Азбука веры Православная библиотека Николай Константинович Никольский Легенда мантуанского епископа Гумпольда о св. Вячеславе Чешском в славянорусском переложении


Николай Константинович Никольский

Легенда мантуанского епископа Гумпольда о св. Вячеславе Чешском в славянорусском переложении

Легенда мантуанского епископа Гумпольда о св.Вячеславе Чешском в славяно-русском переложении (Из рукописи Казанской Духовной Академии, № 519. Солов. № 500, л. 274 и след.). Починаются книги о роде и о страсти с(вята)го князя Вячеслава (Из «Fontes rerum bohemicarum», t. I, Vitae sanctorum. Fasc. I, V. Praze, 1873, cтp. 146–166). Incipit passio sancti Vencezlavi martyris (Из рукописи Пафнутьева Боровского монастыря, № 623, л. 371 об.). Проло(г) о ст(растоцепц)е(м) Вячеславе м(учени)це (sic) Х(ристо)ве. Книги о ро(де) и о страсти. септевриа. кн(язя). с(вя)т(о)го Вячесла(ва) Приложение I (к примечанию на стр. 2). (Из предисловия к первому тому «Fontes rerum bohemicarum», XV–XVI). Гумпольдово жизнеописание Вячеслава, князя Чешского (стр. 146–166). Приложение II ( к стр. 2). Описание рукописи Пафнутиева Боровского монастыря № 623. Приложение III (к стр. ХV и 60). Отрывок легенды «Crescente fide» и латинское cлово на перенесение мощей св. Вячеслава (по рукописи XIV века). А. Б. In translationе sancti Vencezlay ad vesperas.

 

 

По распоряжению Комитета «Императорского Общества Любителей Древней Письменности»

Рукописи, по которым издается здесь славянский текст Гумпольдовой легенды о святом Вячеславе чешском, давно известны в библиографии. Одна из них, принадлежавшая

Пафнутьеву Боровскому монастырю.1 Калужской епархии, (сборник второй половины 16 века, №623, 1°, на 521 листах, писанных полууставом), еще в 1820 году была описана П.М.Строевым. Хотя его труд остался не обнародованным до 1891 года, когда быль издан Императорским Обществом Любителей Древней Письменности (№ XCVIII2), но в 1865 году Пафнутьевские рукописи еще раз были описаны кратко архимандритом Леонидом3. Оба бибиографа однако не оценили значения сказания о св. Вячеславе, находящиеся в Пафнутьевском cборнике.

Архимандрит Леонид вовсе не упомянул об этом сказании, а П.М.Строев только отметил, что на 372 листе рукописи находятся «книги о роде и о страсти, сентевриа4 28-го, святого Вячеслава».5

Другая рукопись, сохранившая издаваемое сказание о св. Вячеславе. (Четьи-минеи, на сентябрь, 1°, на 304 листах, писанных полууставом 16-го века6 и принадлежавшая прежде Соловецкому монастырю, а в настоящее время – Казанской Духовной Академии, была изучена более внимательно. Составители второй части «Описания рукописей Соловецкого монастыря, находящихся в библиотеке Казанской Духовной Академии» (Казань, 1885, стр. 368–375, №617), выписав заглавие и начало «сказания», указали, что находящийся здесь перевод жития св. Вячеслава «весьма древний и очень темный», что в «А. Sanct. Sept.

VII» помещено «обширное изследование о св. Вячеславе; но изданное там житие – другой редакции» чем в рукописи, и что «о настоящей редакции упоминается» будто бы там же

«в изследовании на стр. 719» (стр. 375)7.

Но и это счастливое наблюдение, что Соловецкая рукопись содержит текст какого-то переводного жития св. Вячеслава, т.е. текст, неизвестный прежде в науке, в свое

время не остановило на себе внимания специалистов.

Между тем, и в Пафнутьевской, и в Соловецкой рукописях до нас уцелел (хотя и в поздних русских списках) драгоценный8 памятник старо-чешской письменности,

восходящий, быть может, приблизительно к началу 11-го века.

Издаваемое житие св. Вячеслава есть то самое сказание, которое, в латинском тексте, в виде анонима, было известно еще болландистам9, которое долгое время считалось первоисточником для других латинских биографий святого и со времени Пертца (1823 г.) 10 получило название Гумпольдовой легенды потому, что в открытой этим ученым Вольфенбю́ттельской рукописи некоей княгини (Геммы) Еммы назван автор легенды: «Gumpoldus Mantuanus episcopus»11.

Как подтвердил своими изысканиями в 1857 году Бюдингер, Гумпольд действительно был епископом в Мантуе12 именно в годы императора Оттона II, когда и была составлена легенда, что видно из её показания в латинском тексте «imperatoris augusti Ottonis secundi sacro jussu». Оттон же носил императорский титул с Рождества 967 года до своей смерти 7 декабря 983 года13. Кроме того, древность Гумпольдова сказания подкрепляется и давностью найденной Пертцом Вольфенбю́ттельской рукописи, относящейся к 11–12-му веку14.

Найденный нами славянский текст без имени автора в заглавии воспроизводит, однако, латинскую легенду (насколько она известна по «Fontes rerum bohemicarum»,

t. I, 1873, р. 146–166), далеко не во всем её объеме, целости и точности. Часть легенды передана слово в слово, без соблюдения даже ясности в переводе. Но в других отделах она представляет собою крупные отклонения от общеизвестного Пертцовского издания латинской легенды, почему славянский текст её и нельзя назвать переводом.

Если общая нить рассказа выдержана однообразно в обоих текстах, то вместе с тем в славянской редакции мы видим пропуски, вставки и изменения сравнительно с

латинским оригиналом15, причем такие варианты, не ограничиваясь отдельными фразами, охватывают собою иногда даже целые главы, на который подразделил латинскую легенду её издатель.

Из более заметных текстуальных разностей отметим, напр., следующие:

1. В славянском переводе нет начала главы VIII, где биограф в общих выражениях говорит о подвигах святого в течение постов (см. ниже стр. 22, 16 и 23, 23 –

24, 16–18, elemosinis–studuisset), о чем, впрочем, повторяется в дальнейшей части той же главы.

2. Точно также опущена почти вся 9-ая глава (см. ниже стр. 28,15–17 И 29,21–30,18–28).

Глава 9-я и первая половина 11-ой, в которых продолжается рассказ о ночном видении Вячеславом опустевшего двора Павла пресвитера и об истолковании этого видения святым, заменены рассказом, не совпадающим с легендою Гумпольда (см. ниже, стр. 30,9–17, 32,1–14 и и 31.27, 32,17–29. 33,16–26, 34,17–20).

14-я глава, где Гумпольд дает характеристику святому, в славянских списках опущена, а вместо нее мы находим здесь известие о многих священниках и клириках, пришедших к святому «от Бавор, и из Франк, и Сас» с мощами и книгами (сравн. ниже стр. 40 и 41 и примечание на стр. 40).

Начало 15-ой главы (до слов. frater eius) опущено. Последующий рассказ о постройке церкви св. Вита, о намерении Вячеслава отправиться в Рим для принятия монашества и о дальнейших событиях, передаваемых у Гумпольда в главах 16, 17 и начале 18-ой, даны не

в том изложении, что в латинской легенде (см. ниже стр. 40–47).

В начале 19-ой главы вставлен рассказ о разговоре Болеслава со своими сообщниками, задумавшими убить Вячеслава (см. ниже стр. 52,3–8).

К концу главы 22-ой присоединены дополнительные сведения о судьбе убийц Вячеслава и о тех мучениях, какие испытывал Болеслав от нападавших на него бесов

(см. ниже стр. 58,18–21;60,1–3: «но и са... скончаша»).

23-я глава, где идет речь о перенесении мощей св. Вячеслава, передана в версии, значительно отступающей от легенды Гумпольда (см. стр. 60–64).

К рассказу о человеке, убитом и повешенном разбойником (в 27-й главе), присоединено известие, что на теле убитого сидел орел, посланный от Бога «для соблюдения телеси», дабы птицы не начали его, и что сухое дерево, на котором был повешен убитый, «прозябе и ветви

распусти» (см. ниже стр. 70–71).

В самом конце «сказания», в 30-й главе, славянский текст имеет заключительное славословие, которого нет в латинском издании (см. ниже стр. 76–77).

Итак, славянский текст значительно разнится от латинского. Но помимо отмеченных отступлений он имеет весьма много вариантов в отдельных выражениях и из-

вестях, иногда дополняющих, иногда сокращающих рассказ Мантуанского епископа (напр., вместо: «praeclarissimo rege Heinrico», в славянском переводе читаем: «пресветлым

царем Еинрихом, Фратским и Римским» и.т. п.).

Как объяснить происхождение таких отступлений и вариантов?

При решении этого вопроса нельзя прежде всего не отметить разности стиля, какая отделяет дополнения, отступления и варианты от основного переводного текста. Насколько темен16 и цветист язык перевода Гумпольдовой легенды, настолько общепонятно изложение тех мест, которые не совпадают с латинским текстом. Это показывает, что последние должны быть возводимы к особому от Гумпольда источнику, при помощи которого была дополнена и

изменена первоначальная версия легенды. Этому второму источнику, надо полагать, славянское сказание в своих отступлениях от Гумпольдовой легенды следовало так же близко,

как и первому. Механическое сцепление их в славянском тексте отчетливо заметно, напр., в главе 14-й (см. ниже стр. 38,8–9 и 39,6–7 и 38,29, 38,17), где известия Гумпольда дополнены сообщением об изгнании матери Вячеслава.

У Гумпольда мы читаем: «Finito excellentis alloquio iussionis, nefastae participes coniuracionis dommn pavidi re- deunt» и проч. (см. ниже стр. 38,29–39,17).

В славянской же передаче вследствие вставки из другого источника дважды повторено одно и то же: «и си изгаголав безаконию началницу матерь свою и(з) земля своея изгна от себе. И скончаном же княжем глаголом велможа земскиа и ротницы и светници в домы своа оустрашени взвратишас(я)» (см. ниже стр. 39,6–9).

С другой стороны, нельзя также рассматривать дополнения к легенде Гумпольда в славянском её переводе как вставки позднейших русских переписчиков и агиологов,

так как сведения, сообщаемые о св. Вячеславе в дополнениях, стоят в связи с легендами о нем, появившимися в древнейшую эпоху, по неизвестными в позднейшей русской письменности до-Петровского времени.

Уже после того, как выяснилось, что легенда Гумпольда появилась приблизительно лет 40 спустя после трагической смерти чешского князя (935 или 929 г.), т.е. около 70–80-х

годов 10-го века, в ней были замечены исторические несообразности, отмеченные в 1863 году Томком17, в 1901 году Калусеком18 и другими. Не говоря уже о монашеской характеристике князя, присущей и другим латинским сказаниям о св. Вячеславе, в труде Гумпольда мы встречаем анахронизмы: Спытигнев, княживший в Чехии в 895–905 годах или по 912 год, считается современником Генриха I (918–936), вступление на престол Вячеслава, убитого в 935 году (дата, принятая Калусеком) или в 929 году, относится к царствование Оттона (I?): sub regis serenissimi Ottonis (см. ниже стр. 13). В рассказе о намерении Вячеслава посетить Рим та же легенда допускает противоречие: сначала рассказывается, что Вячеслав решил

принять монашество, для этого собирался в Рим и управление Чехиею сам пожелал передать брату Болеславу, а затем сообщается, что поездка расстроилась вследствие властолюбивых замыслов Болеслава (см. ниже стр. 42 и след.). Храм св. Вита, по словам Гумпольда, был основан и освящен Регенсбургским епископом Тутоном (занимавшим епископию с 894 по 10 октября 930 года). Но если бы допустить, что княжение Вячеслава, по сведениям той же легенды, началось при Оттоне I, то Тутон не мог бы принимать учаcтия в освящении храма, так как умер за 6 лет до вступления Оттона на престол. – Поставляли в вину Гумпольду и то, что Спытигнева он считает первым христианским князем Чехии и ничего не знает о Боривое, что известие о nepeнесении и открытии мощей Вячеслава противоречит «Минейному» сказанию и т.д. и т.д.

Между тем славянский текст Гумпольдовой легенды в некоторых случаях свободен от указанных несообразностей. Ему известно имя Боривоя. Латинское выражение: «in

cives eminentior Zputignеv nomine» передано здесь словами: «в суседех приседя, именем Спытигнев, сыа Боривоев». Контекст речи не дает прямых оснований утверждать, что Спытигнев – по мнению составителя легенды – был первым чешским князем, принявшим крещение (см. ниже стр. 10–11).

Начало княжения Вячеслава здесь не приурочено к царствованию Оттона I. Имени Оттона в соответствующем месте нет19.

Причиною, остановившею намерение Вячеслава посетить Рим, выставляется, согласно с легендою «Crescente fide» и вопреки латинскому тексту Гумпольдовой легенды, неоконченная постройка храма (см. ниже стр. 42–46).

Имя регенсбургского епископа Тутона упоминается и в славянском тексте, но при указанном уже отсутствии имени Оттона в легенде нет анахронизма, наблюдаемого в латинских списках.

В славянской версии, как и в легенде «Crescente fide», нет также указания, что Богемия принадлежала к диоцезу20 Регенсбургского епископа.

Известный рассказ Гумпольда, сильно смущавший ученых (напр., Калусека), о том, что святой по ночам перелезал чрез заборы и занимался «furto Iaudabili», т.е. похвальною

кражею пшеницы и винограда, из которых он приготовлял опресноки и выжимал вино для службы, очерчивается, в славянском переводе (как и в легенде «Crescente fide» и

у Христиана), в более приличной окраске. Здесь нет ни слова о «furto Iaudabili», а рассказывается, что Вячеслав по ночам ходил «бос и пешь к пивам своим», равным

образом пользовался своим, а не чужим виноградом. Сущность подвига здесь усматривается в том, что Вячеслав тайно от других трудился по ночам над изготовлением просфор и вина для церковных служб (см. ниже стр. 26).

Как увидим. в славянском текст незаметно и того противоречия, какое разделяло славянские сказания от латинских в рассказе о перенесении мощей.

Уже эти примеры показывают, что на варианты славянского текста нельзя смотреть как на случайные изменения рассказа, допущенные позднейшими переписчиками, а следует отнести их или на долю латинского оригинала, с которого мог быть сделан перевод, или же приписать их труду переводчика или чешского сводчика, так как русские списки издаваемой легенды, по-видимому, имеют однородные особенности языка как в местах дословного перевода её, так и в местах, отклоняющихся от Гумпольдова текста или его дополняющих.21 Что же касается до языка русских списков в местах дословного перевода легенды Гумпольда и в местах, отступающих от латинского оригинала, то едва ли можно будет найти здесь заметную разницу, так как архаизмы можно наблюдать и в последней группе мест, напр: «божии раби», «законники» (в смысле пресвитеров, 30,11), «прежнии» (58,19) (=antiqui, старцы), «жнетяше» (26,20), «юношица» (32,12), «сол» (42,5), «муждаше» (44,в), «рукама своима» (42,12–44,1), «престанев» (45,17), «просися домови Болеславлю граду» (46,11) и т. п.).).

К сожалению, вопрос о происхождении этих дополнений и отклонений и их источнике нам не удалось разрешить прежде всего потому, что не все латинские версии, переделки и списки как сказания Гумпольда, так и других латинских легенд, изданы и изучены в достаточной степени.

Ни у болландистов, ни в «Fontes rerum bohemicarum» (t. I, 1873), ни в группе славянских произведений о св. Вячеславе мы не встретили памятника, исключительным влиянием которого можно было бы объяснить все особенности славянской версии легенды Гумпольда, После сопоставления обнародованных сказаний о св. Вячеславе с издаваемым произведением можно придти только к выводу, что дополнения и варианты славянского текста восходят к источнику,

который принадлежал к древнейшему типу легенд, и следы которого заметны и на других сказаниях, хотя в цельном виде он остается нам неизвестным.

Сродство предполагаемого первоисточника с древнейшими сказаниями о св. Вячеславе прежде всего обнаруживается в самом характере некоторых известий, включенных в славянскую версию. Как известно, одна из обычных тенденций латинских легенд о св. Вячеславе – представить его монахом. С этой стороны они выделяются от славянских

сказаний: четьиминейного и проложного. Хотя та же тенденция латинских легенд осталась и в славянской передаче соответствующих мест легенды Гумпольда (см. ниже на стр. 43 и 44 о желании св. Вячеслава постричься в Риме), тем не менее в ней уцелел неизвестный из других источников рассказ о женитьбе Вячеслава, о сыне его Избряславе (см. ниже стр. 44), о прелюбодеянии жены Вячеслава и о выходе её замуж при жизни первого мужа (см. ниже

стр. 44–46). Этот рассказ. составленный, очевидно, также для обрисовки монашеских наклонностей св. Вячеслава, с другой стороны, мог, вероятно, вредить представлению о св.

Вячеславе, как аскете, и потому, надо полагать, не нашел себе места в дальнейших жизнеописаниях святого.

Затем те бытовые и исторические подробности убийства св. Вячеслава и та безыскусственность их передачи, какие находим в славянских отклонениях от латинской легенды Гумпольда, также указывают на древность их первоисточника (см. ниже стр. 46–50), напоминая собою рассказ славянских сказаний.

Наконец, к тому же предположена приводить и текстуальное сличение дополнений к Гумпольду, находящихся в славянском пересказе его, с отрывками некоторых латинских легенд.

Из числа латинских житий наибольшую близость к дополнениям издаваемой редакции легенды можно подметить в сказании «Crescente fide».

Как известно, эта легенда, знакомая еще болландистам, долгое время рассматривалась, как переделка Гумпольдова труда. Добровский относил ее к 12–13 векам. Но в

1839 Пертцу удалось найти в Мюнхене список, относящийся, по его мнению, к 10-му вежу, а по мнению Тейге и Труларжа–приблизительно к 10–11-ому столетиям22. После этого взгляд на нее изменился, и профессор Пекарж в 1903 году пытался доказать, что она была источником для Гумпольда, что она относится к 70-м годам 10-го века и есть древнейшая из латинских беографий св. Вячеслава23.

С этою легендою совпадают иногда текстуально некоторые из дополнений и вариантов славянской версии. Вот несколько примеров:

В славянском тексте читаем: «но якож секии кто сено в велити зной и жадает воды, тако и святыи жадаше мучениа и крови npолианиа но не от руку брата своего, но Бога щедраго мздовздателя прорасмотрением» (см. ниже стр. 45,6–9).

У Гумпольда нет этого отрывка. В легенде же «Crescente fide» находим соответствие славянскому тексту:

«Et sicut homo in aestu diei foenilem metens sitiet aquam, ita ipse procul dubio desiderabat martyrium percipere; sed non de manu fratris sui, quia diligebat eum. et sciebat ob hoc eum

minime evadere gehennam perpetuam» (Fontes rerum bohemicarum, t. I, p. 186).

В славянском переводе; мы читаем, что Вячеслав был послан в Будьчь «к попину именем оучену». У Гумпольда (в изданном тексте) о «попине» нет извстия. В «Crescente fide» же он упоминается: «misit eum in civitatem nuncupatam Budceam, ut ibi disceret psalterium a quodam presbytero nomine Uenno» (Fontes, I, p. 183) и т.п.

К сожалению, выводы, которые могла бы быть сделаны после сличения издаваемого славянского сказания с легендою «Crescente fide», затрудняются тем, что общедоступный текст

её, известный по изданию в «Fontes rerum bohemicarum», не исчерпывает вариантов и переделок этой легенды, встречающихся в рукописях.

Проф. Пекарж от обычного текста легенды, известного по изданию в «Fontes rerum bohemicarum», различает чешскую рецензию её, текст которой, изданный Добровским (в 1811 году), остался для нас недоступным. Была ли она первичною или вторичною, нам неизвестно. Что же касается рецензии, изданной в «Fontes rerum bohemicarum»24, то относительно неё невозможно предполагать, что она была непосредственным источником дополнений и вариантов славянского текста Гумпольдовой легенды. Сходство с этою рецензией можно объяснять тем, что последняя была первоисточником для многих биографий св. Вячеслава (как-то Гумпольда, «Oportet fratres» и т. п.), почему извлечения из неё могли повторяться и в её дальнейших переработках. Кроме того, не все дополнения и варианты славянской версии легенды Гумпольда могут быть сближаемы не только со стороны текстуальной, но и со стороны содержания с известиями, находящимися в «Crescente fide». Все это указывает, что источник, к которому восходят добавления и изменения Гумпольдова сказания в его славянской переработка, ни в коем случае не может быть отождествляем с обычною рецензиею легенды «Crescente fide».

Это предположение подтверждается тем, что некоторые сведения и прибавки славянского текста не находятся ни у Гумпольда, ни в «Crescente fide», но могут быть сближаемы

с другими латинскими легендами, опиравшимися, очевидно, на утраченный первоисточник или его переделку.

Так в латинском слове на перенесение мощей св. Вячеслава (нач.: «Licet plura nobis»), встречающемся в рукописях в след за сказанием Гумпольда и относящемся, по мнению проф. Пекаржа, ко второй половине 10-го века мы находим следующие слова: «Quid enim mirabilius, quam corpus sub terra positum quasi sub aromatum condimento per aliquot curricula annorum incorruptum conservari? Nec solum, ut plures adhuc visi mi- raculi superstites referunt testes, incorruptum, sed quod magis est mirandum, sanatis vulneribus apparuit. О laudabile viri dei meritum et о jure stupendum prcconium, idem meruisse beatum Wenezlaum, quod quondam propheta Ionas immensi ceti соn- clusus alvo promeruit. Quem uti more insolito, sed et alias inaudito absorptum enormis piscis sanum evomuit: ita huius corpus et incorruptum et obductis cicatricibus iussu divino restituit» (Ios. Pekař, o. c., S. 385–386 und 39).

У Гумпольда это сведение передано так: «...Sarcofagum aperiunt; et ecce corpus carnea adhuc mole integrum, et per cuncta vulnera sanum, apparentibus tantum plagarum signis, nisi solum vulnus fraterno ense factum, quod se dehiscens sanguine visum est manare» (см. ниже стр. 62).

Легенда «Crescente fide» говорить о том же еще более кратко: «Tunc quoque lumine incenso, intuentes viderunt corpus eius integrum et omnia vulnera eius sana. Tantum vulnus unun sanguineum erat, quod frater eius primitus vulneravit» (Fontes rerum bohemicarum, t. I, p. 183–190).

В издаваемом славянском тексте мы читаем: «Святоую ракоу отвориша, свеща же вжегше смотриша, и се тело плотию и еще цело явися, и от всех язв бывших на нем ицелено разве единоя язвы яж от братня мечя, из неяж и еще кров тепла видяшеся текущи спохвалимое достояние моужа божия и чюдное власти обладание, тоу оутягшая имети блаженнаго Вячеслава, еже оутягноу имети якож древле Иона китом пожреть, по трех днех цел на сухо извержен бысть тако и сего тело еже есть дивнье не гневше ни стлевш, но ицеленами язвами за три лета повелением божшмг земля ъздасть» (см. ниже стр. 62–64).

Очевидно, что славянский текст не следует всецело ни одному из трех приведенных латинских сказамй. Равным образом и он не был источником для них. Bероятно, существовал еще какой-то источник, бывший под руками у авторов жизнеописаний.

Чтобы видеть яснее соотношение латинских текстов и издаваемой славянской редакции сказания Гумпольда, всмотримся в её состав и особенности.

Начало славянского текста её, обнимающее собою «пролог» к житию и семь первых глав, представляет собою почти дословный перевод латинского оригинала (см. ниже стр. 2–22,13 и 23,12). Не перечисляя отступлений, зависевших или от неопытности переводчика, или от особенностей латинского текста, отметим здесь только несколько наиболее заметных уклонений перевода от латинского сказания (по изданию в I-ом томе «Fontes rerum bohemicarum»)

в пределах «пролога» и семи первых глав. В «прологе» слова оригинала, «victoriosissimi imperatoris augusti Ottonis secundi sacro jussu rusticitati nostrae imposita» переданы такт: «по повелению победителнаго цря и августа, мирскаго оты. вторы сты его поволение сески оуставлением» (см. ниже стр. 7,13–14, 20–21)25.

Начальные слова первой главы латинского текста: «Avulsa igitur ob insecabilis sacramentum Trinitatis prisco catholicorum idoneoque refragatu pestiferae haereseos sentosa pululatione» (см.

ниже стр. 8,18–20) заменены в славянском переводе следующими: «СО перваго все верных оученаго уставлениа пагубному оуже прегрешению кончавающуся» (см. ниже стр. 8,9–10).

В начале второй главы допущен вариант. Сравн. «praeclarissimo rege Heinrico, quidam gentis illius progenie clarior ac potentia, in cives eminentior, Zpuytignev nomine,

principatus regimen sub regis dominatu impendens» (см. ниже стр. 10,27–28 и 11,21) и в славянском тексте: «пресветлым црм еи(н)рехо, фратьским и римским. етер у колена рода того светлеи толп силою велик. в соуседе приседя. Имене спытигнев сн боривоев княжия строи под цркою властию држа» (см. ниже стр. 10,14–17).

Слова: «sanctique apostolorum principis» в той же главе переданы так: «стму и верховнему аплу Петру» (см. ниже стр. 11,24–25 и 19–20).

В четвертой главе – дополнено известие о «пoпине»: «in civitate Budec litteris addiscendis est positus» (см. ниже стр. 13,18) – «в гpa нарицаемыи Будьчь. к попину имене оучену» (стр. 15,1–2).

В той же главе словам: «sub regis serenissimi Ottonis fulgente potentia» соответствуют: «по црем яcнеиши готовою (sic) областию светящуся» (см. ниже стр. 13,23 и 14,8–9, сравн. прим. 3 на стр. 13).

В пятой главе: «primis se annis» (см. ниже стр. 14,29) – «у первы лет деских» (стр. 14,15–17).

В седьмой главе: «verum ne tormentorum nefanda monimenta, diutius excrevissent» (см. ниже стр. 19,19–20)–«на оуншая приводя» (стр. 18,16).

«In miram scripturarum capacitatem prodivit» (см. ниже стр. 20,24–25)–«поучаем на чюдодивныа разумы книг изыде. тако латиньски. яко и гречески» (см. ниже стр. 20,9–10).

Подобныя отступления от латинского оригинала возможно объяснять или особенностями латинского списка, бывшего под руками у переводчика, или сделанными им изменениями.

Начиная с 8-й главы влияние особого источника на славянский текст становится очевидным.

Уже в первых словах этой главы по славянским рукописям заметна некоторая двойственность: «В чюдны же постех по истинне мимоходяща лета, в великии пост алче и млтвою стыи сам оуноша» и проч. (стр. 22,16–24,1). Является странным двукратное упоминание о постах в одной и той же фразе. В латинском тексте на великий пост нет указаний, но в славянском переводе опущено несколько строк. У Гумпольда читаем: «Inter mira igitur ieiuniorum elemosinis fulgentium acta hoc egregium modestae consuetudini exornare studuisset. Quoniam redeunte per annuas vices legitimo arduae observations leiunio, sacer ipse iuvenis» и т.д. (cм. ниже стр. 23,23–23. 24,16–20). Таким образом в сокращенный перевод легенды Гумпольда привнесено указание на Великий пост. Такое указание мы находим в легенде «Crescente fide», где, однако, место, соответствующее 8-й главе Гумпольда, также передается более кратко: «sed et in quadragesimali tempore per arduum callem pergebat de civitate in civitatem ad ecclesias pedester discalceatus, ita ut radicitus in eius vetigiis cruor apparebat. Cilicio aspero subtus indutus, desuper vestibus regalibus cicrumamictus non cessavit gratias soli agere deo» (Fontes rerum bohemicarum, I, p. 184). Сравн. Ппже стр. 24,9 и след., стр. 25 и у Христиана (I. Рекаř, о. с., 8. 108). Очевидно, что рассказ славянской версии восходит не к Гумпольду.

Точно также с ним не совпадает текстуальная сторона и дальнейшего известия о «furto laudabili» (см. ниже стр. 26–27), но конец главы воспроизводит латинский текст (см. стр. 28–29).

После слов: «Domum autem reversus» в соответствующем месте славянского перевода добавлено: «и на ложе свое(м) таино» (см. ниже стр. 25,22 и 15; 26,1).

В последующем славянском пересказе также заметны отклонения от латинского оригинала:

«Messis etiam inminente aestu, tuto noctis silentio per agellum tritici manipulos ipse falcicula succidens, gravique fasce proprios impositos humeris, in secretiore domus angulo abscondit, ibidemque trituratis, et inter saxa tritico fracto ac purgamentis agrestibus ad mundam excussionem a sanctis manibus ipsius deligenter cribrato cum fontis aspersione, quem ipse solus praesente tantum puerulo cum ydria producens verae Trinitatis invocatione signavit, hanc farinulam massa naturali congestam in libas sacrificales, sacerdotum manibus offerendas, ille proprio manuum labore coqui parabat» и т.д. (см. ниже стр. 25, 25–29 – 26,23–27).

«Во время же настоащеи жатве no среде нощи таи всех встав с отроком оужe реченым. Бос и пешь к нивам своим идяше и рукама своим пшеницу жняше и во снопы извязав сам о собе на раме свои воскладаше и отрока своего в тайнем оугле домоу своего скрываше и ту истер и в жерновах измол и стыка свопиа роукама чисте просяав. И водою покропив во имя Троица сам един и с слоужащих емоу отроком. С водою ю сам пошаше оу кладязя в ведре. Истинных Троица взыванием ознамена ю с мукою в cocyде смесив. Вмешаше рукама своима трудом. И проскуры испек. По црква попом слаше на принос слоужбам Господу нашемоу Иисусу Христу» и т. д. (см. ниже стр. 26,4–15).

10-ая глава сказания Гумпольда26 совпадает со славянским переводом (см.ниже стр. 30–31).

В следующей 11-ой главе» только первая фраза отвечает славянскому тексту, именно: «Domorum namque visa destructio feliсem (aviae) meae Liudmilae, sanctae ac venerabilis matro-

nae, protendit obitum»27 (см. ниже стр. 31–32). Сравн.: «домоу по истине разрешения моего. Спричастно моея бабы Люмилы и честныя жены знаменается смерть» (см. ниже стр. 30). – Дальнейшие слова славянскаго сказания (см. ниже стр. 30,10: «и дом опоустившии Павловъ»... – 32,4, «и из земля») не соответствуют латинской легенде Гумпольда.

В легенде «Crescente fide» раcсказ, передаваемый в 10-й и 11-й главах сказания Гумпольда, изложен более сокращенно, чем у Гумпольда и в славянском тексте, но заключительная фраза славянскаго текста «Crescente fide»: «sed in aliis eius multis vaticiniis unam rem innotesco: quod quadam die anni circuli volvenis conscendens superiorem palatium, suspiciensque per fenestram uni discipulo narravit dicens: videtur mihi hoc atrium maioris Pauli presbyteri quasi desertum esse. Interea vero (эту часть теста с начала до этих слов см. ниже стр. 28, 15–17, 30, 1–16 ) mater eius ipsa, quae incredula dei, cum crudelissimis viris inito consilio dixerunt: quid facimus, quia princeps debebat esse, perversus est a clericis, et est monachus? (Fontes rerum bohemicarum. t. I,p. 184–185).» (««яко мати его зла нарицаемаяя по грехоу дорогомир. Свет створивши с нечтивыми моужи рече. что створим о сеи речи. Яко емоух подобает князю быти. Оувращен| е оу клирик и оу свекрови моея. и есть яко и мних. погублю самоу и оны прожену и из земля» (см. ниже стр. 30,16–17, 32,1–4)».

Из этого сопоставления можно сделать вывод, что и легенда «Crescente fide», и славянский текст здесь восходят к одному общему неизвестному нам источнику.

Все начало 12-ой главы Гумпольда («Нас denique... соnati sunt», см. ниже стр. 33,18–34,17–20) опущено, а вместо пропущенного отрывка в славянском тексте находим следующий рассказ:

«В тож время пославши светники своа оудави свекровь свою Людмилу и по сем прогонение быс(ть) велико клириком и законником по всей земли емсте (боемсте?) и ц(е)рквам разpyшение и постави по оулицам страже (sic) рекущи тако, идеж кде оузрите коего любо клирака идуща к моему с(ы)нови. туж посеците и. и живота ему не створите. и постави по всей земли капища идолскаа. обратиж землю всю к ним (требы им деющи и с(ы)на своего принуждающи к ним) сам ж(е) оуношица святыи еще отроча сыи не могпся противти матери своей хожаше в капища, и николи ж оскверни душа своеа от скверн идолскпх» (см. ниже стр. 33,4–12).

Этого отрывка у Гумпольда нет. Bapиант его в славянском тексте только отчасти и только в общем совпадаем с рассказом «Crescente fide» о смерти Людмилы, об изгнании клириков из Богемии и о восстановлении идольских капищ. Вот этот рассказ:

«Misitque infelices viros per invidiam ad socrum suam beatissimam matronam nomine Ludmilla, ut eam interficerent, qui et fecerunt, sicut illis inssum fuerat. Cuius etiam anima exuta corpore cum palma martyrii perrexit ad dominum, et presbyteros multos cum clero privantes substantia elecerunt de terra. Tunc impleta est eius prophetia, quam nuper praedixerat. Et ab ilia die nimiis increpabant minis beatissimo Ven-

dezlauo optantes, ut resipisceretur a doctrina. et cnstochebant eum. Ipse autem iugiter occulens libellum paruum sub tegmine suo gestabat, et ubicumque invenicbat locum, cum diligentia recitabat, et gemens graviter nimis doluit cordis illorum caecitatem. Denique cum In omnes praedicti mail voli irent ad immolandum demoniis agnos atque porcellos, ut ederent ex his nefandissimis hostiis; ipse autem oportunitatem quaerens subtraxit se ab eis, et nunquam contaminatus fuit in escis corum. («Fontes rerum bohemicarum», t. I. p. 185).

Как видно, славянский текст Гумпольда разнится от показания обычной редакции «Crescente fide». В нем говорится об удавлении Людмилы, а в «Crescente fide» об убийстве её. В славянском тексте сообщается о приказании убивать клириков, в случае, если бы кто-нибудь из них направлялся к Вячеславу. В обычной рецензии «Crescente fide» этого нет, но в последней рассказывается о тайном чтении Вячеславом маленькой книжки-молитвенника (libellum parvum), чего нет в свою очередь в славянской версии Гумпольдова сказания. Кроме того, латинский текст поясняет противоречивое на первый взгляд славянское известие: «самже оуношица святые еще отроча сыи не могися противити матери своей хожаше в капища и инколи ж оскверни душа своеа от скверн идолских». Вячеслав ни разу не осквернился в том смысле, что ни разу не вкусил идоложертвенного.

В чешской редакции «Crescente fide» вместо слов «custodiebant eum» находится отрывок более близкий к славянской версии: «et statuerunt in latebris et plateis insidias, ut si aliquem clericum ad eum venientem reperirent, illico morte puniretur. Ipse autem cum suis fidelibus a tergo posterulas fecit et cum sol occidisset et cuncta fiebant silencia. Tunc introibat, qui eum docebat et crepusculo latenter abscedebat» (Pekař o. c., S. 36).

Славянский перевод главы 13-oй имеет немного заметных отклонений от латинского текста (сравн. Ниже стр. 34,11–41,12 и 35,23–40,19»), которые, однако, не находят своего объяснения в легенде «Crescente fide», где все изложенное в главе 13-й передается весьма кратко.

Вот рассказ «Crescente fide»:

«Cum autem factus esset vir, convocavit omnes viros suos et matrem, et exprobravit incredulitatem illorum et duritiam cordis dicens: cur me prohibuistis discere legem domini dei mei. et serviri illi soli? Et si hactenus in vestra fui potestate, ammodo tamen non obediens vobis deo volo servire: et reduxit de exilio presbiteros et clericos cum gaudio magno: et apertae sunt ecclesiae, et gaudere coepit religio Christiana, et diabolo fiebanti plurima detrimenta» (Foutes rerum bohemicarum, I, p. 185).

У Гумпольда рассказ о том же значительно более многословен, особенно в той части, которая передает pечь князя к дружине (см. ниже стр. 34–38). Славянский же текст дополняет рассказ новыми выражениями неизвестного происхождения. У Гумпольда в речи князя мы находим выражение: «inter caetera magistrorum dicta quoddam apostoli scriptum addisco» (см. ниже стр. 36). В славянском тексте: «находих в них оучениа Павля» (см. ниже стр. 37,1, 36,2).

После слов князя (в легенде Гумпольда: «molem pro viribus tutavi» см. ниже стр. 37,23–24) в славянском текст находится выражение: «и хощу исполнити слово, еже рече пророк Давид. паче старец разумех яко заповедеи твоих взысках» (см. ниже стр. 37,8–10; 36,9–11).

После слов (в той же речи князя по славянской версии): «доселе терпех» (стр. 36,13, 37,12) опущены слова Гумпольдовой легенды: «qua districtione, si vita regnumque manebit incolum. posthac exsolutus vacabo» (см. пиже стр. 38,17–19).

Вслед за окончанием речи Вячеслава в славянской версии Гумпольда прибавлено: «и си изглаголав безазаконию началнцу матерь свою и земля своея изгна от себе» (см. ниже стр. 39,6–7, 38,7–9).

Из легенды Гумпольда в славянской версии опущены слова: «accepto sacri duels potenti vigore coacti deponunt, solitasque erga mirae sanctitatis virum insidias» (см. ниже стр. 39,18–20).

Вместо 14-ой главы в славянском текста помещено известие, воспроизводящее отчасти вариант к Гумпольду, извлеченный из рукописи «mnichovskeho» (см. ниже стр. 40) и сходный28 с соответствующим местом легенды «Crescente fide».

Вот это известие по славянскому переводу:

«И оуслышавше cию весть святаго князя благодарьство, мнози идяхут из Бавор, и из Франк, и и(з) Сас, и ис прочих земль прихожаху, несущу к нему мощи и книги различныа. яж сам златом своим и сребром и паволоками, толи крзьны оуткуповаше и трою правою по всеи земли христиаскому оуставу» (см. ниже стр. 41,8–7).

В легенде «Crescente fide» и в варианте к Гумпольду мы не находим только последних слов славянского текста, а также указания на пришедших «из Франк и из Сас». В свою очередь, славянский текст не называет приходивших священниками: «In tempore autem illo multi sacerdotes de provincia Bavariorum et de Suevia audientes famam dc eo confluebant cum reliquis sanctorum et libris ad eum. Quibus omnibus habunde aurum et argentum, crusinas et mancipia. atque vestimenta hilariter prout unicuique opus erat praestabat» См. легенду «Crescente fideЭ в Fontes rerum bohcmicarum, t. I, p. 185.

Начало 15-ой главы в славянских рукописях опущено; недостает отрывка:

«At fraudulentа hostis inpurissimi machinatione huiusmodi operum affectibus, astu, si umquam poterit, antiquo perimendis, minimum retardante» (см. ниже стр. 41,23–25).

Затем в славянском тексте следует отрывок, переведенный из Гумпольда (...«тогда же брат его Болеслав»...29 «его Виту»; см. ниже стр. 40,11–42,1–4 и 41,8–43,1–3) почти дословно (сравн. только: «Iam parvo interjacente temporе» и «в тож время»; «se deo donante aecclesiam nobili operam artificio constructurum, Cliristi eam victoriosique atliletae eius beati Viti martiris honori dicandam» и: «помысли в сердце основати церковь Богу и победителному воинику и мученику его Виту» (см. ниже на стр. 42–43).

Рассказ о построении церкви св.Вита (изложенный в конце 15-ой главы и в первой половине 16-ой) передан в славянском тексте иначе:

«Nec mora, instat impiger facti, fervens autem propositi missis Ratesponae sedi regii legetariis, Tutonem episcopum, totius probitatis virum, cuius diocesi tota subciuditur Boemia, supplici rogatu, quo idem opus deo sacrandum euis licentia et assensu fieret. implorat.

16. Dato iuxta beati ducis vota ab episcopo permissu. remissisque caritate nuntiis, aitifices celeri jussione convocatfervet opus, labor inpatiens effulget, aeeclesia ad perfecti ornatus extremam manum perducitur, miroque metallorum fulgore decorata exornatur. Invitato iam dicto episcopo, in honorem sancti Viti martiris consecratur; ibidemque plurima miraculorum divina virtute mortalibus gestorum in praesens usque signa coruscant (см. ниже стр. 42–43)

«И посла к епископу рьзеньскому сол. и рече: «Отец мои делал церковь святому Георгию, и аз по повелению твоему хощу основати церковь святому Виту Христову мученику». Оуслышав же епископ Тутон, вздев руце свои на небо к Богу, хвалы вздаа Христу рече: «Идете и рците счастному сыну моему Вячеславу, якоже помыслил еси, тако оуже церк(в)и твоа пред Богом стоит на небеси основана».

Слышав же сию речь Вячеслав от епископа, пристроив делателя начать сам носити на плещу своею извисть и рукама своима основа и сконча, и призва епископа преже реченаго освяти ю во имя святаго Вита, и быша ту многа чюдеса изнамена до днешняго дне, а диаволу многи пагубы (см.ниже стр. 42–45).

В легенде «Crescente fide» этот рассказ передается так: «Ео namque tempore cogitavit templum aedificare domino, et per nuncios sciscitavit urbis Radesbonae episcopum religio- sum, nomme Tutum dicens pater meus aedificavit templum domino deo, ego autem cum tua licentia similiter opto condere ecclesiam domino deo in honorem sancti Viti martyris Christi. Episcopus autem Tutus expandit manus suas cum gratiarum actione ad dominum ovans et dicens: haec narrate filio meo felici Vendeziavo dicentes: jam ecclesia tua constat ante dominum deum venustissime constructa. Cumque narrassent secundum iussionem episcopi, valde gavisus fuit, et convocatis omnibus deo opitulante ipse mcipiens miro ordine fundavit ecclesiam in nomine sancti Viti. In tempore autem illo voluit ire Romam, ut papa eum indueret vestibus monasticis, et pro dei amore relinquere voluit principatum, ei dare illud fratri suo, sed non potuit propter ecclesiam praenominatam, quia nondum perfecta esset» (Fontes rerum boliemicarum, t. I, p. 186).

По славянскому сказанию, отец Вячеслава строил церковь св. Георгию, а по «Crescente fide» – «Domino Deo»; в славянском тексте недостает некоторых выражений латинской легенды, напр.: «episcopum religiosum» и т.п.

Но такие особенности наблюдаются в легенде Христиана, который знает и церковь св. Георгия (а не «Domini Dei»), и опускает выражение: «episcopum religiosum» и т.п.: «Gracia deinde divina cordi eius inspirante templum domino in hnore beati Viti martyris condere meditans, legatos allegat Ratisponsensem ad pontificem, in cuius ut prediximus, tunc temporis dioccsi constabat Bohemia, secundum statuta canonum ut licenciam illi pontifex tribueret edificandi basilicam, inquiens: «Pater meus templum domino in honore olim statuit beati Georgii, egomet vero licencia cum restra eodem gestio condere more beati in honore Chrysti martyris Viti. Quibus venerandus auditis pontifex graciarum cum accione Christum ad dominum extendendo manus profatur: Filio meo felicissimo Wenceslao hec, redeuntes, mandata referte: Ecclesia tua jam venustissime ante dominum constructa extal». Auribus princeps captatis quibus, exhilaratur corde, fundamenta mox ecclesie jecit, parietesque optime locavit»30.

Очевидно, что в основе этих известий как Христиана, так и «Crescente fide» и славянского текста был один обпций первоисточник, неизвестный в настоящее время.

Дальнейший рассказ, находящийся в славянском тексте, приближается к «Crescente fide»:

«Самже святыи хотяше ити в Рим к святому апостолу Петру предав княжение братоу своему и ту ся оурещи мира сего, но церкви ради тоа, яко и еще не совершена б до конца, того ради муждаше, но яко же секии кто сено в великии знои и жадает воды тако и святыи жадааше мучениа и крови пролияная. но не от руку брата своего, но Бога щедраго мздовздателя прорасмотрением, и мздам верных оплатителя достоин ту ему взда мздоу во своеи дедене» (см. ниже стр. 44,3–10).

«Ipse vero sciebat et sicut homo in aestu diei foenilem metens sitiet aquam, ita ipse procul dubio desiderabat maryrium percipere; sed non de manu fratris sui, quia diligebat eum, et sciebat ob hoc eum minime evadere, gehennam perpetuam (Fontes reruin bohemicarum, I p.)».

Дальнейшее известие о женитьбе Вячеслава и о рождении сына Избряслава (сравн. ниже стр 44,10 – 46,2) отсутствует как у Гумпольда, так и в «Crescente fide».

Вместо 12-ой главы (см. ниже стр. 46,16–26) и начала 13-oй (стр. 47,10–17) в славянский текст включены известия, изложенные не под влиянием Гумпольда, а заимствованные, по-видимому, из иных двух или более источников. Здесь повторяется дважды, что Вячеслав знал о замыслах советников Болеслава (см. стр. 46,6–7 и 48,7–8), причем сообщаемый сведения (см. стр. 46,7–8, 48,14) сцеплены довольно механически.

С легендою «Crescente fide» славянский перевод также не имеет здесь соприкосновения, так как в ней, равно как и у Христиана, отсутствуют соответствующие известия.

Одна из подробностей рассказа (об игре с дружиною) напоминает славянское минейное (или Востоковское) житие, хотя, как увидим ниже, в издаваемом тексте едва ли можно подметить следы влияния этого жития.

Начиная со слов «богодостойный Вячеслав много порадовася» (сы. ниже стр. 48,14) славянский текст опять следует легенде Гумпольда (см. ниже 18-ую главу, стр. 47,17 и след.), со следующими однако отступлениями.

Слова Вячеслава, приглашавшего испить чашу в честь св. Михаила, переданы с небольшою вставкою. У Гумпольда они изложены так: «Salutet vos salus omnium Christus! Calicem, quem manu teneo, in sancti archangeli Michaelis amorem ebibere, inumquemque nostrum ne pigeat. hoc amore spiritalitatis eius altitudinem pro posse venerantes, ut quacumque hora lex naturae ad extrema nos deduxerit, animarum nstrarum paratus susceptor clemensque in paradisi voluptates dignetur fieri subvector, cordium imis precemur» (см. ниже стр. 49,21 – 50,20).

В славянском тексте: «Целоует вы целы всех Христос, чашу юже аз држоу роуце, во имя святаго архаггела испити единомоу комоуждо вас подобает, к немоу же сеятомоу дни память оутро пост нам приходить. И тако любовию духовною честяще величествиe его, да аще в коую годиноу душа наша от света преставится, в рай вечный восхощет ны прияти в мире, аминь» (см. ниже стр. 50,10–15).

Заключительные слова главы: «uti divino iussu res differtur, domum inlaesus revisit» (см. ниже стр. 50,23–24) переданы короче: «на свое ложе спат изыде» (см. ниже стр. 50,17–18).

19-ая глава Гумпольда сохранилась и в переводе. Но в начале главы, после первой фразы («Noctis autem... pernoctavit», см. ниже стр. 50,25–27; сравн. стр. 52,1–3, «и тоу нощь... проводи») находим вставку, источник которой нам неизвестен: «брат же его ко своим рече не можем его никакоже погубити, яко држина его соут с ним трезва, но ведаем обычаи его так, яко егда первое глас звона церкве слышить, един с ложа воскочив к церкви потечеть, а не ждеть никогоже, да рцем попови да бы рано звонил, еже быс(ть) тако» (см. ниже стр. 52,3–8).

В самом рассказе об убиении Вячеслава есть несколько вставок и вариантов. Слова святого: «Recipe gladium, mature supplicium; quae sunt agenda ne differas in longum» (53,28–29) переданы с дополнением: «взми мечь а собе моуку, и яже соуть делаемая не провлачи на долзе, и ты зови иже тя соуть наоучили, а сам ся братнею кровию не огреши» (54,12–13). Вслед за этим Болеслав, по латинскому тексту, «in auxilium sui socios vocat» (54,26), a по славянскому: «возопи на помощь себе своя зовыи тако: о крамолници (sic!), мя наоучивше, мне не поможете» (54,15–16).

Когда эти «крамолници» напали на св. Вячеслава, «corpus sauciatum humi posternitur semivivum» (55,23–26), по славянскому же тексту – «и аки волпи разстергавше на земли повергоша едва жива» (54,22–23).

В 20-ой глав также наблюдается несколько отступлений, как-то:

1) «celebrato a clericis funebro obsequio, extra aecclesiam certaminis loco vicinam condiderunt» (66,23–26) = «B слоужбы вся no закону над ним исполнивше пред церковию близ побежениа его погребоша и» (57,5–6).

В конце главы:

– «non multo post beati viri necem, humana dum fruitu vita, clericos et amicos, necnon servicio eius familiariter iunctos,subita mortis sententia damnavit» (57,13–16)

– «не много по убиении святаго пославъ Праг, погуби вся его приазни и клирики и слуги его изымав вся иссече и дети их в рекоу вмета (56,13–15; 57,7–9).

Сравн. в легенде Xpucтианa: «Sed idem sancti martyris necatores, eum, quern usque ad mortem persecuti sunt, nec mortuo parcere cupientes, cursu rapido civitatem Pragensem adeunt et omnes amicos eius, quos bonos bono adhesisse credimus, diversa et crudeli morte perimunt el infantes eorum vivos in profundo tluvii Wltavie dimersunt» (Prof. I. Pekar. o. c., S. 115).

В 21-oй и 22-oй главах славянского перевода мало удаляется от латинскаго сказания (сравн.: «crastino»–«на третий же день»). В конце же 22-ой главы сделано добавление: «но и сам брат его, якож поведають мнози прежнии, часто нападающим нань бесом и роуками держим свои моуж и слоуг своих и помяноув ея (помянувся) глаголаше: «То вы мне створисте, еже вас слушаа по злату с(я) главу я, и се на мне являет, но обаче они вси, якож рекохом, преж князя своего житие свое зле скончаша» (58,18–21, 60,1–3).

23-тья глава значительно изменена и дополнена. После слов : «transferri debeat» = «положать», читаем:

В латинском сказании:

«Qiti somno ernersi viso credentes, et licet principis tyrannidem metuentes,.... noctis tamen medio conticinio bustum quam pavidi reciudunt preciosum martyris pignus, non aperto sarcofago vehiculo pecante ligatum superponunt, viamque, qua gressus eo dirigitur, carpentes perveniunt ad rivum incedendo supergredi animalibus plaustrum ducentibus nimia profunditate intranibilem, naviculis et portu utrimque carentem. Stant quippe circumspicientes. Pons jam undosa transgressione dissipatur, ligna ad eius reparationem non inveniuntur. Quid facerent? Dum in hae versantur angustia subito erectis obtutibus, ccce miга dei praesente virtute, plaustrum altera stat ripa, undique secus aquae humiditate intactum «Quo miraculo ipsi aliquantum haesitantes, transnatato supra caballos rivulo, vеhiculum. sacro fasce gravatum prosecuti, ad locum praedestinatum citius applicant, aecclesiam cum sarcofago deum laudando mtroeunt,

….

foribusque diligentius obseratis precibus que sinceriter effusis, sarcofagum aperiunt, et ecce corpus carnea adhuc mole integrum, et per cuncta vulnera sanum, apparentibus tantu plagarum signis, nisi solum vnlnus fraterno ense factum, quod se dehiscens sanguine visum est manare (60,23–27, 62,20–29)..»

– В переводе:

«Иже cоном (сyом) погружени видению вероующе, но по истине князя лютости боящеся оумлчаша, паки толи пакы томоуж видению явившоуся, зело грознь пристрашившоу, не могоша таити, но поведаша князю себе проявленая, он же аки от тяжкаго сна вспряноув и оустрашен не божиим страхом но человечь ся срамляя повел попом ити нощию и принести тело святаго никомоу свьдоушу, и пришедше к местоу святому с молитвами, честное тело мученика и раце на кола воставиша, и поут имже прпшедше воспятишас хотяще княже повеление нощию исполнити. И егда приидоша к етере реце мале, нарицаемеи рокитници, такоу Богоу сплоу створшу наводнению рекы, да и мост бе разроушила и древа повинола, сташа противоу окрест смотряще, кде быша древо налезли плот оустроити и не обретоша помышляхоу что створили быша. И егда всем размышлением и печалию одежимы бяху, и внезаапоу взревше видеша чюдо Божию силоу нашедшоу, коня с колом о другии пол стояща. И от воды ни единою каплею окроплена. Глаголи чюдни подобни Петроу апостолоу. Петр ходи по морю повель- нием Божиим, а тело святаго в мегновение ока принсено быс(тъ), кто ли о сем размышляа, есть како при-несено, разву божа сила принесе, емоуж чюдеси сами наколи подивившеся, прeплоувше на кони ракоу по святом тeлеси, и воскорe приидоша к местоу преж поведаному и в ц(е)рк(о)вь внидоша Б(ог)а хваляще. Нощью тайно повелением брата его, но Божию силою освещено всем людем видящим и прославляющим Б(о)га, дверем твердо замченом, и молитвами частями излианами, с(вя)тоую ракоу отвориша, свеща же вжегше смотриша, и се тело плотию и еще цело явися, и от всеx язв бывших на нем иделено разве единоя язвы яж от братня мечя, из неяж и еще кровь тепла видяшеся текущи (60,8–18; 62,1 –18).

Дальнейшие слова славянского текста не находятся в сказании Гумпольда, но совпадают отчасти, как это было отмечено выше на стр. 16–17, с отрывком изданного проф. Пекаржем слова на перенесение мощей св. Вячеслава, нач.: «Licet plura nobis», что можно водить из следующего сопоставления:

««О laudabile viri dei meritum, et o iure stupendum preconium, idem meruisse beatum Wenezlaum, quod quondam propheta Ionas immensi ceti conclusus alvo promeruit. Quem uti more insolito, sed et alias inaudito absorptum enormis piscis sanum evomuit: ita huius corpus et incorruptum et obdu-ctis cicatricibus iussu divino terra restituit» (prof. Pekař, o.c., S. 385–386).»

«Спохвалимое достояние моужа Б(о)жия и чюдное власти обладание, тоу оутягшая име еже оутягноу, имети якож древле Иoнa китом пожрет, по трех днех цел на сухо извержен быс(ть), тако и сего тело еже ес(ть) дивноe не гневше ни стльвше, по ицеленами язвами за три лета повелением Боиим земля вздасть. Затвореноу же паки телоу» и т.д. (62,18–19, 64,1–5).»

По мнению проф. Пекаржа, слово на перенесение мощей св. Вячеслава было составлено в Богемии во второй половине (третьей четверти) 10-го века. Оно обычно сопровождает в латинских рукописях легенду Гумпольда (prof. Pekař, о. с., S. 38–39).

Заключительная часть 23-ей главы Гумпольда имеется и в славянском тексте.

Главы 24, 25, 26, 27, 28, 29-ая и 30-ая (стр. 64–77) в славянском тексте переданы довольно близко к латинскому оригиналу. Отступлений сравнительно немного.

В начале 24-й главы выражение: «Quidani crimine iudicario capti, palatium sub vinculis» (см. ниже стр. 64,24), переведено так: «етери яти. и к судии оклеватани. и звязани и на полату» (стр. 64, 17).

В конце опущена заключительная фраза 24-ой главы: «immensaque virtutum cius mirabilia constatissimeect credentes et ammirantes propagare decortant» (см. стр. 67,20–22).

Выражение: «satis longam perduxit actatem» в конце 25-oй главы переведено словами: «зело многа лета пожив почи о Господи» (см. ниже стр. 68).

В 26-ой главе латинский текст называет «quendam cubicularium, nomine Podhiwen» (см. ниже стр. 68). Но, по замечанию. проф. Пекаржа (о. с., стр. 41), этого имени нет ни в « Crescente fide», ни в списках сказания Гумпольда, кроме Вольфенбюттельской рукописи, где это имя вписано другими чернилами. В славянском тексте упоминается только «о оуношн етерп, от портпик его».

В конце 26-ой главы (см. ниже стр. 68,17–20) славянский текст имеет добавление «и орел на соблюдение телеси его, на нем седащь, видеи быс(ть), от Б(ог)а послан вся дни дондеж висе, да итици не началы его быша, по и древо соухо на нем же бе повешен, прозябе и ветви распоусти».

В 27-й главе слова; «extra astantibus paganorum latronibus iterum captus» (см. ниже стр. 71) переданы: «вне некоторыими поганы стоащими паки ять быс(ть)» (стр. 70–71).

В главе 30-й (стр. 74) «vir albis indutus» переведено: «моуж крилат». Слова: «factaque oracione ibidem, gressus praeter omne dubium recipies sanitatem» в славянском тексте переданы: «сотворив м(о)л(и)тву ту целбу хожения приимеши» (стр. 75 – 74).

Слова: «qua (т.е. ecclesia) beatum corpus quiescit, gressuum orbitate invalidus, aliorum portacione infertur» (стр. 76) в славянском переводе отсутствуют.

В той же главе фраза: «pedum nervi prius contracti quasi fragore extenduntur, bases et plantae consolidantur» (стр. 77) переведена таким образом: «почаша жилы крскотати. аки ломимы первие исхоша и иcпpocтpoшac, и пяты его оутвержены быша» (стр. 76).

Изменен отчасти и самый конец легенды, который в латинском тексте заключается словами: «Surgit ilei gratia sanus, relataque gratiarum actione, sana et forti incessus restauratione potenter sine alicuius sustenaculo egressus patriam exultando, ac dei mirabilia latius praedicando revisit» (стр.77).

Славянский перевод излагает те же мысли иначе: «и воста бл(а)г(о)д(а)тию Б(о)жиею цел, ни от когоже под(ь)ят, и возвратися в дом свои славя Б(о)га, и проповедая с(в)ят(ы)ню с(вя)т(а)го Вячеслава по всеи земли Фразстеи, и многа же ина знамения яже и до н(ы)нешняго дне бывають, оу с(вя)т(а)го м(оу)ч(ени)ка яже Б(о)г творить по м(п)л(о)сти своеи, емуже есть слава и держава с С(ы)ном, i Д(у)хомъ С(вя)тым н(ы)не и пр(и)сно и во веки веком, аминь».

Таким образом, как видно из сделанного сравнения, сказание Гумпольда в славянском переводе дошло до нас с изменениями и дополнениями, латинский оригинал которых остается в точности неизвестным. Несомненно однако, что эти изменения и дополнения восходят к источнику латинского происхождения. На это указывает совпадение некоторых из дополнений и вариантов с известиями «Crescente fide», «Licet plura nobis» и с легендою Xристиана. Внес ли эти перемены в легенду Гумпольда переводчик или же в самом оригинале, с которого сделан был перевод, находились те отступления, какие мы видим в издаваемом тексте, остается пока неясным. Как известно, «житие, написанное Гумпольдом, уже в 10-м столетии проникло в Чехию и Баварию и подверглось здесь различным сокращениям и распространениям, соединяемо было с другими житиями, всячески разукрашивалось» и т.д.31. Возможно, что и оригинал славянского перевода этого жития принадлежал к числу подобных переделок.

Во всяком случае, со стороны содержания в славянских вариантах Гумпольдова сказания незаметно влияния так называемого Востоковского, или Румянцовского, жития св. Вячеслава32.

Вот некоторые из разногласий обоих житий.

В глав 12-ой славянский текст легенды Гумпольда передает о злодеяниях Дорогомиры и об убийстве ея свекрови Людмилы (см. ниже стр. 32–33). Востоковская же легенда изображает отношения Вячеслава к матери вполне сыновними и умалчиваете о преступлениях её.

По словам Востоковской легенды, «бяху же священие церквам во всех градах. Вячеслав же яздяше по градом; еxa ко Болеславлю граду». Отсюда после литургии в день свв. Козмы и Дамиана он захотел поехать «к Празе».

В славянской переделке Гумпольда (см. ниже стр. 46) – Вячеслав был изменнически приглашен в Болеславль град по наущению советников Болеслава, которые решили, что в пределах владений Вячеслава трудно погубить его.

По Востоковской легенде, после литургии в день Козмы и Дамиана Вячеслав захотел ехать домой в Прагу. «Болеслав не да ему, моляся плачевным смыслом, моля и глаголя: «Како хощеши отъехати, пиво цело имею». Он же не оторечеся брату не еха домов».

В славянском переложении сказания Гумпольда: Болеслав по наущению злых советников «створи велик пир ч(е)стен на памят реки с(вя)т(ы)ма Козмы и Дамианоу и послав слы братоу своему рече: «Брате, радость велику на память с(вя)т(ы)ма створих, но молю вл(а)дычествие ваше, да быся не отрекл приими к нам», с(вя)тыи же к слоу его отвеща: «Радость братня радость Б(о)жия есть, и аз к его повелению оуготовлюся».

По словам Востоковского жития, Вячеслав «всед на конь нача играти и веселитися с други своими на дворе Болеславле и здесь был предупрежден об опасности, но не поверил этому.

В переводе Гумпольдовой легенды о том же эпизоде сохранились более детальные подробности: «вся же со злобы и свети их с(вя)т(а)го не оутаяхуся, но вся видяще и абие причинився с дружиною своею и всед нача играти гоняся пред ними по двору своему глаголя к ним: «Аз ли бых не oyм с вами чехи на комони обрести противник наших но не хочю», и си рек поеха к брату» (см. ниже стр. 48,9–12).

О встрече братьев Востоковское житие ничего не сообщает, а отмечает только ночное совещание злодеев на Гневысыном дворе. В переводе же легенды Гумпольда находится раccказ о самом пиршестве в день свв. Козмы и Дaмиaнa (см. ниже стр. 48,12 – 50,18): «изыде же брат его со всеми службами и ч(е)стии (честии) противоу на оусретениe с великою тихостию егоже кротости ащо и ложне. Бог(о)достоиный Вячеслав много порадовася» и т. д.

Одним словом, следы литературного влияния Востоковского жития на славянском переводе легенды Гумпольда, по-видимому, незаметны. Надо полагать, что перевод и житие появились независимо одно от другого.

Относительно места появления перевода или национальности переводчика едва ли можно сомневаться в том, что это – труд, относящийся к памятникам чешской письменности, хотя и дошедший до нас в позднейших русских списках. В настоящее время эта догадка, высказанная нами еще в 1904 году, принята проф. I. Пекаржем, проф. П.А.Лавровым и, по-видимому, А.И. Соболевским.

Проф. П.А.Лавров любезно сообщил нам (в письме) некоторые из своих наблюдений над остатками чешских особенностей в славянорусском переводе сказания Гумпольда. «Славянский перевод жития св. Вячеслава Гумпольда, – пишет он, – представляет собою интересный памятник, сохранивший несмотря на поздние списки несомненные следы возникновения его на чешской почве.

Прежде всего это обнаруживается в именах собственных, которые передаются так, как их произносят чехи. Таковы множ.ч. «бавори» (Bavorу) при единств.ч. «Bavor» (баварец, Бавария); «Резанск» (řezenský) от «Rezno» (Регенсбург), быть может, русским переписчикам это слово напоминало наше «рязанский»; и «Сас» (т.е. из Сас); «Sasy» (Саксония); Sas, Sasic (саксонец). И все другие имена, каковы: Будечь, Рокитница, Неродимо (село), Болеславль, Болеслав, Боривой, Боривоев, Дорогомир, Спытигнев, Избряслав – без сомнения свидетельствуют, что переводчик знал все эти слова в их живом употреблении. Некоторые из них, каковы: Рокитница, Дорогомир, Избряслав – не находятся притом в латинском оригинале33. Передача немецкого «Heinrich» (латинское «Heinricus») в форме «Еинрих» указывает также на чешское влияние: у чехов это имя теперь звучит «Iindrich». С другой стороны, следует отметить, что «Праг», как и в славянских службах Кириллу и Мефодию, обозначает Прагу, что вместе с другими фактами может свидетельствовать о старине перевода».

«Хотя списки жития, как мы уже заметили, позднего времени, в них однако уцелело не мало слов, для объяснения которых приходится подыскивать чешские параллели. Но есть и такие примеры, в которых нельзя указать соответствия в современном словаре, в которых зато мы встречаем совпадение с лексическим запасом старославянских памятников, которые, можно думать, явились на чешской почве или по крайней мере обязны чешскому влиянию».

«К этим последним примерам принадлежат такие слова, как, напр.: «княжие», встречающееся в житии Meфодия, в краткой славянской легенде о св. Вячеславе; «божии раб» в значении «священник», ср. в житии Мефодия; «рака», встречающееся в том же житии; «твердоcтанн» и «твердостанник», из которых соответствие первому находим в Беседах Григория Великого. Без сомнения, в связи с такими словами следует поставить употребление «попин», попятого как-то странно в смысле имени собственного34.

«К числу слов и поныне употробляемых принадлежат: «вроущь, врети, година, дедина, исказа, ключник, комонь, налезти, паволока, падатися, песски, повинути, подвиновати, подолие, понижати, пороучение, привабник, придружение, примучити, пронести, раскопление, ротник, речь» в значении: «дело, стрела, снага, счастие, счастне, улучение, yнощица, умякнути, умячити». В некоторых случаях отсутствующие в словаре формы объясняются из ближайших к ним, от которых они произведены, напр.: «примрачно, разрядитель, урядитель».

«Помимо этих слов, следует отметить нередко встречающиеся формы существительных отглагольных на «-ствиe», напр.: «владычествие», наречий с «е» на конце вместо «о», напр.: «тисе» вместо «тихо» и др., «на» вместо «наи», в превосходной степени, напр.: «начаще», «накрепчае».

По мнению А.И.Соболевского, перевод Гумпольдовой легенды принадлежит перу того же переводчика, который трудился над киевскими (глаголическими) отрывками и над «Беседами» св. Григория Великаго35. Хотя вывод этот нам кажется и не вполне убедительным, так как сам иccледователь приводит ряд славянских слов перевода, передающих совсем не сходные латинские слова36, но при всем том и он признает, что родиною переводчика легенды Гумпольда, а также Бесед св. Григория и Киевских отрывков слеует считать не Mopaвию и Панноию37, а Чехию38. Непонятным, впрочем, остается для нас то, что те же Киевские отрывки признаны в той же статье памятником польской письменности, не связанным ни с Чехиею, ни с Паннониею39.

Время появления перевода Гумпольдовой легенды в чешской письменности должно быть отнесено к глубокой древности. Так как латинский текст ее (см. стр. 4) приурoчивают к концу 10-го столетия, то и перевод не мог быть сделан ранее конца 10-го или начала 11-го века, но вероятно, появился в годы близкие к этому промежутку.

В настоящее время к такому выводу уже примкнули: проф. П.А.Лавров, А.И.Соболевский и проф. I. Пекарж, так как он подтверждается как данными языка, так отчасти и некоторыми фактами из истории чешской письменности.

«На древность перевода, – пишет проф. П.А.Лавров, – указывает ряд церковно-славянских слов, встречающихся в старейших памятниках церковной письменности. Для примера укажем «изнести» – «вынуть из ножен», приведенное у Миклошича только из Галицкого Евангелия», «изеринити» – встречающееся в Минее 1096 г., «поскорбитель» – в словаре (Миклошича) отсутствующее, «пострекновен» – также, «принос»– встречающееся у Иоанна экзарха, «причинитися» – у Григория Назианзина (Богослова) 11-г века, «смыслен» – в житии св. Кирилла, «спохвалити» – в житии Симеона, «троич» – в житии свв. Бориса и Глеба, «усшение» – у Миклошича отсутствующее, «усновении» – также.

С другой стороны заслуживают внимания местами сохранившиеся старые формы, напр.: «целы, церкы, мати».

Уже самая судьба нашего перевода, сохранившегося только в русских списках, дает понять, что мы в нем имеем дело с памятником, свндетельствующим о живости в глубокой старине чешско-русских сношений40. С зтой стороны представляют немалый интерес такие слова, которым параллели мы нашли в древне-русском словаре и, что немало-важно, в наших летописях. Таковы, напр.: «извечити» (ср. наше «изувечить»), «извязати» (связать), каланд, кошель, крамолник.

Что переводчик находился в сфере влияния греческих церковных отношений, могут указывать употребленные им слова: «презвите», «иерей», «псалтырь» и «псалтырнь», «проскура», «трапеза».

В силу всего сказанного, можно думать, что перевод жития был сделан в скором времени после написания его латинского оригинала. А заключающиеся в нем лишние сверх латинского текста подробности дают, по-видимому, понять, что славянская письменность в пределах чешско-моравских была богаче, чем можно было это предполагать»41.

А.И.Соболевский также соглашается, что перевод Гумпольдовой легенды относится к концу 10-го или, вероятнее, к началу 11-го века42.

Проф. Пекарж считает возможным отнести появление перевода только к первой половине 11-го столетия43 в вид того, что в славянском тексте заметны следы уже осложненных легендарных сказаний (чудо Подивена и т. п.).

С своей стороны остаемся при мнении, высказанном еще в 1904 году, что время перевода следовало бы пока определить более обще: в 11-м веке44. Против догадки о появлении перевода в 10-и веке, по-видимому, говорит то обстоятельство, что редакция легенды Гумпольда в переводе – не первоначальная, а уже соединенная с дальнейшими прибавками и вариантами, которые ведут не к первичным славянским источникам (Востоковское житие, служба св. Вячеславу и т.п.), а к латинским переработкам сказаний о св. Вячеслав.

В пользу догадки о появлении перевода не позже 11-го века говорят (кроме данных языка) и факты из истории латинского влияния на чешскую письменность в это столетие и из истории чествования св. Вячеслава.

От 10-го века сохранились вполне отчетливые следы общения латинской и славяно-чешской письменности.

«По-видимому, целая группа молитв, – говорит А.И.Соболевский, – была составлена или – скорее – переведена с латинского языка в пределах искони подчиненной римскому престолу Чехии еще в то время, когда в этой земле сохранялось богослужение на церковно-славянском языке и церковно-славянский язык был языком церковной письменности». Одна из этих молитв «на дьявола»45 сохранилась в пергаменном сборнике молитв Ярославского Спасо-Преображенского монастыря № 5–5, второй половины 13-го века; другая молитва «св. Троице», надписываемая именем св. Иоанна Златоустаго, то Кирилла Философа, известна в отрывке 14-го в. Она издана И.А.Шляпкипым в Журнале Мин. Нар. Просв., 1884, № 12, а в цельном виде по спискам 16– 17-ого века А.С.Архангельским в «Памятниках Древней Письменности» 1884 года. «Судя по тому, что упоминаемые в молитве св. Троице святые Канут и Албан скончались во второй половине 11-го века (первый – в 1086, второй – в 1072 году), эти молитвы относятся ко времени деятельности св. Прокопа Чешскаго и процветания Сазавскаго монастыря с его церковно-славянским богослужением».

Эти молитвы в церковно-славянской письменности должны быть ставимы рядом с церковно-славянским Житием св. Вячеслава чешского (в котором упоминаются святые Вит и Эммерам и Богородица, именуемая «святая Мария») и со службою св. Вячеславу, находящеюся уже в служебной минеи за сентябрь по русскому списку 1095 гола. Трудно

сомневаться, что и житие, и служба составлены в Чехии вскоре после кончины св. Вячеслава».

Заслуживает внимания, что в службе св. Вячеславу он прославляется как мученик, «имь же озарися, яко солнце западоу и северным странам». «Паче солнця, блажене, просвети севера и оуга и запада пресветьлыими зарями чюдес ти, темь и нась озари, святе, память ти праздньноующа».

С этими словами может быть сопоставлено показание славянского перевода Гумпольдовой легенды: «мнози идяху из Бавор и из Франк и ис ас и ис прочих земль прихожаху» (см. ниже стр. 40,6–8). Хотя это последнее извеcтие относится не к посмертным чудесам св. Вячеслава, а к молве о нем при жизни его, но в обоих случаях об озарении Востока не упоминается вовсе. Не говорит ли это о том, что служба св. Вячеславу была составлена в то время, когда известие о крещении Руси и о чествовании в ней св. Вячеслава не дошло еще до слуха составителя службы (и латинского автора указанной вставки)?

Между тем, не может быть сомнения в том, что чествование убитого князя не только в Чехии, но и на Руси началось очень рано46. Если бы доверять анонимному автору «Сказания о свв. Борисе и Глебе» (к. 11 – н. 12 в.), то уже св. Борис, погибший в 1015 году, «помышляеть и мучение и страсть святого Никиты и святого Вячеслава». Предполагая, что такое показание принадлежит писателю – агиографу, а не есть сообщение достоверного свидетеля, мы все-таки должны будем признать, что уже в конце 11-го или начале 12-го века на Руси было известно «мучение св. Вячеслава» и, как показывает минея 1096 года, праздновалась его память 28 сентября.

До настоящего времени была уверенность, что автор сказания о свв. Бориса и Глебе разумел так называемое Востоковское житие св. Вячеслава. Но с одинаковым правом можно предположить, что сказание о русских мучениках имело ввиду и легенду Гумпольда.

Во всяком случае эта легенда в её славянском переложении представляет собою новый, подлежащий еще дальнейшей оценке факт из истории древнейшего периода славянской письменности и её общения с латинскою агиографиею.

***

За разностороннее содействие при издании вновь открытого памятника автор приносит свою искреннюю признательность В.В.Майкову, любезно принявшему на себя труд тщательной сверки издаваемых текстов с рукописными оригиналами47, П.А.Лаврову – за его указания в деле изучения лексической стороны переводного памятника, И.С.Пальмову – за его перевод предисловия к изданию Гумпольдовой легенды в «Fontes rerum bohemicarum» (см. ниже стр. 79–82), и академику В.И.Ламанскому, предоставившему автору возможность воспользоваться редкими изданием труда Добровского о св. Вячеславе.

Легенда мантуанского епископа Гумпольда о св.Вячеславе Чешском в славяно-русском переложении

(Из рукописи Казанской Духовной Академии, № 519. Солов. № 500, л. 274 и след.).

М(еся)ца септявря в ки д(е)нь проло починается проло(г) о с(трасто)т(ерпц)ы Вячеслава му(ченеце) Х(ристо)ве бл(а)г(о)ви, о(т)че.

Се наг по истинне роды многообразныа комоуж(д)о в роде см(е)ртны(х) и обыча имеють хитрости и печали. имиже сро(д)ство

и пода образовании. силою въиоутрьня бо тогда родо разумети. и м(учу)не хитростию словес и повестей, иде ли како оумом подвиновени разоумечии. да смотроти могли быша и к заветоу ч(е)л(ове)ческомоу житию веселы радуются оукончати. сеи поистиине оумом смыслены поправ мирьская игрища. вышии(х) желает .

оне искован на высотоу чьстии. Горя д(у)хом оубегая мирьски(х).

вышни желають не говея ко умым и про(ти)ву многажды оуязвляегь. многостудныя старости старость многоживотная. На нравы старыя и сп(а)сителныя привлачи сему ремествоу храборьстии дрзая мрость. Хотащоу похвалы славу приати а другому

дел различны(х) троу(д) хитростьный леность извлачить. оумы родителныя тоностию, измоучает етери же смотринием глубины списанием словес поучени м(уче)не ли свобо(л)ною празнью и чюдны(х) г(лаго)л ходожествия смотрению вдашеся ча(стн)иши(м) прочитанием подвизание звезд. толик течением неподвижны(м) растоять. Каа

или какова мера зе(м)скаго величествиа початок . Етери аки таины(м) строим. (л. 274 об.) по образцем геометрьски(м) на истииноую жатву обуяти истягне(м). киим ли оуставо(м) все по чиноу вышнее количествие о(м)уравиано твердостию или ки(м) сглашение. частьми пение родително сглашается. ли которою ве-

стию образо(м) под истиины(м) и ложны(м) преди. положеным оуставо(м). И и(х) неоудобны(м) смышлением. тако глубокое глющи(х) по(л)ползается расчитание. име(ж) вышны(х) и н(е)бны(х) размышлениими испытати потащеся троуждаются. а друзии быстростию поущени пены(м) игрищем настояще . друг друга и горазнее оуставити

хотяще. весть же истиины о с(траст)ы(х) Б(ог)а нашего деянии поминати н(е)б(ес)ны(х) Бл(а)говоление(м). см(е)ртныма о(ч)има толикоу назнаменаноу. В селище неродимем аки опустивше(м). повестьми любяще. не оужасаются закленоути. не дивно то есть. аще бо великая то

филосовская испытаниа подвизающа. сего чину премоудрыа, о простаго сло(же)ние(м) оустав сложать. и егда многажды ревностию прилипаемо поганьски(м) писание(м). но не толико чтo в с(вя)ты(х) деяниих о хвале Б(о)жии. аще изнесено есть то ли изречено сказанием. на последняа и оправима посем изложиша. Поистинне

аще что Б(о)ж(ес)твеное толики мысле завет. ти сеи простеи оудобнее свитием ре(че)тся отиноу(д). то аки полезно хотя и требуя (л. 275) о(т)вергоу. сию по истине оудобе зною ленящеся. мнози мнятся вещи человеческиа оудержанием(м) живуще. толики хитростию вышни(х) рефорьски(х) боле сматряща высот. и нам к

таковы(м) премудры(х) и оучены(х) словес чину привязавшемся. но обаче кратьким сказанием. аще и не чтым написанием но по велению победетелнаго царя и авгоуста. мирьскаго оты, вто-

ры с(вя)т(ы)м его повеление(м). сельски(м) нашим оуставлением памя(т)наго моужа има(т)и деяниа и знамениа. памяти мало пото(м) проявленыа. восле(д) ствоущаа предъидеть оуставы радость егоже бо колиж(д)ы оустрашает казнь. исказано пишоуща. толико же

оудобряе с(вя)т(о)го вышнее достояние оустав. словесы и делы с(вя)тыми оставлением знаменающаго.

Починаются книги о роде и о страсти с(вята)го князя Вячеслава

О перваго все верны(х). оученаго уставлениа. пагубному оуже

прегрешению кончавающуся. животныи блеск оучениа разлианием сияющь окрть всея вселенныя. тмами заблоужениа чернопримрачно. Б(о)жески прояснино яко веры сп(а)сителныя ращениа. растяху. еюже верою первою крепостию поступи начя ц(е)рк(о)вныи .

первое быстростию Б(о)гословець первы(х). спасителными хитрости

оуставлен пространие светяся в книга(х) (л. 275 об.) исписан. тачеве чернемоу последствию. истинны твердо пре(д)знаменан.

доволно твердо cтояще ире(ж) оувидели есм. поганом обаче етеры(м) по долзем заблоу(ж))нии. толи преломлено(м) извращение(м). к прави(д)неи правеи(л) стезе просвящением взведено(м). не оу еще всего мира народы.ащe пре(д)ведены сеа бл(агода)ти. дароу вкупе

быти присовокупленоу и приятну, но оуражену н(ебес)ным величество(м) . аки помалу встающи(м) диавола(м) пагоба(м). счастиа в страны встоупи. ихже во истннноу стран. едине(м) писменем простынами настоящими. проявлену земли жителие(м) словенем. страноу о ине(х) стремъю тверду и верою ленивейшу. нашим же

смотрением. поведаемоу. яже сама земля С(вя)т(а)го Д(у)ха даром на христьяньскии закон обещаниа. аще позна. но обаче бл(а)жены(м) . обращение восхотелася е оуставити.

яко поистиине о саме(х) землежитель боемиа земли имя взывается. енже ц(а)ртвоующем счастное памяти пресветлым ц(а)р(е)м.

еирехо(м) (sic). фратьским и ри(м)ским. етер о колена рода того светлеи толи силою велик. в соуседе(х) приседя. имене(м) спытигнев. сие Боривоев. княжиа строи . по(д) ц(е)ркою властию дрежа. к Б(о)жию закону сладки(м) завето(м) привлечен. (л. 276) к с(вя)тии воде таиньствию. второе родитися не малы прилепая кр(е)щенинем очи-

стися. и новою хитростию веря ц(е)ркви б(ла)гоу и бл(а)женнеи его родилинци М(а)рии. и с(вя)т(о)му и верховному ап(осто)лу Петру памяти ч(ес)тне

оустроени. бещисленаа чюдеса леты минующи. и м(и)лостию Б(о)жиею делающу является.

Его(ж) межи си(м) похвалителнаго житиа дне(х) лепы(х). деаниин. образо по закону рода ч(е)л(ове)ч(ес)ка. заклепены леты о сего света приставившуся.

бра(т) его веко(м) мнии Брастила. на княжение стола избран всеми лю(д)ми приступи. брата(ж) вследуа закон хр(ис)тианеск. победителному воинику бл(а)женому м(у)ч(е)нику Георгию. ц(е)рквь Б(о)гу истине веруа сзда. ему(ж) неколико ле(т) живущу и по роду ч(е)л(ове)чку сего света оходяща. родивше(м)ся и ищадие(м). высокого чюда см(е)ртны(м). часты(м) хвалами. с(ы)новне(м) по истине ро(ж)ние(м). О не(м) стареишаго Б(ого)м взлюбленаго Вячеслава. Зажива се(бо) и на н(е)б(ес)наа желающу. избра себе наместника.

иде(ж) бо чюдное светлости толи любимое красоты отроча. егда цветущи юности. веку48. первому прикоснуся. О(т)цу бо и еще живу сущу.

книжны(м) хитросте(м) желаа. толи о(т)ню д(у)шу о оу(м) и мысль

часты(м) моление(м) премог. и его послание(м) в гра(д) нарицаемыи (л.374) будьч. к попину имене(м) оучену. наоучити книга(м) оучити дан бы(сть). его(ж) по истине худо(ж)ство(м) к скорейшему разуму Б(о)ж(ест)веномоу направлен скорою хитростью книгы п(са)лтырю и прочее другое проиде. твердо а внутренюю памя(ти)ю оудержа. О(т)цу же посе(м) яко(ж)

оуже глано быст о(т)ше(д)шу света сего. оуношица се(х) обра(з) дела проявляа. по(д) ц(е)рки(м) яснеиши(м) готовою областью свеящуся. похвалителны(м) преставление(м) лю(д)ски(м). на О(т)че воево(д)ство по(д)ступлениа. велми ся ему о(т)пирающу избран бы(сть). и на столе кня(ж)ствия чти достоине посажен бы(сть).

како тя(ж)кими тыда стужающиа печали ра(з)личныа. князя нова бл(а)говоление. зе(м)скою областью приату внутрь стужаше си. ие е тому дивно. яко н(е)б(ес)наа па(че) прочи(х) смотря. мыслию заветною преди положи. Да еще и яве мирскиа области строите(л) бе. Но но

(sic) оба(че) к Б(о)жии слу(ж)бе сла(д)цеи. и о(т) первы(х) ле(т) де(т)ски(х) любовью обдержи(м) бе. и люде(м) себе поручены(м) противу сгрешению казнити стыдяшеся. аще ли достоинаго закона лютости. не твори бы греха в том(м) блюдяшеся. но се ра(з)мышление недолго на полы предели ра(з)мысли(х). тако пу(т) пра(в) м(и)ро всхити(х). да чего зе(м)ски творити не опустися бы.

любо ли оного н(е)б(ес) ным (sic) ради простираа

Ся о(т) себе непщевати на блудушаа не оужаснулся бы. И по се(м) оуряди в люде(х) правыи зако(н) (л. 374 об.) како худы(м) како ли и богаты(м) то ли на столе кня(ж)а седя повеление(м) вся строаше тем сблюдение(м) мыдрыи (sic) на м(и)л(ос)ть. всякому гото(в). и на(д) оубогии прегрешении.

бе(я) мзды избавите(л) о(т) погубления. и ко всякои муце поганстеи. к осуждению ин бываше. кто не престааше. Право ч(ис)тоте смотря бл(аг)и(м) посуление(м). кр(отос)ть силны(х) и не лени. И те(м) исполните завето(м) памяти прише(л)цем и оубогы(м) и странны(м). бо(л)шиа и ч(ест)ныа любви подааше износя. осиренным(ж) яко и о(тец). И обдовевши(м) (sic) помощию имениа своего помощни(к). но и озе(м)ствованы(м) оутешите(л).

то ли о(т)чю любовь на(д) ними чюдне пр(авед)но проявляа. те(х) все(х) деяниих. и памятию любите(л) терпению. И в все(х) падении потивны(х) м(уд)рыи оурядите(л). имение(м) и щедр на оубогиа. плачющи(х) потребы разрядите(л). смиреныи ти(х) оугодныи всле(д)вате(л). и на ся многажды лучии

а на ины всегда м(о)л(и)твеи все(х) вечныа жизни обра(з) подаа. Милуя неведущаа. Наоучаа неоученыа. Оутвержаа являшеся. сими(ж) силами светящими. красотами бл(а)женаго юноши. оукра-

шено бы пребывание. и в толице сеа м(и)л(ос)тни тру(д) взлюби. Егда(ж) с ве(л)можами и с судиами своими на суде(х) сядя. И аще которыи в вине я(т) пред онь приведен будяше повинен см(е)рти на см(е)ртьт осужен. Аще м(и)л(ос)тивыи кн(я)зь не можаше его

[5 ]никако о(т) см(е)рти о(т)прети ни и(з)бавити (л.375). Некую вину рещи са(м) створив вон избегняше. да в крови пролианиа бы не повинен бы(л). ни слыша кончины погубления. све(т) во так49 имяше с милы(м) свои отроко(м). Аще оуслышиши мои(х) бояр. су(д) ч(е)л(о)в(е)чку на см(е)рть. взови мя о(т) ни(х) вон. некую вину створи. Да бы(х) в тои крови непричастен бы(л). Помня бо бе оно слово

ев(анге)лское г(лавн)у гла(си)вшу: «Не осужаите, да не осудите(сь). И не понижаите, да не понижени будете».

Се са(м) оюноша Б(о)жию исполнь запове(д) свершително любя. И пагубны(х) речи не о(т) котеры(х) (sic) см(е)ртнь очюти(х) не вследуа. Сказанами речми повинныа осужение(м) на погубление. бл(а)гом(и)л(ос)тив (sic) пощадя избавляше. На оуншаа приводя.

вся(м) темница по все(х) градо(м)

разруши и вся осля(де) по всеи земли своеи многи по(се)чи50 повеле са(м) починаа. счастная(ж) его деаниа оуслышавше по ине(м) земля(м) мнози клирици и Б(о)жии раби. К его бл(а)гос(е)р(д)ью прихожаху. И сам я(ть) радостны(м) проявление(м). любве к себе приимаше. И Б(о)ж(ес)твеною любовию схрани ему пре(д) очима своима.

ч(ес)тны(м) любление(м) с собою я пребывающа. печ(а)тлено и се51 радостию м(и)л(ос)тивно держаще. И и(х) частым и с(вя)ты(м) наказанием оум ч(ис)тыи Б(о)ж(ес)твено наоучен. частее пооучае(м) на чюдо дивныа разумы кни(г) изыде. Тако латински яко и гречьски. И аще что наоучающи(х) хитросте(м)52 преведяше. (неленивыми делы са(м) испо(л)ниаше)53.

яко всякои печали ч(е)л(овечес)ку поскорбите. В болезни етеры изнемогающаася (л. 375 об.) м(и)л(ос)тивною помощию посещаше. Но оумерши(м) оубоги(м). и худы(м) о(т) ссе(д) небрегомы(м). са(м) по(тре)бованиа54 слу(ж)бы подаваше. Но народо(м) и еще поганьскому обычаю ветхому живущи(м). новыа веры оучениа бл(а)гаго подаваше. Неведущимже и в капища идо(л)скаа ходящаа. И к б(о)гом ине(м) незнаемо(м). частее ле(т)ми ходящаа. пририщучи(м). и жертвы жрущи(м). бл(а)жиныи юноша оувиде(в) о(т) си(х) пририщениа. И общениа. Жада быти н(е)б(ес)ньи трапезе паче все(х) причастник не(х) демоньскими

сквернами жертв осквернитися. Но об(че) на(д) си(м) заблу(жде)ние. злы(м)

подавлением не малы печален бяше. проходя часто книги. яко ап(осто)льское слово заповедае(т). Друг дру(ж)ия бремена понесе(т). Другия неки(м) чино(м) к истинному вышни(х) бл(а)гы(х) пути пре(и)55кланяющася. сла(д)ким г(лаго)лом поучаа вышняго дарованиа. бл(а)гаа обещаваа. о(т)вожаш(т)е.

да о(т)рекшеся идо(л)ски(х) образ ими(ж) прещени беаху к истинному Б(о)ж(ес)твеньи мысли обещанию. с верою преклонилися быша. Другиа же малы оу(ч)ени сему сп(аси)тлному оучению. Разумивы с(е)р(д)цем же жесточаиша. И оумо(м) истины ра(з)умениа леневеиша. по ап(осто)льскому г(ла)г(ол)у. добре оуча и недобре обличаа. обоим чино(м) предзнаа и(м) мз(д)у.

по силе хотя е(же) колижо(д) можаше. Яко по(л)ныа тако и неполныа по истине. взывая на вечерю о(т)ча (л.376) челя(де). Сиа все(м) обилие(м) ко вечнеи радости при(д)ружению привожаше.

В чюдны(х) же постех поистине мимоходяща лета. В великии

по(т). алче(м) и м(о)л(и)твою са(м) стыи сам оуноша. Аще и мирски(м) строи(м) одержи(м) бе. Но обаче (sic) не лени и не изнемогся м(о)л(и)твами. щедры(м) в нищи(х) растворение(м). прелетающими делы особныа провожаше дни. В нощи яснеиши(м) настоа бдение(м). лености не помня и дреманиа. Первое покою нощному. аки оуло(ж)ся.

А по се(м) о(т)вергся постеля ложница свое(а). о таине(х) ис полога встаняше. И о(т)рока ло(ж)ница своеа ключника вбужаше. И молча книги в руце всхити ис полаты неведуще(м) страже(м) ише(д). Едине(м) о(т)роко(м) свои(м) сведо(м). по лютым гора(м) верхо(м). и по подоли(ем) пропастии. и изломлены(х) глубины. и по (sic)

стезя(м) камяны(х) доск толи по ле(д)ным груда(м) люты(м). бос и пеш путь дея межи градома. С п(са)лтырни(м) пение(м) и прочи(ми) м(о)л(и)твами. По особны(м) ц(е)рква(м) преходяще взыскаа и(х). в толице по истине плоти своеа терпя оумуч(е)ниа. Да расседавшимися пятами его младыми. крови истекши раскропление(м) казаше стопы его.

в доме(ж) свои взвратився. И на ложе свое(м) таино. я(ть) оум вну-

трении делаше са(м) стыи оукланя(а)яся56. кия(м)ски(ме) паки ризами красными на столе седя одеваше(ся). Но тело ч(ис)теише власяницею. по(д) ризами ц(а)р(с)ками (sic) облачашеся. Во время(м) настоащии жатве. посре(де) (л.376 об.) нощи таи все(х) вста(в) с отроком оу(ж) речены(м). бос

и пеш к нива(м) свои(м) идяше. И рукама своима пшеницу жняше. И в снопы извязав са(м) о сeбе на раме свои воскладаше и отрока своего в таине(м) оугле дому своего скрываше. И ту истер. И в жернова изме(л). И стыма своима рукама чисте просеав. И водою покропи в имя Троица. са(м) един и с служащи(м) ему токмо отроком

с водою ю(ж) сам ношаше о(т) кладязя в ведре. истинны(м) Тр(ои)ца взывание(м) ознаменаа. с мукою в сосуде смеси. Вмешаше рукама своима трудо(м). и проскуры испек. По ц(е)рква(м) попо(м) слаше. на принос слу(ж)ба(м) Г(оспо)ду н(а)шему Иисусу Христу. В осеннаа же времена слугу призва великаго и вернаго оуже гланаго отрока и насле(д)ника. Виногра(д)ныа плоты (sic)

са(м) сни(м) нощию преле(з) таи все(х). кошеля оба наполни о(т) винограда своего. И на плещи свои взложи с отроко(м) свои(м) в до(м) взратився. Рукама своима ижнетяше. и добре оустрои на слу(ж)бу Б(о)жию. Никоторым же ине(м) ведуще(м). разве единого отрока часто оуже преже пре(д)гланаго. сице(м) едине(м) Б(о)гом ведущи(м). и

тем отроко(м). налиано(м) ссудо(м) вина и таино положено(м). оусмотрив время подобно слаше по ц(е)рква(м). клирико(м) и попо(м) с проскуры яко са(м) печаше на ц(е)рквныа слу(ж)бы. И са(м) ла(д)но все(м) раз-

деляа. О како неразрешителныа оузы окрть перси(м) чистеиши веры нескверныа. (л. 377) О како похвалително послушание. насле(д)вателя заветиеиша. О чюдно смирение кн(я)зя. раб свои(х) слу(ж)бами Б(о)ж(ес)твеныа любве наоуч(е)ние(м) подити57 не стыдящемся, е(ж) мысли жестоки(м) смирение(м) на

н(е)б(ес)наа. я(ж) с(е)рдце(м) смотря таины. ч(е)стнаго и сп(а)сителнаго Г(оспод)ня телесе и крове приношениа. Тако оуч(ис)тил есть и люби слу(ж)бою. Да приношение(м) закона н(е)б(ес)наго прегрешениа деля. очищаго (sic) неверою токмо. чино(м) твердостанным воиньствоваше. Но по истинне источника ч(ис)теишаго внутрени(м) образо(м). рабии

тру(д) взе(м) на ся. И м(и)л(ос)твны(м) дарование(м). иереову законоу са(м) раб бы.

Не таити по(до)бае и видение его пр(о)р(о)чествие. е(ж) о Павле презвитери и о дому его. еже са(м) взбнув пре(ж) тако поведа к все(м) г(лаго)ля.

на одре лежащу мне и почивающу милаа моа дружино. и и(м) о(т) отро(к) мои(х) слуги. посреди нощи страшно видение прия(т) мя. Яко Павла попа дворови вся основа о(т) выше до долоу. и о(т) все(х) ч(е)л(ове)ческих жилищь. виде(х) отиноу(д) опоустевшь. им(ж) видение(м) тужа

промета(х)ся. И вноутренею скорбию печали за бл(а)говерная простира(х)ся. Но обаче видение се ко всеведущему Творцу м(и)л(ос)тивому исправлю. Во нь(ж) верою. и истине речи сего видениа ра(з)решу.

Дому по истине разрешение видениа моего спричастно моеа бабы Людмилы и ч(ес)тныя жены знаменается см(е)рть. и до(м) опустев-

шии Павлов. клирико(м) (л. 377) наши(м) и законнико(м) изгнание и(з) земля. И разграблению имению и(х) являе. Виде бо родителница моя яко родо(м) и деание(м)58. по истине осквернение(м) дел погана. И недостоина именовати с другими светники своими злыми. Б(о)га не ведущими любящися. мыслить о свекрови своеи погубе. Си(ж) словеса его светлее с(о)лнца сбышася. Яко м(а)ти его злаа нарицаемаа по греху Дорогомир. Све(т) створивши нечтивыми

мужи рече: «Что створим о сеи речи. Яко ему(ж) подобае(т) кн(я)зю быти. о(т)вращен е о(т) клирик и о(т) свекрови моеа. И есть яко и мни(х). Погублю саму и оны прожену и(з) земля».

В то(ж) время пославши светники своа оудави свекровь свою

Лю(д)милу и по се(м) прогонение бы велико клирико(м) и законнико(м) по всеи земли е(м)сте. И ц(е)рква(м) разрушение и постави по улица(м) страже (sic) рекущи тако: «Иде(ж) кде оузрите коего любо клирика идуща к моемоу с(ы)н(о)ви. тому(ж) посеците и(х). и живота ему не створите». И постави по всеи земли капища идо(л)скаа. Обрати(ж) землю всю к ни(м) (требы

и(м) деющи и с(ы)на своего принуждающи к ни(м))59. Сам(ж) оуношица (чи)стыи еще отроча сын не могися противити м(а)т(е)ри своеи хожаше в капища. И николи(ж) оскверни д(у)ша своеа о(т) скверн идольски(х). Бяше бо (чи)стыи н(е)б(ес)ны(м) оружие(м) защищен и оукреплен. И велможа(м) своим ходящи(м) в капища. аки пристаа бе. Но с(е)р(д)це(м) вну-

треняго смотрениа пристанию и(х) в деле(х) о(т)пирашеся. Блюдя (л.378)

шежеся о(т) все(х) людии. Яко о(т) худы(х) тако и о(т) силных. Достоаше бо. Бе бо бл(а)г(ода)ть Б(о)жиа не не(м). и о(т) все(х) люби(м) бе. В бо в словесе(х) своих истинен. В суде правди(в). В совете(х) м(уд)р в бл(а)годати смотрен. В все обычаи(х) добры(х) хитростию державен. на м(о)л(и)твы(ж)

Б(о)ж(ес)твены(х) оуставлении часто припадааше. Книги написаны малы блюдение(м) и таине храня. Оу себе по(д) скуто(м) держаше. Оуклоняся судов мирскиа печали. (Двунадесять) скра(т) или боле в таинеи ложницы полога своего. м(о)л(и)тва(м) таиным прилежаше. В нощи(ж) и во дне ч(ис)тым смотрение Х(рист)а похваляа до конца прочиташе.

преминующи(м) летом юности (чи)ст(о)го. Тако счастие на му(ж)скиа оумы силны(х) кня(з) са(м) выше вше(д). и по малу му(ж) свои(х) безумныа светы вследующа. му(же)ски о(т)верго (six) о(т) себе. И заблужение и(х) неведения о(т) истина Б(о)га не малы возненавиде(в). В един о(т) днии сзва вся боляры своа и дружину въ60 полату. Нача к ни(м)

с сваро(х) г(лаго)лати: «О дружина вернаа но не в Х(рист)е. Егда бе(х) вдан

родители своими книг оучитися находих в ни(х) оучениа Павла яко(ж) ре(че): «Егда бе(х)61 младене(ц). гл(аго)лах аки младенець. Егда бех му(ж) о(т)веро(х) мл(аде)нчьскаа». Сею повестию по истине н(ебес)не мене самого смотря. яко первие все(х) словес дела те(х) хужии а(з) сы. К му(ж)ству

приити. и в ревности с(е)р(д)ца хощу. Но отроча а(з) сы вами. На кня(жени)е избран. о(т)цу оумершу по роду братиа стареи (л. 378 об.) на кня(жени)е приступи(в). И исправи(в) весь строи Б(ог)у помогающу ми разряди(х). и землю противу противляющимся силне оутверди(х). И хощу исполнити слово. еже рече пр(о)р(о)к Д(а)в(и)д на старець разуме(х)

яко заповеде твои(х) взыска(х). вы(м) яко с(е)р(д)ца о вышнии истине смотрити. истине. леностию и верою мне пребываете ра(з)лични. Како многи оуды вашеа кривды любимы доселе терпе(х). оу(ж) не хощу сего терпети по писанию книжному. Опя за ся заверго(х) юность. му(ж) же оуже сы я(ж) суть детскаа дела запове(д)ми.

Г(оспо)дьски(м) деянии истощу. вашеа неправды боле того не слушаа. вышне(ю) м(и)л(ос)тью укреплен62 противися хощу. Тем оу(ж) да ищезне(т) роптание вашего света противу мне. Да престану(т) люты(х) и злы(х) явь схо(же)ниа в ва(с) и свети, мира любовие. И в дому в ц(а)р(с)твии мое(м) да

вскипи(т). Речи которого любо суда противу делу криве да не судятся. мужи бо истовиа греcи имиже доселе осквернялися есте боле того да ни о(т) кого(ж) не дерзне(т)ся. Сего(ж) закона оустроение. Аще вышняго Ц(а)ря боанию не хощете боатиcя. Нашь гнев

на прегрещающаго Б(о)жие(м) рвение(м) ра(д)же(и)63. И(ж) колиж(д)о си(м) дело(м) повинна обраще(т) гл(а)ву да осече(т). И си изгл(агола)в. безаконию началицу м(а)т(е)рь свою и(з) земля своея изгна о(т) себе. И скончано(м) же княже(м) г(лаго)лом ве(л)можа зе(м)скиа. и ротници и светници. в домы своа оустрашени взвратиша(ся) (л.379). И гордаа помышлениа на мало

время оумячше положиша. тогда(ж) оуже Б(о)жие(м) проаш(и)ние(м)64 примучени быша. неколико погански(х) стран. подвижениа по(д) рукоу е(го). и воскр(е)ша соборнаго закона веселаа ращениа. И по Б(о)ж(ес)твеномоу закону ц(е)ркви основаны. Пре(ж) мало(м) неверны(х) небрежение(м) подающася65. твердо стоание(м) основаниа обновишася. Клирици и(з) земля и бл(а)гы(х) свои(х)

о(т)лучени. м(и)л(осе)рдною щедротою призвашася вси единою. Не токмо взвращени своими бл(а)г(а)ми. Но п истине (чи)ст(а)го мужа мно(ж)ство(м) при-

ложни. даро(в) имениа его обогатишася. И по(д) тацем кн(я)зe(м) по те(м) страна(м). всяка веселящися радовашеся ц(е)рк(в)и.

И оуслышавше сию весть (чи)ст(а)го кн(я)зя бл(а)годарьство. мнози идяху из Бавор. и из Франк. и ис Ас. (sic) и ис прочи(х) земль

прихожаху. Несущу к нему мощи и книги различныа. я(ж) са(м) злато(м) свои(м) и сребро(м) и паволоками.толи крзьны о(т)куповаше. и верою правою по всеи земли хр(ис)тианскому оуставоу.

Тогда(ж) бра(т) его Болесла(в) веко(м) мнии. оумо(м) кривостию и делы. ревностию мерзо(к). диавольски(м) косновение(м) пострекновен.

гнево(м) злобы противу оуму Б(о)жию лю(т) бе воружен. на ц(а)р(с)твие братне рукою похищениа лако(м) с нечтивыми мужи диаволи. см(е)ртию оубиения погубити хотяше. Но Б(о)жественным пре(д)видение(м). све(т) буду-

щии тогда о себе истинно проявле(т) (л. 379 об.) оувиде (чи)стыи. В то(ж) время му(ж) б(о)голюбивыи заве(т) положи(в) помысли в с(е)р(д)ци основати ц(е)рквь Б(о)гу и победите(л)ному воинику. и м(у)ч(е)нику его Виту. И посла к еп(ис)к(о)пу Рьзеньскому сол. И ре(ч)е: «О(те)ць мои дела ц(е)рк(в) с(вя)т(о)му

Георгию. И аз по повелению твоему хощу основати ц(е)рк(в) с(вя)т(о)моу Виту Х(ристо)ву м(у)ч(е)н(и)ку». Оуслышав же еп(ис)к(о)п Тутон. вздев руце свои на н(е)бо к Б(о)гу. Хвалы вздаа Х(рист)у рече: «Идете и рците счастному с(ы)ну мое(му) Вячеславу. Яко(ж) помыслил еси. Тако оуже ц(е)ркви твоа пре(д) Б(о)го(м) стои(т) на н(е)б(е)си основана».

Слышав(ж) сию ре(чь) Вячеслав о(т) еп(ис)к(о)па пристроив делателя нача(т) са(м) носити на плещу своею извисть. и руками своима основа

и сконча. И призва еп(ис)к(о)па прежере(ч)енаго остии а во имя с(вя)т(а)го Вита. И быша ту многа чюдеса и знамениа до днешняго дне. а диаволу многи пагубы. Сам(ж) с(вя)тыи хотяше ити в Ри(м) к с(вя)т(о)му Петру ап(осто)лу. предав кн(я)ж(е) братоу своему. и ту ся о(т)рещи мира сего.

Но церкве ради тоа. яко и еще не свершена бе до конца. Того ради муждаше. Но яко(ж) секии кто сено в великии знои и жадае(т) воды. тако и с(вя)тыи жадаше м(у)ч(е)ниа и крови пролианиа. Но не о(т) руку бра(та) своего. Но Б(о)га щедраго мздовз(д)ателя прорасмотрение(м). и мзда(м) верны(х) о(т)платителя достоиние. ту ему взда мзду

в своеи дедине. еиа жадаше во ине(х) странах. Ни сего дела его може(м) (л. 380) молчати. Дивна см(е)ртны(м). и Агг(е)ло(м) Б(о)жие(м) радостна. толи Б(о)га. боащимся чюдна. И николи(ж) в ч(е)л(ове)це(х) слышана. Е(ж) перси с(вя)т(а)го камене твержше носиша в с(е)р(д)ци принужен по истине некогда о(т) своего брата и свои(х) боляр с(ы)но(в) ра(де) ро(же)ниа.

приложи к себе жену. И роди о(т) неа с(ы)н имене(м) Избряслав. И рече к неи: «Се оу(ж) много Б(о)гу прегрешихов. и безаконие створихов оуже о(т) сего престанев. пло(д) по роду ч(е)л(ове)ческому приимша. бе в собе. В брата место мя имеи. А а(з) тя в сестры место». И сеи речи она приставши. И имши по ню пре(д) Б(о)гом и саме(м). не-

когда сгреши с милы(м) его слугою. И с(вя)т(а)му самому то ви(де)вшу рече: «Почто слга пре(д) Б(о)гом. Тобе лз бяше ити заму(ж) любо не ити. Но не66 будита дерза пронести се кому любо. Доиде(ж) яз о се(м) ся помышлю». И створи(в) пир велик никому(ж) неведущу сего света. Вдасть ю заму(ж) сестрою творя тому(ж).

Бра(т) же его меншии Болесла(в) пре(д)реченыи. Очютивы и хотящу в Ри(м) ити поча нань многа злаа отаи мыслити и творити пакости. И многи советы в домох и(х). творяше свещаваася с злыми советники на с(вя)тыи му(ж). Их(ж) вси совети не67 оутаишася

с(вя)т(о)го никако(ж). Но мо(л)ча речи сеа кончины смотряше.

В другое(ж) время сзва(в) светники своа бра(т) его: «Промышляите како его погуби(м)». Они(ж) ему тако о(т)вещаша: «Никако(ж) его инако можеши погубити (л. 380 об.) ходя в него власти. Но просися домови Болеславлю гра(д)у. И ту и можеши погубити». Призва(в)

к себе. оне(ж) исроси вся оу брата с советни своими. Створи велик пир ч(ес)тн. На памя(т) рекии с(вя)тыма. Козме и Дамиану. И послав слы к брату своему рече: «Брате, радость велику на памя(т) с(вя)тыма створи(х). Но молю вл(д)чьствие ваше68. Ды бы ся не о(т)рекл приити к на(м)». С(вя)тыи же к слу его отвеща: «Радость бра(т)и, радо(сть) Б(о)жия е. И аз к его повелению оуготовлюся». Вся(ж) си злобы и cвети и(х) с(вя)т(о)го не оутаахуся. но вся видяше. И абие причинився с дружиною своею. И все(д) на конь нача играти гоняся пред ними по (д)вору своему г(ла)г(о)ля к ним: «Аз ли бы(х) не оуме с вами чехи

на комони обрести противни наши(х). но не хочю». И си рек поеха к брату. Изи(деж) 69 бра(т) его с всеми слу(ж)бами и ч(ес)тии противу на оусретение с великою тихостию его(ж) кротости аще и ло(ж)не. бо(го)достоиныи Вячеслав много пора(до)вася. целовашажеся весело. толи сопле(т)ша межи собою в до(м) с ра(до)стию вниидоста (и

на обеде седоста)70. и на пивше(м) на долзе некои(м) лесть таина не можааше таити. мыслящи(м) на оубиении с(вя)т(о)го мужа. Иже злобивии мечи по(д) скуты оу(ж) скровен. Трикраты встающе(м) паче. и паки аки некоим ся трудо(м) седаниа прекланяюще. силами после(д)нее и дерзостию отину(д) оумякше. того(ж) ради не оу и еще (л. 381)

повелениа Б(о)жиа пришла бе година стр(аст)ь его. Цела и о(т)пустиша.

Его(ж) света не неведыи пагубы (sic) не оужасаася. Б(о)жиe(м) защищение(м) возмо(ж). но не печалию. Аще и некоторою слугою брата своего пошептавши(м) ко оуху его: «Да блюлся бы». како противу емоу оуготовалися су(т) на оубиение. Но оба(че) не по(д)вигшемся и(ми) о(т) брата.

и с инеми седящими. Но веселящуся яко и госте(м) хвалы деля. И любя моляше(т) и(м). и посе(м) мало поседе(в). о(т) трапезы вста(в) налиа чашу вина. тихи(м) целование(м) речено(м). вся сла(д)це сею речию примолви рекии тако: «Целуе(т) вы целы все(х) Х(ристо)с. Чашу ю аз в руце держу. в имя с(вя)т(а)го Арха(н)гг(е)ла испити единому комуждо

на(с) подобае(т). К нему(ж) с(вя)т(о)му дни памя(т) оутро по(ст) на(м) приходи(т). И тако любовию д(у)х(о)вною честяще величествие его. Да еще в кую годину д(у)ша н(а)ша о(т) света преставится. в раи вечныи всхоще(т) ны приати о мире. Аминь». И тогда по сем словеси весело испив. все(м) рясны чаши. тою(ж) любовию испити повеле. И целованием

лобза ласканны(м) не трепеща страхи. на свое ложе спа(т) изыде.

в ту нощь м(о)л(и)твами и подание(м) нищи(м). печалны(м) настоание(м) потяся трудом. будущую см(е)рть ведыи за Х(рист)а волею терпети заветно проводи. Брат же его к свои(м) рече: «Не може(м) его никако(ж) погубити. Яко дружина его суть с ним трезва. Но ведае(м) обычаи его та(к)

(л. 381 об.). Яко егда первое гла(с) звона ц(е)ркве слыши. един с ложа воскочи(в) к ц(е)ркви потече(т). а не жде(т) никого(ж). Да рце(м) попови да бы рано звони. Е(ж) бысть тако». Cлышаном(ж) знамение(м) звона. c(вя)тыи муж не лени(в) сном. но яко имяше обычаи с ложа вскочи(л). И притек в ц(е)рквь вше(д). пения утреняго и хвалы оутре-

ниць тихи(м) послушанием внемля. По многа(х) м(о)л(и)тва(х). домови троуден почи(т) о(т) ц(е)ркве вниде. светящимся первы(м) зоря(м). Мерзое памяти написаемыи Болесла(в). мужа с(вя)т(о)го бра(т). таине(м) месте таася. нраво бо во(л)чие(м) противляася. агньцы татебне хотя растерзати. с неколицеми своими ра(з)боиники гневно выступя мече(м) препоасан.

посреди пути оусряща противися. Его(ж) сам с(вя)тыи тихи(м) гл(а)сом и бл(а)гы тако целова: «Сдрав, братие любеишии. Велики ти сут хвалы любве о(т) на(с) вз(д)аемы. Яко вчера еси нам ч(ес)тно и обилио с веселие(м) служил». Такому(ж) гл(ас)у слад(д)кому. он безумныи не о(т)веща. Но изн(е)х вскоре меч. на с(вя)т(о)го главу верх. я(к) наикрепчае можаше. Оударя

ре(к): «Д(е)нь ти лепеи пи(р) оустрои». Но мечю о(т)скочившу и знамениа

раны не явившуся. Второе оудари ничесо(ж) може оувредити е(го). Третие(ж) егда хоте(л) оударити. ме(ч) из руку оужасшася слуги диаволя испаде. Иже ме(ч) с(вя)тыи Вячеслав за рукоя(т) похвати. И на(д) грешны(м) брато(м) оуже оружено(м). за власы держа и потрясаа главою его

рече: «Видиши ли (л. 382), брате мои, могл бы(х) ся на тя возвратити. твоея лютости начаток. ли о(т)куду возбранюся, братни крови быти пролиате. Но не хощу дабы ся о(т) моею руку твоа кровь, брате, на последни(м) суде о(т) мене взыскала. Взми мечь а собе муку. И я(ж) суть делаемаа провлачи на долзе. И ты зови

и(ж) тя сут наоучили. А са(м) ся братнею кровию не огреши». Приато(м) же мече(м) брат нечестивыи. Аки победитися боя. велми взопи на помощь себе своа зовыи тако: «О крамолници мя наоучивше, мне не поможете». Сам же ся аки принужен братнею победою первое неврежен противитися оукланяа. И единою дружина велико(м) гл(а)со(м)

призвани притекоша. рещи: «Аше греха не ведуще». Но оголки взыщу(т). кн(я)зя своего врущь гнев чюю(т). ему(ж) оуже тогда греху привабникоу. четвертое в главоу с(вя)тоую оударившу. И посленее протеишу. вси со71[103] оружие(м) нападоша. И оуды с(вя)т(о)го мечи и копии прободоша. И аки волцы разстергавше на земли повергоша едва

жива. паки(ж) толи паки оучастиша раны м явы. И кро(вь) неповинну пролиаша. телу(ж) тще грехи аки о(т) пе(с) растерзася. А д(у)ша с(вя)теишии о(т) пло(т)скаго заклепениа храмины. Толицеми язвами из(у)вечена. мука(ми) ч(ес)тною победою похвалами а(н)гг(елс)ками руками по(л)ята.

Вышняго оущедрителя очима радостно видящи. И в славны(х) м(у)ч(е)нице(х) лице(х) в веки на пр(ес)т(о)ле (л. 382 об.) седяща. Четвертыи д(е)нь пре(д) клаландо(м) октя(бре)мь. в вечное веселие ц(а)р(с)тва н(е)б(е)снаго вниде.

С(вя)тое(ж) тело о(т) маловерны(х) иже ту бяху ч(ес)тно в раце заклепше.

И службы вся по закону на(д) ни(м) исполнивше пре(д) ц(е)рквию бли(з) побежениа его погребоша и. преимшу(ж) посе(м) кня(ж)е великиа неправды. кн(я)зю Болеславу. и лютостью его навернаго дружину. немного по убиении с(вя)т(о)го посла(в) Праг. Погуби вся его приазни. И клирики и слуги е(го) изымав вся исече. И дети и(х) в реку вмета.

Перводеаною(ж) крепчаишаго Б(о)жиа воиника ч(ес)тною страстию слугы етеры им(ж) повелено бе . кровь я(ж) по (д)ска(м) стены. окроплена бе

Вышняго оущедрителя очима радостно видящи. И в славны(х) м(у)ч(е)нице(х) лице(х) в веки на пр(ес)т(о)ле (л. 382 об.) седяща. Четвертыи д(е)нь пре(д) клаландо(м) октя(бре)мь. в вечное веселие ц(а)р(с)тва н(е)б(е)снаго вниде.

С(вя)тое(ж) тело о(т) маловерны(х) иже ту бяху ч(ес)тно в раце заклепше.

И службы вся по закону на(д) ни(м) исполнивше пре(д) ц(е)рквию бли(з) побежениа его погребоша и. преимшу(ж) посе(м) кня(ж)е великиа неправды. кн(я)зю Болеславу. и лютостью его навернаго дружину. немного по убиении с(вя)т(о)го посла(в) Праг. Погуби вся его приазни. И клирики и слуги е(го) изымав вся исече. И дети и(х) в реку вмета.

Перводеаною(ж) крепчаишаго Б(о)жиа воиника ч(ес)тною страстию слугы етеры им(ж) повелено бе . кровь я(ж) по (д)ска(м) стены. окроплена бе

ц(е)ркв в са(м) ча(се) м(у)ч(е)ниа. водою омыша и отину(д) о(т)роша. По сем же другии д(е)нь ту пришеше не мине яко и первее кровь по стене прилепшу. На том месте раширсну узреша. Не малы сами си(м) видение(м)72[107] оустрашени. воду паки принесше. велми борзо омыв-

ше отроша. На третии же день искушениа ради рещи: «Аще и еще е(сть) тако(и) пришеше оузря(т). не мне покроплену стену. кровию видеша. не(ж)ли бома трои73[108] оузреша. Им(ж) бо на тем много чюдишася. темже троудо(м) омываниа. посе(м) охабившемся. я(ж) до днешняго дне крови окроплением стена сама знамение чтимо сказает».

По истинны(х) повестми часты(м) поведание(м) проявлено бы(сть). Яко(ж) по твердостаиника74[109] победнаго воиника (л. 383) Х(ристо)ва вси кровныа пролиателя. вышняго гнево(м) потрясени. Друзии же демоньскою областию похищени на се(м) не явившася. Друзии же изменивше ч(е)л(ове)чекии нра(в). пески лающе. в гласа место скре(ж)чюще зубы.

Взследующе грызением пески(м). толи бещастны(м) оушение(м)75[110] телес и(х). житие свое зле скончаша. А друзии о(т)лучени слуха своего и г(лаго)ла. житие свое в ненависти все(м) свои(м) ближни(м) зле окончаша. Но и са(м) брат его. яко(ж) поведаю(т) мнози прении. часто нападающи(м) нань бесо(м). и руками держи(м) свои муж и слуг свои(х) и помянувся гла(го)-

ше: «То вы мне се76[112] створисте е(ж) ва(с) слушаа по злату ся главу я. И се на мне ся являе(т)». Но обаче они вси яко(ж) рекохо(м) пре(ж) кн(я)зя своего. житие свое зле скончаша.

Почивающу(ж) телу ч(ес)тному. иде(ж) оубиен бе. трем

лето(м) ми-

нувше(м) верны(м) етеро(м) нощь проявлено бысть во сне. да Б(о)гу велящу о(т)туде тело с(вя)тое принести подобало бы к ц(е)ркве с(вя)т(о)го Вита м(у)ч(е)ника. ю(ж) са(м) сзда. ч(ес)тнеиши(и) погребение(м) положа(т). И сно(м) погружени видению верующе. Но по истине князя лютости боащеся оумолчаша. Паки толи паки тому видению явившуся. зело грозне

пристрашившу. не могоша таити. но пове(да)ша77[113] кн(я)зю себе проавленаа. Он (sic) аки о(т) тя(ж)каго сна вспрянув, и оустрашен не Б(о)жиим страхо(м). но ч(е)л(ове)к ся смрамляя78[114]. повеле попом ити нощию и принести тело с(вя)т(о)го никому (ж) ч(е)л(ове)к сведущ (л. 383 об.). И прише(д)ше к месту с(вя)т(о)го с м(о)л(и)твми79[115]. ч(ес)тное тело мученика в раце на

кола вставиша. И путе(м) имже прише(д)ше вспятишася. хотяще кня(же) повеление нощью исполнити. И егда придоша к етере80[116] реце мале. нарицамеи (sic) “Рокитница». таку Б(о)гу силу створшу. наводнение реки да и мост бе разрушила и древа повинула. Сташа про-

противоу окр(ес)т смотряше.где быша древо налезли плотъ81[117] оустроити и не обретоша. помышляху что створили быша. И егда все(м) размышление(м) и печалию одержими бяху. И внезапну оузревше видеша чюдо Б(о)жию силу наше(д)шу. Кола с конем о другии по(л) стоаща.

и о(т) воды ни единою каплею окроплена. гли чюдни подобни Петру ап(осто)лу82[118]. Петр ходи по морю повелением Б(о)жие(м). А тело с(вя)т(о)го в мгновении ока пренесено бы(сть). Кто ли о сем размышляя83[119] е како пренесено. разве Б(о)жиа сила пренесе е84[120]. Ему(ж) чюдеси сами неколи подивившеся. преплувше на кони(х) раку по с(вя)те(м) телеси. И вскоре

придоша к месту пре(ж) поведаному. И в ц(е)рквь внидоша Б(о)га хваляще. нощию таино повеление(м) бра(т) его. но Б(о)жиею силою освещени. все(м) людем видящи(м) и прославляющи(м) Б(о)га. двере(м) твердо зам(у)чено(м) и м(о)л(и)твами частами излианами. с(вя)тоую ракоу отвориша. Свеща(ж) вжегше смотриша. И се тело плотию и еще цело явися. И о(т) все(х)

язвъ85[121] быши(х) на не(м) ицелено. разве единоа. язвы я(ж) о(т) бра(т)ня меча (л. 384). Из нея(ж) и еще кровь тепла видящеся текущи. спохвалимое достояние мужа Б(о)жия. И чюдное власти обладание. Ту оутягшаа имети бл(а)женаго Вячеслава. Еже оутягну(т) имети яко(ж) древле Иона86[122] кито(м) пож(ре)т. по тре(х) дне(х) цел на суху извержен.

бы(сть). Тако и сего тело еже есть дивнее. несгнивше ни87[123]стлевше но ицеленами язвами за три лета повеление(м) Б(о)жиим земля вздасть. Затворену(ж) паки телу с(вя)т(о)го по(д) самы(м) олтаре(м) восхо(ж)ниа на полудне. проводимо о(т) верных и о(т) клирик. С похвалами и пеньми

ч(ест)ное тело с(вя)т(о)ю памя(ти)ю по чести положиша. та(м) Б(о)жие(м) вседержите(ль)ствие(м). часто светящемся бещислеными его чюдесы и знамении. все(м) верны(м) сбирание бывае(т). неверным(ж) стра(х) и оужасть. Такого мужа достоинаа дела начаще светятся. Сего(ж) принесениа время четвертаго индикта. М(еся)ца марта в д(е)нь, д(уши). оуспениа его мимохо-

дящими леты творится. О сила(х) же я(вляет) м(и)л(ос)ть Б(о)жиа по достоянию его всеи вселенеи и проявляющу славу с(вя)т(о)го по се(м). я(ж) и доселе творя(т)ся88[124] словесе д(у)шевнаго претечение(м) печалнаа памя(ть) протолкуе(т). и достоино поведае(т).

етери яти. И к судии оклеветани. Иизвязани и на полату

взведени быша. И княже(м) повеление(м) в темницю ввергоша. Руками(ж) и ногами оковани. люте(ж) встражи посре(д). нощиу(ж) оу уз бдяше

стужно89[126] оузами оковаными мучи(ми) (л. 384 об.). воз(д)ыхание(м) горки с(е)р(д)ца поражающа. Вси в м(о)л(и)тве взпиша рекуще: «Б(о)же Вышнии, печалны(м)90[126] оутешителю. н(е)б(е)си и земли чюдныи творче. Призри на ны на см(е)рть осужены. и м(о)л(и)твам

взлюбленнаго твоего м(у)ч(е)н(и)ка Вячеслава. и(ж) егда в мире се(м) с окаанны(м) м(и)лости защитите(л). о(т) всего настоащаго осужениа». Рачи ны извести окаанныа створен(ж) бывши. м(о)л(и)тве о(т) ни(х). половина темници в неи стражие стоаще бдяху омрачися. И изгасоша внутрь оу стражии свеща. А прочаа половина иде(ж) держими лежаху. Аки с(о)лнца светлеиши(м) свето(м) про-

светися. и се гла(с) внезапу с н(е)б(е)се оужнико(м) в оуши (у)слышан91[127] бы(сть): «Вставше изыдете о(т)сюду» иже оубо таки(м) страхо(м) и веселие(м) оужасни узы молчаще повизаху. Тог(д)а внезапу вериги и железа скрушена спадоша. Руки и ногы и(х) разрешишася. И о(т)верстами дверми темница. весели искочиша Б(о)жие(м) повеление(м) разрешени.

хвалу Х(рист)у и пр(есвя)тому92[128] м(у)ч(е)нику Его Вячеславу. людем поведающе.

избавлен. к вере сборнеи обратися. И cп(а)сены(м) омовение(м) кр(е)щениа оч(ис)ти(ся): и всею любовию к вере Б(о)жии оутвердися. И с(ы)не свои единочадыи егоже аки и93[129] д(у)шу свою любяше (л. 288 об.) на слу(ж)бу Б(о)жию в клирики бе ц(е)ркви бл(а)ж(е)наго м(у)ч(е)ника обещася (л. 385) вдати. и

си(м) по чину исполнено(м). веруа са(м) Б(о)гу и служа зело. многа лета пожив почи о Г(оспод)е.

Сему(ж) чюдеси бывшу не мне другое чюдо всле(д)ствует о юноши етери о(т) портник его иже все(х) раб его. таины(м) дело(м) его вернеи бе.

его(ж) са(м) с(вя)тыи в житии своем сы зело любяше. его(ж) по истине и пре(ж) поминае(т). писание.взлюбленаго с(ы)на своего(ж) о(т)лучен. плаче(м) печален по вся дни часто жалуа. многа дела его благаа все(м) проповедаше94[130]. им(ж) и саме(м) мнозе(м) све(де)те(ль) бяше. Его(ж) кн(я)зь неистовы(м) и скоры(м) вжжен гневом. повеле повесити и(м). Повешен(ж) яко истинны(м) све(де)тествую(т) повести. По двою лету мимоше(д)шу. не инако но яко(ж) и живы(м) и целы(м) ч(е)л(ове)ко(м). власъ95[131] седин телесны(х). И ногти растущи светящася виден бы(сть). И орел на соблюдение телеси его. на не(м) седящь виде(н) бы(сть). о(т) Б(ог)а послан вся дни доне(ж) висе. дабы птици не начали его. Но и древо сухо на немже бе повешен прозябе и вести распусти.

Посе етер я(т) люты(м) соудиею. и в темницу ввержен бы(сть). И на другии д(е)нь на посечение осужен. И крепце оузами вс(е)ми оувязан. Иже в истинну горце плача. с(вя)т(о)го Б(о)жиа Вячеслава внутренними м(о)л(и)твами на помощь себе взва гл(агол)я: «С(вя)ти Б(о)жии м(у)ч(е)н(и)че,

аще таке е(сть) якоже гл(агол)ют ч(е)л(ове)ци вышняго Б(о)га ум(о)лити можеши(м) помолися за мя оумирающаго. Да твоими м(о)л(и)тва(ми) (л. 385 об.) избавлен. возмогл бы(х) аз окаанныи простити гре(х) мои(х) тяжки(х). донеле(ж) жив буду». Егда(ж) м(о)л(и)тву конча вскоре растерганами веригами бл(а)г(ода)тию Б(о)жиею. тако крепко страже(м) не ведуще(м) ис темници

изведен бы(сть). Вне. некоими поганы стоащими паки ятъ96[133] бы(сть) и велми оувязан. Егда первую м(о)л(и)тву нача к ни(м) поведати. оутешена быша с(е)р(д)ца поганска. И разрешше и пустиша. И тако по се(м) избавлен хвалы Б(о)гоу и бл(а)ж(е)ному м(у)ч(ени)ко(у) Вячеславу. по все. земля(м) ходя величаа словесы проповедааше.

Поведается бывши в томже граде. Иде(ж) с(вя)т(о)го тело почивае(т)

жена етера видению очию лишена. Рукама(ж) слука97[134] о(т) рожениа своего. Я(ж) егда в праз(д)ники дне с(вя)т(о)го. в ц(е)рквь с(вя)т(о)го Вита м(у)ч(е)ника бе вшла и пре(д) гробо(м) с(вя)т(о)го Вячеслава приведена амо(ж) хотяще прити. тако долго простершися моли и. и(м) м(о)л(и)тву с плачем сверши. И

все(м) видящи(м) с(вя)т(о)го мужа ицелениа. Очима бо прозре и руками целама взвратися в до(м) свои.

Посем(ж) етер я(т) бы(сть) в неколице поручении скота чюжего. Егда(ж) в то(м) связан бы(сть) ве(л)ми и люте. Дабы до(л)гу ся изреши. к прочи(м) кроме ходящи(м). а други(м) купля по гра(д)у деющи(м). связа-

наго на пути бли(з) ц(е)ркве во стражи лежаща оставиша. Он(ж) печалию туги руцы вздежа опя(т) противу дверца(м) ц(е)рк(о)вны(м) сею молитвою помолися: «О, воеводо тихии м(у)чнче пр(еподо)бны(и) (л. 386), яко оу(ж) многи твоа стня о(т) рук нечт(и)вы(х) к велико(му) Б(о)гу повеление(м) избавляла е(сть). М(о)люся окаанныи, да мене не забудеши связана но

м(и)л(о)стию своею мне разреши(ши)». Прише(д)ши(ж) вскоре м(и)л(о)сти Б(о)жии и бл(а)ж(е)наго м(уче)ника м(о)литве. аки железны(м) оружие(м) пресекновены вериги рсападошася. И са(м) в ц(е)рквь Б(о)жию втек. Хвалу Б(о)гу и с(вя)ты(м) его вздааше в м(о)л(и)тва(х). и тако свобо(д) во(з)врати(ся).

В Фрачьсте земли бе некто му(ж) падаася о(т) самого де(т)стка на исказ(у) рониа. оуже не хоже нехожением но полозя по земли лежаше. В нощь некую по усновении сна встрепета. Яко дивное красоты. му(ж) крила(т) оу ложа стоа слукаго взбуди и. И

целбу ему яви гл(агол)я: «Како можеши, оубогии, вста иди в гра(д) бо(ж)емскии нарецаемыи Праг. Аще и вся имениа да(х). на носиле на немже тамо при немже тамо принесу(т) тя. И ту прише(д) вниди в ц(е)рквь с(вя)т(о)го Вита м(у)ч(е)ника. иде(ж) тело с(вя)т(о)го м(у)ч(е)ника Вячеслава почивае(т). створи м(о)л(и)тву ту целбу хожениа приимеши». Он(ж) сном погружен. повелениа сон-

наго не требуа, но аки блазны веруя пути сказанаго отину(д) оуклонися. И в нощь другую посе(м) на ложи своем почивая. того(ж) такою(ж) светлостию старца оузре паки оу ложа стоаща. И(ж) его си(м) образом обличаа рече: «О, несмыслене любимыи, взбни о(т) сна. Виде-

ния сего истину оуве(ж) преди поведаную. Еюже тебе окаанному тело твое буде(т) ицелено. По(ч)то тако (л. 386 об) о(т) целбы оукланяешися. но во тебе мои(м) сказанием. проявленыа». О(т) него(ж) лютаго свара воспрянув. и не размышляя о истине отвеща: «Не могу тамо ити, м(и)л(ос)тивыи и ч(ес)тныи старче». Оутру же бывшу оуготови во(з)вда(в) купце(м) мзду. те(м) путе(м) идущи(м). И вскоре к месту при-

везен бы(сть). и по первому сказанию внесеся в ц(е)рк(о)вь с(вя)т(о)го м(у)ч(е)н(и)ка Вита. И пре(д) о(л)таре(м) лежа на земли на м(о)л(и)тве моля Б(о)га и с(вя)тыа. Недо(л)го же ме(д)лящу ему на м(о)л(и)тве. Силою Б(о)жиа помощи и чюдны(ми) м(о)л(и)твами бл(а)женаго Вячеслава. почаша жилы но(ж)ны(и) троско-

тати аки ломимы первое исх(о)ша. и испрострошася. И пяты его оутвержены быша. И вста бл(а)г(ода)тию Б(о)жиею це(л). ни о(т) кого(ж) по(дъ)ят. И взвратися в до(м) свои славя Б(о)га и проповедаа стню св(я)т(о)го Вячеслава по всеи земли Фря(н)стеи. Многа(ж) ина знамениа. я(ж) и до днешняго дне бываю(т)98[136] оу с(вя)т(о)го м(у)ч(ени)ка. я(ж) Б(о)г твори(т) по м(и)л(ос)ти

Своеи. Ему(ж) есть слава и держава С(ы)ном. и Д(у)хом С(вя)тым н(ы)не и пр(и)сно и в веки веко(м), аминь.

(Из «Fontes rerum bohemicarum», t. I, Vitae sanctorum. Fasc. I, V. Praze, 1873, cтp. 146–166)99.

(p. 146). Incipit prologus Gumpoldi100 Mantuani episkopi. Studiorum igitur genera multiformia varias cuique morta-

lium ingerere solent ingeniorum curas, quibus id genus racione prestantissimum imaginationis potentia interioris, tum natura,

tum еtiam industria, res quoquo modo sensibus subiectas intellectu discernere, et ad vota humana in usus iucundos gaudet diffingere. Hic namque mente moderates, spreto caducorum ludicro, superna intendit, ille extructos in altum honores ardenti rerum fugacium siti exaestuans desiderat, hunc aetas iuvencula

contra fas plerumque illicit, illum frigidae senectutis matura longaevitas in mores severos ac salubres coaptat; huic artis

bellicae audax prudencia appetiblem laudis gloriam promeretur, illi operum diversorum labor artificiosus desidiam eximit, mentisque naturalem subtilitatem extorquet. Quidam vero litteralis specnlatione101 profunditatis infixi, nec non liberali ocio per miras

eloquiorum venustates perspicatius dediti, frequentissima repu-

tacione, quo ordine siderum motus ac fixione non mutabili disponantur, quae aut qualis mensura terrenae magnitudinis ambitum, quadam quasi latenti racione, per formulas geometricales ad certam metiendi compechensionem asstringat, quove di-

ctu102[51] tota per numerum decurrat summa quantitatis soliditatisque, aut per quas consonantiarum proportiones cantilena temperetur naturalis, vel qua opi (p. 147) nionum imagine sub veri falsique proposito eorumque difficili commixtione tam profunda eloquentium subrepat disputacio. per artium scrupulositates investigare desudant103[52].

Alii autem studiis incitati carminum, ludo insistentes poetico, ad naeniarum garullitates alta104[53] divertunt inge

nia. Famam autem veritatis erga dei sanctorum memoranda

gesta, coelesti benignitate mortalium obtutibus toties designa-

tam, incuriae quam exiciali neglegentia, fabulis delectati, non pavent subcludere. Nec mirum, si grandia ac philosophicas questiones moventia hujusmodi sapientes a simplici composicionum serie transduxerint, cum plures eorum, ardentius inhaerendo gentilium scriptis, non tantum quid in sacris gestis

laudi divinae proferendum ac litterarum indiciis in posteros divulgandum postposuerint, verum quicquid divinum ac menti devotae mitissimum simpliciter ac sine difficultatis perplexione videtur, penitus id quasi utilitate carens abiecerint. Нас denique fortuna, uti plures existimant, res hominum volvente ac sublimium

sagacitate rethorum magis altiora spectante, nobis a tanta sapientum ac docta loquacitate admodum seiunctis, brevis tamen

seriola subnotacionis, quamvis corrupte prolata, victoriosissimi imperatoris augasti Ottonis secundi sacro jussu rusticitati nostrae imposita, memorabilis viri nomen gestorumque insignes mentiones paulo post declaratura, sequentis praecedat textus raritatem, quern vero quantum attenuat culpa viciose scribentis,

tantum exornat sancti excelsa dignitas, materiae causam operum sacra auctoritate designantis105[54].

Explicit prologus.

Incipit passio sancti Vencezlavi martyris 106

1. Avulsa igitur ob insecabilis sacramentum Trinitatis prisco catholicorum idoneoque refragatu pestiferae haereseos

sentosa pululatione, vitalis splendor dogmatis irradianti diffusione orbem atra errorum caligine obfuscatum divinitus serenavit. Sed quia fidei salubiis incrementa, quo primum roboris

sumpsissent exordium aecclesiastici, priore theologorum sollertia salutarium (p. 148) studiis textuum latius coruscante, lib-

ris inscriptum ac credulae posteritati certius praesignatum sa-

tis constare pernovimus: gentibus tamen quibusdam longo post errabundo anfractuum diverticulo ad normalis rectitudinem tra-

mitis sacra illustracione redactis, nondum cunctae mundi nationes, quamvis praedestinatae, huius gratiae donum simul sunt sortitae, sed ordinante coelesti maiestate, quasi paulatim surgentibus diaboli detriments, felicius in partes processit. Quarum quidem partium unam stili simplicitate praesentis exprimendam

incolis inhabitatam Sclavanicis107[59], aggredimur. Plaga aquilonalis, ceteris immitior ac fide tardior, nostrae prostratur inten-

tioni; quam ipsa sacri pneumatis charistia ad christianae cultum professions, quamvis sera, tamen beata conversione dignata est instituere.

2. Quoniam quidem ab ipsis terrae incolis Boemia regioni vocabulum sonat impositum, cui iam regnante felicis memoriae praeclarissimo rege Heinrico, quidam gentis iliius progenie clarior ac potentia, in cives eminentior, Zpuytignev108 nomine,

. Huius interim laudabilis vitae diebus, honestorum actuum exemplo, per naturae legem obclusis. frater eius aetate minor Wratizlav m principatum, se publico assensu eligente, successit, fraternamque ipse assecutus religionem, victorioso dei athle-

tae beato martiri Georgio basilicam109[61] deo dicandam, christianae credulus veritati, erexit. Quo etiam post tardos temporum tractus naturaliter hominem exeunte, sobolem alta ammiracione mortalibus per laudes frequentandam, filiorum scilicet tam natu quam etiam actu maiorem, deo dilectum Vencezlaum, super-

stitem sibi ac multo coelestium ardentiorem reliquit.

(p. 149). . Qui vero mirae claritatis ac amandae indolis, dum floridam iuventutis aetatem primum attigisset, patre

adhuc vivo, ad litterarum disponi exercitia desiderans, paternumque crebro flagitamine deflectens animum, eius transmissu in ciuitate Budec110 litteris addiscendis est positus. Cuius itaque ingenio celeri capacitate divinitus instructo, brevi studio librum psalmodialem ceteraque divinorum compluria perdidicit.

et solidius interiori memoriae conexuit. Patre interim, ut iam dictum est, universae canis viam ingresso, iuvenis ipse senum exempla actibus declarans, sub regis serenissimi Ottonis111 fulgente potentia, favorabili populorum assensu in paterni ducatus

successionem. se nimiurn refutante, delectus, et in principalis sedem dignitatis est elevatus.

. Quam gravibus tunc perturbantis molestiae diversitatibus

principis novelli benignitas. terreno iure suscepto. Intrinsecus angeretur, non est admirandum, quoniam coelestia prae ceteris intuendo mente devota proposuit, ut quamvis publicae utilitati providendae debitor ertitisset, dei tamen praedulci obsequio uti primis se annis implicavit. potius despecto seculari fastigio,

non repudiavit. Plebis autem commissae crimen luendum veritus, si dignam civilis disirictionis legem non inpendisset; sed hoc ambiguum non diu mediastinum tractatus, quam sagaciter arripiens callem, ut neque hoc seculariter agendum omisset, vel istud ob coelestia tendendum a se neglegi in futurum non expa-

visset; moderari in civium ac miliciae communes utilitates militates legum decreta, benignissimo et admodum discreto domicilio denique residens, nutu certavit principali. In decemendo provi-

dus, et misereri cuiquam promptus, in miseras reorum noxas facilius cessanda punitate exorabilis, omnigenarum qualitate poenarum in iudiciis alienus; domestica habitudine simplex, morum castitate perspicuus, bonorum promissione erga potentiores haud

tardus, hisque adimplendis aeque devotus, incolarum quoque inopum iam rusticitatem maioribus saepe in diligendo praeferens; viduatis parentum vel rerum adminiculo, necnon patria exulantibus consolator ac patemus fautor miro semper caritatis (p. 150) splendore effulsit. Modestus in omnes actus, me-

morabilisque amator pacientiae, et inter cunctas casuum adver-

sitates prudens moderator, substantiarum largissimus in paupe- rum flebiles indigentias dispensator, humilitatis mansuetissimae placidus exsecutor, in se plerumque severior, in ceteros ubique clementior, omnibus in aeternitatis exemplum largiendo, miserando, inscios reformando, edoctos roborando perluxit.

6. His ergo virtutum fulgentibus gemmis beatissimi iuvenis decorata conversatio, in tantum ad haec pietatis studium adamavit, ut quandocumque dispositis erga publicas necessita-

tes colloquiorum vel placitorum inter ordinata iudicum plebiumque subsellia edictis, eoque emineutius res quaslibet in iudiciis praenoscente, si forsan quis noxa detentus, mortali sententia

quamvis debita proscriptus, eius presentiae ab incusatorum damnabili iudicio fuisset adductus (eius suffragiis immunis abiret e medio); si vero princeps ille misericors, nec permutata legis necessitate nec iudicibus pro hoc solvendo aliquatenus ab eo exoratis, minime reum lege horribili cognovit eripiendum, se tan-

dem cupiens ac sacros obtutus sanguinea caede non sordidandos subducere, edita quoquo modo excusabili racione, consensu ac iudicio excessit, quam sano ingenii acumine salutaris aemulator et euangelici edicti, quo praecipitur: «Nolite iudicare, et non iudicemini; nolite condempnare, et non condempnabimini».

7. hoc ipse deo plenus iuvenis mandatum perfectius amando, ac periculose a quoquam mortalium praesentiens112 non sequendum, notatis reis criminosa dampnacione pereundis benignissime pepercit. Verum ne tormentorum nefanda monimenta diutius

excrevissent, omnia patibula, hominum suspendiis in eius regni locis quam pluribus erecta, penitus dirui fecit, nec ulterius hoc tempore reparari toleravit. Felicissimo autem actuum provectu, bonitatis iam probandae cumulum magis magisque in dies convenustando exaggerans, quacumque terrarum parte clericos

advenientes alacri munificencia sub tocius ne(p. 151)cessitatis grata relevatione ad se recepit, divinoque amore erga proximum ser-

vando sub oculis eius adfixo, reverenda caritate secuin eos libentius commanentes curiose bemigniterque tractavit, eorumque crebris sacrisque informationibus mens casta coelitus edocta, frequentius in discendo exculta, in miram scripturarum capaci-

tatem prodivit. Quicquid namquc docentium studia in eo praesignaverant, honestis actibus ipse complevit; quia omnium angustiae compassus, inbecillitate quosdam lassantes caritativo visitavit solacio, et mortis lege illaqueatos, plerumque neglecta a civibus minus religiosis sepultura, funebris obsequii tumulavit

officio. Sed gentibus, ducatu ipsius per legem ac morum consuetudinem vetustam disponendis, rudis adhuc fidei doctrina nutantibus, dura per nefandas aditorum atque ararum furialium aedes proceres quoque ipsos diis libandum alienis frequentius

in anno concursantes beatae indolis iuvenculus conspexisset, ad hanc scelerosam edendis sacrificiorum victimis communionom quamvis saepe rogatus, mensae coelestis convivia prae omnibus

esuriens, non tantum epulas refutavit illicitas, verum etiam profana convivarum sordibus daemoniacis inquinatorum quam strenue aufugit consortia. Super his tamen errore pestifero depressis non parum sollicitus, voluta saepius scriptura, qua per apostoli dicta praecipitur: «Alter alterius honera portate», quos-

dam, aliquo modo ad verum summi boni tramitem flexibiliores, suavis alloquio persuasionis, ut spretis quibus decepti fuissent idolorum imaginibus, ad verae et inmutabilis, crescere vel minu nescientis, semper manentis, essentiam deitatis. mentes et vota cum fide inclinassent, supernae mercedis bona promittendo

inaеstimabilia, constantissime adortari non destitit. Quosdam vero

minus peritiae huius salutiferae capaces, corde duriores, sensusque vera intellegendi desidiores, iuxta monitum apostolicum oportune cathezizans atque inportune obiurgatus, utriusque modi designans premium, pro viribus conando, quoscumque potuit, tam ultronea quam coacta etiam invitacione, ad patrisfamihas

coenam, omnibus copiarum sumptibus habundantem, pulsa fame sacietatis aeternae gaudia subministrantem, coniungere cupidus properavit.

(p. 152) 8. Imer mira igitur ieruniorum elemosinis fulgentium acta hoc egregium modestae consuctudini saluberrimo so-

litus est adnectere exemplo, videlicet ut divini iosinuatione effa-

minis sacrae mentis intuitu altius perspecta, quia obedientiae magis quam sacrificii deum comprobare legitur obsequium, pios ac veneiandos mores admodum exornare studuisset. Quoniam redeunte per annuas vices legitimo arduae observations leiunio,

sacer ipse iuvenis, saecularibus quamvis ob regimen negociis haud raro fuerit interceptus113[73], indefessis tamen orationum, larga inter pauperes dispensatione volantium, operibus singulos quam veneranter perduxit114[74] dies. Noctibus autem serenissimo instans pervigilio, lenis inmemor soporis, prirao quietis nocturnae conti-

cinio, spreto fulgentis stratu cubilis, clam ceteris de thoro surgit, puerum cnbicularem tacitus excitat, codicellum manuali frequentia rugosum eripit, palatium nesciis custodibus egressus,

comite solum clientulo, aspera montium cacumina, vallium exitialia praecipitia, diverticulorum ac semitarum lappillosa vel glacie horrentia inter civitates itinera, continua psalmorum ceterarumque prccum recitacione nudipes singulatim aecclesias quaeri-

tando perlustrabat. In tantum itaque camis afflictionem suffeens, ut scissis teneris plantis cruor defluus sparsim notasset vestigia. Domum autem reversus, quae mens interius gessit ipse dissimulando, principalium item vestibus omamentorum solio residens induitur, sed caro mundissima cilicino subtus acumine

dissulcatur. Messis etiam inminente iaestu, tuto noctis silentio per agellum tritici manipulos ipse falcicula succidens, gravique fasce propnis impositos humeris, in secretiore domus angulo abscondit, ibidemque trituratis, et inter saxa tritico fracto ac purgamentis agrestibus ad mundam excussioncm a sanctis ma-

nibus ipsius deligenter cribrato, cum fontis aspersione, quem ipse solus praesente tantum puerulo cum ydria producens verae

Trinitatis invocatione signavit, hanc farinulam massa naturali congestam in libas sacrificales, sacerdotum manibus offerendas, ille proprlo manuum labore coqui parabat. Necdum autem secum deputans missarum se (p. 153) satisfecisse sollempniis. sed obedientiae, quam divinitus iam didicit victimis laude prae-

latam, sapore delectatus, inter annuos processus adveniente vindemia. clanculum accito nimiae fidelitatis iam dicto sequaci, vi-

neanim septa noctu transiliens; fiscellulas utriusque dorso dependentes gravidis implens racerais, cellulam palatio remotiorem sibique adeo caram furto laudabili revisit. Interim hospitioli

foribus repagulorum cauta undique clausura munitis, in vas huic congruum vindemiolae uvas pistillo conterens, expressoque musti

tenero liquore, per linei sacculi mundam subtilitatem studiosissima castarum impressione manuum excolavit, sicque diotae, conscio solum clientulo, infusum, secretiusque repositum, considerata oportunitate, inter clericos conprovinciales cum oblatis, quas missali celebritati providendo ipse coquebat, sub mira

divinorum communione distribuit. O indissolubile circa pectus castissimum fidei inviolabilis vinculum! O laudabilis obedientie sectatorem devotissimum! O principis miram humilitatem, servulorum officia divini amoris instinctu subire non pudentem! Qui mentis ardua contemplatione coelestia quae corde tenuit

intuitus archana, reverendam ас salutiferam dominici corporis et sanguinis collationem tanto veneratus est ac dilexit obsequio, ut libaminis cultui coelestis, criminum contagia mundantis, non fidei solummodo militasset constantia, verum etiam fontis purgatissimi exteriore instar servuli agrestis labore ac pia largi-

cione sacerdotum religioni sortitus ipse fuisset.

Non latere autem benignam veri amatorum intentionem utile ducimus, quoniam honesta quorundam relatione, futurorum certa praesagia coelitus iam doctum iuvenem in crebris erga res humanas eventibus praescisse ac familiarum saepe fidei per

novos casuum terrores praesignasse, (experti sumus). Cuius doni memorabilis gloriosam inter tot miraculorum praeconia mentio-

nem, scribentis non reticet humillima devotio, quia divinitus aperta visione, noctis conticinio, forte cuius dam atrium presbiteri Pauli, quod amoenis et vastis aedium munitur ambitibus, sub sancti deoque pleni Vencezlavi clarissimo obtutu, omni moenium cultu descrtum et humanae passionis habitacione omnino compa-

ruit alienum. Quod videlicet ipse, pulsa somni car(p. 154) nalis gravitate, cordisspeculatione pervigilis excitatus, quisdam, quae visa sunt, prudenti sermone innotescens, subindeque quid verius futurum cdita iam pronunciasset ostensio, propbetanti ore edisserens, convocatos huiusmodi dictis alloquitur

10. Thoro me accubantem, dulces amici vosque о familiares clientuli, noctis silentio gravis et alta sustulit visio; quomam Pauli presbiteri porticum tota aedificiorum sublimitate ac

10. hominum cultu videbam penitus desolatam. Quo viso moestus deicior, ac intemae pro dei fidelibus sollicitudinis molestia consternor. Sed tamen ut inmensa omnium cognitoris pietate in spem, qua credenti cuncta posse promissum est, transferor, huius somnii veritatem inminente iam casu pemoscendam, cla-

rae solutionis interpretamento ad certam rei excussionem explanare aggredior. Domorum namque visa estructio felieem (aviae) meae

Liudmilae, sanctae ac venerabilis matronae, protendit obitum. Quae videlicet matris meae, tarn genere quam operum etiam inquinacione gentilis, furiali cum aliquos ministris ad scelus

aeque paratis facta conspiracione, non multum hinc processuro tempore clanculum irruentibus perversorum armis, pro christiani nominis ac fidei professione corporis crudelem subibit passionem. Porticus autem, ut visio testatur, populis deserta amplitudo, clero, nostro incluso tutamine, miserabilem praefingit e regno expul-

sionem tociusque substantiae non debitam amissionem. Enimvero execrabilis memoriae genetrix mea sectae vitali, quam pro toto posse confiteri, colere, corde tenus sequi et am are insto, et posthac aliorsum inrevocabilis instabo, mordaciter invidens, eosdem diversorum clericos ordinum, quia mecum sentire non ne-

gant, орс terrena privatos, regno severius eiectum iri molitur.

12. Нас denitpie sagacis coniectura praedivinationis mens veri conscia minime frustratur; sed ut interpretacionis congrua

sonuerunt indicia, erga iam scriptae perempiionem matronae, clerique longo adiacentium ambitu regionum in eius subiectionem immo mitissimam largitatem se prompte concedentis ferocem expulsionem, ordine incorrupto non longo post cuncta iam constat fuisse impleta. Qua videlicet gratiae (p. 155) spiritua-

lis significative praescientia iuvenis electi praecordiis elucentce parentes invidi admodum concussi, iugiter ipsum Christi constan-

tissimum amatorem per satellitum vicinius suis adiunctorum conciliis furtiva alloquia commoventes, a proposito, quo devotius coelestibus capessendis insistere decreмit, ob necessitates publi

cas ab eo providendas aliquatenus avellere conati sunt. Ipse autem coelestis armaturae roboratus tutamine, huiusmodi familiarum suggestionum naeniis sacras interdum aures palam regni primatibus quasi consentiens applicabat, cordis autem interna consideratione assensum in actibus denegat; quia licet se quas-

terroris humani specie simulasset cedentem, templaque dei aliquantum solito rarius sub publicis conventibus frequentasset, tamen quod mentis profunditate diiexit, operum mira constancia

manifestavit, qua continuam precum divinarumque orationum seriem, quam parvo inscriptam libellulo diligentius occultiusque secum servando retinuit, depositis interim secularis negotii curis, duodecies vel plus eo, quamvis interdum nisi sub secretiore cubiculi vel ipsius thalami silentio orandi locus concedi non

posset, inter noctis vel diei certas vicissitudines casta intentione Christum laudando ad finem usque perlegerat.

Transcursa interim annorum iuvenilium tam felicia etate, in virilis animi robur dux ipse altius conscenderat; paulatimque suorum vana sectantium consilia viriliter abiciens, eorumque

errabundam a vero ignorantiam non modicum abhominatus, die

quadam militum et amicorum contione in palatio facta, huius-

modi ipsos effamine increpationis alloquitur: «О amici et fideles utinam Christi! Cum ego litterali studio iam quondam parentum cura iniunctus doctrinas avidius hauserim, inter caetera magistrorum dicta quoddam apostoli scriptum addisco, quo ait: «Cum essem parvulus, loquebar ut parvulus, sapiebam ut par-

vulus, cogitabam ut parvulus; quando autem factus sum vir, evacuavi quae erant parvuli». Нас quippe sententia, modo me ipsum intuendo, quoniam primo iam adeunte pueritia rerum

omnium factorem vilis ego factura cognoscere eiusque servitio me irnplicari ardentius desidero, sed puer ego m pnneipatum vestra

censura pairi mortuo natu fratribus (p. 156) maior succedens. per legum frena moderata et rem publicam deo praestruente115 disposui, et patriam contra infestantium molem pro viribus tutavi: vos autem, quia cordibus erga summam veritatcin speculandam desides fideque mihi manetis dispares, quam plurimum in

consiliis vestrae perversitati amabilibus, sed rectitudini admo-

dum dissimilibus, satis mihi iniuriosos hactenus iam patior; qua districtione, si vita regnumque manebit incolume, posthac exsolutus vacabo, et iuxta scriptum retromissa iuventute vir effectus,

quae sunt parvuli evacuabo; praecepti actibus dominici, vestrae ultenus non obaudiens nequitiae, superna reboratus dementia insistam. Quocirca vanescat susurrationis vestrae adversum me conspiratio; cessent saeva publicis conventibus inter vos consilia. Pacis amor domi forisque in regno ferveat. Negotia cuius-

libet utilitatis iudicum eversione non damnentur. Parricidiorum scelera, quibus pollui soletis, a quoquam ultra non praesumantur. Haec legis inquinamenta si summi regis metu non deseritis, nostra ira in scelerosos dei zelo accensa, quemcum jue huiusmodi reum capite truncabit. Finito excellentis alloquio

iussionis, nefastae participes coniuracionis domum pavidi redeunt, superba mentiura fastigia, accepto sacri ducis potenti vigore, coacli deponunt, solitasque erga mirae sanctitatis virum insidias, quamvis ad modicum tempus, moliri desinunt. jam tunc

deo serenante comprimuntur aliquantum sub eius manu barbarae motiones: surgunt autom catholicae religionis leta incrementa; quoniam divino cultui templa dicata, paulo ante infidelium neglectu cadentia, stabili reparatione fundantur, clerici pa-

tria bonisque privati, benigna largitate revocantur; statimque non tantum restituta, verum sancti viri plurimis adaucta muneribus substantia locupletantur, et tota per has partes tali sub principe elata congaudet aecclesia116[87].

(р. 157) 14. Deinde clarius virtutum eius coruscante per orbem decore, rei ptiblicae commoda curioso duels coelitus ar-

mati regimine studiosius geruntur. Sed quae prius supemae dilectionis vigore peragenda instituuntur, vigilanti principis diligentia tanto minus negleguntur, quoniam, licet palatinae frequens cohortis latus utrumque circumstipaverit tumultuatio solita, tamen sagatius recolens assiduus pro se populoque incre-

dulo orator, inopumque promptissimus fautor, moesticia pressorum benignus consolator, eventu subitaneo raptorum compatiens adiutor, nulla interrumpente secularium mora perseverat.

15. At fraudulenta hostis inpurissimi machinatione huiusmodi operum affectibus, astu, si umquam poterit, antiquo peri-

mendis, minimum retardante, frater eius Bolezlav aetate minor, mentis perversitate et actuum qualitate execrandus, diabolico

tactu instinctus117[88], furoris nequitia contra virum dei saevienter armatus, regni fraterna manu rapiendi cupidus, cum nefario mi-

nistrorum ausu mortales118[89] exitii insidias sibi tendere quam plurimum conatus est Sed divinitus praedestinacione rem, postmodum tamen futuram, tum fuisse certum constat dilatam. Iam parvo interiacente tempore vir deo carus voto salutari propositum obligavit, se deo donante aecclesiam nobili operum artificio

constructurum, Christi eam victoriosique athletae eius beati Viti martiris honori dicandam. Nec mora, instat impiger facti, fervens autem propositi, missis Ratesponae sedi regiae legatariis, Tutonem119[90] episcopum, totius probitatis virum, cuius diocesi tota subcluditur Boemia, supplieci rogatu, quo idem opus deo sacran-

dum eius licentia et assensu fieret, implorat.

16. Dato iuxta beati ducis vota ab episcopo permissu, re-

issisquo caritate nuntiis, artifices celeri iussione convocat: fervet opus, labor inpatiens effulget, accclcsia ad perfecii ornatus extremam. manum perducitur, miroque metallorum fulgore decorata exornatur. Invitato iam dicto episcopo, in honorem sancti

Viti martins consecratur120: ibidemque plurima miraculorura, divina (p. 158) virtute mortalibus gestorum, in praesens usque signa comscant. Nondum autcm sitibundi erga dei iusticiam pectoris adimpleta profunditate, vir meritorum inaestimabilium electus dei Vencezlaus terreni fasces honoris, quos casu novit fra-

giles, depositurum fratemoque iuri principatus moderamina spontaneo affectu illaturum cogitavit. necnon Romae liminibus apo-

stolorum orationis gratia quaeritandis sub domni apostolici sacra auctoritate saecularibus se renuntiaturum monachicoque habitu vestiendum, eaque conversatione vitae temporalis extrema visurum, interni ardoris siti anhelavit. Sed largissimi remuneratoris providentia, aequis semper meritorum recompensationibus se dig-

nos glorificante, maiora huic coelestium consorti servare dignata est certamina, ut post horum nobiles triumphos nobiliora captet et praemia.

17.Quoniam vesano germani Bolezlawi regni desiderio quoquo modo posset acquirendi, per multimodas insidiarum versutias in sanctum dei exardescente, iter Romae tendendum inter-

cipitur, profanae gentis cotidiana conspiracio domiciliorum latibulis furtive densatur, ipsiusque fratris invidia magis magisque, diabolo fomitem praebente, accenditur. Nequaqam tamen omnium saevitia in sanctissimi viri occultam necem coniuratorum beatam futuri diem trophaei ante dei praesignationem accelerare

valuerunt. Frater autem sceleris in eum luendi satis impatiens, ceteras fraudes in cius caedem non debere visum est diutius prosecuturum, verum unam aliis aptiorem nefas potius maturari a se cautius inventam delegit. Nam cunctorum armis vestium contractura dolose latentibus, simulataque pace, amor sub fra-

terno obtutu quasi verus fingitur, qui magis nocendi facultate quaerenda monstratur.

18. Sub cuiusdam vero festivae diei exultabili ortu infelix ille fraudis amicus domum propriam omni ornamentorum copia, quae huic genti umquam moris erant habenda, quam studiose (p. 159) fulgidam fecit; convivium plus solito parandum ministris indixit; amicos sub hylaritatis specie invitavit; ipsiusque

principis supplex ingressus palatium, conviviis eum interesse raternis primo omnium quo dignaretur corrogavit. Omus mansuetudini quamvis falsae deo dignus Vencezlaus multum congaudens, atque consertis invicem manibus, domum gaudio introeunt. Epulis discumbunt. Vinoque post longum quibusdam ferocium

convivarum saturatis, fraus conflata diu latere nesciens, eos quasi unanimiter in sancti viri песет accendit. Qui malivoli. mucronibus veste iam tectis, ter surgentes, terque iterum quasi quodammodo lassi sedibus se inclinantes, viribus saltim et audatia omnino emolliti, eo quod nondum divinitus iussa venerit passio-

nis hora, inlaesum eum dimiserunt. Huius rei ipse haud inscius,

periculo non pavidus, divini tutaminis securitate animatus, quamvis cuiusdam clientuli inaurem susurrantis cautela, quomodo contia eum moliti fuerint, praestrueretur, sede121[97] tamen non motus, fratrem ceterosque considentes exhilarari, quasi hospitis

grata vice, amabiliter rogavit. Et paulo post amota mensa surgit, impletaque vino patera, modestae salutacionis dicto, omnes

dulciter huiusmodi alloquitur. Salutet vos salus omnium Christus! Calicem, quem manu teneo, in sancti archangeli Michahelis amorem ebibere, unumquemque nostrum ne pigeat, hoc amore spiritalitatis eius altitudinem pro posse venerantes, ut quacum-

que hora lex naturae ad extrema nos deduxerit. animarum no-

strarum paratus susceptor clemensque in paradisi voluptates

dignetur fieri subvector, cordium imis prccemur Statimque post verbum laetus ebibit, singillatim omnibus eodem amore singulos scyphos ebibendos blandissimo propinat osculo. Intrepidus autem, sumptis tam honeste epulis, uti divino iussu res differtur, domum inlaesus revisit.

19. Noctis autem sequentis cursu, orationum ac elemosinarum curiosissima desudans instantia, futuri122[101] conscius, mortis pro Christo iura pati devotus pernoctavit. Redeunte autem post

gallicinia matiitinalis horae officio, pulso signaculo, non segnis tlioro, ut iam est solitus, prosiliens, aecclesiamque properando lngressus, cantum nocturnalem (p. 160) laudesque matutinales modesta intentans auscultacione, post plurimas oraciones domum

lassis membris aliquantum somno reficiendis divertitur. Rubente iam primum aurora, exccrabili memoria scribendus Bolezlaus, viri sancti germanus, perversitatis auctor, quae prius arma contra innocentem latenter commoverit non inmemor, specu quo latuit, more lupino, cum ex adverso agnum furtiue lacerandum irruit, ipse cum aliquot sequacibus huic sceleri comparibus furibunde pro-

gressus, et mucrone succinctus, viro simplici media via obvius re-

stitit. Quern sanctus ipse mitissima inter salutando benignitate ita alloquitur Ave, frater dilecte! grates inmensae dilectioni tuae a nobis sint relatae. quia honorifice disposito heri convivio bene nobis et satis iucunde123[102] ministrasti. Tam dulci pessimus ille non

respondens allocutioni, sed extracto cicius ense, in sancti capitis verticem, ut fortius valet, percutiens, ait: Melius hodie tibi praeparavero convivium! Sed ferro resiliente et nec vulneris

tandem signum annotante, geminatur ictus. Quo nihilo magis aedente, tercio ferire cum velit, ima cum extenso ictu ensis manu territi militis excidit. Quern statim sanctus Venceziaus per capulum surnpiens et supra scelerosum fratris iam inermis verticem maim librans Vidisne, inqiut, o funeste? Verti in te

posset tuae crudelitatis exitium. En! unde prohibeor fraterni sanguinis fieri effusor? Sed nulo, de manu mea ultimo examine sanguis, o frater, tuus quaeratur in me. Recipe gladium, matura supplicium; quae sunt agenda ne differas in longum! Re-

sumpto lterum frater impius ferro, altum quasi vinci metuens

clamat, in auxilium sui socios vocat, se quasi coactum et a fratris impetu prius laesum repugnare simulat. Mox socii magno clamore vocati accurunt, cansam quasi sceleris inscii de tumultu quaerunt, domini sui fervidam sentiunt iram. Eoque iam tunc sceleris auctore quarts vice sacrum caput per ictum saltim con-

fringente, omnes siimui armis irruunt, certatim membra lanceis

gladiisque perfodiant. Corpus sauciatum humi posternitur semivivum. Crebrescunt iterum iteriunque saevae gladiorum percussiones; sanguis (p. 161) innocuus effunditur, corpus labe vacuum

minutatim quasi a canibus laceratur. Anima sacratissima carnei clausura domicilii sub tot vulnerum exuta tormentis, nobili

triumpho angelicis subvecta manibus, summi remuneratoris aspectum gaudio visura, et inter gloriosos martirum ordines per aevum concessura, sub 4 Kalendarum Octobrium perpetuo laetantia regni coelestis ingreditur consortia.

20. Sacrum autem corpus credulorum pauci qui aderant ve-

nerabiliter sarcofago includentes, celebrato a clericis funebro obsequio, extra aecclesiam certaminis loco vicinam condiderunt.

Succedente post hinc in regnum nimiae peruersitatis duce Bolezlavo, saevitiaque eius in catervas fidelium furente, non mulio post beati viri necem, humana dum fmitur vita, clericos et ami-

[15 ] cos, necnon servicio eius familiariter iunctos, subita mortis sententia damnavit.

21. Peracta fortissimi dei athletae venerabili passione, ministri quidam sanguinem, qui per tabulae aecclesiae ipsa martini hora aspersus apparet, russi aqua lavantes, penitus abster-

senint. Posteraque die illuc venientes, non minus quam cum primum parieti adhaesit cruorem ipsum eodem loco dilaatum conspiciunt. Non parum ipsi hoc viso territi, aqua iterum allata, multo studiosius abluere decertant. Crastino autem pro-

bandi causa, si etiam adhuc frustrati sint, redeuntes, non minus tinctum sanguine parietem, quamvis ter ablutus videatur, agnoscunt. Quibus multum super hoc mirantibus, eoque abluendi la-

bore post inde cessantibus, usque hodie sanguinis eiusdem intinctione paries ipse pro signo venerando nitescit.

Ut veracium saepe nobis relatu patefactum est, post constantissimi triumphum athletae omnes sanguinis effusores innocentis superno incussi furore, aut demonum potestate rapti

inter homines postea non comparuerunt, aut versapro viciis na-

tura, canurn latratu vice loquendi utentes, dentium stridore morsus imitantur caninos. aut misera corporum ariditate siccati, necnon auditus continua privacione, vitam ipsis saltim odiosam finierunt.

23. Quiescente ibidem per triim spacia annorum venerando

corpore, fidelibus quibusdam nocte visum est, ut, deo rem insinuante, inde (p. 162) ad aecclesiam sancti Viti martiris, quam ipse iam construxerat, religiosiore condendum sepultura tranferri debeat. Qui somno emersi viso credentes, et licet principis tyrannidem metuentes, noctis tamen medio conticinio bustum

quam pavidi recludunt, preciosum martyris pignus. non aperto sarcofago, vehiculo percaute ligatum superponunt, viamque, qua gressus eo dirigitur, carpentes perveniunt ad rivum124[111], ince-

dendo supergredi aniinalibus plaustrum ducentibus nimia pro-

fanditatc intransibilem, naviculis et porta utrimque carentem. Stant quippe circumspicientes. Pons iam factus undosa transgressione dissipatin’, ligna ad eius reparationem non inveniuntur. Quid facercnt? Dum in hac versantur angustia, subito erectis obtutibus, ecce mira dei praesentc virtute, plaustrum altera stat

riра. undique secus aquae humiditate intactum. Quo miraculo ipsi aliquantum haesitantes, transnatato supra caballos rivulo, vehiculum sacro fasce gravatum prosecuti, ad locum praedestinatum citius applicant, aecclesiam cum sarcofago deum laudando introeunt, foribusque diligentius obseratis precibusque sinceriter

effusis, sarcofagum aperiunt; et ecce corpus crnea adhuc mole integrum et per cuncta vulnera sanum, apparentibus tantum plagarum signis, nisi solum vulnus fraterno ense factum, quod se dehiscens sanguine visum est manare. Incluso iterum sub ipso altaris aditu, comitante fidelium turba, interque sonantibus

clericorum ymnis, preciosum corpus celebri memoria venerandum

comliderunt. Ibi vero divina saepius coruscante omnipotentia, innumerabilibus miraculorum signs felix exultacio fidelibus terrorque incredulis, tanti viri meritis, frequentissime clarescit. Cuius autem translations tempus sub 4 Non. Marcii mortahbus

celebrandum annotatur. De virtutibus autom, quae pietas divina, per meritorum eius orbi clarescentem gloriam post digaata est operari, sermonis nostri transcursu curiosa interseratur mentio, condignum videtur.

24. Quidam crimine iudiciario capti, palatium sub vinculis

ingressi, principis iussu carceri includuntur, tenatioribus infra ligaminibus per manus ac pedes sub crudeli custodia impli(p. 163)cantur. Qui media nocte, ut erat necesse, pervigiles, strictura compedum ac manicarum miserabiliter contriti, gemitu amaro corda pulsantes, in huiusmodi verba orationis, dormitante

parum custode, omnes simul flendo proruperunt. О summe gementium consolator deus, coeli terraeque mirabilis creator, aspicу nos mortis iuri destinatos, et per suffragia dilecti tui Vencezlavi militis, qui semper iam in mundo vivus, miseris pro tuo

nomine benignus exstitit defensor, ab instanti damnatione educere nos miserrimos dignare. Facta oratione, media pars carceris, qua custodes stantes vigilabant, repente tota quasi aere densissimo obnubilatur; extinctisque intus ardentibus vigilum

lucernis cetera pars, qua vincti iacent, quasi sole clarissimo serenatur. Et ecce vox repentina, coelitus, ut vere credendum est, emissa, vinctis in aures tonat; ut surgant, indicit. Qui ergo tarn pavore quam laeticia stupefacti, membra silenter movent; statimque vincula in partes disrupta decidunt, manus solvuntur

ac pedes; apertoque divinitus careens hostio, laeti exiliunt. Ita dei nutu expediti, laudes Christo sanctoque eius martiri Ven-

cezlavo inter populos referunt, inmensaque virtutum eius mirabilia constantissime et credentes et ammirantes propagare decertant.

25. Inter quos gentilis quidam, baptismi gratia nondum mundatus, cum se iam per beati merita Venceziavi morte liberatum senserit, ad fidei catholicae veram agnicionem devotus

convertitur, salubri lavacro purgatur, firmataque fide, ac dei in se confixo amore, natom unicurn, quem aeque propria vita dilexit, in clericatus officium dei servitio ad beati martiris aecclesiam se daturum promisit. Hoc postmodum impleto, credens

ipse deoque serviens, satis longam perduxit aetatem.

Huic quid aliud non minus succedit miraculum. Iuvenculum quendam cubicularium, nomine Podbiwen, ceteris fideliorem servulis, eiusque secretis aptiorem, vir sanctus iam saeculo vivens admodum amavit; cuius etiam superius meminit

scriptum. Qui karissimo privatus domino, lamenta tristis per dies frequentavit, et non minus plura factorum cius exempla, quorum ipse conscius est, inter multos laudando dilatavit. Quo dux vesanus comperto, rapidissima (p. 164) succensus ira. suspends mox eum interire iubet. Suspensus namque, ut vera

bonorum testantur dicta virorum, post biennium, non aliter

quam viva ct sana solent hominum capita, florenti canicie per pilos crescere atque candescere visas est.

27.Interea captus quidam severa iudicis sententia, in si-

milem carceralis custodiae poenam, altera die perimendus, intruder; et prioribus solutis, multo strictius vincitur. Qui etiam amarissime flendo sanctum dei Vencezlaum intimis ad sui anxilium precibus vocavit dicens: Sancte dei martyr, si tantum, ut homines dicunt, apud altissimum deum obtinere vales, interveni

pro me morituro, ut tuis liberatus mentis, ad criminum purganda commissa miser ego praesente aliquantum diutius vita

subsistam. Statimque, ut oratum est, ruptis quam fortiter vinculis, dei gratia nesciis custodibus carcere est exsolutus; sed extra astantibus paganorum latronibus iterurn captus, nimium constringitur. et dum longius sub vinculis, precio quo possit

commutandus, transfertur, priorem repetit oracionem; ac mansuefactis gentiliuni cordibus. sponte eum solvunt ac dimittunt.

At ita denuo liberatus, laudes deo et beato duci per terras eundo magnificavit.

Mansisse fertur eadem civiiate, qua sanctum requiescit

corpus, mulier quaedam visu orbata, manuum recurva inflexione ab ipso iam ortu contracta, omni usu manibus per naturam

concesso privata. Quae videlicet, reverso per annum die festivo, aecclesiam sancti Viti martiris ingressa, et ante sepulcrum beati Vencezlavi, quo desideravit ducta, orans prostrata, tamdiu precibus lugendo perseverat, quoad cunctis cernentibus sancti viri mentis visu inluminatur et manuum salva restitucione

instauratur.

Postea quoque captus quidam ab his, quibus aliquantum pecuniae sub accomodacionis pacto debuit, diuque sub vinculorum districtione, quo debitum solvat, contritus est. Sed ceteris inminentibus negociis, aliquo per urbem ipsi vagantes, vin-

ctum interim eum inter viam publicam et aecclesiam deforis

sub custodia iacentera dimiserunt. Ille media versatus angustia, manus (p. 165) contra portam aecclesiae levavit, hoc modo precatus: О dux mitissime martirque sanctissime, cum iam multos ab impiorum manibus sanctitas tua ad magnum deum intercedendo eripuerit, exoro miser, ne me obliviscaris ligatum,

sed solita pietate hinc me facias exsolutum. Praesente cicius dei dementia, beati martins precibus quasi ferrea acie concisa, subito dissotiantur vincula, ipseque dei templum grates repen-

dendo ingressus, prolatisque ad deum et sanctos martires orationibus, liber domum remeavit.

30. Francorum igitur provincia vir quidara pedum incessu ab ipsa iam infantia carens, et viciata natura non gressibilis sed reptilis per terram se contrahendo incedens, node quadam

per soporem visione iniremuit, quoniam mirae pulchritudinis vir, albis indutus, lectulo assistens, claudum excitat. ac salutem monstrat dicens Quoquo modo valeas, о pauper, surge, ac Pragam, Boemiae civitatem, quamvis omni data pro vehiculo, quo feraris, substantia, proficiscere, eoque perventus, aecclesiam

sancti Viti martyris, qua sanctum Vencezlavi martiris corpus requiescit, ingreditor; factaque oracione ibidem, gressus praeter omne dubium recipies sanitatem. Qui somno emersus iussa neglegens, somni se delusum credens, iter impositum omnino differt. Node autem insecuta cubili pauper quiescens, eundem

tantae claritatis seniorem Iectulo iterum cemit adstantem, qui cum hoc raodo redarguens ait. Pauper amande, somno excitare, visionis huius verum agnosce praesagium. Unde misero tibi neglegentia, corpus debile curandum? Cur iter ad propriam salutem nuper mea tibi indictum visione distiilisti? Qua increpa-

tionis asperitate claudus evigilans, pulso auditns dubio, verita-

tis non inscius respondit: Proficisci non moror, о pie ac venerabilis senior! Factoque mane, paratur quantocius vehiculum; ac data mercatoribus per eandem viam tendentibus placita mercede, festino eorum ductu ad iam destination pervenit locum, et iuxta priorem viri in somno apparentis monitionem sancti

Viti martins aecclesiae, qua beatum corpus quiescit, gressuum orbitaie invalidus, aliorum portacione infertur. Solo ante aram

prostratus, intime deum sanctosque precatur. Non diutius morante virtutis divinae (p. 166) subsidio, sed per miranda beati Vencenzlavi martins merita, pedum nervi prius contract! Quasi

[15 ] fragore extenduntur, bases et plantae consolidantur. Surgit dei gratia sanus, relataque gratianim actione, sana et forti incessus restauratione potenter sine alicuius sustenaculo egressus, patriam exultando ac dei mirabilia latius praedicando revisit.

(Из рукописи Пафнутьева Боровского монастыря, № 623, л. 371 об.).

Проло(г) о ст(растоцепц)е(м) Вячеславе м(учени)це (sic) Х(ристо)ве.

Се м(ученик)а по истине роды многообраныа комуждо в роде см(е)ртны(х) обычаи имею(т) хитрости и печа(хх). ими(ж) сро(д)ство и(м) подан образовании силою внутреня бо тогда родо(м) ра(з)умети и м(уче)не хитростию словес и повестии кдели како оумо(м) повиновени ра(з)умении досмо-

трети могли быша и к завету ч(е)л(ове)чкому жи(ти)ю веселы ра(до)утся окочати125 се поистине оумо(м) смыслены126 попра мирьскаа игрища вышни(х) желае(т) о(у)не(ж) ископан на высоту чтии. горя д(у)хо(м) оубегаа мирски(х) вышни(х) желае(т) не говеа к оуны(м) и противу нраву мно-

гаж(д)ы оуязвлеяе(т) многосту(д)ныа старости старость многоживотнаа на нравы старыа и сптльныа привлачи сему реместву храбрстии дерзаа м(уд)рость хотящу похвалы славу приатиа другому де(л) различны(х) тру(д) хитростны и леность и(з)влачи. оумы родителныа тоностью измучае(т).

етери(х) смротрение(м) глубины списание(м) словес поущени (л. 372). но нели свободною пранью чудны(х) г(лаго)л. худо(м)ствиа смотрению вдавжеся частеишим(м) прочитание(м) подвизание. звезде толи в(т)ечением(м) непо(д)вижны(м) расто(ч)а. каа или кака меpa. зе(м)скаго величествиа початок. етери аки таины(м) строи(м), по обра(з)це(м)

геометрьски(м) на истинную жатву обуатием стя(д)не(м) ки(м) ли оуставо(м) все по чину вышнее количествие оуравнано твердостию. Или ки(м) cглашение(м). частьми пение родително сглашается. ли коею вестью образо(м) по(д) истинны(м) и ло(ж)ны(м) преди положены(м) оуставо(м). и иу неоудобны(м) смышление(м), тако глубокое гл(у)щи(х) по(д)по(л)зается ращитание.

име(ж) вышни(х) и н(е)бны)х) ра(з)мышлениими испытати потящеся тружаются. a друзии быстростью пооущени. пены(м) игрище(м) настоаще. друг друга выше и гораз(д)нее хотяще оуставити. Весть(ж) истины о ст(растн)ы(х) Б(ог)а нашего деании(х). поминати н(е)бны(м) Бл(а)говоление(м). смертныма очима толику назнаменану. в селищи неродиме(м) аки

опустевше(м). повестми любяще не оужасаются закленути. не дивно то е. аще бо великааа толи фолосо(ф)скаа испытания по(д)визающа сего чину црему(д)рыа о(т) простаго сложением оуставы сложа и егда127 многажды ревностию прилипаемо погански(м) писанием(м). но не толико что в с(трас)ты деании(х) о похвале Б(о)жии аще изнесено е то ли изре(ч)ено

[л. 372 об.]. cказание на последияа и оправима посе(м) изложиша то истине аще что Б(о)жеское толи мысли заве(т). ти сеи просте и оудобнее св(еч)ие(м) речетется отину(д). то аки полезно хотя и требуа о(т)вергу. сею поистине оудобе зною ленящеся. мнози мнятся вещи ч(е)л(ове)чкиа оудержание(м) живуще. то ли хитростью вышни(х) рефорски(х) боле смотряща высо(т). и на(м) к таковы(м) прем(уд)ры(х) и оучены(х) словес чину привязавшемся. но оба(че) кратки(м) сказание(м). аще и нечисты(м) написание(м). но по повелени. победителнаго ц(а)ря и августа. мирскаго оты. вторы(м) с(трас)ты(м) его повеление(м). сески(м) наши(м) оуставлением. памятнаго мужа имя и деаниа и знамениа. памяти мало пото(м) проявленыа. всле(д)ствующаа преи(д)е(т) оуставы радость. его(ж) бо колишды оустрашае(т) казнь. и сказно пишащаго. толико(м) оудобряе(т) с(вя)т(а)го

вышнее достоание оуста. словесы и делы с(вя)ты оставление(м) зна-

менающаго.

Книги о ро(де) и о страсти. септевриа. кн(язя). с(вя)т(о)го Вячесла(ва)

О перваго все(x) верна(х). оученаго оуставлениа. пагубному оуже прегрешению кончавающуся. живо(т)ныи блеск оучениа разлиание(м) сиающь. о крте всеа вселеныа. тмами заблу(ж)ниа черно примрачно. Б(о)ж(ес)ки проасни. но тако веры сптльныа ращениа [л. 373] растяху. ею(ж) верою первое. кpепостию по(д)ступи нача ц(е)рковныи. первое бы-

стротою Б(о)гословець первы(х) сптльными хитростьми оуставлен. простране светяся в книга(х) исписан. таче вечернему nocлествию. истины твердо пре(д)знаменан. доволно твердо стоащь пре(м)

основа. в июже по се(и) оустроении. бесчисленая чюдеса леты миноующа и м(и)л(ос)тию Б(о)жиею является.

его же межи сим похвалителнаго житиа дне(х) лепых. деяние образо(м) по закону рода ч(е)л(ове)ческа заклепены леты. о сего света

преставившуся бра(т) его веко(м) мнии(л) Братислав на кня(ж)ние стола

избран всеми людьми приступи браже вследя закон хр(ис)тьянеск. победетелномоу воинику. б(л)аж(е)ному м(у)ч(е)н(и)коу Георгию ц(е)ркв Б(ог)у истинне вероуя сзда. емоу(ж) николико лет живущу и по роду ч(е)л(ове)ческому сего света оходяща родивше(м)ся ищадием. высокаго

чюда смертны(м). частыми хвалами сыновнем по истиине рож(д)ение(м). о него(ж) стареишаго Б(о)г(о)м возлюбленаго Вячеслава. за жива себе и на н(е)б(ес)ная желающоу. избра себе наместника.

идеже бо чю(д)нои светлости. толи любимое красоты отроча. егда цветоущии оч(и)сти векоу первомоу прикоснуся. О(т)цу и(м)

еще живу соущу кни(ж)ным хитростем желая. толико отиню(д)

д(у)шу и оум и мысль часты(м) молением премог. и его послание(м) (л. 276 об.) в граде нарицаемыи будеч. к попиноуи имене(м) оучену. наоучити [книгам оучити дан бы(сть). егоже поистине ходожьство к скореишемоу разуму Б(о)ж(ес)твеному

направлен скорою хитростию книги псалтыри и прочее дроугое проиде. и твердоа внутреная памятию оудержа. О(т)цoу же посем яко(ж) оуже глано бысть ошедшоу света сего, оуношица сеи(м). стары(х) обра(з) дела проявляа. по(д) ц(а)рем яснеиши(м) готовою областию светящуся, похвалителным приставлением лю(дс)ки(м), на О(т)че

воево(д)ство по(д)ступлениа велмися емоу опирающу избран бы и на столе кня(ж)ствиа. чести достоин посажен бысть.

Како тяжкими тыда стужающиа печали различныя. кн(я)зя новаго бл(а)говоление. земскою областию прияту вноутрь стужаше си . еи е тому дивно. яко н(е)б(ес)ная паче прочи(у) смотря мыслию

заветною преди положи. да еще и яве мирьския области строитель бе. но обаче к Б(о)жии слоужбе сла(д)цеи. И о(т) первы(х) лет де(т)ских любовию обдержим бе. и люде(м) себе поручены(м) противоу. сгрешени. казнити стыдяше. аще ли достоинаго закона лютость не твори любы греха в том блюдяше. но се размыш-

ление не долго на полы предели ра(з)мыслив. тако поу(т) прав мудро восхитив. (л. 277) да сего земски творити не опоу-

стился бы. любо ли оного к н(е)б(ес)ны(м) ради простираюся о себе. непщевати на будущая не оужасноуся бы. и посем оуради в люде(х) правыи(м) закон. како хоуды(м). како ли и богатым толи на столе кня(ж)я седя повелением вся строяше.

Темже соблюдением моудрыи(м) на м(и)л(ос)ть готов. И на(д) оубогии прегрешении. бе(з) мз(д)ы избавитель о(т) погоублениа. И к всякои моуце поганьствеи к осужению им бываше. к тому не пристаяше. нравом чистоте смотря. бл(а)гим посуление(м), кр(отос)ть силны(х) и не ленив. И те(м) исполнити завето(м) памятив. Пришелцем же и

оубогим и странным и болешиа и ч(ес)тныя любви подаяше износя. Осиренным же яко и о(те)ц. И обьдовевши(м) помощи у(м) имениа своего помощьник но и оземствованы(м) оутешитель. Толи о(т)чю любовь над ними чю(де)не присно проявляа. Тех все(х) деяниих. И памятию любитель терпению. И во все(х) падении противны(х)

м(уд)рыи оурядитель имением щедр на оуб(о)гыя плачющи(х) потребы разрядитель. смереныи(м) тех оугодныи вследовал. на ся многажды лучии. А на ины всегда м(о)литвеи все(м) вечныя жизни обра(з) подая. Милоуя неведущая. Наоучая неоученыя. Оутвеждая являшеся.

сими же святящимися красотами бл(а)ж(е)наго юноши. оукрашено

бы пребывание и в толице (л. 277 об.) сея милостини троу(д) взлюби. егдаже с велможами и соудиами своими на суде седяше. и аще которои в вине ять пред неправеден будяше. повинен см(е)рти на см(е)рть осоужен. аще м(и)л(ос)тивыи кн(я)зь не мо-

жаше его никакоже о(т) см(е)рти о(т)пьрети ни избавити. никакоую вину рещи са(м) створив вон избегняше. да в крови пролияниа бы неповинен был. ни слышал погоублениа кончины. совет бо так имаше с милым свои(м) отроком аще оуслышиши мои бояр суде ч(е)л(о)вкоу на см(е)рть. взови мя о(т) них некую вину

створив. да бы(х) в тои крови не причастен был. помня бо бе оно слово «Ева(нге)льское тоу главниу: не осужаите да не осудитеся. И не понижаите да не понижени будете».

Cе сам оюноша Б(о)жию исполняя заповедь свершително любяи пагоубныя речи ни о(т) которы см(е)ртны(х) чютив не всле-

дуя сказанами речьми повинныя осуждением на погублении. бл(а)гом(и)лостив пощадя избавляше на оуишая привода. Вся тем-

ница по всем градо(м) разроуши. И вся о(у)слади по всеи земли своеи многи посечи повелевая сам починая. сч(ес)тная(ж) его деяниа оуслышавше по ине(м) земля(м). мнози клирици и Б(о)жии раби. к него бл(а)госердию прихожаху. и сам я радостны(я) проявлением.

любве к себе приимаше. и Б(о)ж(ес)твеною любовию се (л. 278) храняему пре(д) очима своима. ч(ес)тны(м) любление(м). с собою ять пребывающа. нетленно, и с радостию м(и)л(ос)тивно держаще. и и(х) частым наказанием оум ч(ис)тыи Б(о)ж(ес)твено наоучен частее поучаем на чюдодивныа разумы книг изыде. Тако латиньски. Яко и гре-

чески. И аще ято наоучающе хитросте(м). прежде видяше. не ленивыми делы са(м) исполняше. Како всяко(х) печали ч(е)л(о)в(ечес)коу поскорбитель бе. В болезни етеры изнемогающаяся. Милостивною помощию посещаше. Но ум(е)ршим оубоги(м) и хоуды(м) о(т) седеде небрегомым са(м) потребованиа слоужбы подаваше. Но и народо(м) и

еще поганьскому обычаю ветхому живущи(м). новыа веры оучениа бл(а)гаго подаваше. Неведущим же и в капища идольская ходящи и к б(о)гом ине(м) незнаемом. Частее ле(т) мимоходящая пририщущим и жертвы жрущи(м). бл(а)жиныи оюноша оувидев о(т) си нечисты(х) ядии и жертв. аще и часто моли(м) вскоре о(т)бегаше

си(х) пририщениа. и общениа. Жадая быти на н(е)б(е)снеи трапезе паче

все(х) причастник. Неже демоньскими сквернами жертв осквернитися. Но обаче на(д) сим зблоу(жде)ние. злы(м) подавлением не малы печален бяше. проходя часто книги. я(ть) ап(осто)льское слово запоедает. Друг дружия бремена понесет. Дроугия неки(м)

чином к истинному в вышни(х) бл(а)гы(х) пути прокланяющася (л.278 об.) . сла(д)ким гл(а)сом поучая вышняго дарованиа. бл(а)гая обещая о(т)водаш(т)е. да о(т)рекшеся идольски образ ими же прельщени беяху. Ко истинному Б(о)ж(ес)твенеи мысли обьещаниею с верою преклонилися быша. Дроугиа же малы оучени сему

спасителному оучению. Разоумевы с(е)р(д)цем(ж) жесточаиша. И оумом истины разоумениа леневеиша. по ап(осто)льскому г(лаго)лу. добре и недобре обличая. обоим чино(м) предзная и(м) мз(д)оу по силе хотя еже коли жо можаше. Яко волныа тако и неволныа по истинне возывая на вечерю о(т)ча челяди. Сиа все обилие(м) ко вечнеи радости

придружению привожаще.

И чюдны(х) же постех по истине мимоходяща лета. В вели-

кии посте. алче(м) и м(о)л(и)твою ч(ис)тыи сам оюноша. Аще и мирьским стром одержи(м) бе. Но обаче не ленив и не изнемогся м(о)л(и)твами. щедры(м) в нищи(х) растворение(м). прелетающими делы особныя провожаше дни. В нощи(х) яснеишим настоа бдением.

лености не помня и дреманиа. Первое покою нощьному аки оулужься. А посе(м) о(т)вергься постеля ложница свое(м) отаи ины(х) ис полога вставаше. И о(т)рока ложница своея ключника возбужаше. И молча книги в руце всхитив ис полаты неведоущи(м) страже(м) исше(д). Единем отроко(м) своим сведо(д). по лютым гора(м)

верхом и по подолиам пропастеи (л.279) и изломлены(х) глубин и по стезям камены(х) доск. Толи по ле(д)ным града(м) люты(м). бос и пеш поу(т) дея межоу градома. С псалтырним пением и прочими м(о)л(и)твами. По особны(м) ц(е)рквам преходяще взыская и(х). в толице по истине плоти своея терпя оум(у)ч(е)ниа.

расседавшимися пятами его младыми крови истекши раскроплением казаше

стопы его. В домже свои вовратився. И на ложе свое таино. яже оум вноутрении делаше са(м) стыи оукланяяся. кия(м)скими паки ризами красными на столе седя одевашеся. Но тело ч(ис)теише власяницею. Под ризами ц(а)р(с)кими облачашеся. Во время же

настоящеи жатве. посреди нощи таи все(х) встав с отроком оуже речены(м). бос и пеш к нивам своим идяше. И руками своими пшеницу жняше. И во снопы извязав са(м) особе на раме свои воскладаше и отрока своего в таине(м) оугле домоу своего скрываше. И ту истер и в жернова измол. И стыма своима

роуками чисте просеяв. И водою покропив во имя Троица. са(м) един и с слоужащи(м) емоу токмо отроком. С водою ю сам ношаше о(т) кладязя в ведре. истиины Тр(ои)ца взыванием ознамена я с моукою в сосуде смесив. Вмешаше рукама своима трудо(м). и проскуры испек. По ц(е)рква(м) попом слаше на

принос слоужба(м) (л. 279 об.) Го(спо)ду нашему Иисусу Христу. В осенная же времена слугу призвав великаго и вернаго глаинаго уже отрока и насле(д)ника. Виноградная плоды с ним нощию прелез та(и) все(х). кошеля оба наполнив о(т) винограда своего. И на плещи свои взложив с отроком своим в дом взратився. роу-

кама своима и жнетяше. И добре оустроив на слоужбу Б(о)жию. никоторым(ж) ине(м) ведущим разве единого отрока. часто уже преже гланаго сице же и единем Б(о)гом ведоущи(м) и тем отро-

ко(м) налияном сосудо(м) вина. И таино положено(м). оусмотрив время подобно слаше по церьква(м) клириком и попо(м) спроскоуры я(ко) сам печаше на ц(е)рквныя слоужбы и са(м) ладно все(м) разделяше. О како неразрешителныа оузы. Окрть персии чистииши веры

нескверныя. О чюдно смирение кн(я)зя раб свои(х) слоужбами Б(о)ж(ес)твеныа любве наоуч(е)нием подыти не стыдящемся. Еже мысли жестоким смотрением на н(е)б(ес)наа яже с(е)рдцем смотря таины. ч(е)стнаго и сп(а)сителнаго Г(оспод)ня телесе и крове приношениа. Тако учистил е

и любил слоу(ж)бою. Да приношение(м) закона н(е)б(ес)наго прегрешениа дела очищаго (sic) верою токмо. чино(м) твердостанным воиньствоваше. Но по истинне источника (л.280) ч(ис)теишаго вноутреним образо(м). рабии троу(д) взе(м) на ся. м(и)л(ос)тни(м) дарованием. иереову законоу са(м) раб бы.

не таити по(до)бает. И видение его пр(о)р(о)чествие еже о Павле презвитери и о дому его еже са(м) взбну. Преже тако поведав к все(м) г(лаго)ля.

на одре лежащу мне и почивающу малая моа дружина и иже о(т) отрок мои(х) слоуги посреде нощи страшно видиние (sic) прия(т) мя. Яко Павла попа доровився (sic) основа о(т) выше до долу и о(т) все(х) ч(е)л(ове)ческих жилищь. виде(х) о(т)тиноу(д) опоустивше.

имже видение(м) тоужа промета(х)ся. И вноутренюю скорбию печали за бл(а)говерная простира(х)ся. Но обаче видение се к всеведоущему Творцу м(и)л(ос)тивому исправлю. В онь(ж) и вероую и истину речи сего видениа разрешу.

Домоу по истине разрешениа моего. Спричастно моея бабы

Людмилы. И ч(ес)тныя жены знаменается см(е)рть и дом опоустившии Павлов клирико(м) н(а)шим и законником изгнание из земля. И разграблению имению и(х) являе. Виде бо яко родителница моя. Яко родо(м) и дение(м). по истине осквернением дел погана. И недостоина именовати с другими светники своими

злыми. Б(о)га не ведоущими любящися. мыслить о свекрови своеи погоубе. Си же словеса его светлие с(о)лнца сбышася. Яко мати его зла нарицаемая по (л. 280 об.) грехоу Дорогомир. Свет

ствоивши с нечтивыми моужи рече: «Что створим о сеи речи. Яко емоу(ж) кн(я)зю быти. о(т)вращен е о(т) клирик и о(т) свекрови моея. И есть яко и мних. Погублю самоу и оны прожену и из земля».

В то(ж) время пославши советники своа оудави свекровь свою Лю(д)милу. И посе(м) прогонение велико бы клирико(м) по всеи земли емсте. И ц(е)рква(х) розроушение. И постави по улица(х) стражи рекущи тако: «Иде(ж) где оузрите котораго любо клирища идуща к моемоу с(ы)н(о)ви. тому(ж) посеците и и(м) живота емоу не створите». И

постави по всеи земли капища идольская. Обрати(ж) землю всю к ни(м) требы им деющи и с(ы)на своего принуждающи к ни(м). Самже оуношица (чи)стыи еще отрока сын не могии ся противити м(а)т(е)ри своеи. Хожаше в капища и николиже оcкверни д(у)ша своеи о(т) скверн идольски. Бяше бо (чи)стыи н(е)б(ес)ным оружие(м) защищен

и оукреплен. И вельможа(м) своим ходящи(м) в капища аки пристая бе. Но с(е)р(д)це(м) вноутреняго смотрения пристанию их в деле

о(т)пирашеся. Блюдяще же ся о(т) все(х) людии. Яко о(т) хоуды(х), тако и о(т) силных. Достояше бо. Бе бо бл(а)г(ода)ть Б(о)жиа не не(м). и о(т) все(х) люби(м) бе. Бо во словесе(х) своих истинен в соуде128 правдив. В совете(х) моудр в бл(а)годати смотре. Во все(х) (л.281) обычаи(х)

добрых хитростию државен. на м(о)л(и)твы же Б(о)ж(ес)твены(х) оуставлении часто припадаше. Книги написаны малы блюдением и таине храня. Оу себе по(д) скоутм држаше. Оуклоняася судов мирьскиа печали. Два крат на десяте. Или боле в таине и ложници полога своего. м(о)л(и)тва(м) таиным прилежаше. В нощи(ж) и в дни

ч(ис)тым смотрение Х(рист)а похваляя до конца прочитааше.

преминоующе(м) летом оюности (чи)ст(о)го. Тако счастие на моу(ж)скиа. Оумы силны(х) кн(я)зь сам выше вше(д). и по малу мужь своих безоумныя светы вследующа. мужески о(т)верг о(т) себе. И заблоужение их невидения о(т) истина Б(о)га не малы вознена-

видев. В един о(т) днии созва боляры своя и дружину в полатоу. Нача к ним с сваро(м) г(лаго)лати: «О дружина верная но не в

Х(рист)е. Егда бе(х) вдан родители своими книг оучитися. Находих в ни(х) оучениа Павла якоже рече: «Еда бе(х) младенец гл(аго)лах аки младенець. Егда бех моу(ж) о(т)веро младенческая сею повестию по истине н(ебес)не мене самого смотря». яко первее все(х) словес

дела те(х) хоужии аз сыи. К му(ж)ствоу приити в ревности с(е)р(д)ца хощу. Но отроча аз сы вами. На кн(я)жение избран. о(т)цу оум(е)ршу по роду братиа стареи на княжь(ити)е приступив. И исправи(т) все стро бу помогающу (л.281 об.) ми разряди(х). и землю противу про(ти)вляющи(м)ся129 силне оутверди(х). и хощу исполнити слово. еже

рече пр(о)р(о)к Д(а)в(и)д. Пече (sic) старец разуме(х) яко заповедеи твои(х) возысках. вы(м) яко с(е)р(д)ци о вышнии истине смотрити леностию и верою мне пребываете различни. Како многи оуды вашея кривды любимы доселе терпе(х). оуже не хощу сего терпети по писанию книжномоу. Опя за ся заверго(х) оюность. моу(ж) же оуже

сыи яже соу(т) детьская дела заповедьми. Г(оспо)дьски(м) деянии истощу вашеа неправды боле того не слоушая вышнею милостию оукреплен противися хощу. Темже оуже да исчезнеть роптание вашего совета про(ти)ву мне. Да престаноу(т) люты(х) и злы явь схоже-

ниа (sic) в вас и свети. Мира любы вне. И в домоу в ц(а)р(с)твии мое(м) да воскипить. Речи котораго любо суда противоу делу криве да не соудятся мужи бо истовия грехи имиже доселе осквернялися есте. Боле того да ни о(т) кого(ж) не дерьзнется. Сего же

закона оустроение. Аще вышняго Ц(а)ря боянию не хощете боятиcя. Н(а)шь гнев на прегрещающаго Б(о)жиим рвение(м) ражжен и(ж) колиждо си(м) делом повиина обраще(т) главу да осечеть. И си изглав безакониа (sic) началицу м(а)т(е)рь свою и(з) земля своея изгна о(т) себе. И скончано(м) же кня(ж)ам г(лаго)лом. Велможа земьския

и ротници и советници в домы своя оустрашени взвратишася. И гордая помышлениа (л. 282) на мало время оумячше положиша. тогда(ж) оуже Б(о)жиим проявление(м) прим(у)чни быша. неколико поганьски(х) стран. подвижения по(д) рук его. и воскресоша соборнаго закона веселая ращения. И по Б(о)ж(ес)твеномоу за-

кону ц(е)ркви основаны. Малом пре(ж) неверны(х) небрежение(м) подающася твердо стояние(м) основаниа обновишася. Клирици и(з) земля

и бл(а)гы(х) своих олучени. м(и)л(осе)рдною щедротою. призваша вси единою. не токмо во(з)вращени своими бл(а)гыми. Но по истине (чи)стаго мужа мно(же)ством приложени. даров имениа его обогатишася. И по(д) тацем кн(я)зя(м) по тем страна(м). всяка веселящися радова-

шеся ц(е)ркви.

И оуслышавше сию весть (чи)ст(а)го бл(а)годарьство. мнози идяху из Бавор и из Франк. и ис Ас. (sic) и ис прочи(х) земль прихожаху. Несоуще к нему и книги различныа. я(ж) сам злато(м) свои(м) и сребром и паволоками толико ризны окуповаше.

и верою правою по вс(и) земли кр(ис)тьяньскому оуставоу.

Тога(д) же бра(т) его Болеслав веко(м) мнии(л) оумо(м) кривостию и делы. ревностию мерзо(к) диавольски(м) косновением пострекновен. гнево(м) злобы противу оуму Б(о)жию. лютее воружен. на ц(а)р(с)твие братне рукою похищениа лако(м). с нечестивыми моужи

диаволи смертию оубиения погубити хотяше. Но Б(о)жественным пре-

видение(м). сове(т) будущии о себе истинно проявле(т) оувиде (чи)стыи (л. 282 об.). В то(ж) время моужь б(о)голюбивыи заве(т) положи помысли в с(е)р(д)ци основати ц(е)рквь Б(о)гоу. И победителномоу воинику и м(у)ч(е)никоу его Виту. И посла к еп(ис)к(о)пу Резаньскому

сол. И рече: «О(те)ць мои делал ц(е)рквь с(вя)т(о)му Георгию. И аз по велению твоему хощу основати ц(е)рквь с(вя)томоу Виту Х(ристо)ву м(у)ч(е)н(и)коу». Оуслышав же еп(ис)к(о)п Тутон воздев руце свои на н(е)бо к Б(о)гу. Хвалы вздая Х(рист)у рече: «Идете и рците счастномоу с(ы)ну моему Вячеславу. Якоже помыслил еси. Тако уже ц(е)ркви твоя пре(д)

Б(о)го(м) стоит на н(е)б(е)се основана».

Слышав же сию речь Вячеслав о(т) еп(ис)к(о)па пристроив делателя. Начя(т) сам носити на плещу своею известь и руками

своима основа и сконча. И призва еп(ис)к(о)па пре(ж) реченнаго остии ю во имя с(вя)т(а)го Вита. И быша тоу многа чюдеса и (з)намениа до днешняго дне а диаволу многи пагоубы. Самже с(вя)тыи хотяше ити в Рим к с(вя)т(о)му ап(осто)лу Петру предав кн(я)жение братоу своему

и ту ся о(т)рещи мира сего. Но церкви ра(де) тоа. яко и еще несовершена бе до конца. Того ра(зе) мужа(д)ше. Но яко же секии кто сено в великии знои и жадает воды. тако и с(вя)тыи жадааше м(у)ч(е)ниа и крови пролияния. Но не о(т) руку бра(та) своего. Но Б(о)га щедраго мзовз(д)ателя прорасмотрение(м). и мз(д)а верны оплатителна

достойне ту ему везда мздоу во всеи дедене. ея(ж) жадаше во ине(х) странах. Ни сего дела е може(м) (л. 283) молчати. Дивна см(е)ртны(м). и Агг(е)лом Б(о)жии(м) радостна. То ли Б(о)га боящи(м)ся чю(д)на. И николиже в ч(е)л(ове)це(х) слышана. Еже перси с(вя)т(а)го камене твержьше носиша в с(е)р(д)ци приноу(ж)ны по истине некогда о(т) своего брата

и свои(х) боляр с(ы)но(в) ра(де) рожениа. приложи к себе женоу. И роди о(т) нея с(ы)н Избряслав имене(м). И рече к неи: «Се оуже много Б(о)гу прегрешихов и безаконие створихов. Оуже о(т) сего престахов пло(д) по роду ч(е)л(ове)ческому приимша. Бе в собе, в брата место мя имеи. А аз тя в сестры место». И сеи речи

она приставши. И имшися по ню пре(д) Б(о)гом. И саме(м) некогда сгреши с милы(м) его слоугою. И с(вя)т(о)му самому то видевшу рече: «Почто солга пре(д) Б(о)гом. Тобе аз бяше ити замоу(ж) любо не ити. Но не будета дерза пронести се кому любо. Доиде(ж) яз о се(м) ся помышлю». И створив пир велик ни-

комоу(ж) не ведоущу света сего. Вдасть ю замужь сестрою творя тому(ж).

Бра(т) же его меншии Болеслав пре(ж) реченныи. очютивыи хотяща130 в Ри(м) ити поча нань многоа злая отаи мыслити и тво-

рити пакости многи советы в домох и творяше свещаваася с злыми советники на с(вя)тыи моу(ж). их(ж) вси совети не оутаишася с(вя)т(о)го никако(ж). но молча речи сеа кончи(ну) 131 смотряаше.

В другое же время сзвав советники своея брат его: «Промышляите как его погуби(м)». Они(ж) ему тако о(т)вещаша: «Ни-

како(ж) его инако (л. 283 об.) можеши погубити ходя в него власти. Но просися домови Болеславлю граду. И ту и можеши

погоубити призвав к себе. оне(ж) исросився от брата. И с советни своими. Створи велик пир ч(ес)тн. На памя(т) реки и с(вя)тыма Козмы и Дамианоу. И послав слы братоу своему рече: «Брате, радость велику на памя(т) с(вя)тыма створи(х). Но молю влче(д)-

ствие ваше. Ды бы ся не о(т)рекл приити к на(м)». С(вя)тыи же к слоу его отвеща: «Радость братня, радость Б(о)жия есть. И аз к его повелению оуготовлюся». Вся же си злобы и cвети их с(вя)т(о)го не оутаяхуся. Но вся видяше. И абие причинився с дружиною своею. И все(д) нача играти гоняся пред ними по (д)вору

своему г(ла)г(о)ля к ним: «Аз ли бы(х) не оуме с вами чехи на комони обрести противни наши(х) но не хочю». И си рек поеха к брату. Изыде же бра(т) его совсеми службами и ч(ес)тни132 противоу на оусретение. С великою тихостию егоже кротости аще и ложне. бо(го)достоиныи Вячеслав много пора(до)вася. целоваша-

жеся весело толи соплетша межи собою в дом с ра(до)стию вниидоста. И на обеде седоста и напивше(м) на долзе некото(ро)м лесть таина не можаашеся таити мыслящи(х) на оубиении с(вя)т(о)го мужа. Иже злобивии мечи по(д)скоты оуже скровены. Три краты встающи(х) паки и паки а ине котороры(м) ся троудо(м) седа-

ня прекланяюще (л. 284). силами после(д)ние и дерзостию о(т)ти-

ноу(д) у(мя)кше того же ради не оу и еще повелениа Б(о)жия. Пришла бе година стр(ас)ть его. цела и о(т)стоупиша. егоже света не не ведыи пагоубы не оужасаяся. Б(о)жии(м) защищение(м) возможе но не печалию. Аще и нек(ото)рою слугою брата своего пошептавши(м)

ко оуху е(го): «Да блюлся бы». како противу ему оуготовалися соут. на оубиение. Но обаче не подвигшемся и(м) о(т) брата. с инеми седящими. Но веселящу яко и госте(м) хвалы деля. И любя мляшеть и и(м) посе(м) мало поседев. о(т) трапезы встав налиав чашу вина. тихи(м) целование(м) речено(м). вся сла(д)це сею речию

примолви рекый тако: «Целоуе(т) вы целы все(х) Х(ристо)с. Чашу юже аз држоу роуце. во имя с(вя)т(а)го Арха(н)гг(е)ла испити единомоу комоужо ва(с) подобае(т). К немоу же с(вя)т(о)му дни память оутро пост на(м) приходит. И тако любовию д(у)х(о)вною честяще величествие его. Да еще в коую годиноу д(у)ша наша о(т) света преставится. В рай

вечныи восхоще(т) ны приати в мире. Аминь». И тогда по сем словеси весело испив. все(м) разны чаше тою же любовию испити повеле. И целованием лобза ласкаины(м) не трепеща страхы. на свое ложе спа(т) изыде.

в тоу нощь м(о)л(и)твами и подание(м) нищи(м). печалны(м) настоянием потяся троудом. боудущоую см(е)рть ведыи (л. 284 об.) за Х(рист)а волею претерпети заветно прово(де). Брат же его ко свои(м) рече: «Не можем никакоже погубити. Яко дружина его соу(т)

с ним трезва. Но ведаем обычаи его так. Яко егда первое гла(с) звона ц(е)ркве слышить. един с ложа воскочив к ц(е)ркви потечеть. а не ж(д)ет никогоже. Да рцем попови да бы рано звони(л). Еже бы(сть) тако». Cлышано(м) же знамением звона. c(вя)тыи моуж не ленив сном но яко имяше обычаи с ложа воско-

чив. И притек в ц(е)рквь вше(д). пения утреняго и хвалы оутрениць тихы(м) послоушанием внемля. По многых м(о)л(и)твах домови троуден почи(т) о(т) ц(е)ркве вниде светящимся первы(м) зорям. Мерзое памяти написаемыи Болеслав. моужа с(вя)т(о)го брат. таине(м) месте тая(сь) нраво(м) волчием противляяся. агнцы татебне хотя

растерзати. с неколицими своими разбоиникы. гневно выступя мечем препоясан. посреди поути оусряча противися. Его же сам с(вя)тыи тихы(м) гл(а)сом и бл(а)гым тако целова: «З(д)рав, брате любемиишии. Велики ти соут хвалы любве о(т) на(с) воздаемы. Яко вчера еси нам честно и обилио с веселие(м) слоужил». Он

безоумныи не о(т)веща. Но изнес воскоре мечь. на с(вя)т(о)го гла-

воу верх. Яко накрепчае можаше ударя (л. 285) рече: «Д(е)нь ти лепеи пир оустрои». не мечю о(т)скочивши и знамениа раны не явившу. Второе оудари ничесоже може оувредити его. Третие еже егда хоте оударити. мечь из роуку оужасшася слоугы

диаволя испаде. Иже мечь с(вя)тыи Вячеслав за руку яти похватив. И на грешня(м) брато(м) оуже уоруженом. за власы держа и потрясая главою его и рече: «Видевши ли, брате мой, могл бы ся на тя возвратити. твоея лютости начаток. ли о(т)куду возбраню, брате, ни крови быти пролият(и)е. Но не хощоу дабы ся

о(т) моею роуку твоя кровь, брате, на послене(м) соуде о(т) мене взискала. Взми мечь а собе моуку. И яже соуть делаемая не провлачи на долзе. И ты зови иже тя соуть наоучили. А са(м) ся братнею кровию не огреши». Приато(м) же мечем брат нечтивыи. Аки победитися боя велми вовопи на помощь себе

своя зовыи тако: «О крамолници мя наоучивше, мне не поможете». Сам же ся аки приноужен братнею победою первое не врежен противитися оукланяа. И единою дроужина великы(м) гл(а)сом призвани притекоша. рещи: «Аше греха не ведоуще». Но оголкы взыщоу(т). кн(я)зя своего в роущь гнев чюю(т) емоу

оуже тогда грехоу привабникоу. четвертое в главоу с(вя)тоую оударившоу. И посленее (л. 285 об.) протеишоу. вси с ороужием нападоша. И оуды с(вя)т(о)го мечи копии прободоша. И аки волци разстергавше на земли повергоша едва жива. пакы же

толикы133 пакы оучастиша раны134[]105] и язвы. И кровь135 неповиноу пролиаша. Тело же тще грехи аки пес растерзася. А д(у)ша чистииши о(т) пло(т)скаго заклепениа храмины. толицими язвами извечена. моуками ч(ес)тною победою. Похвалами а(н)гг(е)ль-

сками роуками по(д)ять. Вышня оущедрителя очима радостно видящи. И в славны(х) м(у)ч(е)ницех лице(х) в векы на пр(ес)т(о)ле седяща. Четвертыи д(е)нь преклаидом (sic) октябро(м). в вечное веселие ц(а)р(с)тва н(е)б(е)снаго вниде.

С(вя)тое же тело о(т) маловерны(х) иже тоу бяхоу. ч(ес)тно в раце

заклепше. И слоужбы вся по законоу на(д) ни(м) исполнивше пре(д) ц(е)рквию близы побежениа его погребоша и. приимшоу же посем кн(я)жения великия неправды кн(я)зю Болеславоу. и лютостию его на вернаго дроужиноу. не много по убиении с(вя)т(о)го послав Праг (sic). Погоуби вся его приазни. И клирики и слоугы его

изымав вся иссече. И дети и(х) в рекоу вмета.

Перводелною же крепчаишаго Б(о)жиа воиника ч(ес)тною стртию слугы етеры. Имже повелено бе кровь яже по(д) скам стены.

окроплена бе ц(е)рквь в сам час м(у)ч(е)ниа (л. 286) водою мыша и о(т)тиноу(д) ороша. Посем же другии д(е)нь тоу пришеше не мине(м) якоже и первие кровь по стене прилепшоу. На том же месте рашеноу (sic) узреша. Не малы же сами сим. видением оустра-

шени водоу пакы принесше. велми борзо омывше отроша. На третии же день искоушениа ра(ди) рещи: «Аще и еще есть тако(и) пришеше оузрять. не мне покропленоу стеноу кровию видеша недели болми троичь оузреша. Имже бо на те много чюдишася темже троудо(м) омываниа. посе(м) охабившемся яже

до вышняго дне крове кроплением стена сама знамение. Честиме сказает».

Но истинны(х) повестьми частым поведанием проявлено бы(сть) по твердостаиника победнаго воиника Х(ристо)ва вси кровныа пролиателя вышняго гнево(м) потрясени. Друзии демонскою областию

похищени на сем свете посем не явившася Друзии же изменивше ч(е)л(ове)чекыи нрав. пескы лающе. в гл(а)са место скрежьчюще зубы. Возследующе грызением пескым. толи бещастны(м) оушением телес и(х) житие зле кончаша. Но и са(м) брат его. яко(ж) поведають многи прежнии часто напа-

дающи(м) нань бесо(м). И роуками держим свои моуж и слоуг свои(х) и помяноув ея гл(аго)лаше: «То вы мне створисте. Еже ва(с)

слуша по злату (л. 286 об.) главоу я. и се на мне ся являеть». Но обаче они вси яко(ж) рекохо(м) пре(ж) кн(я)зя своего житие свое зле скончаша.

Почивающоу(ж) тоу телоу ч(ес)тномоу. идеже оубиен бе. трем

лето(м) миноувши(м) верны(и) етеро(м) нощь проявленоу бы в сне да Б(о)гоу велящоу о(т)туде тело с(вя)тое принести подобало бы к ц(е)ркве с(вя)т(о)го Вита м(у)ч(е)ника. жже са(м) сзда ч(ес)тнеиши(и) погребение(м) положать. Иже соном погружени видению вероуще. Но по истине князя лютости боящеся оумлчаша. паки толи пакы томоу видению

явившоуся. зело грозне пристрашившоу. не могоша таити. но поведаша кн(я)зю себе проявленая. Он же аки о(т) тяжкаго сна. вспряноув и оустрашен не Б(о)жиим страхо(м) но ч(е)л(ове)чь ся срамляя. повеле попом ити нощию и принести тело с(вя)т(о)го никомоу сведоущу. И прише(д)ше к местоу с(вя)т(о)му с молитвми. ч(ес)тное

тело м(у)ч(е)ника в раце на кола воставиша. И поуте(м) имже прише(д)ше воспятиша(с) хотяще кн(я)же повеление нощию исполнити. И егда приидоша к етере реце мале. нарицаемеи “Рокитници» такоу Б(о)гу силоу створшу наводнению рекы. да и мост бе розроу-

шида. И древа повиноула. Сташа противоу окр(ес)т смотряше.кде быша древо налезли пло(т) оустроити (л. 287). И не обретоша помышляхоу что створили быша. И егда все(м) размышление(м) и печалию одержими бяху. И внезаапноу взревше видеша чю(до)

Б(о)жию силоу наше(д)шоу. Коня с коло(м) о другии пол стояща. и о(т) воды ни единою каплею окроплена. гли чюдни подобни Петроу ап(ост)лоу. Петр ходи по морю повелением Б(о)жиим. А тело с(вя)т(о)го в мгновение ока принесено бы(сть). Кто ли о сем размышляа. есть како принесено. разве Б(о)жиа сила принесе емоу(ж) чю-

деси сами николи подивившеся. Преплоувше на кони ракоу по с(вя)том телеси. и вскоре приидоша к местоу пре(ж) поведаному. И в ц(е)рквь внидоша Б(о)га хваляще. нощию таино повелением брата его. но Б(о)жиею силою освещено все(м) людем видящи(м) и прославляющи(м) Б(о)га. двере(м) твердо замоученом. И м(о)л(и)твами частами

излианами. с(вя)тоую ракоу о(т)твориша. Свеща же вжегше смотриша. И се тело плотию и еще цело явися. И о(т) все(х) язв бывши(х) на нем ицелено разве единоя язвы я(т) о(т) бра(т)ня меча. Из нея(ж) и еще кровь тепла видящеся текущи спохвалимое достояние моужа Б(о)жия. И чудное власти обладание. Тоу оутягшая

имети бл(а)жина(я) Вячеслава. Еже оутягноу, имети яко(ж) древле Иона кито(м) по(ж)реть. По тре(х) днех цел на сухо извержен(н) (л.ю 287 об.) бы(сть). Тако и сего тело еже е дивнее не гневше ни стлевше. Но ицеленами язвами за три лета повелением Б(о)жиим земля

вздасть. Затвореноу же паки телоу с(вя)т(о)го по(д) самым олтаре(м) восхожениа на полоудне проводимо о(т) верных и о(т) клирик. С похвалами пеньми ч(ес)ное тело с(вя)т(о)ю памятию по чести положиша. та(ж) Б(о)жием вседржительствием. часто светящимся бесчислеными его чюдесы и знамении всем верны(м) собирание бы-

вает. неверны(м) же стра(х) и оужасть. Такого мужа достойная дела на(ч)ина(д)ще светять. Сего(ж) принесениа время четвертаго индикта. м(еся)ца марта в д(е)нь четвертыи оуспениа его мимоходящими леты творися. О сихже яже м(и)л(ос)ть Б(о)жиа по достоянию его всеи вселеннеи проявляющу славу с(вя)т(о)го по се(м). яже и доселе

творятся. Словесе д(у)шевнаго претечением печалная памя(ть) протолкуется и достоино поведае(т).

етери яти. И к судии оклеветани. И звязани и на полату возведени быша. кн(я)жим повелением в темницю ввергоша. Руками же и ногами оковани люте же во страже посре(д)-

нощну же оуз будяще стужено узами о ковами мучими. воз(д)ыханием горкы(м) с(е)р(д)ца поражающа. Вси в м(о)л(и)тве возопиша136. (л. 288) рекоуще: «Б(о)же Вышнии, печалны(я) оутешителю. н(е)б(е)си и земли чю(д)ныи творче. Призри на ны на см(е)рть осоужены. И

м(о)л(и)твам возлюбленаго твоего м(у)ч(е)н(и)ка Вячеслава. иже егда в мире сем сыи окаяным м(о)л(и)тв бе защититель. о(т) всего настоящаго осоужениа». Рачи ны извести оканыа (sic) створене же бывши м(о)л(и)тв о(т) ни(х). половина темници в не стражие стояще бдяху омрачися. И изгасоша вноутрь. оу стражеи свеща. А про-

чая половина иде(ж) держими лежахоу. Аки с(о)лнца светлеишим свето(м) посвети(т). и се гла(с) внезапноу с н(е)б(е)си оужаснико(м) в оуши услышан бы(сть): «Воставше изыдете о(т)сюду» иже оубо такы(м) страхо(м) и веселием оужасни узы молчаще подвизаху. Тог(д)а внезаапу веригы и жельза сокрушена спадоша. Руки и ногы и(х) разреши-

шася. И о(т)врстами дверми темница. весели скончаша Б(о)жие(м) повелением разрешени. хвалу Х(рит)оу и пр(есвя)тому м(у)ч(е)никоу его Вячеславу. людем поведающу.

В ниже бе некто поган. Не оу и еще бл(а)г(о)д(а)ти(ю) кр(е)щ(е)ниа очищен. ег(д)а оуже ся очти бл(а)ж(е)наго Вячеслава м(о)л(и)тва(х) о(т) см(е)рти

избавил. К вере соборне(и) обратися. И cчны(м) омвением кр(е)щениа оч(ис)тися: и всею любовию к вере Б(о)жии оутвердися. И с(ы)не свои единочадыи егоже аки и д(у)шу свою любяше (л. 288 об.) на слоужбу Б(о)жию в клирик ц(е)ркви бл(а)ж(е)нна м(у)ч(е)ника обеща вдати.

и сим по чиноу исполнено(м). вероуя са(м) Б(о)гоу и слоужа зело многа лета пожив почи о Г(оспод)и.

Семоу же чюдеси бывшоу. Не мне дроугое чюдо всле(д)стоует о оуноши етери о(т) портник его. И все раб его таины(м) дело(м) его вернеи бе. его(ж) с(вя)тыи сам в житии своем

сыи зело любяше. его(ж) по истинеи преже поминает писаниа.возлюбленаго г(ос)под(и)на своего о(т)лоучен плачем печален по вся дни часто жалоуа. Многа дела его благая все(м) проповедаше. им же и саме(м) мнозе(м) сведетель бяше. Его(ж) кн(я)зь ннеистовы(м) и скоры(м) вожжен гневом. повеле повесити и(м). Повешен(ж) яко

истинны(м) сведетельствоують повести. Двою лету мимошешоу. не инако но яко(х) и живы(м) и целы(м) ч(е)л(ове)ком вла(с) седин телесны. И ногьти растоущи светща(сь). Видено бы(сть) и орел на соблюдение. телеси его на не(м) седящь виде(н) бы(сть) о(т) Б(ог)а послан вся дни дне(ж) висе. Да птици не началы его быша но и древо соухо

на не(м) же бе повешен прозябе и вести распоусти.

Посе(м) етер ять. люты(м) соудиею и в темницоу ввержен бы(сть) и на дроугыи д(е)нь посечение(м) осоужен. И крепци оузами велми оувязан. Иже (л. 289) в истинноу горци плача с(вя)т(о)го Б(о)жиа Вячеславва вноутренними м(о)л(и)твами на помощь себе взва

гл(агол)я: «С(вя)ти Б(о)жии м(у)ч(е)н(и)че, аще таке е(сть). яко(ж) гл(агол)ють ч(е)л(ове)ци вышняго Б(о)га ум(о)лити можеши. пом(о)лися за мя оумирающиго (sic) да твоими м(о)л(и)твами избавлен возмогл бы(х) аз окаянныи простити гре(х) мои(х) тяжкы(х) донеле(ж) жив боуду». Егда(ж) м(о)л(и)твоу конча вскоре растерганами веригами бл(а)г(ода)тию Б(о)жиею(ж)137 тако крепко страже(м) не ве-

дущи(м) ис темницы изведен бы(сть). Но вне. некоторыими поганы стоащими паки ять бы(сть) велми оувязан. Егда первую м(о)л(и)тву нача к ни(м) поведати. оутешена быша с(е)р(д)ца поганскаа. И разрешьше и пустиша. И тако посе(м) избавлен. хвалы Б(о)гоу и бл(а)ж(е)ному м(у)ч(ени)ко(у) Вячеславу по все(м) землям ходя величаа словесы

проповедааше.

Поведается бывши в томже граде. Идеже с(вя)т(о)го тело почи-

вае(т). видениа очию лишена. Руками же слука о(т) рожениа своего. Я(ж) ег(д)а в праз(д)ник дне с(вя)т(о)го в ц(е)рквь с(вя)т(о)го Вита м(у)ч(е)ника бе вошла. И пре(д) гробом с(вя)т(о)го Вячеслава приведена яможе хотяще приити. тако долго простерши моли и(м). и м(о)л(и)тву с плачем сверши. И

все(м) видящи(м) с(вя)т(о)го мужа ицеление. Очима прозре и руками целама во(з)вратися в дом свои.

По семже некоторы ять бы(сть) в неколице (л. 289 об.) поручении скота чюжаго. егда(ж) вто(м) связан бы(сть) вельми и люте. дабы долгу ся изрешил к прочим кроме ходящи(м). а другы(м)

купле по граду деющи(м). связаного на поути бли(з) ц(е)ркве. во стражи лежаща оставиша. Он же печалию тугы руцы воз(д)ежа опять противу дверца(м) ц(е)рк(о)вным сею молитвою помолися: «О, воеводо тихии м(у)чнче пр(еподо)бныи, яко оуже многы твоа стня о(т) рук нечт(и)вы(х) к великомоу Б(о)гоу повелением избавляла, е м(о)люся окаан-

ны, да мене не забудеши связана. Но м(и)л(о)стию своею мне разрешиши». Прише(д)ши же вскоре м(и)л(о)сти Б(о)жии и бл(а)ж(е)наго м(уче)ника м(о)литве. аки железны(м) оружием пресекновены. вериги распадошася. И сам в ц(е)рквь в Б(о)жию втек. Хвалу Б(о)гоу и с(вя)ты(м) его воз(д)ааше в м(о)л(и)тва(х) и тако свобо(д) во(з)врати(ся).

в Фрачьстеи земли бе некто моу(ж) падаяся о(т) самого де(т)ства. Наисказ(у) ро(ж)ниа оуже нехожением. но полозя по земли лежаше. В нощь некоую по усновении сна вострепета. Яко дивное красоты моу(ж) крила(т) оу ложа стоа слукаго возбу(де) и. И целбу

ему яви гл(агол)я: «Како можеши, о оубогии. востав иди во гра(д) бо(ж)ескыи нарецаемыи Праг. Аще и вся имениа дав на носиле на немже тамо при не(м) же ямо принесу(т) тя. И ту прише(д) вниди в ц(е)рквь с(вя)т(о)го м(у)ч(е)ника Вита. иде(ж) тело с(вя)т(о)го (л. 290) Вячеслава почивает. Створи м(о)л(и)тву ту целбу хожениа приимеши».

Он же сном погружен. повелениа соннаго не требуя, но аки блазн веруя, пути сказаннаго о(т)нюд оуклонися. И в нощь другую посе(м) на ложи. своем почивая, того же такою же светлостию старца оузре паки оу ложа стояща иже его си(и) образом обличая. рече: «Несмысленны(и) нелюбимыи возбни о(т) сна. Виде-

ния сего истинноу оуваждь преди поведанную, ею же тебе, окаянному тело твое буде(т) исцелено. По(ч)то тако о(т) целбы оукланяешися. но в тебе мои(м) сказание(м) проявленыя». О(т) него же лютаго свара воспрянув и не размышляя о истинне. отвеща: «Не могу тамо ити, м(и)л(ос)тивыи ч(ес)тныи старче». Оутру же бывшу оуго-

тови воз. Вдав купце(м) мзду. те(м) путем идущи(м). и вскоре к месту привезен бы(сть), и по первому сказанию внесе(н). в ц(е)рк(о)вь. с(вя)т(о)го м(у)ч(е)н(и)ка Вита. И пре(д) о(л)таре(м) лежа на земли на м(о)л(и)тве моля Б(о)га и с(вя)тыя. Не долго же ме(д)лящу ему на м(о)л(и)тве. Силою Б(о)жиа

помощи. и чю(д)ными м(о)л(и)твами бл(а)женнаго Вячеслава, почаша жилы кроскотати. аки ломимы первие исхоша и испростроша. И пяты его оутвержены быша. И воста бл(а)г(ода)тию Б(о)жиею цел, ни о(т) кагоже по(дъ)ят, и возвратися в дом свои славя Б(о)га, и проповедая стню св(я)т(о)го Вячеслава по всеи земли врястеи. И многа же

ина знамениа яже и до нынешняго (л. 290 об.) дне бывают, оу с(вя)т(о)го м(у)ч(ени)ка яже Б(о)г творит по м(и)л(ос)ти Своея. Емуже есть слава и держава с С(ы)ном. И Д (у)хом С(вя)тым. н(ы)не и пр(и)сно и во веки веком, аминь138

Приложение I (к примечанию на стр. 2). (Из предисловия к первому тому «Fontes rerum bohemicarum», XV–XVI). Гумпольдово жизнеописание Вячеслава, князя Чешского (стр. 146–166).

Об этой легенде трактовалось в многочисленных сочинениях, особенно же об отношении ее к так называемой легенде Xpистиана. Это жизнеописание св. Вячеслава было написано по повелению императора Оттона (973–983) и ранее было не безызвестно. Бальбин послал Болландистам139 список его из рукописей Пражской капитульной библиотеки, а Папеброх сделал для себя иной список из рукописей коллегиальной библиотеки св. Войтеха (Адальберии, в Ахене, о котором говорят, что он может быть отнесен ко времени 600, даже 700, лет тому назад (ср. Acta sanct. ad 28 Sept.). Но так как Болландисты имели у себя Христианову легенду, которой придавали наиболее доварию и не напечатали жизнеописания, о котором идет речь, а поместили только некоторые места из него в примечаниях, то Добнер (Ann. Haj. Tom. 3, стр. 579–581) старался показать, что легенда эта важнее, чем так называемая Христианова. Что совсем неудалось Доблеру, то сделал проницательный и критический ум Добровского: посредством сравнения всех латинских легенд между собою Добровский доказал, что все они происходят из одного общего источника, а именно из легенды, написанной по повелению императора Оттона. Наконец в Вольфенбительской библиотеке в 1823 году Георг Генрих Пертц нашел великолепную рукопись конца 11-го или начала 12-го в., писанную по приказанию некой княжны Геммы или Эммы (ср. Archiv der Geselischaft fur altere deutsche Geschichtskunde V, стр. 135 и 665, и Verhandlungen aer Gesellschaft fur vaterlandischen Museums in Bohmen v. Iahre 1824, стр. 75–80), где назван пo имени и автор, а именно – «Gumpoldus Mantuanus episcopus». Но так так Гумпольд не находится ни в одном списке мантуанских епископов, то Палацкий как бы мимоходом заметил, что следовало бы исследовать, не тожественна ли эта личность с Гильдиболдом (Удельбалдом), ранее королевским канцлером, потом епископом Вормским, который, быть может, некоторое время был также епископом в Мантове (Wurdigung der alten bohm. Geschichtsschreiber, стр. 294). Бюдингер указал документ, удостоверяющий, что действительно Гумпольд за время царствования Оттона II был епископом в Мантуе, а именно был преемником приблизительно епископа Мартина. В то же время Бюдингер старался доказать, что составление легенды сделано Гумпольдом в 981 г., на том в особенности основании, что пролог легенды относится будто к диспуту между Гербертом и Отрихом, происходившему в конце 980 г. или в начале 981 г. С этим доводом, однако, не соглашается Ваттенбах и думает, что Гумпольд мог написать жизнеописание еще и раньше учреждения епископства в Праге, о чем он упомянул бы, если бы оно существовало. Из всего этого вытекает наверно лишь то, что автором был мантуанский епископ Гумпольд и что легенда написана за время царствования Оттона II. Мы позволяем себе высказать предположение, что, может быть, в то время, когда шла речь об учреждении пражского епископства, и дан был повод к составлению данного жизнеописания.

Что касается издания этой легенды, то значительные отрывки ее напечатал Добнер (Annales Haj. Ill, 488–593) по рукописи пражского капитула. Добровский обнародовал ее в целом виде (Krit. Versuche etc. III, Wenzel and Boleslaw, стр. 53–119) с многочисленными критическими примечаниями и объяснениями.

Превосходное издание мы имеем у Пертца в Mon. Germ, hist. VI, 211–223. Пертц воспользовался для своего издания следующими рукописями:

1) Вольфенбютельскою, прекрасною и великолепною, писанною в конце XI или в начале XII в. и разукрашенною изображениями. Рукопись эта писана по приказанию княжны Геммы (Hunc libellum Hemma venerabilis principissa pro remedio animae suae in honore beati Vencezlauvi martyris fieri jussit). Рукопись, что касается чтения, местами попорчена, больше всего вследствие невежества писца, но потому-то, в действительности, она и самая надежная, так как поправки умышленно не делались.

2) Брюссельскою рук. № 9289, которая некогда принадлежала костелу св. Лаврентия в Люттихе. Рукопись пергаменная, писана в начале XII в. Кроме жития св. Вячеслава, писанного Гумпольдом, в ней есть жизнеописания св. Трудона, Пигмения и св. Эвальда. Рукопись эта содержит в себе хороший текст, но по местам исправленный с пропусками, чего по-видимому требовали тогдашние отношения. С этою рукописью во многом сходна:

3) Рукопись Пражского капитула второй половины 14-го в., по которой сделало издание Добровским. Приписываемые св. Вячеславу чудеса, которые совершалось в 1091 и 1092 г., взяты однако у Косьмы и являются позднейшею прибавкою.

4) Болландисты имели список этого жития из Aхена; однако в настоящее время неизвестно, где этот список находится.

5) Питтер писал об одной рукописи, которая хранилась в Брне и в которой находилось жизнеописание св. Вячеслава, оканчивавшееся 19 главою, т.е. рассказом о кончине св. Вячеслава. Где в настоящее время хранится эта рукопись, неизвестно.

Наконец, Пертц для своего издания воспользовался некоторыми извлечениями из Мюнхенской рукописи, писанной в конце 10-го века, которые, впрочем, не представлялись ему очень важными, но которые однако показывают, как в течение нескольких лет одна и та же вещь в другой раз передавалась иначе.

Для нашего издания мы пользовались превосходным изданием Пертца.

Приложение II ( к стр. 2). Описание рукописи Пафнутиева Боровского монастыря № 623.

Сборник, принадлежавший Пафнутиеву Боровскому монастырю140 (Калужской Епархии), F°, на 521 л., писан правильным полууставом к. XVI века, на бумаге с разными водяными знаками (из них преобладает трилистник с коротким стеблем).

Состав сборника следующий:

1) Л. 1–56 об. «Житие с(вя)т(о)го с(вя)щ(е)ном(учен)ика Климента еп(иско)па ри(м)скаго оуч(е)н(и)ка с(вя)т(о)го ап(ос)тла Петра»: «Климент, Иакову г(осподи)ну еп(иско)пу. И еп(иско)по(м) еп(иско)пу, сблюдая я в иерлме с(вя)тую христианскоую ц(е)рк(о)вь...»

Сокращение так называемых Клементин,–Epitome de gestis S. Petri. На латинском и греческом языке у Котeлерия Patres apostolici, t. I, 755. У Migne, Patrol., scr. gr., t. II, 469. Конец, где описывается жизнь Климента noсле поставления в епископы, сокращен, но прибавлено сказание о перенесении его мощей из моря в Корсунь (Описание рукописей Соловецкого монастыря, наход. в библиотеке Казанской Духовной Академии, ч. II, Казань, 1885, стр. 406).

2) Л. 57–61 об. «Иоан пр(есвя)того архиеписк(о)па Константина гра(д) Златаоуста беседа гл(агол)ана в Антиохии. В ве(т)сеи нарицаемеи ц(е)ркви сущу тому попу. О бесчинстве свержениа капищема Фео(до)сиа до(б)рочтивого ц(а)ря великого. И о слове ап(осто)ла. богаты(и) заповедаи в нынешне(м) веце и о лихоимстве»: «Что реку и что взглаг(о)лю. Слез настоящее время а не словес. плача а не речии...»»

Вторая беседа из Андриатиса. Об изданиях и переводах его см. в первой части Описания рукописей Солонецкого монастыря, находящихся в библиотеке Казанской Духовной Академии, Казань, 1881, стр. 261. – Описание славянских рукописей Московской Синодальной библиотеки, II, 2, М. 1S59, стр. 111 и след. № 126 и друг.

3) Л. 62 –105 об. «Житие и бытие с(вя)т(о)го о(т)ца н(а)ш(е)го Феодосиа, архиман(д)рита всея пустыня, я(ж) по(д) с(вя)тым Х(рист)а Б(ог)а нашего градо(м) списано о(т) пр(е)п(одо)бнаго Фе(до)ра еп(иско)па патрьска бывшу того оуч(е)н(и)ку»: «Требное и неразлучное единосущие, и Б(о)жество и ц(а)р(с)тво. и сила О(т)ца и С(ы)на и С(вя)т(а)го Д(у)ха...»

См.: Н. Usener, Vita S. Theodosii, programm. Bonnens. ianuar. 1890; H. Usener, Der heilige Theodosios, Leipzig, 1890; K. Krumbacher, Studien zu den Legenden des h. Theodosios, Sitzungsberichte der philos.-philol. und histor. Classe der K. bayer. Akademie der Wissenschaften, Munchen, 1892.

4) Л. 105–120 об. «Слово обличите(л)но о(т) части латынскаго злословиа. В немже и на Алманака, иже взвелеречева потопа всемирнаго быти, и(же) некогда поминаемы(х) губите(л)неиша. Максима инока с(вя)тыа горы»: «Просто слово и не ухищренно. Не за(же) просты(х) неки(х) и малого достоины(х) хоще(т) повествовати...»

См. Сочинения преп. Максима Грека, изданные при Казанской Духовной Академии, ч. I, изд. второе, Казань, 1894. стр. 365 – 387.

5) Л. 120 об.–123 об. «Максима инока о(т) с(вя)тыи горы. Послание к Николаю Немочиноу.»

См. Сочинения преп. Максима Грека, изданные при Казанской Духовной Академии, часть I, изд. 2-ое, Казань, 1895, стр. 273 – 277.

6) Л. 124 об.–124 об. «Того(ж) к Фео(до)ру Ивановчю Карпо(ву)»: «Cлыша о(т) неки и твоя светлость со(т)ведеся, Николавевы(м) и Власиевы(м) неведением...»

Конец.: «О(т) ва(с) бо и сие на на(с) изгласися»

7) Л. 123 об.–125 об. «Послание Фео(до)ра Карпова. К старцу Максимоу Стогорскомоу»: «Г(осподи)ноу Максиму иноку. Фео(ор) Иванов с(ы)н Карпов чело(м) бье(т). не по(до)баше было тебе о философе...»

Конец: «аще и на(м) поздравлениа не писа(л) еси»

8) Л. 125 об.–126 об. «Г(осподи)ноу Феодороу Ивановичню Карпову. Макси(м) инок радоватися о Х(рист)е»: «О любви оубо твоеи я к на(м), и бл(а)го(м) оустроени я(ж) изначала показа еси...»

Конец: «аз инок есмь паче все(х) невежа».

Bсе три послания на лл. 123 об.– 126 об. до сих пор были неизвестны. Приготовлены нами к печати.

9) Л.126 об.–141 об. «Изложение о(т) части пребываниа о чина. соищи(х) во с(вя)теи горе с(вя)теиши(х) манастыре общи(х), и гл(огол)емы(х) особны(х). и о(т)части сказание. яко не о(т) ч(е)л(ове)е, ни(ж) ч(е)л(ове)ки но о(т) б(о)ж(ес)твеного промышлениа и помощи. Соблюдается гора она до д(е)нь»:

«Поне обо крепкое и многохвалное г(оспо)дьство твое, в царе(х) богоч(ес)тивеишии, и самодержче б(о)ж(ес)ственеишии Москвы...»

Конец:«Василиа Ивановича палеолога. (Затем другою рукою (или дугими чернилами) мази(м) многа(х)»

10) Л. 142–146 об. «И во с(вя)ты(х) о(т)ца нашего Григориа архиеп(ис)к(о)па Нисского во е, О(т)че нашь и(же) еси на н(е)б(е)се. Слово в.е. »: «Егда приведе великии Моисии в таино оучение к горе»

11) Л. 147–149 об. «Зде истерялося две тетрати. А слова два. А и то что переводи не полно. (Затем несколько строк не писанных, а далее) четвертого слова в коне(ц), во е хле(б) на(ш) насу(щ)ны(и)»: «Сие же последнее ч(е)л(ове)чки злы яко да оубо ничто(ж) будет о(т) си(х)...»

12) Л. 149 об.– 159. «Тогоже. И сотави на(м) долгы наша яко и мы оставляе(м) должнико(м) наши(м). Слово. е.»: «Прииде проходя слово на самы добродете краинеишее. по(д)писоуе(т)»

13) Л. 159–162. «Слово воспоминатетено о житии и скончании с(вя)т(о)го ап(осто)ла и ев(анге)листа Ма(т)фея. списа(н) бл(а)ж(е)ны(м) Симеоно(м) Метофрасто(м) переведе(и)ся Ма(кс)имо(м) греко(м)»: «Оуже бо данную на(м) о(т) сздавшого на(с) запове(д) храняще»

Об этом слове см. в труде А. И. Соболевского: «Переводная литература Московской Руси XIV–XVII веков», Спб. 1903, стр. 268.

14) Л. 162 об. «С(вя)т(о)го Нила Синаискаго о снедии и питии. Слово. А(ми)нь.» «Иже по е(сте)ству пища, на(м) жи и животны(м), та повелена бы(сть) о(т) Cодетеля...»

15) Л. 162 об.–163 об. «Тогоже о снеди и питии. Слово. В(о) (Иисус)и.». «Толико вро(ж) н(ебес)не несытое горлобесие.».

16) Л. 163 об. «Того о покаании и исповедании. Слово. Д(уховн)и»: «Его бо обрящу тя, такова тя соужу, ре(че) Б(ог)...».

17) Л. 163 об.–164 об. «Того с(вя)т(о)го Нила Сианскаго о покаании. Слово. ни»: «Велика оуко е покааниа сила. Я на(с) яко сие сделовае(т)...».

18) Л. 164 об.–167. «С(вя)т(о)го Касиана Римлянина о разсужении.»: «Поне в долготу толико слово распростре наша...».

19) Л. 167–188 об. «Пр(е)п(одо)бнаго о(т)ца нашего Касиана Римлянина о злобных осми(х) помысло((в). А о чревообьадении»: «Пре о воображении общи(м) житиа(м) счин(е)ише слово».

20) Л. 189–199 «Сие м(у)ч(е)ние и греческиа книги преведе(ся) Максимо(м) иноком(м) из с(вя)тыи горы из манастыря Бл(а)говещениа пр(есвя)тыа Б(огороди)ца нарицемаго Ватопе. М(у)ч(е)ние с(вя)т(о)го Дионисиа Ареопагита. Списано бл(а)ж(е)ны(м) Симеоно(м) Метафрасто(м)»: « Древле оубо в образе(х) беша и надании(х) веры...»

О переводе «Мучения св. Дионисия» см. в труде Л.И.Соболевского «Переводная литература Московской Руси XIV– XVII веков», Спб. 1903, стр. 265. – Перевод издан в Великих Минеях Четиих Археограф. Коммиссею. (Спб. 1870. октябрь, 3. стб. 251–263). Кроме миннейного текста, А. И. Соболевский указывает еще (отрывок) в сборнике митрополита Даниила начала XVI в. Иосиф. № 134, л. 453.

Л. 200–217. «Константина Порфирогенита о Х(рист)е ц(а)ря греческаго, повесть о(т) различны(х) собрана истории, о послане(м) ко Авгарю нерукотворено(м), и бо(же)ствено(м) образе Х(рис)та Б(о)га нашего и како о едеса пренесеся ко всебл(а)год(а)ньствующему семоу. И ц(а)рствующемоу в градех Константиню граду. Предвежеся з греческиа книги Максимом Греком с(вя)тогорским иноком»: «Ие оубо един са(м) непостижим(м) бе соприносущныи О(т)цу бе слово».

О переводе этой повестн, списках и изданиях ее см. в книге А. И. Соболевского «Переводная литература Московской Руси XIV–XVII веков», Спб. 1903, стр. 265.

22) Л. 217–231. «Макси(м) ино(к). Г(осподи)ноу Фео(до)ру Иваночню Карпову ра(до)вати(ся)»: «Прочет е ко мне твое послание г(господи)не Фео(до)ре карне оудивися тобою о словеси различии...».

См. Сочинения преп. Максима Грека, изданные при Казанской Духовной Академия. I, изд. 2-ос, Казань, стр. 278–301.

23) Л. 234–253. «Слово на латино(е) яко не ле(т) е ни единомоу приложити что или оу(я)яти в Б(о)ж(ес)твено(м) исповедании непророчиныа хр(ис)тианскиа веры. Сложижеся (л. 234 об.) Максимо(м) Греком иноком»: «Меда гл(агол)ю(т) врачестии с(ы)н(о)ве съественою сла(до)стию своею».

См. Сочинения преп. Максима Грека, изданные при Казанской Духовной Академии, ч. I, пзд. 2-ое, Казань, стр. 188–213.

24) Л. 253–263 об. «Изложение. Начало словес втои(х) истина и в век вся соу(д)бы правды твоеа, оутешителевы свет совещателны(х) глав ко ц(а)рю Иоустиану. Слово Агапито(м) диаконо(м) с(вя)теишиа Б(о)жиа великиа ц(е)ркви; ихже начаток сти(х). Сице имеа б(о)жественеишему и бл(а)гоч(ес)тивеишемоу ц(а)рю нашему Иоустиану, Агапит меншии диакон; Глава, а(минь).»: «Ч(ис)ти всякиа превыше имеа достоиньство о ц(а)рю, ч(ес)твуеши паче все(х) сему тя...».

25) Л. 263 об.–285 об. «Касиа ц(а)ря гре(че)скаго. главизны оуч(и)т(е)лны И(ису)с к с(ы)ну своему ц(а)рю Лву. Имуще краегранесие сице Василие о Х(рист)е ц(а)рь греческии, Лву взлюбленному с(ы)ну, и сц(а)рствующему; о добродетели о и оучении. Глава. А(минь)»: «Житию полезна некаа вещь, и целом(уд)рена и попешителна, не токмо ц(а)рем...».

О старших списках этих главизн см. в исследовании А. И. Соболевского «Переводная литература Московской Руси XIV–XVII веков», Спб. 1903, стр. 20.

26) Л. 285 об.–286 об. «С(вя)т(о)го Нила Синаискаго о покаании слово. ни»: «Велика е покааниа сила. Я на(с) яко сие сделовае(т), и яко волиу оубеляе(т)... ».

Конец: «Cп(а)си раба твое(го) в(ели)ко оуповающа на тя».

27) Л. 286 об.–287 об. «Велика Макариа, како подобает быти иноку, сло(во), Д(ухови)»: «Помышляю чада. Да по моему нраву, я сице должен инок».

Конец: « разве еще вждався испьеши воды».

28) Л. 287 об.–288 об. «Никиты Стифата м(учени)е»: «О(т) иже во сие(х) мечтаемы(х). Ово оубо и су(т) сониа о возрениа...»

Конец: «никое(и) попечение настоащиа жизни. ихже долгое безмедие».

Сравн. мое Oписание рукописей Кирилло-Белозерского монастыря, составленное в к. ХV века, Спб., 1897, стр. 310.

29) Л. 288 об.–290 об. «Великаго Макария слово Г(осподне)»: «Аще кто исше(д) о(т) свои(х), и (т)рекся мира сего. И пищи мира изменися...».

Конец: « и суетнаго мнениа и(х) и кичение».

30) Л. 291–316 об. «В лето 1385 с от Ч(ислениа) Г(оспода). Преведенаго бы(сть) сие слово о(т) гречески(х) книг на русскиа Дмитрие(м) Зографо(м) Прем(уд)раго Георгиа Писи(ди)та хвала к Б(о)гу. О сотворении сеа твари еилогисои яко возвеличишася дела твоа (Господ)и вся пр(е)м(уд)ростию сотвори(л) еси». : «О всякого дела, и Бог(о)лива словесе. И язык и оу(м), и пища и с(е)р(д)це.»

О греческой поэме Георгия и её переводе см. статью И. А. Шляпкипа, Георгий Писидийский и его поэма о миротворении в славяно-русском переводе,1385 года. Спб. 1890 (из Журн. Мин. Нар. Просв. 1890, июнь).

31) Л. 316 об.–318. «Послание Доминика архиеп(ис)к(о)па Венетинска(я) е посла к с(вя)теишему патриарху великиа Антиохиа, Кир Петру. О опресноку и о прочи(х) свои(х) »: «Превысокаго пр(ес)т(о)ла, е(же) во Антиохииско(и) ц(е)ркви первопр(ес)т(о)лному. »

Об этом послании см. в исследовании Л. Попова: «Историко-латературный обзор древне-русских полемических сочинений против латинян» (XI–XV в.). М. 1875, стр. 134–136.

32) Л. 318–329 об. «Описание с(вя)теишаго патриарха Петра, к Доминику архиепи(ско)пу Венедискомоу. Противоу писанию его. Посланному.»: «Ч(ес)тному и равноагг(е)льеному вл(ады)це, и д(у)ховному брату нашему.».

См. у А. Попова, о. с., стр. 136.

33) Л. 329 об.–330 об. «Германа патриарха к латином»: «Познавше оубо взлюблении истинное православие, е(ж) е живо(т) и просвещение»

Об этой полемической статье см. о. с., стр. 151–154.

34) Л. 331 об.–332. «Исповедание Папы Ри(м)скаго, е принесоша о(т)ветници его нарицаемии Фременурии, ко с(вя)теишему патриарху Константина града Кир Герману. и(м) и сами они записаша оума и(х) при бл(а)гоч(ес)тиве(м) ц(а)ри Иоанне, ватаци»: «О(те)ц его совершен бе в себе. С(ы)не Е(го) совершен бе, о(т) О(т)ца рожен...»

Об этом трактате см. в исследовании А. Попова, о. с., стр. 148.

35) Л. 332–354 об. «О(т)вещание с(вя)теишаго патриарха Кир Германа. И с(вя)щеннаго его собора к посланны(м) о(т) Папы Фременуре(м). и иже с ними латином»: «Рците на(м) о чт(е)нии о(т)ветницы с(вя)т(о)го Папы. еда и не исповедае(т) яко и о(т) с(ы)на.»

См. в исследовании А. Попова, о. с., стр. 149–151.

36) Л. 355 и об. пустой.

37) Л. 356–361. «Слово с(вя)т(о)го Григориа Б(о)гослова еп(иско)па Наизианьскаго о Мелетии еп(иско)пи на(д)горбное»: «Г(лаг)олют неции о се(м) слове яко Григорие(м) Нис(с)ки(м) решися ему, инии же Златаоустову быти реша слово, того бо г(лаго)лю(т) похвалами поч(т)еша великого Мелетиа. Взрасти на(м) число ан(ге)льское. Новыи ап(осто)л нареченни с ап(осто)лы...»

См. Migne, Patrol, sor. gr, t. XLVI, 851. В славянских рукописях встречается и с именем Григория Назианзина, и с именем Григорием Нисского (См. напр. Описание рукописей Соловецкого монастыря, находящ. в библ. Казан. Дух. Акад., ч. II, Казань, 1885, стр. 218 п. 416).

38) Л. 361–371 об. «Патерик».

«Поведаху неции о Авве о(т)ци Агафоне. Яко тща(ше) творити всяку запове(д)...»

Конец: «и обрати плевае в воду чтов. И ицеле с(вя)ту.».

39) Л. 371 об.–372 об. «Проло(г) о с(вя)те(м) Вячелаве м(учен)це Х(ристо)ве»: «Се на(с) поистине роды многообра(з)ныа»

См. выше стр. 1–9.

40) Л. 372 об.–386 об. «Книги о ро(де). И о страсти. Септеврия. кн(язя) с(вя)т(о)го Вячесла(ва)»: «О(т) перваго все(х) верны(х). оученаго оуставлениа. пагубному.»

См. выше стр. 8–77.

41) Л. 386 об.–431 об. «Патерик с Б(о)гом иборная слова вкратце о(те)ческих пооучениа житиа их»: «Рече Иоан Зла(то)уст. Седящу ти чтении слове(с) Б(о)жии(х)... Брат некто живыи в киновии оунываа в оучении. Впрооси о(т)ца своего гл(аго)ля...»

Конец: «Бра(т) странствова впроси старци гл(аго)ля... ктому его не имаши ведети»

42) Л. 432–435. «Все с(вя)щенно Писание разделяеся в (д)ва Завета: сиире(ж). в Ветхии. и Новыи. Ветхии Заве(т) вводи(т) чтущи(х) к боязни страха мук. И продолжи(т)ся о(т) начала книги, да(ж) до ев(анге)лии, и разделися в четыре части. Сире(ж) законную, историческую. Первая часть законная сдержи(т)ся в пятеры(х) книга(х) Моисеова. И г(лаго)лются законныа. поне(ж) в ни(х) и суды оусты Б(о)жиими н(а)реченые в(з)вещаются. И суть сии»:

«Гл(а)вы к н и(г) В е(т) х а г о зав (е) т а

Перваа книга рожениа. сире(ж) бытиа. бесседует же о створение мира...»

Об этой статье см. Описание славянских рукописей Московской Синодальной Библиотеки, Отд. I, М. 1855, стр. 9.

43) Л. 435–467 об. «Гл(а)вы. а. Книгы. а(минь). «О створении мира и всеа твари. И о деле(х). (Иисуса Христа). днеи...»»

Конец (Маккавейской книги): «еи. Како Никанор Июду Маккавеа воева и одолене о(т) Июды и оубиен»

44) Л. 468–470. «Полихрона о Иове. Неявление слову е(м) в Б(о)жии(х) книга(х), многи има(т) вины. первая(м), яко в(с)е язы(к), в ине язы(к) прелагае(м), погубляе(т) свое сставление...»

Сравн. Описание слав. рукописей Моск. Синод, библотеки, отд. I, М. 1855, стр. 59 – 62; отд. И, М. 1857. стр. 55, А. И. Яцимирский, Из истории славянской письменности в Молдавии и Валахии XV–XVII вв. (Памятн. Древн. письм. и искусства, CLXII, Спб. 1906), стр. LXI–LXII.

45) Л. 471 – 196. «Книга гл(аго)лемая Ио(в). гла(с). а(минь).»: «Мои ибе в земли Хус имене(м) Ио(в) бе ч(е)л(ове)к тои истинен, непорочен...»

Тот же перевод, что и в Синодальных рукописях, рассмотренных в Описании славянских рукописей Московской Синодальной Библиотеки (отд. I, М. 1855, стр. 57 и след.).

46) Л. 498 – до конца– 520. «Житие и жи(з)нь и в с(вя)ты(х) о(т)ца наше(го) Григориа Б(о)гослова. Архиепископа Константина града. Списано Григорие(м) оуч(е)ником его»: «Сзывает оубо на(с) о мужие Григорие великыи, и Б(о)гословиа тезоимениты(и) на д(у)ховное гощение слове(с)...»

См. Migne, Patrol, ser. gr., t. XXXV, 243.

Приложение III (к стр. ХV и 60). Отрывок легенды «Crescente fide» и латинское cлово на перенесение мощей св. Вячеслава (по рукописи XIV века).

Издаваемые тексты заимствованы из Бревиария XIV века Пражской Университетской библиотеки sign. VI G. 17. (К сожалению, рукопись эта – плохой сохранности). Копия их получена нами при любезном содействии проф. И.С.Пальмова, которому приносим свою искреннюю признательность.

Отрывок легенды «Crescente fide», находящийся в Пражском Бревиарии, по мнению проф. I.Пекаржа, принадлежит к группе списков чешской редакции (о. с., S. 34.).

А.

Fol. 526(b). Crescente fide Christiana in diebus illis nutu dei dux Bohemorum nomine Borivoy una cum exercitu et omni populo suo sortes ydolorum abiciens baptizatus est emsque filius Spitignens condidit ecclesiam in honorem sancte dei genitricis Marie, aliamquoque in honorem sancti Petri principis apostolorum fabricavit. (Следуют латинские стихи, мелким почерком писанные).

...

Venceslaus dux sancte virtutum stans in

acie decoratus victoria cuius finis est gloria

in coelesti militia. Vitans puerilia tendens

ad utilia mundi caleat gaudia.

...

Cum prefatus vir venerabilis visu transisset de hoc seculo omnis populi, qui eius fuerant subjugati imperio | congregantes se clegerunt fratrem eius iuuiorem nomine Vratislaum et principem sedere fecerunt pro eo. (Следуют стихи):

...

Sacra frequentat linuna, necte surgit media callis

ferens gravamina cruentat vestigia. Vir plenus

sacro flamine de pedum suorum sanguine

...

Qui et in religione christiana magnopere perseverabat, qui etiam construxit ecclesiam in nomine sancti Georgii martyris Christi. Huius filius maior beatus Venceslaus dei instinctu ab

ineunte etate semper desiderabat discere literas. Quem pr... (rasura) in urbem nuncupatam Budetz ut ibi disceret psalterium a quodam reverendo presbytero nomine Uceno. (Следуют стихи).

...

Nocte surgens agrum petit cum cliente spicas metit

terit mollit et hostias coquens dat per ecclesias

ut agantur misteria promissarum sollempnia.

Hinc de ortis unas demit et in nase mundo pre-

mit. Carnem terens in edia procul fit aviciis

et sub veste regia utitur liciis. Signo cru-

cis hostes cedit factus duci subditus cuius turbia

leta redit defensata celitus. Spiritu prophetico vir

sanctus florebat dum verbo ueridico prodi-

cebat.

...

Tunc beatus Vencezlaus capaci mente gratanter cepit discere literas de die in diem melius meliusque. Postea autem obiit pater eius nomine Wratizlaus dc hoc mundo. Interea conveniunt omnis populi regionis illius et elegerunt | beatum Wencezlaum et sedere eum fecerunt in t throno ipsius. (Следуют стихи):

...

Infantes emit gentiles sorvituti deditos

et eos facit heredes fidei christiani per-

ditos. Sancte dat se largitati servos emens

libertati.

...

Tunc predictus illustris puerulus permanens in principatu minime discessit a disciplina. Fidelis namque erat et sapiens et verax in sermone et iustus in iudicio. (Следуют стихи):

...

Crucis cultor progredi crucis ornatus iubare

qui turbis celi cingitur celesti plenus nectare.

Cesar stupore rapitur furoris nexu solvitur throni

gaudens compare.

...

Et cum iudices illius aliquem condempnare voluissent ad mortem statim occasionem aliquam faciens exiebat foras memorans hoc, quod minatus est dominus in evangelio: nolite condempnare et non condempnabimini. Carceres quoque confregit et omnia patibula succidit.

...

Sors Abelis figuravit, quod sanctus dux trium-

phavit, ictus fratris gladio. Cuius cruor proclamavit

scelus dum negavit quovis tingi studio. Frater

fratrem nece stravit et occisum coronavit Christe

mox in gaudio. Cursu tandem conservato milia-

rum stadio cultu Christi propagato sortem subiit

martyrii. Ad cursum hostium faciens ...

fugit ad ecclesiam querens illis gratiam. Hinc

prostratus in limine orans exclamat ad deum

in manus tuas domine commendo spiritum

meum.

Б. In translationе sancti Vencezlay ad vesperas.

Fol. 463a

Corpus sacratissimi martyris sepultum in ecclesia sancto- (453b)

rum Cosmae et Damiani. Triennio Bolezlav in oppido requievit.

Ut per gloriosa beati ducis nuta divina largitas perstitit debilibus et infirmis multa beneficia. Revelatum quoque fuit pluries infra cursum predicti corporis quibusdam deo dignis curis et mulieribus ut corpus sanctissimum transferre? in ecciesiam sancti Viti ab eodem principe beato quondam fabricatam in civitate pragensi. Quod cum sevissimo plurimo innocuisset Bolezalo iam duci Bohemorum, vehementer obstupuit et sine mora quibusdam ad se vocatis mandavit... transferri corpus fratrum

addens in preceptis quod si non fuit delatum corpus sacratissimum ad locum prenominatum ante matutinum crepusculum omnis capitali plecterentur sententia. Cupientes igitur milites ad | effectum perducere mandata sui ducis, castellum Bolezlav... (454a)

cicius adveniunt ecclesiam intrant cum sacerdotibus et paucis religiosis. Sepulchrum aperiunt corpus sanctum venientes levant de tumullo. Mira flagrantia profunduntur et ut corpus lintheis involutum fuerat... discoopertum... consideratum vehiculo corpus inponunt et statim eadem node usus Pragam iter corripiunt. Venerunt itaque ad quendam rivulum Rokytniczie dictum, cuius fluenta ex nimia inundatione ripas suas preterfluxerat et campos propinquos louge lateque occupan...

Qua propter illum transire non valentes remotius astiterunt et orationem incubuerunt gementes atque dicentes: о beate Ventzeslae, miserorum exauditor pie, exaudi nos miseros in hac angustia constitutes et a periculo mortis iminentis nos clementer liberare digneris. Surgentes tandem ab oratione viderunt corpus sanctum cum vehiculo et caballis in aliam partem rivuli angelico ministerio translatum unde et... fiducia concepta illesi transvadaverunt. Gratias itaque agentes deo et benedicentes nomen sanctum eius pro beneficiis sancti Venceslai marty-(454b)

ris procedbnt ultius | ad pontem Wlitavee fluminis, quem colapsum ex inundatione aquarum reperientes steterunt nimio perterriti timore velut amentes ac ignorantes quid faciant. Accedentes quoque ad corpus beati martyris volebant illud de loco movere et nequaquam valuerunt. Tunc plures equos vehiculo adiungentes laborant illud aliquantulum movere et penitus nichil perfecerunt. Procidunt in facies suas cam gemitu et lacrimis implorantes dei misericordiam et sanctum Vencezlaum in auxilium suum invocantes voce dicunt omnis una: O gloriose pater et patrone noster exaudi nos miseros tue gratis consolationem inflebiliter petentes et apetentes a presenti angustia pietate solita nos digneris eripe. Далее: Omelia. Si quis vult...

* * *

1

В 1908 году этот сборник (равно как и другая рукописи Пафнутьева Боровского монастыря) передан в библиотеку Архива Свят. Синода (в С.-Петербурге).

2

Павел Строев, «Описание рукописей монастырей Волоколамского. Новый Иерусалим, Саввина Сторожевского и Пафнутьева Боровского». Сообщил Архимандрит Леонид, с \ предисловием и указателем Николая Барсукова. Спб. 1891.)

3

Архим. Леонид, «Обозрение рукописей и старопечатных книг в книгохранилищах монастырей, городских и сельских церквей Калужской eпархии» (Чтен в Общ. Истории и Древностей Росс. при Моск. Университете, 1865, т.4, стр. 1–115

4

Сентеврий, сентяврий – Сентябрь, «Месяц сентеврий имать дний 30…», «Святцы» (месяцеслов), http://library.karelia.ru/Resursy/Rukopisnye_knigi/Svjatcy_mesjaceslov/

5

Более подробное описание Пафнутьевского сборника, содержащего кроме сказания о св.Вячеславе и другие ценные статьи, см. ниже в приложении Сведения о рукописи войдут также в состав II выпуска 2-го тома «Описания рукописей, хранящихся в Архиве Свят. Правительствующего Синода»

6

Составители «Описания Соловецких рукописей» относят Четью-Минею № 500, Солов, к 15 веку (к 1494? году), но почерк рукописи и бумага едва ли дают основания исключать эту Четью-Минею из числа книг 16-го столетия.), № 500 Солов.

7

О какой редакции жития, упоминаемой будто бы в Acta Sanctorum, Sept. VII, говорят составители «Описания» решить трудно, так как на стр. 719 мы не нашли указания на редакции жития св. Вячеслава

8

С этим сказанием я ознакомился еще в 1904 году по рукописи Пафнутьевского Боровского монастыря, высланной случайно в Духовную Академию вместо сборника, который был необходим для занятий профессорского стипендиата г. А.Федорова. Сообщение о находке было сделано в заседании Имп. Общества Любителей Древней Письменности, состоявшемся в апреле 1904 года.

«Текст» найденного сказания был сообщен мною проф. Пекаржу [Йосеф Пекарж (Peka)(12 апреля 1870, Малы-Рогозец – 23 января 1937, Прага) ) – чеш. историк, ученик и последователь Я. Голла. С 1897 – доцент, с 1905 – проф. Карлова ун-та в Праге, с 1898 – редактор Чеш. ист. журнала, с 1928 – пред. 1-й секции Чеш. АН. Осн. проблематика исследований П. – история гусизма и Тридцатилетней войны 1618–48. Советская историческая энциклопедия. – М.: Советская энциклопедия. Под ред. Е.М.Жукова. 1973–1982.] по его просьбе, еще до выхода в свет настоящего издания. В своем труде: Die Wenzels-und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians (Prag, 1906, S. 14–51) проф. Пекарж издаваемое сказание обозначает как: «Die altslavische Bearbeitung Gumpolds und der Legende Crescente fide» и так оценивает значение этой переработки: «Fur die Frage der slavischen Kultur und Liturgie in Bohmen (Oder Mа́hren) ist der Fund (легенды) jedenfalls von grosser Bedeutung: er bezeugt den kulturellen Zusammenhang der Cechen mit den Ostslaven noch fur das zweite Jahrhun- dert nach dem Tode Methods und bezugt zugleich die rege Beruhrung der altslavischen literarischen Arbeit mit dem lateinisch-deutschen Westen“ (Prof. losef Pekaf. Die Wenzels-und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians, Prag, 1906, S. 51)

9

БОЛЛАНДИ́СТЫ (лат. bollandistes; франц. Société des Bollandistes), общество учёных-иезуитов. Основано в Антверпене Ж. Болландом (1596–1665). Большая российская энциклопедия.

10

Пертц Георг-Генрих (Pertz; 1795–1876) – немецкий историк, сын переплетчика. Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона. – С.-Пб.: Брокгауз-Ефрон 1890–1907.

11

См. ниже, стр. 80.

12

См. Zur Kritik altbohmischer Geschichte, von Dr. Max Bϋdinger, Wien. 1857 (Besonders abgedruckt aus der Zeitschrift fϋr die osterr. Gymnasien, 1857, Heft II). В сочинении Bacchini («Dell’ istoria del monastero di S. Benedetto di Polirone». Libb. V. Modona, 1696, p 12) Гумпольд называется преемником Вильгельма и предшественником Мартина по Мантуанской кафедре («Gumbaldo successore nel vescovado di Mantova, di Willelmo»)

13

Bϋdinger, о. c, S. 4.

14

Iosef Peka, «Die Wenzels-und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians, Prag, 1906, S. 5, 38–39. – См также ниже, стр 81.

15

Кроме рукописей, которыми воспользовался Пертц для своего издания (список их см. ниже на стр. 81–82), профессор Пекарж (о с., S. 40) перечисляет еще следующие: 1) Passional (ungefahr aus dem Ende des, 12 Jh) в Университетской библиотеке, в Эрлангене (Э́рланген (нем. Erlangen, бав. Erlanga) – город (городской округ, нем. kreisfreie Stadt) в Германии, в земле Бавария, на реке Регниц) (MS 148, liber s. Marie virg. in Halesprunnen), 2) Рукопись Королевской Берлинской

 

библиотеки (MS. theol. oct. 162, 13 века), 3) Brevier, к. XII в. – в Пражской Университетской библиотеке (6Е 13) и т.п. Из сопоставления сохранившихся текстов проф.Пекарж пришел к выводу, что Вольфенбюттельская рукопись, положенная в основу издания Пертца «durch zwei wichtige Einschiebsel erweitert worden ist, und zwar augenscheinlich in Bо́hmen und hochstwahrscheinlich auf Grund der Legend-Christians» (Prof. I.Peka, о c., S. 40). – К сожалению. мы не имели возможности воспользоваться указанными рукописными текстами легенды Гумпольда. Но как можно видеть из примечания Пекаржа на стр. 41 его труда, замеченные им варианты состоять из вставок: в глав 15 – cujus diocesi tota subcluditur Bohemia (см. ниже стр. 42, 23–24) и в главе 26 – nomine Podhiwen (см. ниже стр. 68).

16

Вот, напр., начало Гумпольдовой легенды в славянской передаче: «Се нас по истине роды многообразныа комуждо в роде смертных обычай имеют хитрости и печали имиж сродство им подан образовании силою внутреня бо тогда родом разумети и ныне хитростью словес и повестии кдели како оумом подвиновени разумении досмотрети могли быша и к завету человевескому житию веселы радуются окончати се поистине умом смыслены поправ мирская игрища вышних желает он же ископан на высоту честии горя» и т. д

Без помощи латинского текста едва ли возможно было бы добраться до смысла такого отрывка.

Совсем иным изложением отличаются те места, где славянская версия не следует Гумпольду. Вот пример из дополнения к главе 27-ой: «И орел на соблюдение телеси его на нем (т.е. на повешенном) седящь виден бысть, ог Бога послан вся дни дóндеже висе, дабы

 

и птици не начали его, но и древо сухо на немже б повешен прозябе и ветви распусти» и т д.

17

Tomek, Apologie der а́ltesten Geschichte Bohmens, 1863.

18

I. Kalousek, Obrana Kniżete Vaćlava sv. proti smyšleńkа́m a křivým úsudkům о jeho povaze, 1901.

19

У Гумпольда: «sub regis serenissimi Ottonis fulgente potentia» (cм. ниже, стр. 13); в славянском тексте: «под царем яснейшим готовою областию светящуся» (см. ниже стр. 14–15).

20

Диоцез, епархия (лат. dioecesis ← др.-греч. δι-οίκησις – управление от др.-греч. οἴκησις – обитание, проживание) – церковно-административная территориальная единица в католической, англиканской и некоторых протестантских церквях, во главе которой стоит архиерей (епископ или архиепископ). В Греческой церкви термином διοίκησις обозначают всю территорию, находящуюся в юрисдикции той или иной поместной церкви.

21

Отмеченная выше разность стиля, отделяющая рассказ Гумпольда от его дополнений в славянском тексте, объясняется характерными особенностями изложения, принадлежащими Гумпольду. Уже Пертц заметил, что стиль этот: «weitschweifig, verworren und oft dunkel» (сравн. Bϋdinger, о. c., S. 8

22

К 11-му веку причисляет ее и каталог Мюнхенских рукописей. О. Prof. Iosef Pekař, Die Wenzels-und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians, Prag, 1906, S. 24–25.

23

См. там же: стр. 24 и след.

24

Срав Prof. Рекаř, S. 25–26.

25

Славянская редакция не дает таким образом основания сближать время жизни Гумпольда только с годами императора Оттона II, но говорить о вторичном повелении императора Оттона (написать житие св. Вячеслава). Сравн. Bϋdinger, о. с., S. 3

26

Она повторяется буквально и у Христиана. См.: Iosef Рекаř, Die Wenzels-und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians, Prag, 1906, S. 98.

27

Cм. те жe слова у Христиана (Рекаř, о. c., S 9). У Христина сходство с Гумпольдом продолжается до половины 12-ой главы (до слов: Qua videlicet gratiae).

28

Вариант из рукописи «mnochovskeho» см.ниже на стр.40 в примечании. Отличие этого варианта в I томе «Fontes rerum bohemicarum» теста легенды «Cresente fide» сводится к следующим разностям:

В легенде Гумпольда: Super omnes potentes.

... victor exisieret. Vultu autem fuit procerus...

Blandum habebat cum mitibus eloquium

... sine causa toto amimo vitabat...

В «Crescente fide»:

Super omnes docentes...

.. victor exstitit. Vultu procerus .

Blandum habebat contra milites eloquium sine causa.

29

Сравн. в легенде «Crescente fide»: «Tunc autem frater elus iunior et peior nomine Bolezlavus diabolica fraude deceptus, cum impiis malignum inierunt consilium contra praedictum virum beatum, ut eum perderent. Ipse vero sciebat, et sicut homo in aestu diei foenilem metens sitiet aquam, ita ipse procul de manu fratris sul, quia diligebat eum, et sciebat ob hoc eum minime evadere gehennam porpetuam (Fontes rerum Bohemicarum, t. I, p. 186)

30

I. Pekař, Die Wenzels- und Ludmila-Legenden und die Echtheit Christians, Prag, 1906, S. 110

31

В.В.Францев, Апология св. Вячеслава. Dr. Iosef Kalousek, Оbгаnа knižete Vὰclava svatе́ho proti smyślenkam a křivўm sùdkům о jeho povaze (v Praze, 1901), Извест Отдел. русск. яз. в слов. Имп. Акад Наук, т. 7, 1902, кн. 2, стр. 383 402

32

Об изданиях и изучении этого жития, найденного Востоковым в рукописи Румянцовского музея к 15-м в., см. в труде проф. I. Пекаржа. о. с, S 13–18. См. также. «Dr. Franti`sek Pastrnek, Slovanskа́ legenda о sv. Vа́clavu», v Praze, 1903 и статью И.В.Ягича, «Легенда о св. Вячеславе» в Сборнике статей, посвященных учениками и почитателями академика и засл. орд. проф. Ф.Ф.Фортунатову, Варшава, 1902, стр. 92–108. В статьях Pastrnek’a в И.В.Ягича перечислены и древнейшие глаголические тексты жития.

33

Сравн. выше стр. 39

34

См. ниже стр. 14,2–3 и 15,2 «к попину именем оученоу». В смысле имена собственного, полагаем, здесь употреблено слово «оучен». Сравн. легенду «Crescente fide»: «а quodam presbycero nomine Uenno» (Pontes rerum bohemicarum, 1, p 183). He следует ли заключить, что «Crescente fide» опирается на славянское сказание, и что латинское сказание приняло слово «оучен» в смысле собственного имени? Н. Н

35

А. И. Соболевский, «К хронологии древнейших церковно-славянских памятников» (Известия отделения русск. языка и словесности Имп. Академии Наук, 1906 г., т. 11, кн 2, Спб. 1906, стр. 4). Ср. «Русск. Филол. Вестник», 1900 г. №1.

36

Известия Отд. русск. яз. и слов. Имп. Ак. Наук, 1906, т. 11, кн. 2,стр. 6.

37

Сравн. «Русск. Филол. Вестник», 1900 г. №1.

38

Известия Отд. русск. яз. и слов. Имп. Ак. Наук, 1906, т. 11, кн. 2, стр. 16 (сравн. Prof Pekař о. с., S. 50)

39

См. там же, стр.19

40

«Наши летописи, – говорит А.Д.Воронов, – цредставляют Владимира, еще язычника, в довольно живых сношениях с Чехией одну из жен его называют Чехинею и упоминают о послах чешского князя Ольдриха. Затем, овладев Галицею, Владимир раздвинул свои владения до самых границ Чехии и держал с нею мир и дружбу» (А.Д.Воронов, «О латинских проповедниках на Руси Киевской в 10-м и 11-ых веках». Чтения в Истор. Общесте Нестора летописца. Книга 1, 1875–1877, Киев, 1879, стр. 13) – Прим. Н.Н.

41

Сравн. выше стр. 45.

42

Известия Отдел русск. языка и словесности Имп. Академии Наук. 1906, т. 6, кн. 2, Спб. 1906, стр. 4 и 8.

43

Prof. Pekař, о с., S. 50–51.

44

См Отчеты о заседаниях Имп. Общ. Люб. Др. Письм в 1903–1904 году. Спб 1904, стр. 31.

45

Молитва «на дьявола». Церковно-славянский текст западно-славянского происхождения. С предисловием проф. АИ.Соболевского, Сиб. 1899 См. также «Известия Отдел. русск языка и словесности Имп. Акад Наук», 1906, т. 11, кн 2, Спб. 1906, стр 15–19.

46

Имя Вячеслава на Руси носили: сын великого князя Ярослава Владимировича, родившийся в 1036 году (Лавр.), сын великого князя Владимира Мономаха, упоминаемый в летописи под 1096 годом (Лавр.), сын князя Туровского Ярополка Изяславича, упоминаемый под 1097 годом (Лавр.) и другие.

47

Подстрочные примечания (на стр. 3–77), относящиеся к начертанию букв в рукописях Соловецкой и Пафнутьевской, принадлежат В.В.Майкову.

48

По подскобленному другими чернилами подправлены буквы: В, R и У.

49

«m» переделано из «к».

50

«cе» написано сверху другими чернилами.

51

«с» приписано сверху другими чернилами.

52

«м» написано вм. прежде написаннаго «х».

53

Эти слова написаны на поле другими чернилами.

54

В рукописи было написано «пребывание», а потом исправлено, при чем «три» написано другими чернилами.

55

«е» почти стерто, a «и» написано сверху другими чернилами.

56

«а» вписано другими чернилами по подскобленному.

57

«д» приписано позднее сверху другими чернилами.

58

«м» приписано позднее другими чернилами.

59

Слова, заключенные в скобки, написаны скорописью на поле другими чернилами.

60

«ъ» написано по подскобленному другими чернилами и тем же почерком, каким сделаны приписки на полях.

61

«х» исправлено по подскобленному теми же чернилами, что и выше.

62

«у» написано сверху теми же чернилами, что и выше.

63

«м» и «и» приписаны сверху теми же чернилами и тем же почерком, что и на полях выше.

64

«и» приписано сверху тем же почерком и чернилами, какими сделаны поправки и ранее; «ш» подправлено по подскобленному.

65

«а» написано по подскобленному.

66

«не» приписано сверху другими чернилами и тем же почерком, что и выше.

67

После «не» было написано «пре», но соскоблено.

68

«д» переделано из «п» по подскобленному.

69

«деж» приписано другими чернилами и тем же почерком, что и выше.

70

Слова, заключенные в скобки, приписаны на поле тем же почерком, что и выше.

71

«co» приписано на поле другими чернилами.

72

«м» приписано позднее другими чернилами.

73

«и» приписано позднее другими чернилами.

74

между «т» и «а» написанная буква «р» стерта.

75

«м» приписано позднее другими чернилами.

76

«cе» приписано сверху другими чернилами.

77

«да » приписано другими чернилами.

78

«м» переправлено из «и» другими чернилами.

79

«и» приписано другими чернилами.

80

«е» («Етере») переправлено из «с» («Сетере») другими чернилами.

81

«ъ» переправлено из «ь» другими чернилами.

82

«с» приписано другими чернилами

83

«м» исправлено другими чернилами по подскобленному.

84

«е» вписано другими чернилами.

85

«ъ» написано по подскобленному.

86

«Ио» исправлено по подскобленному другими чернилами.

87

«и» переделано из «e».

88

«ят» исправлено из «и».

89

после «у» соскоблена буква.

90

«м» переправлено из «х».

91

«у» приписано другими чернилами.

92

«п» переделано из «м».

93

«и» приписано другими чернилами.

94

«е» переделано из «а».

95

«ъ» исправлено другими чернилами из «ть».

96

«ъ» исправлен из «ь».

97

«ка» исправлено по подскобленному другими чернилами.

98

Перед «т» соскоблено «со».

99

Приводим здесь примечания, которыми издатель снабдил легенду Гумпольда в «Fontes rerum bohemicarum», t. I. Цифры, поставленный вслед за вариантами, относятся к рукописям, по которым сделано латинское издание и которые обозначены в предисловии к легенде, помещенном в «Fontes rerum bohemicarum». Оно перепечатывается вами ниже, в приложении.

100

Kdy v Mantov ě byl Gumpold biskupem, nedа́ se dřive určitě zjïstiti; nebot v žа́dnе́m staršim seznamu biskupů Mantovských nepřichа́zi toto jmeno mezi biskupy tamnimi, ale v novèjṡi době jest listinami dokazano, že v Mantovè byl skutečně biskupem Gumpold (Gumbaldus). a to za panovа́ni cisaře Otiona II, mezi lety 967 a 985, v kterу́ch se připominaji biskuроvе́ jmena jinе́ho

101

speculаcioni 2.

102

dicto 2.

103

desiderant 2.

104

alia 1.

105

designantes 1.

106

Inc. vita eiusdem 2.

107

germanicis 3.

108

Zyptineus 2. Spitigenu 3.

109

Kostel sv. Jiři na hradě Pražskе́m. vedle nèhož později založen panenský klа́ster řа́du sv Benedikta.

110

Bunsa 1. Budess 3.

111

Ма́ býti Henrici; nebo panovа́ni Německе́ho Krа́le Jindřicha I (919–936) pada zrovna do tе́ doby, když v Cechа́ch knižetem byl Vа́clav.

112

persenciens 2.

113

incepcus l.

114

produxit 2 a 3.

115

prestante 2 а 3.

116

In tempore autem illo multi sacerdotes de provincia Bauariorum et de Sueuia, audientes famam de eo, confluebant cum reliquiis sanctorum et llbris ad eum, quibus omnibus habunde aurum et argentum, crusinas et mancipia atque vestimenta hilariter, prout unicuique opus erat prestabat. Hii quoque omnes magistri mirabantur in doctrina eius. Poterat namque imitator fore psalmistae, qui in sptritu dixit: Super omnes potentes me intellexi, quia testimonia tua meditacio mea est. In cuius etiam raente sola preciosae Margaritae claritas fulgebat, cuique dominus tantam graciam confere dignatus est, ut et prelils victor existeret. Vultu autem fuit procerus, corpore castus, ita ut celebs libenti animo optaret uitam finire. Blandum habebat cum mitibus eloquium, quos autem sciebat in mites et uagantes sine causa toto animo uitabat, jest přidа́no v spracovа́ni rukopisu mnichovskе́ho.

117

tactus instinctu 2.

118

mortalis.

119

Tuto byl biskupem v Reznè od. r 893 až do 10 řίjna r. 930.

120

Kosmas však pravί, ze Kostel sv Vίta na hradè Pražskе́m započal stavèti sv. Vа́clav, ale dostaveni jeho zě stalo za panovа́ni knίžete Boleslava I.Týż podotýkа́, že Kostel sv. Vita vysvе́cen od řezenskе́ho bislcupa (стр. 158) Michaïa, který jsa trětί nа́stupce Tutonův tento úřad zastа́val od r.941–968 neb jak jinе́ zprа́vy tomu chtěji do r. 972 neb 973. Cosmae chronicon Boemorum Lib. I c. 18. Srovnej о roku zasvěcenί tohoto Dobner; Wenceslai Hagek a Liboszan annales etc. Ill, 624 etc.

121

sed ео 2, 3.

122

futurae 2. 3.

123

abunde 3.

124

Dobrovský jmenuje die zprа́vy Kosmovy a Křištanovy potok ten Rokytnice.

125

Это слово написано на поле другими чернилами.

126

Слово приписано позднее другими чернилами.

127

«и erда» приписано на поле другими чернилами.

128

«oу» написано по подскобленному.

129

«ти» написано сверху другими чернилами

130

В рукописи было написано «хотяще», потом исправлено.

131

«ну» приписано сверху другими чернилами.

132

В рукописи после этого слова было написано «и», но потом выскоблено

133

«ы» переделано из «о».

134

[]105] «а» переделано из «о».

135

«ь» переделан из «ъ».

136

Строки, начинающиеся словами «проявляющу» и оканчивающиеся словом «возопиша», в рукописи писаны несколько другим почерком, всего 11 1/2 строк.

137

Со слова «егдаж» начинается тот же почерк, которым писаны выше указанные 11 ½ строк (см. стр. 66, прим. 1-ое).

138

Л. 290– й писан другим почерком более небрежным, чем два предыдущие.

139

Болландисты – католическая конгрегация, состоящая преимущественно из учёных-иезуитов, занимающаяся собиранием, сочинением и изданием Житий святых и манускриптов. Получили название по имени одного из основателей Жана Болланда. Большая советская энциклопедия. Энциклопедия «Христианство, в 3–х томах»,– М.: БРЭ, 1993–1995, 863+671+783 сс.

140

Рукописи Пафнутиева Боровского монастыря в настоящее время переданы в библиотеку при Архиве Святейшего Синода (в С.-Петербурге).


Источник: Никольский Н.К. Легенда мантуанского епископа Гумпольда о св. Вячеславе Чешском в славянорусском переложении. [СПб.], 1909. – 155 с. (Памятники древней письменности и искусства).

Вам может быть интересно:

1. Когда было написано обличительно послание царя Ивана Васильевич IV в Кирилло-Белозерский монастырь? Николай Константинович Никольский

2. Подспудный материализм: по поводу диссертации-брошюры г-на Струве Николай Петрович Аксаков

3. Речь перед защитой [магистерской] диссертации «Нравственное сознание человечества» профессор Николай Гаврилович Городенский

4. К характеристике личности Н. В. Гоголя Петр Михайлович Минин

5. Обзор русских (духовных) журналов. Статьи по Священному Писанию Ветхого Завета профессор Василий Никанорович Мышцын

6. Проект реформы духовно-учебных заведений Павел Васильевич Левитов

7. Полстолетие пастырского служения (прот. С.И. Глаголева) профессор Сергей Сергеевич Глаголев

8. Морское сообщение между Тяньцзинем и Шанхаем архимандрит Палладий (Кафаров)

9. Памяти А. С. Павлова профессор Николай Александрович Заозерский

10. Влияние образования и литературных вкусов времени на язык древних западных христиан профессор Александр Иванович Садов

Комментарии для сайта Cackle