всегда на место просящего и нужды его принимай к сердцу, как твои собственные, и удовлетворяй им, как своим собственным, – скоро, добросовестно.

[...] моем служении, о словах, мною выговариваемых, ваша гордость, ваше плотское мудрование – это мне трын-трава и меня не занимает. Я презираю плотское мудрование и свое и других; я знаю, что слово Божие и слово Церкви – истина, внушение Духа Святого.

Подать нищему милостыню – значит приобрести купить драгоценность.

Как быстро слышит и спасает Владычица взывающих к Ней с верою и смирением! Я сказал Ей в сердце: красота неизреченная, всечистая Владычице, отыми безобразие от души моей – и я тотчас, во мгновение почувствовал отъятие греховной нечистоты и тяжести и оживотворение души как бы животворным дыханием весеннего воздуха.

Подобные слова сказал я в сердце ко Господу во храме: Красота несказанная, несозданная, Господи, отыми от души моей безобразие грехов, страстей моих, – и тотчас почувствовал внутри невидимую руку, отъемлющую грехи мои и вдруг оживившую меня, и внутренно сказал я: слава Тебе, Господи!

Дай Бог о вещах видимых, как не сущих 64, не мудрствовати, но о небесных, вечных, как истинно пребывающих вовеки.

Внедряйте гвозди, прибившие руки и ноги Господа, в крест – вы внедряете в него чрез сие самое животворящую силу на все века, страшную для демонов, спасительную для верующих, силу спасительную, отвращающую беды, воскрешающую мертвых, прогоняющую бесов; вы соединяете с крестом навеки Господа славы, и где крест – там Христос и Его сила.

Одни и те же грехи во всех – не делом, так мыслью, не словом, так мыслью, с тою разницею, что одни удерживаются от греха в мысли, слове и деле, а другие, обольщенные им, стремятся к нему как к удовольствию или как средству получить себе удовольствие. Все заслуживаем до некоторой степени снисхождения и все должны распинать живущий в нас грех.

Растягивать надо голосом имена царского дома и вообще слова молитв, которые трудно выговаривать по какой-либо причине.

Всякое общество имеет цель, которой оно стремится достигнуть, имеет правила или законы, чрез исполнение которых оно достигает своей цели, имеет средства к достижению ее. Цель Церкви – очищение и освящение грешников и введение их в Небесное вечное Царство; законы – заповеди Спасителя, апостолов, святых отцов и учителей Церкви; средства иерархов или священнослужителей – Таинства, богослужение, обряды, проповедь слова Божия, посты, праздники. Принадлежащий к обществу Церкви должен исполнять заповеди Господа, Основателя Церкви, особенно же блюсти внутренность свою, сердце свое, быть всегда благим, кротким, чистым, терпеливым в сердце (у лютеран?).

Церковь имеет цель ввести корабли душ наших в небесную пристань наполненными духовными сокровищами. Но на море житейском свирепствуют непрестанно бури, воздвигаемые начальником бездны: корабль, в коем плавает душа по морю жизни – тело, надо всячески облегчать и выбрасывая из него груз временных пристрастий, груз пищи и питья, и отнимая у него излишние одежды, груз злата и сребра и прочих вещей, которые так часто заживо еще здесь потопляют и погружают душу и лишают ее духовной трезвости и света.

Греховное ли вожделение борет тебя – притеки к покрову Девы с искреннею молит вою о потушении огня греховного, о очищении мерзкого сердца твоего, и тотчас получишь помощь и избавление. Я это испытал на себе многократно.

Смотри, какое попечение показал о тебе Господь о спасении души твоей: не пощадил Сына Своего Единородного, с небес на землю послал и отдал на страдание и смерть: ты печешься ли о душе своей, не низвел ли ее всю во тлю земную, вместо того чтобы горняя мудрствовать и на земле жить небесно, во плоти духовно? Ученик Агнца, закланного за мир, живешь ли кротко; Агнца непорочного – живешь ли непорочно; многотерпеливого – терпишь ли? Не имевшего, где главы подклонити, – презираешь ли временное упокоение, не прилепился ли к позлащенным чертогам, к богатой мебели, вообще к вещам земным; ученик Того, Коего Царство не от мира сего, – не думаешь ли царствовать в мире сем?

Святые апостолы, иерархи, мученики, преподобные, праведные и все святые, увидевши неизреченное о роде человеческом промышление Господа славы, сшедшего с небес, да возведет нас на небо, пострадавшего, умершего, воскресшего и паки возшедшего на небо, – всё земное ни во что (в нуль) поставивши, презрели и все помыслы, все желания сердца своего, всю силу души своей обратили к этому высочайшему таинству, всю любовь сердца своего обратили к Распятому, к Его Родителю по Божеству, и к произшедшему из Него Духу Святому, и к бессеменно Его народившей во спасение наше. Мы же что делаем? Окаянные, умопомраченные, мы едва ли ни во что ставим таинство спасения и прилепляемся к миру и похотям его, вещи тленные ставим дороже бессмертной души своей и, нерадя о душе, гоняемся за ними, отвращаемся из-за них Бога Спасителя, ближних своих, о спасении своем и ближних своих нерадим, гордимся из-за тлена, завидуем, борем друг друга. Такова ли наша вера христианская?

Кто мне преподает духовные уроки смирения, кротости и незлобия, терпения, снисхождения, чистоты и целомудрия, воздержания, духовного трезвения и бдения так, как Владычица? Ибо Она преподает сии уроки и быстро и просто, и мудро и свято, и с силою – так что вы во мгновение чувствуете себя способными к исполнению этих добродетелей в то время, когда вы удостоитесь получить милость Владычицы.

Господи! Благодарю Тебя, яко услышал и помиловал еси мя, даровав мне благодать совершить литургию воскресную раннюю непреткновенно, но после сильной борьбы со страстями и припадания к Твоему животворящему и велелепному престолу. Благодарю Тя, яко с силою, полученною на литургии, даровал еси и молебствие совершити пред святою иконою Богородицы Иверской.

Господи! Даждь мне зрети моя прегрешения и обвинять во всем себя, а к ближним быть снисходительным и ласковым.

Не потому ли мы иногда ненавидим некоторых людей, что они идут в разрез нашим страстям или довольно ценят свое человеческое достоинство и тем унижают наше самолюбие и честолюбие, которое, требуя себе от других постоянно чести, унижает почти непрестанно других?

Мы оставляем должником нашим. Ах! Надо научиться мудрости оставлять должником нашим. Мы все грешны и по естественной злобе, по самолюбию, по зависти, гордости, по дурному навыку, невнимательности можем делать часто погрешности друг против друга: надо прощать эти обиды, которые часто бывают и по наущению дьявола, надо покрывать их любовью, отнюдь не должно быть мстительными словом или делом: Мне отмщение, Я воздам, говорит Господь [Рим. 12, 19], но терпеть и терпеть. Горе нетерпеливому!

Если замечаешь какую-либо неодобрительную сторону в ближнем, в мужчине или в женщине, – не презри, не возненавидь его за это, но вспомни, что все мы с немощами, что и ты сам немощнее всех, и снизойди ближнему, и не лиши его любви твоей и почтения твоего, не разоряй заповеди Христовой. Не праведников только повелел тебе любить Господь, но и грешников, как и ты сам. Много слабостей имеют ближние? Ты не меньше: тебе долготерпит Господь – долготерпи и ты к ближнему. Когда сказано, что любовь долготерпит [1Кор. 13, 4], то, разумеется, сказано это не относительно праведников, а грешников.

Чрез страсти, во мне находящиеся, враг ежедневно вооружает меня против близких моих, против протоиерея Павла и против сестры Анны за своеобразность характера, за то, может быть, что они противны моим страстям, я не люблю их. О, каприз сердца! Люби, как Господь велит, а не как тебе нравится, не кого только ты хочешь и как хочешь. Люби врагов и ненавистников. Смотри, кого Господь любил, за кого молился!

Люби ближнего, пока можешь, – придет время, когда и захочешь, да не заможешь любить и не в состоянии будешь делом доказать любви.

Лучшее славословие Богу есть наша добрая жизнь (любовь, благость, кротость, нестяжательность, горнее мудрствование, воздержание, чистота и целомудрие, послушание, трудолюбие и пр.). Итак, славя Бога устами (Слава Отцу и Сыну и Святому Духу и пр.), славь наипаче делами, духом кротости, смирения, любви при обращении с ближними, щедротами, милосердием, чистотою души и тела, честностью, правдою, кротостью нрава, как подобает чаду Божию и члену Христову.

Не верь себе, когда сердце твое порывается выговорить ближнему о его излишестве в употреблении сластей. Это говорит в тебе твоя жадность и твое сластолюбие. Оставь других и смотри за собой.

Сгорай желанием нетленных, будущих сокровищ, вменяя красоты мира в прах; ищи паче всего очищения грехов, святыни, мира и соединения с Богом, любви к ближним, кротости и смирения, потому что это жизнь твоя, истинный путь твой.

Пристрастия житейские убивают стремления духовные, небесные, особенно чревоугодие, любостяжание, плотская нечистота.

Молись, иерей, усердно о людях, стоя в церкви, ибо овцы сии не знают, о чем помолиться, я коже подобает, они невежественны, а тебя Дух Святой непрестанно научает, о чем и как молиться.

Пекись хоть ты, иерей, о душе своей и о душах духовных детей твоих, ибо они заняты все мирскими делами.

Смотря на образ страждущего на кресте Господа, говори: тут, в этих жестоких страданиях Господа моего, есть и моя немалая доля причинности, и мои грехи увеличивали тяжесть этих страданий. Мои страсти жгли тело Божественного Страдальца, за меня пострадавшего.

Благодарю Тебя, Господи, за чудо милосердия Твоего надо мною (в Покровском приделе храма Андрея Первозванного), яко не преодолела моя злоба Твоей неизглаголанной благости и милосердия и помиловал меня. Всё Твое, Господи, – и молитвы Твои, и благодать Твоя.

Благодарю Тя за дар литургии, мирное, в силе истины совершение литургии и неосужденное причащение пречистых Твоих Тайн. О, как мне благо было после обедни! Сентября 25-го д. 1867 г.

Не прилепляйся к видимым вещам, да не запнут души твоей напоследок, в день кончины твоей, как запинают часто в жизни твоей домашней и во время богослужения. О, как необходимо прилепиться к единому Богу и не любодействовать сердцем с лицами и вещами мира сего!

Вера и Церковь христианская есть прекрасное, мудрое и крепчайшее здание, Самим Богом воздвигаемое. Протеки мысленно от Адама до Христа, от Христа доныне и отныне до скончания века: какая верность, последовательность у Господа в Своих делах промышления и спасения человеческого рода! Как обетования и пророчества Его исполнились в точности! Как суд Его наказывал грешных и награждал праведных! Как нечестивые города и царства исчезали, а боящиеся Бога благоденствовали! Как история Церкви христианской есть осуществление Евангелия! Как все события мира направляются к единой цели, чтобы было едино стадо и един Пастырь [Ин. 10, 16]! Как идет борьба со злом!

Не имей общения с грехом – и будешь иметь общение с Владычицей и удостоишься благодати посещения Ее и помощи Ее. Нечистые сновидения в ночное время подкрадываются лишить тебя чистоты и целомудрия, и ты вовремя пробудишься, еще не оскверненный излиянием нечистым; встань немедленно с постели, пади на колена пред иконами, накажи себя коленопреклонением, принеси полную покаянную молитву о своих грехах, особенно о своем сластолюбии, о своей жадности к нище и питью и невоздержании в пище и питье, ибо нечистые видения бывают особенно тогда, когда играет плоть от пресыщения. Таким образом ты избежишь общения с грехом блудной нечистоты. Как бы ни подкрадывался к тебе грех, замечай тщательно его приступы и благодатью Божиею разрушай его козни над тобою и будешь иметь общение с Богом, с Владычицею, с Ангелами, со всеми святыми, Богу угодившими.

Даждь мне, Господи, благодать быть равнодушным к потере благ земных, ибо с потерею их умножаются блага души: вера и надежда на Бога и любовь к Богу и к ближнему, упование жизни вечной и благ тамошних, тогда как наслаждение благами земными ведет к осквернению плоти, к вражде с ближними. Сколько раз опытно дознавал я, как нелепо, бесчестно и гибельно жалеть ближнему сластей, денег, вообще вещественных благ, когда он в них нуждается, как безумно полагать надежду на вещи, а не на Бога, вся нам дающего обильно и возмеривающего даваемое нами, как безумно из-за вещей видимых отпадать от любви Божией и к ближнему, уязвляться любовью земною и отпадать от любви небесной! Как слабо в нас чаяние жизни будущего века, жизни нетленной, и как сильна жажда жизни тленной!

Если какой-либо начальник твой осыплет тебя ругательствами, несправедливыми упреками, клеветою, не терзайся потом, не воображай в начальнике тьму зла и не жалей себя, не жалей своего ветхого человека, который достоин поистине всяких упреков и обвинении, но сочти эту брань начальника за должную дань своей греховности, страстности, ибо каких грехов мы не делаем. И если, быть может, начальник, обвинит нас в том, в чем мы вовсе невинны, то, вероятно, виноваты в чем-либо другом. Но жаление себя, уныние, разные мрачные представления и зложелания касательно лица начальника, горькие слова касательно его должны быть удалены. Надо смириться пред начальником, как пред орудием Бога – Судии и Мстителя.

Уважай созданного по образу и по подобию Божию, кто бы он ни был, да не отмстит тебе Первообраз его за неуважение, презрение и ругательство над Его образом.

Если сам сладко поел чуне по милости Господней, то не пожалей и брату, кто бы он ни был, свой или чужой, имущий или бедный, сладко поесть-попить у тебя и непозавидуй ему, когда он полною и смелою рукою берет твое добро, твою сласть. Тут бывает для тебя искушение: к чему ты прилепился сердцем – к Богу или ближнему или к вещам земным, к Источнику ли живота (живых вод) или к праху, к телу или к душе, что любишь больше – этот, привременный, или тот, нетленный век? Душу или тело?

Театр, говорят, учитель. Откуда же? – От мира сего. А мы кто? – Христиане. Кто наш Учитель? – Господь. У кого же должны мы учиться? – У Господа и у Евангелия и Церкви. Но любящие театр не любят Церкви.

Еще у христиан много-много светских учителей, вытеснивших Небесного Учителя: это журналы, это разные светские книги.

Не обращай внимания на лица сильных земли, когда нужно обратить сердечный взор к единому Богу, и не раболепствуй им, но воздай сначала должную честь Богу, Его Пречистой Матери и угодникам Его, а потом уже сильному земли, хоть самому митрополиту. Великому искушению я подвергся от митрополита Исидора, не поклонившись как должно образу Господню в его кабинете. Много дурных заключений вывел он из этого. Да будет воля Господня!

Земное к земле и тянет, грубое, принимаемое внутрь, грубым и сердце делает. Поешь мяса и отяжелеешь, и спать захочешь, и к молитве и богомыслию и чтению слова Божия будешь не способен или не расположен. Небесное, напротив, к небу влечет; тонкая, легкая пища и сердцу не причиняет грубости, если умеренно употребляется. Так, молитва и чтение слова Божия, богомыслие устремляет душу к Богу, к вечности, к небесному житию. Пища легкая не мешает молитве, богомыслию, чтению Священного Писания и святых отцов.

Благодарю Тя, Господи, за милость душе моей, явленную мне на пути к штурманскому училищу к священнику Лебедеву, после того как я огорчился на нищих и покаялся в этом огорчении; благодарю Тя, яко ради крове Твоей, излиянныя мене ради, отъял еси прегрешения мои и мир мне даровал еси. Но, о Всецарю, о Агнче Божий, научи меня кротости и смирению ко всем: без Тебе не могу творити ничесоже [Ин. 15, 5]. Сентября 28-го дня. 1867. 12 часов ночи.

Господи! Ты исправлял и исправляешь непрестанно пути и стремления мои, – что я Тебе воздам за сию неизреченную милость, Отче мой, Промыслителю мой, Спасителю мой? Что я Тебе воздам, яко даровал еси мне познати пути живота, познати пресладчайшее, всеспасительное имя Твое? Что я Тебе воздам, яко научил мя еси призывати Тя? Что я Тебе воздам, яко познался еси мне? Что Тебе воздам, яко выну близ еси уст моих и сердца моего? О всемилосердый Господи, о благопременительный Владыко! О бездна любви и долготерпения ко мне, грешному! Благодарю Тебя, славлю Тебя, величаю Тебя, поклоняюся Тебе.

Вот, Господи, я и в нынешнее утро встал, обремененный множеством благодеяний Твоих, встал здрав, невредим, мирен, и что главное – в единении с Тобою, Богом живота моего! И за сие благодарю, яко не погубил мя еси со беззаконми моими, но человеколюбствовал еси обычно 65.

Нужно иметь сочувствие к ближнему в нужде, в болезнях, в печали, в бедствии, принимать чужое горе как свое и отревать от сердца каменную нечувствительность, лукавство сердца, холодное равнодушие к тесным обстоятельствам ближнего, ибо это последнее от дьявола и есть искажение, уродливость нашей природы, хотя и весьма часто бывает со многими из нас. Надо побеждать зло, лукавство своего сердца, все многоразличные страсти его.

Быв утверждены [слав.: наздани] на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем [Еф. 2, 20]. Кто же я? Какого здания я член? Каков я должен быть? Относительно себя и других, относительно Краеугольного? О Христе мой! Положи мя твердо в здание Твое. Братия мои! Как живые камни, устрояйте из себя дом духовный, священство святое [1Пет. 2, 5]. Будьте единым, живым и святым зданием, будьте единым живым телом, сорадуясь и сострадая друг другу, вспомоществуя друг другу. Беда наша в том, что мы разним.

Господи! Благодарю Тя, яко пламенные молитвы моя исполнил еси: и певцов храму даровал, и храм благоукрасил, и общественную благотворительность подвигнул, приют для бедности воздвигнув! Благодарю Тя, яко дерзаю у тебе, аще и грешник, аще и прах, немощь, ничтоже сый. Слава Тебе, Сый, действуяй вся во всех [ 1Кор. 12,6]! Даждь славу имени Твоему великому, препрославленному!

Живем, живем свой краткий земной век, затем умрем, и настанет вечность! Какова она будет? – Какую приготовили сами.

Смотря на крест, говори в себе: вот доказательство и залог любви ко мне Божией! Погибну ли я при такой любви ко мне Самого Господа Бога? – Не погибну. Дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную [Ин. 3, 16].

Архиерей носит сан Христов, и царь носит сан Христов – оба величайшей чести на земле достойны ради Иисуса Христа, Сына Божия, Архиерея вечного и Царя вечного.

Бедным мальчикам надо с удовольствием подавать милостыню: они просят от крайней нужды и, получив достаточную сумму, долго не приходят. О, бедные! Они не имеют, где главу подклонити, не имеют, что есть и пить и чем одеться; среди изобилия горожан города, при виде многоразличных щедрых даров Божиих, снедомых и пиемых или употребляемых на одежду, ходят, как жаждущие танталы 66 как голодные овцы, как нагие. Мы всякими благами преизобилуем: едим, пьем всё лучшее, одеваемся богато, изящно, изысканно, а у них всё наоборот. Как их не жалеть! Как не отказать себе в лишнем, чтобы подать им милостыню!

Стужаемого от нечистых духов, кроме молитвы о нем, надо причастить, да прекратят злые духи коварство над ним. (Жена Потапова.)

Крест учит нас самоотвержению для славы Божией и для блага ближних!

Есть свет временный, есть свет и вечный; есть огонь временный, есть и вечный. Потому, смотря на свет временный и огонь временный, помышляй об огне вечном и о свете вечном. Праведники воссияют, как солнце, в Царстве Отца их [Мф. 13, 43]. Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный [Мф. 25, 41].

Напоминай себе во время молитвы, чтобы тебе молиться немногословно, чтобы ни одно слово не выговаривалось легкомысленно, но каждое было обдумано, оценено, прочувствовано! Как сладостно таким образом молиться!

Желай жизни с Богом, потому что она свята, безгрешна, безмятежна, всеблаженна, нескончаема. Доколе нам пить эти беззакония, как воду [Иов. 15, 16]?

В Духе Святом нет дальности расстояния: все близко, все одно – и Божия Матерь, и Ангелы, и святые человеки.

Сами себе и друг друга и весь живот наш Христу Боту предадим. Если обижают тебя ближние – не ярись, не мсти, не унывай, но и себя, и врагов своих, и весь живот свой предай Христу Богу, премудрому и всеблагому Зиждителю, и блажен будешь. Беда нам от нашего нетерпения, запальчивости и самоуправства. Мы порываемся непременно отмстить врагам своим словом или делом.

Не будь столько самолюбив и своенравен, чтобы все свои требования и поступки считать справедливыми, но считай себя человеком грешным, слабым, обманывающимся (всяк человек ложь [Пс. 115, 2]) и не всегда стой на своем, но благоразумно уступай просьбе или требованиям других, например жены своей или другого кого; сознай, что требования от тебя других, например жены, противные твоему желанию или требованию, иногда бывают благоразумнее, лучше и полезнее, чем твоё, и что надо принять их, а свое отвергнуть и переломить свое упрямство. В этом состоит благоразумие житейское и мудрость христианская.

Умри для всего житейского – для сластей, красивых одежд, для обид, для чести, и живи для одного Бога. Для меня мир распят, и я для мира [Гал. 6, 14]. Умрем греху (над умершими слово о смерти для греха).

Истинные христиане горе́ зрят и желают небесных сокровищ (всем сердцем), а мнимые – зрят долу и желают всем сердцем земных благ – чести, счастья, сладостей, одежд блестящих и вещей разных.

Истинные живут во обновлении духа, отлагая ветхого человека, тлеющего в похотях прелести [Еф. 4, 22].

Истинные христиане непрестанно помнят, что они – храмы Духа Святого, ибо Дух Божий живет в них [1Кор. 3, 16], и стараются всеусильно жить свято.

Благодарю Тя, Господи Боже мой, яко в настоящую минуту милость получил от Тебе, стоя коленопреклоненный пред Тобою и взывая к Тебе о спасении от страсти злобы и упрямства: мир и свободу в душу получил.

Нравоучение: не должно придираться ко всему – это дело злобы.

Как возвышенно должно смотреть на себя христианину, именующему Пресвятую Богородицу своею Владычицею! Каков должен быть дух наш! Какая чистота, какое воздержание, какое мудрование (духовное) горнее!

Господи! Благодарю Тебя за нынешнюю (4 октября) литургию, яко даровал еси мне совершить ее непреткновенно, мирно, дерзновенно, во славу Твою и во спасение людей и мое собственное. Как просил тебя, благопослушливый Владыко, так Ты и даровал мне. Слава Твоему престолу, наипаче же Тебе, Седящему на нем, яко никогдаже вотще бывает припадание мое к нему, аще с верою прикасаюся, но всегда действует во мне силы и милости Божии.

Какое благородное, святое дело служить бедным людям и быть, по Апостолу, всем... вся [1Кор. 9, 22], или, по слову Господа, слугою всех [Мф. 23, 11]. А мы боимся чего-то служить всем, бежим от благотворительности, бежим от нищих, боясь, как бы не подать им, и стремясь удовлетворить какой-либо суетности своей.

Какое отношение имеет риза правды, надеваемая по крещении, к первобытному состоянию первых людей? Узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания [Быт. 3, 7].

Чтобы исцелиться от золотухи, пей святую воду.

Верь, что все мы – едино тело Христово, а порознь – члены [1Кор. 12, 27], и с этою верою служи всем людям в их многоразличных нуждах, ожидая воздаяния от Господа и делая всё охотно.

О Евангелие, Евангелие, Евангелие! Какая в тебе небесная премудрость заключена, какой свет, какая сила! Какое совершенное знание нашей природы, какие премудрые и вместе простые правила жизни! И как мы мало следуем Евангелию! Оттого так жизнь наша мало похожа на христианскую!

Всё силится отторгнуть меня от Тебя, Господи: и сердце мое, и ум мой, и воля моя растленная, и зрение, и слух, и вкус, и обоняние, и осязание! А живот в Тебе одном! Господи! Восторгни меня и привлецы меня к Тебе, имиже веси путями.

Чье намерение, чью мысль я познаю в превратном действии моего сердца, ума и моих чувств? – Дьявола, супостата моего.

Молитва наша должна быть свободная, доброхотная, разумная, спокойная, проникнута верою, надеждою, любовью.

Чтобы молиться за всех искренно, за весь мир, за государя и его дом, за все сословия, надо любить всех искренно.

Будь в постоянном союзе с Богом, и ночью возобновляй этот союз молитвою.

Имя Божие, призываемое в молитве, есть мир, радость, освящение, сладость, легкость для духа, здравие и крепость для тела. Пролитое миро – имя Господне, миро излияное имя Твое [Песн. 1,2].

Школа – место воспитания для света по преимуществу и частию для Церкви, для Царствия Божия, а Церковь есть место воспитания нашего для неба, для вечности, для Царствия Божия. Здесь готовят нас жить вечно с Богом и со святыми на небесах, как в школе учат быть полезными членами общества.

Вам нравится свет, красота, слава, и вы любуетесь златом, сребром, позлащенными чертогами, златыми и сребряными вещами, красотою человеческою, красотою некоторых животных, красотою растений, одежд, домов, разных вещей, или восхищаетесь славою века сего – людским уважением, подобострастием, множеством слуг, богатыми экипажами, богато украшенными комнатами и пр. Ах! Перестаньте прилепляться ко всему этому, ибо всё это минутно, тленно, не насыщает вашего сердца, не удовлетворяет потребностям бессмертного духа. Подвизайтесь здесь, самоотвергайтесь, терпите в самоотвержении ради Бога и ближних – и вы сподобитесь пресветлого, приснорадостного, неизреченного света невечернего, узрите неизреченную доброту лица Господня, изливающую на всех сущих во Царствии Его свет, живот, мир неизреченный, блаженство неизглаголанное, сподобитесь почести горнего звания, будете наследники Божии, сонаследники Христу, получите вечноблаженную жизнь. Что значит всё здешнее пред тамошним? Можно ли с чем сравнить блага того века? Веруй, подвизайся, молись, уповай, люби Господа своего паче всего, не прилепляйся к твари, прилепись к Творцу, милуй имеющее миновать творение – и сподобишься благ вечности и блаженного упования в Царстве славы.

Если ты образован, умен, как Сократ и Платон, или выше – как сам Соломон, но если ты подвержен низким страстям, если ты горд, вольнодумец, до низости самолюбив, скуп, завистлив, жестокосерд, гневлив, дерзок словом и рукою или сластолюбец и развратник, обжорлив, пьяница, мот, расточитель, если ты в доме тиран твоей жены и детей – что в твоем уме, в твоей образованности? Червь давно подточил твой цветок, он скоро поблекнет и опадет. Соедини с умом и просвещением доброе, чистое, кроткое сердце – тогда твой ум и твое образование будут бесценным сокровищем для тебя и для других. В противном случае ты только умный дурак, с которым бесчестно иметь общение.

Смотри на Тайны Святые: как Господь может тебя из земного сделать небесным, из плотского – духовным.

Как смотреть на себя? – Как на храм Святого Духа, как на дело рук Божиих, художественное, премудрое, чистое.

Как смотреть на всякий грех? – Как на льстеца, разбойника, нелепость, безумие.

Священная психология (или христианская психология).

[...] богатые: Библия, Евангелие, богословские книги, писания святых отцов, польза для христианина этой науки, познание себя.

Явление Божией Матери во Влахерне, преподобному Сергию Радонежскому, святому Григорию Чудотворцу, клирику Георгию в Тихвине.

Как я оплачу себя достойно, что, будучи делом рук Божиих весь чист, преукрашен, благоуханен, светел, я осквернил себя всего калом греховным в самом корне своем, в самом сердце и во всем существе, проникнувшись им, как рубище маслом, обезобразил себя, осмердил себя, омрачил себя и, будучи создан нетленным, подверг себя тлению со всеми его ужасами? Как я оплачу себя? Но, о Ты, воссиявый от Девы, Христе Спасе мой, пришел на землю сего ради, да избавишь меня от вечных слез и от вечных рыданий моих. Ты омыл меня в Крещении, освятил в Миропомазании, оживотворил и облагоухал в Причащении, очищаешь и исцеляешь от духовных недугов в Покаянии, просвещаешь, наставляешь на путь истины и спасения и руководишь к Себе в Священстве, освящаешь и благословляешь меня в самом зародыше моего бытия, когда благословляешь в Браке союз моих родителей, исцеляешь меня и от тленных недугов, причиненных моими грехами, очищая самые грехи мои чрез молитвы иерея и помазание святого елея в Тайне Елеосвящения. Сколько попечения о мне, грешнике, Ты прилагаешь в Церкви! Сколько любви и попечения явил Ты о мне, основав на земле Церковь Свою и поручив ей то дело, на которое Ты Сам пришел, которое Ты Сам делал! Какую снисходительность, кротость, какое долготерпение Ты заповедал ей при обращении со мною! Слава Твоему неизреченному благоутробию, Господи!

Грех упрям (назойлив), настойчив, бесстуден: всё на своем, всё твердит в нашем сердце одни и те же уроки зла, нечистоты, лукавства, невоздержания, гордости, злобы, зависти, скупости, любостяжания, лености ко всему благому и спасительному. Ревнитель правды! Что надо делать против этого? – Непрестанный подвиг к добродетели. Дьявол непрестанно делает в нас дело свое, дело греха и смерти, – и мы должны непрестанно делать дело спасения, дело угождения Богу.

Если во время молитвы тебе случилось быть окраденным от врага и увлечься помыслами о каких-либо вещах или лицах, причем происходит смущение, теснота и омрачение духа, то немедленно прекрати обычную молитву (например вечернюю или там другую какую, например при совершении литургии или Таинств, молебна, панихиды, акафиста) и принеси Господу Богу втайне искреннее покаяние в рассеянности своей, или пристрастии к вещам, или во вражде к ближнему, и ты успокоишься и опять будешь в состоянии искренно молиться Господу. Так бывало и сегодня было со мною на вечерней молитве.

Имена святых суть духовные благоухания. С высоким уважением, с благоговением должны быть они произносимы. Святые – жилища или обители Святой Троицы, издающие животворную, пресладкую воню Ее, животворный, прерадостный свет Ее. О, как достойны святые Божии всякой чести! Какого презрения достойны те, которые за несправедливое считают воздавать им почтение призыванием их в ходатаи пред Богом, поклонением пред их иконами, мощами, возжжением пред ними свечей или каждением фимиамом.

Тем паче имя Божие – имя Творца, Спасителя, Судии всех, имя всеблагоухающее, всему дающее благоухание – должно быть произносимо с величайшим благоговением, спокойствием, страхом, чистотою сердца. Если живо представишь, что вся эта бесконечность творений, всё это величественное, премудрое здание вселенной со всем бесконечным разнообразием тварей, столь премудро устроенных, вызвано к бытию единым Его словом и существует по единой Его воле всеблагой, премудрой, всемогущей, то невольно исполняешься во глубине души благодарности, изумления, трепета и ужаса, но и вместе любви к всеблагому, бесконечному, премудрому, всемощному, неизменяемому Создателю своему и всех тварей. О имя пресвятое, о имя преблагоуханное, препетое и превозносимое, слава тебе! Октября 12-го дня. 1867 г.

Оскорбление мое, печаль моя и слезы после неласкового, сопротивного приема митрополита означают мою гордость, мое самомнение, мою уверенность, что я стоил ласкового, почтительного приема. Если бы я был смирен и не самомнителен, я счел бы такой прием достойным возмездием за свои пороки, за свои грехи, коим нет числа, и благодушно, с радостью перенес бы эту строптивость, вздохнув о своих грехах и помолившись за владыку, что он вразумил меня о моих прегрешениях. Ох я, малодушный, – похвалы выслушиваю с услаждением, хотя и недостойно, а порицаниями оскорбляюсь, хотя они и справедливы! Благоволи в досаждениях, в скорбях, бедах!

Все молитвы церковные – плод богопросвещенного, трезвенного, святого ума и сердца и составляют истинную славу и украшение ума человеческого и с радостью и благоговением должны быть произносимы или воспеваемы в слух людей. Чтобы эти молитвы и песнопения могли вполне оценить люди обыкновенные, им надо самим трезвенностью, воздержанием, чистотою, богомыслием возвышаться до той чистоты сердца, которую стяжали святые мужи, составившие эти молитвы и песни. По крайней мере они были святы в то время, в которое писали, творили эти молитвы. Что после этого значит стыд некоторых людей при чтении этих молитв? – Это дьявольский стыд, унижающий их самих. О таком стыде и о таких стыдливцах Спаситель сказал: Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами [Мк. 8, 38].

Сердишься ли ты на себя за то, что ешь-пьешь? – Нет. Следует ли на других сердиться за то, что едят-пьют с тобою и твое, Богом данное? – Нет. Не безумие ли сердиться? – Да. Отчего же мы это делаем? Отчего унываем? – От самолюбия от пристрастия к вещам, от маловерия, от испорченности сердца. Будь беспристрастен ко всему земному, прилепись всем сердцем к небесному, к Богу, Коего десница неистощима и жизнь бесконечна.

Помяни Господа, насытившего пять тысяч пятью хлебами и двумя рыбами, израильтян в пустыне, питаемых в продолжение сорока лет манною, помяни несметное множество крастелей, посланных Владыкою для шестисот тысяч еврейского народа, вдовицу Сарептскую, два года с половиною питаемую чудесно во время голода ради ее гостеприимства и страннолюбия, Илию Фесвитянина, питаемого вранами и Ангелом, вдову пророческого ученика, у которой масло чудесно умножено человеком Божиим. Учись быть в изобилии и скудости и быть довольным всегда своею участию и не малодушествуй, имея такого попечительного, преблагого, премудрого, всеведущего и всемогущего Отца и Промыслителя, каков есть Господь и Творец всякой твари словесной и бессловесной, одушевленной и неодушевленной.

Не будем самовольничать, сами устроять свое благо, но предадим себя, друг друга и весь живот наш Христу Богу, Спасителю, Промыслителю, Судии. Истинно верующий в простоте сердца во всех обстоятельствах жизни, счастливых и неблагополучных, полагается на Господа.

Когда борола меня блудная похоть, я воззвал ко Господу: спаси меня, Господи, от обаянии плоти, – и Он тотчас спас меня. Блудим мы от Господа зрением, блудим вкусом, слухом, обонянием, осязанием.

Правь хорошенько рулем духовным, то есть сердцем своим, призывая непременно в помощь благодать Божию. Посмотри на рулевого на корабле и пароходе: он непрестанно смотрит вперед судна – по тому ли направлению оно идет, по коему следует, или уклоняется в сторону. Недосмотри он немного, и судно, пожалуй, сядет на мель, или столкнется с другим судном, или возьмет превратный путь. Правь же рулем хорошенько, чтоб жизнь твоя верно шла путем Христовых заповедей.

Отчего мутится сердечный наш взор? От пристрастия зрения к земному. Отчего обращаемся мы с ближними нелюбовно, сурово, завистливо, недоброжелательно, с ненавистью? От пристрастия нашего к земному, от недовольства тем, что имеем, от беспокойного желания большего.

Надо обращаться с ближними, с домашними и посторонними, всегда ласково, кротко, почтительно, спокойно, с неизменной твердостью в ласке, кротости, ибо ходим непрестанно пред Богом, назирающим все наши мысли, слова и поступки; и еще потому, что человек есть любезнейшее Божие создание, и сотворенное особенным образом, и искупленное бесценною кровью Агнца Божия, Господа нашего Иисуса Христа.

Когда у нас бывает много гостей, тогда Промыслитель Господь посылает на них и пищу и питье. Приехали ко мне гости – меня позвали почти в один день к двум больным зажиточным. За совершение требы мне дали в одном месте рубль, в другом три, вместе с дьячком. Таким образом, я получил почти три рубля вдруг. А это не убыток. Благодарю всеблагии Промысл, неусыпнободрствующий над нами. Но подаждь, Господи, людям Твоим святыню, мир, тишину, здравие, спасение, долгоденствие и изобилие плодов земных. Наказуй милостиво за неправды, долготерпи человеколюбиво, вразумляй неослабно, да не застареемся во грехах наших, да не погибнем люте. Буди!

Кто Глава Церкви? – Иисус Христос. Кто Кормчий ее? – Дух Святый.

Любящим театр и клуб: если Ваал ваш бог, то ходите вслед за ним, а если Иисус Христос Бог ваш, то идите за Ним. Что выбираете: театр или церковь? Но помните: театр – Ваал, а церковь – Иисус Христос.

Итак мы, приемля царство непоколебимое, будем хранить благодать, которою будем служить благоугодно Богу, с благоговением и страхом, потому что Бог наш есть огнь поядающий [Евр. 12, 28]. Христиане! Да дорожим беспредельно царством непоколебимым... Вы видите, как шатки, как колеблются все царства земные, какие везде смятения, какие поражения и победы, как ненадежен их мир. Едино Царство Христово вечно. Блаженны христиане, верующие в это и чувствующие сердцем эту великую истину.

Благодарю Тя, Многомилостиве Господи, яко вчера вечером в гимназии двукратно спасл еси мя благостью Твоею, щедротами Твоими, избавив меня, во-первых, от упадка и уныния духа при сознании недостаточности своих занятий с гимназистами, во-вторых, от огорчения и тесноты духа при мысли о несправедливом пренебрежении мною второго законоучителя отца протоиерея Павла Ламанова. О, как благо мне было, когда Ты спас меня, как мирно, легко, радостно! И как тяжело до Твоего спасения! О Спасителю мой! Всюду Ты являешься моим Спасителем! Как обширны, непрерывны, быстры Твои ко мне милости!

Господи! Се, всё благое во мне – это Ты, Твоя благодать. Что я принесу Тебе, радосте моя? Но утверди во мне, Господи, по единой милости Твоей благость Твою во мне, в сердце моем.

Крест всюду покрывает и хранит меня: когда я бодрствую и когда сплю, хожу или сижу, вкушаю пищу и питье – всюду благодать Распятого за меня со мною. Слава и благодарение Господу, тако мене туне возлюбившему. Слава Господу, туне меня создавшему, воздоившему, возрастившему, просветившему и просвещающему непрестанно, очищающему вся беззакония моя, исцеляющему вся недуги моя, венчающему меня милостью и щедротами! Се, я чудо милости Его всякий день!

Ни с кем не обращайся высокомерно, презрительно, грубо, если хочешь, чтобы с тобою обращались другие уважительно: [ибо] все мы одной природы и во Христе все обожены.

Благодарю Тя, Господи, яко даровал еси мне благодать со дерзновением, во истине и силе Твоей совершить два молебствия с водосвятием у частного пристава Иванова и у крестьянина Николая Соловьева.

В виду высочайших, важнейших предметов веры, в виду величайшей святыни какая суета, какие глупые мечтания занимают очень нередко многих из нас. Вот человек стоит пред иконою Господа, Божией Матери, Ангела, Архангела, святого или целого лика дома или в храме, и иногда вместо молитвы, вместо отложения на это время и в этом месте всякого житейского попечения он сводит свои счеты и расчеты, расходы и приходы, услаждается прибылью, огорчается опущением прибыли или неудачею в предприятиях (о душевной прибыли или убытке, конечно, нет и помину), или мыслит зло о ближнем, преувеличивая его слабости, страсти, подозревая его, завидуя ему, осуждая его, или, если это в церкви, вглядываясь в лица стоящих близ него, также на то, кто как одет, кто хорош и кто нет, или построяя планы, как провести день, где бывать, в каком удовольствии или в какой суете провести день и пр., и пр. И это часто бывает когда? – Когда совершается высочайшее, пренебесное Таинство Евхаристии, то есть Пречистого Тела и Крови Господней, когда мы должны быть всецело в Боге, всецело заняты размышлением о совершающемся ради нас таинстве искупления от греха, вечного проклятия и смерти, и о тайне нашего обожения в Господе Иисусе Христе! Как мы измельчали, как осуетелись, а всё отчего? От невнимания и нерадения о своем спасении, от пристрастия к временному, от слабой веры или неверия в вечность!

Обижая других внутренно или наружно, явно, мы прежде всего обижаем жестоко себя, и вообще, делая грех, обижаем себя, нарушая закон Божий и отпадая внутренно от источника жизни – Бога. Обижая других, мы вонзаем меч в свое собственное сердце, духовно убиваем себя. О, какое безумие, какая нелепость – грех! Какой обманщик, какая прелесть, хитрость! Исполняй же закон Божий неотложно, хотя и противно поначалу для растленного сердца исполнение его, отвращайся всеусильно греха, хотя он и сладок и приманчив для сластолюбивой, но греховной пашей плоти. Люби врагов, раздавай свою собственность неимущим, люби воздержание и пост и трапезу скромную, бегай многого сна, многого покоя, возлежания на мягком ложе. Люби труды, бегай лености.

Отчего вся природа и всё в природе мудро и в порядке изумительном круговращается? Оттого, что Сам Творец его распоряжает и управляет. Отчего в природе человека, венца творения, столько беспорядков, отчего в жизни его столько неустройств и безобразия? Оттого, что он сам вздумал распоряжаться собою, помимо воли и разума Творца своего. Человек-грешник! Предай всего себя, всю свою жизнь Господу Богу Твоему, и вся жизнь твоя будет крутовращаться в мудром, прекрасном, величественном и животворном порядке, и вся она будет прекрасна, как у святых Божиих человеков, кои предали себя всецело Христу Богу и коих Церковь предлагает нам в пример для подражания.

Как ты ожидаешь благоволения от Господа, так многие ожидают благорасположения и благоволения твоего: пойми же, как надо с ними обращаться, с какою ласкою, с каким благорасположением! Пойми, как надо приклонять Бога на милость к себе!

Тот, Кто заповедал мне любить брата и не истязывать от того, кто берет мое, отдавать и рубашку тому, кто хочет судиться со мною, может умножить мое достояние, как дающий нам вся обильно в наслаждение туне. Итак, да люблю я брата моего, не взыскивая с него за неправду его против меня, добровольно отдавая ему то, что он хочет взять у меня, ибо Господь дает, Господь и берет чрез пожар ли, чрез похищение ли или как иначе.

Ты, брат, имеешь тайные связи, – заметил один преподобный муж своему духовному сыну. А тот отвечал: нет, отче, никаких не имею. Преподобный муж снова говорит: нет, имеешь, – имеешь тайные связи со сластями, с деньгами, с нарядными одеждами, с золотыми и серебряными вещами и пр. Вспомни, как ты жаден, скуп, сребролюбив, завистлив, склонен к щегольству и пр. Устыдился духовный сын преподобного отца своего и согласился, что он имеет действительно тайные связи, отлучающие его от Бога и от любви ближнего.

Где у нас христианская жизнь? Где стремление к горнему? Где презрение к дольнему? Где презрение плоти? Где прилежание к душе? Где кротость, смирение и незлобие? Где воздержание? Где чистота и целомудрие? Где милосердие? Где любовь ко врагам? Где терпение обид? Болезней? Напастей? Где пуп, тесный? Где крест у нас? Мы уподобились язычникам и даже превзошли их во грехах. Это ли род избранный, царственное священство, народ святой, люди, взятые в удел [1Пет. 2, 9]? Всяк засматривается на свою красивую одежду, всякий радеет о столах с добрыми яствами и напитками, всякий жаждет отличий и наград, всякий думает о выигрыше денег или о собрании богатства, кто о постройке домов, кто о чем. А кто и о проведении нового взгляда (идеи) в науке, чтобы отличиться чем-либо пред другими своими товарищами по науке. А о том, как лучше успеть в христианской жизни, как угодить удобнее Богу, мало-мало кто толкует. Беда наша! Христе Спасителю, подыми тяготы наши! Просвети сердечные очи наши! Отыми пристрастия наша, прилепи сердца наша к Тебе! О сем молимся Тебе всеусердно!

Где подражание Начальнику веры Господу Иисусу, Его Пречистой Матери, пророкам, апостолам, иерархам, мученикам, преподобным – их любви к Богу и ближнему, их самоотвержению ради Бога и ближнего, их презрению к дольнему, мудрствованию о горнем?

Заметь, как возводит нас Господь везде от земли к горнему: закон дает на горе Синае, Илии является на горе Хоривской, Сам преображается на горе Фаворской, возносится с горы Елеонской, апостолам ниспосылает Духа Святого, когда они сидели в горнице, – для чего? Да горе возносимся, превыше земли.

Для всех я сделался всем [1Кор. 9, 22]. Не огорчайся на то, что тебе приходится ежедневно служить многим различным образом, и радуйся, что можешь служить членам великого тела Христова, что не к тому себе живешь, но Господу Иисусу Христу, своему Владыке и благодетелю.

Глупое сердце! Отвергаю тебя, презираю тебя! – Так говори ему во всех его страстях и пристрастиях. Когда, например, будет жалеть снедомого и пиемого ближнему и будет одержимо боязнью оскудения, или когда будет озлобляться на ближнего, презирать, или когда будет одержимо ложным стыдом, боязнью и пр. Сказавши это от души, успокоишься! Еще скажи: возлагаю всю надежду на Бога, не на вещи.

Дух одного и того же дьявола познавай всегда тотчас в разных страстях и пристрастиях житейских и презирай их.

Презирай плоть, из которой дьявол хочет сделать иное божество и, укрываясь в ее страстях, сам хочет быть сам почитаем за бога. О, хитрость! Презирай блага мира, коими питаются преступные желания плоти. К единому Богу прилепись неразвлекаемо, нерасторжимо. Братию извиняй, за братию молись.

Ежедневно испытывает Господь сердца и утробы наши посредством обстоятельств различных, по воле Его слагающихся. Мы должны пользоваться этими вразумлениями Его. Пришел ближний просить у тебя милостыни, а ты пожалел, да еще обругал, – вот и сделано испытание тебе. Пользуйся этим уроком. Хорошенькое лицо женщины встретилось, ты засмотрелся и воззрел с похотью – опять испытание тебе сделано.

Главное – любовь. И чем враг отревает нас от любви? – Прахом: деньгами, пищею, питьем, одеждою. Глупые мы! Слепое сердце!

Дивлюсь Твоей неизглаголанной ко мне любви, Творче и Спасителю мой. Ты привел меня из небытия в бытие, Ты сотворил для меня чресла отчии и семеноточник родительский; Ты сотворил для меня врата и ложесна матерние, Ты сотворил для меня сосцы матерние и даровал мне в них источники млечные; Ты разлил для меня и для различных одушевленных и неодушевленных тварей Твоих, которые большею частью назначил для меня же, живительный воздух; Ты насадил в недрах земных и извлекаешь из них различные плоды для моего питания и удовольствия; Ты сотворил для меня, для услуг мне или в пищу мне различных животных; Ты наполнил для меня воздух птицами небесными; Ты засветил для меня лучезарное солнце, луну и звезды; Ты сотворил для меня злато, сребро, все металлы и драгоценные и простые камни; Ты сотворил для меня шелковичного червя, также различные растения, доставляющие материал для моей одежды и моего украшения; Ты сотворил воду для омовения моего, для пития и варения мне пищи; Ты сотворил для меня увеселяющий и укрепляющий сок древесный; Ты сотворил огонь для моего освещения и согревания, и, что всего удивительнее, поразительнее, чудеснее, Ты сотворил меня по образу и подобию Твоему, и когда я отпал от Тебя чрез грех, Ты восстановил меня чрез величайшее таинство Боговоплощения, страдания, смерти и воскресения Твоего. Ты дал мне в пищу крестоносное, умученное за меня, животворящее Тело Твое и из ребр Твоих, из рук и ног Твоих пролиянную за меня Кровь Твою, да очищают меня в Тебе и Тобою, да освящаюсь Тобою, оживотворяюсь Тобою, плодоношу Тебе и жив буду Тобою во веки веков; Ты дал мне пакирождение водою и Духом, печать дара Духа Твоего Святого и обручение будущего наследия; Ты даровал мне покаяние в живот и очищение душевных нечистот моих; Ты даровал мне пастырей и учителей и руководителей к Тебе, к Твоему блаженному Царствию, Ты благословил меня в самом источнике моего бытия – в чреслах отчих, освятил врата и ложесна матерние; Ты даровал мне врачевство от моих телесных недугов в Тайне Елеосвящения; Ты приставил мне наставников и пестунов и образовал меня истинно; Ты непрестанно меня милуешь, очищаешь, спасаешь, заступаешь, просвещаешь, умиротворяешь. Сколько явлено и является на мне непрестанно милостей Твоих! Что я Тебе принесу или что Тебе воздам за неизреченные милости Твои, Господи!

Сколь Ты милостив, Господи мой, мире мой, радосте моя, если во истине и простоте сердца, усты к устам глаголем с Тобою! Сколь скоро Ты подаешь спасение! Слава Тебе!

Все, взявшие меч, мечом погибнут [Мф. 26, 52], сказал Господь Петру апостолу, как бы предвидя, что папы некогда возьмут нож, или меч, и совместят в себе власть светскую и духовную и, вследствие этого, погибнут.

Грех человека есть сам в себе наказание для него, хотя иногда, может быть, и не замечаемое им по закоснению в грехе, или по причине ложной сладости его, или приятному уязвлению. Грех есть моровое поветрие, чума, горячечный бред, болезненное сумасшествие для того человека, который подвержен греху, например зависти, любостяжанию, гордости, тщеславию, вражде и ненависти. И потому не озлобляться нужно на грешника, например любостяжательного, завистливого, скупого, а надо жалеть, молиться за него искренно, тем более что и сами мы подвержены бываем тому или другому греху или и всем вместе, сами испытываем бедственность греха.

Во время службы надо крайне остерегаться двоения сердца, чтоб, например чрез зрение, оно не прельстилось какою-либо материею на одежде, или златом и сребром, или чрез воображение не увлеклось какими-либо отсутствующими лицами, вещами, или не увлеклось бы мечтательностью или враждою против кого и пр. Надо служить Господу всем сердцем, всецело к Нему обращенным, беседовать с Ним просто, откровенно, но со страхом.

Ненависть против греха ближнего мы обращаем на самого ближнего. Разве мы не знаем, что грех – обманщик, насильник, помрачитель?

Бесплотный враг, князь мира сего, всеми мерами усиливается уронить христианство в умах и сердцах людей или изгнать и христианский дух из сердец христиан, христианский образ мыслей, чувствований и христианскую обрядность, вещественность христианской святыни, например крестное знамение, святые иконы, хождение в храм, под тем предлогом, что молиться можно в сердце, – в самом же деле, чтобы удалить от всего, напоминающего о Христе Спасителе и о таинстве спасения и о угодивших Ему. Он внушает нерадение и пренебрежение ко всему чину богослужения, к лицам освященным, к уставам церковным, к постам, к говению, исповеди грехов, причащению. В христианах стало всё только мирское, по крайней мере во многих: и образование, и ученость мира сего (классицизм), и провождение времени или удовольствия, и занятия обыденные – всё имеет характер земной, плотоугодливый. Евангелие Господне, священные повести о доблестях христианских мучеников и мучениц, иерархов, преподобных мужей и жен или отшельников, боровшихся с многострастною плотью, с миром, с дьяволом, – пренебрегаются. Лучше хотят подражать древним мужам языческим, прославившимся на поприще военном, гражданском, на поприще науки и искусства.

Един Сущий, всё воззваший к бытию по единой воле Своей, производящий все во всех [1Кор. 12, 6], потому Ему единому за всё благодарение, Его единого воля, яко благая и всесовершенная, должна быть свято всеми исполняема, яко Творца и Господа.

Лучшие дни и часы моего странствия на земле были тогда, когда я был с Тобою, Господи, когда Ты был в сердце моем, когда я усердною молитвою пред Тобою очищал сердце мое. Но дни и часы суеты земной были для меня днями и ночами скорби и тесноты.

Наши сердца и наши внутренности облагаются холодом при обращении с ближними – нет пламенника любви в них, чужды нам и лица ближних, и их нужда, бедность, горе, болезнь. Только пред высшими да пред богатыми мы горячи, ласкательны. Отчего это? Оттого, что сами живем в довольстве, пристрастны к этому довольству и к земным благам и раболепствуем тем лицам, в руках коих, по нашему мнению, благополучие наше; оттого, что сами не изведали нужды, горя или и изведали давно, а теперь забыли; оттого, что не входим чрез размышление в дух Христовых заповедей, в дух Евангелия. Как мы чувствительны к малейшим оскорблениям ближних, как нетерпеливы, злы, мстительны от самолюбия, от растления нашего сердца!

Сладкого чаю по утрам не пить, мяса не есть, или по крайней мере на ночь, молоко и сливки только с чаем, а в сыром виде не употреблять, в противном случае бывает большая опасность для целомудрия: плоть воспламеняется любосластием. Вообще, чай не рекомендуется для духовно живущего христианина.

Господь не имел, где главу подклонить, и ничего не имел: вот как Он учил нас Своим примером не прилепляться ни к чему земному, но считать себя странниками и пришельцами на этой земле. Блажен, кто возвышается от земли духом и не связывается житейскими похотями и сластями, но к Богу прилепляется.

Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, в кротости и незлобии претерпевый за спасение наше поругания, оплевания и заушения, и биения и крест и смерть; прости мне, что я доселе не научился у Тебя кротости, смирению и незлобию и раздражаюсь, озлобляюсь на нищих Твоих, сообразных Тебе по нищете, за то, что они настойчиво просят себе прибавления к тем лептам, которые я подаю им! Сознаю и каюсь, что я самолюбив, горд и нетерпелив в обращении с ними, ибо как я, будучи во всем им подобный, а по грехам – гораздо худший и низший их, смею на них яриться и кричать, тогда как в лице их Ты Сам изволяешь принимать милостыню, ибо они члены Твои. И из-за чего? Из-за Твоих же даров мне благости и любви, щедрот, долженствующих служить сильным побуждением к милосердию и щедротам относительно нищих Твоих.

И выведет, как свет, правду твою и справедливость твою как полдень [Пс. 36, 6]. Не убоюся тем народа, которые со всех сторон ополчились на меня [Пс. 3, 7].

Владыко Святый! По благодати Божией мы можем быть не только рабами Вышнего, но и советниками, как святые апостолы смотрели на пресвитеров, удостоив их соседения на соборе апостольском.

Владыки сражаются большею частью чернилами, перьями и бумагою, а не живым словом и примером. Свою деятельность заключили в мертвящую дух форму, и сами обращаются с подчиненными убийственно-холодно и презорливо, болезненно для подчиненных.

Светильники горящи [Лк. 12, 35]. Зачем же погасли наши светильники или погасают?

О, как грубеет сердце от рыбоядения и чаепития, от хлебного черного и белого вместе! Это я испытал в пожар, бывший в Кронштадте 1867 года, октябрь 18-го, в шесть с половиной часов вечера. Ходили крестным ходом, в коем был образ Успения Божией Матери. Слава Богу, что ветер был с юга. Церковь осталась благополучною.

В сердце человека пресыщенного нет сознания и чувства своих грехов, чувства великих благодеяний Божиих, желания благодати Божией и святыни, желания небесных благ, горнего отечества, любви к Богу и ближнему (только любовь к себе, к своему чреву и телу); сердце человека пресыщенного грубо, дерзко, [...], завистливо, суетно, нетерпеливо, презорливо, лениво, сластолюбиво, малодушно, боязливо, лицемерно, лицеприятно, не живо, вероломно. Не напрасно чревоугодие полагается в числе смертных грехов: чрез него человек подвергается духовной смерти. К несчастию, мы большею частью и за грех не ставим этой страсти и ежедневно как бы долгом себе поставляем угодить чреву чем можем. Вот как удобно мы погибаем. О, сколько сетей вражиих!

Надо тебе, человек, знать и всегда помнить, кто ты, от кого ты и для чего ты? Ты человек, разумное творение, по образу и подобию от Бога сотворенный, умаленный малым чем от Ангел; потом павший во грех и смерть вечную и в проклятие Божие, весь растленный грехом, оскверненный до конца в самом исходище жизни – в сердце; потом восстановленный от падения, обновленный после растления, искупленный от греха, проклятия и смерти воплотившимся Сыном Божиим, усыновленный Богу в Таинстве Крещения, освященный в Миропомазании, обоженный в Причащении, предназначенный к вечному соцарствию со Христом, если будешь жить по Его заповедям. Помни свое высокое достоинство, христианин, и не унижай себя пристрастиями к временным, тленным и праху подобным благам или страстям – гордости, злобы, зависти и пр.; помни свое обожение, что тело твое – храм Святого Духа, что ты член тела Христова, как и прочие, и имей должное отношение к себе и к другим.

Ярись на грех, который в тебе, а не на ближнего; например, много нищих у тебя просят милостыни, и ты, но пристрастию к деньгам, яришься на них, что у тебя они просят ежедневно то на пищу и одежду, то заплатить за квартиру. Не на них, а на себя, на свое самолюбие, на свое сластолюбие, на свое пристрастие к вещам и на скудость любви своей к ближнему ярись; христианская любовь самоотверженная готова отдать с себя одежду неимущему ближнему, и отдает без ропота, с охотою, а ты еще никогда не отдавал последнего достояния – рясы или шубы своей или рубашки, или последнего рубля. Но помяни, что сделал для тебя Господь, изволяющий принимать Сам от тебя милостыню в лице бедных! Или ты забыл Евангелие и божественное словесе Господа Иисуса Христа? Тебе ли, учителю Израиля, этого не ведать [Ин. 3, 10]?

Непрестанная молитва есть настоятельная потребность души и как дань Богу Всетворцу, Благодетелю, Искупителю, и как противодействие непрестанным козням врага нашего спасения, действующим в нашей плоти.

Что такое жизнь ваша и надолго ли достанет жизни вашей? На двенадцать-пятнадцать часов, а там вы, как мертвые, бросаетесь в постель. Не сон – вы чрез несколько дней умерли бы; не свет, не пища, не питье, не воздух, не тепло – вы умерли бы.

Хорошо бы издавать церковно-богослужебный журнал, в котором помещать главное содержание будничных, воскресных, праздничных и великопостных служб из Октоиха, Минеи, Триоди; также содержание молитв при совершении различных Таинств. Этот журнал был бы драгоценным сокровищем для православных христиан. Он прояснил бы им содержание всего годичного круга богослужения.

Как чужой дом тушить, когда свой горит? Как тушить чужие страсти, когда свои пламенеют? – Невозможно. За собой смотри, – другим Бог Судия.

Пастухи, пастухи! Худо смотрите за овцами. Какой ответ дадите Пастыреначальнику? Себя хорошо вы пасете.

Как смотреть на народ, на прихожан, кто бы они ни были? Как на овец словесного стада Христова, пасти которых поставил нас Сам Дух Святой. Внимайте себе и всему стаду, в котором Дух Святый поставил нас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога, которую Он приобрел Себе Кровию Своею [Деян. 20, 28].

По-видимому, сестра Аннушка ничего не делает, а между тем она делает весьма важное дело любви к Богу и ближнему, возясь с крестницей – младенцем Сашей, которая и твоя крестница. Она как Ангел-хранитель ее. А ты этого не делаешь и не можешь делать. Не осуждай же ее: она не меньше, даже больше тебя делает. Изми зло из сердца твоего, гордость твою, самолюбие, зависть, скупость твою. Никого не осуждай и внутренно. Не верь шепоту своего самолюбия, будто ты достойнее других и больше делаешь: они больше – ты меньше. Но знай в себе действо дьявольское: поверь, что ты – делателище дьявола, подстрекающего тебя к злобе на ближнего многоразличным образом.

Для учеников довольно, если и настоящее руководство по богослужению или Церковной истории с немногими словесными дополнениями усвоят (святой Иоанн Богослов только повторял: любите друг друга).

Важное и трудное дело быть истинно благочестивым, потому люди, не имеющие духа благочестия, не верят, что другие имеют его, и называют их ханжами, лицемерами и другими поносными именами, навязывая им свои собственные мысли и чувства. Да, великое дело быть истинно благочестивым, – столь великое, что истинно благочестивый человек кажется удивительным.

Ни к чему не надо иметь пристрастия и отвращения из временных вещей, ни к прекрасной и роскошной, ни к некрасивой и рваной, ветхой одежде; ни к приятной пище и питью, ни к неприятной; ни к красивому, ни к безобразному лицу, ни к богатому, ни к бедному, благородному и простому лицу, но ценить выше всего единую душу, которая одинакова у всех, – и прилепляться всецело к Господу Богу, животу нашему бесконечному.

Благодарю Тя, Господи, яко даровал еси мне сегодня совершить литургию раннюю (заупокойную) непреткновенно и многократно спасл еси мя прежде и после литургии. 21 октября 1867 г.

Так ли живу т христиане, ожидающие вечной жизни, единения с Богом и со святыми? Так ли я живу, учитель Израилев? В сластях ли житейских? Можно ли совместить то и другое, можно ли любить всецело Бога, любя сласти, грех, представляющийся сладким? Не противна ли любовь мира сего любви Божией? Не замечаем ли мы этого непрестанно?

Не унижай человеческое достоинство других пренебрежением их ласки или услуг или озлоблением и раздражительностью, но всех щади, всех почитай, всем снисходи ради Христа Господа, Коего все мы члены, и ради образа Божия, по которому все мы созданы. Пренебрежение к другим ведет пренебрежение и к тебе, раздражительность и злоба вызывают также злобу и раздражительность других, и возгорается пламя вражды, которое иногда бывает невозможно потушить. Надо стяжать дух незлобивый, терпеливый, переносчивый. Удерживающий гнев яко вземляй град. Познай прелесть вражию в самом начале гнева: враг возбуждает в нас злобу из-за одного слова, иногда из-за одного взгляда, иногда просто из-за предположения, из-за воображения, припоминания. Будь на страже своих мыслей и своего воображения и своей памяти. Не весть откуда может вспыхнуть пожар злобы.

Когда видишь гневающегося, уклонись от него, а не поджигай его словом противления; уклонившись, сбережешь и его и себя. Гневливый как гора огнедышащая. Извержения вулканов – нам в нравоучение. Горе тому человеку – хозяину, мужу, начальнику, отцу или матери, коих слуги, жена, подчиненные, дети не хотят сдерживать своею уступчивостью, покорностью, молчанием – гнева своего господина или отца и матери и своим сопротивлением, упрямством или строптивостью, злостью раздувают пламя гнева.

Благодарю Тя, Господи, яко даровал еси мне благодать совершить литургию непреткновенно. Благодарю Тя, яко после преткновения на молебне восставил мя на молебне, даровав мне совершенно свободно прочитать водосвятительную молитву и все лица царствующего дома, и мечту вражию далече отгнал еси.

Жалкие нищие, заслуживают они вполне сострадания скорого, достаточного, а не кое-какого. Если они неотступно ходят за тобою – извини, не взыщи: вопиющая нужда нудит их преследовать тебя; подай – и с радостью уйдут.

Вы ищите света вне, то есть ищите пристрастия к видимому свету, блеску, великолепию, а внутренним пренебрегаете (происходящим от чистоты сердца, молитвы), а между тем свет должен просиять извнутрь нас! О, по благодати Духа Святого в нас могут открыться потоки света нетленного, умного 67, невечернего!

Пресвятая Владычица Богородица – вся благоухание неистощимое. Как фимиам в кадиле посредством живых углей превращается в приятное благоухание, разносящееся по всему храму или по всем комнатам, так Пресвятая Дева Богородица благодатью и любовью Бога Отца и Сына Божия, вселившегося в Нее неизреченно и от Ней воплотившегося, и Духа Святого, нашедшего на Нее, вся облагоуханная, разносит благоухание Своих добродетелей по всему миру, всем алчущим подавая наслаждаться Своих духовных, преестественных доброт, к славословию, благодарению, подражанию верных. Чудный фимиам – имя Владычицы. Невещественный огнь Духа Святого претворяет этот фимиам во всемирное облако фимиама, распростершееся над всем миром, и все наслаждаются этого фимиама по мере веры и любви.

Согрешил, сегодня из-за чрева своего озлобился на домашних, что оставили без чаю и поздно пришли домой, хотя, впрочем, я проспал то время, когда они были в отлучке.

Не горячись, дай пройти гневу человека, на тебя ярящегося; пройдет – сам раскается, сам сознается, что нехорошо сделал и попросит у тебя прощения.

Безумное сердце ярится и на невинных младенцев! О, как необходимо обуздывать сердце, презирать и душить его порывы, как порывы адского огня; особенно надо молиться непрестанно, сокрушаться о грехах своих.

Ты горяч, бросок, но часто и добр, и Аннушка сестра тоже горяча, броска, но часто добра, услужлива. На себя не злобишься за то, что иногда бываешь зол, и на нее не должно. Немощи общие – общее и снисхождение. Терпеть друг друга.

Ничего на свете не имею своего, кроме Бога и души своей и души ближнего. Вот что только мое. Прочее всё временно, минутно, ничтожно.

Нет ничего постыднее стремлений желудочных и нет ничего безумнее и унизительнее для духа, как враждовать на ближнего из-за чрева, из-за некоторых лишений или просто из-за потребления избытков. Живи голодно, но люби.

Да не двоится сердце на молитве, да не прилепляется к чему-либо, кроме Бога, – также и в жизни – да будет всегда в едином Боге и с Богом.

Комендант Кузнецов сказал, что истинного образования девицам, да и юношам, ныне не дают, сердечного образования не дают, веры не дают.

Прежде всего научись быть ласковым с домашними. Отрада во взаимной любви и помощи, услуге, а не в пище и питье, в палатах богатых, в злате и сребре, в одеждах дорогих. Что во всем этом, когда нет мира в душе, когда с Богом душа не в мире?

Так ли доселе я смотрю на этот прах, на эти слизи сладости, как пища, питье, сахар, пироги, пирожное и прочее? Всё это минутно, ничтожно, а между тем сколько от этого минутного праху пребывающего, уничижающего вреда душе! Сколько черствости в душе оставляет эта привязанность! Сколько убивающего эгоизма!

Земная любовь много еще имеет места в моем сердце: пристрастие к пище и питью, красивой одежде, красивой мебели, посуде и пр., жаление хорошего, сладкого, блестящего, дорогого ближнему (хотя ближний дороже всего на свете) и желание себе.

Блажен, кто стяжал живую веру и истинную молитву: он нашел верное избавление от страстей и почиет в мире. А кто без этого, тот непрестанно в волнении.

Сласти надо возненавидеть и довольствоваться тем, что необходимо. О, как пристрастие к сластям охлаждает сердца к Богу и ближнему и часто какую вражду возбуждает к ближнему! О, как вредно для души пресыщение, особенно для души, растлившей себя грехом.

Благодарю Владычицу Тихвинскую в гостиной, явно спасшую меня по молитве моей. 24 октября.

Благодарю Господа Иисуса Христа, Царя моего, явно державно спасшего меня по прикосновении к престолу с верою в Петровском приделе 24 октября за вечерней.

Благодарю Господа, сподобившего меня с дерзновением великим совершить водосвятие при взирании на образ Спасителя. Искушение побеждено призыванием Спасителя.

Как воспитывает, стережет дьявол в человеке его земные привязанности, его страсти, как укрепляется, если человек невнимателен к себе, к своему небесному званию. О, как надо бодрствовать над своим сердцем всегда! Как усердно должно воспитывать небесную любовь в наших детях, юношах, во всех, искореняя постепенно земную, представляя, что небесная любовь есть Божия и от Бога, а земная – дьявольская и от дьявола, то есть [разумею] пристрастия; как первая мирна, вечна, разумна, а вторая – смутна, преходяща, неразумна. Любовь небесная есть любовь к Богу и ближнему, любовь к горнему отечеству, к тамошней славе, любовь к добродетели – кротости, смирению, воздержанию и чистоте, послушанию, терпению, милостыне.

Блюди, чтоб не двоилось сердце твое между привязанностью к Богу и к миру, особенно когда служишь Богу, да и всегда и везде; всего себя отдай в жертву Богу, как Авраам своего сына Исаака. В храме не зри на лица, все да будут пред тобою равны, самого носящего диадему не устыдись и не убойся.

О, сладчайшее, превечное, Небесное Отечество!

Сласти, стяжания – ржавчина для сердца, уничтожение любви к Богу и ближнему. Жалеешь сластей, а сердце – храм Духа Святого, не жалеешь? Бережешь сласти, деньги, а сердца не бережешь? – Безумие.

Со мною, как с Елисеем, небесное воинство, готовое на защиту мою. Благо работать Господу. Всё упование возложи на Него, всю печаль.

Молчи, престани [Мк. 4, 39]. Это в нас бывает. Речет Господь буре страстей, в нас ревущей, – и замолчит, и престанет. Только надо молиться.

Настоящая жизнь – ветошь, сон.

Всё, что препятствует любви Божией, должно быть удалено или презрено. Надо иметь решимость и силу воли в борьбе со страстями, твердость и постоянство в добродетели; надо решительно желать обновления духа.

За мечтами гоняешься, человек: истину возлюби, Бога – начало и источник всего существующего.

Сласти – сеть вражия, для меня поставленная.

Положил еси к нам твердую любовь, Господи: Единородного бо Твоего Сына за ны на смерть дал еси 68. Даждь и мне, Господи, иметь к Тебе твердую, как адамант, любовь и попрать любовь земную; даждь мне заповеди Твои исполнити, даждь мне во всяком человеке видеть образ Твоей славы, хотя и носит он язвы прегрешений, всех почитать, никого не презирать, всё земное считать сором сравнительно с человеком.

Лоза и ветвь. Я есмь лоза, а вы ветви [Ин. 15, 5]. Научись этой тайне. Ветвь живет жизнью лозы. Разумная ветвь должна чувствовать, что другие ветви – одно с Лозою и с нею, – и сочувствовать им. Разумные ветви должно прививать и других к животочной Лозе, исправлять, очищать.

Все, взявшие меч, мечом погибнут [Мф. 26, 52]. Сказанное Господом апостолу Петру относится к его преемникам – папам, ксендзам, иезуитам, католикам, к юс светской власти, к их войскам.

И люди, и страсти их подобны призраку.

В какой нужде, беде, нищете неисходной были мы, когда пришел к нам Сам Господь с небес, приняв образ наш – человеческое естество, и державно спас нас от греха, проклятия и смерти. Но и ныне непрестанно спасает от душевных бед, грехов, страстей, укрепляет нашу немощь. В какой нужде, беде, нищете и ныне бываем все мы!

Человек Божьего Тела и Крови (то есть ты, христианин) так ли себя ведет и так ли себя вести должен? – Нет. Он должен быть весь благоуханием святыни, кротости, смирения, незлобия, нестяжательности (один Бог – стяжание его), чистоты и целомудрия, воздержания, терпения и мужества, постоянства.

Лукавая плоть и в самом святилище храма беснуется разными пристрастиями житейскими: злопамятством, враждою на брата, припоминая его мнимые или действительные обиды, внутренно вступая с ним в прение и разглагольствие, впадая во внутреннее рвение и таким образом допуская себя окрадывать врагу душу свою и посмеваются над собою или же припоминая, как брат берет небережливо сласти, жалея их, враждует на брата, воспламеняясь на него гневом, забывая, что сам у других сладко ест и пьет и что всё, взятое ближним, возмерится нам с избытком.

Чревоугодием питаются грехи, живущие в нас, и усиливаются. Вот почему необходим пост – он ослабляет силу грехов и страстей.

По случаю пожара – о пламени страстей и об огне геенском сказать.

Твое собственное благо (сверх славы Божией и послушания Господу) требует, чтобы ты любил врагов, ибо любовь – сладостна, мирна, а вражда горька, смутна, утеснительна.

На жало греха (например, злобы, зависти, скупости и пр.) или на виновника его надо гневаться, а не на ближнего. Берут, например, твои сласти нещадно, и ты возмущаешься, гневаешься, – возмущайся, гневайся на свое пристрастие, на свое заблуждение, что ты, созданный по образу Божию, прилепляешься к праху, ценишь ничтожество, а человека, этот образ Божий, презираешь – человека, коему покорена вся земля, все скоты, птицы, звери, рыбы, растения, металлы, [презираешь] как ничто!

По мере сластолюбия увеличивается неприязнь, презрение и несправедливость к ближнему, пользующемуся нашими сластями, и потому надобно всячески презирать и ненавидеть сласти или сохранять к ним полное равнодушие, какое имеем к грязи, к глине, к сору, вредным слизям. Сохрани Бог всякого человека от того, чтобы из-за этих слизей, из-за этого праху презирать, ненавидеть и обижать ближнего, который есть член Христов и сотворен по образу Божию. Не силен ли Бог всемогущий, создавший всё единым словом, всё умножить нам, как умножил пять хлебов? – Конечно силен. Итак, будем же соблюдать Его заповеди.

А есть на ночь не станем. Ибо пища, питье, сласти колом в нас стоят.

Должно презирать, а не [...].

В Тебе едином жизнь, Господи, в любви к Тебе и ближнему.

Не с радостью ли надо подавать милостыню бедным, этим членам нашим и Христовым? И о чем скорбеть, подавая им милостыню? Скорбим ли, получая сами от кого милость? – Нет. И тут так же следует. Отчего происходит скорбь при подаче милостыни? – От пристрастия к своей плоти, к деньгам, к сластям и пр. От ложного взгляда на жизнь и на средства жизни. Промысл устраняешь, неусыпно пекущийся об нас. Если хотим быть богами, промыслителями, творцами своего благосостояния...

После того ли ты не полагаешься во всем на Бога, когда Он показал о тебе столь великий промысл, что дал тебе в пищу и питье Плоть и Кровь Сына Своего?

Если хочешь сам быть счастливым в жизни и других научить быть истинно счастливыми в жизни, научись и научи полагаться совершенно на промысл Божий при собственной деятельности каждого добросовестной. Все наши злополучия, беспокойства происходят от недовольства своим настоящим положением, от недовольства окружающими. Положись на промысл, который всё устроит ко благу, и самое, по-видимому, зло; потерял – не горюй: и потеря к добру; изобидели – предоставь обидящих Богу, и выйдет хорошо.

Какая благодать у Господа, какой мир!

После трудов приятен сон, приятна пищи и питье. После трудов временной жизни как приятен будет вечный покой, вечная вечеря Царства Небесного. О, какую сладость вкушают пророки, апостолы, иерархи, мученики, преподобные, бессребреники, потрудившиеся здесь во славу Божию! Что же мы спим? Что в страстях изнуряем жизнь?

Сердце наше должно давать внутренний смысл и единство всем нашим мыслям, занятиям, всем вещам и не увлекаться первыми впечатлениями вещей. Печать разума должна быть на всех наших делах. Система, единство, цель. Посмотрите на науки, как они систематизированы. О, если бы жизнь наша была так правильна! Впрочем, ее направляет перст Божий! Не всё должно быть по-нашему. Весь живот наш Христу Богу предадим.

Имеешь ли вкус к молитве домашней и общественной, богослужению, чтению Евангелия, священных книг? Если нет, то ты болен, ты мертв духовно. Не говори мне, что имеешь охоту к чтению книг мирских. – Это плоть, это мир. У тебя есть душа с небесными потребностями.

Уважение, уважение к человеку как к сотворенному по образу Божию, как к цене Крови Христовой, как к чаду Божию во Христе; попечение, попечение о нем, о его духовных и телесных нуждах.

Господи! Ты весь благодать, любовь, все дела Твои – благость. Ты весь красота неизреченная, и дела Твои – красота; но и в делах дел рук Твоих Ты – премудрость и красота. Всё Тобою сотворено, украшено, существует. Сколько тварей великих и малых, одушевленных и неодушевленных, разумных и неразумных! Сколько благ для тварей разумных! А в довершение всего – Церковь на земле, предначатие вечной жизни, таинства небеснотворные и духотворные и солнце между ними – Тело и Кровь Твоя!

Не доверяй своему сердцу в его порывах, иногда, по-видимому, и справедливых, признавая смиренно пред Богом свою растленность, но предоставляя суд над делающими неправду и обиду Богу, Который премудр, всеведущ, всеблаг, всемогущ, всесовершен. В противном случае в порывах своих мы можем и Бога прогневать и ближнему повредить, да и себе. О, мы злы, мы лживы!

Можно ли и должно ли начальника слушать, когда он торопит совершать службу Божию без особой нужды? Спроси себя: не делаешь ли ты сам иногда того же? Не торопишься ли сам без особой нужды? В таком случае снизойди начальнику, как себе снисходишь, извини ему, как себе извиняешь. Не оскорби Бога противлением начальнику или озлоблением на него. Поспешность не всегда вредит службе и славе Божией. В противлении начальнику сказывается часто наша ненависть к нему, неуважение, презрение, соперничество, недоброжелательство, упрямство, от чего сохрани Бог, и нежелание славы Божией. Это легко заметить по чувству смущения и вражды, объемлющему всю душу. Иногда можно и поспешно совершить службу и не нарушить чина богослужения, и спокойствие душевное сохранить. Ведь Бог наш и душа наша быстры, как молния.

Наша любовь к Богу и ближнему всячески искушается, и надо быть всегда готовым в кротости и незлобии переносить искушения, взирая непрестанно очами сердечными к Богу, вся видящему, всех судящему. Мы очень слабы в любви взаимной. Взял ближний что-либо наше, например любимую вещь, сласть и пр., и мы дышим враждою на него, слово обидное сказал – и обижаемся, не угодил нам – и обижаемся. Где же незлобие христианское? Презрим внешность, соблюдем внутреннее.

Что ты слушаешь животного, дикого голоса своей плоти, пресыщенной и стенящей под гнетом пищи и питья? Зачем дышишь враждою на потребляющих яства и пития, кои ты должен давно презреть! О, безумная плоть! Или ты не познал сладости Господней, что еще угождаешь чреву?

Из тех неисчислимых, величайших, благопотребнейших благодеяний, которые являла и являет Богоматерь роду христианскому, составь пресветлый образ благой, пречистой, совершенной души Ее и достойно удивляйся Ее божественным добродетелям, добротам, красоте и благодари и чти Ее непрестанно всем сердцем твоим.

Надо всеусильно заботиться о том, чтобы сердце наше не двоилось между Богом и миром, или похотями мирскими и плотскими, между ближним и вещами. Так, когда служишь Богу, не засматривайся на лица человеческие или на одежды богатые, на злато и сребро, не думай о угождении чреву, оставь всякое попечение о плоти, тем паче всякую плотскую похоть, и будь весь в Боге, весь небесен. Когда придется с ближним разделять трапезу, не жалей ему сладких яств и сладкого пития, да не прилепится сердце твое, душа твоя к сладким яствам и питью вместо ближнего, но да презрит сласти и да почтит брата, хотя он и часто ходит к тебе, и да повергнет всё снедомое охотно к услугам его, ибо он образ Божий и царь земли, владыка всех тварей. Вся покорил еси, сказано, под нозе его [Пс. 8, 7].

Священник, когда он служит в церкви или от лица Церкви в доме или в каком-либо другом месте, он есть провозвестник Церкви, пророк ее, орган Духа Святого и должен с величием духа и с дерзновением, громогласно, степенно, твердо делать свое дело, как Божий пророк или как апостол, и стоять выше всякого стыда или страха человеческого.

Какая польза от живой веры в Господа Иисуса Христа? – Огромная, неисчислимая польза: свобода от мучительства страстей, от их бесчестия, душевное спокойствие вследствие спокойствия совести, мир с ближними по причине сдерживания порывов страстей и воздавания всем должного, по требованию Евангелия, радость в Дусе Святом, здоровье тела по причине свободы от страстей, более всего наносящих вред нашему здоровью (невоздержание, распутство, гнев, злоба, зависть, леность), ясность мыслей, успех в делах. Веруйте же все в Иисуса Христа, восстановителя и обновителя нашей природы. Обращайтесь к Нему непрестанно в молитвах, когда чувствуете в себе насилие греха, страстей или недостаток сил, и вы получите скорую помощь. Сладостно быть со Спасителем, везде сущим и всё наполняющим, как воздух.

Мы спокойны по милости Божией, а наши восточные братья – критяне и вообще восточные христиане страдают 69. Думаете ли вы, что они грешнее вас? – Нет... но, если не покаетесь, все так же погибнете [Лк. 13, 3]. Может быть, их насильственная смерть, их кровь нам в искупление. Может быть, они, как мученики, служат основанием Церкви, [подножие] после всех святых, может быть, они заключили врата ада, отворившиеся на Церковь.

На протоиерея смотри как на член Христов и уважай, как член.

На память о милости Божией, совершившейся надо мною утром во время утрени в церкви 27 октября. За излишество в пище Бог допустил врагу вселиться в мои внутренности, и вследствие этого я чувствовал будто колотье тернами или иголками во внутренностях и не мог владеть своим сердцем и языком. Но когда я припал, целуя с верою, к святому престолу, то тотчас же почувствовал, что терния бодущего во мне не стало, мне сделалось легко, я получил свободу сердечную и уже мог служить с дерзновением и громогласием. Слава о сем Господу. Господи! Мне сладок и воздух над святым престолом Твоим, ибо и воздух на нем благодатный, священ и прах его.27 октября. Явное заступление Богоматери получил в гимназии пред образом Ее, что в прихожей. Ее ходатайством и заступлением спасен от скорби и тесноты и уничижения, постигших меня за гнев на мальчика и толчок его. С дерзновением и саном держал себя пред директором и учениками, спокойно, самообладательно, важно.

Литургию совершил благодатно, громогласно. Царский дом поименно выговорил на обедне и вечерне.

За удар рукою бедного мальчика-сироты, неотступно просившего милостыни, одолела меня скорбь и теснота, но по молитве покаяния сподобился от Господа милости, идучи к Параскеве Александровне Юденич служить всенощную. Всенощную служил громогласно, свободно; акафист мученице Параскеве читал торжественно, громогласным топом. Славный акафист!

Ходи в живом всегдашнем сознании присутствия Божия и в памятовании, что Бог видит все мысли, желания, намерения твои, все поступки.

Зачем я разгневался на нищего? Одежду ли я с себя снял для него, последний ли кусок ему отдал и сам остался голоден, здоровье ли за него потерял? Ничего такого не было. Остаюсь всегда сытым, одетым, под чистым и просторным кровом. Отчего же ярюсь на неотступных нищих? – От сытости, окамененного нечувствия, от крайней ложной любви к самому себе. Согреших ко Господу! Ах! Нельзя нам жить в роскоши, когда много бедных! Продай имение твое и раздай нищим [Мф. 19, 21]! Всего ты себе накупил, что у тебя лежит в шкафах и сундуках! Всё это достояние бедных: продай и раздай им.

Справедливо получил я от директора выговор за поздний приход в класс, ибо я стал неглижировать 70 делом. Проклят, кто дело Господне делает небрежно [Мер. 48, 10]. Господи! Помилуй и исправи дело рук моих! Исправи дело рук братии моей, наставников гимназии и начальствующих.

Смотря на Богочеловеческий образ, особенно когда Он блистает славою Божественною на Фаворе, я думаю: как Ты благоукрасил, Господи, человеческое естество чрез Свое воплощение и в особенно чрез Свое преображение, и как мы, недостойные, омраченные грехами, мало ценим свою обоженную природу, а некоторые из нас, даже большая часть, нимало не ценят; как мы унижаем, оскверняем себя страстями – гордостью, тщеславием, завистью, невоздержанием, чревоугодием и пьянством, любостяжанием, рассеянностью, нечистотою блудною, суетностью и прочими страстями!

Еще, взирая на Твой Богочеловеческий образ, я думаю: я должен взирать на всякого христианина в Тебе, или в единении с Тобою, ибо Ты возглавил человечество, которое стало Твоим телом при вере в Тебя. Я должен смотреть на христиан как на члены Твои и на себя – как на один из них, и всех привлекать к Тебе, всем служить, всех искренно любить.

Награда от Бога посту – постник Даниил пророк во рве львином сохранен невредимым. Даниил изображает Кого? – Господа, Который сошел во ад, был в мертвых свободь 71 и ничего не потерпел от козней адских.

Церковь Божия о всем мире печется, болезнует и молится ежедневно о мире всего мира. В самом деле, жаль мира, когда читаешь и слышишь о непрестанных смятениях, войнах, бедствиях! Ведь все населяющие мир суть подобные нам братия, наша плоть и кровь. Как их не жалеть!

Враг наш дьявол – дух, и орудие против него духовное – крест Христов или знамение креста.

Возвратить сердца отцов детям, и непокоривым образ мыслей праведников [Лк. 1, 17]. Болезнь века та, что сердца отцов отвратились от детей, а детей от отцов, особенно духовных; нет попечения о душах, только забота о кармане, чтоб он всегда был полон, да об одеждах и отличиях. Что же выходит от этого? Дети все разбрелись кто куда горазд; нет веры в сердце, нет усердия к Церкви, этому ковчегу спасения. А противных-то сколько – не сосчитаешь: что ни шаг, то противник Евангелию, Церкви, образ мыслей свой, совершенно противный духу Евангелия и Церкви. Касательно чего, например? – Хотя касательно милостыни. Всякому, просящему у тебя, давай [Лк. 6, 30], говорит Господь. Противники наши говорят: нет, что у меня, то мое, и другому я не дам, хотя бы и просил у меня, – всякий трудись для себя, добывай сам; а касательно сохранения чистоты и целомудрия, преданных Евангелием, послушайте-ка, что говорят нынешние умники! Уши отворачивать надо.

29 октября. Молил Господа, да совершу литургию с дерзновением, во истине сердца, с силою многою, во славу Божию, – и Господь исполнил прошение сердца моего. Литургисал с дерзновением.

Свадьбу венчал нехорошо, не развязно, не искренно, не смело, с боязнью, претыкался, Евангелие не дочитал: в моем сердце был злодей-враг, противник лютый! Отчего это случилось? Оттого, что лакомо поел и сверх меры, расслабил себя. А ведь от венчания зависит последующая жизнь супругов: как повенчал, так будут жить, ибо искренность, теплота, сила при чтении молитв низводят на брачующихся благословение Божие, а вялость, лицемерие, боязливость, пропуски слов лишают молодую чету некоторых даров Божиих, и за грехи священника лишаются благодати Божией брачующиеся. Потому выговаривай сердечно все слова молитв, смело, сильно вычекань их.

Церковь воспитывает и приготовляет в вас граждан неба, чад Богу, наследников Богу, сонаследников Христу. (Прихожанам.)

(Законоучитель в училище тоже.)

Не плоть должно упитывать – гнездо греха, страстей, дьявола, а дух воспитывать, подавляемый сластями плотскими, отсекая сласти.

Когда при совершении брака чувствуешь смущение, боязнь, помыслы сомнения, уныние, неохоту к делу, нерасположение сердца к жениху и невесте, знай, что это действует в тебе враг. Немедленно воспряни отуныния, смущения и боязни и с словами в сердце: полагаю, Господи, сердце мое в силу Твою, – читай и действуй смело, со дерзновением, спокойно, неторопливо; не уступай ни на шаг врагу, то есть ни на одно слово, то есть чтобы он ни одного слова не украл, не похитил от сердца и с языка. Борись мужественно, никого не бойся. Ты тут выше всех, как пастырь и отец.

Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи [Лк. 12, 35], то есть души, горящие верою, надеждою, любовью. Чресла препоясаны, то есть бегай расслабления сердечного, укрепляй сердце верою, богомыслием, воздержанием, молитвою, милостынею.

В единении – сила. Живи с братиею мирно, дружелюбно, общительно.

Смотря на высокие саны – царский, архиерейский, священнический и прочие, подивись Божией благости, щедротам, человеколюбию, по которым таких почестей еще здесь, на земле удостоил Господь человека, сотворенного по образу и подобию Его, и помяни, к чему предназначает Он человечество в вечности. Удивляется о сем святой Иоанн Богослов в Апокалипсисе и говорит: и сотворил есть нас цари и иереи Богу и Отцу Своему [Откр. 1, 6]. Глубоко уважай сан царя и священника.

Надо читать и петь в церкви или дома молитвы и песнопения так, чтобы в чтении и пении видны были и мысль, и чувство, и исправление.

Ежедневно плоть влечет, давит меня к земле чрез обычную тяжесть и чрез разные пристрастия (пища, питье, одежда, деньги, разные вещи), а душа моя ежедневно должна стремиться к небу, как для неба созданная, как от неба происшедшая (от Бога чрез дуновение), как для неба искупленная кровью Сына Божия.

Поутру надо оставить пить чай и есть булку – лишнее. Одна пустая заведенная привычка.

Один благочестивый муж, видя забывающихся в грехах своих людей, повторял часто в присутствии их следующие слова из молитв утренних: внезапу Судия приидет и коегождо деяния обнажатся 72. Он говорил это важно, задумчиво, твердо, и многие, чувствуя всю истину и силу слов его, покидали свои греховные дела.

Господи! Благодарю Тебя за явное спасение Твое меня, грешника, в гимназии (30 октября, понедельник).

Ревнуй о святости, о правоте до смерти и ни на минуту не расслабевай никаким грехом. Помяни, сколь свят Господь Бог наш, по образу Коего мы сотворены, как бесконечно велика святость Его, как бесконечна ненависть Его ко греху. Ненавидь грех всею силою души, но не грешника, обаваемого 73 от греха; люби святость всей душой.

Не доверяй плотским наслаждениям и удовольствиям, веселостям – в них скрывается яд греха.

Не верь ни на волос плоти своей – блудная она, делай напротив ее влечений; злится она – восприими благость, скупится – восприими щедрость, стремится к лакомству и пресыщению – восприими умеренность, пост, употребляй пищу и питие простые, растительные, а не животные; ярится на нищих, когда преследуют они нас, чтобы получить от нас нужное количество денег, и снедается жалостью не нищих, а денег – восприимем жалость к сродному нам естеству, к человечеству бедному и удовлетворим их нужде по возможности, разумея слово «возможность» в истинном, а не ложном смысле; смущается ли, когда надо быть нам мирными, предается ли боязни неразумной, когда нужно мужество и бодрость, упадает ли духом, когда нужно торжество духа, – восприимем мир в душе, мужество, величие, твердость (например, в служении, в совершении Таинств); дышит ли к кому ежедневно ненавистью, видя и преувеличивая в ближнем всякий сучок, всякую слабость, погрешность и обращая ее в повод к ненависти, вражде, злоречию, осуждению, волчьим взглядам, угрюмости – немедленно отбрось вражду – это порождение, эти плевелы в нас дьявола и восприими любовь долготерпящую, милосердствующую, покрывающую, вся терпящую, не мыслящую зла, николиже отпадающую. Безопасное и справедливое дело – ненавидеть себя, свою многострастную плоть, своего ветхого человека, тысячекратно ежедневно прегрешающего с упорством, непрерывно, ведением и неведением, волею и неволею, во дни и в ночи, в уме и помышлениях, в слове и в деле. Это полезно, потому что ведет к исправлению, а ненавидеть ближнего за что бы то ни было – и противозаконно, и безумно, и пагубно, ибо сущность закона состоит в любви к ближнему, как к себе, и Сын Божий пришел в образе человеческом для того, чтобы преподать самолично заповедь о любви; с этою целью Он всячески служил, благотворя людям, исцеляя их болезни, воскрешая мертвых, с этою целью Он умыл ноги учеников, с этою целью Он и на крест восшел, чтобы с креста научать нас полагать душу свою за други своя, и апостол Иоанн говорит: Любовь познали мы в том, что Он положил за нас душу Свою, и присовокупляет: и мы должны полагать души свои за братьев [1Ин. 3, 16]. Ненависть, злоба есть величайший, с особенною силою свирепствующий грех в растленной природе человеческой, ежедневная болезнь, непрестанно тлеющий огонь, готовый при малейшем поводе вспыхнуть и разлиться пламенем, в норе скрывающаяся змея, готовая при малейшем поводе выползти и ужалить; это же надо сказать и о блудной похоти: она тоже не дремлет, особенно если будем часто есть и пить и пресыщаться. И позыву на еду и питье не всегда надо верить, но с крайнею осмотрительностью, ибо грехом растленная плоть и эту естественную потребность готова всегда обратить во зло, в страсть: и это ей неприятно, и то надо, и это нужно, эта пища нехороша, эта вредна; против этой страсти существует противоположная ей добродетель – воздержание, умеренность. Есть и еще в нас много страстей, против коих гоже надо всегда быть настороже, например леность и расслабление, когда или совсем не хотим делать дела своего звания, для коих мы поставлены, или делаем вяло, небрежно, неполно, недобросовестно, не от души, – грех особенно тяжкий и вредный по последствиям в тех людях, которые поставлены на стороже благоденствия народного или спасения душ человеческих, ибо от их лености и нерадения зависит часто участь временная и вечная многих людей, когда, например, по нерадению пастыря погибают словесные овцы в невежестве, в пороках; что же нужно такому человеку? Нужно бодрствование, трудолюбие, терпение, непрестанная молитва, поучение, запрещение, умоление; есть еще грехи рвения, зависти и недоброжелательства и зложелательства, противления гордостного, когда, например, человек подчиненный противится и законным распоряжениям начальника своего, коего он за что-либо не любит, не почитает, – против такого греха надо крепко вооружаться, как против исчадия сатаны, павшего гордостью, противлением Богу Создателю и который доныне научает всех, кого удается, противиться Богу Всетворцу. Противлению сродны своенравие и упрямство – тоже дьявольская песня, когда человек законно требуемого дела исполнить не хочет или делает не так, как должно и как его просят, а по-своему, в разлад с желанием, например, родителей, начальников или даже своих товарищей, часто во вред себе и другим, чтобы только исполнить свою волю, чтобы удовлетворить своему глупому самолюбию, одним словом, чтобы исполнить волю греха, плоти, дьявола; против этого греха надо стяжать детскую, добродушную и простодушную покорность родителям и начальникам, покорность, которая охотно отсекает свою волю для того, чтобы исполнить законную волю их, и охотно приносит в жертву некоторые внешние выгоды, которые могли бы произойти от исполнения своей воли, например какую-либо вещественную прибыль, какое-либо удовольствие, укрепление здоровья и пр. Но послушание воле Божией и царевой в христианине должно простираться до самоотвержения, до положения души, до пролития крови, до утраты здоровья и вообще внешнего благосостояния, ибо Богу мы обязаны жизнью и всеми благами, и от Него исходит и вечная наша судьба. Есть еще грех лицемерия, против него надо восприять прямоту: как говорят, что в душе, то и на лице и на языке; лицемерие есть постоянный обман к душевному вреду других, держащий в постоянном обольщении людей касательно лица лицемера и касательно самой веры и добродетели, исполняемых лицемерами наружно, превратно, почему и смотрящие на них учатся исполнять обряды веры и добродетели тоже наружно, превратно, не входя в дух веры и добродетели. Таковы были фарисеи, коих сильно обличал Господь. Лицемерие заграждает и себе и другим вход в Царствие Небесное, потому что делает невозможным внутреннее исправление человека, круговращая его на одних внешних обрядах (хождение в церковь без твердого намерения исправиться в жизни; ежегодное покаяние по форме, по долгу, по привычке; принятие Святых Тайн тоже по долгу, без решительного намерения переменить жизнь). Сотворите же достойный плод покаяния [Мф. 3, 8], говорил святой Предтеча Господень и Сам Господь. По плодам их узнаете их [Мф. 7, 16], говорил Господь о лицемерах.

Надо избегать поутру употребления молока, сливок, масла коровьего, ибо всё это делает сердце грубым и располагает к блудным движениям сердце и плоть.

Будь верен Богу всегда и во всем: говоришь ли молитву Отче наш – говори каждое слово искренно, со благоговением, в единого Бога вперивши ум и сердце, не обращая ни на кого внимания; читаешь ли другую какую молитву, читай опять от всей души, не двоясь сердцем, не обращая ни на кого и ни на что недолжного внимания. Враг нашего спасения особенно силится отвлечь наше сердце и ум от Бога, когда мы приступаем служить Ему, и старается любодейственно привязать наше сердце и мысль к чему-либо постороннему. Всегда, во всякое мгновение будь с Богом, особенно когда Ему приносишь молитву: в это особенно время будь Ему верным и неизменным. Изменишь – от жизни отпадешь, в скорбь и тесноту вринешь себя.

Нередко, подавши не по желанию милостыню бедным, часто и настоятельно нас преследующим, мы скорбим, как будто к виселице приведены, как будто с жизнью расстаемся, хотя сами и сыты, и одеты, и согреты и всё обстоит благополучно. Вот уж скорбь пустая, как говорится, от нечего делать или от неимения действительных скорбей, несчастий, напастей, от избытка счастья. А как злимся-то на просящих, как раздражаемся, кричим, вопием, ругательствами осыпаем! А они, как овечки кроткие, ласковые, называют нас нежными именами – голубчик, батюшка и пр.

Вот наше ближайшее родство, наш Отец, наша Мать, наш Царь, наша Царица – Бог в Трех Лицах, Пречистая Матерь Господа нашего Иисуса Христа; потом наши начальники и отцы во Христе – праотцы, отцы, патриархи, пророки, апостолы, иерархи, мученики, исповедники, преподобные или воздержники и пр. Вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу, быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем [Еф. 2, 19 – 20].

Как упрямо сердце мое бывает часто, дьявольски упрямо – не хочет подавать настоятельно требующим милостыни нищим, хотя и сознает, что требование их справедливо; как жаль бывает расстаться с лишними копейками, как негодуем, раздражаемся на требующих и как неохотно подаем, когда вынуждают, милостыню! О, самолюбие, о, пресыщение! Сознаю, что это греховно, что такое нерасположение сердца от дьявола, от самолюбия греховного, – по духу Евангелия Господа нашего Иисуса Христа должно отвергнуться себя, отдавать и последнее нуждающемуся, любовь к себе приносить в жертву любви к ближнему в случае нужды и отнюдь не раздражаться и не унывать, когда сверх ожидания и сверх желания не только во время, но и безвременно жертвовать своим достоянием ближнему или служить ему своими силами, своею грудью, своею душевною энергиею, непрестанно имея в виду Начальника и Совершителя веры Господа Иисуса Христа, претерпевшего охотно, без малейшего ропота, до конца ради нашего вечного спасения и блаженства всякие труды, лишения, оскорбления, побои, заплевания и, наконец, смерть позорную.

Как я еще маловерен, своенравен, упрям, землян, как еще имею мало веры в Господа и надежды на Него и любви к Нему! Ибо вместо надежды на Него я еще полагаю надежду на земные блага, вместо совершенного к Нему доверия доверяю своим плотским помыслам, чувствам, движениям или словам плотских людей, глаголющих развращенная; вместо любви к Нему всецелой, всесердечной я уязвляюсь еще любовью земною, любовью плотскою, любовью вещей! Еще не прилепился я всецело к Богу, оттого я еще малодушествую при лишении вещей земных, при чем надо бы радоваться; скорблю при подаянии милостыни, когда бы надо благодушествовать и проникаться жалостью к бедным, ежедневно гонимым своею нищетою, как жестоким погонщиком.

Так я малодушествую, скорблю тогда, как надо бы быть великодушным и спокойным! Какое-то глупое заблуждение сердца бывает! А когда поверишь свое состояние душевное с Евангелием, сличишь его с высочайшим образом нашего поведения – Господом и найдешь, что ты увлекся мечтою сердца своего, что состояние твоей души неразумное, что в твоем сердце сидит мечтатель, лжец, человекоубийца, сатана, – и по сознании всего этого опять придешь в спокойное, рассуди тельное состояние.

Мы так привязаны к земным благам, а не к Богу и ближнему, что готовы положить душу свою за эти блага, а не за Бога и ближнего.

О, как мы зазнались в довольстве! Как возгордились, как уподобились бессловесным зверям – львам и волкам, терзающим добычу! Где же истинное милосердие? Где призрение, где старание о пользах бедных людей, едва имеющих где главу приклонить? Где память о их горькой участи? Где беспристрастное представление их истинного положения?

Крестное знамение изображаем на себе, между прочим, для напоминания о том, что если Бог Отец Сына Своего Единородного не пощадил, но предал Его за всех нас, как с Ним не дарует нам и всего [Рим. 8, 32]; еще для того, чтобы всегда видеть в нем непрестанное побуждение к взаимной любви.

С любовью подавай милостыню нищим, как членам тела Христова, как Самому Христу, и ты будешь приносить угодную Христу жертву и исполнишь помалу Евангелие Его; обращайся со всеми, служи всем кротко, смиренно, ласково, предупредительно, как бы с Самим Христом, и ты будешь приносить непрестанно угодную Христу жертву. Но слов раздражительности, горечи, ропота, крика, презрительности всемерно избегай, ибо Христос Бог наш всегда с нами и посреди нас. Да предзрим пред собою Господа всегда.

Кто вкушает много сладостей земных, того сердце огрубело в них и тот не способен к сладостям духовным, небесным. Вот почему необходимо не прилепляться сердцем к земным сладостям, но развивать непрестанно вкус к сладостям духовным чрез воздержание, чрез посещение и слушание богослужения, чрез размышление о Боге и созерцание Его совершенств, чрез молитву, чтение слова Божия и причащение Святых Тайн.

Подумайте, к чему вы призываетесь? – К Царствию Божию. Вы от самого крещения к этому призваны.

Грех мне непрестанно стужа 74 внутренно, оскверняет, смущает, омрачает, повергает в рабство, но о том-то я и прошу Тебя, Господи, да грехи мои очистишь, да даруешь мне благодать избавиться от них, попрать их.

Пришла мне на мысль смерть царей, коим тесен и самый мир, кои обладают всеми сокровищами света, всеми почестями, и прослезился я, вспомнив бренность естества человеческого, преходность его. Но он прошел, и вот нет его; ищу его и не нахожу [Пс. 36, 36].

Враг спасения нашего удаляет от нас мысль о смерти, о воскресении, о суде, о неизреченном блаженстве и неизреченно ужасных мучениях, и твердит нам одно: пользуйся земными удовольствиями, ешь, пей, веселись.

Пристрастие сердца моего к земным благам лишает меня истинной жизни духа, сильно препятствует мне любить Бога и ближнего и делает меня нравственным уродом, извращая мою разумную, свободную, небесную природу и делая ее какою-то бессловесною, рабскою, земною. Чем в меньшей зависимости я от этих земных сладостей, красот, тем я бываю разумнее, свободнее, возвышеннее, я делаюсь небесен.

Нищие – истинно овечки незлобивые, достойные всякого сожаления, и это как особенно дети, так и взрослые; надо милосердовать о них. О, какого поношения гобзующих 75 исполнена душа их, какого уничижения гордых [Пс. 122, 4], какого попрания! Какой ответ дадим мы Судии, Отцу сирых и Судии вдовиц [Пс. 67, 6]!

Поутру не должно пить чаю и есть булку рано. И что за несмыслие гоняться за минутным, грубым, плотским удовольствием и потом терпеть тесноту, томление почти весь день, быть парализованным во всех духовных занятиях, терпеть в себе самом уничижение, посрамление, духовное бессилие? Итак, тепленького поутру не пить, да не греховная теплота в плоти усилится и огнь сладострастия.

Какую бы сладость (сладкий кусок) кто бы ни брал у тебя, не гонись за нею, не жалей ее, не раздражайся из-за ней на взимающего, по равнодушен будь к пей; равно не обижайся, когда не зовут тебя на обед званый и не прельщайся яствами и питьем, ибо всё это гной и прах и всё это минутно. Храни любовь в сердце к Богу и ближнему неизменно.

Вдунул в лице его дыхание жизни [Быт. 2, 7]. Это значит, что душа человеческая есть дыхание Божие и потому должна дышать непрестанно Богом, к Нему единому прилепляться, к вещам же временным не прилепляться; дышать духом небесным, а не земным.

3 ноября. Благодарю Тя, Господи, скорый Послушниче и скорый Помощниче души моей. Нынешний день в гимназии несколько раз в нужде душевной услышал, заступил, спас и помиловал меня. (Пятница.)

Как праздновать воскресение? – Воскресение из плотской в духовную жизнь. Если умер ты для Бога гордостью – воскресни в смирении; если умер злобою, раздражительностью характера – воскресни в благости, незлобии, кротости; если умер плотскою нечистотою, чревоугодием, объядением, пиянством – воскресни в душевной и телесной чистоте, с твердым намерением угождать впредь единому Богу молитвенным бдением, богомыслием, воздержанием; если умер леностью – воскресни прилежанием; если умер любостяжанием – воскресни нестяжательностью; если скупостью – воскресни в щедрости и благоподатливости, если завистью – воскресни в доброжелательстве, если в своеволии, упрямстве, непокорности – воскресни в покорности, повиновении властям, – словом, умертви в себе страсти и оживи погубленные в тебе добродетели, воскреси в себе чаяние воскресения мертвых, имей его всегда впредь как бы пред очами, не забывай, – и вот ты по истине Божией будешь праздновать воскресение. Но если мы в воскресение те же духовные мертвецы – гордецы, завистники, ненавистники, сребролюбцы жестокосердые, чревоугодники, пьяницы, обманщики, моты, блудники, кощунники, ленивцы, клеветники, ябедники, насмешники, пересудители, коварны, лживы, – то для нас нет воскресения. Внемлите: Кто имеет уши слышать, да слышит! [Мф. 13, 9].

Церковный звон. Вы спите еще, а Церковь уже воззывает верных к молитве и молится, и молится о ком? – о вас, и о всем мире, и о царе, и о всем священном соборе, и вы этими молитвами охраняетесь, спасаетесь, благоденствуете, если вы верующий. Поэтому перекреститесь благоговейно, когда услышите звон к утрени или полуденному или вечернему богослужению и будьте при этом смыслящим, а не бессмысленным христианином, который без серьезной мысли пропускает всё серьезное, важное, требующее размышления.

При мысли о христианском празднике имей мысль о вечном празднике вечного блаженства и не занимайся в праздник делами праздности, но возьми на себя труд тщательно рассмотреть себя, свою жизнь, какие в тебе есть слабости, грехи, пороки, страсти, дурные привычки, и постарайся от них сделаться свободным и, очищаясь непрестанно, стремись к вечному празднику вечного царствия Христова, где уготованы успокоение и радость всем, подвизающимся в упразднении себя от греха.

Если будут грехи ваши, как багряное [слав.: червленое], – как снег убелю; если будут красны, как пурпур, – как волну 76 убелю [Ис. 1, 18]. При виде снега или белой волны овечьей, вспомни, брат грешник, Божие милосердие, Божие щедроты, Божие всемогущество, с коими Он очищает наши великие прегрешения, и не отчаивайся в Божием милосердии, хотя ты был и сильно прокажен или и теперь страдаешь сильно духовною проказою, но немедленно приникни к покаянию и помилован будешь; или если ты был великий блудник, но исправился, покаялся, вкусил и многократно вкушал кровь Божественного Агнца, взявшего на Себя грехи мира, следовательно и твои, то не отчаивайся, не унывай – грехи твои взяты, потреблены, омыты, червленое убелено, яко снег, багряное – яко волна.

Человек христианин должен весь погрузиться в разумно-свободное чувство или быть объят свободно-разумным чувством. Так важно чувство в человеке, особенно при приношении бескровной Жертвы.

5 ноября. Благодарю Тя, Господи, яко даровал еси мне благодать совершить Божественную литургию непреткновенно, с силою и дерзновением многим, как я просил у Тебя поутру. Благодарю Тя, яко молебствие даровал еси совершить непреткновенно и с акафистом.

Благодарю Тя, яко превел 77 еси злобу мою, которою змий запнул меня и ужасно терзал меня по входе Юлии Александровны, по усиленной молитве моей к Тебе, Богу Спасителю, и Пречистой Твоей Матери. Эта злоба прошла после молитвы пред вечерним чаем. И какою же нелепостью оказалось всё сплетение бесовской злобы! Какою химерою, призраком, прелестью!

По тому узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою [Ин. 13, 35], то есть если помогаете бедным, утешаете печальных, прощаете обиды, снисходите к погрешностям ближних, прощаете долги, не помните зла, принимаете друг друга гостеприимно, без ропота и злобы.

Если на приходящих гостей мы будем смотреть как на зверей и зверскими глазами, то это уже последнее дело, это значит, что в нас иссякла любовь христианская.

Вместо чаю пить холодную воду с сахаром – разрешает; за обедом хорошо есть жареную баранину, часа в три пить кофе со сливками (разрешает).

Тебя уязвляет непрестанно любовь земная, любовь сластей, красивых одежд, красивой мебели, посуды, красивого убранства жилища земного, любовь сребра и злата: это опасно для души, это сильно препятствует нашей любви к Богу и ближнему, и надо все это презреть, вменять за сор, любовь же к Богу и ближнему ставить выше всего. А так как этого мы не в силах сделать сами, то молить превожделенного, сладчайшего, прекраснейшего Творца твари и Господа сил, да Сам Он благодатью Святого Духа погасит в наших сердцах пламень любви земной и насадит любовь небесную, Сам да соделает для нас горькими сладости земные, некрасивыми красоты земные, тленные, преходящие, и да покажет нам сором злато и сребро, и да разрушит в нас эту ветхую, древнюю, застарелую прелесть благ земных, обольщающую смертных.

Любовь к земным благам совпадает с ненавистью и презрением к ближнему и презрением к заповедям Божиим.

Табак – жало, вино – жало, сласти – жало, деньги – жало, честь – жало, бесчестие – жало, зависть – жало, роскошь – жало, скупость – жало, гордость – жало, злоба – жало, противление – жало, леность – жало. Сколько жал в бедном человеке, а кто виноват? – Сам наибольшею частью, сам вонзает их в себя, усиливает привычкою, навыком.

Помни ты, причастник пречистого Тела и Крови Христовой, что ты живот вечный в себе имеешь и залог к сохранению и временного живота. Ни о чем же пецысь – Господь близ.

Научи, помоги, Господи, презирать плоть и любить ближнего, как себя, как член Твой.

Даждь ми сию воду (Тебя и Твою животворящую Кровь), да ни жажду, ни прихожду семо [рус.: сюда] почерпати (от сластей земных) [Ин. 4, 15]. И отчего же я, имея сию воду, причащаясь ее, упокоеваясь, оживляясь ею, при всем том жажду сластей земных, когда они меня бодут, тяготят, теснят, омрачают, расслабляют, бесчестят? Непостижимая глупость, бессловесная привычка.

Любовь к Богу и ближнему враг извратил, обратив ее в самолюбие, в любовь плотскую, в плотоугодие, чревоугодие, сладострастие, одеждолюбие, сребролюбие, вещелюбие и пр.

Вся земля, Господи, все люди, животные, рыбы, птицы, насекомые – все Твое употребляют. Цари, князи, военачальники, чины духовные, светские, простолюдины, воины – Твое едят-пьют, Твоим все одеваются, согреваются, освещаются, дышат; Твоим Духом Святым животворящим оживотворяются, просвещаются, очищаются, святятся, умиротворяются, радуются. Господи! Даруй всей земле познать Тебя в Троице, исполниться ведения Твоего, надежды Твоей, любви Твоей.

Прост Бог и проста душа; прост и дьявол, как дух, – живи в простоте.

Мы готовим в вас честных сынов Церкви, верных чад Божиих, любителей христианской добродетели. Мы должны приготовить вас на борьбу с грехом, со страстями или с греховным законом во плоти, противоюющим закону ума вашего, закону Божию, Евангельскому [Рим. 7, 23]; мы должны дать вам оружие против похоти плотской, против похоти очей и гордости житейской, против заблуждений ума, сердца и воли, против разных увлечений житейских в разнообразные распутия греха, против увлечений вольномыслия, самомнения, плотоугодия, непокорности, неправды, любостяжания, лихоимства, праздности и рассеянности, ищущей проводить время легко, весело, в бездействии; против этой нелепой злобы, нелепейшей зависти, презорливости и уничижения к ближнему, против безумной скупости с одной стороны и расточительности с другой. Мы должны обратить всё внимание ваше на ваше христианское звание и избрание, вложить в вас убеждение, что вы избранные Божии и должны вести себя как избранные, святые и возлюбленные; что любимейшим, драгоценнейшим местом вашего посещения, собрания должен быть храм Божий, дом Отца вашего Небесного, это христианское училище веры и добродетели и славословия Божия, преддверие рая, неба, а не театры, не мирские собрания, не места суетности мирской, где можно удобно потерять душевное сокровище веры и любви Божией, где веет тлетворный дух мира. Мы должны в вас приготовить верных, доблестных, мужественных сынов отечества, верных слуг государя, в которых так нуждается ныне наше отечество, идущее быстрыми шагами на пути усовершенствования во всех родах наук, искусств, промышленности, но, с другой стороны, со стороны веры, нравственности, энергии народной находящегося в большом упадке и требующем учителей, руководителей для народа, – вообще дельных, сильных, бескорыстных, самоотверженных деятелей. Мы должны, непрестанно должны иметь в виду, да и вы сами, ваше будущее призвание, будущее ваше служебное поприще и для него готовить вас разумно, неутомимо.

В подобном роде обратить слово к прихожанам.

Все страсти духовные и плотские суть мечты злого духа, призраки, не имеющие ни малейшей действительности, пустая злоба и потому без малейшего сомнения должны быть попираемы в самом начале своем. Блажен, кто возьмет и разобьет младенцев твоих о камень! [Пс. 136, 9]. Возьмите страсть скупости и жадничанья – что может [быть] ее нелепее? Скупому всякий приходящий к нему гость кажется опасным врагом, который вот так и объест-обопьет его; ему постоянно кажется, что тот ест-пьет много или этот ест-пьет не то сначала, что бы следовало, и постоянно он подозревает своих нахлебников, не взяли ли они чего лишнего или что они угрожают благосостоянию его чрева, и почти постоянно он смотрит на них с духом неприязни, не может с ними сердечно, смиренно, спокойно, свободно говорить, ибо как говорить смиренно, спокойно с теми, которые, по его мнению, во всем от него зависят, притом всегда его обижают? Лучше, по его мнению, или не говорить с ними, или говорить небрежно, презрительно, показывая, что он-де ими всеми обижен, хотя те ни душой ни телом не виноваты, разве только тем, что удовлетворяют потребностям своей природы, вложенные Богом, которые, конечно, и сам скупой и жадный считает долгом удовлетворять. О, дикость, нелепость, мечтательность, химерность страстей! О, премудрость, высота, святость, непреложность заповедей Божиих! И что есть нашего собственного в благах земных? – Ничего: всё получено от Бога даром, по единой Его милости, следовательно, даром надо и давать, охотно получать и охотно отдавать, или равнодушно надо получать, равнодушно и отдавать.

Какое хитросплетение вражье, какая фантасмагория бесовская все страсти наши, например гордость, ненависть, зависть, жадность, чревоугодие, объядение и пиянство, блуд, злоба и раздражительность, любостяжание, расточительность и мотовство, смех, смущение и страх, уныние и ропот, непокорность и пр.! О, если бы мы всегда помнили, что всякая страсть есть хитросплетение вражье, дело его злобы! О, если бы мы помнили, что чрез всякую страсть он удаляет нас от Бога – источника жизни и блаженства нашего и влечет в вечный огонь, в вечную погибель!

Чтобы священнику право править слово истины Евангельской, чтобы пасти души человеческие, обличать, исправлять других, надо ему самому быть светом, должно быть свободным от страстей, омрачающих сердечные очи его и связующих его ум, сердце и волю и делающих его псом немым, не могущим лаять [Ис. 56, 10]. Он должен быть везде и всё знать, что делается вкруг его, изучить свою паству вдоль и поперек, знать все ее качества, привычки, страсти, обычаи, как пастух знает привычки каждой скотины. Священник, как пастырь, дремать не должен, ибо волк мысленный никогда не спит. Если свет, который в тебе, тьма, то какова же тьма? [Мф. 6, 23].

Всё я получил и получаю от Бога даром и потому не должен ничего жалеть для других. Самую жизнь, самое тело, душу даром получил от Бога и потому не должен и жизни своей жалеть для Бога и для блага ближних. А между тем как преобладает в нас греховное самолюбие! Если кто хочет идти за Мною, отвертись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною [Мф. 16, 24].

Кто пресыщается, тот предает сердце свое и тело свое во власть злых духов, и человек тот бывает нечистою храминою бесовскою.

Что вы стали велики, судите и пересуживаете нас, пастырей? – Не дерзайте. Вы пустились в роскошь, в игры? – Оставьте.

Все обстоятельства житейские, даже по-видимому маловажные, например посещение гостей, подаяние милостыни нищим и бедным, надо объяснять волею или попущением Божиим и покоряться им добровольно, во славу Божию: например, посещение гостей, подаяние нищим обращать в случай угождения ближнему во благое, в средство к христианской общительности, беседе, христианскому милосердию. Раздражаться на частое посещение одних и тех же гостей, на назойливость одних и тех же нищих не следует, но принимать всех равно ласково при той мысли, что мы сами у Бога непрестанно гости или Его нищие, постоянно едим-пьем Его дары даром или прежде, в юности, много лет были гостями Церкви, отечества, царя, когда содержались на полном иждивении церковном, государственном, царском или были гостями часто у частных лиц, которым теперь воздать не можем по причине отдаленности от них или потому, что они не нуждаются. Не вправе ли Господь Бог требовать от нас, не вправе ли Церковь, отечество, царь требовать от нас возвращения этого долга нашего, сделанного в юности, когда мы теперь сами имеем хорошие средства к жизни и можем уделять из них ближнему? Да кроме того, общительностью и общением в хлебе-соли красится жизнь христианская.

Против себя вооружайся, против своей жадности, а не против мнимой жадности других. Ибо ты более всех жаден. Не будь мнителен при виде сластей, а будь простосердечен, будь покоен и сохраняй беспристрастие к дольним сладостям, желая и алча горних. Помни свое высокое призвание и дольнюю войну и засады вражии, помни, что неумеренное желание земного, пристрастие к земному совершенно противно духу христианства: враг воюет против нас и расслабляет нас посредством пристрастия к земным, тленным благам (которых Господь благопромыслительный никогда не лишит рабов Своих); чрез это пристрастие он отлучает их от любви к Богу и к ближнему и заставляет нас враждовать против Бога и ближнего, и это делает как в целых государствах, так и в частных лицах. Из-за этого войны, вражда, споры, ссоры, зависть, ненависть, гордыня, блудная нечистота, неверие, хула на Бога, вольномыслие, неуважение священного, уставов Церкви, противление Евангелию, вообще жизнь плотская и богопротивная.

Братия соборная – отец протоиерей Павел и отец Матфей (не осуждая говорю), не подавая бедным, чрез то похищают или утаивают собственность их и дар Божий. Я могу из их доли или доходов подавать бедным невозбранно.

Чем оживишь, оросишь, облагоухаешь свои внутренности, свою душу и сердце, умерщвленные, иссохшие, окаленные грехами, страстями, сластями житейскими, если ты не молишься и не научился молиться с верою, упованием, простосердечно, умиленно, слезно? Тебе остается ходить всегда живым мертвецом. Молись, молись всей душой – и оживешь.

Благодарю Тебя, многомилостиве Господи, яко неуязвимым и незапнутым от лукавого сохранил мя еси во время молебствия водосвятного и благодарного на брандвахте 78 таможенной. Благодарю Тя, яко молитву мою о сем услышал еси и, предварительно очистив меня от страстей бесчестия, даровал еси мне мир, свободу, дерзновение духа, веру и упование и в сем всеоружии чистую, живую, сильную молитву. 9-го ноября 1867 года. Записано 10-го утром.

Да будет совершен Божий человек, ко всякому доброму делу приготовлен [2Тим. 3, 17].

Савл, Савл! что ты гонишь Меня? [Деян. 9, 4]. Помни, что, ненавидя какого-либо из ближних, ты ненавидишь Христа.

О важности священнического служения написать слово. Приидите, благословенные Отца Моего... [Мф. 25,34]. Разруши клятву, даде благословение... 79 Благословение Господне на вас... Эти благословенные наследуют Царство Небесное, то есть с верою приемлющие благословение от священников и от Церкви.

Важность молитвы: сообщение с Господом. Не должно воображать далеко Господа: Он в словах молитвы, нами произносимых, в их сердечности, искренности.

Спокойствие дороже всего на свете: дорожи им и не возмущайся из-за праха, когда надо отдать его против желания.

О святые Божии человеки, родные паши (по образу и подобию Божию, какова душа, и по плоти и крови Сына Божия, которую равно вы и мы вкушали и вкушаем), стелесные и скровные нам, единого Духа Святого причастники, молитеся о нас ко Господу всегда, просвещайте, исправляйте, облегчайте, наказуйте 80 нас, да не погибнем вовеки, но да спасемся.

Познавай [вскоре] жало змииное в душе своей и верою и любовью отражай его от себя.

Я раздражаюсь, когда жена моя дает мне советы, несогласные с моими взглядами на дело: значит, я самолюбив и горд, ибо только гордый не терпит советов и только свои мысли, слова и поступки считает верными.

Надо поддерживать энергически уважение и любовь к своим домашним, с которыми мы непрестанно видимся, к которым присмотрелись, с коими делимся всем и к которым враг усиливается подорвать всякое уважение и любовь и таким образом сделать нас ежедневными и непрестанными нарушителями заповеди Божией о любви к Богу и ближнему.

Распни свои чувства и не верь ни глазам, ни ушам своим, ни вкусу, ни обонянию, ни осязанию, когда враг чрез чувства начинает искушать и смущать тебя и подстрекать ко вражде на ближних, домашних или посторонних. Откажись сам от пищи, пития сладкого, но брат пусть насладится, и да не вознегодует на него душа твоя, что он будто бы излишне ест и пьет.

Суббота, в три с половиной часа пополудни на молитве дал обет Господу, что если выпадет мне по жребию 75 тысяч рублей, то 20 тысяч из них будут пожертвованы на митрополии Тирскую, Сидонскую и Дамасскую. Лиза и Анна Константиновна согласились. 11-го ноября 1867 года.

Евангелие и Церковь развивают в человеках любовь Божию, небесную, святую, любовь к человечеству, – театр развивает в людях любовь земную, плотскую, нечистую, бесовскую, так что драматические сочинения стыдно читать детям в школе, ибо можно удобно их соблазнить некоторыми циническими сторонами его.

Благодарю Тя, яко в нужде мя припавша к престолу Твоему с молитвою о помощи, услышал еси скоро и явно силу Твою даровал еси душе моей и устне мои отверзл еси к непреткновенному изглаголанию молитвы Христе, Свете истинный! 12 ноября 1867. Воскресение.

Виноваты ли слова молитв, что дьявол внушает к ним пренебрежение и не дает в злобе своей выговаривать их? Виноват ли иной человек, что враг внушает к нему презрение и ненависть, тогда как Господь повелевает всякого любить, как себя самого? Конечно нет. Итак, довольно, что есть один враг-мечтатель, то есть дьявол с его споспешною силою, – нам надо любить всех. Довольно зла в царстве всеблагого Бога – нам надо любить, да не уподобимся врагу Божию и не сделаемся достойными его участи.

Чего стоит тебе, каких усилий восстановить союз с Богом, и ты так скоро разрушаешь его чревоугодием.

Господи, милосте и помоще моя, благодарю Тя, яко молитву мою пред литургиею услышал еси, внегда припадати ми к престолу славы Твоея, и совершите непреткновенно даровал еси всю литургию и царский дом по именам твердо изглаголать, и заамвонную молитву, и благодарственную на молебне. Благодарю за благодать дерзновения!

Дома враг воюет против меня чрез возбуждение вражды, сластолюбия, жадности, скупости и ужасно как маскирует иногда домашних моих или приходящих гостей и сильно беспокоит, жалит, томит меня, стыдит, уничижает, посрамляет. Помолишься усердно Господу – пройдет вся прелесть, и успокоишься. Непрестанная война! Непрестанное подстрекание ко греху, к страсти какой-либо: иногда к гордости, иногда к зависти, то к жадности, то к корысти, то к одежде.

Ежедневно во время литургии совершается величайшая тайна соединения Бога с человеками, обожения человеков, воссоздания, обновления человеков (на что указывается в словах псалма, произносимых пред пресуществлением: сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей [Пс. 50, 12]).Ежедневно, так сказать, Господь воплощается по претворении хлеба в Тело и вина в Кровь Христову, ежедневно закалается, дается в снедь верным. О, преисполненная чудес любви Божией к людям вера Христова святая Православная. Нет тебе поистине цены. Как же несчастны еретики и раскольники, отпавшие от единства Церкви чрез иномыслие!

Многое нам в нашей жизни надо бы изменить, потому что многое сложилось вовсе не по-христиански, как-то: провождение времени, особенно в гостях, за картами, выставка сластей различных, вредных для души и тела, как расслабляющих и ту и другое, пустословие, смехотворство, игра на инструменте бездушных светских пиес, танцование и пр. Но вот беда наша – боязнь мнения света: что скажут другие, если я перестану делать то и то? Иной хозяин хотел бы ограничиться простым угощением гостей чаем и закуской, чем Бог послал, без сластей и пр., но он боится мнения света, боится разговоров, что назовут его скупым и пр. Но чьими же рабами мы хотим быть: Христовыми или рабами мира, людей, лежащих во зле, идущих в погибель? Когда же мы решимся переломить себя?

Христианину ежедневно и непрестанно нужно горняя мудрствовать, но как он может это делать, когда будет жаден к пище, питью, к богатству, когда ежедневно будет пресыщаться и опиваться, будет собирать только деньги, а не добрые мысли?

К нелепостям плоти относится и то, что она любит угощаться на чужой счет и быть в гостях, а у себя гостей не жалует и смотрит на них угрюмо; хочет, чтобы в гостях принимали его ласково, а сам обращается дома грубо; чтоб с ним были кротки, а сам бывает груб.

Ищите же прежде Царства Божия и правды Ею [Мф. 6, 33], то есть взаимной любви, кротости, воздержания, чистоты, святости, взаимной покорности, нестяжательности, упования на Бога, милосердия, правосудия, терпения, твердости, мужества, искренности, довольства малым.

Сердце, сердце свое храни от всякого нерасположения к ближним, будь благосклонен и приветлив, ласков ко всем, побеждая нерасположение и злобу, все мрачные мысли и чувства удаляй от сердца.

Помни, что ты слуга всех, и с радостью служи всем, как Господу; самолюбие совершенно отбрось. Злоба и минутная на брата да будет немыслима, хотя бы он и обижал тебя. Ты давно должен быть агнцем незлобивым, но незлобие является тогда, когда другие нас обижают, когда злоба преследует нас. Когда нет войны – нет места храбрости, когда нет бури – нет места искусству кормчего.

Враг маскирует лица и вещи: вследствие этого часто лица, совершенно невинные во зле, кажутся нам злыми, вещи непривлекательные – привлекательными.

Бог человек бысть... Бог, богат сый, обнища, да мы нищетою Его обогатимся [2Кор. 8, 9]; Бог пострадал и умер за нас, да живот вечный дарует нам и да мы друг за друга души полагаем: как же не подавать мне нищим, в лице коих Он Сам изволил принимать милостыню?

Всегда держи наготове камень в сердце (а не в руках) и взор строгий против себя, против своих страстей, непрестанно восстающих, а не против ближнего; будь угрюм к страстям, а ближнему являй лицо светлое. Спасительное принуждение себя к бесстрастию и добродетели всегда употребляй и не давай обладать собою страстям, этим псам голодным.

Смиренно, а не горделиво, не прозорливо веди себя пред домашними своими; слушайся их в благопотребных случаях, как и они слушаются тебя, или чтобы и они послушались тебя в нужде твоей и вообще да будут тебе благопокорливы; признай равенство и равночестность естества и ради Самого Христа, послужившего нам до креста и смерти, будь слугою ближних. Приложи это правило и относительно вообще людей, друзей, знакомых, подчиненных, нищих, да помни, что всё доброе, делаемое тобою другим, возвратится к тебе и принесет мирный плод тебе самому. Отбрось привычку обижаться без причины или с причиною на домашних и вообще на ближних: обидчивость – плод гордости. Как смеем мы озлобляться на созданных по образу Божию, на тело Христово, на чад Божиих? За кого мы себя принимаем? Отчего мы нетерпеливы, имея пред собою пример Пострадавшего с кротостью до смерти?

Как не есть, как не пить, – тайно думаем мы, – ведь остается или другим достанется – едим, пьем больше надлежащего и обременяем себя. Мною издержано денег, да ведь на себя и не жалко, думаем иногда и говорим. Но когда много издержим на других, тоща жаль, потому что на других, а не на себя, или хотя и немного издержали, но всё жаль, потому что не на себя, а на других. О, самолюбие, самолюбие! Ну какой ты плод имеешь для души, что издержал много на себя? – Никакого. Какой плод для души, когда ты издерживаешь на нужды других? – Большой, потому что делаешь дело любви, исполняешь заповедь о любви.

Добродетель сама себе награда: например, человек воздержный, целомудренный всегда здоров, бодр, весел; кроткий – спокоен и здоров, бескорыстный – тоже спокоен, послушный тоже спокоен, а спокойствие духа есть величайшее счастье, великая награда человеку на земле. Вот вам побуждение быть добродетельными.

Любовь не раздражается, а я сегодня раздражился на нищих мальчиков, неотступно меня преследовавших и просивших милостыни. И трудно ли было подать милостыню? Просто покапризничал: не хотел разменять рубля потому-де, что часто подавал прежде. Но расточай тлен, пока в нем имеют нужду члены Христовы и пока он имеет цену в деле милосердия, да наследуешь жизнь нетленную. Мало или нет вовсе в тебе любви, ибо ты нетерпелив, немилосерд, раздражителен.

Помни, что ходишь пред Богом и ради присутствия Божия на всяком месте, ради уважения к Его святым законам ни на кого никогда не раздражайся.

Александра Никифоровна Верзина прекрасные слова сказала: надо нам себя осуждать непрестанно, а не судить грехи других, напротив, с любовью молиться за них, да Господь помилует и спасет их.

Чтобы не раздражаться на нищих, докучливо и неотступно просящих милостыни, сравнивай чаще их положение, состояние с своим: что у них есть и что у тебя, где они живут и где ты. Тогда не пожалеешь давать им ежедневно милостыню. Помни еще, что нищие, угодившие Богу, примут нас в вечные кровы, что нищие идут на лоно Авраамово. Смиряй, стесняй себя ради Бога и бедных, раздавай имение свое, как Господь повелел, да стяжешь нищетою богатая, а смирением пред нищими и вообще пред ближними – высокая.

Всякий день у нас духовная война, всякий день должны мы подвизаться в борьбе с грехом, со страстями чрез чувства, на нас нападающие, чрез зрение, слух, вкус (и чрево), обоняние (зловоние или благоухание) и осязание (особенно чрез вожделение). Но все подвижники воздерживаются от всего [1Кор. 9, 25], и вот почему необходимо воздержание от пищи, пития, особенно от сластей; воздержание взора, чтоб не засматривался на красивые лица, одежды, на злато и сребро в деньгах или в вещах, на камни драгоценные, на одежды красивые и пр.; слух от светски мелодических и страстных звуков или от безобразных, возмутительных и нечистых речей, от смехотворства и пр.; руки и вообще тело от осязания, могущего повести к возбуждению нечистых движений в сердце, в плоти, – вообще вести жизнь суровую, притрудную, исполненную лишений, подвигов.

Положись совершенно на промысл Божий относительно средств жизни и не малодушествуй, раздавая помногу и ежедневно милостыню нищим, ибо не лишит тебя Господь всякого блага, всего необходимого, как не лишал доселе. Ты видел и видишь, как Господь прилагает тебе все житейские потребности вот уже в продолжение почти 12 лет твоего священства. Так будет и до конца. Итак, одною рукою принимай дары Божии, а другою раздавай и не удерживай у себя даров Божественной любви – всё Божие, не наше, мы только приставники. Не ревнуй злодеям, не завидуй делающим беззаконие [Пс. 36, 1], имеющим много и почти ничего не подающим бедным, собирающих жита своя и благая своя и думающим: душе, имаши много блат, лежаща на лета многа: почивай, яждь, пий, веселися [Лк. 12, 19]. Может быть, в эту ночь душу их истяжут, а яже уготовали, кому будут? А елей где у них, елей, столь необходимый для нас, имеющих встретить Жениха душ наших? Будут ли гореть светильники душ наших без елея? – Нет, они погаснут. О, как необходима христианину милостыня, разумеющаяся под елеем!

Если после мороза вдруг начинается оттепель и сильное таяние снега, да еще с дождем, то такая перемена в воздухе неблаготворно действует на душу и тело, то не бывают ли они по Божию попущению делом врага нашего исконного? В такую погоду особенно нужно воздержание от пищи и пития, чтобы при неумеренности не случилось ночного осквернения.

Душа и тело вполне Божии, вполне и должны быть принесены в жертву Богу – и способность мыслить и познавать, и способность желать и любить, и способность деятельная, или свободная воля, память, воображение – вся энергия души, все силы телесные. Да работаем Господу непрестанно со страхом, ибо Он – Господь, а мы – рабы.

Обновы любим, а обновляться не думаем.

Избегай теплых и мягких одеял, мягкой постели, избегай спать в теплой комнате, сластей избегать, чтобы ублажаемая, нежимая плоть не стала играть и скверниться сновидениями, чтобы не расслабеть тебе душой и телом.

Не злись на нищих, когда они, получивши от тебя милостыню, еще требуют от тебя неотступно денег, несмотря на твои требования отойти. Не побеждайся от злобы, но от благости и дай требуемое: верно Господь воздаст тебе за нищего, если добро сделал – добром, если зло – наказанием. Милосердуй о них всегда, ибо состояние их достойно жалости.

Согрешил тяжко – собакой назвал бедного мальчика, который равночестное со мною имеет естество, который по образу Божию, который член Христов, в котором невидимо Христос почивает со Отцем и Духом Святым. О, как мы не боимся греха, который ничем не мог быть искуплен, как только бесценною кровью Сына Божия, греха, который есть неизобразимо великое зло, безмерное зло, вечных слез достойное. О, как мы научились греху, как привыкли к нему! Не лучше ли бы было иногда отдать всё, чего требует нищий или что берет ближний, чем яриться, злиться на него и все так с злобою подать или отдать вещь? Не лучше ли бы не возмущаясь, не сердясь отдать вещь или деньги, пищу, питье, кои не паши, в надежде, что Господь опять пошлет, как всегда посылает, и сохранить любовь, в которой сущность закона, чем яриться, злиться и нарушать разом весь закон? Это ли мы воздаем Творцу за все Его блага нам духовные и вещественные, временные и вечные? Подумай. Не слушай своего сердца, в коем притаивается дьявол и лжет нам непрестанно о нас самих и о ближних и подстрекает нас непрестанно ко греху. Научись кротости, незлобию, терпению, нестяжательности, щедрости, благожелательству, милосердию. Памятуй, что пастырь добрый полагает жизнь свою за овец [Ин. 10, 11], не только имение.

Жалеть, жалеть надо нищих, а не денег. Сердце наше – ложь. Непрестанно помни это. Всё напротив закона Божия оно делает.

Чем более нежную, сладкую пищу употребляешь, тем изнеженнее, нетерпеливее, злее, гордее, завистливее, скупее, корыстолюбивее и ленивее делаешься. Суровую пищу надо употреблять.

16 ноября. Утро. Благодарю Тя, Господи, яко в щедротах Твоих кающася мя приял еси и грехи злобы и гордыни и скупости простил ми еси; благодарю Тя, бесконечная благостыня, яко доселе мя непрестанно миловал еси, внегда каятися ми Тебе; слава Тебе, пренеисчетная благостыня, за неисчетные Твои милости, удивленные на мне, окаянном. О, как велики Твои милости! Если бы не милости Твои, погиб бы я, поглотил бы давно меня сатана, огонь геенны наследовал бы я.

Из-за пустяков, например из-за лакомого куска, сколько мы беспокоимся и как пренебрегаем брата. После, как отрезвишься, и видишь, что сделал нелепость.

Лютеране, отвергнув почитание святых икон и мощей, чрез то разорвали связь с Церковью небесною, а отвергнув молитвы за умерших, разорвали связь с умершими, вселяют безотрадность в сердца живых касательно участи умерших, а отвергнув иерархию, отвергли благодать Святого Духа, чрез посредство архиерейского рукоположения преемственно переходящую от апостолов к всему освященному собору, а чрез освященный собор изливающуюся в Таинствах, богослужении, учительстве, духовном руководстве ко всем верующим. Таким образом, церковь лютеранская поражает, уничтожает сама себя. Она есть отломившаяся от живого стебля Церкви ветвь, теперь безжизненная. И действительно, в церкви лютеранской нет ни мощей, ни других знамений освящающей, спасающей и животворящей благодати Божией. Увы, увы, увы Лютеровой вере!

Огонь на престоле и пред иконами означает, что Бог наш есть Огнь поядаяй неправды греха, что святые – вместилище огня Божественного (который есть Дух Святой), попалившего все их грехи, что Бог есть свет, и нет в Нем никакой тьмы [1Ин. 1, 5], что и святые просвещены им совершенно и избавлены от тьмы греха и что, наконец, и в нас должна гореть любовь к Богу, и наша жизнь должна протекать во свете заповедей Божиих, а не во тьме греха и страстей.

Поистине, мне следует враждовать и обращать гневный взор на себя, а не на брата, приходящего ко мне есть-пить, на себя – за пристрастие к пище-питью и за напрасный гнев на брата, как было доселе.

Сел на меня сатана, да и ездит. А еще причастник Святых Тайн! Изменить сердце. Господи, помоги!

Ядущие и пиющие твое – грехи твои очищают. Ты радуйся, когда видишь ядущих и пиющих твое.

Что такое человечество и к чему оно предназначается? Блажен, содействующий намерению Божию о человечестве. Блажен, распространяющий мир и любовь между людьми.

Сама возраст имеет и совершенный разум, не ребенок сестра Анна, за себя ответит Богу, не ты за нее. Не сердись, что ничего не делает. Не завидуй покойному ее положению, бездействию. Не в стократ ли лучше деятельность? Не здоровее ли, не бодрее ли дух и тело у трудящегося? Не покойнее ли он? Не счастливее ли неделающего?

Иногда, по-видимому, человек ничего не делает, а если вникнуть в дело хорошенько, то найдем, что делает, например, беседующий любезно с приходящими в дом наш. Это есть дело любви. Так делает сестра Анна. А ты к этому делу мало способен, ты все больше прочь от людей, приходящих к тебе в гости. Твоя сестра Анна и твоя жена – большая помощь в этом немаловажном деле общежития. Итак, не то только дело, чтоб шить, да вязать, да по хозяйству суетиться. Беседа с ближними – тоже дело. Словесные существа, люди должны поддерживать единение между собою словом, это их долг священнейший.

Как вы относитесь к этой великой Жертве спасения, братия? Она ведь за вас ежедневно приносится.

Пойдите лучше к продающим и купите себе [Мф. 25, 9]. Продающие – нищие. Надо благодарить Бога, что мы ежедневно можем покупать елей у нищих. Горе, если бы не было их и нельзя было купить его, – за что бы нас помиловал Господь? Как бы мы вошли на брак с Господом?

Есть нечто нравоучительное в пламени пожара. Пламя, обнявши несколько зданий, делается одним телом, и здания соединяются как бы в одно, всё обнимая собою, так что все они бывают в одном огне. Что если бы мы своим попечением, своим состраданием обнимали и всё общественное тело и особенно бедных, как огонь обнимает здания, бывая для всех не огнем зависти, злобы, скупости, блуда и жестокосердия, опаляющим и нас самих, и соприкасающихся с нами, по огнем согревающим, просвещающим и росою прохлаждающею или землею, приносящею тук 81 другим.

19 ноября. Воскресение. Благодарю Тя, многомилостиве Господи, за благодать неосужденного, со дерзновением и силою совершения литургии и причащения Святых Тайн Твоих во очищение, освящение, умиротворение и свободу духа моего, за дерзновенное произнесение слова. Благодарю Тя, яко во время домашней трапезы напрасную вражду на сестру мою отъял еси от сердца моего, когда я воззрел молитвенно к образу Твоему пречистому, что в зале.

Училище для бедных ремесленное выстроить, рабочий дом для бедных.

Благодарю Тя, яко блуд мой очистил и отъял еси, когда плоть возбесновалась при виде фотографической карточки Анниной. Не злобою, так блудом, но тем или другим не перестает искушать сатана. До конца надо бороться. За то дается венец жизни.

Какая глупость, нелепость, болезнь духа, безумие пристрастие к сластям! Какая из-за него вражда на ближнего! Стоит только ближнему чаще вкушать наши сласти, чтобы пристрастному к ним возненавидеть его, не терпеть его! Ловко же враг делает свое дело! Прилепляйся после этого к видимым вещам – как раз попадешь в сеть сатаны! И после этого ли прилепляться? Бог с ним, с этим приятным сладким или красивым сором. Спокойствие собственное, любовь к ближнему, наипаче к Богу, просвещенные очи сердца, свобода духа, дерзновение пред Богом и людьми, свобода слова – дороже всего. Правда, святость, довольство собою и ближними.

Около каждого человека есть своя бесовская или ангельская атмосфера, и с одним человеком быть легко, сладостно, мирно, а с другим – тяжело, горько, беспокойно, томительно. С людьми богатыми, но скупыми, гордыми, редко ходящими в церковь быть вместе и особенно молиться очень тяжело.

Когда ты стал муж, а не дитя, детские игрушки, как например наслаждение пищею-питием, утеху одеждами, комнатами украшенными золотом и серебром и пр., надо отвергать и заниматься тем, что прилично мужу, именно – исполнением заповедей Божиих, исканием Царствия Божия и правды его [Мф. 6, 33].

Даждь мне, Господи, с любовью разделять трапезу мою с ближними, как трапезу престола Твоего, Твое пречистое Тело и Кровь. Аминь. 21 ноября 1867 г. Вторник.

Смотря на ваше взаимное, житейское общение, братия мои, я думаю: вот если бы мы подобным образом имели и любили общение с Господом Богом, с Пречистою Богородицею и со святыми, – а так как это общение бывает во храме преимущественно, о, если бы мы чаще посещали этот дом Господа Бога Вседержителя, в котором престол Его, Святое Тело и Кровь Его, мощи святых Его, в коих Он почивает, иконы Его, в коих Он благодатно присутствует, в коем непрестанное славословие Его, глас Евангельский Господа Бога, апостолов Его, глаголющих Духом Святым, святых иерархов и преподобных отцов, в коем иконы святых Его, в коем, словом, всё небо! Так ведь нет – во храм идем очень-очень редко и не любим долго в нем оставаться: скучно, не наша стихия тут, не в нашем духе, вкусе всё здесь совершаемое, а вот театр, клуб, бал, вечер, игра азартная – это в нашем вкусе. Итак, я говорю: как бы нам нужно, необходимо для нашего душевного, истинного, вечного блага общение с Господом и со святыми дома и во храме посредством молитвенной беседы! Между тем мы ударились в односторонность – любим общения земные, житейские, мирские и не любим общений небесных, святых! Как бы это исправить!

Лютеране не считают Пресвятую Богородицу честнейшею Херувим и славнейшею Серафим, но обыкновенною смертною. О, хула нестерпимая! Владычице! Посрами еретичествующие и возвыси рог христиан православных!

Введение во храм. Польза хождения во храм. Во храме трезвение души от житейской суеты, горнее мудрствование, очищение от грехов, свобода от страстей, освящение, мир и свобода духа; в мире – житейская суета, опьянение и омрачение духа, рабство страстям, дольнее мудрование, погрязание в грехах и страстях, скорбь, томление и теснота духа. В храме – небо земное, тут престол Господень, тут Его пречистое Тело и Кровь, тут видим в лицах Благовещение Архангелов в царских вратах, соединение мира горнего с дольним, Ангелов с человеками и, что неизреченно, – Бога с человеками; видим евангелистов, богопроповедников на царских вратах, проповедавших воплощение Богочеловека, Его житие, чудеса, пророчества, страдания, смерть, погребение, воскресение и вознесение на небо и второе Его пришествие, приближение Царствия Небесного, благовестников Царствия Небесного, вошедших вратами в Царство Небесное и нам туда же путь показующим; видим в лицах крещение Спасово во Иордане, Его преображение, предуказующее будущую нашу славу и указывающее на неизреченную доброту лица Христова, которую имеют вечно лицезреть и которой имеют вечно наслаждаться праведники; вход Его в Иерусалим, Его страдания, смерть, славное воскресение, вознесение; видим Богоматерь, держащую на пречистых руках Своих предвечного Младенца – Сына Божия, Который нас ради человек бысть, Бог Сый предвечный; видим лики праотцев, пророков, апостолов, мучеников, иерархов, преподобных и всех святых – всё небо. Тут мы понимаем и убеждаемся хорошенько, что мы – не жители земли, а жители неба, а здесь только странники и пришельцы. В мире только суета, пристрастия к пище, питью, одежде, деньгам, почестям, тленному жилищу, зависть, вражда, похотливость плоти и прочие страсти.

Изжени из него всякого лукавого и нечистого духа, сокрытого и гнездящагося в сердце его 82. Лукавый и нечистых дух гнездится во всяком человеке, скрываясь в сердце его, – испытания, бывающие с людьми, обнаруживают в них присутствие его. Так, лукавые духи обнаруживают свое присутствие в человеке тогда, когда с этим человеком будут говорить о предметах духовных, когда будут звать его в церковь особенно говеть, читать ему Евангелие или подводить к чудотворной иконе. Так бес сребролюбия, чревоугодия, скупости обнаруживается тогда, когда богатый или вообще страстный до денег теряет деньги (иногда бес наводит в таком случае умопомешательство или отчаяние), или когда нужда заставляет дать кому-либо денег или давать часто, тогда обыкновенно сребролюбец бывает беспокоен, ругается, сердится; присутствие беса чревоугодия и скупости обнаруживается в человеке особенно за столом, когда против желания какого-либо хозяина дома приходят и садятся за стол гости, с которыми надо делиться сладким куском и питьем, обнаруживается тоже беспокойством, жалением пищи, питья, унынием, досадою, враждою на приходящих; присутствие в сердце беса похотливости и блуда обнаруживается при виде красивых женских лиц, иногда при виде хороших детей обоего пола, ибо неистовство страсти не разбирает лег, оттого бывает, что одержимые неистовством этой страсти, или бесом блуда, насилуют самых детей обоего пола; присутствие беса пьянственного и страсть к вину обнаруживается в человеке в известный период времени с такою силою, что он готов наложить на себя руки, если ему не дадут выпить, ибо бес требует сильно, давит, щемит, мучит своего раба, смертью грозит, если он не удовлетворит своей страсти; так же обнаруживает себя (или почти так же) бес пристрастия к табаку курительному: покажи курящий намерение отстать от курения – бес наведет скуку, уныние, тоску, ну просто как будто и жить нельзя без табаку, и многие, многие думают, что в самом деле без табаку жить нельзя, курят и курят больше и больше, доколе совсем не закоптят себя.

Демон гордости, высокомерия, тщеславия, суетности обнаруживается тогда, когда нам почему-либо приходится иметь общение с бедными, с людьми низкого происхождения, дурно одетыми, нечистоплотными, – тогда гордый обыкновенно не хочет терпеть сообщества с такими людьми, гнушается ими, презирает их; или когда дают ему наставление, которого он тоже терпеть не может, считая себя умнее всех, или когда противоречат его словам или сухо с ним обходятся; тщеславный и суетный краснеет от стыда, смущается, теряется, когда видит у себя какое-либо безобразие в одежде, например грязь, замаслянение и засоление 83, или дыры или жамхотность 84, и торжествует, когда у него новая одежда, особенно дорогая, нарядная, тогда обыкновенно гордо выступает, мечтая, что все засматриваются на его одежду и удивляются обладающему таким сокровищем; бес сомнения, призрачного страха обнаруживается часто в священнодействующих, которые ни с того ни с другого вдруг поражаются сомнением касательно известных слов и мыслей, выражений в молитве, смущением, опасением не выговорить слова или известных слов, нелепою боязнью предстоящих лиц, и нередко становятся в тупик, или выговаривают несвязные слова, или хватаются скорее за конечные слова молитвы, чтобы избежать такого тяжкого состояния и нелепого поражения отдуха злобы, но пораженные обыкновенно после этого поражаются, снова терзаются внутренним сознанием, что они побеждены и убоялись страху по малодушию там, где не было никакого страха. Против таких многообразных козней злых духов надо облечься во всеоружие Божие, которое описывает апостол Павел в послании к Ефесянам. Облекитесь во всеоружие Божие, чтобы вам можно было стать против козней дьявольских, потому что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных. Для сего приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, все преодолев, устоять. Итак станьте, препоясав чресла ваши истиною и облекшись в броню праведности, и обув ноги в готовность благовествовать мир; а паче всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого; и шлем спасения возьмите, и меч духовный, который есть Слово Божие. Всякою молитвою и прошением молитесь во всякое время духом, и старайтесь о сем самом со всяким постоянством и молением о всех святых ... Ефес. 6 гл. [11 – 18.]

Дьявол привык ловить нас на известных вещах и на известных местах молитвы и священнодействия и при виде некоторых лиц, и при виде этих лиц и вещей сильно искушает, и при известной минуте священнодействия, или при известных словах молитвы сильно колеблет сердце. Но от нашего противодействия, веры, дерзновения, как дым, рассеваются все его козни.

Нетрудно произносить кое-как слова в молитве или в разговоре, в приветствии, но трудно плотскому человеку произносить каждое слово от души, искренно, истинно. Лучше же сказать, трудно молитвы говорить, когда в сердце нет любви к Богу, к ближнему или когда нет любви, расположения к делу молитвы, к делу угождения Богу и спасения души, что происходит от загрубения нашего сердца в пристрастиях житейских.

О ложном позыве на еду, питье поутру. Не должно слушаться позыва на пищу и питье утром, потому что это есть похоть плоти, которой, по Апостолу, не должно угодия творить (не угождать) [Рим. 13, 14], но которую следует подавлять чтением Евангелия, псалмов, богомыслием, молитвенным настроением духа и деятельностью внешнею. Поступая таким образом, мы весьма скоро заметим, что ложный позыв исчез, что беспокойного стремления к пище и питью, этому занятию, общему нам с бессловесными животными, не стало. Во время стола, то есть принятия пищи и питья, стараться есть без всякой жадности и поспешности, без лукавого подмечания, как и сколько едят другие, без всякого животного пристрастия к пище и питью. Многие едят с беспокойною жадностью, подавляя всякую мысль и всякое чувство и свободу духа своего, наподобие животных, спешат, как животные, всё лучшее подобрать себе, а другим оставить худшее, завидуют, как животные, когда другие берут сладкие и большие куски, сердятся, бросают беспокойные и злые взгляды, как звери. Это ли разумная, богообразная природа человека? До чего мы сами себя доводим иногда своим нерассуждением, своими пристрастиями, своею неумеренностью? Чтобы подъять свою падшую в страсти бесчестия природу свою, надо презирать плоть и прилежать о душе бессмертной, ревновать о посте, богомыслии, читать чаще Евангелие и другие священные книги, проводить время в трудах полезных, вообще укреплять дух и возвышать его над бессловесными и греховными стремлениями плоти, горняя мудрствовать, чаще вспоминать о своем призвании и назначении и всего человечества, о том, что сделано Богом и делается непрестанно для спасения души человеческой, как дорог человек в очах Божиих, что душа наша бесценна и пр.

Пренеисчетная Благостыня, Отче Святый, благодарю Тя от всея души моея, яко милуеши мя, грешного и непотребного раба Твоего, в Единородном Сыне Твоем и, егда взываю к Тебе, слышиши мя и от бед моих внутренних спасаеши мя. Кто я, что Ты помнишь меня и посещаешь меня? Но даждь мне, Отче Святый, благодать ради Единородного Сына Твоего сохранити и умножити единое на потребу – любовь к Тебе и к ближнему и не огорчаться, когда обстоятельства требуют моего самоотвержения, лишений земных даров Твоих в пользу ближнего. Ты толико помиловал и милуешь меня – как же мне не миловать ежедневно подобного мне человека или сочеловеков? Как не любить их, как самого себя? Ведь они члены Сына Твоего Единородного и Твои чада и члены мои, ибо все мы – едино тело [Еф. 4, 4]. Как мне не презирать этих земных благ, которые суть прах, гной, дым, и из-за которых, то есть из-за пристрастия к ним, враг наш дьявол вооружает нас непрестанно против Тебя, подстрекает непрестанно к нарушению Твоих заповедей?

Отчего образ Спасителя в комнате становится большей частью в углу? Оттого, что Иисус Христос называется краеугольным камнем, а краеугольным потому, что Он совокупил естество Божеское с человеческим.

Несозданная красота, несравненная красота, Господи, благодарю Тя, яко избавил мя еси вчера от прельщения тленною девическою красотою и от скверной похоти на нее, сильно нападавшей. Пав пред Тобою на колена, я в восторге благодарил Тебя за такое прекрасное дело рук Твоих. Се, тако спасай меня и от прелести сластей земных, и от прелести корысти, и злобы, и гордыни, и зависти, и раздражения, и упрямства, и лености, и от всего полчища страстей и от пустых страхов и уныния...

Не только праведники блаженны, но и верующие и жаждущие правды Христовой.

Братия, подобные мне грешники, молитесь с надеждою – небо благопослушно: Отец Небесный, Сын Его Единородный, Господь Иисус Христос, и Дух Святой – Бог Троица, бесконечно благ, щедр, милостив, скоропослушен, и если у вас грехов и страстей так много, как зерен в мешке или в закроме – не отчаивайтесь: бесконечная благость Его победит сих безмерное. Во мне Господь показывает всё долготерпение, всю благость, всё могущество, в пример вам, хотящих веровоти Ему в жизнь вечную [1Тим. 1, 16], спасая меня от тьмочисленных грехов, исхищая из великих бед и напастей, исцеляя множество болезней моих. О сем да будет Ему слава и благодарение и поклонение ныне и присно и во веки веков. Но помните, что Бог – ревнитель, Он не терпит, чтобы грех хищнически и прелюбодейно жил в наших сердцах, которые должны быть жилищем, храмом Его, чтобы дело рук Его, созданное по образу и подобию Его, работало этому чуждему, этому отступнику от Бога – сатане и его споспешной силе. Спасенные, спасаемые Богом, храните себя впредь от всякого греха и не искушайте Его долготерпения. Боритесь с искушениями, соблазнами греха, противостойте насилию страстей, держитесь веры, надежды, любви.

Бальзам душевный, соль жизни – любовь, ласковость береги от иссякновения и старайся умножить их день от дня. Особенно храни любовь к домашним, с которыми ты постоянно живешь, видишься и на которых прежде всего должно осуществлять тебе Спасову заповедь: Сие заповедаю вам, да любите друг друга [Ин. 15, 17]. Снисходи к недостаткам, памятуя свои, смотри на всех всегда отрыто, беседуй открыто, сердечно. Враг наш дьявол всемерно старается похитить прежде всего любовь к домашним, этот узел семейного, общественного благосостояния и преспеяния, и поселить вражду к присным, чтобы мы таким образом ежедневно были нарушителями заповеди Господней о любви, всего закона Божия и были слугами его, дьявола.

Враг наш дьявол, завидуя нашему во Христе обожению, непрестанно старается ввергать нас во всевозможные страсти бесчестия, удручать, мучить ими, как-то: злобою, гордостью, завистью, чревоугодием, корыстолюбием и вообще земнолюбием, блудным бешенством, расточительностью, леностью, малодушием, унынием, страхом ложным и пр. Надо непрестанно трезвиться, молиться, поститься, читать слово Божие.

Верь, что, подавая ежедневно нищим, каковы бы они ни были, ты питаешь, одеваешь, вводишь в дом Самого Христа. Как же надо это делать! С какою готовностью, радостью! А ты часто делаешь с досадою, неохотою, ропотом. Или исправься, или потеряешь мзду. Тебе Господь поставляет Свою трапезу, предлагает в пищу и питие Себя Самого (о ужас, о крайнее снисхождение, о любовь безмерная!), чтоб разрушить твое тление и возвести тебя к нетленной жизни, сочетать с Собою навеки, [упоить] тебя бесконечно блаженством, – ты ли пожалеешь тленной пищи, одежды, крова (платить деньги за кров, коим пользуются нищие, то же, что вводить в дом).

О, слезы покаяния, умиления! Какое спокойствие вы мне приносите, какое дерзновение пред Богом! Со слезами выползает из души моей гнездящийся в сердце змий.

Видя брата своего, находящегося в слепоте какой-либо страсти, например вражды, корыстолюбия, жестокосердия, зависти, и впавшего в скорбь или болезнь, представь живо бедность и бедственность нашего естества, зараженного грехом, страстность и слепоту его, бренность, скоропреходность и смертность его, и глубоко воздохни, пожалей, поскорби о всяком человеке, подверженном страсти, скорби, напасти, болезни, ибо и ты одной с ним природы, подверженной тем же страстям, тем же превратностям и напастям. Сострадай страждущему, плачь с плачущим и молись Владыке всех, Господу живота и смерти и Источнику света, да просветит Он слепотствующее грехом человечество, да даст всем ходить во свете Его заповедей, да исцелит от болезней, да пресечет скорби или, если они нужны для вечного блага и блаженства человека, да даст силы перенести их благодушно, без ропота, благопокорливо, в уповании на Его благость и воздаяние за терпение.

Раз по причине пресыщения накануне (каша гречневая с миндальным молоком) я подвергся сильному искушению во время служения утрени в Успенской церкви (24 ноября, день святой Екатерины великомученицы). Повод к искушению подал дьячок Николай своим противоречием, хотя, впрочем, по его понятию он делал дело правое. Итак, накануне литургии ешь-пей мало и не мешайся в чужое дело.

Ежедневно нападают на нас похоти злобы, зависти, жадности, корыстолюбия, блуда, лености и пр. Надо не отменно и мужественно бороться с ними и призывать усердно в помощь Господа и Пречистую Его Матерь, ибо только при вышней помощи можно победить их. Надо также поститься и упражняться в чтении и слушании слова Божия, житий святых, поучений душеспасительных.

Когда приходят к тебе гости, тогда да будет сердце твое с гостями, а не с сластями; не имей пристрастия к сим последним, да не возненавидишь первых.

Хотим, чтобы к нам расположены были все сердечно, хотя сами, быть может, не расположены искренно ни к кому.

Надо забывать обиды и несправедливости или нерасположения к нам ближних, когда они впадают в напасти, и сочувствовать им от души, как самым близким.

26 ноября. Воскресение. Благодарю Тя, Господи, яко елика 85 просих у тебе, даровал еси мне, и литургию торжественно совершити даровал еси; благодарю Тя, яко запинателя моего запнул еси.

Что и дома можно молиться, не ходя в церковь, это помысл от лукавого; чрез эту мысль он хочет отдалить человека от Церкви и, следовательно, от Бога. Это очевидно потому, что думающие и говорящие, что дома можно молиться, и дома не молятся, и в церковь не ходят, и небрегут о душе.

Когда не можешь ты выговаривать слов на молитве общественной или с трудом выговариваешь, вспомни и сердечно убедись, что это коварство врага; обрати мысли и сердце всецело к Богу и тотчас будешь легко, спокойно и в сладость говорить слова молитвословия, только не спеши, а с размышлением говори.

Надо плакать от умиления всякий раз, когда смотришь на икону Владычицы с предвечным Младенцем, памятуя для нас воплощение Бога Слова и всё домостроительство нашего спасения. То же и при виде креста и распятия Христова.

Лакомство огня вспомни ты, лакомый до пищи и питья, до сластей или до женщин; вспомни лакомство огня, как он будет лакомиться грешниками, вечно сожигая и не сжигая их.

Человек столь самолюбив, что он лучшие избытки свои употребит на роскошь, на ненужные украшения, на приобретение вещей, без коих легко обойтись, или на пустые удовольствия, например сожжет в табаке, в потешных огнях или отдаст в театр, в маскарад, вообще на свое удовольствие, хотя ближние, коим надо бы помочь, проливают иногда кровь свою, умирают от голода, холода и пр., – или лучше сам съест лакомое блюдо, хотя он и сыт, хотя оно будет ему в обременение, нежели отдаст ближнему, который, быть может, голоден. Как много в нас самолюбия!

Если знаешь тесную связь сердца с чревом и влияние чрева на сердце, то воздерживайся тщательно от всякого обременения желудка, чтобы не отягчить и не одебелить сердца. Чревоугодие есть смертный грех, пресыщение уподобляет свинье.

Человеки! Обновляйтесь, слагая с себя ветхость греха. День ото дня преуспевай в обновлении. Священство чтите, носящее сан Христов, делающее дело Христово, обоженное, обоженное Господом и обожающее других, руководствующее всех к горнему Царствию.

Когда поминаешь царственный дом по имени, представь, что сами эти особы усердно просят тебя помянуть их, желая этого усердно, что от искреннего поминовения их произойдет для них великая польза, прощение грехов, освящение, просвещение, утверждение, спасение.

Господи! Даруй мне уязвлятися Твоею точию любовью и никакоже любовью земных вещей, тленных, временных. Даждь мне простоту сердца, Владыко! Даждь мне любити ближнего, яко себе.

Человече! Ты ежедневно поклоняешься идолам бездушным и оставляешь источника живых вод Господа. Твои идолы – чрево, сласти, деньги, разные вещи, красивые на вид, – золотые, серебряные, медные, деревянные, мраморные, книги в блестящих переплетах или самая сущность [книг] – романы, басни, сказки, или вещи шерстяные, шелковые, полотняные и пр., и пр., и пр., всё, к чему ты имеешь пристрастие, – наконец, самые личности человеческие, к которым ты имеешь плотскую любовь или коим угождаешь и на коих надеешься до забвения Бога! Окаянный ты человек! Когда ты всецело прилепишься ко Творцу вместо твари? Когда ты искренно будешь уважать и любить во всем подобных себе человеков, сотворенных по образу и по подобию Божию? Когда распнешь живущего в себе зверя – ветхого человека, страстное сердце, грех, в тебе гнездящийся? Когда будешь презирать от души себя и уважать ближних? Когда будешь постоянен в любви? Доколе будешь тростью, ветром колеблемою?

Не обращай внимания на бесовские призраки и подстрекания во время стола, при встрече с людьми, в храме во время богослужения, но мужественно преодолевай их!

Помни свое сродство с Богом всесвятым, с Богородицею, с Ангелами, со святыми и веди себя соответственно такому высокому родству.

За свою холодность к Богу и ближнему, за свое невоздержание, за свои многоразличные страсти я недостоин и уломка черного хлеба, чистого воздуха, порядочного одеяния, жилища, света и всех духовных дарований Божиих, коих нет числа, – между тем всем этим я пользуюсь [единственно] по милости Божией. Что же мне делать, что я воздам Господу за эти милости? Не могу воздать по самой моей ограниченности, греховности и потому, что у меня всё Божие, а своего ничего. Но Господь благоволит принимать милостыню, оказываемую бедным, как бы Сам лично и обещает мне за это помилование и Царство. За чем же дело? Буду миловать нищих, как и меня Господь непрестанно милует.

Господь поступает с нами так, как мы поступаем с ближними. Если нищий просит у меня милостыни, а я не подам ему или подам очень скудно, далеко не удовлетворяя его нужде, то когда и я буду просить у Бога милости, прощения грехов, не удостоюсь Его милости, и Он отвратит от меня лицо Свое, как я отвращаю свое лицо от нищего.

Крест поистине обоюдоострый меч, которым я по благодати Христовой отсекаю свои страсти – страсти чресл, чрева, сердца, воли.

Тут-то и нужно терпение, мужество, твердость, когда враг коварствует над нами, возмущает, рассеевает, и не должно малодушествовать, унывать, раздражаться. Когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь [Ин. 21, 18]. Так и ныне с тобою бывает. Радуйся, что за имя Христово подвергаешься насилию и озлоблению от сопротивника. Враг подвергает рабов Божиих многоразличным напастям, смущениям для того, чтобы отвратить их от намерения благочестия, от славословия Божия.

Пастырь, молящийся вместе с другими, внутренним чутьем может постигать степень душевной паршивости своих овец и даже сопастырей, потому что по тесной связи нашей между собою, как членов таинственного тела духовного, душевные страсти ближних отражаются на нашей душе. Блажен, кто вынесет тяжесть ближних на себе и не подавится ею, – им будет легко.

9 августа 1867 г. От излишнего потребления чаю (шесть стаканов) плохо спал ночь и встал почти нездоровый. Боль в спине, свербеж в некоторых членах. Крепкий чай пил.

Воронцовское вино № 11 очень полезно. Здесь спросить или в Питере и употреблять стомаха 86 ради [1Тим. 5, 23]. Желудок у меня слабо варит. Оттого иногда тошнота.

Черный хлеб в три копейки славный, здоровый. Селедка хороша.

Съездить в Новгород, если место в гимназии сдам.

Не делать хлевом комнат моих чрез курение табаку или курильного дыма.

Цветы меньше поливать.

Икры не есть в скоромное время; чай вечером не есть.

Умеренно, без жадности есть-пить, только для нужды, не для удовольствия.

Грехи в себе карать немилосердо, к чужим снисходить, а не замечать злонамеренно.

Пристрастия к вещам не иметь, свое небесное призвание помнить и его выполнять неуклонно.

Мяса мне не должно есть: после него какая-то вялость, сонливость, твердосердечие. Лишнее употребление красного вина. Вредно для головы.

Ради Бога и спасения души своей не есть мяса и коренной рыбы – трески, палтусины, семги, лососины и пр.; снетки употреблять в ухе, а ершей и окуней не есть.

Не приниматься есть несколько раз чрез малые промежутки времени. Это нелепо, животно.

Манной на молоке каши не есть.

Не увлекайся утренним аппетитом к пище и питью: он ложный, природа его не производит.

Есть на ночь черный хлеб мягкий и пить молоко, особенно когда раньше было едено мясо, – очень тяжело. Делаешься больной, раздражительный, злой, угрюмый.

По утрам не пить чаю и ничего не есть.

Черный хлеб, даже мягкий, не вредно есть на ночь, если один раз в день едим.

За обедом белый хлеб не подавать, есть черный; кашу ежедневно варить, и вообще что-либо сытное.

Полезно употреблять за ужином водочки, селедочки, икорки черной с черным хлебом, только не перед ранней обедней.

Херес с чаем употреблять полезно вечером внакладку.

В баню ходить как можно реже, да не ко вреду души враг употребит ее, да не врежется, как волос или стекло, в плоть нашу и не мучит нас.

От сластей удаляться: от чаю, сливок, сахару, кофе и пр., от сладких плодов и пр.; все подвижника (а всякий христианин должен быть подвижник) воздерживаются от всего [1Кор. 9, 25]. Представь гниение, смрад, черви.

Рыбы не есть и даже рыбной ухи – тяжесть сердцу.

От молока с зельтерской водой – не натурально тяготит. Как можно меньше есть икры паюсной и семги – сильную эрекцию члена и поллюцию делают.

Поутру и ввечеру употребляй питья не больше двух стаканов. Один чай пить, без вина или варенья, особенно крепкий, весьма вредно: нервы расстраивает, раздражает, спать не дает.

Опыт.

От излишнего употребления мяса и излишества соков происходит воспалительное состояние крови, чирьи, песьяки 87 на челе. Чаю надо меньше пить. Поменьше ешь-пей маслянистого и жирного (сливок, масла, мяс, пирогов, печенья и пр.): они производят излишнее полносочие, тяжесть и несварение желудка. Вообще не быть жадным до сладкого.

Баня, плетение волос и ядение мяса, особенно с кровью (бифштекс), наводят на душу великую беду, подвергая ее страшным искушениям. Теснота, раздражительность, огонь внутри.

Ешь и ней меньше, а то сильный жар будет внутри и опять может сделаться воспаление легкого.

У отца Иосифа. Прекрасный собеседник. Добрая водочка, икорка, хлеб черный отличный, здоровый, квас хороший. Заметить – у себя подобное сделать.

От чревоугодия, жадности, пресыщения, пьянства происходит бесчисленное множество зол для души и тела: загрубление сердца, тупость мысли, неподвижность к добру и нравственному преспеянию воли, опущение обязанностей или не совестливое исполнение их, грубость и злобность нрава, пристрастие к земле, небрежение о горнем, нерадение о спасении своем и других (если священник), слабость тела, болезненность, иногда болезни продолжительные, немилосердие к бедным и нуждающимся, скупость и пр.

Но, с другой стороны, постом, бдением, молитвою принимаются от Бога разные дарования людьми, подвизающимися в этих добродетелях и приобретаются бесчисленные духовные блага; даже тело получает здравие, крепость, бодрость, легкость, живость, тонкость.

Нарушение поста в среду и пяток чрезвычайно вредно для души, ибо усиливает жадность ее, владычество страстей над душою. И всякое нарушение заповедей Божиих не остается без следа. Что сеешь, то и жнешь.

Сладкие кушанья сильно раздражают нервы, производят в душе жаление сластей, раздражительность. Избегать сластей. Молоко успокаивает.

В своей жадности я смешон, жалок, глуп, жадничая; тороплюсь, ем без разума, жалею, чтоб другие не съели, не выпили много сладкого, и всегда пресыщаюсь сам. О, дурачество! Но помяни, душа моя, святого Андрея, архиепископа Критского, говорящего в своем Великом каноне: ты же, о душе моя, сея не причастилася еси благодати за невоздержание 88.

Отнюдь не предаваться излишеству в пище и в питье, ибо излишество бывает впоследствии, именно на следующий день после допущенного излишества, причиною отчуждения сердца от Бога и ближнего и сильной раздражительности нервов и смущения духа.

Черный, особенно мягкий хлеб есть на ночь много и с наслаждением опасно. Сильные от него искушения бывают: злоба, маловерие, отпадение сердца от Бога, невозможность молиться при народе. Тяжесть хлеба черного, тяжесть вследствие его сердцу, задавление его, бессилие его. Необходимость поста и употребления пищи легкой.

Избегай пресыщения, особенно черным хлебом с маслом, от него происходит сильное раздражение и злоба. Впрочем, крепкий чай имеет особенно это свойство – раздражать нервы.

Чаю меньше пить и, если пить, есть при нем; без пищи чай пустяки – раздражает, но не питает.

Презирать свое чрево, нерадеть о яствах; пред самою ночью не есть ничего, особенно рыбы копченой, например белорыбицы и пр. Ужасно наказан я за жадность ночью на 21 июня: резь в животе, отсутствие сна.

Не жалеть ничего брату, часто приходящему. В лице его приходит как бы отец его и мой Константин. Пусть, как у отца-матери, полакомится у меня сколько душе угодно. Всё даром от Бога получено и на его долю давно от Бога дано; единодушно все вместе будем. Ведь сам дьявол чрез тебя нападет на брата Константина. А где ему и приютиться, как не у своих?

Пива для здоровья употреблять, особенно пред обедом. Баранину есть, суп с кореньями.

Чай употреблять со сливками и с черным хлебом с маслом.

Маковые сласти в меру хорошо употреблять и прочие подобные.

Сколько было с тобою бедственных случаев от невоздержания! Вспомни и будь воздержен.

Нарушивши пост в пяток и [...] за вечерним чаем молока, чаю со сливками, белого хлеба с маслом, я думал в этом найти здоровье, а вышло не то: я не получил здоровья, хотя и ходил купаться и прогулялся довольно. А ведь для здоровья нарушал пост, убоявшись течи золотухи и раздражительности нервов. Храни пост, в нем спасение.

Косы расплел, и то не помогло.

Ни мяса, ни рыбы есть мне не надо, разве изредка.

Кисло-сладкого хлеба, особенно с маслом, на ночь отнюдь не есть и чаю, настоянного на долго кипевшей воде, не пить: ужасно раздражает нервы и в злобы ввергает. Вообще лучше бы на ночь не есть или сущую безделицу.

От замечания беспорядков в пении и чтении во время священнодействия воздерживаться, чтобы не дать врагу бесплотному повода озлобить нас против ближнего; свое дело знать твердо.

Подозрение в покраже хлеба, мнительность, беспокойство – от дьявола, мечта его. Попечение, пристрастие о хлебе – прелюбодейство. Не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих [Мф. 4, 4].

Рыбы в Успенский пост не есть. (Согрешил – соблазнился, ел.)

Воду холодную с прикускою сахару хорошо пить для укрепления желудка и для того, чтобы немного слабило на ночь.

Излишнего отнюдь не пить – вредно. Меру в питье знать: два-три стакана чаю и больше нисколько. Господа не прогневлять.

Есть люди, которые рады, что у них едят-пьют, а есть и такие, которые скорбят, негодуют, из себя выходят, что частые гости едят и пьют. У кого какое расположение сердца, у кого какая страсть! А другой дрожит, жалея подать неимущему несколько копеек.

Согрешил – рассердился на жену за то, что не в тот, который я хотел, чайник налила она чаю, хотя совершенно всё равно было, в тот или другой, потому что одинаковая мера пошла бы и на малый и большой чайник. Да и чаю-то бы не надо было пить – прихоть. Из-за каких ничтожных причин мы нарушаем Божию заповедь о любви.

Кудрявому – рассуждения воспит. Духовной Академии.

Объявить в Успенской церкви после всенощной, что обедня в воскресение будет в девять, а не в десять часов по случаю высокоторжественного дня. 19-го февраля 1867 года. Восшествие на всероссийский престол государя императора.

Говорят, что я во время проповеди качаю головой, что очень неприлично, особенно в камилавке.

Мяса не есть при целомудренном житии; рыбы мало есть, особенно снетки в супе.

Вареное мясо есть с черным хлебом. Хорошо.

О бедных доводить до общества.

Поучения Игнатия епископа.

* * *

59

Борзо (церк.-слав.) – скоро, спешно.

60

Выну (церк.-слав.) – всегда.

61

Пашет – веет, дует (от глагола пахнуть).

62

Борзо (церк.-слав.) – скоро, спешно.

63

На ня (же) (церк.-слав.)- на них.

64

Сущий (сый) – причастие настоящего времени от глагола «быти», употребляется как одно из имен Божиих: Сый – Тот Кто Есть; таким образом, вещи видимые (то есть все материальное, земное) и называются здесь «не сущими», не имеющими истинного существования по сравнению с жизнью небесной, вечной, духовной, как истинно сущей, пребывающей.

65

Молитва святителя Василия Великого «Тя благословим, вышнии Боже...» из последования утренних молитв.

66

Тантал – персонаж греческой мифологии, царь Коринфа и сын Зевса. Был любимцем богов, посещал пиры и собрания на Олимпе. Возгордившись, он оскорбил богов и был ими низвергнут в Аид. Тантал в царстве Аида стоял но пояс в воде, а над его головой склонялись ветви, отягощенные изумительными плодами, но, томимый жаждой и голодом, Тантал не мог утолить ни жажды, ни голода: как только он наклонялся к воде – вода отступала, а ветви поднимались, когда Тантал протягивал руки к ним.

67

Умный (церк.-слав.) – духовный, умопостигаемый, понимаемый в духовном смысле.

68

Ирмос 4-й песни воскресного канона на утрени, глас 3-й.

69

Речь идет о народно-освободительном восстании на Крите против турецкого гнёта. Летом 1866 года греческое население Крита подняло восстание под лозунгом объединения Крита с Грецией. Повстанцы создали Временное правительство. Направленной на Крит турецкой армии не удалось сразу подавить восстание. Из многих стран, более всего из Греции, на помощь повстанцам прибывали добровольцы, посылалось оружие. Конференция европейских держав, созванная в январе 1869 года для урегулирования турецко-греческих разногласий, вынудила Грецию отказаться от помощи восставшим, что ускорило поражение восстания.

70

Неглижировать (фран.) – небрежно, невнимательно относиться к своим обязанностям.

71

«Победу имея, Христе, юже на ада, на Крест возшел еси, да во тьме смерти седящия воскресиши с: Собою, Иже в мертвых свободь, источаяй живот от Своего света, Всесильне Спасе, помилуй пас» (стихира воскресная на Господи воззвах, глас 6-й). Рус.: «Победивший ад, Христе, Ты взошел на Крест, чтобы сидящих во тьме смертной воскресить с Собою, оставленный между мертвыми; источающий жизнь от Своего света, Всесильне Спасе, помилуй нас».

72

Тропарь Троичный.

73

Обавати (церк.-слав.) – заговаривать, заклинать, околдовывать, обольщать пением.

74

Стужает (церк.-слав.) – угнетает; теснит, беспокоит.

75

Гобзующий (церк.-слав.) – живущий в довольстве; надменный богач.

76

Волна (церк.-слав.) – шерсть животного (коз, овец).

77

Превожу (церк.-слав.) – перевожу, обращаю в другую сторону.

78

Брандвахта – корабль, поставленный для наблюдения за соблюдением правил судоходства.

79

Тропарь праздника Рождества Пресвятой Богородицы.

80

Наказати (церк.-слав.) – обучить, вразумить.

81

Здесь в значении «изобилие», «плодородие».

82

Молитва во еже сотворити оглашеннаго из последования Таинства Крещения.

83

Засоление (одежды) – производное от глагола «засаливать», то есть засаленная, загрязненная, запачканная жиром одежда.

84

Жамхотность (одежды) – старая, затертая, застиранная одежда (от «жамкать» – тереть, стирать белье).

85

Елика (церк.-слав.) – что, сколько.

86

Стомах – желудок.

87

Песьяк – ячмень, гнойник.

88

Великий покаянный канон преподобного Андрея Критского, читаемый в Понедельник Первой седмицы Великого поста. Песнь 8-я.


Источник: Дневник / cв. праведный Иоанн Кронштадтский. - Москва : Булат, 2005-. - (Духовное наследие Русской православной церкви). Т. 12 : 1867. - 2009. - 351 с. ISBN 978-5-902112-70-9

Комментарии для сайта Cackle