протоиерей Василий Мезенцев
Патрология

Часть 1

Для 2–4 курса НСМПБИ

Содержание

Понятие о науке патрология
Предмет, задачи, методы и значение
Понятие о святых отцах Церкви и авторитете их творений
История изучения святоотеческих творений
Издания и переводы на русский язык творений св. отцов
Курсы патрологии
Период доникейский Отдел I. Мужи апостольские Св. Климент епископ Римский Св. Игнатий Богоносец епископ Антиохихийский Св. Поликарп епископ Смирнский Учение двенадцати апостолов («Дидахи»). Послание Варнавы «Пастырь» Ерма Папий, епископ Иерапольский Общие замечания о памятниках послеапостольского периода Отдел II апологеты Апология Аристида Афинагор Мелитон, епископ Сардийский Св. Мученик Иустин Философ Татиан Св. Феофил епископ Антиохийский Ермий Философ Минуций Феликс Послание к Диогнету Общие замечания о рассмотренных сочинениях Отдел III Борьба Церкви с гностицизмом Св. Ириней епископ Лионский Св. Ипполит, епископ Римский Отдел IV. Возникновение научного Богословия Тертуллиан Св. Киприан, епископ Карфагенский. Жизнь и сочинения Христианская наука (III bek) Введение. Возникновение христианской науки 1. Александрийская Богословская школа 2. Антиохийская Богословская школа Пантен Климент Александрийский Ориген Св. Григорий Неокесарийский (Чудотворец) Св. Мефодий Олимпийский Развитие святоотеческой мысли в первые три века Раздел первый Период второй (с 251–320гг.) Введение. История зарождения православного монашества на востоке 1. Преподобный Антоний Великий (251–356гг.) 2. Преп. Пахомий Великий (294–348гг.) 3. Преподобный Ефрем Сирин (-372 гг.) 4. Житие преподобного Макария великого (300 – 390гг.) Раздел второй 3. Посленикейский период патристической литературы. 4. Святой Афанасий Александрийский. 5. Святой Кирилл Иерусалимский 6. Святой Василий Великий 7. Святой Григорий Богослов 8. Святой Григорий Нисский  

 
При составлении курса использованы конспекты лекций
Проф. Протоиерея П. Гнедича
Проф. С. Епифановича
Проф. П. Попова и других.
ПОНЯТИЕ О НАУКЕ ПАТРОЛОГИЯ
ПРЕДМЕТ, ЗАДАЧИ, МЕТОДЫ И ЗНАЧЕНИЕ
Предметом для изучения Патрологии является церковная письменность – творения Св. Отцов и учителей Церкви. В таком определении предмета курса проявляется его особый церковный характер в отличие от курсов с тем же названием, принадлежащим инославным исследователям, большей частью протестантам, включающим в эти курсы изучение всей древнехристианской литературы, в том числе произведений не церковных и еретических.
Не отрицая, в известной степени, ценности изучения таких произведений, православные патрологи в понятие святоотеческих творений, подлежащих особому изучению, вкладывают определенное содержание. В этих творениях, как и в жизни авторов, раскрывается не какое либо иное, но церковное учение о вере и жизни, т.е. из общего курса христианской литературы выделяются произведения отдельных авторов, называемых Отцами и Учителями Церкви, или просто святыми Отцами.
Глубокое уважение к Св. Отцам и их творениям составляет один из важнейших признаков православного богословия.
Ограничение патрологии пределами церковной письменности оправдывается не только с богословской точки зрения, но, и с литературно-исторической. Если христианство внесло в мир новую жизнь и новые идеи и способствовало появлению новой литературы, которая, по своему религиозному характеру и внутренней целостности может стать вровень с любой национальной письменностью, то не менее целостное и закругленное единство представляет та наибольшая часть христианской письменности, которая известна под именем церковной литературы. Церковная литература представляет собой цельный организм подобно литературе какого-нибудь народа с тем лишь различием, что связующим принципом является не единство языка и национальности, а единство духа и мысли, выражающееся в общецерковном богословском направлении этой литературы и обуславливающие внутреннее родство всех ее частей. Она в такой же степени отражает мысли, чувства, идеалы, духовные течения, дух и характер христианского поколения, каждой эпохи, как всякая национальная литература отображает духовный облик исторической судьбы, семейной, общественной и гражданской жизни данного народа. Церковная письменность, таким образом, составляет определенную внутренне цельную величину и потому может быть предметом научного исследования для особой специальной науки
ЗАДАЧИ НАУКИ
Церковная письменность является предметом с двух сторон; со стороны ее содержания и литературной формы. Внешняя сторона в церковной письменности – это ее содержание. Оно ценно для нас, как в историческом отношении, поскольку отражает в себе состояние церковного сознания в области христианского вероучения, нравоучения и церковной практики, так и в догматическом, поскольку сохраняет в себе, в качестве своего основного элемента, Священное Предание. В последнем отношении целостность церковной письменности особенно велика и значительна. Для догматических определений она является с одной стороны, источником содержания, а с другой – критерием, устанавливающим непрерывную связь предания между каждым отдельным собором и апостольским временем. Для церковного установления она своими упоминаниями о них служит основанием их точной хронологической датировки, отнесения их к периоду апостольскому и, следовательно, удостоверением их апостольского происхождения и т.д. Таким образом, церковная письменность поставляет весь материал, относящийся к Священному Писанию, хранимому в кафолическом вселенском церковном сознании. Отсюда главный момент патрологического изучения – это установление элементов Священного Предания, выделения кафолического сознания Церкви из исторического церковного сознания. Задача патрологии по отношению к Священному Преданию должна заключатся в оценке содержания церковной письменности по степени вероятности и точности выражения в нем Священного Предания.
Со стороны своей формы церковная письменность может изучаться, как вообще всякий литературный памятник. В этом отношении она подпадает под обычные принципы историко-литературного изучения.
Основная задача ее – установление истории церковной письменности. Для решения этой задачи нужно точно определить объем исследуемой литературы, распределить ее в хронологических рамках, установить подлинность отдельных сочинений и правильность дошедшего до нас текста. Это – задача историко-литературная. Далее, необходимо обеспечить правильное понимание церковной литературы, для чего нужно изучить условия и обстановку, среди которых она возникла, в частности, ознакомиться с личностью авторов, их жизнью, характером, духовной атмосферой, в которой они жили, и влияниями, под которыми они находились. Это – задача церковно-историческая. Отсюда в разработке патрологии, соответственно указанным трем задачам ее, нужно отметить три главных момента по отношению к каждому писателю: 1) биографический (его жизнь), 2) библиографический (творения) и 3) систематический (воззрения).
МЕТОДЫ ПАТРОЛОГИИ
Историко-критический: каждый литературный факт должен быть изучаем в своей органической исторической связи и должен быть точно установлен, с указанием степени его достоверности и исторической ценности.
ПОНЯТИЕ О НАУКЕ
Патрология есть наука, имеющая своей задачей историческое изучение развития церковной письменности и постепенного раскрытия в ней церковного сознания (христианского вероучения, нравоучения и церковной практики).
ЗНАЧЕНИЕ НАУКИ
Значение науки обуславливается важностью ее предмета – церковной письменностью. Церковные писатели выступали со своими произведениями в ту пору, когда во мраке язычества и порока каждую душу человеческую впервые оросило благодатное Слово Евангелия. Для них христианство не было чем-то повседневным, обычным, малозаметным, как для нас; они живо чувствовали и осознавали всю его благодетельность, а потому из их творений лучше всего понять силу и величие христианства и проникнуться его духом. Чтение их творений вселяет дух церковный, развивает практику жить и мыслить в согласии с вселенской истиной.
Огромное значение церковная письменность составляет и для богословских дисциплин – она является их источником. В ней, прежде всего можно найти богатый материал для экзегетики, и истолкования Св. Писания как в смысле буквально-грамматическом, сохраняющем и теперь научное значение, так и духовно-аллегорическом. Важна, далее, церковная письменность и для систематического богословия (догматического и нравственного), в частности, на ней зиждется история догматов, которые знакомят нас с развитием церковного учения с разными толкованиями его в церкви. Кроме того, церковная письменность имеет значение догматическое, ибо в ней сохраняется и получает истолкование в Церковном духе Св. Предание. Важно также изучение церковной письменности для церковной истории, ибо церковная письменность обильно проливает свет на внутреннюю духовную жизнь Церкви.
ОТНОШЕНИЕ ПАТРОЛОГИИ К ДРУГИМ БОГОСЛОВСКИМ НАУКАМ
Из всех богословских наук наибольшее родство патрология имеет с догматикой и церковной историей. Однако ее нельзя смешивать с упомянутыми науками. 1) Догматика излагает христианское вероучение в систематическом порядке, осуществляя свою задачу, главным образом, теоретически, патрология в своей догматико – исторической части исторически показывает, как постепенно раскрывалось христианское вероучение и в какой степени усваивалось оно церковным сознанием. 2) Далее, в патрологии отводится место не только общепринятой кафолической догме и постепенном закреплении ее в церковном сознании в виде определенных формул, как это делается в догматике, но и вообще богословию церковных писателей с его характерными особенностями, частными мнениями и философскими воззрениями. 3) Наконец, в патрологии святоотеческие места не подбираются отдельными отрывками к каждому определенному догмату, как в догматике, а рассматриваются в целостном единстве и органической связи со всем богословием известного писателя, причем пункты учения не излагаются не в том порядке, который согласуется с расположением истин вероучения в известной догматической системе, а в том, в котором они возникли в исторической жизни Церкви и действительно раскрылись в церковном веровании (например, в первые века много занимались эсхатологией, вопросами о последних судьбах мира и человека, между тем как вопросы эти в догматике по требованиям системы должны попасть не на первые, а на последние страницы). Что касается церковной истории, то она занимается изображением главным образом внешней стороны в жизни Церкви (эпоха гонений, вселенских соборов, догматических споров, культ). Патрология не изучает внутреннюю, религиозно нравственную жизнь церкви, жизнь ее сознания и изображает рост духовной христианской культуры, т.е. развитие церковной письменности и науки.
ПОНЯТИЕ О СВЯТЫХ ОТЦАХ ЦЕРКВИ И АВТОРИТЕТЕ ИХ ТВОРЕНИЙ
«Отцами Церкви – говорит покойный патриарх Сергий, – признаются не те из писателей церковных, которые были наиболее учены, наиболее начитаны в церковной литературе, но писатели святые, т.е. воплотившие в себе ту жизнь Христову, хранить и распространять которую Церковь получила себе в удел».
Таким образом, если первым признаком Св. Отцов является святость жизни, то круг церковных писателей относимых к категории отцов, не может быть ограничен каким – либо хронологическим периодом в курсе Патрологии, не может совпадать с изучением литературы только этого периода, как это имеет место – у инославных исследователей.
Жизнь Церкви едина во все периоды ее истории и поэтому всегда возможно достижение состояния святости ее членами сочинения, которых будут иметь особый авторитет и могут быть предметом соответствующего исследования и изучения.
Вторым признаком святости авторов, является чистота догматического и нравственного учения, определяющая достоинство их творений.
Третьим признаком святоотеческих творений указывается свидетельство церкви. Это свидетельство Церкви является той необходимой проверкой чистоты жизни и учения отдельного писателя, после которой его творения получают высокий авторитет для православного богословия.
Часто эти признаки выражаются в латинских терминах: Sanctities vite (святая жизнь), Sanctitas doctrina (святость учения) и Declaratio Ecclesio (свидетельство Церкви).
Несмотря на то, что эти термины были сформулированы в относительно поздний период, в них были выражены те признаки, которые были установлены еще в первые века жизни Церкви (например, у Святого Мефодия Потарского и Климента Александрийского).
Следует заметить, что против православного понимания достоинства святоотеческих творений имеется, со стороны инославных писателей, ряд возражений, что в православном богословии святоотеческие творения как бы подменяют или противополагаются Св. Писанию, что в творениях Отцов имеются разногласия противоречия и т.д.
Прежде всего, необходимо категорически отвергнуть первое: утверждение о каком-либо противоположении в Православии святоотеческих творений Св. Писанию можно лишь по недоразумению или незнанию православного богословия.
Отцы никогда не противополагали своих творений Слову Божию, но указывали, что источник их учения и путь к «мысленному просвещению» заключен в Св. Писании, что оно «свет для души», «возводит ум к чудесам» и др. Значительную часть святоотеческих творений составляют истолкования Св. Писания и, признавая ее этими истолкованиями преимущественное значение по сравнению с истолкованиями др. писателей. Церковь свидетельствует о пребывании в отцах того благодатного «помазания», о котором говорил Иоанн Богослов (1 Ин. 2,27). И при всем уважении к святоотеческим творениям церковь никогда ни в своей литургической жизни, ни в жизни отдельного христианина не заменяет ими чтения или непосредственного изучения Слова Божия.
Более обоснованным представляется на первый взгляд утверждение, что в творениях отцов имеются известные разногласия и т.д. Наличие частных мнений у отдельных Отцов никогда не отрицалось Православным богословием, но эти частные мнения, в которых расходились отдельные отцы, не могут уменьшать достоинства их творений. Не трудно установить, в чем проявляется единство, и какого рода разногласия имеются в святоотеческих творениях. Даже такой принципиальный противник святоотеческого богословия, как бывший проф. Московской Духовной Академии М. Тареев, должен был признать, что отцы были едины по отношению к догматам и в своем нравственном учении, т. е. в самом главном.
Важно отметить, что единство отцов выражается в их духовном опыте, что особенно заметно, когда к рассмотрению их творений подходят не с собирания отдельных разногласий, а с изучения их опыта.
Что же касается самих разногласий, то они действительно имели место в отношении к богословской терминологии, особенно в ранний период, когда эта терминология еще не была разработана. Известно так же, что Отцы допускали не одинаковое истолкования отдельных мест Св. Писания. Но это никогда не приводило к противоречию в отношении к догматам или извращению нравственного учения. Различное истолкование объясняется в основном, не одинаковым использованием аллегорического метода.
Кроме того, в творениях отцов имеется известное количество сведений исторических и представлений естественно – научных, в которых отцы оставались людьми своего времени.
Нужно еще иметь в виду, что Отцы далеко не сразу достигали того состояния святости, с которым бывает соединено то состояние «мысленного просвещения», которое придает авторитет их творениям. Часть содержания святоотеческих творений составляют сведения даже и в области богословия, полученные путем рационального изучения логических умозаключений и т.д.
В этом случае может возникнуть еще вопрос: как же отличить в творениях Отцов ту часть, которая имеет действительный авторитет от частных мнений и отдельных высказываний, которые такого авторитета не имеют?
Ответом на этот вопрос может быть понятно имеющее большое значение в православном богословии и выражаемое латинским термином – Consensus Patrum (согласно Отцов).
Известный русский мыслитель прошлого века И.В. Киреевский назвал творения Отцов «известиями очевидцев» о той стороне духовной истины, которую не всякий может изучить непосредственно. Даже путем простого сравнения этих «известий» – высказываний Отцов, не трудно отличить их согласие в главном, показывающее единство восприятия и понимания духовной истинны от высказываний, неправильно понимаемых или недостаточно ясно выраженных самим писателем. «Отец не противоборствует Отцам, ибо все они были общниками Единого Духа», но и в тоже время – «единичное мнение не есть закон для церкви», – говорит Св. Иоанн Дамаскин.
Употребляя известный термин, следует заметить, что «согласно Отцов» по какому-либо богословскому вопросу всегда есть ТЕОЛОГУМЕН, с которым богослов должен считаться, если остается верным традиции Православной Церкви. Ибо, по словам блаж. Августина: «кто отступает от единодушного согласия Отцов, тот отступает от всей Церкви».
Помимо того значения для богословов, творения Отцов дают богатый материал для изучения всех сторон церковной жизни, из-за чего становится очевидна необходимость их научного изучения.
Установив богословский критерий при определении круга писателей и произведений, подлежащих изучению в курсе Патрологии, следует сделать оговорку: в настоящий курс включается изучение отдельных писателей, не признанных Отцами Церкви, например, Тертуллиана, Оригена. Это допущено по причине их большого влияния, особенно Оригена, на развитие святоотеческого богословия.
ИСТОРИЯ ИЗУЧЕНИЯ СВЯТООТЕЧЕСКИХ ТВОРЕНИЙ
Патрология, как специальная богословская дисциплина, возникла сравнительно недавно, вместе с разделением богословских знаний на отдельные дисциплины с более узким содержанием. Но изучение святоотеческих творений и их использование для богословской науки имело место еще в древней Церкви.
Начиная с IV-гo века, сохранились особые сборники выдержек из творений отцов (катены), расположенных по отдельным темам. Наиболее известным из них и сохранившимся до настоящего времени является сборник, составленный Св. Иоанном Дамаскиным, сборник избранных мест из творений Отцов – «Священные параллели» (Sacrae Parallela), послуживший материалом для составления его книги «Точное изложение православной веры».
Сведения о жизни Отцов включались в церковные истории и составляли содержание ряда специальных сочинений, например «De viris illustribus» блаженного Иеронима.
ИЗДАНИЯ И ПЕРЕВОДЫ НА РУССКИЙ ЯЗЫК ТВОРЕНИЙ СВ. ОТЦОВ
Рукописи святоотеческих творений сохранились в различных собраниях, библиотеках и архивах при монастырях, крупных архиерейских кафедрах, средневековых учебных заведениях. Но далеко не все творения сохранились до настоящего времени. Часть была по разным причинам утеряна, и сведения о них получены по упоминаниям о них или цитатам из них в сочинениях других авторов. Это особенно относится к сочинениям авторов более ранних периодов, но в тоже время не так давно, имел место ряд открытий сочинений, считавшихся утерянными («Дидахи», греческий текст апологии Аристида и др.).
Издание отдельных произведений отцов в подлиннике и переводах началось немедленно после изобретения книгопечатания в странах Западной Европы.
Из таких изданий следует указать только не многие главнейшие, сохранившие значение до настоящего времени: издание французского аббата Миня (Мигне), II – половины XIX века; «Patrologie cursus complectus» в двух сериях; Сэр Грека 161 том и Сэр Латина 221 том. Этим изданием большей частью пользуются и в настоящее время, причем имеет место следующее сокращение в ссылках: указываются только начальные буквы П. Г. или П.Л. т., кол., указывающие серию, том и колонку (страница состоит из двух колонок).
Издание Миня представляет простую перепечатку более старых изданий, имеющих свои недостатки, но этим изданием продолжают пользоваться, так как до настоящего времени нет другого издания такого полного собрания святоотеческих творений в подлиннике.
II-е Издание Венской Академии: «Corpus scriptorum ecclesiasticorum latinorum» издание латинских авторов, более исправленное, но до настоящего времени не законченное. Вышло уже более двухсот томов.
III-е Издание Берлинской Академии – «Ди Грихише Шрифтштеллер дер драй эрштэн ягогундэртэн», удовлетворяющее всем научным требованиям, также не законченное. Отдельные тома продолжают издаваться и в настоящее время.
Кроме этого имеются издания творений отдельных Отцов, выходящие при научных центрах в разных государствах.
В Париже выходит с начала настоящего столетия сборник «Patrologia Orientalis», содержащий публикации и переводы отдельных произведений и памятников церковной литературы Греческой и других Восточных Церквей (Коптской, Армянской и др.).
В России переводы произведений отдельных Отцов на славянский язык начались непосредственно со времен принятия христианства. А переводы на современный русский язык в основном имели место при Духовных Академиях с середины прошлого века и до времени прекращения деятельности Академий.
Московской Академией были переведены и изданы творения ряда греческих Отцов; Киевской академией – творения латинских Отцов; Петербургской Академией – творения Иоанна Златоустого, Феодора Студита и Иоанна Дамаскина (только один том); Казанской Академией – сочинения Оригена (не полностью).
Переводы творений Отцов – аскетического содержания издавались Оптиной пустынью, Пантелеимоновым монастырем и, не так много, Киево-Печерской Лаврой.
Сочинения древнейших христианских писателей были переведены священником Преображенским и изданы частным издательством.
Следует заметить, что далеко не все святоотеческие творения имеются в русском переводе.
КУРСЫ ПАТРОЛОГИИ
Курсы патрологии, исторические обзоры и монографии по изучению отдельных отцов, сохраняющие свое научное значение, начиная с прошлого века, издаются при всех богословских академиях и факультетах на западе.
В России такие издания и курсы имели место при Духовных академиях. Из курсов можно указать следующие:
«Историческое учение об Отцах Церкви» Архиепископа Филарета Гумилевского, 3 тома. Издание, вышедшее в середине прошлого века, во многом устаревшее. Но принципиальные установки автора сохраняют свое значение. Автора с полным основанием можно считать первым русским патрологом.
«Конспект лекций по патрологии» профессора Московской Духовной Академии И. В. Попова. Лекции охватывают Отцов первых четырех веков и в основном сохраняют свое достоинство.
«Восточные Отцы IV века» и «Византийские Отцы V-VIII в.», два тома лекций, прочитанных в 30-х г. г. в Парижском Богословском институте в Париже протоиереем Георгием Флоровским.
Разделение изучения святоотеческих творений на отдельные исторические периоды необходимо для удобства изучения в связи с историческими условиями жизни Церкви, во многом влияющими на содержание этих творений.
Разные Патрологии немного отличаются при установлении таких периодов или разделов, которых можно назвать три:
Творения Отцов доникейского периода (до I Вселенского Собора), или 3-х первых веков христианства.
Творения Отцов в период Вселенских Соборов, или с 4-го по 8-ой века.
Творения Отцов Церкви в период после Вселенских Соборов, или с IX века. Следует заметить, что в отдельных курсах на этот период обращается внимание недостаточное.
Каждый из этих периодов можно по отдельным признакам подразделить на отдельные периоды или группы Отцов.
Предметом курса настоящего учебного года составляет изучение писателей первого (доникейского периода), который разделяется для удобства изучения на следующие разделы:
А) творения мужей апостольских;
Б) сочинения апологетов; сочинения противогностические;
Г) доникейские Отцы и учителя (название условно).


Часть 1