епископ Никанор (Каменский)

Объяснение послания святого Апостола Павла к Титу

О послании к Титу

Св. Апостол Тит по происхождению своему был Грек (Гал. 2:3), как полагают многие – с острова Крита166. Полное обращение его ко Христу произошло в Антиохии, в то время, когда св. Апостол Павел, вместе с Варнавою, устроял там Церковь (Деян. 11:25–26). Приняв христианскую веру от Ап. Павла (Тит. 1:4), Тит сделался его усердным учеником и сотрудником (2Кор. 8:23). Он был с Ап. Павлом на соборе Иерусалимском, в числе ходатаев о необязательности для христиан из язычников обрядового Моисеева закона. Св. Игнатий Богоносец и блаж. Иероним свидетельствуют, что Тит был безбрачен. Это содействовало его сопутствию Павлу. Во время третьего своего путешествия Ап. Павел отправил Тита в Коринф, для сбора податей в пользу Палестинских христиан и чтобы, узнав о действии на Коринфян первого его послания к ним, он возвратился к Павлу в город Ефес. Но возмущение Ефесское, поднятое делателями статуй Артемиды Ефесской, заставило самого Павла оставить Ефес и отправиться в Македонию, где на пути встретил его Тит и обрадовал приятными известиями о Коринфской Церкви (2Кор. 7:13). Потом Тит был снова отправлен в Коринф для той же цели и чтобы передать им другое послание (2Кор. 8:6; 12:18). Потом он сопутствовал Павлу и далее, даже до Рима, где утешал его, как узника.

Обстоятельства написания послания к Титу. Освободившись из Римских уз, св. Апостол Павел, вместе с Ап. Тимофеем (Еф. 3:23), как обещал Филиппийцам (1:25), прибыл на Восток морем. На пути он остановился на острове Крите, где был раньше мимоездом, когда узником был отправлен в Рим (Деян. 27:7). Ему сопутствовал и Тит. Пробывши на Крите около года, Ап. Павел вместе со своими сотрудниками обратил здесь многих ко Господу (1:5), так что явилась необходимость во многих пресвитерах и епископах, которым и поставил Павел Тита (как свидетельствуют о сем Апостольские постановления и Амвросиаст), поручив ему поставить повсюду пресвитеров. Сам Ап. Павел отправился в Малую Азию, решившись зимовать в Никополе (Киликийском – недалеко от своего родного города Тарса). Вскоре Павел пожелал видеть у себя Тита, чтобы преподать ему, как новоначальному епископу, разные наставления и правила церковной жизни. Но так как для скорого путешествия время было неблагоприятное, то он написал Титу послание, в котором преподал неотложные руководственные указания, соответственные религиозно-нравственному состоянию Критской паствы и тому положению, в котором находился св. Апостол Тит среди Критян, из коих одни были христиане, а другие оставались язычниками, нередко продолжавшими влиять на христиан в их настроенности и жизни, еще не получившей твердости. Кроме обычных трудностей служения в новоучрежденной Церкви, молодой епископ Критский поставлялся в затруднительное положение еще и тем, что вскоре же здесь явились лжеучители и еретики, сродные по духу и направлению с теми, которые явились около того времени в Ефесе, при епископе Тимофее, как видно это из посланий к нему. Все это, взятое вместе, а также и желание придать больший вес своему ученику и ставленнику, и побудило Павла поспешить составлением послания к Титу. Послание было отправлено с Тихиком и Артемою (3:12–13.). Эти лица могли помочь и отчасти заступить Тита. Поэтому Апостол просит Тита, по прибытии посланных, поспешить к нему в Никополь. Из 2-го послания к Тимофею, писанного немного позже, видно, что Тит не только явился к Апостолу, но был с ним и опять в Риме, откуда был отправляем в Далмацию (2Тим. 4:10), а потом прибыл снова в Крит, чтобы в полноте совершить то устроение Церкви Критской, которое заповедал ему Апостол167.

По свидетельству древних христианских писателей, епископская кафедра Тита находилась в главном городе Крита – Гортине, откуда он мог удобно наблюдать за церковными обществами всего острова Крита и в окружных местах, в которых он благовествовал Евангелие, как свидетельствует о сем блаж. Иероним, утверждающий еще, что Тит писал по-гречески то, что Павел диктовал ему по-сирски или по-еврейски. Тит умер в глубокой старости (94-х лет) и был погребен на острове Крите, где хранится его глава в храме, посвященном его имени. Православная Церковь чтит его память 25-го августа.

Содержание послания соответствует его задаче и цели. После указания назначения послания п приветствия, Павел пишет Титу: «сего ради оставих тя в Крите, да недокончанная исправиши и устроиши по всем градом пресвитеры». Далее указываются качества пресвитеров и прибавляется: есть много и непокорных, пустословов, обманщиков, особенно из обрезанных, каковым должно заграждать уста. Стихотворец сказал: Критяне лживы. Обличай их строго, не внимая Иудейским басням. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются (гл. 1). Ты же говори то, что сообразно с здравым учением: чтобы старцы были бдительны, степенны, старицы – не клеветницы. Юношей увещавай быть целомудренными, рабов – повиноваться господам. «Явися бо благодать Божия спасительная всем человеком, наказующи нас, да отвергшеся нечестия и мирских похотей, целомудренно и праведно и благочестно поживем в нынешнем веце, ждуще блаженного упования и явления славы великого Бога и Спаса нашего Иисуса Христа». Обличай со всякою властию, чтобы никто не пренебрегал тебя (гл. 2). Напоминай покоряться начальствующим. Мы были некогда несмысленны, гнусны, ненавистниками. «Егда же благодать и человеколюбие явися Спаса нашего Бога, не от дел праведных, ихже сотворихом мы, но о Своей Его милости, спасе нас банею пакибытия и обновления Духа Святаго, егоже излия на нас обильно Иисус Христом, Спасителем нашим, да оправдившеся благодатию Его наследницы будем по упованию жизни вечныя». Слово это верно; и я желаю, чтобы ты подтверждал о сем. Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны. Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся. Благодать Иисуса Христа со духом вашим. Аминь (гл. 3).

Послание к Титу, подобно посланиям к Тимофею, содержит преимущественно указания пастырских свойств; но в нем находится изображение и догматических истин о явлении спасительной благодати (2:11–13) и о спасении чрез Иисуса Христа – Бога (3:4–7), и заблуждений иудействующих (1:10–16). По изложению послание сие сходно более всего с посланием к Ефесянам. Здесь изложение более ровное, нежели в посланиях к Тимофею, где видно большее оживление Апостола Павла, так-как Тимофей, кажется, был для Павла ближе по духу, сердцу и образованию, нежели Тит, происходивший не из Иудеев, а из язычников, между тем как Тимофей по женской линии был Иудей и измлада знал Свящ. Писание.

Сохранение и распространение послания к Титу во вселенской Церкви было такое же, как и посланий к Тимофею, а потому и свидетели о его подлинности почти все те же. Св. Климент, епископ Римский, приводит из сего послания 4-ый стих 2-ой главы и 1-ый ст. 3-ей главы (см. о сем подробнее в сочинении А, Клитина: «Подлинность посланий к Тимофею и Титу», стр. 202–298), а св. Ириней, епископ Лионский, в своем сочинении против ересей (в кн. 3, отд. 3), говорит: «Павел повелевает нам после первого и второго вразумления от еретика человека отступать» (сравн. Тит. 3:10). Так-как послание к Титу находится в списке Мураториевом и переводе Сирском (Пешито), то можно сказать, что в конце II-го века как Восточная, так и Западная Церковь считала это послание подлинным. Историк Евсевий называет его «обязательным», а блаж. Иероним свидетельствует, что послание к Титу признавал подлинным даже Татиан, глава энкратитов, который отвергал другие послания. В последующее же время многие св. отцы писали объяснения на сие послание.

В Православной Церкви послание к Титу читается за церковным Богослужением в таком порядке:

Гл. 1, ст. 1–4, гл. 2, ст. 15, и гл. 3, ст. 1–3, 12–13

и 15 в день св. Тита, 25-го августа.

Гл. 1, ст. 5–16, и гл. 2, ст. 1 в четверток 28-ой недели.

Гл. 1, ст. 15–16, и гл. 2, ст. 1–10 в пяток « »

Гл. 2, ст. 11–14, и гл. 3, ст. 4–7 в день Крещения Господня.

Гл. 3, ст. 8–15 а память 5-го вселенского собора.

Послание к Титу святого Апостола Павла

Глава 1

1. Павел, раб Божий, Апостол же Иисусу Христа, по вере избранных Божиих и познанию истины, относящейся к благочестию168,

2. в надежде вечной жизни, которую обещал неизменный в слове Бог прежде вековых времен,

3. а в свое время явил Свое слово в проповеди, вверенной мне по повелению Спасителя нашего, Бога169,–

4. Титу, истинному сыну по общей вере: благодать, милость и мир от Бога Отца и Господа Иисуса Христа, Спасителя нашего170.

5. Для того я оставил тебя в Крите, чтобы ты довершил недоконченное и поставил по всем городам пресвитеров, как я тебе приказывал:

6. если кто непорочен, муж одной жены, детей имеет верных, неукоряемых в распутстве или непокорности.

7. Ибо епископ должен быть непорочен, как Божий домостроитель, не дерзок, не гневлив, не пьяница, не бийца, не корыстолюбец171,

8. но страннолюбив, любящий добро, целомудрен, справедлив, благочестив, воздержен,

9. держащийся истинного слова, согласного с учением, чтоб он был силен и наставлять в здравом учении и противящихся обличать172.

10. Ибо есть много и непокорных, пустословов и обманщиков, особенно из обрезанных.

11. каковым должно заграждать уста: они развращают целые домы, уча, чему не должно, из постыдной корысти.

12. Из них же самих один стихотворец сказал: Критяне всегда лжецы, злые звери, утробы ленивые.

13. Свидетельство это справедливо. По сей причине обличай их строго, дабы они были здравы в вере173,

14. не внимая Иудейским басням и постановлениям людей, отвращающихся от истины.

15. Для чистых все чисто; а для оскверненных и неверных нет ничего чистого, но осквернены и ум их и совесть.

16. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и неспособны ни к какому доброму делу174.

Глава 2

1. Ты же говори то, что сообразно с здравым учением:

2. чтобы старцы были бдительны, степенны, целомудренны, здравы в вере, в любви, в терпении;

3. чтобы старицы также одевались прилично святым, не были клеветницы, не порабощались пьянству, учили добру175,

4. чтобы вразумляли молодых любить мужей, любить детей,

5. быть целомудренными, чистыми, попечительными о доме, добрыми, покорными своим мужьям, да не порицается слово Божие;

6. юношей также увещавай быть целомудренными176.

7. Во всем показывай в себе образец добрых дел, в учительстве чистоту, степенность, неповрежденность,

8. слово здравое, неукоризненное, чтобы противник был посрамлен, не имея ничего сказать о нас худаго177.

9. Рабов увещавай повиноваться своим господам, угождать им во всем, не прекословить,

10. не красть, но оказывать всю добрую верность, дабы они во всем были украшением учению Спасителя нашего, Бога178.

11. Ибо явилась благодать Божия. спасительная для всех человеков,

12. научающая нас, чтобы мы, отвергнувши нечестие и мирские похоти, целомудренно, праведно и благочестиво жили в нынешнем веке,

13. ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа179,

14. Который дал Себя за нас, чтоб избавить нас от всякого беззакония и очистить Себе народ особенный, ревностный к добрым делам.

15. Сие говори, увещевай и обличай со всякою властью, чтобы никто не пренебрегал тебя180.

Глава 3

1. Напоминай им повиноваться и покоряться начальству и властям, быть готовыми на всякое доброе дело,

2. никого не злословить, быть не сварливыми, но тихими, и оказывать всякую кротость ко всем человекам181.

3. Ибо и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблудшие, были рабы похотей и различных удовольствий, жили в злобе и зависти, были гнусны, ненавидели друг друга182.

4. Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога,

5. Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом.

6. Которого излил на нас обильно чрез Иисуса Христа Спасителя нашего,

7. чтобы, оправдавшись Его благодатью мы по упованию соделались наследниками вечной жизни183.

8. Слово это верно; и я желаю, чтобы ты подтверждал о сем, дабы уверовавшие в Бога старались быть прилежными к добрым делам: это хорошо и полезно человекам.

9. Глупых же состязаний и родословий, и споров и распрей о законе удаляйся, ибо они бесполезны и суетны184.

10. Еретика, после первого и второго вразумления, отвращайся,

11. зная, что таковой развратился и грешит, будучи самоосужден185.

12. Когда пришлю к тебе Артему или Тихика, поспеши придти ко мне в Никополь, ибо я положил там провести зиму.

13. Зину законника и Аполлоса позаботься отправить так, чтобы у них ни в чем не было недостатка186.

14. Пусть и наши учатся упражняться в добрых делах, в удовлетворении необходимым нуждам, дабы не были бесплодны187.

15. Приветствуют тебя все находящиеся со мною. Приветствуй любящих нас в вере. Благодать со всеми вами. Аминь188.

* * *

166

По сообщению св. Димитрия Ростовского, Тит происходил из царского Критского рода. Как человек любознательный, он был в Иудее, видел Иисуса Христа и св. Апостолов и присутствовал в числе Критян, бывших в Иерусалиме в день сошествия Святого Духа на Апостолов (Деян. 2:11). В числе других Критян называются Зина и Аполлос, которые и были первыми благовестниками Христа на острове Крите.

167

Послание к Титу приблизительно написано около 66-го года; но есть предположения о более раннем его происхождении, до первых уз Ап. Павла в Риме. Эти предположения основываются главным образом на отрицании освобождения Ап. Павла из первых уз. Но несправедливость этого отрицания с великою полнотою свидетельств доказывается многими учеными (см. о сем подробно в исследовании о посланиях к Тимофею и Титу М. Троицкого, изд. в Казани в 1884 году, стр. 15–29, а также и у П. Полянского, в местах, указанных в объяснении на послание к Тимофею). Достойно замечания, что св. Иоанн Златоуст сказал: «мне кажется, что это послание предшествует посланию к Тимофею, и Апостол написал его в такое время, когда был отпущен, освобожден от уз» (беседа на послание к Титу, стр. 5).

168

Указание назначения послания – очень пространное. Это объясняется отчасти тем, что назначение послания Титу было указано в надписании, как видно это из одного из древнейших кодексов (С), чего в других посланиях не было, как свидетельствует о сем Тертуллиан и св. Иоанн Златоуст. Так-как послание назначалось не для одного Тита, но и для его пасомых и многих других, то Апостол начинает его указанием на свое звание. Он говорит, что он – Божий раб, (слуга), а Христов посланник к избранным по вере, для научения их познанию истины, необходимой для угождения Богу и спасения души. Подобным образом Ап. Павел говорил в начале посланий к Римлянам и Галатам, имея на то особенные побуждения. Можно усматривать выражение этих особых побуждений к изречению такого начала и здесь. Так, в словах, «по вере избранных» можно усматривать указание на отличительный характер избрания христиан в людей Божиих не по происхождению плотскому (наприм., от Авраама и Иакова, каковыми были ветхозаветные избранные люди – Евреи), а по вере. В указании на проповедь «об истине благочестия» можно видеть намек на то, что Апостол имеет задачею возвещать не философские истины, или всякого рода суесловия, чем хвалились еретики, а только христианские истины, ведущие ко спасению вечному.

По изъяснению блаж. Иеронима, Апостол говорит здесь как-бы так: «Я – Апостол, чтобы призывать всех к вере в Господа Иисуса Христа, но не так, чтобы только дать имя (как это делали философы, по именам которых и назывались их ученики), но так, чтобы явить их совершенными и в жизни и по духу веры, не призванными только делать, но избранными. Избранник же Божий не тотчас уже и верою обладает в меру избрании. Посему и Спаситель сказал: «аще пребудете в словеси Моем, уразумеете истину, и истина свободит вы» (Ин. 8:31,32). Знание истины, яже по благочестию, есть – знать закон, разуметь пророков, веровать Евангелию, не неведать и Апостолов. Отец и Сын едино суть; почему, кто веровал в Сына, тот верует и в Отца. И рабство Павла – одно, к Отцу ли его относить, или к Сыну. Сказав это, Апостол обязал верующих слушаться его, принимая слово его, как слово Самого Господа Иисуса Христа».

169

О надежде на вечную жизнь говорится, как об одном из важнейших предметов веры и жизни, стяжаемом верою же и жизнию о Христе. Иначе говоря, Апостол возвещает, что дело, порученное ему, касается не здешней только жизни, временной, но и вечной, с ее бесконечными благами, о которых всегда возвещалось многообразно, а теперь определенно, открыто, что эти вековечные блага откроются не иначе, как только чрез Господа Спасителя, о чем и возвещено и будет возвещаться Апостолом. Таким образом, Апостол сначала сказал о том, кто он такое (по отношению к Богу: раб и посланник), а потом раскрывает, что предметы его благовестия: Бог, спасение о Христе и вечная жизнь о Нем же. По словам преосвященного Феофана, Апостол как-бы говорит так: «я Апостол есмь, вот к чему приставляемый: веру поселять, к истинному благочестию настраивать, к тому и другому склоняя и воодушевляя упованием жизни всеблаженной... В каждом послании Апостол многократно и разнообразно упоминает о жизни вечной (Флп. 3: 20; 1Кор. 15:19). Христианство в духе и начинается отрешением от мира и устремлением к вечному, и подкрепляется во все течение в свете Иисуса Христа. Упование жизни вечной столь существенно, что Апостол не счел излишним подтвердить его непререкаемыми доводами – истинностью Божией и тем, что это входит в вечные планы Божии. Вечная жизнь стоит в советах Божиих, как исходное начало и конечная цель сего бытия всего сотворенного». «У Бога всему свое время. Пришло время явить Свои сокровенные советы – и явил. Но времена эти Он держит в Своей власти (Дан. 1:7), как и самое течение событий. И они от века определены, и суть потому Божии. Господь Иисус Христос, совершив и устроив все потребное для получения живота вечного, послал Апостолов – звать всех к получению сего живота. Особая часть в сем труде отделена была на долю и св. Павла, чтобы призывал язычников к участию в наследии обетования. Все это и выразил он в словах: «проповеданием, еже мне поручено»... Счел он нужным выставить сие, чтобы расположить Критян к смиренному послушанию его словам и исполнению его распоряжений» (св. И. Златоуст).

170

Благодатный привет и Божие благословение Титу преподается обычно, с пожеланием милости и мира от Бога Отца и Господа Иисуса Христа – Спасителя. Но при этом он называет Тита истинным сыном, с присовокуплением: «по общей вере», чем тесно связует Тита с собою, а чрез его общую веру и с паствою его и со всеми христианами, находящимися повсюду, не имеющими одну веру. «Присным чадом Апостол называет Тита как потому, что сей последний утвержден им в вере, так и потому, что он во всем согласен со св. Павлом. Чтобы показать единство духа Титова с своим, Апостол приложил слова: «по общей вере». Они показывают то, что Тит – чадо не по плоти, а по духу, по вере; но преимущественно то дают разуметь, что по вере, или по духу веры, у Тита нет ничего особенного против Павла, все у них общее, ничто от пего не скрыто и ничто из преданного ему не отвергнуто им и не изменено» (преосвященный Феофан). Св. Иоанн Златоуст, обращая внимание на привет Титу, говорит: «смотри, как он желает учителю того же самого, чего желает ученикам и всему народу. Учитель имеет особую нужду в благодати Божией (милости) и мире. Если же он без них будет управлять народом, то он все потеряет и погубит, не имея у себя кормила. Хотя бы он был опытен в управлении, но если не будет иметь этих кормил благодати и мира от Бога, то потопит корабль и плывущих».

171

Первое существенное поручение Титу: поставить по всем городам пресвитеров, причем указуются и те свойства, которыми должны отличаться избранные во пресвитера. Добрые свойства пресвитеров, как и епископов, указываются такие же, какие и в посланиях к Тимофею: непорочность (сравн. 1Тим. 3:2), единоженство, уменье воспитывать детей, кротость, воздержность, бескорыстие и т. подобное. «Видишь ли – говорит св. Иоанн Златоуст, – как у Апостола чиста душа от всякой зависти, как он всегда искал пользы поучаемым, не разбирая, будет ли она достигнута им самим, или кем-либо другим. Там, где была опасность и великое затруднение, он исправлял все сам личным присутствием; а что доставляло более чести или славы, то поручает ученику, именно: рукоположение епископов и все другое, что имело нужду в некотором исправлении, или, так сказать, в большем устройстве. Таким должен быть предстоятель, – искать не своей чести, но общей пользы». Об единоженстве он говорит: «Апостол заграждает уста еретиков, осуждавших брак, показывая, что это было так честно, что при нем можно даже восходить на священный престол; вместе с тем он укоряет людей невоздержных, не дозволяя, после второго брака, принимать эту власть. Апостол желает, чтобы начальствующий не подавал подчиненным никакого повода к нареканиям... И если он не мог воспитать своих детей, то достоин великого осуждения за леность. Посему, кто не радеет о своих детях, тот как может пещись о чужих? И как может учить других обуздывать гнев, кто не научил этому самого себя? Власть поставляет человека в многие обстоятельства, которые делают и весьма кроткого тяжелым и суровым, подавая множество поводов ко гневу. Посему, если он наперед не позаботился об укрощении этой страсти, то будет крайне тяжелым, повредит и погубит многое в делах своего управления. Епископу всегда должно делать увещанием, а не порицанием и оскорблением. Учитель есть врач душ; а врач не наносит ударов, но наносящего удары исправляет и врачует». «В епископе всякая стяжательность срамна» (блаж. Феофилакт).

172

Положительные свойства епископов (как и пресвитеров): страннолюбие (Мф. 25:35), нищелюбие (попечение о вдовах и сиротах, больных и бедных), целомудрие, нелицеприятие, преподобие (благоговеинство к Богу, и посвящение Ему всего), верность преданному учению, уменье действовать на верующих (убедительность) и обличать противников веры.

«Как слово Божие верно и всякого приятия достойно, так и епископ таким да являет себя, чтобы все, что говорит, было почитаемо достойно веры и слова его были правилом истины. Если у епископа только жизнь свята, то, живя так, он себя только пользует: но если он и учителен, то себя и других созидает» (блаж. Иероним). «Прочие качества можно находить и в подчиненных, как-то: непорочность, воспитание детей в послушании, страннолюбие, благочестие; но епископа и пресвитера особенно отличает то, чтобы он оглашал народ учением. Кто не умеет бороться со врагами, пленять всякий разум в послушание Христово и низлагать мудрования (1Кор. 10:5), тот да будет далек от учительского престола» (св. Иоанн Златоуст). «В конце поставил Апостол учительство, в исчисление того, чем должен быть украшен епископ, потому что в епископстве учительство завершает все прочие качества, составляя его отличительную черту» (преосв. Феофан).

Имея в виду отношение свойств епископов к пресвитерам, должно понять, что эти названия в начале не были так определенно различны, как они различаются ныне. У Греков епископом называлось лицо, посылаемое для надзора за подчиненными городами. Так было и в Церкви. Но так-как епископы были старцы, или вообще люди почтенные, то их могли называть и пресвитерами, по возрасту. Однако вскоре же все яснее и яснее стала означаться великая разность этих названий (см. о сем подробнее в сочинении И. Троицкого, стр. 149–165). И вне всякого сомнения было то, что Апостолы поставляли епископов (наприм. Тимофея, Тита); епископы поставляли пресвитеров (иереев); но пресвитер нигде не упоминается поставляющим епископа. «Апостолы знали от Господа нашего Иисуса Христа о епископском достоинстве», говорит св. Климент, епископ Римский. А св. Игнатий, епископ Антиохийский, писал к Филадельфийцам. «чтобы они находились в единении с епископом, его пресвитерами и диаконами», ясно выражая подчиненность последних первому.

173

Советы об отношении к заблуждающимся сводятся к двум главным: лжеучителям заграждать уста, а последователей их обличать и приводить к истинной вере. Вместе с тем Апостол дает характеристику Критян вообще (пользуясь для того изречением древнего поэта Эпименида), и в частности – лжеучителей того времени. Те и другие прежде всего лжецы и злы, а далее Критяне ленивы, а Иудеи вздорливы и боязливы. Главное же свойство лжеучителей – корыстолюбие, ради которого они шумят и обманывают. Люди лживые и сами легко впадают в ложь. Поэтому среди Критян, издавна склонных ко лжи, новые лжецы могли иметь большой успех. Отсюда открывается, сколь труден был подвиг епископа Тита удерживать Критян в принятой истине, особенно при действии лжеучителей. Св. Иоанн Златоуст говорит: «нужно не со всеми обращаться одинаковым образом, но различно и разнообразно, смотря по лицам. Если они (лжеучители) склонны ко лжи, то для них нужно самое обличительное слово; кротостию такой человек не может быть тронут». «Итак обличай их нещадно». И это: «обличай нещадно» не противоречит сказанному: «с кротостию наказующу противныя, – пишет блаж. Феодорит, – потому что неуверовавшим еще должно с кротостию проповедовать Божественное учение, а давших обещание веровать и покушающихся поступать вопреки – надлежит врачевать суровыми мерами».

О заграждении уст преосвященный Феофан говорит, что «это можно делать или силою пастырской власти, или силою обличения и утверждения истины. Это на первый раз: если же они и далее останутся в своем упорстве, их следует совсем отсекать, как и законоположил Апостол ниже (3:10). Но более приложимо обличение. Встретив таких суесловцев, кто бы они не были, надобно обличать лживость их учения так сильно, чтобы они не имели, что сказать в защиту его. А если нельзя таковых встретить, а станет известно, что какие-то ходят по домам (скрытно) и суесловят то и то, надлежит пред верующими, раскрыв лживость узнанной лжи, обличить ее, истину же Божию, противоположную лжи, полнее раскрыть и сильнее подтвердить. И это будет заграждение, если не уст суесловцев, то входа лжи их в души слышащих. Чужим суесловцам вредным Апостол велел уста заграждать, а своих велит нещадно обличать. И это не за тем, чтобы удовлетворять своему на них неудовольствию, а чтобы были здравы в вере, т. е. чтобы не принимали воззрений ложных, с верою не сообразных. Тело делается не здравым, когда принимает чуждые ему элементы; и вера делается не здравою, когда принимает мысли, разрушающие ее строй, или весь или по частям. Чтоб Критяне не подпали такому заболению, Апостол заповедует нещадно обличать их, когда замечено будет, что они без осторожности открывают ухо свое для суесловцев».

174

Одно из заблуждений, распространявшихся в Крите, как и в других местах около того времени, заключалось в различении снедей на чистые и нечистые. Это очевидно говорили иудействующие. И вот Апостол преподает основной взгляд на различение снедей (суд христианского сознания) и обличает лжеучителей, как не имеющих ни христианского ума, ни христианской совести, и даже называет их отрекшимися от Бога, ибо они делают противное Богу, а добрых дел и не могут делать, пока останутся в своих заблуждениях, в упорстве противления установленному Богом. Определяя характер Критских лжеучителей, св. Иоанн Златоуст говорит: «если те, которые соблюдают правила касательно яств, не здравы, но больны, ибо о таковых говорит Апостол: изнемогающего в вере приемлите не в сомнение помышлений (Рим. 14:1), – то что сказать о тех (из Критян), которые постятся и соблюдают субботу вместе с Иудеями, или ходят в места, считающиеся священными у язычников, наприм., называемое Кроновым место в Киликии? Таким образом, не должно слушаться ни язычников, ни Иудеев. Для чего подчиняешься таким? Или не надеешься на веру?» Блаж. Феодорит пишет: «Апостол Иудейскими баснями назвал не закон, по предлагаемое Иудеями толкование закона. Они усиливаются выставить, что чтут Бога всячески, но поступают вопреки тому, что Ему угодно. Ибо Бог ограничил закон определенным временем, а они в оное время не исполняли, а когда кончилось время, крепко стоят за закон». О различении яств св. Иоанн Златоуст говорит: «Бог не сотворил ничего нечистого, и нет ничего нечистого, кроме греха. Нечисты, говорит Апостол, сами они, их ум и совесть. Должно быть разборчивым в отношении к тому, что оскверняет душу. Ито же нечисто? Грех, злоба, коварство, корыстолюбие, лукавство. Измыйтеся и чисти будите, отымите лукавства от душ ваших (Ис. 1:16). Сего будем убегать, от сего будем воздерживаться. В Ветхом Завете были запрещены некоторые яства не потому, что они были нечисты, а чтобы обуздать плотоугодие. Телесное ближе к нам, посему Бог прежде и отвращал от него, но теперь должно принять истину и ее держаться».

175

Уроки учительства старых Апостол преподает Титу, очевидно, сообразуясь с нравами времени и советуя постепенно возводить всех к христианскому совершенству, находящиеся в котором должны выражать это не только в истинной вере в житии добром, но и в одеянии степенном, а тем более в добром воздействии учительском на младших. Такое учительство Апостол называет «здравым», а держащихся его «целомудренными».

"Под целомудренными, – говорит св. Иоанн Златоуст, – он разумел здесь рассудительных, ибо целомудрием называется здравое состояние ума». О старости же он сказал: «и старость имеет недостатки; ей свойственны: небрежность, леность, забывчивость, тупость и неподвижность. Почему Апостол и заповедует старцам: трезвенным быти. Ибо человека в этом возрасте многое располагает быть не трезвенным, наипаче же притупление всех чувств, медлительность а не легкоподвижность. С летами человек охлаждается, и от того происходит сильное расположение к вину. Посему Апостол предостерегает их от этого, желая, чтобы они избегали происходящего от сей болезни посрамления. Мужам предоставлено свыше учить как мужей, так и жен, а женам он предоставляет предлагать увещания дома». «Видно, – говорит преосв. Феофан, – что Апостол хочет, чтобы старцы представляли всесторонне образцовую жизнь (доброучительны), чтобы и правилом и словом учили добру. Старость многоопытная, по естественному порядку, есть руководительница молодости. Но как в житейском быту только занимавшиеся сими делами и разумно в них действовавшие могут руководить и младших, так тем паче в порядке религиозно-нравственном. Почему Апостол и поставил сие дело старости после того, как украсил ее многими добрыми качествами».

176

Уроки учительства юных Апостол заповедует вести чрез взаимное обучение старшими младших. Содержание сих уроков – самое естественное: внушение любви супружеской, семейной, чистота, попечительность о доме, благопокорливость, благоразумие, чтобы всем этим прославлялось христианство, а не порочилось чем-либо недобрым, как-бы происходящим от христианского научения, что могло бы показаться недостаточно осведомленным о христианском учении. «Все доброе происходит от любви,– говорит св. Иоанн Златоуст. – Не просто сказал Апостол: должны быть в мире, но: любить мужей. Ибо когда будет между ними любовь, не проникнет к ним никакое разногласие; от ней рождаются и прочие блага. И добрыми и попечительными о доме бывают жены от любви и привязанности к мужу. Напротив, жена, презирающая мужа, нерадит о доме. От любви происходит постоянное целомудрие. От любви уничтожается всякий раздор. Если муж будет язычник, то он скоро обратится; если христианин, то будет лучше. Видишь ли снисхождение Павла? Тот, кто всячески старался отклонить вас от забот житейских, теперь оказывает великое попечение о делах домашних. Ибо когда эти дела будут управляемы хорошо, тогда и духовные найдут себе место. Преимущественно же Апостол заботится о проповеди, а не о мирских делах. Так и в послании к Тимофею он говорит: да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте (1Тим. 2:2); и здесь: да не слава Божия хулится. Если верующая жена, живущая с неверным мужем, не добродетельна, то обыкновенно произносится хула на Бога; если же она живет честно, то проповедь получает славу от ней и добрых дел ее. Это не маловажное, но великое дело, чтобы наше учение было уважаемо за наше поведение».

177

Учение чрез пример есть самое плодотворное учение. Его и советует св. Апостол Павел держаться Титу, причем, кроме добрых дел общих, заповедует иметь и особые свойства учительские: полную готовность, степенность и доброе расположение, а в содержании учения – воспитательную назидательность и ни в чем неповрежденную цельность, так чтобы никто не мог укорить его ни с какой стороны.

По изъяснению св. Иоанна Златоуста, Апостол как-бы так говорит Титу: «пусть старшие женщины научают младших, а сам ты поучай молодых людей целомудрию. Для всех пусть будет общим учителем и образцом добродетели твоя светлая жизнь, открытая всем, как-бы какое первоначальное изображение, заключающее в себе все добродетели и легко представляющее примеры для всех, желающих научиться чему-либо доброму».

«Будь для всех учительным источником – незакрытым, вполне достойным (независтным), соблюдая строгую важность (честность) сообразно с предметом учения, достойно Бога, с добрым расположением духа, нерастленного (нетление), неповрежденного какою-либо страстью (наприм. тщеславием или корыстью)». «Безукоризненность слова можно почесть чертою, совмещающею в себе все требуемые от него совершенства, об украшении коими слова должно простирать заботу до того, чтоб даже враг противный, зорко следящий за сим и злобно присматривающий, чтоб открыть в нем что-либо худое, остался посрамленным в сем покушении, ничтоже имея глаголати о нас укорное» (преосв. Феофан).

«Слово пастыря должно быть здраво и безупречно, – говорит один новейший толковник. – Пастыри очень часто забывают совет Господа: остерегайтесь людей (Мф. 10:17). Кроме врагов, есть люди с таким умом, которые имеют самое высокое понятие о священстве и соблазняются всем, что не соответствует в пастыре этому понятию. Таким образом, на пастыре Церкви более, чем на ком-либо другом, оправдывается Евангельское правило: от словес своих оправдишися, и от словес своих осудишися (Мф. 12:37)».

178

Рабов заповедует Апостол научать повиновению, услужливости, быть верными, не красть, чтобы чрез них не только не хулилось учение Христово, а напротив – прославлялось. Рабы в древнем мире считались самыми нехорошими людьми, недостойными никакого внимания. Посему, являя себя высоко честными, послушливыми и усердными, они должны были невольно вызвать удивление и вопрос: почему они стали такими? И когда господа их узнали бы (что и было), что они сделались таковыми потому, что этого требует учение Иисуса Христа, последователями Которого они сделались, то невольно и господа их могли проникнуться уважением к христианству и даже принять оное, как дело благое и великое, дарующее жизнь и спасение вечное. По слову Амвросиаста, Апостол говорит как-бы так: «такими добрыми делами да украшают слуги учение Господа нашего. Тогда господа не только не станут запрещать веровать, но даже рады будут тому, видя, что вера и для них самих оказывается полезною». «Если же раб, – говорит св. Иоанн Златоуст, – не воздерживает своей руки, не обуздывает языка, то по какому поводу язычники будут удивляться нашему учению? Если же они увидят раба мудрствующим во Христе, показывающим большее воздержание, нежели их философы, и слушающим с великой готовностью и усердием, то несомненно будут удивляться силе проповеди. Ибо язычники судят о догматах не по учению, а по делам и жизни. Итак пусть будут для них учителями и жены и рабы – своим поведением. И у них и везде признается, что рабы вообще грубы, упорны, мало способны к добродетели, не от природы, но от воспитания. Итак, когда язычники увидят, что сила проповеди сделала их честнейшими, то господа получат высокое понятие о наших догматах. И чем более злы прежде были рабы, тем более господа будут удивляться силе проповеди».

179

Явление благодати, спасающей о Христе Иисусе, все совершившееся дело домостроительства нашего спасения и будущее блаженство, имеющее открыться после второго славного пришествия Бога и Спасителя нашего, все это совершилось для того, чтобы люди оставили греховную жизнь и жили благочестиво и свято, ожидая мздовоздаяния сообразно с жизнию, а не с положением в обществе или государстве. Почему и рабы могут и должны сподобиться благодатной жизни, ибо благодать Божия явилась для всех, чтобы всем помочь в разум истины придти и достигнуть спасения вечного. «Благодать Божия, – говорит преосв. Феофан, – это домостроительство спасения в Господе Иисусе Христе, – что Сын Божий воплотился, пострадал, умер, воскрес, вознесся на небо и Духа Святого ниспослал, Который чрез Апостолов устроил Церковь Божию на земле, в которую всякому вход открыт: приходи, принимай учение верою, освящайся таинствами и затем живи свято, под руководством пастырей, раб ли ты, или свободный, чтобы прекрасным житием ревностно украшать учение Спасителя нашего Бога».

Обращая внимание на название Иисуса Христа Богом, св. Иоанн Златоуст восклицает: «где те, которые говорят, будто Сын меньше Отца? Великого, говорит, Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа. Когда называет он Его Богом великим, то называет великим не по отношению к чему-либо, но безусловно великим, таким, после Которого уже никто не велик, потому что всякий другой велик по сравнению, а не по природе, Он же велик без сравнения».

«Рожденный же от Духа есть чадо Божие. Чувствуя же себя таким, чувствует, что Божий есть и все Божие своим имеет и прямой есть наследник Божий. Таким образом, упование блаженства вечного есть неотемлемая черта во внутреннем настроении христиан, и они пребывают на земле, ждуще Его. По смерти верные вступают в преддверие сего Царства. Полное же ублажение последует по воскресении (общем). Знают сие блаженные и желательно ждут явления в славе Христа Господа, умеряя сие желание разве благожеланием к живущим на земле».

180

Принесение Иисусом Христом Себя в жертву за грехи людей было также для того, чтобы люди подвизались в добре, как к тому же направлялись и все прочие дела великого домостроительства Господня о спасении нашем. Но в этом подвиге Спасителя нашего дается самый первый, урок всем искупленным Кровию Христовою – быть подобными Ему во всем, наипаче же в отвержении своих пожеланий и в служении Богу и ближним. Разъясняя сие нравственное значение явления благодати чрез страдания Христа, можно положить крепкое основание для веры и жизни по Христе. Вот почему Апостол и заповедует говорить о сем возможно чаще, при всех видах проповеди: поучительной, наставительной и обличительной, чтобы, слыша раскрытие этих глубочайших тайн, все проникались благоговением пред ними и уважением к поучающему о них. «Христос Иисус, великий Бог наш и Спаситель, искупив нас Кровию Своею, сделал из нас Себе особенный христианский народ, который тогда только может быть особенным, когда будет ревнителем добрых дел. Убеждая поучать сему, Апостол употребил три глагола: глаголи, моли, обличай. Глаголи, кажется, надо относить к простому учению. Что касается моли, то оно то же значит, что в словах: по Христе убо молим (1Кор. 2:20), когда учащий и себя смиряет и уничижает, будто проситель, чтоб только приобресть того, кого убеждает. А третье обличай уместно уже после убеждения. Которые презрят умоление, те достойны обличения и заслуживают услышать: забысте утешение, еже вам, яко сыновом, глаголем (Евр. 12:5). К Тимофею пиша, Апостол обличение поставил впереди умоления (2Тим. 4:2). А здесь желает, чтобы учеников прежде умоляли, и тогда уже обличать, когда умоление останется бесплодным, и обличать со всяким повелением. Это относится к обличению только, а не к двум первым» (блаж. Иероним).

181

Гражданские обязанности христиан: покорность всякого рода властям, готовность по их призыву на всякое благое дело, спокойствие, миролюбие и не злоречие по отношению ко всем – всегда важны и необходимы, но особенно они должны были соблюдаться первенствующими христианами, которых язычники долго не знали, нередко смешивая их с Иудеями. Поэтому всяческая предупредительность, исполнительность и вообще охотность к добру – могли значительно содействовать доброму имени христиан. «Подобное пишется и Римлянам: всяка душа властем предержащим да повинуется (13:1). Такая заповедь потому, думаю, выставлена, – пишет блаж. Иероним, – что тогда еще в силе был догмат Иуды Галилеянина (Деян, 5:37). Он учил, что никого не должно именовать властителем, кроме Бога, и что тем, которые вносят десятины в храм, не должно платить дань кесарю. Эта ересь так разрослась, что увлекала не только много народа, но возмущала и фарисеев так что они и к Самому Господу подступали с вопросом: достойно ли есть дати кинсон кесареви, или ни? На что получили премудрый ответ: воздадите кесарева кесареви, а Божия Богови (Мф. 22: 17–21). Сообразуясь с этим ответом, и Апостол Павел учит, что верующие должны слушаться начал и властей». Говоря потом о воздержании от хулы, он пишет: «если Михаил Архангел, споря о теле Моисея, не смел хульного слова навести на диавола (Иуд. ст. 9). не тем ли паче мы должны соблюдать себя чистыми от злословия?» Св. И. Златоуст говорит: «послушаемся сего внушения. Уста наши должны быть чисты от укоризны; ибо хотя бы и справедливы были наши укоризны, но не наше дело высказывать их; исследовать – дело судии, ты же почто осуждаеши брата твоего? (Рим. 14:10). К тому, если ты укоряешь других, то вскоре и сам подвергнешься тому же. Посему блаж. Павел и предлагает такое увещание: темже мняйся стояти, да блюдется, да не падет (1Кор. 10: 12)». «Не сварливым быти (не воевателями), не заводить ссор, споров и судов и против зла не замышлять и не воздвигать зла, это – то же, что Господь сказал: Аз же глаголю вам не противитися злу (Мф. 5:39). Уступчивость представляется некоторым потерею и ущербом, но на деле она всегда выигрывает, если не в настоящем, то в будущем, не вечном, а тоже временном. Потерянное возвращается с лихвою» (преосв. Феофан).

182

Воспоминаются общие грехи прежней жизни для того, чтобы не осуждать за них других и, ставши христианами, избегать их, как несвойственных тем, кои получили все, чтобы быть непорочными и святыми. Амвросиаст пишет: Апостол поминает, что сии блага, которых не имеет неверие, даны христианам, чтобы, сияя всякою правдою, они давали всем разуметь, что суть чтители истинного Бога. Ибо когда они, быв несмысленны, являются ныне во всем смысленными, то чрез это в них прославится Бог». «Божественный Павел и себя включил в то же число, не как подлежащего всем этим обвинениям, по как бывшего гонителя; ибо не всем порокам подлежали все, но одни – тем, а другие – другим; однако же все улучили спасение» (блаж. Феодорит). Останавливаясь особенно на разъяснении слов Апостола: работающе похотем, преосв. Феофан пишет: «когда порочны высшие силы, тогда место законов, лежащих в них, заступают похоти и сласти, и жизнь начинает течь по их требованиям. Под похотями разумеются страсти духовные и телесные. Несмыслие, непокорность, прельщенность, рабство похотям и сластям составляют внутренний строй грешника. Чем он обнаруживается во мне? Жизнию в злобе и зависти. Эгоизм и самоугодие всех себе стягивают. В природе эгоизма – себя только любить. Он наперед уже ко всем холоден, и лишь только встречает противное себе, тотчас претворяет холодность в неприязнь. Эгоизм умеряется иногда симпатическими чувствами, но тогда ненавистию он ограждает не себя только, но все принятое в сферу своего сочувствия; выходит партия на партию».

183

О явлении благодати и обновлении людей вторично говорит, чтобы снова возбудить их к достойной жизни и надеждам на будущие блага в вечной жизни.

«Тщательнее вникнув, –пишет блаж. Иероним, – найдем в сем отделеньице явственнейше Пресвятую Троицу. Благостыня (благодать) и человеколюбие Спаса нашего Бога, не другого, но Бога Отца, чрез баню пакибытия и обновления Духа Святого, Которого излил Он на нас чрез Иисуса Христа, праведными нас сделали для наследия жизни вечной». «Увы – взывает св. Иоанн Златоуст: – так глубоко были мы погружены в зле, что не могли уже очиститься, но имели нужду в возрождении. Это подлинно было новое рождение, нового бытия получение. Он – Спас наш; не поправил нас, но воссоздал сполна. Это означают слова: обновление Духа Святого. Он сполна сделал нас новыми. Каким образом? Святым Духом. Столь великую имеем мы нужду в благодати. Тот. Кто избавил нас от такового беззакония и таких зол, без сомнения, подаст нам и будущие блага, если мы пребудем в благодати, ибо все совершается одним и тем же Промыслом. Что значить: по упованию? Как возуповали, так и получим». «Только бы ревность не перестала о том, чтоб быть праведными и святыми, и преуспевали в том. Даром призваны к наследию, даром снабжены силами, чтоб дойти до него: но дается оно не даром, а комуждо по делом» (преосв. Феофан).

Достойно замечания, что крещение называется банею пакибытия (возрождения) не только в Свящ. Писании (Еф. 5:25), но и у многих св. отцов, наприм., у св. Иустина Философа (в 1 Апол.). «Крещение называется банею, – говорить св. Климент Александрийский, – потому, что мы чрез него омываемся от грехов» (см. о сем подробнее у М. Троицкого, стр. 248–250).

184

Убеждая Тита чаще возвещать общее учение о совершении Иисусом Христом спасения нашего, Апостол склоняет его к тому великим достоинством сего учения, как вполне истинного и благотворного, могущего вести к делам добрым и жизни приятной и полезной. Как-бы прямую противоположность учению о спасении составляют еретические бредни, равно как и споры о законе, потерявшем главную силу, а потому Апостол повелевает удаляться от них, как бесполезных и напрасных. «Напомнив о попечении Божием и необычайном Его человеколюбии, Апостол убеждает слушателей быть милосердными, и притом не просто и не случайно, но как? да пекутся, говорит, добрым делом прилежати, т. е. и обижаемым помогать не деньгами только, но и словом заступления, и вдов и сирот защищать, и всем вообще бедствующим доставлять спокойствие» (И. Златоуст).

"Буими стязаниями Апостол называет те, которые нисколько не содействуют спасению и никакого не дают опытного ведения к устроению жизни добродетельной» (Амвросиаст). О родословиях св. И. Златоуст сказал: «здесь Апостол намекает на Иудеев, которые, превозносясь праотцом своим Авраамом, о самих себе нерадели. Посему он называет такие родословия неполезными и суетными». «Может быть, – пишет преосв. Феофан, – слова Апостола пригоже разделить и так, чтобы стязания и родословия относить к языческим мудрованиям о своих богах, а рвения и свары – к Иудейским спорам. О достоинстве их закона шли шумные разговоры, а толку никакого; Апостол и предписал пресечь это. Учи, говорить, тому, что созидает в вере и утверждает в доброй жизни, а от пустословия и сам удаляйся и верующих обязывай к тому же».

185

Об отношении к еретикам Апостол говорит, что их после первого и второго вразумления должно отрицаться, т. е. их должно устранять прочь из состава Церкви, как не подающих надежды на обращение, закоренелых в своих предубеждениях и обрекших себя на погибель в жизни вне Церкви и ее спасительных таинств и вечной блаженной жизни.

По изъяснению св. И. Златоуста, Апостол говорит здесь как-бы так: «Когда кто-нибудь развратился до такой степени, что никаким образом не решается переменить своего мнения, то для чего тебе трудиться, напрасно сея семя на камени, тогда как можно употребить этот усердный труд для своих, беседуя с ними о милосердии и других добродетелях? О людях, подающих надежду на исправление и только оказывающих сопротивление (можно позаботиться); а когда кто-нибудь (держится ереси) явно и открыто пред всеми, то для чего напрасно спорить с ним, для чего бить воздух?» «Развратися – по изъяснению преосв. Феофана,– значит воспринял превратный ум, с которым ничего не поделаешь, потому что он потерял способность видеть истину, быв наполнен предубеждениями. Усвоенные им ложные начала омрачают очи его, и он среди дня не видит света, его окружающего и всех других просвещающего! Согрешает он непокорностию ясным указаниям Св. Писания, упорствуя во лжи. И есть самоосужден. Это подает ту мысль, что совесть его осуждает его за несогласие с истиною, но он не слушает ее, стыдясь уступкою посрамиться. Он приносит в жертву своему самолюбию ясно сознаваемую истину и грешит, идя против совести. Еретик, упорно стоящий в ереси, сам себя приговаривает к лишению Царства (Гал. 5:2)».

186

Послесловие начинается распоряжением о лицах: Титу Апостол повелевает поспешить к нему, но не прежде, когда придут к нему посланные от Апостола Артема или Тихик; прежде же должны быть отправлены на дело проповеди Зина и Аполлос, которых Апостол советует снабдить в достаточной мере всем необходимым для них великого пути по морю и суше. Все упоминаемые здесь лица были в разной мере сотрудниками Павлу, одних из коих он имел при себе (в Никополе Киликийском), других желал видеть, чтобы руководствовать их (Зину и Аполлоса), как для того же вызывал и Тита, наставивши Артему и Тихика тому, в чем они временно могли заменить в Крите Тита, которого Апостолу нужно было видеть, особенно для распознания характера лжеучителей и указания мер противодействия им, а также и услышать о впечатлении послания.

Тихик был посылаем Апостолом в Ефес и Колоссы с посланиями (Еф. 6:21; Кол. 4:6), а также со 2-ым посланием к Тимофею (4:12). Потом он был епископом в Вифинии. Артема по преданию тоже был впоследствии епископом в Листрах. Память его – 30-го октября, вместе с другими 70-ю Апостолами. Аполлос, знаменитый своим красноречием, был епископом в Коринфе, где еще при учреждения там Церкви, были большие его почитатели (1Кор. 3: 5; 4:6). Память его – 10-го сентября и 3-го декабря. Зина пас Церковь Христову в Диосполе. Память его – 27-го сентября. Он тоже причислен к 70-ти Апостолам. Он назван законником, как сведущий в законе и объясняющий его достодолжно.

Из распоряжений Апостола «видна отеческая его любовь к Критянам», писал блаж. Иероним. «Апостолу нужно было видеть Тита по делам Евангельской проповеди; но не прежде велит ему двинуться к себе, как по приходе к нему Тихика или Артемы, чтобы заступить место его, или место Зины и Аполлоса, которых Апостол требует поскорее послать к нему, тотчас по получении его послания» (преосвящ. Феофан).

187

О помощи проповедникам Евангелия Апостол говорит, не требуя, но научая и даже только советуя научиться сему, как учатся и всем добрым делам, среди которых удовлетворение насущных нужд вообще составляет необходимость, а помощь проповедникам – необходимость неотложную, избраннейшую, святейшую, за удовлетворение коей может быть особая великая награда. «Видишь, – говорит св. И. Златоуст, – как Апостол больше заботится о верующих подающих, чем о принимающих? Можно было бы снабдить их и чрез многих других, но я, говорит, забочусь о наших». По изъяснению блаж. Иеронима, нашими, своими, Апостол называет уверовавших во Христа, которые, поколику Христовы суть, могли справедливо быть названы Павловыми и Титовыми. Имеешь, говорит как-бы так Апостол, власть над учениками; учи их не быть бесплодными, но пусть послужат Евангелистам и мужам апостольским, занимающимся спасительными трудами проповеди, и послужат не во всем, а в нужных потребностях, которые определяются так: имуще пищу и одежду, сими довольни будем (1Тим. 6:8). Ибо служащие алтарю от алтаря должны и питаться, и сделавшиеся причастниками наших духовных благ должны делать нас причастниками своих вещественных благ. На случай, чтобы Критяне не оказали невнимания к сим словам послания или внушениям Тита, Апостол называет бесплодными тех, которые не хотят послужить Евангелистам от имений своих. А о бесплодных написано: всяко древо, еже не творит плода добра, посекаемо бывает и во огнь вметаемо (Мф. 7:19). И еще: сеяй скудостию, скудостию и пожнет (2Кор. 9:6).

188

Приветствие всем и от лица всех – знаменательно, как и благословение молитвенное. Кроме вышеуказанных лиц (в ст. 12) Тит знал, кто мог приветствовать его вместе с Павлом (т. е. почтенные сотрудники его), и потому ему было дорого это приветствие, как и всем пасомым его, любящим тружеников Христовых, по любви к вере. Обращая особенное внимание на эту любовь в вере, блаж. Иероним напасал: «любят и матери детей до того, что на смерть готовы за них, но любят не в вере; любят и жены мужей, но любовь эта не от веры. Одна любовь святых любит его в вере – до того, что хотя бы любимый был из неверных, святый любит его в вере, по слову Писания: любите враги ваша (Лк. 6:35)». «Молитвенно благожелает Апостол верующим благодати, и это, конечно, имело свое действие, если благожелаемые являли себя такими, какими желал им быть благожелающий» (блаж. Феофилакт).»Благодать со всеми вами. Аминь. Сие написал божественный Апостол блаженному Титу; но и нам всем доставил заключающуюся в этом пользу, потому что и мы, как из общих сокровищ, извлекаем из себя богатство. Да даст же нам Бог и хранить собранное о Христе Иисусе Господе нашем! С Ним Отцу со Всесвятым Духом слава и честь и держава, ныне и всегда во веки веков! Аминь» (блаж. Феодорит).


Источник: Толковый Апостол. Часть III. Объяснение последних семи посланий святого Апостола Павла / епископ Никанор (Каменский), издание второе, с.364. Санкт-Петербург, Синодальная типография, 1905 г.

Комментарии для сайта Cackle