святитель Кирилл Александрийский

Толкование на пророка Осию

Глава 2

Ос.2:1. Рцыте брату своему: людие мои, и сестре своей: помилованная.

К прежде сказанному необходимо присоединяет и это. После того, как сказал, что все будут под одною властью, при отсутствии всякого разделения и разномыслия, напротив при господстве единодушия и при соединении всех верою во Христа, в единство духовное, Дух, наконец, должен был дать повеление уже обогатившимся верою и подчинившимся Христу – не удаляться более от миролюбия с теми, которые справедливо названы: «людие мои» и «помилованная».

Как скоро Израиль однажды принят (Богом) и получил крещение и подчинился Христу, то свойственно ли было призванным к братству одним духом сыноположения – иметь еще разномыслие, а не наоборот – пребывать в единомыслии? Итак, говорит, вы, просвещенные верою во Христа и получившие славу истинного сыновства (Богу) брату вашему, некогда справедливо названному: «не людие мои», скажите наконец: «людие мои», – и сестре вашей: «непомилованной» скажите: «помилованная». И действительно: подданным народам необходимо быть единомысленным с Владыкою и призванным благодатью к единению иметь одинаковое с Отцом желание, – даже более – радоваться тому, что спасен останок Израиля и что вследствие своей великой непокорности древле отверженные ныне сделались приятными и, наконец, освященными во Христе, чрез Которого и с Которым Богу и Отцу слава со Святым Духом, во веки веков. Аминь.

Ос.2:2. Судитеся с материю своею, судитеся: яко та не жена моя, и аз не муж ея.

Предвозвестив, что Израиль законно будет отвергнут и притом назовется «не людие», и что толпа, убивая Господа, без сомнения и по всей справедливости будет «не помилована» и вслед затем присовокупив сюда, что в последние времена века будет обращение чрез веру во Христа, говоря: «и соберутся сынове Иудины и сынове Израилевы вкупе, и поставят себе власть едину» (Ос.1:11) и изобразив все домостроительство от начала до конца, – переходит наконец в вышеприведенных словах к раскрытию преступлений тех, которые справедливо отвергнуты и ясно указывает, за что им пришлось потерпеть это. Поэтому-то помилованным, принятым Богом и сделавшимся народом Божиим говорит однако ж как бы от какой-либо блудницы родившимся от синагоги: «судитеся с материю своею, судитеся». Если, говорит, вы пожелаете узнать причины, по которым вы «не людие мои» и «не помилована» сделались и были призваны прежде времени обращения; то найдете, что Я не был жестоким но отношению к вам и не пренебрегал любовью к вам. «Судитесь же с материю своею» за то, что она не сохранила законной любви ко Мне, но отринула общение со Мною, совершенно пренебрегла чистотой духовного общения со Мною и не восхотела рождать плодов Моих хотений. Наконец та стала «не жена моя» и «Аз вследствие сего не муж ея». «Не Мне она родила вас, но другим; иначе Я признал бы своих, – родной отец не медлителен на милосердие ко своим детям, но к незаконнорожденным коснит быть благодетельным». Так справедливо, мог бы сказать кто-нибудь – как бы от лица Бога. Пусть же рассудят и хорошенько обдумают, что, как скоро синагога отступила от Бога, и решилась на служение демонам и наподобие блудницы как бы расширила для них свои голени; то от нее не могли уже родиться ни такие, которые любят Бога чисто и постоянно, ни такие, которые отличаются добрыми нравами. Напротив, воспитанные в нравах родителей, они безрассудно устремились к тому, что оскорбительно для Бога, – то приносили жертвы Ваалу и золотым телицам, то неосмотрительно впадали во всякий вид нечистоты. Поэтому со всею справедливостью будут обвинять мать свою, но отнюдь не Любящего добродетель а истинно Всесвятого Владыку, Который блудодейцу не удостаивает иметь своею сожительницею. Образ же блуда непременно надобно понимать в духовном смысле, хотя и говорится о телесном.

Ос.2:2–3. И отвергу блужения ея от лица моего, и любодейство ея от среды сосцу ея, яко да совлеку ю нагу, и поставлю ю якоже в день рождения ея.

Тем, которые не обращаются от своеволия к Богу и не имеют расположения исполнять угодное Ему, напротив упорно преданы любезному, не знаю почему, для них злу, назначается взыскание и наказание. Какое? А именно: к чему было лучше устремляться по своей воле, к этому-то самому они, наконец, обращаются как бы по необходимости и из-за страха. Как тяжелые и трудноизлечимые телесные раны, если они не уступают силе лекарств и не обнаруживают никакой перемены к лучшему, или вырезываются железом, когда опытные врачи присоветуют этот способ врачевания, или уничтожаются прижиганием; так и душа человека, в котором обнаруживается большая наклонность к удалению от добра, если не подчиняется словам убеждения, побеждается наказаниями и уловленная сетями взысканий по необходимости обращается. Об этом и говорится у Иеремии: «немощию и язвою накажешися Иерусалиме» (Иер.6:8). Нечто подобное воспевает и божественный Давид о тех, которые имеют сильное стремление ко греху: «броздами и уздою челюсти их востягнеши, не приближающихся к тебе» (Пс.31:9). Как укротители зверей при помощи удил подчиняют своей воле тех из бессловесных животных, которые оказываются упрямыми и необузданными; так и Бог с людьми, преданными греху, для их пользы обращается подобным же образом. Посему пророки и праведники увещевали синагогу удаляться от служения идольского и воздерживаться от заблуждения, не знаю где изобретенного. И не только эти мужи, но и сам Бог угрожал подвергнуть их самым постыдным бедствиям, если они не захотят возвратиться к помышлениям и делам, угодным и любезным ему. Но они были упорны, грубы и непреклонны в своих мыслях. За это-то сделавшись военнопленными они прожили долгое время среди Ассириян и Мидян, где, находясь и будучи обременены игом рабства, они уже более не приносили жертв телицам (ибо как и где могли сделать это те, которые находились среди неизбежных бедствий?) и не призывали даже самого Ваала, но только постоянно оплакивали свои бедствия. Об этом и говорит Господь всяческих: «и отвергу блужения ея от лица моего, и любодейство ея от среды сосцу ея». Уйдет она, говорит, в плен и уже не буду видеть ее, служащею Ваалу и приносящею всесожжения золотым телицам и по своей великой надменности как бы обнажающею сосцы своим любовникам. Напротив Я возрадуюсь, когда она будет поражена скорбью, подвергнется несчастиям, впадет в тяжкое бедствие в земле чужой и будет находиться во власти ужасных и жестоких владык. Все это наведу на нее: лишивши ее моей помощи, и предавши ее позору, так что она окажется такою же, какою была в начале, когда она переносила иго египетского владычества и была лишена моей милости, любви и мудрости законной. Итак синагога, сделав поворот и как бы пойдя назад, оказалась опять в том состоянии, в каком была (прежде), и лишилась вследствие своего неразумия, на средине пути, чести и славы. Этому учил нас и Сам Спаситель, говоря: «егда нечистый дух изыдет от человека, преходит сквозе безводная места, ища покоя, и не обретает. Тогда речет: возвращуся в дом мой, отнюдуже изыдох: и пришед обрящет празден, пометен и украшен. Тогда идет и поймет с собою седмь иных духов лютейших себе, и вшедше живут ту: и будут последния человеку тому горша первых: тако будет и роду сему лукавому» (Мф.12:43–45). В Израильтянах, когда они еще жили в Египте, как в идолослужителях обитал дух лукавый. Но потом он был изгнан, потому что они призваны были чрез Моисея к богопознанию. Когда же они сделались Господоубийцами и виновными в бесчисленных преступлениях; тогда для них последнее стало хуже первого, потому что в них поселился не один только, но целое полчище бесов; душа, отринувшая от себя охрану небесной благодати, наверно и весьма легко будет уловлена сатаною.

Ос.2:3–5. И положу ю яко пустыню, и учиню ю яко землю безводну, и убию оную жаждею. И чад ея не помилую, яко чада блужения суть. Яко соблуди мати их, посрамися родившая их.

Говорит, что соблудившая будет неплодною, сухою и производящею терния, терпящею жажду, безводною, лишенною вод конечно не земных, но тука свыше небесного, то есть, даров Духа, которое Он подает каждой мудрой и доброй душе. Так и блаженный Давид воспевает Богу и говорит: «сынове человечестии в крове крилу твоею надеятися имут. Упиются от тука дому твоего, и потоком сладости твоея напоиши я. Яко у тебе источник живота» (Пс.35:8–10). Законные чада, проводившие добродетельную жизнь и ничего не ставившие выше любви к Богу, удостаиваются святых и обильных даров; блудница же, говорит, сделается безводною и умрет в жажде. Это, думаю, означает и сказанное о ней устами других пророков. Так один сказал: «се дние грядут, глаголет Господь: и послю глад на землю, не глад хлеба, ни жажду воды: но глад слышания слова Господня, и от восток до запад50 обтекут, ищуше словесе Господня, и не обрящут» (Ам.8:11–12). Опять и Иеремия говорит как бы от лица Божия: «немощию и язвою накажешися Иерусалиме, да не отступит душа моя от тебе, да не сотворю тя непроходну землю необитанну» (Иер.6:8), ибо Бог, как я сказал, Духом Своим внушает каждому из нас мысли, могущие воспитать в жизнь вечную, или часто утучняет нас устами святых. Вместе с блудной матерью, говорит, должны без милосердия погибнуть и дети. По какой причине? «Яко чада блужения суть». Мы не говорим того, что дитя виновно во грехах своей матери, ибо нам вспоминается сказанное негде устами Иезекииля: не умрут отцы за чад и ни чада за отцов: каждый во своем грехе умрет (Иез.18:20)51. Напротив, надобно знать, что хотя и приводится лице прелюбодейкой матери, как образ синагоги, но тем не менее таковы же и те, которые происходили от нее. Говоря же: «яко чада блужения суть», он ясно показал, что они оказались виновными в духовном любодеянии и были нечестивцами в этом отношении как бы от самых пеленок и со дня рождения своего, никогда не думали о делах благочестия, совершенно пренебрегали добродетелью и не любили ходить угодною Богу стезею. Так и Псалмопевец говорит: «отчуждишася грешницы от ложесн, заблудиша от чрева, глаголаша лжу» (Пс.57:4), тогда как всякий благочестивый и воспитанный в делах благочестия может громко вопиять Богу: «к тебе привержен есмь от ложесн, от чрева матери моея, Бог мой еси ты» (Пс.21:11). Как под сынами света и сынами дня по справедливости можно разуметь тех, которые как бы во свете и дне проводят жизнь светлую и благообразную; так и в том случае, когда некоторые называются чадами блужения, разумей тех, которые как бы преданы блуду и ведут очень постыдную жизнь и которых Он не удостаивает помилования, «яко соблуди мати их, посрамися родившая их». Посрамила же очевидно себя саму и рожденных ею детей. Ибо как праведник находится в славе за свою добродетель, так и всякий нечестивый пребывает в стыде и посрамлении.

Ос.2:5. Рече бо: пойду в след похотников моих, дающих мне хлебы моя, и воду мою, и ризы моя, и плащаницы моя, и масло мое, и вся, елика мне достоят.

Похотниками ее называет нечистых демонов, с которыми, можно сказать, и совершалось любодеяние. Ибо следовать их хотениям и исполнять угодное им, это, думаю, и значит сладострастно предаваться грехам, жить постыдно и преисполниться крайним злом и как бы порождать всякий вид нечистоты. Посему как те, которые рождают божественный страх, восклицают к Богу: «страха ради твоего, Господи, во чреве прияхом, и поболехом, и родихом дух спасения твоего... на земли» (Ис.26:18); так и у тех, которые подчиняются похотям демонов, душа скоро наполняется всяким нечестием, они отступают от божественных законов и делаются рачителями всяческого зла. Итак лукавые и преступные отступники демоны суть похотники тех, которые продались нечестию. Кто будет угождать им, как богам, тот будет совершать ужасное нечестие: ибо он приносит им в жертву, что имеет, часто чтит их похвалами, приносит им благодарственные жертвы, оставив единого и истинного Бога. Который подает необходимое для жизни, облекает нас благодатью как бы некоторыми одеждами, осеняет ум и сердце наше высшею помощью, утучняет как бы елеем, питает хлебом духовным для жизни славной и нескончаемой и напаяет нас водою животворящею для духовного благосостояния. Но кто впал в нечестие, как без сомнения это случилось и с блудной синагогою, тот, говорит, должен следовать своим похотникам, приносить им благодарственные жертвы и думать, что от них получает и пищу и одежду. Это, думаю, и означают слова: «рече бо: пойду в след похотников моих, дающих мне хлебы моя, и воду мою, и ризы моя, и плащаницы моя, и масло мое, и вся, елика мне достоят». Мудрые же и добрые и знаемые и близкие Богу Ему только одному усвояли подаяние и сообщение благ небесных и земных. Они скажут и весьма мудро: «еда есть во изваянных языческих, иже дождит? или небеса могут дати влагу свою? не ты ли еси Господи Боже наш? и пождем тебе Господи, ты бо сотворил еси вся сия» (Иер.14:22), и воскликнут с самим божественным Давидом: «посетил еси землю, и упоил еси ю, умножил еси обогатити ю» (Пс.64:10).

Ос.2:6–7. Сего ради се аз загражду путь ея тернием, и возгражду распутия и стези ея, и не обрящет: и поженет похотники своя, и не постигнет их, и взыщет их, и не обрящет.

Поелику она, говорит, умыслила зло против себя самой и ничего не оставила несделанным, что по самой природе своей способно вредить ей (ибо говорила, что надобно идти во след своих похотников, то есть, согласовать направление своего ума с безбожными мыслями прельстителей, как будто только это и нужно исполнять) и Поелику она сверх того за дарованное ей от Меня приносила благодарственные жертвы демонам, которые ничего полезного для нее не сделали; то Я тщетным сделаю ее замысел и сильно воспротивлюсь ему; ибо «аз загражду путь ея тернием и возгражду» стезю ее, так чтоб она не могла идти во след своих любовников и найти помощь у своих прельстителей, хотя бы и решилась даже гнаться за ними, то есть, ревностно заботиться о их почитании и служении им. «Тернием» же называет все несчастия, случившиеся с Израилем, разумею войны, пленения, голод, опасности, пребывание в рабстве. Как скоро они подпали под власть Мидян и Персов, они уже не обращались в праздности к Ваалу и золотым телицам; но необходимо было, чтоб лишившись высшей и дорогой свободы, ища того, что они имели на родине и не находя этого, и угнетаемые владычеством своих повелителей, они уже не могли совершать того, к чему привыкли, напротив, они плакали и упивались невыносимыми страданиями, уже осуждая своих прельстителей, так как не осуществилась ни одна из их суетных надежд. И в самом деле, они не могли получить себе никакой пользы, ни от Ваала (ибо что могло сделать безгласное дерево?), ни от телиц (потому что это были «злато, дела рук человеческих», – по написанному (Пс.113:12). И так заграждаются пути, когда Бог не только не уравнивает стезю ко злу для преданных греху, но и с пользою для них затрудняет ее и не допускает им с удобством стремиться к тому, что по неразумию им нравится, дабы они вопреки своей воле встречали препятствия и обрушались бы к лучшему, из собственного опыта убедившись, что грех ни для кого не остается безнаказанным.

Ос.2:7. И речет: пойду, и возвращуся к мужу моему первому, яко добрее ми бе тогда, нежели ныне.

И здесь пророческое слово продолжает говорить соответственно принятому им иносказанию; ибо с начала и до конца речь идет о жене блуднице. Посему говорит, что она раскается и «речет: пойду, и возвращуся к мужу моему первому, яко добрее ми бе тогда, нежели ныне». Но обрати внимание на то, как Бог всяческих и во гневе Своем воспитывает людей и всячески заботится о пользе их и посылая несчастия обращает на путь истины заблудившихся и располагает их к лучшему. Когда она, говорит, увидит пути свои загражденными тернием, тогда переменит свои мысли и, хотя уже поздно и после горького опыта уразумеет, как надлежало ей поступать, прежде чем постигли ее несчастия. Тогда она возлюбит заповеди Божии и та, которая среди преступлений пренебрегала благоразумием, наконец возвратится к желанию того, что было в начале, и будет удивляться делам Божиим, и как бы протрезвившись от опьянения с трудом увидит то, что отличается несравненными преимуществами. И так подвергаться наказанию (от Бога), хотя само по себе и неприятно, но небесполезно. Зная это пророки говорят: «накажи нас Господи» (Иер.10:24) и божественный Павел пишет: «аще наказание терпите, якоже сыновом обретается вам Бог: который бо есть сын, егоже не наказует отец?» (Евр.12:7). Потом показывает сладость и пользу наказания, говоря так: «всякое, наказание в настоящее время не мнится радость быти, но печаль: последи же плод мирен наученым тем воздает правды» (Евр.12:11).

Ос.2:8. Но та не уразуме, яко аз дах ей пшеницу и вино и масло, и сребро умножих ей: сия же сребряны и златы сотвори Ваалу.

Что она не захочет уже, говорит, ходить во след своих любовников, в этом никто пусть не сомневается; ибо совершит это он и притом весьма легко, заграждая ей дорогу и преграждая стези ее и ни в каком отношении не давая ей успеха. Поелику же она не только думала, что существует Бог Ваал, но и принесла ему благодарственные жертвы за те блага, которые дарованы ей Мною, то и за это Я поступлю с нею по справедливости, так что она узнает, Кто есть Дающий и Имеющий власть над всем. Я дал все, необходимое для жизни: «и пшеницу и вино и масло, и сребро умножих ей». Но вместо того, чтоб благодарить Меня за мои благодеяния, она воздала славу Ваалу, что служит ясным доказательством как крайней бесчувственности, так и неблагодарности ее. И это есть достаточное основание справедливого гнева Божия, хотя мы и признаем в Боге источник и начало всякого милосердия.

Итак весьма преступно и достойно наказания стремление приписывать величие даров Божиих тем, которые унижают Его славу, то есть, нечистым демонам. А это и делают некоторые в мире, каковы, например, Эллины и еретики. Первые отдают славе демонов силу красноречия, тогда как Бог дает человеку и премудрость, и дар слова. А богоненавистные и нечестивые полчища еретиков изобретением лукавых мыслей увлекают некоторых и извращают ум простых людей и «сети поставиша еже погубити мужи», по написанному (Иер.5:26). Итак те и другие почтили Ваала. Во славу его они приносят из духовного богатства, как самый лучший дар, то, что принадлежит Богу. Это именно, думаю, и означают, понимаемые в духовном смысле, следующие слова: «аз дал ей пшеницу, и вино, и масло, и сребро умножих ей: сия же сребряны и златы сотвори Ваалу». Итак должно посвящать Богу то, что Ему принадлежит; ибо Подателя и Виновника всякого блага подобает позлащать (прославлять) тем, что мы имеем от Него, будет ли это превосходный дар слова, или ум способный уразумевать истинные таинства.

Ос.2:9–10. Сего ради обращуся и возму пшеницу мою во время ея, и вино мое во время его, и отъиму ризы моя, и плащаницы моя, да не покрывает студа своего: и ныне открыю нечистоту ея пред похотниками ея, и никтоже отъимет ея от руки Моея.

Видишь, как Он угрожал ей лишением того, что могло доставлять удовольствие, и это имело благие последствия. Заграждение пути ее тернием привело ее к тому, что она стала стремиться к лучшему, и как бы невольно сказала: «возвращуся к мужу моему первому, яко добрее ми бе тогда, нежели ныне»; ибо она опытом узнала то, что полезно и в чем пребывать лучше для нее. Так если Я, говорит, отниму у нее Мне принадлежащее, то она непременно взыщет Подателя и перестанет воздавать благодарения демонам и думать, что они суть истинные боги, так что могут спасать подчинившихся им. «И во время ея, – говорит, – возму пшеницу и вино и плащаницы», потому что некогда у них не будет плодов и будет недостаток в зрелых (плодах), так что окажутся напрасными земледельческие труды. Если же кто захочет разуметь так, что некогда Иудеи лишены будут пшеницы и вина, лишившись таинственного благословения, тот будет понимать хорошо. Плащаницами же называет как бы одеяние и высшую помощь, под которой кто пребывает, будет благообразен; а если окажется вне ее, то уже будет не прекрасным, но очень безобразным и среди людей будет как бы обнаженным. Итак под отнятием у ней плащаниц ты можешь разуметь то, что она уже не будет «покрывать студа своего». Обещает открыть нечистоту ее пред похотниками ее – таким способом, о котором мы недавно говорили, потому что подвергнувшись уязвлению тернием, то есть, бедствиям войны и несчастиям самым ужасным, она вознерадит и о самых мнимых богах, на досуге не принося им жертв и не в состоянии будучи совершать обычное во славу их. Напротив надругавшись над ними, как над немогущими принести никакой пользы и презревши их как совершенно бессильных, она скажет: «возвращуся к мужу моему первому, яко добрее ми бе тогда, нежели ныне». Посему, когда Я, говорит, лишу ее Моей помощи, она же впадет в ужасные беды и отвергнет почитание демонов и любовь к ним; тогда, с сокрушенным сердцем и угрызениями совести пренебрегши ими, в свою очередь, сама окажется безобразною и для них, ибо приятное и любезное для сих должно, наоборот, оказываться бедственным для нее, так что если бы даже она не находилась в самых крайних бедствиях, то и тогда должна бы оставить всякую мысль об угождении им. Итак что касается их желания, то Израиль, решившийся совсем не любить их, оказывается безобразным даже и для них, которых он считал богами. Нечто подобное, кажется мне, говорит и блаженный Илия: «доколе вы храмлете на обе плесне ваши: Аще есть Господь Бог, идите во след его: Аще же Ваал есть, то идите за ним» (3Цар.18:21). Тоже говорит в другом месте: или Ваалу Ваалу, или Богу Богу. А что никто не освободит тех, которые однажды подпали гневу божественному и никто не восстановит того, кто низвержен Богом, это показал, говоря: «и никтоже отъимет ея от руки моея».

Ос.2:11. И отвращу вся веселия ея, и праздники ея, и новомесячия ея, и субботы ея, и вся празднества ея.

Как могли праздновать те, которые подверглись бедствиям столь жестоким и ужасным, что подпали даже под власть варваров и в положении военнопленных были рабами врагов своих? Или какой могли иметь благоприятный случай для радости те, которые обременены были столь тяжелыми печалями и поражены были невыносимыми скорбями? Напротив, не лучше ли думать, что подвергшимся такому бедствию было более прилично вопиять прекрасно провозглашенное лирою Псалмопевца: «на реках Вавилонских тамо седохом и плакахом, внегда помянути нам Сиона» (Пс.136:1). Не имея никакой готовности совершать праздники, они тем не менее говорят: «како воспоем песнь Господню на земле чуждей?»(Пс.136:4) потому что, думаю, Вавилоняне не позволяли им отправлять установленное законом богослужение и совершать то, что на родине им было приятно и обычно. Но может быть кто-нибудь спросит: если Израиль склонился к служению идолам, то как он не забыл и о самых установленных законом праздниках, субботах и новомесячиях? На это мы отвечаем, что хотя они утратили любовь к Богу и покланялись Ваалу и золотым телицам; однако ж они не совсем отвергли установления Моисея. Напротив, они продолжали хромать «на обе плесне», по слову Пророка (3Цар.18:21), так что ни Ваалу, ни Богу всяческих не решались служить всецело и чисто. Итак они лишились праздников, торжественных собраний, и радостей и суббот, не имея возможности совершать Богу установленное законом и не исполняя обычных торжеств в честь Ваала.

Это может быть вполне истинным и при другом объяснении. Удаляющимся от Бога и пренебрегающим любовью к Нему необходимо подвергнуться печали и лишиться всего того, что доставляет радость; ибо «несть радоватися нечестивым, глаголет Господь» (Ис.48:22); им уготован червь на веки. А добродетельным и стремящимся к благочестивой и святой цели, по всей справедливости подобает, кроме других благ, и «радоватися»; ибо «радость вечная над главою их» (Ис.35:10) по написанному: «отбеже болезнь и печаль и воздыхание» (Ис.35:10): им и божественный Павел в послании пишет: «радуйтеся всегда о Господе: и паки реку: радуйтеся. Кротость ваша разумна да будет всем человеком» (Флп.4:4–5). Итак, если преступных людей постигнет наказание, то обогатятся высшими благами те, которые стремились вести чистую жизнь.

Ос.2:12. И погублю виноград ея, и смоквы ея, о нихже рече: мзды ми суть сия, яже даша мне похотницы мои: и положу я в свидение, и поядят я зверие селнии, и птицы небесныя, и гади земнии.

Здесь другими словами выражается то же самое, что и в изречении: «возму пшеницу мою во время ея, и вино мое во время его» (Ос.2:9). Поелику Израиль, приписывая силе и щедрости демонов плодородие времен года, по крайнему безрассудству своему приносил благодарение им, а не Богу; то и говорит: погублю и истреблю то, чем она вовлечена в пагубное заблуждение, утверждая, что она получила это в награду от любовников своих. Речь искусно построена как бы о развратной женщине; потому что и в самом деле Израиль воображал, что он получает обилие зрелых плодов и плодородие земли в награду и воздаяние за почитание идолов и за служение им. А что они действительно думали, будто они наслаждаются всеми благами единственно по этой причине, это весьма легко увидит всякий, кто прочтет слова Иеремии. Когда взят был Иерусалим, тогда некоторые, избегая ужасов войны, ушли в Египет и с ними и Пророк, по божественному повелению. Там он убеждал их удалиться скверн идолослужения и снова обратиться к Богу. Но тогда презренные женщины и безумная толпа стали противиться словам пророка и бесстыдно говорили: «слово, еже глаголал еси нам во имя Господне, не послушаем тебе, яко творяще сотворим всякое слово, еже изыдет изо уст наших, кадити царице небесней, и возливати ей возлияния, якоже сотворихом мы, и отцы наши, и цари наши, и князи наши во градех Иудиных, и вне Иерусалима: и насытихомся хлебов, и благо нам бысть, и зла не видехом. И егда престахом кадити царице небесней, и возливати возлияния, оскудехом хлебы вси мы, и мечем и гладом скончахомся» (Иер.44:16–18). Итак понимаешь отсюда, каким образом они воображали, будто все необходимое для жизни и сверх того необходимое для благоденствия они имели как награду за свое заблуждение. Посему говорит: «погублю, о нихже рече: мзды ми суть сия, яже даша мне похотницы мои: и положу я в свидение»; ибо отнятие всего этого будет свидетельствовать о развращении Израиля, сделает явным для всех наказание их и откроет для всех (божественный) гнев. «Поядят я зверие селнии, и птицы небесныя, и гади земнии»: это выражение может быть понимаемо не в одном, но в трояком смысле. Здесь говорится или о том, что все находящееся в полях сделается пищей зверей, так как уже не будет обитателей земли, коих большая часть, будучи изгнаны из домов и городов, поневоле удалятся в Вавилон и к Мидянам; многие же другие будут истреблены войною, так что земля Самарян сделается обитанием одних только зверей и пресмыкающихся. Или же это означает то, что Вавилоняне подобно некоторым зверям будут пожирать плодородие страны, когда жители земли заключатся в стенах городов и ни на малое время не осмелятся выйти за ворота, хотя голод будет истреблять их.

Но если кому угодно понимать это духовно, тот может идти и иною стезею, то есть воспитание чрез закон, приводящее ко Христу, весьма хорошо можно сравнить с виноградною лозою и смоковницею; ибо по слову блаженного Павла закон к тому и воспитывает (Гал.3:24). Виноградная лоза может быть символом радости, а смоковница символом сладости. А что боголюбивой душе закон Божий поистине сладок и может доставлять радость, кто может усомниться в этом? Итак Израиль должен был лишиться высших и духовных благ. Они отданы были в добычу как бы диким зверям и пресмыкающимся, говорю, тем народам, которые до пришествия Спасителя, по грубости нравов, не многим отличались от диких зверей и ядовитых пресмыкающихся. Впрочем не остались в таком положении те из них, которые решились последовать словам Христа: «научитеся от Мене, яко кроток есмь и смирен сердцем, и обрящете покой душам вашим» (Мф.11:29). К сказанному я прибавил бы еще следующее: те, которые проводят жизнь проклятую и богоненавистную должны лишиться всякого блага и находиться в самых крайних бедствиях.

Ос.2:13. И отмщу на ней дни Ваалимовы, в няже требы кладяше им, и вдеваше усерязи своя, и мониста своя, и хождаше в след похотников своих, а мене забы, глаголет Господь.

Опять присовокупляет указание на причину столь сурового, но вполне заслуженного негодования против них. Поелику они продолжительное время находились в заблуждении; то столь же продолжительное время, говорит, они будут находиться под гневом божественным. Это, думаю, и означают слова: «отмщу на ней дни Ваалимовы», то есть идолов. Дням заблуждения, говорит, в которые она приносила жертвы Ваалу, будет вполне равномерно время наказания и возмездия; ибо она не перестала украшаться и различным образом угождать своим любовникам. Украшением же душ, преданных идолопоклонству, служит исполнение того, что нравится нечистым демонам. Ибо как привлекательною мы называем душу человека, в которой заметно присутствие красоты добродетелей; так надобно предполагать, что кажется прекрасною полчищам демонов та душа, которая предана грехам и любит помышлять и делать то, что приятно и любезно им. Такая душа может быть уподоблена дурной по жизни женщине, которая суетно надевает на себя золотые вещи и украшениями в ушах и на шее как бы очаровывает сердца любовников своих, и таким образом ублажает лукавых всяким видом нечистоты. А что те, которые стремятся к этому, обыкновенно и неизбежно утрачивают и самую память о Боге, это показал, говоря: «а мене забы, глаголет Господь». После того как, говорит, она заболела привязанностью к демонам и всецелою утратою стремления и расположения к добру, она утратила и самую память о Боге. А это служит ясным доказательством всецелого нечестия.

Ос.2:14. Сего ради се аз соблажню ю, и учиню ю, яко пустыню.

После того как она, говорит, впала в разнообразные преступления, Я же со всею справедливостью положил наказания за ее отступление (Я отмстил на ней дни Ваалимовы и подверг ее соответственному грехам гневу), – после сего, наконец, обращусь к милости, переменю ее к лучшему, именно к тому, что она сделается способною исполнять то, чрез что может стать любезною Богу. Какой же, говорит, будет способ врачевания? «Се аз соблажню ю», – не от того, что необходимо и полезно для жизни, к тому, что не таково, – но от постыдного и несправедливого к тому, что приносит пользу. Ибо как от добродетели к пороку соблазняется душа, так точно, думаю, она может быть представляема как бы соблазненною, если удаляется от развращенных нравов, отвращается от собственной цели и уже не ходит излюбленною стезею. И как прежде пути ее с пользою преграждались терниями, чтоб она не владела своими любовниками, так и теперь, как бы стремглав низринувшись к смерти и погибели, она, по-видимому, соблазняется милосердием Божиим, будучи направляема к добродетели и воспринимая в ум и сердце свет истинного богопознания и уже не следуя, как я сказал, прежнею стезею. Надобно знать, что слова: «соблажню ю» (πλανῶ αὐτὴν) у других читаются иначе, хотя в конце концов получается один и тот же смысл. Одни читали: вот я отведу ее (ἁποφέρω ἀυτήν), другие: прельщу ее (ἀπατῶ ἀυτήν), различными выражениями, как я сказал, указывая на одну и ту же мысль. Удобопроходимую и как бы многоводную землю для полчищ демонов обещает обратить в пустыню, научая тем, что Он сделает ее сухою, безводною и непроходимою для их желаний, так что не находя наконец в ней никакого для себя успокоения, они отвратятся и удалятся от нее.

Так и Господь наш Иисус Христос говорит, что «нечистый дух, выйдя из человека, ходит по безводным местам, ища покоя, и не находит» (Мф.12:43). Ибо как безводная страна необитаема для людей; так и под землею, неприятною и ненавистною для нечистых демонов, как бы непроходимою и безводною по справедливости можно разуметь душу, любящую Бога и святую и не допускающую ничего приятного для них ни в помыслах, ни в делах. Таким образом соответственно только что сказанным нами словам под упоминаемым здесь соблазнением и превращением в пустынную землю можно разуметь способ помощи и защиты.

Ос.2:14–15. И возглаголю в сердце ея и дам ей притяжания ея оттуду.

Здесь пророчество ясно обещает спасение чрез Христа и указывает на времена пришествия Его, когда, утверждаем, исполнятся слова: «во днех онех» и во время оно «дая дам законы моя в мысли их, и на сердцах их напишу я» (Иер.31:33). Так и премудрый Павел тем, которые истинно обогатились столь славною и приятия достойною благодатью, пишет, говоря: «послание наше вы есте, написанное в сердцах наших, знаемое и прочитаемое от всех человек: являеми, яко есте послание Христово сложеное нами, написано не чернилом, но Духом Бога жива» (2Кор.3:2–3); ибо мы, уверовавшие, научены Богом. Посему божественный Иоанн провозгласил, говоря: «и вы помазание имате от Святаго,... и не требуете, да кто учит вы, но яко Дух Его учит вы о всем» (1Ин.2:20, 27). И имея в сердце своем самого живущего Христа, наставника во всем необходимом, мы обладаем образцом всякой добродетели и щедрым и неотъемлемым стяжанием духовных дарований. Также и в этом удостоверяет нас Павел, говоря: «ихже око не виде, и ухо не слыша, и на сердце человеку не взыдоша, яже уготова Бог любящим его» (1Кор.2:9). Посему обещает, что Он «возглаголет в сердце ея»; потому что Синагога Иудейская, восприявши в душу божественные законы, начертанные Духом, будет призвана к познанию, как и церковь из язычников. Будут же приобретения ее оттуда вместо: отсюда (с сего времени) или с этого события. Ибо с того времени как Бог возглаголал в нас и чрез Духа внушил нам все необходимое для жизни и богопознания, разумеваемого во Христе, чрез Которого и в Котором созерцаем Отца, – мы получили, как я сказал, неувядающую надежду, славу, похвалу сыноположения, благодать и соцарствование Самому Христу. Таковы стяжания святых, таково небесное богатство; ибо они не имеют помышления ни о чем земном и возненавидели мир и что в нем.

Ос.2:15. И поляну Ахорову, отверзсти смысл ея.

Это изречение зависит от предшествующего глагола: «дам, – говорит, – притяжание ея оттуду»; точно также «дам поляну Ахорову, отверзсти смысл ея». И сам Он хочет указать на следующее. Мы уверовавшие, стараясь найти в случившемся с древними некоторое указание на то, что должно делать, отвращаемся от прогневления Бога, как пагубного действия, напротив стремимся и проникнуты заботою исполнять угодное Ему. И нас к этому располагает Апостол Павел, так говоря: «сияже вся образи прилучахуся онем: писана же Быша в научение наше, в них же концы века достигоша» (1Кор.10:11). Итак способ наставления к добродетели заключается в том, чтобы мы считали необходимым вникать в случившееся с древними. А что непокорные, необузданные и пренебрегающие божественными заповедями подвергнутся, по суду Христа, страшному и неизбежному наказанию, это как бы в образе показывает, и притом очень ясно, случившееся некогда с Ахором. Как пренебрегший божественною заповедью и укравший из подвергнутого заклятию, он наказан был со всем домом своим, после того как Иисус Навин, служивший образом Христа, присудил его к смерти. После Моисея предводителем были Иисус Навин, он перевел чрез Иордан сынов Израильских и разделил между ними землю обетования. А об Ахоре написано следующее. Когда он как похититель уличен был и исповедал грех, тогда «взя, – сказано, – Иисус Ахара сына Зараня,... и возведе его в дебрь Ахор, и сыны его, и дщери его и телцы его и ослята его, и вся овцы его, и кущу его, и вся имения его, и весь Израиль по нем: и возведе я со всем во Емек (дебрь) Ахор. И рече Иисус Ахару: почто потребил еси нас? да потребит тя Господь, якоже и днесь, и побиша его камением весь Израиль.... И наметаша на нем громаду камения велику» (Нав.7:24–26). Ахор же означает: «смятение»52. А в соединении «емек ахор» означает: «долина смятения»53. Там сыны Израилевы убили Ахара, как человека ненавистного Богу и пристрастного к богатству и вместе с ним все, ему принадлежащее; ибо написано, что «нечестивии с коренем от земли погибнут» (Иов.4ср. Притч.2:22). Так будет и в последние времена века, когда Христос снидет к нам с неба воздати «комуждо по деянием его» (Мф.16:27). Тех, которые не восхотели повиноваться божественным заповедям и возлюбили более мир, низвергши в ад, как бы в глубокую пропасть, «злых зле погубит» (Мф. 21, 41). Итак дам, говорит, «поляну Ахор или «Емек Ахор», отверзсти смысл ея»: то есть, совершившееся некогда в долине Емек Ахор послужит ей в большую пользу, отрезвит ее и отверзет наконец умственный взор ее от исконного ослепления. Место то назвал долиною смятения, ибо там многие из Израильтян пали в то время, когда жители Гая преследовали их и произошло большое смятение, а Иисус думал, что Израиль лишился божественного попечения и помощи. Итак совершившееся, говорит, в долине смятения над тем, кто дерзнул нарушить божественную заповедь, «отверзет смысл ея» к ясному уразумению того, какой конец постигнет предприятия людей, решающихся пренебрегать (волею божественною). Обрати внимание на то, что долина Ахор дана «отверзсти смысл ея» не прежде, чем Он «возглаголал в сердце ея»; ибо народ Иудейский не может уразуметь божественных заповедей, даже и в образах он не в состоянии усмотреть таинство Христово, если подобно нам, уже уверовавшим, не получит причастия Святого Духа и не окажется приявшим просвещение свыше. В этом удостоверит нас и блаженный Павел, говоря о потомках Израиля: «даже бо до сего дне тожде покрывало во чтении ветхаго завета пребывает не откровено, зане о Христе престает. Но даже до днесь, внегда чтется Моисей, покрывало на сердце их лежит. Внегда же обратятся ко Господу, взимается покрывало. Господь же Дух есть: а идеже Дух Господень, ту свобода» (2Кор.3:14–17). Посему и возвещает, что прежде возглаголет в сердце ее, начертав на нем божественные законы и сообщивши высшее воспитание чрез Святого Духа; а после этого она уже уразумеет совершившееся и образно и исторически в долине Емек Ахор и вполне способное «отверзсти смысл ея» и освободить от давнего ослепления, «яко ослепление от части Израилеви бысть», как пишет и премудрый Павел (Рим.11:25).

Ос.2:15. И смирится тамо по днем детства своего, и по днем изведения своего от земли Египетски.

Когда, говорит, «Я возглаголю в ум и сердце ея и дам поляну Ахорову отверзсти смысл ея, тамо, то есть тогда, смирится», – не унизится и не дойдет до чего-нибудь способного причинить огорчение, но, вернее, оставит наконец свой непокорный и строптивый и преданный гордости нрав. Ведь непокорный – горд и как бы упорен и необуздан и нисколько не расположен чтить и исполнять закон. Напротив расположенный к повиновению – очень смирен и как бы уступчив и весьма любезен Богу, – и посему Он негде чрез одного из святых пророков сказал: «на кого воззрю? токмо на кроткаго и молчаливаго, и трепещущаго словес моих» (Ис.66:2). Итак когда «возглаголю, – говорит, – в сердце ея»; тогда-то и она «смирится», как и в начале, когда Моисей призывал ее и милосердый Бог повелел ей выйти из земли Египетской, и она с величайшей готовностью спешила исполнить это и бежала из земли притеснителей ее. Когда же Он на горе Хорив давал законы, то собравшиеся с Моисеем при горе Синайской54 обещались, говоря: «вся, елика глагола Господь, сотворим, и послушаем» (Исх.24:7). Итак она будет смиренна и покорна, как в начале, когда она, прияв возрождение чрез закон к богопознанию, охотно исполняла угодное Богу. Итак днями детства называет возрождение чрез закон богопознанию. Посему и сказал: «сын мой первенец Израиль» (Исх.4:22).

Ос.2:16–17. И будет в той день, наречет мя муж мой, глаголет Господь, а не прозовет мене ктому Ваалим: и отвергу имена Ваалимля от уст ея, и не воспомянутся ксему имена их.

В сих словах днем называет время пришествия Спасителя нашего; ибо днем в собственном и подлинном смысле должно называться то время вочеловечения Единородного, когда в мире уничтожен мрак, исчезла тьма, как бы светлые лучи проникают в ум уверовавших и воссияло Солнце Правды, посылая свет истинного богопознания тем, которые способны открыть мысленное око. В это время, говорит, призванная к познанию истинного Бога, она оставит свое древнее и ненавистное легкомыслие и уже не будет ни в каком отношении удобопреклонна к отступлению; напротив будет иметь правильно и здраво мыслящий и непоколебимый в благочестии ум, так что совсем выйдут из употребления в речи имена идолов. «Наречет мя, – говорит, – муж мой, а не прозовет мене ктому Ваалим», то есть, перестанет быть похотливою и отвергнет блудодеяние. Высоко будет ценить быть законною женою и согласится на общение, очевидно духовное. Никогда не назовет имени Ваалов, считая за богов то, что сделано из камней и образовано искусством некоторых по виду человеческому. Посему, говорит, «наречет мя муж мой». Как некоторая целомудренная и благобразнейшая жена обратится ко мне, никого иного не будет любить и уже не станет произносить имени Ваалим. Но если кому угодно, то сказанное может быть понимаемо и в другом смысле. Ваалим бесспорно означает идолов, – и у Еврейских женщин был обычай называть своих мужей именами лжеименных богов. Это был нечестивый способ выражения почтения к ним. Первовиновником этого, говорят, был Нин Вавилонянин, который своего отца назвал Вилом, от имени существовавшего у них идола, говорю, Вила. Итак, что она отстанет от столь постыдной привычки, показал в словах: «наречет мя муж мой, а не прозовет мене ктому Ваалим». Ибо если она захочет, говорит, называть меня мужем, то постоянно будет присовокуплять: муж мой и из почтения не будет называть меня именами идолов. Посему-то и говорит, что «отвергу имена Ваалимля от уст ея, и не воспомянутся ксему имена их».

Ос.2:18. И завещаю им завет в той день со зверми селными, и со птицами небесными, и с гады земными, и лук, и мечь, и брань сокрушу от земли.

В прежде прочитанных словах Он говорил: «погублю виноград ея, и смоквы ея, онихже рече: мзды ми суть сия, яже даша мне похотницы мои» и к ним присовокупил: «и поядят я зверие селнии, и птицы небесныя, и гади земнии». Изъясняя сие изречение, мы говорили, что слова: «зверие и птицы» косвенно указывают на врагов, опустошавших страну Иудейскую, на Персов, Мидян и Вавилонян и на множество других всякого рода врагов, которые не многим отличались от диких зверей по причине кровожадности своего нрава, и похожи были на птиц по быстроте нападения; пресмыкающимися же названы потому, что жестоки и весьма развращенны и остры на зло. Когда Израиль был заключен в городах Самарийских, они истребили все, находившееся на полях, не преминувши сделать все ужасное. Но когда, говорит, Я истреблю с земли имена самых идолов; тогда Я устрою им союз мира со всеми дикими и варварскими народами. Тогда прекратятся бедствия, причиняемые врагами и войною, и они будут жить, не зная никаких страхов. «Сокрушу оружие и мечь», и мы найдем, что это и сбылось на самом деле. Ибо когда славнейшие римские военачальники достигли владычества над всеми и подчинили себе поднебесную (так как Бог промыслительно даровал им эту славу): тогда Персы ограничились заботами только о своем собственном государстве, я также прекратились и нападения других варварских народов на страны и города. Об этом ясно упоминает блаженный Исаия, говоря: «и раскуют мечи своя на орала, и копия своя на серпы, и не возмет язык на язык меча, и не навыкнут ктому ратоватися» (Ис.2:4). Находясь уже под одним игом, они обратились к полезным занятиям и военные доспехи сменяли на орудия земледельческие. Итак будет, говорит, мир и прежние ужасные страхи прекратятся, потому что Бог водворит тишину и любящих Его обрадует благами мира.

К этому, думаю, надобно будет присоединить и следующее. Древле, когда мы пребывали в заблуждении и назывались чадами гнева, лукавые и сопротивные силы, подобно некоторым злым зверям, или плотоядным птицам и весьма опасным драконам, губили нас. Когда же во Христе мы познали истинного Бога и чрез веру и первоначальную любовь очистились от преступлений; тогда мы получили спасение и «власть наступати на змию и на скорпию и на всю силу вражию» (Лк.10:19). Тогда мы наступили на аспида и василиска, попрали льва и змия, потому что Христос защищает и ограждает своих непобедимою силою и посылает нам в душу свой мир: «мир, – говорит, – мой даю вам, мир мой оставляю вам» (Ин.14:27).

Ос.2:18–19. И вселю тя55 со упованием, и обручу тя себе во век.

Не только, говорит, освобожу от ужасов войны, но присовокуплю к этому и то, что ты наконец будешь наслаждаться надеждою на блага и иметь крепкую, твердую и непоколебимую радость; ибо «обручу тя себе и притом во век». Что же это значит? Хотя Он некоторым образом обручал себе древнего Израиля или иудейскую Синагогу и призвал ее к общению с Собою, то есть, чрез закон, при служении Моисея и при содействии ангелов; но этот способ обручения был не постоянный, и не навек, далеко не навек, – ибо образы не должны были иметь силу навсегда и «были установлены только до времени исправления» (Евр.9:10). После же времени исправления, то есть, после пришествия Спасителя нашего, явился иной способ обручения, постоянный и ненарушимый, несравненно славнейший первого и превосходнейший сени. Бог всяческих как бы некое приданое невесте даровал отложение плотского рабства и чрез сень и образы призвал к духовному очищению. Впрочем определил время обручению; ибо первый (завет), по слову Павла, не был «непорочен» и не стареющийся и не далек был от уничтожения (Евр.8:7); посему «второму искалося место» (Евр.8:7), то есть, новому, который чрез дар, говорю, и благодать Христову доставляет нам не временную и не плотскую свободу, но вписывает нас в число чад Божиих и сообщает залог Духа и определяет постоянные законы. Посему так сказал к Нему божественный Давид: «правда твоя правда вовек, и слово твое истина» (Пс.118:142), ясно, думаю, указывая на то, что не пребывают вечно постановления закона, потому что сень имела преобразоваться в истину, и что красоту истины никто не может усмотреть в письменах закона. Ибо закон, как я сказал, был сенью и образом. Итак отменив древний и первый брак совершает теперь ее обручение себе; ибо закон не достаточен для того, чтобы совершенно и чисто соединить с Богом. Приходим же к Нему чрез Сына и Его учение, то есть, евангельское, которое и производит духовное единение или сочетание. В Духе мы соединяемся с Богом и в изобилии получаем причастие Его божественного естества. Вероятно выражением: «обручу тя себе» Он тонко намекает и на нечто другое. Можешь понимать это таким образом. Или «себе» говорит вместо: «чрез себя» не так, как древле при посредстве Ангелов, и не при участии в этом какого-нибудь служителя, наподобие Моисея; ибо не ходатай, ни ангел, но, как написано. Сам Господь, из Бога Отца Слово, соделавшись подобным нам человеком, представил Себе церковь, и два народа созда «во единаго новаго человека, творя мир и примирив обоих... во едином Дусе ко Отцу» (Еф.2:15–16, 18), по слову блаженного Павла. Или, если хочешь, сказанное можешь понимать и иным способом. Он обручил, как я сказал, некогда в Египте синагогу Иудейскую, но как бы более другому, а не Себе, говорю, божественному Моисею, которому сказал: «иди скоро, сниди отсюду: беззаконноваша бо людие твои, ихже извел еси из земли Египетския» (Исх.32:7). Не слышишь ли, что Он обрученную Моисею или народ не считал еще достойным общения с Собою? Ибо, как я сказал, закон, или Моисей не в состоянии был соединить с Богом чисто или всецело. Это превосходнейшее из всех и поистине только Богу свойственное дело сохранено Посреднику между Богом и людьми, то есть Христу, чрез Которого и в Котором мы соединяемся с Богом. «Той бо есть мир наш», по Писанию (Еф.2:14), и уничтожил служивший преградою грех и нас чистых и омытых Духом соединил с Собою и чрез Себя с Богом и Отцем.

Ос.2:19–20. И обручу тя себе в правде, и в суде, и в милости, и в щедротах: и обручу тя себе в вере и увеси Господа.

Ясно показывает, каков будет союз и какими средствами осуществится тайна домостроительства (спасения): он будет, говорит, «в правде, и в суде, и в милости, и в щедротах». Итак, что такое правда, что такое суд и милость, об этом, как оказывается, необходимо сказать теперь. Мы, несчастные, находились в угнетении, когда сатана как дикий зверь расхищал нас, увлекал в заблуждение и по своему произволу ввергал нас, совершенно бессильных помочь себе, в пропасть греха; ибо он есть ужасный и поистине жесточайший и человекоубийственный зверь. Когда же род человеческий доведен был до такого бедственного состояния, тогда блаженные пророки стали творить частые молитвы к Могущему оказать помощь и как бы от лица всего человечества взывать, чтоб сошел с небес Помощник и защитник – Сын. Посему божественный Давид сказал: «воскресни Боже, суди земли» (Пс.81:8) и опять: «Боже, во имя твое спаси мя, и в силе твоей суди ми» (Пс.53:3). Так Бог осудил в правде и спас терпевших неправду, а скверноубийцу и преступника сатану изгнал вон и лишил владычества над ними и уничтожил надменную власть демонов. Эту тайну Он сам изъяснил нам, когда намеревался претерпеть крест за жизнь всех и говорил: «ныне суд есть миру сему: ныне князь мира сего изгнан будет вон. И Аще аз вознесен буду от земли, вся привлеку к себе» (Ин.12:31–32). Мы конечно не утверждаем того, будто Он сказал, что суд над миром сим будет произведен им во время Его пришествия на землю; потому что Он сам в другом месте говорит: «не посла Бог Сына своего в мир, да судит мирови, но да спасется им мир» (Ин.3:17). Судом же называет Он правильный и безупречный приговор; ибо Он, как я сказал, совершил правильный суд как над нами, так и над тем: нас Он спас, привлекши к Себе, а притеснявшего нас своим жестоковластием и различным образом губившего нас изгнал. Так мы спасены милостью и щедротами Бога; ибо мы оправданы «не от дел праведных, ихже сотворихом мы, но по своей его милости», по написанному (Тит.3:5). Мы призваны к духовному общению чрез веру; а будучи призваны так, мы познали истинного Бога. Посему-то и говорит: «обручу тя себе в вере, и увеси Господа». Следовательно предшествовала вера и таким образом мы обогатились и ведением Христа. Это самое, думаю, и сказано было некоторым: «аще не уверите, ниже имате разумети» (Ис.7:9). А что ясное уразумение таинства Христова доставляет участие в вечной жизни тем, которые достойны ее, в этом удостоверит сам Сын, говорящий небесному Отцу и Богу: «се есть живот вечный, да знают тебе единаго истиннаго Бога и егоже послал еси Иисуса» (Ин.17:3).

Ос.2:21–22. И будет в той день, глаголет Господь, послушаю небесе, а оное послушает земли: и земля послушает пшеницы, и вина, и масла, и сии послушают Иезраеля.

Днем здесь опять называет время, соответствующее призванию56. Ибо это обычно богодухновенному Писанию. Итак прикровенно показывает, что некогда и сам Израиль будет иметь в изобилии все блага и вышние дары от Бога и прославится верою во Христа. По Его мановению будет, говорит, изобилие дождей: такое именно значение, думаю, имеют слова: «послушаю небесе». Но и на земле долу Он подаст нам самые полезные и необходимые плоды. Подлинно без Бога и вышней воли ни небо не посылает никогда на землю дождей, – ни земля своевременно не рождает своего плода. Зная это, пророк Иеремия молился, говоря: «еда есть во изваянных языческих, иже дождит? Или небеса могут дати влагу свою? Не ты ли еси Господи Боже наш? И пождем тебе Господи, ты бо сотворил еси вся сия» (Иер.14:22). Когда Создатель, как я сказал, соизволит и прострет руку Свою живущим на земле, тогда небо сделается подателем дождя и земля материю и вместе кормилицею необходимых плодов. Итак, «послушаю небесе» говорит вместо: повелю, чтоб дожди ниспадали живущим на земле. А когда это совершится, и она «послушает пшеницы, и вина, и масла», то есть, живущим на ней даст изобильный плод, так что не будет недостатка ни в чем необходимом и потребном для жизни. Таков исторический смысл сих слов.

Но от чувственных предметов, как от самого наглядного образа, необходимо перейти к духовным. Доколе Израиль, «виноград Господа, новый сад возлюбленный» был необузданным, и непокорным и враждебным Богу, – заповеда Бог «облаком,... еже не дождити на него дождя» (Ис.5:6–7). Под облаками надобно разуметь святые и умные, высшие и небесные силы, чрез которые может быть сообщаемо нам слово ободрения, ясно, что от Бога; ибо они суть «служебнии дуси, – по слову блаженного Павла, вверху и внизу пребывающие, – в служение посылаеми за хотящих наследовати спасение» (Евр.1:14). После же того, как миновало время наказания, прежний господоубийца спасен чрез веру и принят наконец в «правде, и в суде, и в милости, и в щедротах» и Бог, дающий всем «вся обильно» (1Тим.6ср. Иак.1:5), ниспослал ему вышние благословения; ибо повелел облакам низводить дождь, то есть, утешение уму и сердцу. Впрочем что и самое естество ангельское не имеет ничего собственного, но все получает в изобилии от Бога, этому научил, говоря: «послушает небесе», то есть, небо, или сущие на небе, умные очевидно и святые силы, соделаю раздаятелями моих даров, так что они и сами могут ободрять помилованных. Тогда-то и земля «послушает пшеницы, и вина, и масла», вместо: живущие на земле будут плодоприносить надежду жизни, радости и веселия. Пшеница есть образ жизни, вино – веселия, а масло – радости и благосостояния; ибо уверовавшим присуща надежда благая, постоянная и крепкая. Таковый удаляется от зла и устремляется ко всякому благу и подклоняет свою выю под иго Спасителя, питаемый благою, несомненною и вполне истинною надеждою на будущую жизнь, дабы радоваться вместе с другими святыми и иметь веселие в сердце. Так о святых Пророк Исаия негде сказал: «радость вечная над главою их:... хвала и веселие, и радость приимет я, отбеже болезнь и печаль и воздыхание» (Ис.35:10). Итак надеждою на жизнь, веселие и радость, высшими утешениями, или духовными дождями послушает земля, то есть населяющие землю люди. А что плод жизни святых будет во славу Христа, ибо «един за всех умре,... да живущии не ктому себе живут, но умершему за них и воскресшему» (2Кор.5:14–15), на это указал говоря: и «сии послушают Иезраеля»; ибо мы, как я сказал, обязанные Ему собственною жизнью, будем плодоприносить Ему. Уже не раз сказано было, что Иезраель означает семя Божие, и это есть Сын, от Бога Отца по естеству и неизреченно рожденный, хотя это обозначается словом, относящимся к плотскому рождению.

Ос.2:23. И всею оную себе на земли и помилую не помилованную: и реку не людем моим, людие мои есте вы. И тии рекут: Господь Бог наш ты еси.

Слово: «себе» опять разумей в двояком смысле. Соделаю, говорит, ее как бы цветущею и плодовитою (ясно, что синагогу иудейскую), не такою, которая только по неволе исполняет закон Мой, и не такою, которая упорно привязана к образам, но такою, которая проникнута полною готовностью исполнять то, что угодно и любезно Богу, и что служит к ее собственному благополучию. Итак «всею себе», и она восприимет Мое семя, под которым мы должны разуметь евангельское учение, а не закон, данный чрез Моисея, как в начале, ибо древле она была возделываема (подготовляема) образами. Но слово: «себе» можно понимать и другим способом. Сам я буду, говорит, заботиться о ней и как бы землю тучную и хорошо возделанную засею не чрез кого-либо другого, но чрез Себя самого; ибо Бог и Отец возглаголал нам в Сыне, между тем как древним говорил чрез Святых пророков «многочастне и многообразне» (Евр.1:1). И Сам Спаситель бесчисленное множество уверовавших уподобляет засеянным нивам. Посему святым апостолам Он сказал: «не вы ли глаголите, яко еще четыре месяцы суть, и жатва приидет? Се глаголю вам: возведите очи ваши, и видите нивы, яко плавы суть к жатве уже. И жняй мзду приемлет. Жатва многа, делателей же мало. Молитеся убо Господину жатвы, яко да изведет делатели на жатву свою» (Ин.4:35–36; Мф.9:37–38). Итак когда Спаситель наш ниспослал нам духовный дождь, мы соделались «землею пожеланною», по слову пророка (Мал.3:12); ибо Он нас засеял Себе и Израиль назван земледелием Божиим. Он помилует непомилованную и некогда не народ назовет народом, – и сам Израиль, оставив древнее заблуждение, познает истинного Бога и скажет: "Бог мой еси ты", хотя древле по безмерному неразумию вопиял: «мы вемы, яко Моисеови глагола Бог: сего же невемы, откуду есть» (Ин.9:29). Не познавши же Сына не познали и Отца; об этом засвидетельствует Сам Спаситель говоря: «аще мя бысте ведали, и Отца моего ведали бысте» (Ин.8:19). Но после того как они призваны к познанию и исповедали Сына, они чрез Него и в Нем увидели Отца; ибо истинно говорит Иоанн: «отметаяйся Сына, ни Отца имать: а исповедаяй Сына и Отца имать» (1Ин.2:23).

* * *

50

В Слав. от севера до восток.

51

Цитата приведена не дословно, а по мысли.

52

διαστροὴ – собственно: искалечение, вывихание, порча.

53

Евр. עֵמֶק עָכור. По Евсевию долина получила название от побитого здесь Ахара (Ἀχὰρ – по Ватик., другие: Ахор – Ἀχὼρ). Место это показывали еще во времена Евсевия близ Иерихона, рядом с Галгалою. Но Иероним толкует: vallis tumultus atque turbarum, как и св. Кирилл. Иероним не соглашается с теми, которые производят название долины от имени побитого здесь камнями лица, ибо в Еврейском оно называется Ахан – עָׇכן, а не Ахор или Ахар (См. Onomasticon Evsebii cum interpretatione latina Hieronymi ed. Larsow et Parthey, Berol. 1862, pag. 186–187)

54

Хорив и Синай, по свидетельству Иеронима, суть названия (общее и частное) одной и той же горы (Onomast. pag. 375). Хорив, как место законодательства. называется во Втор.1:6, 4:10, 15, 5:2, 18:16, – а Синай в Исх.3:1, 17:6.

55

Слав.: и вселю я, согласно еврейскому и всем другим переводам.

56

Т. е. время призвания к вере во Христа, или Новый Завет.



Источник: Перевод П.И. Казанского и А.А. Жданова, под ред. М.Д. Муретова. Опубликовано: Кирилл Александрийский, свт. Творения. Ч. 9. М., 1892.

Комментарии для сайта Cackle