Константин Никанорович Плотников

Глава первая. История русских мистических сект

1. Секта хлыстов

а) Происхождение и история секты. По своему происхождению и значению первое место среди мистических сект занимает секта хлыстов18, или, как называют себя сами сектанты, людей божиих19 (под последним названием она известна также в литературе.20

Историческое происхождение этой секты точно не выяснено наукой. Одни думают, что она представляет собой явление заносное с Запада или Востока21, другие, наоборот, считают ее явлением самобытным22, а третьи утверждают, что она «не есть секта исключительно заносная» и «не была всецело пересажена к нам с Востока или Запада», но не может быть признана и вполне самобытным русским явлением.23 Во всяком случае, несомненно, что в ней отразились языческие верования Индии (пантеизм) и Персии (дуализм) и идеи древннх еретиков: сирийских гностиков и впоследствии богомилов, только в значительно переработанном виде.24 Но когда и как эти верования и идеи попали к нам в Poccию, где скрывались до своего резкого обнаружения, с точностью неизвестно. Правда, в рассказах и песнях хлыстов упоминаются лжехристы: Аверьян, живший в XIV в., и Иванъ Емельянов, живший в XVI в.25, но ни об учении, ни о последователях их не имеется сведений, и сами хлысты не считают их основателями своей секты.26 Стоглавый собор упоминает также о распространении в русском народе верования в особое общение с Богом разных трясущихся пророков и пророчиц27, подобных хлыстовским, но были ли они действительно представителями и руководителями хлыстов, неизвестно. Из православных писателей первым упоминает о секте хлыстов св. Димитрий Ростовский в своем «Розыске»28, а официально эта секта стала известна с 1733 г., когда началось первое следственное дело о хлыстах.

Основателемъ хлыстовщины обыкновенно считается беглый солдат Костром. губ. Данила Филиппович. О жизни и деятельности его исторнческих сведений не имеется, а то, что известно о нем, заимствуется из хлыстовских сказаний, почему некоторые писатели отрицают самое существование Данилы Филипповича и считают его мифической личностью,29 хотя едва ли справедливо.30

О начале своей секты хлысты рассказывают много чудесного и вымышленного. По их сказаниям, первоначально Бог во плоти явился в Риме и Иерусалиме. С тех пор «сияла вера много лет и стала вера отпадать и отпадала вера 300 лет». Русские люди все спорили о том, по старым или новым книгам можно спастись. В это время жил в Костромской губ., Юрьевецком уезде, святой человек Данила Филиппович, который решил, что ни старые, ни новые книги не нужны для спасения, а нужна только одна книга, «неписанная, книга золотая, книга животная, книга голубиная: сам сударь Дух Святой». Собрал он все свои старые книги в куль и бросил в Волгу. Между тем умные люди, ввиду падения веры, «соединясь между собой тесно, послали людей на святое место. И пришли те люди, подымать стали руки на небо, сзывать Бога с неба на землю»31). По их молитве, в 1645 г. 32 на гору Городину (Владимир. губ., Муром. у.), среди облак, окруженный силами небесными, «сокатил на огненной колеснице сам Господь Саваов». Силы небесные поднялись на небо, а Саваов вселился в пречистую плоть Данилы Филипповича. С этого времени Данила Филиппович перестал быть человеком, а сделался «живым превышним Богом». Поселившись в деревне Старой (Костром. губ.), он стал проповедовать истинную веру «людей Божиих» и дал своим последователям, для руководства ко спасению, 12 следующих заповедей:

1) Аз есмь бог, пророками предсказанный, сошел на землю для спасения душ человеческих. Несть другого бога, кроме меня. 2) Нет другого учения; не ищите его. 3) На чем поставлены, на том и стойте. 4) Храните божьи заповеди и будете вселенныя ловцы. 5) Хмельного не пейте, плотского греха не творите. 6) Не женитесь, а кто женат, живи с женою, как с сестрою. Неженимые не женитесь, женимые разженитесь. 7) Скверных слов и сквернословия (слово «диавол» и пр.) не говорите. На свадьбы а крестины не ходите, на хмельных беседах не бывайте. 9) Не воруйте. Кто единую копейку украдет, тому копейку положат на томъ свете на темя, и когда от адского огня она растопится, тогда только тот человек прощение примет. 10) Сии заповеди содержите втайне, ни отцу, ни матери не объявляйте; кнутом будут бить и огнем жечь – терпите. Кто вытерпит, тот будет верный, получит царство небесное, а на земле радость. 11) Дргу к другу ходите, хлеб-соль водите, любовь творите, заповеди мои храните, Бога молите. 12) Святому Духу верьте.33

Странствуя с проповедью нового учения по разным местам Костромской, Bладимирской и Нижегородской губерний, Данила Филпппович приискал себе деятельного помощника в лице крестьянина Владимирской губ. Ивана Тимофеевича Суслова34 и в 1649 г. объявил его сыном божиим, христом. Суслов, в свою очередь, одну девицу, жившую с ним, назвал богородицей, а из числа своих последователей избрал 12 апостолов, с которыми и распространял учение Данилы Филипповича по Оке и Волге. В селе Работках (Нижегородской губ.), в старом пустом храме он устраивал свои молитвенные собрания, садился на престол и принимал божеское поклонение.35 Действия Суслова не укрылись от взоров правительства: он был схвачен и наказан на родине кнутом, а затем отправлен в Москву для допроса, но там от него ничего не могли выведать и после наказания освободили. Мало того, с помощью единомышленников ему удалось освободиться от надзора правительства и даже остаться на жительство в Москве. Оставшись здесь, он продолжал свою пропаганду, зa что не раз попадал в руки правосудия, но всякий раз благодаря своей изворотливости и денежной помощи единомышленпиков избавлялся от наказания. Последний раз Суслов был схвачен в 1672 г., но вскоре же освобожден по случаю рождения у царя Алексея Михайловича сына Петра Алексеевича. После этого он стал явно жить в Москве, где имел свой дом, называвшийся «домом Божьим» «Сионским», и спокойно прожил в нем 30 лет, продолжая распространять хлыстовщину. В 1699 г. прибыл к нему из Костромы Данила Филиппович, много беседовал с ним и 1 января 1700 г. скончался (отчего будто бы и стали праздновать новый год 1 января). Вскоре после этого Суслов должен был бежать из Москвы; 15 лет он скрывался по разным местам, наконец, удостоверясь, что в Москве про хлыстов забыли и преследования прекратились, вернулся туда, выстроил небольшой домик, который сделался вторым московским «божьим домом». Живя здесь, Суслов распространил свое учение во многих московских монастырях и в 1716 г. скончался.36

Место Суслова у московских хлыстов занял бывший стрелец Прокопий Лупкин. Около 1714 г. он объявил себя христом, а жену свою Акулину Ивановну – богородицей, окружил себя апостолами и стал распространять хлыстовское учение не только в Москве, но и в других местах, особенно в Угличском уезде Ярославской губ. В 1715 г. слухи о пропаганде Лупкипа дошли до сведения Угличского духовенства; в 1716 г. он был схвачен вместе со своими последователями и привлечен к ответственности. Но местный епископ Досифей отнесся к делу равнодушно, и все схваченные сектанты были освобождены. После освобождения Лупкин отправился в Москву и поселился там; у него в доме нередко происходили большие хлыстовские собрания. Среди хлыстов он пользовался большим уважением: навстречу ему кричали: «Царь! Царь!», крестились на него, кланялись в ноги, целовали руки. В 1732 г. Лупкип умер и погребен рядом с Сусловым в Ивановском женском монастыре, в котором жила и ревностно распространяла хлыстовщину его жена Акулина Ивановна, принявшая здесь пострижение.37

Незадолго до смерти Лупкипа над последователями его разразилась гроза: по одному доносу на хлыстовских радениях было схвачено 78 человек, в числе которых были монахи и монахини московских монастырей и хлыстовская «богородица» Анастасия Карпова, бывшая монахиней Ивановского монастыря. Началось дело; расследование его было поручено особой следственной комиссии, которая кроме схваченных 78 человек разыскала еще много других последователей хлыстовщины и раскрыла тайны хлыстовского учения. 11 октября 1733 г. состоялся приговор, по которому Анастасия Карпова и два иеромонаха Высокопетровкого монастыря Тихон и Филарет, оказавшиеся хлыстовскими пророками, были казнены, другие более видные последователи хлыстовщины разосланы по разным монастырям, иные сосланы в Сибирь. Однако это не остановило развития хлыстовщины. Напротив, сосланные и бежавшие во время следствия хлысты разнесли ее по разным другим местам.38 В самой Москве в 1740 г. явился новый христос, помещичий крестьянин (Севск. у., Орлов. г.) Андрей Петров, слывший за блаженного и потому пользовавшийся большим уважением не только простого народа, но и знатных людей. Благодаря его влиянию хлыстовщина сильно распространилась в Москве, проникла в некоторые монастыри и нашла себе последователей даже среди белого духовенства. Но последовал новый донос, и началось второе следственное дело, которое тянулось с 1745 г. до 1752 г. включительно. К делу было привлечено 416 человек, в том числе несколько священников, монахов и монахинь; многих оговоренных еще не могли отыскать. Андрей Петров благодаря заступничеству своих высоких покровительниц был освобожден. После следствия одни из хлыстов по наказанию кнутом были сосланы в Сибирь и иные места, другие препровождены на прежнее место жительства.39 Однако и после этого хлыстовщина продолжала распространяться, охватывая одну губернию за другой. Особенно расцвела она в царствование Александра I и крепко держалась в течение всего XIX в.

Из проповедников хлыстовщины XIX ст. более известны: Копылов, Радаев. Осип Дурманов и некоторые другие. Копылов, крестьянин Тамбовской губ., был аскет к ханжа по природе, а по характеру – нервный, болезненный человек, страдавший галлюцинациями. Вообразив себя Христом, он вместе с крестьянкой Татьяной Черносвитовой, которую наименовал богородицей, ревностно распространял хлыстовское учение, причем в доказательство своих слов нередко ссылался на книги Св. Писания. За свою пропаганду он был заключен в тюрьму, где и умер, оставив после себя немало последователей в Саратовской, Самарской и Екатеринославской губ., а Черносвитова сослана на поселение.40 Радаев действовал в 40-х гг. 19 ст. в Нижегород. губ. и едва ли не первый оставил письменное изложение своих верований. Считая себя воплощением Св. Духа, он смело проповедовал свое учение не только среди простого народа, но и среди православного духовенства, вступая с некоторыми из его членов в устную и письменную полемику. Все свои действия, даже самые скверные, Радаев объяснял внушениями Св. Духа и в оправдание свое говорил: «Мы знаем, что не сходны иные наши поступки с писаным законом... но что же нам делать, своей воли не имеем. Сила, во мне действующая, не дает мне покоя ни днем, ни ночью, водит меня туда и сюда».41 Осип Дурманов распространял хлыстовство в Оренбургской губ., откуда в 1892 г. был сослан на Кавказ; он учил, между прочим, что каждому духовному брату должна принадлежать духовная сестра, «достойному достойная»42; в Оренбургской же губ. распространяли хлыстовство и братья Семен и Иван Утицкие.

Пропаганда хлыстовских проповедников увенчалась полным успехом: хлыстовщина не только существует по cие время в губерниях: Воронежской, Вятской, Енисейской, Иркутской, Кишиневской, Рязанской, Самарской, Саратовской, Ставропольской, Тамбовской, Тульской, Томской, Херсонской и др., в обеих столицах, на Кавказе и в Якутской области43, но и продолжает крепнуть и шириться. В последнее же время, особенно после издания Высочайшего указа 17 апр. 1905 г. хлысты во многих местах уже открыто высказывают свое учение и ведут пропаганду, не скрывают своей вражды к православной Церкви, открыто отвергают всю внешность и обрядность ее, дерзко относятся к ее святыням, позволяя ce6е ругать св. крест и иконы неприличными словами и даже плевать на них, а над таинствами глумиться и кощунствовать.44

б) Догматическое учение хлыстов. Своему догматическому учению хлысты не придают особенно важного значения. Современные хлысты прямо говорят, что все дело в доброй нравственной жизни, в любви и что вовсе не важно так или иначе веровать – всякому можно веровать так, как кто досгиг своим умом.45 Сами хлыстовские христы и пророки часто преподают совершенно противоречивые учения и даже основные положения вероучения понимают различно. Кроме того, все хлысты хранят свое учение в глубокой тайне и не открывают его даже и по оставлении секты.46 Поэтому неудивительно, что это учение не только не приведено еще в строго определенную систему, но и недостаточно выяснено. Наиболее подробно и обстоятельно у хлыстов раскрыто учение о тесной, непосредственной связи между Богом н человеком, а в частности, учение о перевоплощении.

а) Учение о Боге, перевоплощении, об Иисусе Христе, богородице, источниках вероучения и о церкви. Бог, говорят хлысты, это – дух святости; Он один по существу и по лицу, но открывает себя в них различно: то в образе Бога-Саваова, то в образе Христа, то в o6paзе Св. Духа. Так, когда истинное богопознание и богопочитание стало падать в людях, то сошел с неба на землю Господь-Саваов и воплотился в лице Данилы Филипповича, который еще при жизни своей избрал себя в преемники Ивана Суслова и передал ему достоинство «христа». С этого времени начались перевоплощения Христа и идут почти непрерывно.47

Воплощение Христа совершается или посредством передачи христом своего достоинства другому, достойному по своим нравственным качествам, или естественным путем (от крови и плоти христа рождаются христосики), или же путем упражнения в подвигах добродетели.48 По словам одной хлыстовской песни, «Он (Христос) Пречистой своей плоти подвиг земной кончил, // А в других плотях избранных он еще кончает, //А в иных плотях избранных он еще начинает. // Бог тогда Христа рождает, // Когда все (главвым образом, страсти) в нем умирает».49

После воплощения Христа, Сына Божия, в избранных личностях Бог уничтожает в них человеческую душу и вселяет Свой божественный дух, вследствие чего они становятся «живыми богами», которым подобает божеское поклонение. Христов может быть одновременно несколько; они могут превосходить один другого и из-за этого превосходства даже спорить между собой, говоря: «Я бог великий», «А я больше тебя».50

Евангельский Христос, по учению хлыстов, был обыкновенный чсловек и родился естественным порядком от Иосифа и Марии. На 30-м году жизни, вследствие его чистоты и святости вселился в него Сын Божий, второе лицо Св. Троицы. С этого времени Он удостоился нравственного усыновления Богу Отцу и стал Христом Сыном Божиим, равным Отцу по божеским свойствам. Чудеса Его, описанные в Евангелии, нужно понимать духовно, в смысле притчей. Напр., Иисус Христос исцелял больных, воскрешал мертвых – это значит, что Он научал их добродетельной жизни. Воскресение Его Самого нужно понимать также в том смысле, что Он воскрес от греховной жизни; плоть же Его, погребенная в Иерусалиме, истлела во гробе. Настоящее Его воскресение произошло во время жизни, после 40-дневного поста. Пропостившись 40 дней, Иисус Христос взалкал, т. е., говорят хлысты, изнемог, ослабел, так что казался мертвым; но духом Своим Он победил эту смерть и ожил, после чего к нему приступили ангелы, т. е. избранные Его, и стали служить Ему, как воскресшему из мертвых. Таким образом евангельский Христос, по учению хлыстов, – это один из христов, в котором за Его чистоту и святость пребывало Божество; но таких христов было, есть и будет в человечестве столько, сколько высоких праведников на земле.51

Богородиц, по учению хлыстов, может быть и есть много. Каждая благочестивая женщина, исполняющая слово Божие, может зачать и родить по духу Христа и быть христородицею или богородицею. Поэтому все благочестивые женщины, упоминаемые в книгах Св. Писания ветхого и нового завета, – богородицы; равным образом и все благочестивые женщины-хлыстовки могут быть богородицами.52

Дух Св., по учению хлыстов, есть духовная, божественная сила, обитающая преимущественно на седьмом небе, откуда ее можно всегда «созвать», «сманить» усиленными молитвами людей божиих. Явившись с неба на землю, Дух Св. воплощается в избранного человека (пророка), и последний начинает пророчествовать, говорить на иных языках и производить непроизвольные движения.53

В тесной связи с учением хлыстов о перевоплощении стоит их учение об источниках вероучения и о церкви. Так как каждый член хлыстовской общины путем упражнения в нравственных подвигах может сделаться христом или, по крайней мере, ивбранным сосудом Духа Св., пророком, то для научения истинам веры и благочестия, говорят хлысты, источники христианского вероучения – Св. Писание и Св. Предание – не нужны и даже излишни.54 Для этой цели вполне достаточно того учения, тех «живых божественных слов», которые изрекаются их пророками и христами.

Что же касается, в частности, евангельского учения, то оно, по мнению хлыстов, имело нравственно-обязательное значение лишь для того времени, в которое жил евангельский Христос. Для настоящего же времени оно имеет такое же значение, какое для новозаветной церкви ветхий завет, т. е. подготовительное, воспитательное (Гал. 3:24).55 Поэтому хлысты называют Св. Писание «мертвыми строками» и если иногда ссылаются на него, то, главным образом, для того, чтобы показать православным свое видимое согласие с ними и тем легче привлечь их в свою секту, но сами ему не верят.56

Выходя из мысли о непосредственном действии Духа Св., хлысты считают свое общество истинной, духовной церковью, имеющей особенные, чрезвычайные дарования: дар пророчества, языков, сказания языков, а православную Церковь – внешней, плотской, имеющей лишь прообразовательное звачение. Последняя, по их словам, только «тень будущих благ, мать по плоти, кормилица»; все назначение ее состоит в указании пути «к высшему и совершенному», т. е. хлыстовству; «учение ее – детоводитель к совершенству»; таинства и обряды – «лишь тень, зеркало, символ истинных (т. е. хлыстовских) путей спасения». Кто этого не разумеет, замечают они, тот – душевный человек и не пользуется ими ни мало; кто же разумеет, тот – духовный человек: сквозь o6paз он видит суть вещи, а в символе – скрытую мысль. Для первого, как несовершенного, не постигшего истины, имеет значение и символическая, образная обрядность; для последнего же, как обладающего самой вещью и истиной, конечно, не нужны сень и образы, однако и не вредны, потому что, выполняя обрядность, он придает ей таинственное значение.57 При таком взгляде на православную Церковь и ее средства спасения хлысты, естественно, не порывают связи с ней и некоторые из них по наружности являются самыми усердными прихожанами: ходят в храм, хотя не крестятся, не становятся на колени, не подходят к кресту и вообще лишь отбывают «очередь»; исповедуются (только с некоторыми уловками)58 и даже причащаются св. таин. Впрочем, в последнее время, под влиянием рационализма, проникшего в хлыстовщину, взгляд хлыстов на православную Церковь и ее таинства значительно изменился к худшему. Так, теперь благодати хиротонии за священниками они не признают, говоря: «Была бы у них благодать, то умели бы отгадать», т. е. имели бы и дар прозрения; к таинству крещения, особенно к крещению младенцев, относятся скептически; законный брак считаютъ грехом; над таинством причащения кощунствуют (причастившись, тут же выплевывают св. дары в платок, и после употребляют как талисман для волхвования, особенно на пасеках, чтобы пчелы лучше роились); храмы православные отвергают, называя их кузницей, конюшней, свиным хлевом и т. п.; относительно мощей говорят, что это – обман, выдумка попов для сбора денег; иконы отвергают, говоря, что «он ни к чему: доска она, доской и останется»59 и. т. д.

б) Учение хлыстов о человеке, о кончине мира и загробной жизни. Отличительной чертой хлыстовского учения о человеке служит учение о предсуществовании и переселении душ – Учение о предсуществовании душ – древнеязыческого происхождения. В христианстве оно было высказано сначала некоторыми из гностиков, а потом Оригеном, который заимствовал его из философии Платона. По мнению Оригена, все души созданы Богом одновременно, при самом начале творения, но существовали в невидимом мире, как чистые духи; но затем пали. В наказание за это падение и для исправления Господь посылает их с неба на землю, где они соединяются с теми или иными телами и живут в условиях, соответствующих их нравственному состоянию. Хлысты же учат, что душа, находящаяся в известном теле, жила еще прежде, неизвестно сколько времени и в ком.60 Но откуда взялись души? Когда и как сотворены? Эти вопросы решаются различно. По верованию одних хлыстов, Бог от вечности создал бесчисленное количество душ, а дьявол каждый раз творит тело, в которое, по избранию Божию, и вселяется душа. Но со времени воплощения «саваова» в лице Данилы Филипповича свободных душ нет в запасе; их место занимают души умерших людей.61 По мнению же других хлыстов, отдельных душ нет, а во всех людях живет один и тот же божественный дух, который, оставив умерших, вселяется в рождающихся.62 Таким образом, с учением о предсуществовании душ у хлыстов тесно связано учение о переселении душ. Учение это – тоже языческого происхождения и состоит в следующем. После смерти человека душа его, если жила в хлысте, исполнявшем хлыстовские заповеди, становится ангелом; если же отличалась крайней греховностью или находилась в хлысте, не исполнявшем хлыстовских заповедей, то становится дяволом и идет в муку вечную63, или переходит в животных, соответствующих ее наклонностям64, или в нового младенца, по телу тоже нечистого, и скитается до тех пор, пока совершенно не очистится и нравственно не усовершенствуется.65

Окончательно решится участь души на страшном суде. Время наступления этого суда неизвестно – «Бог придет судить как тать, надо раньше всем нам встать»...66 Прежде всех явится с седьмого неба христос Иван Тимофеевич; раздастся глас архангела, затрубит в «трубу божью» господь-саваов Данила Филиппович, и воскреснут все «мертвые о Христе». Тогда дольние небеса, теперь нами видимые и созданные собственно для жилища «мертвых о Христе», как ненужные больше, распадутся, а над землей явится «небо ново»; сама земля обновится; все «мертвые о Христе», теперь воскресшие, пойдут от востока солнца до запада, а навстречу им, по воздуху, на облаках полетят хлысты, оставшиеся на земле в живых. Когда все соберутся, то будет произведен суд – сначала над одними хлыстами (в каждой общине своим управителем), а затем общий, страшный, над всеми людьми (христом Иваном Тимофеевичем), после чего настанет блаженное царство праведных. На небе будет устроен пресветлый град Сион с хрустальными палатами и садами роскошными; в тех садах цветы неувядающие; на цветах стоят птицы райские и воспевают песни архангельские.67 Здесь и будут блаженствовать праведные: одеваться в золотые платья, есть сладкие яства, ездить на богатырских конях, спать на божественных постелях, вообще наслаждаться такими райскими утехами, что, по словам одной хлыстовской песни, «когда б их ведали – все б женаты разженилися, не женаты – не женилися, все б святыми здесь учинилися».68

Грешники же будут вечно мучиться вместе с дьяволами. Мучения их представляются в чувственном виде.69

В настоящее время многие хлысты уже не разделяют этих верований, а некоторые не признают ни будущего страшнаго суда, ни воскресения мертвых, ни загробной жизни, говоря: «оттуда нам ничего не пишут, как там живут и что там делают, потому что самой жизни загробной нет: не можетъ быть, чтобы все встали из могил, ибо где они поместятся, когда воскреснут».70

в) Нравственное учение хлыстов. В основе нравственного учения хлыстов лежит дуалистическое воззрение, именно, что душа есть начало доброе, а тело – злое. «Плоть», говорят хлысты, постоянно препятствует душе в ее стремлениях к нравственному совершенству, идеалом которого служит достижение человеком на земле полного бесстрастия и святости – вообще такого состояния, когда он становится достойным сосудом божественной благодати и делается или христом, или пророком. Первый человек Адам оттого и согрешил, что ради угождения плоти вступил в супружество. Поэтому, только победив плоть, человек может беспрепятственно идти по пути нравственного совершенства и достигнуть полного бесстрастия и святости, или – что то же – таинственно умереть плотью и воскреснуть духом.71

Учение о таинственной смерти и таинственном воскресении имеет весьма важное значение в системе хлыстовщины, развито очень подробно н излагается в выражениях, имеющих, на первый взгляд, аскетически-христианский характер.

«Есть, говорят хлысты, смерть о Адаме и есть смерть о Христе. Смерть о Адаме есть исполнение божеского приговора: «земля еси и в землю отыдеши». Смерть о Христе есть смерть таинственная, состоящая в умерщвлении своей воли, себялюбия и гордости, в умерщвлении плоти, в полнейшем бесстрастии и святости. За сею смертью последует «погребение о Христе», т. е. отвлечение мыслей от всего внешнего и углубление в самого себя, как в могилу. Кто таинственно умрет и спогребется Христу, тот услышпт в себе внутреннее слово Духа Божия, говорящее в нем, и в глубине души своей найдет царствие Божие, которое «внутри нас есть». Кто услышит в себе этот голос «внутреннего евангелия», тот таинственно воскрес. С той минуты он делается «храмом Божьим, и Дух Божий живет в нем».72 На дальнейшей ступени своего нравственного совершенства он получает дар ведения или пророчества и становится пророком или пророчицей; а кто достигает еще большего нравственного совершенства, тот сподобляется высшего, сравнительно с пророчеством, дара ведения и дара чудотворения и становится воплотившимся Сыном Божиим, Христом. На самой высшей ступени совершенства человек обладает уже всеми Божескими совершенствами: всемогуществом, всеведением и т. д. и становится «саваовом».73

Средствами для умерщвления плоти, ио мнению хлыстов, служат: воздержание от чувственных удовольствий и спиртных напитков, беспрестанная молитва – особенно, частое произношение молитвы Иисусовой, пост и радения.

Основатель хлыстовщины Данила Филиппович требовал от своих последователей бсзусловного воздержания от сожительства с женщинами: требование это несколько раз повторялось потом христами и пророками, но с конца XVIII ст. некоторые пророки стали проповедывать о дозволительности «христовой любви», а в XIX ст. вменили уже в обязанность каждому хлысту иметь вместо законной жены свою духовницу, а хлыстовке вместо законного мужа – своего духовника. Сожительство этих духовников и духовниц должно быть духовным, хотя не будет греха, если оно превратится и в плотское, потому что «то не есть блуд, когда брат с сестрой, по взаимной склонности, имеют плотскую любовь, а блуд и скверна есть брак законный, яко противный Господу». И «если их (хлыста и хлыстовку) Дух Св. через пророков не обличает, то как смеем мы обличать и осуждать их во грехах?»74 Хлысты не считаютъ грехом одновременное сожительство и с несколькими духовницами. В Самарской губ. признают даже обязательным иметь по две жены. «Две жены, говорят они, – это два крыла; как птица не может летать с одним крылом, так и истинный христианин с одной женой не может взлететь на небо». Мало того, в целях умерщвления плоти в некоторых хлыстовских общинах практикуется даже «свальный грех»; вообще же незаконное сожительство, мена женами и поголовный разврат по домам, истощающий физические силы хлыстов, характеризует всюду последователей хлыстовщивы.75

Пост понимается у хлыстов в смысле «замора»: во время него они ничего не едят и не пьют; назначается он хлыстами добровольно, когда кто пожелает; ни правил, ни срока для него не существует. Самый большой срок – неделя. Если до окончания этого срока хлыст ослабеет, то ложится в постель и лежит по целым суткам, не принимая ни пищи, ни питья. Чтобы помочь ему закончить пост, «братья» отказываются «для него» дня на 2–3 от пищи и питья. Недельный пост считается не только великим подвигом, но и признаком редкого благочестия. В честь такого подвижника община устраивает даже особое богослужебное собрание, на котором ему воздаются почти божеские почести.76

Относительно употребления пищи хлысты не согласны между собой. Впрочем, большинство их, исходя из учения о душепереселении, не употребляют мяса, особенно свинины; некоторые же не едят картофель, лук и чеснок.

Согласно 5 заповеди Данилы Филипповича, хлыстам не дозволяется употребление спиртных напитков, а по правилам, преподанным некоторыми христами и пророками, им запрещено пить чай и кофе и курить табак. И действительно, хлысты вообще ведут жизнь трезвую, а старики, за малыми нсключениями, не пьют ни чай, ни кофе и не курят табак; однако, в последнее время в некоторых губерниях (напр., Тамбов. и Самар.) хлысты, не исключая и вожаков, нередко напивались даже допьяна.77

г) Богослужение хлыстов. Богослужение хлыстов не имеет строго определенного характера и совершается различно. Самой основной, существенной частью его являются радения.

«Радениями» называются молитвенные собрания хлыстов, сопровождающиеся пением, пляской, верчением и мнимыми пророчествами. Эти собрания происходят или в доме лица, управляющего хлыстовской общиной, или в зданиях, нарочито выстроенных для этой цели во дворе, на огороде, в саду – вообще вдали от любопытных глаз, в особой, довольно обширной комнате, называемой у хлыстовъ «собором», «Cионской горницей», «Иерусалимом» и т. п. Вдоль стен этой комнаты стоят длинные деревянные скамьи, в переднем углу – божница с иконами (Спасителя в кругу ангелов, Божией Матери, Николая Чудотворца и др.), пред которыми в подсвечниках горят свечи; на середине комнаты или в углу ставится стол, иногда с крестом и евангелием, а также одно или два кресла для кормщика и кормщицы. Пол комнаты содержится в чистоте и устилается холстом или коврами, которые на время радения убираются. В потолке комнаты бывает иногда окно (для вентиляции или для укрывательства от полиции), а посередине висит паникадило. На стенах развешаны разные картины аллегорического содержания, напр., распятие плоти в виде распятаго монаха, победа духа над плотью в виде Георгия Победоносца, поражающего змия и т. п.78

Временем собраний хлыстов бывает, большей частью, ночь под воскресные и праздничные дни и дни, чем-либо замечательные в истории секты, когда, напр., произошло что-либо важное в жизни Данилы Филипповича, Суслова и др., когда избирается новый кормщик или кормщица, принимается в общину новый член и т д. Отсюда и радения разделяются на обыкновенные, годовые и по особым случаям.

Совершаются эти радения (как все вообще, так и каждое в отдельности) крайне разнообразно, потому что все в них зависит от усмотрения руководителя радения, и последний чем более разнообразит их, тем считается выше, облагодатствованнее. Однако, общий их ход, по описанию очевидцев, можно представить в следующем виде.

Явившись на собрание, хлысты предварительно одевают особую, радильную одежду: мужчины – белые, длинные (почти до пят)79 с широкими рукавами рубахи, называемые «белыми ризами», «мантией», «парусом», а женщины – белый с крапинками сарафан или юбку. Одевши радильную одежду, мужчины подпоясываются белыми же узкими поясами, а женщины подвязывают фартук, преимущественно, белого цвета, покрывают головы белыми платочками, завязанными на затылке, и шею повязывают белыми косыночками; в правую руку те и другие берут зажженную восковую свечу, а в левую – «крыло архангела», т. е. обыкновенный, среднего размера, белый ситцевый с крапинками или полотняный платок;80 на ноги иногда надевают чулки, а чаще остаются босыми. Когда мужчины оденутся, то женщины входят в «собор» и садятся на скамьях; после этого совершается обряд взаимного «прощения» или другой какой-либо,81 затем вечерня или акафист, молебен или панихида, или несколько из них вместе, и, наконец, начинается самое радение. По знаку руководителя, женщины запевают одну из хлыстовских песен82, а мужчины, с руководителем впереди, образовав круг,83 ходят в такт песни друг за другом. Затем руководитель, обратившись лицом к середине круга, начинает прыгать с одной стороны на другую, за ним тотчас то же самое проделывает следующий хлыст, за этим третий и т. д. .Между тем, лишь успеет кончиться первая песня, как женщины начинают вторую, затем третью и т.д.; радеющие приходят все в большее и большее возбуждение, движения становятся быстрее, песни веселее и разухабистее; некоторые из хлыстов начинают издавать звуки подобно кузнечному меху: х! х! х!, другие выкрикивают в такт песни первые и последние части строф, напр.: «Царь...гой!», «На...гой!», «Ты...ставь!»,84 третьи охают и ухают: ох! ух! ох! ух! иные ржут, мяукают и т. п., – все топают ногами, машут руками и поворачиваются по солнцу у каждаго угла. Это радение – круговое или хороводное, называемое еще корабельным или Давидовым. Оно обыкновенно сменяется одиночным, которое состоит в том, что каждый вертится в одиночку на своем месте, слева направо, на пятке правой ноги и опираясь несколько левой о пол; вертится непременно по солнцу и очень быстро (подобво вихрю), при этом иные трясутся, ломаются как бесноватые, рвут волосы на голове и кричат: ой-бог! ой-царь! царь-бог! благодать! и т. п. Одновременно с этим радением часто совершается радение в схватку, когда двое, обхватив друг друга руками, вертятся по комнате. Это paдение сильно возбуждает хлыстов. Затем есть еще радение стенкой, когда один ряд хлыстов бежит навстречу другому и, пробежав промеж друг друга, поворачивается и опять бежит так же назад («стена на стену»), и радение крестное, иначе Петров крест, когда разом перебегают от всех четырех стен в противоположные стороны, образуя форму Петрова креста, или Андреев крест, когда 4 хлыста, став по углам «сионской горницы», или «собора», разом перебегают наискось из одного угла в другой.

Радение хлыстов производит ужас на постороннего зрителяю «Чувствуется что-то демоническое в этом необузданном религиозном обряде хлыстов; невольно думается, не попал ли в дом сумасшедших или бесноватых, и нужны крепкие нервы и немалая сила воли, чтобы, хотя короткое время, оставаться свидетелем их дикой пляски», – говорит очевидец (херсон. миссионер Кальнев).85 Продолжается оно до полного изнеможения радеющих: обессилев, они тут же падают.

Когда радение достигает высшей степени напряжения, вдруг кто-нибудь из хлыстов приходит в исступление, начинает тяжело дышать и вскрикивать: «Вот катит! вот катит! Дух свят!... Дух свят!... Накатил!... Накатил!..., а затем, не помня себя, произносит скороговоркой или нараспев несвязные речи, которые считаются пророчествами. В это время все сектанты падают ниц и со вннманием слушают его «пророчество». Впрочем, в настоящее время в некоторых кораблях пророчества произносятся в то время, когда радеющие находятся еще в более нормальном состоянии; а в иных кораблях пророк даже обдумывает свои, якобы вдохновенные, речи, стараясь сообразовать их с действительными обстоятельствами жизни общины и членов ее.86 В них пророк, подбирая слова в рифму, то «говорит судьбу» корабля, предсказывая ему мир, благоденствие, счастье, спокойствие и т. п., то назидает, утешает или обличает кого-либо из членов.87 Все пророчества, каковы бы они ни были, хотя бы представляли собой бессмысленный набор слов и даже отдельных звуков,88 признаются хлыстами за откровение Св. Духа и толкуются на разные лады. Когда пророчество кончится, то хлысты быстро поднимаются на ноги и поют хоромъ какое-нибудь церковное песнопение, напр.: «Светися, светися, новый Иерусалиме», «Небеснаго круга верхотворче Господи», разумея под Иерусалимом свой корабль, обновленный накатившим на него духом, а под небесным кругом – свой круг пляшущих. По окончании пения все земно кланяются пророку, благодаря его за пророчество, и снова принимаются за верчение и пляски под свои песни, пока дух не накатит на другого пророка, и т. д.

Особенной продолжительностью отличается радение годовое, совершаемое, большей частью, под Духов день.89

Из обрядов, совершаемых во время радения, наиболее важны: принятие в секту, заменяющее собой крещение, причащение и исповедь.

Обряд принятия в секту, известный еще под названием «привода», «перерождения», совершается различно. Так, самарские хлысты принимают в свою секту с клятвенным отречением от миpa, отца и матери, причем новоприсоединенному дают наставление, чтобы он дурного не говорил, с мужиками не дурил, о тайнах секты никому не рассказывал, страдал терпеливо и признавал бога «на кругу». У тамбовских хлыстов-постников чиноприем состоит в следующем: после говения – сначала семидневного, а потом сорокодневного, – нового члена приводят в собрание, где услаждают его пением и плясками с зажженными свечами, затем заставляют отрекаться от Спасителя и Божией Матери, причем ставят его ногами на иконы, берут клятву не открывать хлыстовских тайн, хотя бы пришлось пострадать за это, и отбирают клятвенную расписку, написанную кровью из мизинца правой руки.90 В некоторых общинах принимаемого заставляют подползать на коленях к каждому сектанту, участвующему в собрании, кланяться в ноги и целоваться со всеми присутствующими;91 в других общинах кормщик и сектанты бьют принимаемого жгутами до тех пор, пока он не упадет, затем берут с него клятву, снимают одежду и бросают ее в печь, а его одевают в «белые ризы» и т.д. 92

Обряд причащения совершается различно. Одни причащаются хлебом и водой или квасом, другие медом, иные (оренбургские хлысты) – слюной своего лжепророка и даже мочой своей богородицы (хлысты Петроград, губ.); некоторые целуют колено или другую часть «святого и животворящего тела» богородицы, казанские глотают огонь от 7 свечей.93 Существует даже мнение, хотя и маловероятное, что некоторые причащались грудью девицы-богородицы и телом и кровью христосиков.94

Исповедь в Тамбов. губ. совершается пророками и состоит в следующем: сначала все подходят к пророку, исповедуются и целуют его в уста; затем идут к другому хлысту и тот что-то читает по книжке, а от него подходят к богородице и целуют портрет Анисии (бывшей, ныне умершей, богородицы), находящийся у нее на груди, и, наконец, делают три поклона с крестом.95

Кроме описанных обрядов, у хлыстов существуют и другие, напр., обряд перевоплощения христа96, распятия97 и т.п., но все они не имеют особенной устойчивости и определенности, очень часто разнообразятся и заменяются новыми, по усмотрению кормщика или кормщицы.

После радения присутствующие иногда угощаются чаем и закуской, а иногда предаются свальному греху, не разбирая ин пола, ни возраста, ни уз родства. Впрочем, в настоящее время свальный грех творится далеко не во всех хлыстовских общинах во время радений. В Самарской губ. его нет; однако незаконное сожительство, мена женами, поголовный разврат по домам существует у хлыстов всюду. Этому разврату хлысты придают какое-то священное значение и называют «христовой любовью». Они думают, что этим общим развратом истребляется грех, который будто бы может быть уничтожен только грехом же, и усмиряется плоть женщины; а чем более изнуряется и умерщвляется плоть, тем скорее уничтожается пламень страстей и человек достигает бесстрастия и чистоты телесной н духовной.98

По мнению хлыстов, радения имеют весьма важное значение в деле спасения, так как посредством них человек совершает приятную службу Богу, привлекает к себе благодать Св. Духа, умерщвляет плотские страсти и духовно возвышается, совершенствуется. Имея такое значение в религиозной жизни хлыстов, радения более всего способствовали и способствуют развитию и процветанию хлыстовщины. Сами сектанты всему на свете предпочитают их, всячески отстаивают и оставить не могут.99

д) Устройство, быт и внешние признаки хлыстов. Хлысты живуг отдельными, независимыми друг от друга общинами, которые называются «кораблями». Во главе каждого «корабля» стоит «кормщик» (иногда христос или пророк), который пользуется громадным уважением со стороны членов общины и имеет неограниченную власть над кораблем. Он определяет время п порядок богослужебных собраний и занимает в них первое место. Второе место после кормщика занимает «кормщица». Она вместе с кормщиком, а после его смерти и одна, управляет кораблем и обычно руководит радением; ей, главным образом, предоставляется право принятия новых членов в общину, она же более других заботится, чтобы неженатые хлысты не женились, а женатые разженилась, и нередко воспитывает у себя по несколько девиц, которые в собраниях могли бы вдохновляться и пророчествовать. Часто она же бывает богородицей или пророчицей. Кроме этих главных начальствующих лиц, в корабле бывают и другие, напр., у кормщика помощник, а у кормщицы – помощница; затем, в каждом корабле есть свои пророки, пророчицы, ангелы, архангелы, апостолы, евангелисты,100 проповедники и т. д. Рядовые члены общины подразделяются на три разряда: одни допускаются на простые беседы хлыстов, другие – на обыкновенные богослужебные собрания, а третьи – на годовые и чрезвычайные.101

Все члены хлыстовских кораблей составляют собой тесно сплоченное общество, которое живет одними и теми же интересами, одной жизнью. Друг к другу они относятся очень дружелюбно; никогда не сквернословятся и в разговорах избегают даже слов: дьявол, сатана и т. п.; при встрече, в знак уважения низко кланяются друг другу и даже зовут друг друга не иначе как ласкательными именами: Иванушка, Марьюшка, братец, сестрица и т. п. Ко всем же посторонним лицам, а в особенности к православным, относятся крайне враждебно и презрительно. По словам их песен, православные – это «злой мир, житейский род», «неверный народ», «злые люди», «тати» и т. п., а правительственные лица – «черные враны», «кровожадные звери», «волки злые» и т. д., с которыми нужно бороться и избегать каких бы то на было сношений.

«Белые голубицы! – говорится в одной песне. – Чистотой вы одевайтесь, верой возвышайтесь, А по чистому полю гулять берегитесь, Со злым миром не водитесь, У него не учитесь...»102

К общественной жизни хлысты относятся холодно, но при помощи интриг и подкупа умеют поставить дело так, что жизнь общества, к которому принадлежат, принимает во всех отношениях желательное им направление. Распоряжения начальства выполняют старательно, подати платят исправно и потому в глазах властей считаются самыми надежными и аккуратными людьми. В семейном отношении хлысты очень не привлекательны: среди них царят крайнее распутство, разврат. Mесто законной жены занимают духовницы; законные дети до принятия в хлыстовство считаются не более как куском мяса и называются «грешками», «щенятами», «бесенятами» и т. п.; мало того, против рождения их принимаются всевозможные меры, до вытравления плода включительно; наконец, не редки у них случаи и детоубийства.103

Опознать хлыстов крайне затруднительно, так как они всемерно стараются не выдавать своей принадлежности к хлыстовству: поэтому на 3-м всероссийском миссионерском съезде установлены были внешние признаки для опознавания хлыстов. Признаки эти следующие: 1) народная молва, обстоятельно проверенная; 2) самочинные собрания по ночам; 3) легкость половых отношений, сопровождающаяся нередко разрушением семейных уз и нескрываемыми прелюбодейными связями; 4) воздержание от мясной пищи и, особенно, свинины; 5) неупотребление спиртных напитков; 6) внешний вид хлыста – истомленное постом, изжелта-бледное лицо, с тусклым почти неподвижным взглядом, гладко причесанная и обильно умащенная маслом голова у мужчин, белый платок на голове – у женщин; вкрадчивая, проникнутая притворным смирением речь, постоянные вздохи, порывистые движения, нервные подергивания тела, своеобразная, какъ у солдат, походка; 7) присутствие в домах хлыстов картин мистического содержания (напр., «Укрощение бури на озере Иисусом Христом», картина суда-рая с птицами и т. п.); 8) нехождение на крестины и свадьбы, брезгливое отношение к акту рождения детей, к родильнице и к самим новорожденным; 9) называние друг друга уменьшительными именами и 10) особенная любовь к сластям.104

Разделение хлыстовщины на толки

Признавая единственным источником вероучения учение своих хлыстов и пророков, из которых каждый выдает свое учение за откровение Св. Духа, хлысты не имеют твердого объединяющего начала и, следуя за вожаком, легко могут изменять свои верования. Поэтому неудивительно, что как только некоторые из их пророков, пользуясь своим авторитетом в корабле, стали допускать отступления даже от основных пунктов хлыстовского учения и вводить существенные изменения в богослужебном культе105, а проповедники рационалистических сект начали усиленно распространять среди хлыстов рационалистические и даже атеистические идеи, в хлыстовщине началось сильное брожение и дробление на толки.106 Из числа этих толков наиболее известны следующие:

а) «Серые голуби» или «Божии голуби» – секта, существующая в Самарск. губ.; занесена она сюда в 30-х г.г. XIX ст. из Сибир. г., Ардатов. у. От хлыстов «серые голуби» отличаются только тем, что вступают в брак церковный, родят детей, но законных жен считают ниже прислуг и имеют «сестриц», с которыми живут «христовой любовью», т. е. в незаконной связи, а кроме того, устраивают свои радения обязательно с пятницы на субботу и Пасху празднуют вместе с евреями.107

б) Беседники. Секта «беседников» или «чернецов и черничек» появилась в Самарской губ. в 30-х гг. XIX ст.; занесена она сюда из с. Прислонихи, Сибирской губ. В настоящее время «беседники» встречаются в Казанской, Оренбургской в Астраханской губ., на Кавказе и почти во всей южной России.108 По характеру своего учения и культа, секта «беседников» представляет собой «несколько реформированное и упрощенное хлыстовство». От хлыстовщины она отличается, главным образом, тем, что не разделяет учения о перевоплощении, предсуществовании душ и душепереселении. В основу религиозно-нравственной жизни «беседников» положено начало аскетизма. Живут они большими общинами, имеющими чисто монастырское устройство, причем над мужчинами начальствует женщина, а над женщинами – мужчина, и носят темное платье. Затем, признавая важное значение за девством и безбрачием, брака, однако, не отвергают.109 Радения у них совершаются редко, с большими предосторожностями и лишь в кругу избранных,110 а чаще всего бывают беседки (отсюда – беседники), т. е. такие молитвенные собрания, на которых читается Св. Писание, жития св. подвижников, поучения св. Димитрия Ростовского, Тихона Задонского и др., с пояснениями и толкованиями, и поются православные церковные песнопения н особые канты.111

в) Монтаны. Секта монтанов впервые обнаружена в 1835 г. в с. Дубовом Умете, Самар. губ. и уез.: называется она так потому, что некоторыми пунктами своего учения напоминает учение древнего еретика Монтана (II в.), который учил о непосредственном, помимо иерархии и таинств, общении Бога с людьми и называл себя Параклитом, а двух своих спутниц – Присциллу и Максимиллу – пророчицами. Начало этой секте положил крестьянин Сибирской губ. Bacилий Белопортков, упрочил ее крестьянин той же губернии Василий Никифоров Щеглов (отсюда названия щегловщина, никифоровщина). Выдавая себя за божественного посланника, действующего по непосредственному внушению Св. Духа, он странствовал по всему Заволжью и ревностно проповедывал «правый путь к Царствию Небесному», стараясь внушить слушателям, чго Церковь с ее духовенством и таинствами не в силах указать этот путь. Содержа в общем хлыстовское учение, монтаны, однако, не веруют в предсуществование и перевоплощение душ; нет у них ни христов, ни пророков; заведывающие их общинами и молениями называются только «большаками», «старшими братцами», «ангельскими душеньками». Никакой системы нравоучения у монтанов нет. Радения их отличаются простотой и однообразием; придя в возбужденное состояние, одни из них бросаются на пол или скамью и начинают смеяться, рыдать (отсюда – смехорыдающие) и т. п., другие – пророчествовать. После пророчеств четверо мужчин устрояют из двух широких полотенец, растянутых во всю длину, «престол», по углам которого стоят монтаны с 4 зажженными восковыми свечами; пред этим престолом все присутствующие поют так называемые «Божьи суды», числом 9. В конце радения монтаны нередко, чтобы изгнать из плоти беса, по выходе которого будто бы вселяется Дух Божий, свив жгуты из полотенец, бьют себя нещадно по спине, а под большие праздники причащаются какими-то желтоватыми пряниками, опущенными в щи.112

г) Мормоны самарские. Секта «мормонов» появилась в Самарской губ. в конце 40-х гг. XIX ст. и подразделяется на собственно мормонов (в Ннколаев. и Бузулук. уез.) и методистов (в Новоузен. yез.). Основателем ее был крестьянин Новоузенского уезда Иван Григорьев Каныгин. Учение этой секты представляет собой смесь хлыстовских понятий с молоканскими. От хлыстов мормоны отличаются, главным образом, тем, что отвергают «свальный грех» и допускают вместо него, под именем духовного брака, многоженство, отчего и называются мормонами, хотя с настоящим мормонством не имеют ничего общего. В частной жизни мормоны, в противоположность методистам, отличаются большой воздержанностью. В последнее время они стали селиться хуторами, в которых свободно устраивают своя радения. В их общинах каждый член исполняет особое назначение и имеет свою кличку, напр., рука, нога в т. п., но в то же время для вожаков оставлены общехлыстовские наименования: «пророк», «христос», «саваов», «богородица».113 Отношение мормонов к православной Церкви и ее святыням крайне отрицательное.114

д) Голубчики или голубцы. Эго – хлыстовский толк, появившийся в 70-х гг. XIX ст. и распространенный преимущественно в Саратовской губ., а отчасти в Поволжье и на Кавказе. От других хлыстовских толков он отличается особенно враждебным отношением к православной Церкви с ее епархией, таинствами и обрядами.115

е) Шалопуты116 – это последователи той же хлыстовщины, только с некоторыми, довольно значительными, уклонениями от нее. Начало шалопутству как секте положил крестьянян с. Перевозова, Тамбов. губ., Порфирий Петров Катасонов. объявивший себя в 1875 г. «живым богом» и пользовавшийся громадным уважением шалопутов. После его смерти ( 1886 г.) во главе шалопутских общин стал мещанин г. Ейска, Кубан. обл., Роман Петрович Лихачев, но вскоре встретил себе опасного конкурента в лице мещанина г. Георгиевска Ставроп. губ. Петра Лордугина. В настоящее время у шалопутов имеет большое звачение быв. солдат Григорий Шевченко, человек «продувной» и корыстолюбивый, который распространяет шалопутство преимущественно в малороссийских губерниях. Благодаря деятельности указанных лиц шалопутское yчениe распространилось почти по всей Poccии, особенно же на северном Кавказе и в Малороссии.117

Вероучение шалопутов, их культ и отношение к браку очень сходны с хлыстовскими, почему долгое время этих сектантов смешивали с хлыстами; однако, при внимательном рассмотрении оказывается, что между ними есть значительная разница. Так, по учению шалонутов, богородицей может быть не только женщина, но и мужчина, потому что христос рождается словом или научением, а это может сделать как женщина, так и мужчина. Равным образом и христос может быть как мужчина, так и женщина, потому что христос может вселяться однако в мужчин и женщин. Наконец, шалопутские пророки – это не плясуны и организаторы хлыстовских paдений, а воспитатели, пестуны общества. Приняв в себя Духа Божия, они должны руководствоваться только Его внушениями; как носители благодатных даров, должны отличаться святостию жизни и безукоризненным поведением, как прозорливцы – знать настоящее, прошедшее и будущее.118 К своему служению они подготовляются 40-дневным постом («залегают на пост»), причем некоторые от истощения умирают, иные сходят с ума, а большинство прибегает к плутовству; добывают пищу и питье через приближенных «братцев» и сестриц и скрытно от всех подкрепляют свои силы. В последнее время, под влиянием штундизма, молоканства, духоборчества и толстовства шалопуты завели в своих общинах «старших братьев» и «пресвитеров», назначаемых «христами», стали высказывать и проводить в жизнь чисто социалистические и коммунистические идеи, напр., ввели общность труда, орудий для его производства, земли, имущества, денег и скота, учредили особый шалопутский суд, решениям которого все подчиняются беспрекословно, и т. п.119

ж) Новохлысты. Секта «новохлыстов» появилась в 1890 г. в Кубанской области. Основателем ее считается майкопский мещанин Евдоким Козин, бывший хлыст по убеждениям, а ревностным распространителем – некто Бондаренко. По характеру своего учения новохлыстовщина резко отличается oт хлыстовщины, так как на ней сильно отразились пантеистические и материалистические идеи нашего времени.

Единственным источннком вероучения и нравоучения новохлысты признают человеческий разум. «Мы принимаем из писания только то, – говорят они, – что нам нравится, а что не нравится, то отвергаем и работаем собственным умом». Бог, по их учению, есть дух, внутренне пребывающий во всем, что обладает от природы способностью самостоятельного движения. Отдельно от мира, самобытно, он не существует, а разлит неравными частями во всем животном мире, так что всякое животное, даже последняя козявка имеет в ce6е частичку Божества. До сотворения мира и человека Бог пребывал в какой-то неопределенной, бесформенной массе, но затем стал отделяться от нее и облекаться плотью. Облекшись плотью, Он получил возможность творить мир словом. В это время появилась и Троица: первое лицо – это дух, второе – плоть и третье – слово. Таким образом Бог есть тот же во плоти человек, только бесконечно могущественнее его. Кто был первый человек, неизвестно; но несомненно, что до Адама было много людей, которые по своей жизни не отличались от животных. Когда же Бог избрал одного из них и просветил его, или иначе – когда дух вошел в человека, то последний узнал, что он сотворен по образу Божию, и чрез это получил блаженство или рай. От этого человека произошел род людей благочестивых, т. е. новохлыстов. Один из этого рода, будучи прельщен природой, стал жить, как ему хотелось, за что и был изгнан из рая. Этот изгнанник – не кто другой, как библейский Адам. В теле каждого человека живет один из ангелов, которые разделяются на видимых, невидимых и злых. Видимые находятся в новохлыстах, потому что они видят Бога, невидимые – не в новохлыстах, так как они не видят Бога, а злые – в новохлыстах, не исполняющих новохлыстовских заповедей. Зло в мире происходит от самого человека или, вернее, от природы, которой он прельщается. Об Иисусе Христе новохлысты учат, что Он был обыкновенный человек, который всю жизнь свидетельствовал словом о Боге. Слово Его в некоторых вселилось и чрез это приблизило их к Богу. Но другие не поняли Его учения н распяли Его, почему Он назван Христом, что значит «распятый». После смерти Христос воскрес, но не телом, а Своим учением, в душах своих последователей, и вознесся на небо – «на них бо», т. е. на главы своих учеников, духом. Он придет вторично на землю, как могущественный человек, будет жить несколько лет, и слава о Нем пройдет по всему миру. Целью Его пришествия будет обличение не признавших новохлыстовского учения; обличение это будет так сильно, что совесть каждого человека как бы сожжет его, поэтому необходимо всем спешить вступлением в новохлыстовщину.

Перевоплощеше Христа новохлысты отрицают, душепереселение же признают.

Нравственное учение новыхлыстов заключается в следующих заповедях: не убивай делом и словом, не кради, не суди, не завидуй, оказывай помощь каждому, если только это принесет ему пользу, трудись и не гордись, просвещай других словом, т. е. пропагандируй yчение своей секты. В пищу можно употреблять только растительное и молочное, а мяса и яиц нельзя, потому что в мясе кровь затемняет ту невидимую бессмертную плоть в каждом сектанте, в которой пребывает разумный дух его, а в яйце заключается (потенциально) не только мясо будущего цыпленка, но и все насекомые, гады, все нечистое, так как курица кроме зелени ест насекомых, червяков, гадов, копается в навозе и т. п.

В богослужебном культе новохлысты совершенно сходны с хлыстами.120

з) Хлысты Киселевского толка. Хлысты-киселевцы первоначально назывались «иоаннитами», по имени прот. Иоанна Ильича Сергиева Кронштадтского, которого боготворят, но в 1912 г., определением Св. Синода от 13–21 апреля, им усвоено настоящее название, по имени главной основательницы секты, мещанки Матрены (Порфирии) Ивановой Киселевой. Зачатки Киселевскаго толка, как можно предполагать на основании некоторых данных, появились еще в 80-х гг. XIX ст., когда вокруг высокой и светлой личности о. Иоанна стали собираться темные личности с хлыстовской настроенностью. Официально же он стал известен с 90-х гг. того же столетия. Первыми вдохновителями или вожаками его были: «старец» Hазарий, крестьянин Новгород. губ., и Петроградский мещанин Михаил Иванов Петров. Что же касается Порфирии Киселевой, то она сначала была лишь одной из прислужниц «старца» Назария, исполнявшей его поручения по раздаче милостыни, но потом заняла одно из первых мест в секте и слыла в народе «богородицей». В иоаннитских брошюрах она восхваляется как «дева чистая, непорочная, которая ложа баззаконого не познала, мудро и законно подвизалась», как «дщерь Царя небесного», светлая, премудрая личность», «великая праведница, добрых святых дел которой не описать на бумаге чернилами» и т. п. В действительности же это была необразованная, но ловкая женщина, умевшая выходить чистой из всех грязных историй и даже пользовавшаяся расположением и защитой о. Иоанна Кронштадского. В 1896 г. в числе главарей секты стал крестьянин Bасилий Федоров Пустошкин.

Живя в Кронштадте и вращаясь в кругу богомольцев, приезжавших сюда со всех концов России, эти лица всячески старались показать последним свою близость к о. Иоанну,121 а своим лицемерным подражанием воздержанию, молитвенности и милосердию его постепенно приобретали ореол праведности. Чтобы успешнее действовать на богомольцев-простолюдинов, они стали устраивать странноприимные квартиры и всем поселившимся в них внушать, что о. Иоанн – святой человек, великий праведник, и что в нем почивает Сам Бог; рассказывали о его чудесах, говорили о близкой кончине мира и спасении только в Кронштадте чрез о. Иоанна; советовали продать все движимое н недвижимое имущество, поселиться в Кронштадте и передать все свои средства в их общину. В тех же целях они стали заводить мастерские для ручного труда (особенно для плетения венчиков), где установили чисто монашеский режим. Затем, для уловления лиц, живущих вне Кронштадта, и получения разных жертв, якобы «для дорогого батюшки», стали рассылать своих продавщиц венчиков всюду. С наступлением 1905 г., когда поднялось сильное движение против православной веры и самодержавия и о. Иоанн открыто выступил со словом обличения против крамолы и иных скрытых язв нашей церковной и общественной жизни, киселевцы, во главе с банщиком, крестьянином Смолен. губ. Николаем Ив. Большаковым и Пустошкиным, как бы в тон ему выступили с целым рядом изданий, где стали проводить свои, чисто сектантские мысли и взгляды. Для распространения своих изданий и учения главарями секты был организован целый отряд книгонош (по некоторым сведениям, в числе 2000 человек) и разослан по всей России. Благодаря таким мерам, киселевщина распространилась с чрезвычайной быстротой, так что в настоящее время последователи ее живут почти по всей Pocсии и имеют свои дома, приюты, книжные лавки, мастерские; центром их служит Петроград.122

Вероучение хлыстов-киселевцев с точностью еще не определилось. Известно только, что многие из них почитают о. Иоанна Кронштадтского Богом во плоти123, почему портреты его чтут наравне со святыми иконами и зажигают пред ними лампадки; верят в скорое пришествие Христа Спасителя для совершения страшного и последнего суда124; Порфирию Киселеву почитают «богородицей», могилу ее (на Ораниенбаумском кладбище) чтуг, как святыню, читают над ней акафисты, поют молебны, а могильный песок разбирают на память125; старца Назария почитают за ап. Иоанна Богослова, а Михаила Петрова – за Михаила архангела; наконец, они отрицают брак и употребление мясной пищи.126

Впрочем, есть среди киселевцев немало таких лиц, которые, не разделяя этого учения или, вернее, ни во что не веря, под личиной почитателей и поклонников о. Иоанна, только эксплуатируют простой народ, а те, кого они эксплуатируют, слепо идут за ними, не ведая, что творят. Наконец, некоторые считают о. Иоанна только великим молитвенвиком, а Порфирию Киселеву – обыкновенной женщиной. Поэтому не все они могут быть причислены к сектантам-киселевцам.

Богослужебный культ киселевцев вполне не установился. На своих собраниях они поют, наряду с церковными песнопениями, песни в честь о. Иоанна Кронштадтского, напр., «Ты сподвижник всего рода», и Порфирии Киселевой, напр., «Дева чистая Порфира»; читают акафист о. Иоанну, составленный одним из распространителей киселевщины, крестьянином Костромской губ. Иваном Артамоновым Пономаревым; произносят поучения против людских пороков, затем читают выдержки из дневника о. Иоанна «Моя жизнь во Христе», повествуют о бесчисленных чудесах его127 и т. п.

Св. Синод, ввиду быстрого распространения иоаннитства, в своем постановлении 4–11 декабря 1908 г. определил: а) учение Иоаннитов, признающих о. Иоанна Сергиева Богом, считать учением еретическим, кощунственным и богохульным, сходным с хлыстовством; б) поручить духовенству с особою осторожностью относиться к лицам, подозреваемым в принадлежности к «иоаннитам», при совершении над ними таинств, требуя от них отречения от главных заблуждений «иоаннитов», и в) лиц, упорных в «иоаннитстве», после увещаний, подвергать отлучению oт православной Церкви.128 В 1912 г. Св. Синод вновь подверг обсуждению вопрос об Иоаннитах, причем присвоил их нынешнее название, воспретил всякие молитвословия в часовне над могилой Порфирии Киселевой; предал осуждению журнал «Кронштадтский Маяк» с приложениями к нему и разные брошюры, изданные редакцией этого журнала129, особенно за подписями Большакова и Пустошкина, а также акафист Пономарева, «как содержащие в себе и защищающие кощунственное, богохульное и еретическое учение секты хлыстов Киселевского толка»; вменил в обязанность духовенству, миссионерам и миссионерским учреждениям употреблять против киселевцев те же меры, что и против хлыстов, и неослабно наблюдать за книгоношами эгой секты, пресекая всеми законными способами их вредную деятельность; наконец, разослал от своего имени послание, в котором выяснил гибельность лжеучения киселевцев.130

и) Чуриковцы или братцы-трезвенники. Основателем этой секты является крестьянин Самарской губ., Новоузенского уезда, дер. Передового Поселка Иван Чуриков. Сначала он распространял «беседничество» в г. Новоузенске, а затем переехал оттуда в Петроград и здесь стал устраивать собрания с богомолением, проповедями, пением, благославением, исповедью и помазанием елеем больных. За это его не раз высылали из Петрограда, однако по возвращении он снова принимался за свою деятельность. Число последователей его быстро увеличивалось и в настоящее время считается тысячами; на станции Вырица (56 вер. от Петрограда) им выстроен поселок трезвенников въ 50 домов и дача-дворец для себя, где он и живет постоянно со своими ближайшими последовательницами, «сестрицами», выезжая в Петроград для устройства собраний два раза в неделю. Из последователей Чурикова большое значение в деле распространения его учения имели отставной артиллерийский бомбандир Дмитрий Григорьев (из Колпина, Петроград. губ.) и Иван Колосков, крестьянин Тульской губ., которые в 1907 г. переехали для этой цели в Москву на жительство. В учении, внешней обстановке и приемах проповедничества оии совершенно подражали своему учителю и также имели при себе молоденьких девиц, называя их сестрицами. Учение Чурикова и его учеников чисто хлыстовское. Так, о Боге они учат неопределенно и никогда не говорят о троичности лиц; Иисуса Христа признают обыкновенным человеком, грешником, лишь по достижении 30 лет обращенным на путь истины девицею Марией, которая только в этом смысле и может быть названа матерью Его; таинства св. Церкви или извращают (причащение и елеосвящение), или совсем отвергают (брак); Церковь православную называют мертвой и говорят, что через причащение она делает людей с детства пьяницами; учат о перевоплощении душ, неедении мяса и особенно свинины и т. д. Несмотря на такое учение, Чуриков, Григорьев и Колосков, прикрываясь своим внешним благочестием, набожностью и трезвостью, долгое время скрывали свое сектантство и выдавали себя за православных, но в последнее время с них маска снята и они признаны как духовной, так и гражданской власью хлыстами131, причем первой отлучены и от Церкви.

к) Подгорновцы. Эта секта возникла в последней четверти XIX ст. в Харьковской губ. и скоро распространилась не только здесь, но и в соседних с ней Курской и Полтавской губерниях. Основателем ее был крестьянин с. Тростанца, Ахтыр. у. Харьк. губ., Василий Подгорный (отсюда название секты). По внешности это был человек очень благочестивый: неопустительно посещал богослужение, путешествовал несколько раз на Афон и устроил на своей земле женскую общину, которая вскоре же была обращена в монастырь. Однако благочестие его было лицемерным: наряду с указанной общиной он устроил несколько тайных обществ, набрал туда молодых женщин и девиц, с которыми открыто развратничал и всячески старался подорвать основы семейной жизни и уважение к Церкви православной, таинствам, богослужебным обрядам к к духовенству. За это в 1892 г. он был заключен в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, однако и оттуда путем переписки продолжал влиять на своих последователей, число которых все более и более увеличивалось; вскоре организовалась определенная секта. По учению этой секты, ни одна женщина не должна дорожить своим целомудрием, чтобы не гордиться перед другими и не погибнуть для Царствия Божия, а должна дозволять пользоваться собою всякому мужчине, хотя бы калеке; отсюда растление девиц и беспрекословное сношение женщин с разными мужчинами является основным требованиен ее. Впрочем, секта эта просуществовала недолго: будучи в монастыре, Подгорный оставил свое лжеучение, принял монашество с именем Стефана и в 1914 г. умер: общины его распались, а мноие из его последователей оставили свои заблуждения и поступили в монастыри, хотя не перестают чтить Подгорного, как святого, на брак смотрят неодобрительно, к духовенству питают только внешнее уважение и т. п.132

л) Новый Израиль. Секта «Новый Израиль»133 или «ново-израильская община евангельского вероучения» есть разновидность хлыстовства; основателем ее считается мещанин г. Боброва. Воронеж. губ., Василий Лубков, по фамилии которого последователи этой секты называются еще лубковцами. Лубков родился в православной семье, но в молодых годах совратился в хлыстовство и за кощунство над св. иконами был сослан в г. Ардаган, Карсской области, где пробыл 3 года. Оттуда он вернулся на жительство в родную губернию и поселился у своего дяди Петра Лубкова (хлыста) в поселке при станции Таловой (Ю.-В. ж. д.). По смерти хлыстовского Христа Василия Мокшина (в 90-х гг. прошлого столетия), Василий Лубков сделался его преемником и объявил себя «вождем ново-израильского народа», «царем 21 века»,134 «сыном великого и славного эфира». С этого времени новоизраильская секта стала быстро распространяться во многих крупных центрах хлыстовства; с особенной же силой она проявила свою жизнедеятельность со времени издания высочайших указов 17 апреля и 17 октября 1905 г. В настоящее время последователи ее находятся в губерниях: Екатеринославской, Смоленской, Владимирской, Воронежской, Харьковской, Таврической, Ставропольской, в области войска Донского, в Тверской области и многих других местах Европейской Pocсии, а также в Сибири; центром же служит г. Ростов-на-Дону, где живет теперь Лубков.

Вероучение «Нового Израиля», как видно из его катехизисов135 и писем руководителей, очень сходно с хлыстовским, только идея живого Бога, лежащая в основе хлыстовства, в нем более подробно развита, а основания для учения заимствуются из Библии, при чем библейские места и факты толкуются крайне иносказательно или, как выражаются сектанты, «по духу». Так, о Боге, о Хрисге, о перевоплощении, о Божией Матери и пр. «Новый Израиль» учит так же, как хлысты, именно: Иисус Христос – это простой человек, родившийся естественным образом от мужа и жены, но освященный от чрева матери, подобно другим духоносным людям (Терем. 1,5; Лук. 1, 15); в Нем только временно воплотилось Божество, Божия премудрость (Лук. 2. 40). Правда, святостью и праведностью Своей Он превосходит всех бывших до Него праведников, почему Бог был с Ним и «сделал Его Господом Христом» Искупителем (Деян. 2,36); однако такими же христами и богами были и другие пророки, цари и праведники, на которых также почивала Божия премудрость. Поэтому Он только из пророков пророк. После Его смерти Дух, бывший в Нем, переходит в других избранников Божиих и живет в них. Они, как Иисус, один после другого возвещают волю Божью, становятся христами во плоти и все более н более совершенствуются. Поэтому Лубков, являющийся в настоящее время христом, несравненно выше Иисуса Христа и его yчение ценнее евангельского.

Признавая Иисуса Христа простым человеком, новоизраильтяне признают и Пресвятую Деву Марию обыкновенной женщиной. По их мнению, всякая женщина, сохранившая ненарушимо веру и чистоту духовную, есть богородица.

Воскресению Иисуса Христа из мертвых эти сектанты не верят, а вместе с тем отвергают и воскресение человеческих тел при втором пришествии Христовом, страшный суд, вечность мучений и вообще совершенно извращают православное учение о втором пришествии Спасителя на землю как Судии живых и мертвых. По их учению, настанет время, когда все поймут, в чем блаженство, разом побросают свои веры и перейдут к ним в секту.

Нравственное учение «Нового Израиля», по-видимому, выше хлыстовского; но в действительности у новоизраильтян царит та же безнравственность, то же лицемерие, что и у хлыстов.

Управление и культ «Нового Израиля» в общем сходны с хлыстовскими. Во главе секты стоит Лубков, изображающий христа, а при нем 4 «евангелиста», 7 «архангелов», 12 «апостолов» и 24 «старца». Затем, в каждой общине имеются пророки, а также «пророчицы», «светильники», «начальники слова Божия» или руководители их богослужебных собраний. Поставление евангелистов, архангелов, апостолов, старцев совершается в общем собрании посредством возложения Лубковым и присутствующими своих рук; пророки же рукополагаются «евангелистами», «архангелами» и «апостолами». О каждом назначении «апостола» или «евангелиста» Лубков объявляет приказом по церквам, т. е. общинам. Kpoме указанных должностных лиц, у новоизраильтян есть «богородица», которая в их молитвах и песнях называется «мамашей». Она считается у «Нового Израиля» «превыше всех даров» и «всегда над ними есть покров; своим покровом покрывает, от скорбей, печали избавляет».

Обрядовая сторона у новоизраильтян сходна с хлыстовской. На молитвенные собрания они собираются в воскресные и праздничные дни, а также в свои специальные праздники: 1) в память основания секты (1 февраля), 2) воскресения христа (возвращениe Лубкова из ссылки, 31 мая) и 3) преображения Лубкова (1 окт.). Необходимой принадлежностью молитвенных собраний у них, как и у хлыстов, являются радения. Есть у новоизраильтян, однако, и свои обряды: крещение младенцев, причащение и венчание. Крещение младенцев у них не имеет ничего общего с христианским, так как в нем нет ни погружения, ни совершительных слов, а только поется особая молитва, после которой возлагается на младенца рука и нарекается имя. Совершается оно только над детьми от духовных жен. Причащаются новоизраильтяне большей частью сластями. Обряд венчания происходит на молитвенных собраниях; во время его совершения поется особая молитва, составленная Лубковым.

К православной Церкви, ее таииствам и обрядам новоизраильтяне относятся крайне отрицательно: православную веру называют «пропастью», «идолопоклонством», крещение – «купанием», миропомазание – «печатью антихриста», причащение – мерзостью, законный брак – «блудом», Божию Матерь и св. угодников – «числом звериным» (666), св. мощи – «куклами восковыми и резиновыми изделиями». св. иконы – «щепками, досками, идолами», св. крест – «виселицей», православные храмы – «конюшней», «стойлом» и т. д., православных священников – христопродавцами», «зверями косматыми», «львами лохматыми» и т. п. Лубков прямо заповедует своим последователям: «в храм не ходите, иконам не молитесь, попов обманывайте, называйтесь вы новоизраильской общиной, а веры христианской». Один из «апостолов» Нового Израиля, крестьянин Смоленской губ. дер. Угрицы, Никита Иванов также писал своим угрицким собратьям в 1908 г.: в храм ходить незачем. Какая там святость? Тайны не тайны, в них не видно никакой благодати Божией. Святое причастие – не тело и кровь Христовы, а простые просфора и вино».136

Отрицательно относясь к законному браку, Новый Израиль, однако, не только не отрицает брачной жизни, а, наоборот, требует, чтобы каждый совратившийся в эту секту взял себе духовную жену по указанию Лубкова; духовных жен у каждого можетъ быть несколько, причем ни родство, ни возраст не принимаются во внимание; число браков не ограничено: женись хоть каждую неделю.137 Проповедуя такую распущенность, новоизраильтяне признают в то же время важность и необходимость постов: «от них, по словам их, бывает чистота души. Мяса нельзя есть, такъ какъ Бог его никогда не ел и весьма грешно отнимать жизнь от тварей, которым так же хочется пожить, как и человеку».138

К государственному строю русской жизни и предержащим властям последователи Нового Израиля относятся враждебно, считают себя пленниками русского царя и ежедневно молятся об избавлении от русского ига. Есть у них проповедь и о социальном равенстве.139 Несмотря на это секта их легализована.

м) В заключение нельзя не сказатъ, что кроме перечисленных есть еще много и других хлыстовских толков, напр. паньяшковщина, телеши, марьяновщина, бесоперевоплощенцы и т. д.

Паньяшковщина появилась в 80-х гг. XIX ст. в слободе Покровской (теперь г. Покровск), Самар. губ., и названа так по имени своего основателя Паньяшки (он же Алексей Гавришов). Исходя из понятия о плоти как греховном начале, Паньяшка стал проповедывать отрицательное отношение ко всем потребностям плоти – пище, питью и одежде, как требованиям бесовским. Последователи же его, не делая никакого различия в пище и питье, стали употреблять их с отвращением, только по необходимости, приговаривая при этом: «на, бес!», перестали переменять одежду, умываться и повели чисто скотскую жизнь, предаваясь для «замора плоти» самому стадному разврату. Собственность они отвергают и держатся того убеждения, что злые духи обитают внутри человека и что изгнать их оттуда можно только громким испусканием газов. Вообще это – грязный, цинический толк.140

Телеши – это те сектанты, которые допускают общее сожитие мужчин и женщин и, считая себя такими же безгрешными, как Адам и Ева в раю, совершают радения нагими (отсюда и название), мужчины и женщины вместе.141

Марьяновцы – последователи бабы Марьяны, стоявшей в конце 40-х гг. XIX ст. во главе части хлыстов сперва Таврической, а потом Херсонской губерний; на учении их отразилось влияние молоканства.142

Бесоперевоплощенцы – это те сектанты, которые учат, что все люди – воплощенные 6есы.143

2. Секта скопцов

а) Происхождение и история секты. Оскопление людей – явление весьма древнее: оно было известно еще во дни Моисея (Второзак. 23, I) и существовало почти у всех древних исторических народов востока: египтян, ассириян, вавиловян, персов и др., от которых впоследствии перешло к грекам. Совершалось оно по разным мотивам – в целях евнушества, наказания, мести и т. п. – и большей частью насильно, хотя были случаи и добровольного оскопления, по религиозным побуждениям (в языческом культе Цибеллы). В христианском мире случаи оскопления были еще во дни апостолов, строго осудивших его (Апост. пр. 21, 22, 23 и 24). Впоследствии некоторые христиане (напр. Ориген) вследствие неправильного понимания Мф. 19:12 прибегали к оскоплению как средству для сохранения целомудрия. По свидетельству св. Епифания Кипрского (Твор. ч. Ш, стр. 18 – 19), во II в. по P. X. существовало целое общество, учившее о необходимости оскопления для спасения и известное под названием «валезиан» (по имени своего основателя Валиса). Во времена св. Василия Вел. также существовали общества лиц, оскоплявшихся по религиозно-нравственным побуждениям. В IX в. некоторые духовные лица, по таким же побуждениям, совершали оскопление даже своеручно (Двукр. соб. 8 пр.). Наряду с подобным скопчеством, в Византийской империи существовало (почти до IX в.) евнушество, а в период смуты и междуусобий практиковалось насильственное оскопление лиц, казавшихся почему-либо опаспыми, напр., сильных вельмож, членов низвергнутой царской фамилии и т. п.; в Италии же, до XVIII в. включительно, оскоплению подвергались дети и юноши для сохранения чистоты, свежести и приятности голоса. У нас, в России, за исключением нескольких единичных случаев, скопчество не существовало до половины XVIII ст.144 Первое официальное известие о нем относится к 1772 г., когда началось первое следственное дело о скопцах.

Мысль об оскоплении явилась сначала среди хлыстов, в противовес царившему среди них разврату, и некоторыми из них практически была осуществлена около половины XVIII ст. Но так как первооскопившиеся не видели в оскоплении чего-либо противного основным началам хлыстовского учения, то и не обособлялись. Так продолжалось дело до Селиванова. Селиванов на первых порах тоже не думал отделяться от хлыстовщины и лишь потом, в силу изменившихся обсгоятельств, изменил некоторые пункты хлыстовского учения, ввел несколько новых пунктов и образовал из своих почитателей совершенно отдельное, самостоятельное общество скопцов, с особым вероучением, нравоучением и культом. Таким образом, скопчество, как секта, зародилось и выросло на русской почве и представляло собой чисто русское и притом совершенно самостоятельное явление.145

Основатель секты скопцов с точностью не известен; достоверно не известно даже имя его. Сам себя он называл «богом», «христом», «искупителем» и «императором Петром III Федоровичем», а другие – различно: Кондратием, Андреем, Иваном и т. д. Скорее всего, это был бродяга, проходимец из «непомнящих родства», хотя в некоторых официальных бумагах и называется крестьянином Орловской губ. Кондратием Селивановым.146 По своему умственному складу, Селиванов был человек неглупый, но необыкновенно хитрый, изворотливый и скрытный; в обращении с окружающими лицами он отличался мягкостью, добродушием и приятностью; свои религиозно-нравственные мысли и убеждения старался не только распространять среди других, но и проводить в свою жизнь; денежными приношениями не интересовался; образ жизни вел крайне простой.147

Начало сектантской деятельности Селиванова определяется различно: по одним, она относится ко времени до 1772 г.; а по другим – после этого года.148 Прочных оснований ни для того, ни для другого утверждения нет. История жизни Селиванова, особенно начальный ее период, еще не вполне исследована. Как видно из рассказов самого Селиванова,149 сначала он вместе с каким-то Мартынушкой150 «странствовал и ходил по божьим людям», т. е. хлыстам; хорошо познакомился с царившим среди них развратом и половой распущенностью и, считая единственным средством для уничтожения этих пороков оскопление, решил пропагандировать его. Начало этой пропаганде было положено им в многолюдном хлыстовском корабле «богородицы» Акулины Ивановны (в Орлов. губ.). Явившись сюда во время радения, Селиванов сначала притворился немым, но потом заговорил и руководительницей радения Анной Романовной был признан «богом над богами, царем над царями и пророком над пророками», а самой Акулиной Ивановной – за «сына Божия», рожденного от нее, «пренепорочной девы», «по наитию Св. Духа». Вскоре после этого сюда же прибыл крестьянин Тульской губ. Александр Иванович Шилов, человек фанатичный, твердый, решительный, с помощью которого Селиванов и принялся за пропаганду своего учения. «Лепость весь век поедает, – говорил он, – и от Бога отвращает и к Богу идти не допускает. Единые девственники предстоят у престола Господня: храните девство и чистоту, не заглядывайтесь братья на сестер, а сестры на братьев, и не имейте праздных разговоров и смехов» и т. д. Вооружаясь против лепосги, он указывал на оскопление как средство против нее. Нашлись ли последователи этому учению в корабле Акулины Ивановны, неизвестно, но несомненно, что там образовалась целая партия, противная Селиванову, во главе с какой-то пророчицей и братом ее пророком Филимоном, пытавшимся даже убить его.151 Вскоре затем о скопчестве стало известно официально. В 1772 г., вследствие донесения Турчанинова о появлении в принадлежащей ему дер. Богдановке Орловск. губ. 13 скопцов, началось следствие, после которого один из зачинщиков, Андрей Иванов, был наказан кнутом и сослан в Нерчинск на каторжные работы, а 13 крестьян освобождены.152 Между тем преследуемый противниками Селиванов, опасаясь правительства, бежал в сопровождении Шилова в Тульскую губ. и, после многих опасных приключений, приютился у писаря одной фабрики Емельяна Ретивого, иначе Аверьянушки, который вскоре стал его последователем и принял «чистоту». Благодаря Ретивому скопчество стало быстро распространяться сначала на фабрике, а потом в Моршанском уезде Тамбовск. губ., куда он ездил по торговым делам, и особенно в селе Сосновке, где был основан первый скопческий корабль.

В скором времени здесь и в соседних местах было оскоплено около 60 человек, в том числе несколько детей, о чем стало известно Тамбовскому начальству. Возникло дело; Селиванов и Шилов сначала скрылись, но вскоре были пойманы и первый, как главный зачинщик, после пыток и жестокого телесного наказания в местах пропаганды153, сослан в Нерчинск на каторжные работы; Шилов, Ретивый, Попов и другие 6 его первоскопленников наказаны батогами в сосланы в Ригу, остальные же оставлены на прежнем месте жительства без наказания. Но это не остановило развитие скопчества, так как сосланные сектанты продолжали свою пропаганду в местах ссылки, освобожденные от наказания – в местах своего жительства, а вновь оскопленные – в других местах. Число скопцов быстро росло, и вскоре скопчество охватило весь центр России, проникло на окраины и прочно обосновалось в обеих столицах. Из числа скопческих деятелей этого времени наиболее известны: дядя и племянник Шиловы, распространявшие скопчество в Рижской, Псковской и Петроградской губ., глава московских скопцов купец Федор Колесников, известный в Москве под именем Масона, купцы Сидор и Иван Ненастьевы, стоявшие во главе Петроградских скопцов, а также Костров, Огородников и некоторые другие в Петрограде.154

Селиванов, сосланный в Нерчинск, почему-то дошел только до Иркутска и остался тут на житье. Жил он совершенно свободно, бродяжничал, собирал милостыню и проповедывал скопчество. Здесь же пришла ему мысль принять на себя имя царя Петра III Федоровича. Поводов к этому было немало: с одной стороны, то было время самозванства (в истории известно семь самозванцев, выдававших себя за императора Петра III155), с другой, такая мысль вполне соответствовала ожиданиям сектантов. Дав свободу сектантам, подвергавшимся paнее жестоким гонениям, Петр III произвел на них столь сильное впечатление, что они представляли его себе не иначе, как воплотившимся Христом, как истинным Богом, сошедшим на землю для их cпасения. Поэтому когда Петр III умер, то они не верили его смерти, говоря: «Бог никогда не умирает – как же мог умереть воплотившийся в Петре Христос?» и стали ждать, когда и где он объявится.156

Около 1793 г. Селиванов как-то бежал из Сибири и по пути побывал во многих местах с проповедью об оскоплении, причем уверял своих слушателей, что он не только бог, но и царь Петр III Федорович. В этой же мысли уверяли своих последователей А. И. Шилов и некоторые другие распространители скопчества. Пропаганда велась открыто, и слухи о ней дошли до императора Павла I. Шилов и Колесников, как главные виновники распространения слухов о Петре III, а также некоторые другие скопцы, были заключены в Шлиссельбургскую крепость, где Шилов и умер в 1800 г.157 Между тем Селиванов прибыл в Петербург и в январе 1797 г. был представлен императору Павлу I. Что происходило между ними в кабинете, неизвестно, но только после этого свидания Павел I приказал посадить Селиванова в дом умалишенных.

С воцарением Александра I положение скопцов совершенно изменилось. В это время в обществе широко распространилась идея крайнего мистицизма, пиетизма и романтизма и образовалось множество мистических обществ, вследствие чего мистицизм скопцов никому не мог казаться странным, а в оскоплении правительство видело лишь религиозное заблуждение. Поэтому в 1801 г. государем приказано было калужских скопцов оставить от суда свободными, так как они сами себя довольно наказали, а скопцов, заключенных в Шлиссельбургскую крепость, освободить. В 1802 г., по Высочайшему повелению, Селиванов был переведен из дома умалишенных сперва в богадельню, а потом – в дом петроградских купцов Ненастьевых.158 Здесь «детушки» воздавали ему божеские почести, а один из них, быв. камергер польского двора Елянский, составил проект переустройства России, по которому все функции государственной власти предполагалось передать в руки скопцов, за что был отправлен в Суздальский монастырь. Другие скопцы остались, однако, нетронутыми и продолжали благоденствовать во главе со своим «искупителем», которым интересовались даже знатные лица, а сам государь говорил с благоговением.159

В 1811 г. Селиванов перешел из дома Ненастьевых в дом Кострова, откуда в 1817 г. переместился в дом Солодовникова, нарочито построенный для него и по своей обширности вполне соответствовавший все более и более возраставшему количеству скопцов (в нем могли радеть до 300 человек одновременно). Этот дом назывался не иначе, как «домом божиим», «горним Cионом»; вход полиции в него был воспрещен по Высочайшему повелению.160 Когда слух обо всем этом распространился в провинции, то в Петроград устремилась масса лиц: одни – чтобы получить оскопление от самого живого бога, другие – для участия в радениях в его присутствии, третьи – чтобы получить утверждение в учительском и пророческом звании и т. п. Установились постоянные сношения между петроградскими скопцами и скопцами других отдаленных губерний. Управление скопческими делами сосредоточилось в руках Селиванова, которому деятельно помогали Кобелев, быв. придворный лакей, и Громов, быв. солдат, купцы – Ненастьевы, Костров, Солодовников и некоторые другиe.

Благодаря деятельности этих лиц пропаганда скопчества росла и ширилась, а вскоре скопчество распространилось по всей России. Сведения об этом доходили и до правительства; против скопцов принимались меры. Так, еще в 1806 г. последовало Высочайшее повеление «поступать со скопцами, как с врагами человечества, развратителями нравственности, нарушителями законов духовных и гражданских, а в 1807 г. вышло новое повеление – сдавать их в военную службу. Но так как последнее распоржение вместо прекращения скопчества содействовало лишь распространению его в полках и гарнизонах, то в 1816 г. велено было главных скопцов и оскопителей отдавать на службу в Сибирь и Грузию, а неспособных ссылать в Иркутскую губ.161; но и это распоряжение не достигало цели: скопцы с радостью шли в Иркутскую губ., где, по их мнению, находится отец-искупитель, и таким образом Восточная Сибирь стала новым гнездом скопчества. Кроме того, издавая эти распоряжения, правительство почему-то долго ие решалось затронуть столичных скопцов и лишь в 1818 г., когда в обществе Селиванова среди главных деятелей начались ссоры и нестроения и когда пропаганда скопчества стала совершаться открыто до наглости, обращено было серьезное внимание и нa последних. Было возбуждено судебное следствие, и вскоре Громов, Кобелев и некоторые другие были сосланы в разные монастыри, а в 1820 г. и Селиванов был сослан в Суадальский Спасо-Евфимиев монастырь, где над ним был учрежден бдительный надзор. Однако это не помешало ему иметь сношения со скопцами: давать им советы и наставления, поощрять к дальнейшей деятельности, наделять своими волосами, обрезками одежды, просфорами, пряниками и т. п. В 1882 г. Селивавов умер, раскаявшись в своих заблуждениях.162

Со времени царствования Николая I отношение к скопцам стало еще строже: по закону, изданному в это время и действующему доныне (см. Уголов. улож., изд. 1903 г., ст. 96), секта скопцов отнесена к числу самых вредных и самая принадлежность к ней признана преступлением, за которое виновному положена ссылка на поселение. Начались преследования и розыски скопцов. Во избежание этих преследований некоторые из скопцов с 30-х гг. прошлого столетия стали уходить заграницу и селиться в Румынии и Турции.

Во время царствования Александра II скопчество в России вновь подняло голову. Так, в начале 70-х гг., когда в Румынии и Турции, особенно же в Галаце, Измаиле, Яссах, Бухаресте и скопческой слободке Николаевке началось сильное брожение среди скопцов, заволновались и скопцы, живущие в Poccии; началась необычайно сильная скопческая пропаганда и оскопления пошли за оскоплениями. Правительство встревожилось и в 1875–1876 гг. возбужден был целый ряд судебных процессов, после которых многие главари и рядовые скопцы (из некоторых губерний, напр., Таврической и Херсонской, целыми массами, а из Рязанской – 65 человек сразу) были сосланы в Сибирь. После этого скопческая пропаганда прекратилась во всех губерниях, где велась раньше, и большинство пропагаторов скопчества ушло в Румынию, особенно в Бухарест, являющийся столицей скопчества. В последнее время скопческая пропаганда вновь ожила, чему немало содействовало издание Высочайшего манифеста по случаю рождения Наследника Цесаревича и указа 17 апреля 1905 года. Возвращенные в силу указаннаго манифеста из Сибири, скопцы поняли свое освобождение как оправдание их лжеучения и стали проповедывать его открыто, оскопляя не только взрослых, но и детей. С изданием же указа о веротерпимости проповедники скопчества стали свободно разъезжать по всей России и вести пропаагнду, результатом которой были массовые оскопления в Херсонской, Таврической, Харьковской, Рязанской, Ставропольской, Тамбовской и др. губерниях, зараженных хлыстовщиной, среди которой, главным образом, скопчество и имеет успех. Узнав о свободе веры в Poccии, заграничные скопцы возбудили ходатайство пред правительством о дозволении вернуться в Poccию, а скопческие «мастера», живупцие главным образом в Румынии, устремились сюда с проповедью об оскоплении и, как видно из многочисленных судебных процессов, многих совратили и оскопили.163

б) Учение скопцов. Учение скопцов в сущности тождественно с учением хлыстов а отличается отъ него собственно въ двухъ пунктах*: объ оскоплены я о лице основателя скопчества.

Начало оскопления скопцы относят ко времени Иисуса Христа и апостолов. Ветхозаветное обрезание, говорят они, служило прообразом «великого таинства» оскопления, но до Христа люди не проразумевали этого «таинства» и предавались «лепости».164 Чтобы открыть людям верный путь к чистоте и святости и освободить их от плотской жизни, Отец светов послал в Mир Сына Своего Иисуса Христа, Который Сам принял оскопление от Иоанна Крестителя, а на тайной вечери оскопил своих учеников. В Евангелии сказало, что Христос на тайиой вечери умыл ноги ученикам, – это значит, что он оскопил их. Оттого они и не могли молиться с Ним в саду: они спали, имея дух бодр, а плоть немощну oт скопчества; Иуда же, шед, удавися, т. е. женился, поясняют скопцы.165 Вся жизнь и деятельность Спасителя заключалась в разъяснении истинного смысла оскопления и в совершении его над своими последователями. Страданий и смерти Ииcyca Христа, как они описаны в евангелии, не было, – под страданиями и крестом нужно разуметь «гонения и мучения от жидов»; умер Иисус Христос естественной смертью: душа Его вместе с божеством вознеслась на небо, а тело предалось тлению. По смерти Иисуса Христа, проповедь апостолов увеличила число скопцов.166

Искупитель, приходивший в первый раз на землю в смиренном и униженном виде, обещал прийти вторично – во славе. И вот, когда люди стали забывать Его заветы и снова начали предаваться «лепости», то Он пришел вторично на землю в лице Селиванова. Рождение его, рассказывают скопцы, было славное и чудесное. Родился он по наитию Св. Духа от препепорочной девы Елизаветы Петровны, которая оставила царский престол и, познав истинную веру людей божьих, скрылась в Орловской губ. под именем Акулины Ивановны. Еще в Петербурге будто бы она родила сына Петра Федоровича и отправила его в Голштинию на воспитание, где, достигнув отроческих лет, он принял оскопление. Возвратясь вскоре после того в Петербург, Петр был объявлен наследником престола и женился. Супруга возненавидела его за то, что он был «убелен» (оскоплен), и когда он принял правление, то склонила на свою сторону нескольких вельмож, которые решились убить его; государь Петр Федорович, сведал о том, переменился платьем с караульным солдатом и скрылся в Москве. Солдата, между тем, убили и похоронили в Невской лавре. В Москве Петр начал свою проповедь «чистоты», затем ушел в Орловскую губ. к Акулине Ивановне и принял имя Кондратия Селиванова. Таким образом, Селиванов – не кто иной, как государь Петр III Федорович.167

За свою проповедь он претерпел страдания и смерть на кресте (наказание кнутом в Сосновке) и был погребен (т. е. сослан в Сибирь), но воскрес (т. е. бежал из Сибири) и жил в Петербурге в прославленном виде. Сосланный в Суздаль, он не умер, а жив и теперь, странствуя в смиренном образе, и невидимо отделяя овец (т. е. скопцов) от козлов. Когда же число скопцов достигнет 144 тысяч, т. е. числа девственников, стоящих у престола Божия (Откров. 14:1–4), то искупитель произведет открытый, страшный суд над миром, «смирит явного царя и весь его синод», сам примет «скипетр и державу» и «в пречистом своем теле воцарится в обновленной и очищенной от всякой нечистоты России. После временного управления Россией он умрет естественной cмертью; тело его будет положено в раке Александра Невского, а божество удалится на седьмое небо для соединения с «саваофом», матушкой Акулиной Ивановной и предтечей А. И. Шиловым. Со смертью его видимый мир не кончится, а будет существовать бесконечно. Люди также бесконечно будут наслаждаться земными благами и будут или жить вечно, или рождаться от одного целования.168

В основе нравственного учения скопцов, как и хлыстов, лежит дуализм. Но в то время как хлысты главной целью нравственного совершенствования ставят воплощение в себя Божества, скопцы видят эту цель в том, чтобы достигнуть такого состояния, когда уже невозможно грешить; эта невозможность грешить достигается будто бы через оскопление. Пo взгляду скопцов, оскопление – это «тайна Божья», заповеданная от всего мира и открытая только им одним: оно есть истинное «убеление» не только тела, но и души, и верное средство получить будущее блаженство; с ним, как Божьим знаменем, они пойдут и на страшный суд.169

Первые люди, рассуждают скопцы, были созданы бесплотными. т. е. без половых органов.170 Когда же они согрешили (половыми пожеланиями), то на теле их образовались подобия запрещенных плодов; у мужчины – семянные ядра, а у женщины – грудь; эти знаки, изуродовав людей физически, извратили и нравственную их природу.171 Люди стали предаваться «лепости», которая есть «одно из величайших зол в мире: она от Бога отвращает и идти к Богу не допускает». Чтобы очистить тело и поднять человека нравственно, необходимо уничтожить самый источникъ телесной и нравственной порчи, т. е. оскопиться. «Уж бить змею, говорил Селиванов, так бей поскорее до смерти – покуда на шею не вспрыгнула да не укусила».172

Оскопление совершается как над мужчинами, так и над женщинами; формы его различны, но самые главные и древние – две: неполное и полное оскопление. Первое состоит в отнятии у мужчин семянных ядер, а у женщин – сосков груди и срамных малых губ, и называется на языке скопцов: «малая печать», «первая чистота», «первое убеление», «ангельский чин», «сесть па пегого коня»; второе же состоит в отнятии ядер и детородного члена у мужчин, и грудей, больших и малых срамных губ и клитора – у женщин и обозначается словами: «большая царская печать», «вторая чистота», «второе убеление», «архангельский чин», «сесть на белого коня». Встречаются у скопцов, особенно в позднейшее время, н другие виды оскопления; так, напр., некоторые из скопцов и скопчих наносят себе острым орудием или раскаленным железом, горячей серой и т. п. раны на различных частях тела, более всего на груди, в форме рубцов под сосками, на детородных членах (у женщин обыкновенно срезывается правая сторона малых срамных губ), на ногах повыше колен, на руках, на животе, на лопатках, под мышками, на пояснице и на крестце; у других (так называемых «перевертышей» или «кручеников») в детстве перекручиваются семянные канатики, вследствие чего разрывается связь между ними и организмом и прекращается способность оплодотворения; женщины же принимают внутрь разного рода вещества с целью ослабления или прекращения половой деятельности. Mногие из этих видов оскопления так незначительны и мало заметны, что могут быть опознаны только опьггным глазом или путем медицинского исследования; но цель всех их одна и та же – убить плоть и сделать ее бесстрастной.173

Операция полного и неполного оскопления совершается обыкновенно особыми «мастерами», но самыми примитивными способами – ножницами, перочиным ножом, стамеской, топором и т. п.; в качестве кровоостанавливающих средств употребляются: древесная губка, жженая бумага и т. д., а заживляющях – цинковая мазь, майский бальзам и т. п. народные средства.174 Поэтому оскопление причпняет страшную боль несчастным жертвам и сопровождается иногда даже смертью.

Оскопление отражается как на физической, так и на духовной стороне оскопленных, вследствие чего их можно узнать даже по внешнему виду. Лица, оскопленные в детстве, сохраняют на всю жизнь свой детский голос, бывают лишены растительности волос, за исключением головы, и имеют цвет лица бледно-желтый, безжизненный, а иногда старообразный, морщинистый. У оскопленных же в зрелом возрасте голос становится хриплее, слабее, а волосы на бороде и усах редеют и даже совсем выпадают. Тело скопца имеет вялый, одутловатый вид и при прикосновении кажется отделенным от кожи; цвет кожи матовый, мутный, без блеска, не чистый, отливающий в серый, картофельный тон. Под старость у скопцов бывают болышие животы и тяжелая поступь. Почти все они отличаются жадностью к деньгам, хитростью, лукавством и т. п.; от похотливых пожеланий, которые не уничтожаются оскоплением, и невозможности удовлетворить их у них развиваются самые гнусные пороки.175

в) Богослужебный культ скопцов. По степени оскопления скопцы делятся на два разряда: чин ангельский (принявшие не полное оскопление) и чин архангельский (принявшие полное оскопление) и живут отдельными общинами (кораблями), управление которыми на первых порах существования секты сосредоточивалось в руках Селиванова, а, затем (после его смерти) – в руках кормщиков, учителей. Молитвенные собрания скопцов, «радения», происходят в особых комнатах, разделенных перегородкой на две половины (мужскую и женскую) и украшенных портретами Селиванова, в виде сидящего в кресле старика в зеленом халате с черной собольей опушкой и белом галстуке, Акулины Ивановны, Шилова и др., картинами в духе скопческого учения, напр., «Изображение бездны и ключа ада» и т. п. Временем радений скопцов бывают те же дни, что и у хлыстов, а сверх того 15 сентября, когда высечен был кнутом Селиванов, и некоторые другие дни, замечательные в жизни их главных деятелей. Совершаются у них радения так же, как у хлыстов, только кроме общехлыстовских песен поются так называемые «страды», в которых воспеваются страдания «батюшки искупителя», т. е. Селиванова, «госпожи владычицы Акулины свет Ивановны» и «агнца пребожественного Александра свет Ивановича», т. е. Шилова. Кроме того, все радеющие перевязывают себя «крылом архангела» крест на крест (подобно иподьяконам во время служения) и совершают крестное знамение одновременно обеими руками.176

Новоскопчество. Жестокость операции оскопления, с одной стороны, невозможность освободиться путем ее от плотских пожеланий и развитие среди скопцов разных пороков – с другой, побудили некоторых из них изменить скопческое учение. Начало этому было положено в Румынии в 70-х гг. XIX ст. Под влиянием Лисина, крестьянина Москв. г., объявившего себя в 1872 г. близ Галаца искупителем, Волошинова и др. румынские вожаки скопчества стали учить, что Селиванов был не тем искупителем, который в первый раз явился в лице Иисуса Христа, а лишь равным Ему, что он – «второй Христос», что таким же искупителем был Лисин, после которого может явиться новый, и т. д.; что физическое оскопление хотя необходимо для спасения, но нет нужды принимать его обязательно при вступлении в секту, а можно и в старости, или даже перед смертью. Учение это вскоре же нашло себе последователей, которые не подвергают себя до известного возраста физическому оскоплению, называя себя духовными скопцами, и выделяются в особый толк, известный под названием новоскопчества. Вместо физического оскопления они, чтобы иметь доступ в чужие корабли, делают на себе символические знаки принадлежности к секте, обыкновенно в виде двух параллельно расположенных друг другу порезов – у женщин на груди, а у мужчин нa спине.

Под влиянием новоскопчества, а может быть, и по другим каким-либо причинам, в настоящее время позволяется оставаться до старости не оскопленными не только главным вожакам староскопчества (во избежание подозрений), но и рядовым их членам, пока «не случится с ними грех», – в последнем случае виновного заставляют или выйти из общины, или немедленно оскопиться.177

* * *

18

Название «хлысты», «хлыстовщина» объясняются двояко: по мнению одних, последователи этой секты называются так потому, что во время своих богослужебных собраний хлыщут себя и других жгутами, прутьями и т.п., а по мнению других – потому, что управляются христами и что слово «хлыстовщина» есть искажение слова «христовщина».

19

Т.е. таких, в которых, по мнению хлыстов, за их богоугодную жизнь обитает сам Бог. Кроме того, хлысты называют себя племенем израилевым, белыми лебедями, стадом Христовым, зеленым виноградом, садом зеленым, большим, царским, духовным царством и др. символическими и мистическими названиями (Добротворский. Люди Божии. Казань, 1869 г., стр. 40).

20

В некоторых местях хлысты носят особые, местные названия, напр.: духовных христиан, богомолов (в Воронежск. и Симбирск. губ.), постников (в Тамбов. губ.), лядов (в Костромск. губ.), кантовщиков и сладкопевцев (в Казанск. губ.), самообожателей, ханжей, купидонов, вергунов, баклушников, босовиков, стрыгунов (Ворон. губ.) и др. (Маргарит. Цитов. соч., стр.13, прим. 1; Мис. Обозр. 1901 г., апр., стр. 545).

21

Добротворский (Люди Божии, стр. 24–31), П. И. Мельников (Полное собр. Соч., изд. Т-ва Маркс. Спб., 1909 г., т. VI, стр. 258), И. Соколов (Влияние протес. на образ. хлыс., дух. и молок. сект. Странник 1880 г., т. I, стр. 96–112) и некоторые др.

22

Н.И. Барсов (Русский простонарод. Мистицизм. Христ. Чт. 1869 г., № 9, стр. 477), свящ. А. Рождественский (Хлыст. и скопч. в России, Москва, 1882 г., стр. 20–22) и некоторые др.

23

Е. В. Барсов (Новейшие исследователи русск. раскола. Православ. Обозр. 1873 г., т.I, стр. 147), И. Корнеенко (К вопросу о происхожден. секты «Людей Божиих»(хлыстов). Вера и Разум, 1896 г., отд. церк., ч.II, стр. 778 и 783), Маргаритов (Секта хлыстов. Кишинев, 1899 г., стр. 13–24), Критический разбор как этого, так и других мнений, чит. у Н. Высоцкого в статье «Критический обзор мнений о происхождении хлыстовщины (Мис. Обозр., 1903 г., № 13, 14 и 16).

24

Н. Ивановский. Руков. По ист. И облич. Стар. Раск., ч.III, изд. 6 ,Казань, 1901 г., стр. 221; М. Головкин. Очерки Оренбургской хлыстовщины. Оренбург, 1899, стр. 2–9, П. И. Мельников. Соч., т. VI, стр. 258–261.

25

П. И. Мельников. Соч., т. VI, стр. 264–266.

26

свящ. А. Рождественский. Хлыстовщина и скопчество в России, стр. 28.

27

Стоглав, гл. 41, вопр. 21.

28

Розыск о раск. брын. вере, ч. III, гл. 18, стр. 599. Москва, 1855 г.

29

Н. Реутский (люди божьи и скопцы. Москва, 1872 г., стр. 85), И. Соколов (Влияние протест. на образов. хлыст. Стран. 1880 г., т. I, стр. 97–98 и 106).

30

свящ. К. Кутеп. Секты хлыстов и скопц., изд. 2. Ставроп. губ., 1900 г., стр. 37, примеч.

31

Добротворский, стр. 106; И. Мельников. Соб. соч., т. VI, стр. 270–271, свящ. А. Рождествен. Хлыст. и скопч. в России, стр. 27–28.

32

Так по Добротворскому (стр. 7), Ивановскому (Руков. ч.III, стр. 221) и Буткевичу (Обз. Рус. Сек., стр. 19), а по свящ. К. Кутепову (Секты хлыстов и скопцов, стр. 38), М. Третьякову (Русс. Сектанты, их учение, культ и способы пропаганды. Братский труд членов IV Всерос. мис. съезда, редактир. и издан. М. Кальневым. Одесса, 1911 г., стр. 159) и др. – в 1631 г.

33

П. Мельников. Собр. соч., т. VI, стр. 271–272. Все ли эти заповеди принадлежали Даниле Филипповичу или только некоторые и в такой ли редакции были переданы им, с точностью неизвестно, у наших же исследователей хлыстовщины они приводятся неодинаково. (Сличи К. Кутепова «Секты хлыстов и скопцов», стр. 37–38, Добротворского «Люди Божии», стр. 7–8, Реутского «Люди Божьи и скопцы», стр. 77) Вероятнее всего, учение Данилы Филипповича в виде заповедей явилось впоследствии (свящ. А. Рождествен. Хлыст. и скопч., стр. 153).

34

Рождение Суслова, по сказаниям хлыстов, было чудесное. Он родился в 1616 г. от столетних родителей. Удивляясь необыкновенному рождению необыкновенного младенца, ни один священник не дерзал крестить его и никто не соглашался быть восприемником. Никонец, нашелся какой-то «странный» человек, который сам и окрестил его (Добротворский, стр. 8–9; П. Мельников. Собр. соч., т. VI, стр. 272).

35

Розыск св. Дим. Ростов., ч. III, гл. 18, стр. 599–600.

36

Добротворский, стр. 11–13, 107–108, 110; свящ. К. Кутепов, стр. 42–46; П. Мельников, т. VI, стр. 275–277.

37

Свящ. К. Кутепов, стр. 48–52, свящ. А. Рождественский, стр. 33–34; Добротворский, стр. 17; П. Мельников, т. VI, стр. 278, 281, 290–292; Прав. Обозр. 1862 г., № 8, стр. 455.

38

Добротворский, стр. 16–21; П. Мельников, т. VI, стр. 293–6; свящ. К. Кутепов, стр. 58–60; свящ. А. Рождественский, стр. 34–35; Н. Реутский. Люди божьи и скопцы, стр. 181–182.

39

П. Мельников, т. VI, стр. 313–15; свящ. К. Кутепов, стр. 65–69, 75–76; Н. Реутский. Люди божьи и скопцы, стр. 71–72.

40

П. Мельников, т. VI, стр. 331–333; свящ. К. Кутепов, стр. 83–84.

41

П. Мельников, т. VI, стр. 316, 317, 327–8; К. Кутеп., стр. 89; Бутк. Обз. р. сект., стр. 24.

42

М. Головкин. Очерки Оренбург. хлыстов, стр. 84–101; Ивановский. Оренбург. Хлысты (Мис. Обозр. 1897 г. июль, кн. 1, стр. 580)

43

Всеподданейший отч. обер-прокур. Св. Син. за 1903–1904 гг., см. в Мисс. Обозр. 1909 г., №9, стр. 1303–4.

44

С. Маргар. Ист. рус. мист. и рац. сект., стр. 60–62, 82; М. Третьяков. Хлысты (см. у Кальн. Рус. сек., стр. 164–6).

45

Третьяков, там же, стр. 160.

46

М. Кальнев. На радении у хлыстов. Одесса, 1902 г., стр. 6; П. Мельников, т. VI, стр. 316.

47

М. Третьяков. Хлысты (у Кальн. Рус. сек., стр. 162); прот. Н. Кутепов. О воплощ. Сына Божия И. Христа. Новочеркасск, 1903 г., стр. 3; свящ. К. Кутепов. Сек. хлыс. и скопц., стр. 258–259.

48

Свящ. К. Кутепов, там же, стр. 271, 264–6. В некоторых хлыстовских песнях, однако, говорится , что «Бесконечный и грешными не гнушается, в сердцах воплощается» (Н. Барсов. Дух. стихи людей Божиих, № 88, стр. 134, Спб., 1870 г.)

49

Н. Барсов. Дух. стихи людей Божиих, № 27, стр. 44

50

Чтен. в Общ. ист. и древ. 1874 г., 3 кн., стр. 71.

51

Прот. Н. Кутепов. О воплощ. Сына Божия И. Хр., стр. 4; его же Кратк. ист. и вероуч. рус. сек., изд. 3, Новочеркас., 1907 г., стр. 76–77; С. Маргарит., Цитов. Соч., стр. 23.

52

Прот. Н. Кутепов. Крат. ист. и вер. рус. ерес., стр. 78; Тамбов, Еп. Вед. 1905 г., №32, стр. 1362.

53

Свящ. К. Кутепов. Секты хлыс. и скоп., стр. 274–5.

54

«Спасают не книги, а иги,» (подвиги) – говорят хлысты. (Тамб. Еп. Вед. 195 г., №32, стр. 1363)

55

Прот. Н. Кутепов. Крат. ист. и вер. рус. ерес., стр. 76. Иногда хлысты делали такой отзыв о Евангелии: «Евангелие книга была, да всех от Бога отвела» (Правосл. Путевод. 1904 г., т. I, стр. 250–251).

56

Тамбов. Еп. Вед. 1905 г. № 32, стр. 1364; свящ. К. Кутепов. Сект. хл. и ск., стр. 256–7; М. Третьяк. Хлысты (у Кальн. Рус. сек., стр. 162).

57

М. Третьяк. Хлысты (у Кальн. Рус. сек., стр. 160, 163). «Как оперившемуся орлу нет надобности в материнском гнезде, говорят хлысты, как взрослому человеку излишне молоко матери, так и нам нет надобности в вашей церкви» (Правосл. Путевод. 1904 г., т. I, стр. 250).

58

Исповедуются чаще в монастырях или у посторонних священниковЮ а не у своих приходских. На вопрос «Грешна ли ты?»хлыстовка отвечает: «Виновата перед вами», т.е. перед священником, а не перед Богом. Или на вопрос «Грешен ли ты?» хлыст отвечает: «Грешен батюшка», делая логическое ударение на слове батюшка, отчего получается, что грешен-то не хлыст, а священник (М. Кальнев. Как опознав. Хлыстов? См. в Мис. Сбор. 1907 г., №6, стр. 441–2).

59

М. Третьяк. (у Кальн. Рус. сек., стр. 163–6).

60

На вопрос одного следователя хлыстовской богородице, кто она и сколько ей лет, последняя ответила: «Прежде, пока я не родилась, не знаю, какое было мое имя; об этом мне не открыто свыше. Мне 64 года, но только по плоти; духовных же лет я не знаю, може тысяча, а може и больше». (свящ. К. Кутеп. Сек. хл. и скопц., стр. 286).

61

Прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 30.

62

Мис. Обозр., 1902 г., т. I, стр. 1110.

63

Такая душа, по выражению одного хлыстовского стиха, обращается к телу и говорит: Ты прости-прощай,// Тело белое; //Я в тебе жила, //Тебя тешила, //А сама себя //В муку сверзала (Барс. Дух ст. люд. бож. №62, стр. 97)

64

Одной девушке, находившейся в комнате, снилась ободранная свинья, без шерсти, «огонь и смрад из себя испускающая». Девушка испугалась этой свиньи и побежала к окну, чтобы выскочить, но вдруг свинья заговорила: «аз преокаянная мати твоя, проклятая от Бога; гнусные грехи я творила с отцом твоим» (Прав. Обозр. 1878 г., т. I, стр. 326).

65

Свящ. К. Кутепов. Сек. хл. и скопц., стр. 256.

66

Н. Барсов. Дух. стихи № 83, стр. 126.

67

П. Мельников, т. VI, стр. 326; Рождествен. Хлыст. и скопч., стр. 171–172.

68

Н. Барсов. Дух. стих. № 14, стр. 22.

69

Напр.: сидит женщина – грешница на лютом звере, в ушах у нее две огненные стрелы, а из уст исходит огонь; два больших ужа разъедают ее голову, а два других сосут ее груди; собаки грызут ее руки и т.д. Или еще: бежит женщина в адское жерло и тащит за собой мужа,а их свтречает ликующий бес (Прав. Обозр. 1873 г., кн. 1, стр. 327).

70

Проф.-прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 32.

71

Свящ. К. Кутепов. Сек. хл. и ск., стр. 292–295.

72

П. Мельников, Собр. соч., т. VI, стр. 318–319; Третьяк. (у Кальн. стр. 161–2).

73

Проф.-прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 33; прот. Н. Кутепов. Разбор хлыст. уч. о прор. и пророч. Новочеркасск, 1905 г., стр. 3–4.

74

Свящ. К. Кутепов. Сек. хл. и ск., стр. 322–323.

75

Проф.-прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 34–35; Третьяк. (у Кальн. стр. 167–8).

76

Мис. Обозр. 1900 г. июль-авг., стр. 73.

77

Прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 35–36; Третьяк. (у Кальн. стр. 169).

78

М. Кальнев. На радения у хлыстов, стр. 3, 8, 12; свящ. К. Кутепов. Сек. хл. и ск., стр. 442–451.

79

В Тамбов. губ. хлысты, наоборот, одевают такие короткие рубашки, что от пояса до ног остаются голыми (М. Третьяк. Хлыст. См. у Кальн. стр. 166).

80

Хлысты держат платок за один угол и не выпускают из рук во все время радения; если же садятся для отдыха или поддержания пения, то раскладывают его на коленях (Кальн. На радении у хлыст., стр. 13).

81

Описание первого обряда см. у Кальн. в брош. «На радении у хлыстов», стр. 14, а другого – в Правосл. Путевод. 1904 г., т. I, стр. 251–252.

82

Первая радильная песня след.: Дай нам, Господи, Иисуса Христа,/ Дай нам, сударь, Сына Божия!/ И помилуй, сударь, нас…/Пресвятая Матерь Божия!/ Упроси, Свет, об нас/ Света – Сына твоего…/Без тебя, наш свет,/ Много грешных на земле,/ На сырой земле на матушке,/ На сударыне, на кормилице! (Добротв.,с.199)

83

Во многих кораблях кргу составляется из мужчин и женщин, общий; в некоторых женщины составляют свой отдельный от мужчин круг, а в иных мужчины и женщины радеют в отдельных комнатах (Мельн., т. VI, стр. 347).

84

Это из песни: Царь израильский преблагой,/ Наставничек дорогой,/ Ты нас грешных не оставь,/ На путь истины наставь, и т.д. Кальнев. На радении у хлыстов, стр. 17.

85

М. Кальнев. На радении у хлыстов, стр. 17–20.

86

Миссионер. Сборн. 1895 г., №4, стр. 312–313; свящ. К. Кутепов, стр. 492–494.

87

Свящ. К. Кутепов, стр. 486–488, 494–496; М. Кальнев. На рад. у хлыст., стр. 20–22. Вот примеры пророчеств:

а) Я, возлюбленные, саваов вам скажу,/В сердце ваше благодать вложу. /Покровом вас покрою и т.д. (Добротвор. Люди Божьи, стр. 55).

б) Слушай, брат./ Саваов тебе рад./ Я тебя не оставлю, Сорок ангелов приставлю./ Будут тебя стеречь/От всякого зла беречь./Я, Бог, тебя награжу – И хлебушка на весну вам урожу./ Я св. Дух вас защищу/ И сюда никаких арапов не допущу./ Хлеба вволю урожу,/ Будешь есть, пить,/ Меня, Бога, хвалить и пр. (П. Мельников, т. VI, стр. 354).

88

Какую бесмыслицу пророчествуют на радениях, видно, напр., из след.: один хлыст обращается к другому и говорит: «Тррр-тлим-тлим-дзе». А другой, как бы поняв его, отвечает: «Адбалалатрр!» (Прав. Путевод., 1904 г., т. I, стр. 252–253.

89

Буткев. Обз. Р. Сек., стр. 37.

90

М. Третьяк. (у Кальн. Рус. Сек., стр. 165).

91

Прот. Н. Кутеп. Крат. Истор. Рус. Ерес., стр. 89–90

92

Прав. Путев. 1904 г., т. I, стр. 339–340, 345–6; Добротв., стр. 59–60; свящ. К. Кутеп., стр. 529–538.

93

П. Мельник., т. VI, стр. 355–356; Мис. Сбор. 1895 г., №4, стр. 309–310; Мис. Обоз. 1897 г., июль, стр. 588; 1898 г., февр., стр. 218–219; 1901 г., январь, т. 1, стр. 250.

94

П. Мельник., т. VI, стр. 357–360; Добротв., стр. 63–64; свящ. К. Кутеп., стр. 518–527. Это мнение в настоящее время оставлено наукой (Мис. Обоз. 1901 г., янв., стр. 134).

95

М. Третьяк. (у Кальн. Рус. сек., стр. 166).

96

Церк. Ведом. 1900 г. № 22, стр. 864.

97

М. Головкин. Очерки Оренб. хлыстовщины, стр. 96; Иванов. Оренб. хл. (Мис. Об. 1897 г., июль, стр. 583).

98

Мельников, т. VI, стр. 355–357; Добротвор., стр. 57, 64; свящ. К. Кутеп., стр. 517; М. Третьяк. (у Кальн. Рус. сек., стр. 164, 167–8); Мис. Обоз. 1898 г., апр., стр. 643–644.

99

Тул. Еп. Вед. 1869 г., №20, стр. 244; свящ. К. Кутеп. Сек. хл. и ск., стр. 473.

100

Ангелы – это молодые красивые девицы, составляющие свиту «саваова», или христа, его прислужницы в доме, архангелы – сторожа, охраняющие радильные собрания и исполняющие другие полицейские обязанности, апостолы – хлыстовские миссионеры, евангелисты – хлыстовские писатели, составляющие окружные послания, повести в хлыстовском духе и т.д. (Буткев. Обз. р. сек., стр. 51).

101

Добротворский, стр. 38–40, 42; свящ. К. Кутеп., стр. 430–434, 438–440.

102

Свящ. К. Кутеп., стр. 316–319; Добротв., стр. 178.

103

Прот. Т. Буткев. Обз. русс. сек., стр. 53–55; М. Третьяк. (у Кальн. Рус. Мис. Сбор. 1907 г., №6, стр. 435–437).

104

В. Скворц. Деян. 3 всерос. мис. съез., стр. 98–99; подроб. у Кальн. в статье «Как опознав. хлыс.» (Мис. Сбор. 1907 г. №5–6).

105

В одних «кораблях», напр., дар пророчества усвоялся определенному кругу лиц, именно: пророкам, апостолам и т.п., а в других предоставлялось пророчествовать каждому, на кого «накатит дух»; одни после радения допускали «свальный грех», а другие – нет; самые радения в одних кораблях совершались в установленном порядке, а в других – по произволу и желанию участников и т.д. (С. Маргар. Ист. рус. сек., стр. 60–61).

106

По словам Кальнева, «ни на одной из русских сект не сбылся так наглядно и поучительно общий для всех сект и ересей исторический закон, в силу которого каждая из них в дальнейшем своем существовании распадается на новые, выражающиеся из нее, секты и толки, часто друг другу противоречивые в учении и враждебные в жизни, как обнаружился этот закон в истории хлыстовщины» (Рус. сек., стр. 257)

107

М. Кальн. Рус. сек., стр. 258; прот. Т. Бутк. Обз. р. Сек., стр. 146.

108

Свящ. Е. Кесарев. Беседничество как секта. Самара, 1905 г., стр. 3–35; Буткев. Обзор рус. сек., стр. 118.

109

Прот. Т. Буткев. Обзор рус. сек., стр. 122–123; свящ. Е. Кесар. Беседнич. Как секта, стр. 116, 120; В. Скворц. Деян. 3 всерос. мис. съез., стр. 100–101).

110

В. Скворц., там же, стр. 101. На первых порах они совсем не допускали радений и резко осуждали разврат и «свальный грех» (прот. Т. Буткев. Обзор рус. сек., стр. 123).

111

Свящ. Е. Кесар. Беседн. как секта, стр. 120–122.

112

Буткев. Обз. р. сек., стр. 125–134

113

В. Скворцов. Деян. 3 Всерос. мис. съез., стр. 101–102, 109–113.

114

С. Маргаритов. Ист. рус. рац. и мист. сек., стр. 68.

115

Прот. Т. Буткев. Обз. р. сек., стр. 145–146.

116

Слово «шалопут» встречается уже в литературе XVIII в.; этим словом называли человека, сбившегося с прямого пути и ставшего на шальной, неправильный путь. Затем шалопутами стали называть всех вообще сектантов и, наконец, это название было усвоено определенным сектантам. (Буткев. Обз. рус. сек., стр. 84–85).

117

Буткев. Обз. рус. сек., стр. 85–88.

118

Буткев. Обз. рус. сек., стр. 85–88.

119

Кальн. Рус. сек., стр. 259–260.

120

Изложенные сведения заимствованы из брошюры М. А. Кальнева «Новохлысты Кубанской области» (новая секта). Одесса, 1902 г.

121

В действительности никакой близости между о. Иоанном и главарями хлыстов-киселевцев не было (см. Церк. Вед. 1913 г., №23, стр. 1090–1094).

122

Церк. Вед. 1912 г., № 24; прот. П. Левашов (Церк. Вед. 1913 г. № 23, стр. 1087–1089); свящ. Ф. Кирика. Иоанниты ( у Кальн. Рус. сек., стр. 288–291).

123

В своих сочинениях иоанниты говорят, что в о. Иоанне Кронштадском, «явился во плоти Бог», что он «принят в единение в одно лицо Господа нашего И. Христа купно со Отцем и Духом Св.»; называют его творцом, «нисшедшим с небесных кругов», жилищем Св. Троицы и т.п. (Ключ разумения, изд. ред. жур. Кронштадт. Маяк, 1908 г., ч. II, кн. 5, стр. 10, 27 и др.)

124

В книге «Ключ разумления», напр., сказано: «Как мы объяснили в первой книге «XX век и кончина мира», на восьмую тысячу пройдет 430 лет. Рассчитаем: до Рождества Христова было 5508 лет. От Рождества Христова прошло 1907 лет. Сложили 5508 и 1907 и получили 7415 лет. На восьмую тысячу остаток получится 415 лет. След., до страшного суда осталось 415 лет» (стр. 51). Иоанниты Херс. губ. учат, что всеобщий суд над миром настанет «лишь только окончится 12 царствование из Дома Романовых», т.е. тотчас после смерти ныне царствующего Государя Императора (Кальн. Рус.сек., стр. 297, прим.).

125

Мис. Обоз. 1910 г., стр. 1146; 1907 г., № 10, стр. 1489–1490.

126

Свящ. Ф. Кирика (у Кальн., Рус. сек., стр. 297–8).

127

Там же, стр. 298–299, 302.

128

Церк. Ведом., 1908 г. № 51, стр. 1479.

129

Таковы, напр.: «Правда о секте иоаннитов», «Как нужно жить, чтобы богато жить и чисто ходить», «К свободе призвал вас Господь», «Еще днем закатися солнце», «Сборник стихов в честь о. Иоанна Ильича Сергиева», «Ключ разумения». Продолжение книги «XX век. О кончине мира и страшном суде», «Российская слава протоирей отец Иоанн Сергиев (Кронштадский)», «Новые грозные слова о. Иоанна Кронштадтского о страшном поистине Суде Божием, грядущем и приближающемся», «Суд иоаннитов», «IV всероссийский миссионерский съезд и современные ревнители православия», «О еретичестве графа Льва Толстого» и др.

130

Церк. Ведом. 1912 г. № 21.

131

Прот. Т. Буткев.Обз. р. сек., стр. 114–117.

132

Прот. Т. Бутк. Обз. р. сек., стр. 157–160.

133

Как древний Израиль, говорят сектанты, выйдя из Египта, под водительством своих начальников шествовал в обетованную землю, так и наше общество, отделившись от православной Церкви («Египта нашего времени»), под управлением своих христов идет в царство Божие; принадлежащее к этому обществу, возвысившиь «до истинного ведения», открытого им Духом Божиим, стали царством «нового духовного мира», почему и называются «Новым Израилем» (Миссионер. Сборн. 1909 г., №1–2, стр. 23).

134

У новоизраильтян веком называется время жизни христа после воплощения в нем Сына Божия. В Лубкове, по их счету, совершилось 21 воплощение, почему он и называется царем 21 века.

135

В настоящее время известно несколько катехизисов «Нового Израиля»: один составлен 31 мая 1905 г. на съезде представителей новоизраильской общины в г. Ростове-на-Дону и издан в 1906 г. ( разбор его см. в Миссион. Обоз. 1907 г. №9); второй – рукописный, составленный одинм из видных руководителей Нового Израился на Кавказе, быв. Хлыстом, Алешей Щетининым; этот катехизис еще в 1904 г. был представлен Ставропольскому епарх. миссионеру С. Никольскому и в 1907 г. в выдержках напечатан им в книге «Новый Израиль», третий, составленный тем же Щетининым, напечатан Сперанским в Мис. Сборн. за 1909 г.(Мис. Сбор. 1909 г., № 1–2, стр. 24–25).

136

А. Афанасьев (у Кальн. Рус. сек., стр. 243–252, 254–256)

137

Там же, стр. 252–253

138

Я. Сперанский, Катехизис Нов. Израиля. (Мис. Сбор. 1909 г. №1–2, стр. 22)

139

А. Афанасьев (у Кальн., стр. 254)

140

Свящ. Е. Кесарев. Беседничество как секта, стр. 58–75.

141

Кальн. Рус. Сек., стр. 261.

142

Там же. Подроб. См. у Бутк. в Обз. рус.сек., стр. 137–141

143

Кальн. Рус. сек., стр. 262–263.

144

Свящ. К. Кутеп. Сект. хл. и ск., стр. 91–100; Е. Пеликан. Судебно-медиц. исследования скопчества с кратк. историч. свед. Спб., 1875 г., изд. 2, стр. 3–4, 11, 18–19.

145

Свящ. А. Рождествен. Хлыст. и скопч., стр. 63–65; свящ. К. Кутеп. Сек. хл. и ск., стр. 104–106.

146

Чт. в Общ. Ист. И древ. 1972 г., кн. 3 ,стр. 55.

147

Свящ. К. Кутеп., стр. 106–115; свящ. А. Рождеств., стр. 66–69.

148

Первого мнения держатся Мельников, Реутский и др., а второго – свящ. К. Кутепов.

149

Эти рассказы записаны приближенными Селиванова в то время, когда он жил на свободе в Петрограде (П. Мельников, см. в Чт. общ. ист. и древ. 1872г., кн. 3, отд.V, стр.141) и известны под названием «Страды». В печати они сущ-т в 2-х редакциях: в первой – напечатаны Мельниковым в Чтениях общ. ист. и древ. за 1872г. кн. 3, отд. V, стр. 141–154, а во второй – Толстым там же за 1864г., кн. 4, отд. V, стр. 66–90, у Вараданова в VIII т. Истории Минист. Внутр. Дел, у Ливанова «Раскольники и Острожникки», т. II и др.

150

По скопческим легендам, Мартынушка был полковник Дашков, бросивший военную службу и ушедший в скопчество (Кальн. Рус. сек., стр. 184, прим.)

151

Свящ. К. Кутеп., стр. 120–130; П. Мельников, т. VI, стр. 364–6, 368–9.

152

Чт. в общ. ист. и древ. 1872г., кн. 3, отд. V, стр. 53.

153

«Когда повезли меня в Тамбов, – рассказывает Селиванов в «Страдах», – то народу было несчетное число: кто бранил, кто плевал и всячески надо мною ругались… Привезли меня в Сосновку, стали наказывать кнутом и секли долгое время так, что не родись человек на свет. И было мне весьма томно»… «рубашку мою свю окровавили с головы до ног и была вся в крови, как в морсу, и детушки мои эту рубаху выпросили себе и надели на меня свою белую» (Чтен. в Общ. ист. и древ. 1864 г., кн. 4, отд. V, стр. 81–82).

154

Свящ. К. Кутеп., стр. 139–149.

155

Свящ. В. Просор. Почему Селиванов (Петр III) назыв. Христом Сыном Бож. (Мис. Обозр. 1901 г., март, стр. 353–5).

156

Мис. Обозр. 1909 г., № 10, стр. 1460.

157

На могиле Шилова был поставлен в 1929 г. памятник, в котором были выдолблены два отверстия, куда скопцы опускали кусочки хлеба для освящения. Сам Шилов причислен скопцами к лику святых, почему его имя всегда поминается на радениях (свящ. К. Кутеп., стр. 161–162).

158

Свящ. К. Кутеп., стр. 164–173; свящ. А. Рождествен., стрю 90–93; П. Мельников, т. VI, стр. 379–381.

159

Прот. Т. Буткев. Обз. рус. сек., стр. 169; свящ. К. Кутеп., стр. 185–186.

160

Свящ. К. Кутеп., стр. 188–189.

161

Высоч. указ 25 июля 1806 г. и Перв. пол. собр. зак. т. XXXIII, № 26485, 22462, т. XXXIX, № 22422.

162

Свящ. К. Кутеп., стр. 192–197, 206–209.

163

Миссионер. Обозр. 1909 г. № 9, стр. 1318.

164

Под именем «лепости» скопцы разумеют вообще половые стремления и потребности человека.

165

Свящ. К. Кутеп., стр. 331–332. «Иуда не удавился на осине, а женился на Аксинье», – говорит Андриянов в своем донесении о скопцах. Донесение это по своей обстоятельности является одним из важных источников при изучении скопчества. Напечатано оно в Чтен. Общ. ист. и древ. за 1872 г., кн. 3, отд. V, стр. 295–314.

166

Свящ. К. Кутеп., стр. 332; свящ. А. Рождеств., стр. 186–187.

167

П. Мельников, т. VI, стр. 372–373; свящ. К. Кутеп., 344–348.

168

Свящ. К. Кутеп., стр. 349–352, 355–362; свящ. А. Рождеств., стр. 188.

169

Свящ. К. Кутепов, стр. 365.

170

По представлению галацких скопцов, первые люди были сотворены с половыми органами, только в невинном состоянии; впоследствии же дьявол, явившись во сне Еве, стал соблазнять ее на грех и действительно соблазнил (свящ. К. Кутеп., стр. 366).

171

В. Скворцов. Деян. 3 Всеросс. мис. съезд., изд.2, стр. 117.

172

П. Мельник., т. VI, стр. 368–369.

173

В. Скворцов. Деяния 3-го Всерос. мис. съезд., стр. 119–120; свящ. К. Кутеп., стр. 375–376б 392–395; Кальн. Рус. сек., стр. 180–181; Миссион. Обозр. 1909 г., №9, стр 1328.

174

Кальн. Рус. сек., стр. 181–182.

175

В. Скворц. Деян. 3-го Всерос. мис. съезд., стр. 122–123; свящ. К. Кутеп., стр. 386–389; Кальн. Рус. сек., стр. 182–183.

176

свящ. К. Кутеп., стр. 400–402, 430–433, 442–449, 454–6; Кальн. Рус. сек., стр. 179.

177

Кальн. Рус. сек., стр. 184–185; свящ К. Кутеп., стр. 343; Буткев. Обз. рус. сек., стр. 174, 178–9; В. Скворцов. Деян. 3 Всерос. мис. съезд., стр. 131–133.


Источник: Издание 3-е, исправленное и дополненное. Постановлением Учебного Комитета, утвержденным Святым Синодом, 2-е издание этой книги одобрено в качестве учебного пособия при изучении истории и обличения русского сектантства (Церк. Ведом. 1915 г., №12-13)

Комментарии для сайта Cackle