святитель Николай Сербский (Велимирович)

Таинственная книга

Много есть книг на свете, Феодул, воистину много-премного. Если они будут множиться с сегодняшней скоростью, то будет больше учителей, чем учеников. И расколется ум человека от книг, как зеркало разбивается на сотни осколков. И невроз станет главной болезнью человечества. Если бы могло подтвердиться, что чем больше книг, тем больше мудрости, то можно было бы радоваться множеству книг и множеству библиотек. Но это невозможно подтвердить. Напротив, кажется, что и те, кто книги пишет, изливают весь ум свой в книги и живут без ума. Пишется много книг не только в наше время – время быстрой печати и дешевой бумаги, но и в праветхое время писалось много книг. Три тысячи лет назад сказал мудрый царь Соломон: «составлять много книг – конца не будет, и много читать – утомительно для тела». Не знаю, почему только он не добавил: «И губительно для духа»? Главное, говорит этот мудрый царь, изо всего, что ты слышал, следующее: «бойся Бога и заповеди Его соблюдай, потому что в этом всё для человека; ибо всякое дело Бог приведет на суд, и все тайное, хорошо ли оно, или худо» (Еккл. 12, 12–14).

Много книг на свете, Феодул мой, но только одна из них названа Книгой жизни. Это Священное Письмо Божие803. Есть ли какой-нибудь народ на свете, кроме сербского, который эту Книгу жизни называет Письмом? Я не знаю. Может быть, ты знаешь, Феодул? А как раз именно это слово «Письмо» о многом говорит. Когда злой сын удаляется от отца, тогда отец общается с ним с помощью писем. Не говорит с ним, не видит его, а шлет ему письма. Это нечто совершенно обычное в повседневной жизни людей. Между тем самое обычное объясняет то, что необычнее всего. Через грех Адама, Каина и Каинова потомства, Хама и Хамова потомства804 люди возрастали во зле и все больше удалялись и отделялись от Бога, Создателя своего. И Бог больше не принимал их для беседы, как некогда принимал праведных праотцев Ноя, Авраама и Моисея, а посылал им через Своих пророков письма. Все, что от Бога приходит, свято, и письма Божии заблудшим Его чадам святы. Я очень радуюсь, Феодул, что сербы назвали Библию, или Книгу жизни, Священным Письмом. Ведь это название соответствует действительному отношению Бога к людям.

Но сейчас я не стану говорить тебе о Священном Писании, а скажу об одной невидимой книге. Веришь ли ты, Феодул, что существует некая невидимая книга? Если веришь Священному Писанию Божию, тогда должен быть последовательным и верить в таинственную невидимую книгу. Ведь Священное Писание – и Ветхий, и Новый Заветы – свидетельствует о такой книге.

Пророк Моисей упоминает невидимую книгу Божию. Когда евреи отлили золотого тельца и провозгласили его богом своим, Господь хотел уничтожить весь этот народ. А Моисей молился Господу, говоря: «прости им грех их, а если нет, то изгладь и меня из книги Твоей, в которую Ты вписал».

На это Господь отвечает Моисею: «того, кто согрешил предо Мною, изглажу из книги Моей» (Исх. 32, 32–33).

Упоминает эту книгу и царь Давид и называет ее книгой живых. Говоря о насильниках и злодеях, он их так проклинает: «да изгладятся они из книги живых и с праведниками да не напишутся» (Пс. 68, 29).

И еще в другом месте упоминает псалмопевец эту таинственную книгу. Свидетельствуя о том, что Бог все знает и все видит, он говорит:

«Когда я созидаем был в тайне, образуем был во глубине утробы. Зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни, для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138, 15–16).

Пророк Иезекииль видел в видении одну книгу небесную, но, кажется, это не таинственная книга имен и судеб. Он так говорит: «И увидел я, и вот, рука простерта ко мне, и вот, в ней книжный свиток. И Он развернул его передо мною, и вот, свиток исписан был внутри и снаружи, и написано на нем: «плач, и стон, и горе"" (Иез. 2, 9–10).

Пророк Даниил в своем видении видел Страшный Суд Божий, поистине страшный, даже в видении издалека. Видел, как престолы были поставлены и как Старец сел на Свой престол, подобный пламени огня, а колеса его – как разгоревшийся жар. Перед Старцем потекла река, вся из огня, а вокруг Старца предстояли тысячи тысяч и тьмы тем Его слуг; «судьи сели, и раскрылись книги» (Дан. 7, 10).

Ангел, открывавший Даниилу последнее время человеческой истории, начал так: «Я возвещу тебе, что начертано в истинном писании» (Дан. 10, 21). И, описав все несчастья, которые выпадут на долю людей последнего времени, Ангел Божий заканчивает так: «спасутся в это время из народа твоего все, которые найдены будут записанными в книге» (Дан. 12, 1).

Последний ветхозаветный пророк, ангелоподобный Малахия, также говорит об этой таинственной книге: «Внимает Господь и слышит это, и пред лицем Его пишется памятная книга о боящихся Господа и чтущих имя Его» (Мал. 3, 16).

Так написано в Ветхом Завете об этой невидимой книге.

Не меньше упоминается эта книга в Новом Завете. Особенно у апостола Павла и апостола Иоанна Богослова.

Пишет святой Павел филиппийцам о своих сотрудниках, «подвизавшихся», говорит, «со мною и с Климентом и с прочими сотрудниками моими, которых имена – в книге жизни» (ср.: Флп. 4, 3).

Быть изглаженным из этой книги – значит быть отъединенным от Христа и Его Царства. В этом смысле сказаны и слова Павловы о нем самом и о народе израильском: «я желал бы сам быть отлученным от Христа за братьев моих, родных мне по плоти» (Рим. 9, 3).

Святой Иоанн, тайнозритель, в своих видениях, превосходящих все, что когда-либо смертный человек мог увидеть и предвидеть от сотворения мира до конца света, слышал от Христа и эти слова: «Побеждающий облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедаю имя его пред Отцем Моим и пред Ангелами Его»805. Только тот и войдет в Царство и в бессмертную жизнь, чье имя назовет Христос. Об этом свидетельствует и притча о богаче и Лазаре806. Господь не хотел упомянуть мирское имя немилосердного богача, и богач попал в ад. Упомянуто имя убогого нищего Лазаря, и душа Лазаря отошла в Царство жизни и света.

Видение книги. «И видел я в деснице у Сидящего на престоле книгу, написанную внутри и отвне, запечатанную семью печатями»807808. Только Агнец Божий был достоин снять печати с этой таинственной книги. И когда Он снимал их, происходили различные события на земле. Книга исторических судеб народов и людей – не она ли та таинственная книга?

Незаписанные и записанные в книге жизни. Когда перед концом времени появится зверь «с семью головами и десятью рогами»809, видел святой апостол Иоанн, то «поклонятся ему все живущие на земле, которых имена не написаны в книге жизни у Агнца» (Откр. 13, 8). Таинственная книга эта, следовательно, есть книга Агнца, то есть Христова книга.

И снова далее говорит: «и удивятся те из живущих на земле, имена которых не вписаны в книгу жизни от начала мира, видя, что зверь был, и нет его, и явится» (Откр. 17, 8).

Видение Страшного Суда, каким его видел святой Иоанн, согласуется с видением пророка Даниила: «И увидел я мертвых, малых и великих, стоящих пред Богом, и книги раскрыты были, и иная книга раскрыта, которая есть книга жизни; и судимы были мертвые по написанному в книгах, сообразно с делами своими» (Откр. 20, 12)810811.

По совершении Суда Божия являются Иоанну новое небо, и новая земля, и горний Иерусалим – город, полный сияния славы Господней. Никто нечистый не войдет в этот город; никто, кроме Ангелов и праведников Божиих. Ибо говорится: «И не войдет в него ничто нечистое и никто преданный мерзости и лжи, а только те, которые написаны у Агнца в книге жизни» (Откр. 21, 27).

В завершение святой Иоанн предупреждает всякого, кто решится что-либо добавить к его видениям или что-либо отнять от них, и говорит: «и если кто отнимет что от слов книги пророчества сего, у того отнимет Бог участие в книге жизни» (Откр. 22, 19).

До сих пор мы приводили свидетельства пророков и апостолов о невидимой книге жизни. А теперь приведем свидетельство Всевышнего и Всеистинного, свидетельство Самого Господа, для Которого пророки и апостолы были только слугами, трудящимися для спасения человеческого.

Когда Господь, избрав семьдесят апостолов, кроме первых двенадцати, послал их в народ проповедовать Радостную Весть, исцелять больных, освобождать людей от злых духов, они поступили по повелению и выполнили свою задачу с великим для себя удовольствием, ибо, вернувшись, они «с радостью говорили: Господи! и бесы повинуются нам о имени Твоем»812. Так говорили апостолы, полагая, что это самый большой дар, который Бог может дать людям, – побеждать и изгонять бесов. Но Иисус не желает, чтобы их ум задерживался на этом даре властвования над духами зла. Он хочет, чтобы Его ученики и последователи думали о позитивном – о главной цели жизни, о Царстве Небесном, которое есть Божий дар, превыше всех даров. Потому отвечает им: «однакож тому не радуйтесь, что духи вам повинуются, но радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Лк. 10, 20).

Снова, значит, эта невидимая книга и это таинственное записывание имен, причем по свидетельству Того, Кто «сошел с небес»813 и Кто лучше самих Ангелов знает тайны небесные.

Так говорится о невидимой книге в Священном Писании. Но в Священном Предании Православной Церкви существует много свидетельств об этой книге, явленной духу благодатных людей. И даже в наше время есть люди – некоторых из них мы лично знаем, – которые были мертвы и ожили и которые видели книгу имен человеческих в небесном свете пред Старцем (см. мою книгу «Еммануил», часть первая814).

После всех известных свидетельств ясно, что эта книга есть не нечто символическое, но как раз действительное. В существовании этой книги мы никак не можем сомневаться. Ведь если существует небесный град, горний Иерусалим, с воротами, улицами, дворами и престолами и если существуют светильники и кадильницы на небе, то почему не должна существовать и книга? Книга жизни, или книга судьбы? Эта книга не для Бога: и без какой бы то ни было книги Бог всеведающий все знает; все знает и все помнит. Книга означает памятование на небе всего, что происходит на земле: она для людей, не имеющих памятования о Боге. Существование этой пока что невидимой книги не может ставиться под сомнение, даже если она представляется в крайне нематериальном, духовном смысле: по этому поводу ничто не смущает мою душу.

Но, о Феодул, другой вопрос открывается перед нами в связи с этой удивительной книгой. Это вопрос, который иные философы и богословы ошибочно называли вопросом о свободной воле человека. А почему не вопросом о свободной мысли? И вопросом о свободном чувствовании и свободном хотении? Почему только волю принимают во внимание? Думаю, что лучше всего сказать: вопрос о свободе человека вообще. На Западе этот вопрос намного больше дискутировался, чем на Востоке. Судьба и свободная воля человека на Востоке не борются одна против другой, но мирно объединяются. Невидимая книга живых не есть некий фатум, довлеющий над Ангелами и людьми – и над богами, как баснословили многобожные эллины и индийцы, – а промыслительный Божий план спасения людей, ибо сказано, что Бог «хочет, чтобы все люди спаслись и достигли познания истины»815. О том же говорит и Христова притча о пропавшей сотой овце, которую хозяин заботливо ищет, чтобы спасти. И еще сказано о Слове Божием, о Логосе: «Свет истинный, Который просвещает всякого человека, приходящего в мир»816. А если Бог хочет для всех людей спасения и если светом Своим просвещает всякого человека, посылаемого Им в мир, то тогда ясно, что изначально все люди записаны в книге жизни, но имена некоторых или многих изглаждаются из этой книги вследствие их греха против Бога или против ближних и снова вписываются после их покаяния и возвращения на правильный путь.

По восточным понятиям, человек и свободен, и несвободен: свободен определиться, идти ему за Богом или за сатаной, направо или налево. Пока он выбирает и колеблется, он действует сам от себя, по своей свободной воле и разуму. А как только определится, он более не свободен. И эта несвобода, на которую человек однажды решился, не всегда постоянна, неизменна: одно – демонодулия, а другое – феодулия; одно – служить сатане, другое – служить Отцу Небесному. Одно – быть в горьком рабстве у тирана, другое – в сладком послушании Родителю. Одно – рабство, а другое – сыновство. Одно – мрак, а другое – свет. Одно – скрежет зубов, а другое – песнопение и радостное ликование.

Возьмем в качестве примера апостола Петра. Сколько он, следуя своей воле и разуму, колебался то туда, то сюда, пока наконец целиком не прилепился ко Господу! Значимы слова, сказанные ему напоследок воскресшим Господом: «Истинно, истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведет, куда не хочешь»817. Свобода и несвобода; Петр избрал сладкую и благословенную несвободу в границах воли Божией. И Петрово имя было записано в книге живых.

Противоположный пример – Иуда-предатель. И он, должно быть, долго колебался, пока страсть к деньгам совсем не удалила его от Господа. «И после сего куска вошел в него сатана»818, – так закончились его колебание и его свобода. Он стал рабом сатане и пошел исполнять волю своего господина. И имя Иудино изглажено из книги живых. Так стало и с именами всех тех сынов тьмы, что убили Христа Спаса, взяв невинную кровь Его на себя и на детей своих. «Всякий, делающий грех, есть раб греха»819.

Несвобода при совершенной преданности воли Божией в действительности и есть единственно истинная и светлая свобода. В таком состоянии человек чувствует себя как дитя, водимое родителем за руку. Именно потому дитя чувствует себя свободным.

Самый величественный пример совершенной преданности воле Своего Отца явил нам Сам Господь Иисус. И Свое сердце, и мысли, и слова, и дела, и Свою жизнь, и Свои мессианские деяния – все Он приписал Отцу Своему Небесному, от начала до конца.

«Что Я слышал от Него» (от Отца), «то и говорю миру»820.

«Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня»821.

«Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его»822.

«Не ищу Моей воли, но воли пославшего Меня Отца»823.

«Я всегда делаю то, что Ему угодно»824.

«Сын ничего не может творить Сам от Себя, если не увидит Отца творящего»825.

«Я живу Отцем»826.

Ты можешь сказать, что при такой несвободе исчезает личность человека. Не исчезает, но приобретается, ибо говорит Господь Иисус: «Все, что имеет Отец, есть Мое»827. Это свобода не по законническим дефинициям828, а свобода сына в единстве любви с Отцом.

Все это я напоминаю тебе, Феодул, в связи с таинственной книгой. Ведь и Сам Христос связан с ней. По Своем славном воскресении сказал Господь Своим ученикам: «так написано, и так надлежало пострадать Христу, и воскреснуть из мертвых в третий день» (Лк. 24, 46; ср.: Мф. 26, 24).

Так написано в законе, у пророков и в псалмах. Но до этого так написано было, несомненно, и в таинственной книге на небесах, которая Его именем и называется: «книга жизни Агнца»829. И на первой, и на последней странице этой книги записано имя Господа и Спаса нашего Иисуса Христа. Ведь Он Альфа и Омега830. Альфа сотворения мира и Омега спасения рода человеческого. И снова, в каждом человеческом имени в этой книге просвечивает Его имя, «ибо нет другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы нам спастись» (Деян. 4, 12).

Агнец Божий! Таинственная книга, следовательно, Его книга. Он ее составлял до сотворения мира и обещал подписать ее Кровию Своей невинной. Это книга судьбы всего рода человеческого и – Его судьбы. Так благоугодно было Агнцу Божию, согласному с желанием Отца Его возлюбленного и Духа Святаго: Свою собственную судьбу как Человека смешать с судьбой человечества. Какой ужас уничижения и какая слава любви, превосходящей разум!

Судьба не бессмысленная самсара, круговорот жизни, и не немилосердная карма индийская, не знающая ни прощения, ни Прощающего. И самсара, и карма появились по замыслу духа злобы, «человекоубийцы от начала»831, – возможно, танцора Шивы832, чтобы этими ложными понятиями, как густым дымом, застлать от умных очей человеческих Отца света и любви. Ведь ни от самсары, ни от кармы нет спасителя, поскольку и сами боги, по индийской философии, вращаются в их круговороте, как у древних греков все вращается на веретене Ананки833.

Совсем иное – христианская судьба. И иное – книга судеб людей и народов. Эту книгу держит в руках не Немезида834 с завязанными глазами, а всевидящий Бог – Отец света, любви, милости и сострадания. Когда человек приходит в себя и обращается к покаянию, Он изглаждает его «карму» и дает ему импульс для нового начала, для новой жизни.

Увы, Индия не знает еще ни о Боге Отце, ни о Боге любви, ни о Боге прощения, более светлом, чем самсара, и более крепком, чем карма. О Нем невозможно будет узнать иначе, кроме как через Того, через Кого узнали о Нем и мы, христиане, – имя Его Иисус Христос, Мессия, жертвенный Агнец Божией любви ко всему роду человеческому.

* * *

803

На сербском языке «Священное Писание» звучит как «Святое Письмо».– Ред.

804

Грех Адама – нарушение заповеди Божией (см.: Быт. 3), грех Каина – убийство (см.: Быт. 4, 1–15), грех Хама – непочитание отца (см.: Быт. 10, 20–27); по преданию, Хам был также изобретателем идолов.

808

Слова написанную внутри и отвне следует понимать как внутреннюю и внешнюю мастерскую человеческого существа, то есть мысли, чувства и желания, с одной стороны, и внешние дела – с другой.– Свт. Николай.

810

Упоминание здесь многих книг следует понимать так, что всякий человек имеет отдельную книгу своих дел, но существует и одна общая книга, в которой будут записаны имена всех спасенных. В церковном Предании имеется много свидетельств об этих отдельных книгах. Особенно известно свидетельство праведной Феодоры, келейницы преподобного Василия Нового.– Свт. Николай.

811

См. книгу «О мытарствах блаженной Феодоры».

814

См.: Святитель Николай (Велимирович). С нами Бог. М., 2002.

828

Дефини́ция, определение, формулировка.

832

См. примеч. 25.

833

Ана́нка, или Ананке, в древнегреческой мифологии бо­гиня неизбежности, необходимости. Она вращает веретено, символизирующее мировую ось.

834

Немези́да, в древнегреческой мифологии богиня спра­ведливости и мести.

Комментарии для сайта Cackle