епископ Петр (Екатериновский)

V. НЕНАРУШИМОСТЬ ОБЕТОВ ДЕВСТВА, НЕСТЯЖАТЕЛЬНОСТИ И ПОСЛУШАНИЯ

Сколько важны монашеские обеты, столько же свято и ненарушимо должны быть хранимы постоянно во всю жизнь – до смерти. Это необходимо требуется и по суду разума, и по правилам св. отцев, и по суду Божию.

Если и в обыкновенных делах человек должен быть верен самому себе; доброе намерение, здраво обдуманное, обязан с постоянной твердостью приводить в исполнение, чтобы чрез то неопустительно усовершать свой характер, тем более обеты требуют непременного исполнения, особенно чем они священнее в сравнении с обыкновенными добрыми делами. Что отделяется на жертву Богу, то опять возвращать и употреблять на обыкновенные нужды – было бы крайнее нечестие.

По учению св. отцов, обеты свято и ненарушимо должны быть хранимы до смерти. Как говорит св. Ефрем Сириянин, отречение не на один день бывает, но простирается даже до смерти (Сл.24.C.437 в слав.изд.).

В том совлечении с себя всего, как говорит прп. Кассиан, в каком ты дал обет пред Богом и Ангелами Его, должен пребывать даже до конца (Постан. монаш. Кн.IV.Гл.36. Христ.Чт.1844г.Февр.).

Василий Великий говорит, что давшей обет девства невозможно уже вступить в брак (Подвиж.устав.С.439), по словам св. Златоуста, невозможно потому, что Жених ее (Иисус Христос) всегда живет (О девстве.Гл.40).

А нарушение монашеских обетов, по словам св. отцов, укоризненно, весьма преступно и заслуживает строжайшего наказания,. «Хотя кто, – говорит Василий Великий, – и положит так, что и оставив свой иноческий обет, может исправить свое житие, но не избежит суда за то, что оставил Христа (Иноч.подв.С.163) как воин Христов, точно так же, как и воин царя земного за измену или побег подвергается строжайшему наказанию». Василий Великий (Кн.2 Подв.устав. С.253,283,474 в слав.изд.) и св. Златоуст (Бесед.12 на Деян.), монашеские обеты почитая священным приношением, благоприятной жертвой Богу, нарушение их называют тяжким святотатством и обманом Бога и угрожают страхом казни, постигшей Ананию и Сапфиру за то, что, дав обет – посвятить все свое имение Богу – утаили от цены за проданное село.

Не только совершенное оставление монашества и вступление в прежнюю мирскую жизнь, но и случайное, произвольное нарушение обетов по легкомысленности или слабости св. отцы почитали тяжким преступлением и определяли за сие строгое наказание. Так, например, о виновности своечиния или исполнения чего-нибудь без спроса наставника Василий Великий говорит послушнику: «Опасайся что-нибудь сделать без воли учителя. Ибо все, совершаемое тобой без него, есть кража и святотатство, ведущее к смерти, хотя и добрым представляется тебе» (Отв.на вопр.41.Простр.прав.С.309. Симеон Н.Богосл. Христ.Чт.1823г.Ч.12).

На стяжание иноком даже малых вещей св. отцы смотрели, как на дело преступное и достойное наказания. По словам Василия Великого и малая стяжательность есть воровство, и стяжающий за малые куски (вероятно – когда кто тайно берет себе в келию хлеб из трапезы без нужды) продает свое спасение (Подвиж.прав.С.474 на об.475).

Касательно сего замечательны слова Василия Великого, сказанные одному сенатору, который, поступив в монашество, часть из своего имения оставил себе на нужды: «Ты и звание сенаторское потерял, и монахом не сделался» (Подв.иноч.С.253).

По свидетельству прп. Кассиана, египетские подвижники за большой порок почитали даже и называть что-нибудь своим или говорить: мое, твое, и за произнесение таких слов налагалась у них епитимия (Постан.монаш. Кн.IV.Гл.13. Христ.Чт.1844г.Февр.).

А за удержание собственности св. отцы полагали строгое наказание. Так, рассказывает блж. Иероним: один нитрийский монах скрывал у себя 30 сольдов (золотых монет). Когда нитрийские отцы нашли их у него по смерти, то за эту вину приказали закопать его, а вместе с ним и деньги, вне монастыря в навозе – со словами: сребро твое да будет с тобою в погибель (Деян.8:20) (Ieronim. Epist.22 ad Eustoch. Rufin. 1.III.С.219. apud Rosweid.Р.533).

А нарушение обета девства так строго судили св. отцы, что вступление в супружество после данного обета не почитали браком, а блудом, даже прелюбодейством, и за то отлучали от причащения Св. Таинств и даже от Церкви по 6 правилу Василия Великого и 44 правилу Трулльского Собора (Номоканон. прав.77и78 в больш.требнике).

В Ветхом Завете исполнение и временных, условных обетов предписывалось от Бога под опасением строгого наказания в случае нарушения их. Аще обещавши обет Господеви Богу твоему, – говорит Боговидец Моисей, – да не умедлиши воздати его, яко взыскан взыщет Господь Бог твой от тебе, и будет на тебе грех (Втор.23:21); тем более строгий суд Божий будет за неисполнение более важных обетов монашества. Спаситель одному, желавшему быть последователем Его и просившему позволения только проститься со своими родными, не позволил и на короткое время удалиться от избираемого пути; иначе, говорил ему Иисус Христос, никто же возлож руку свою на рало и зря вспять, управлен есть в царствии Божий (Лк.9:62). И в Апокалипсисе Господь повелевает быть верным в своем намерении и постоянным в подвигах самоотвержения даже до смерти, и не иначе, как только под сим условием Господь обещает дать венец жизни (Апок.2:10). Тем более давшему обет – быть последователем Иисуса Христа, должно постоянно – до смерти – свято хранить, исполнять свой обет. Воля Божия касательно сего открывается и из того, что за произвольное нарушение обетов Бог строго наказывал чрезвычайным образом легкомысленных и нерадивых. Так, по свидетельству прп. Кассиана (Collat.VII.С.27), монах Моисей за непослушание авве Макарию, по попущению Божию, наказан злым духом. По свидетельству Григория Великого, в одном монастыре монахи, помышлявшие о бегстве из монастыря в мир и оставлении монашества, были наказаны злым духом (Lib.9. indict.4. Epist.38. По свидетельству прп. Иоанна Мосха, в одном монастыре пять дев согласились между собой ночью бежать из монастыря и избрать себе мужей. Но не вышедши еще из монастыря, объяты были бесом. Луг духовн. гл. 134. Подобный случай смотр, в Чет.Мин.6 апр.,с.30 на об.). По свидетельству прп. Кирилла Скифопольского (в житии св.Евфимия Великого, Христ.Чт. 1824г. ч.15 и в Чет.Мин; подобные случаи были с монахами Авксентием и Иаковом – см.Чет.Мин. 20янв., 5дек.), монах Эмилиан за произвольное услаждение сладострастными помыслами, после неоднократного увещания и угрозы св. Евфимия Великого, прозревшего это, невидимой силой вдруг повержен был на землю с исступлением ума, рвал и бил себя, из рта испускал пену, так что все место вокруг него наполнилось смрадом. При сем св. Евфимий сказал инокам: «Братия! Хотя мы и не делаем плотского греха, но будем осуждены и за услаждение сладостными помыслами, как блудодействующие мысленно». И в наставление рассказал им следующую повесть: «Послушайте, братия, повесть, которую рассказывали мне отцы об одном иноке, который по наружности казался святым, а сердцем прогневлял Бога, занимаясь скверными помыслами. Когда он приближался к смерти, то один старец, услышав о сем, решился прийти к нему для принятия благословения от него. Подходя к его келий, он увидел, что собралось к нему множество народа, который плакал и говорил: если этот святой умрет, то не будет у нас надежды спасения, ибо все мы спасались его молитвами. Вошедши в его келию, старец застал его еще живым, едва дышащим, душевными очами увидел, что бес, трезубцем пронзив его сердце, извлекал его душу со страшным мучением, и слышал прозорливый старец свыше говорящий голос: «Поелику душа его не покоила Меня ни один день, то и ты не переставай мучить и исторгать из него душу». Таким образом скончался тот, который по внешности казался святым, а сердцем прогневлял Бога. Слыша это, братия, строго берегитесь от помыслов, оскверняющих душу. Ибо во время разлучения души от тела одинаково будут мучиться как творящие блуд, так и помышляющие о сем. Пусть всякий знает, что хотя иной и не прикасается к чужой плоти, не делает скверного греха телом, а между тем любодействует умом, услаждаясь нечистыми помыслами, – тот есть блудник, и бес им обладает». Вот как грозен гнев Божий и здесь – на земле – за нарушение столь важных обетов монашеских! Но как страшно будет наказание на последнем суде за неисполнение их!

Мало того, чтобы только постоянно, ненарушимо хранить обеты, но при постоянной бдительности над собой должно стараться понуждать себя, по возможности, с каждым днем преуспевать в духовной жизни, достигать высшей степени совершенства; иначе и за нерадение, подобно ленивому рабу, скрывшему талант в землю – без употребления (Мф.23,25,30), монах подвергнется наказанию от Бога. Кто не повышается, тот непременно понижается; на одной точке всегда стоять невозможно.

Посему, в заключение обозрения монашеских обетов не неуместно может быть предложено наставление Спасителя: кто от вас хотяй столп создати, не прежде ли сед, разчтет имение, аще имат, еже есть на совершение; да не, когда положит основание, и не возможет совершити, ecu видящий начнут ругатися ему, глаголюще, яко сей человек начат, и не може совершити... (Лк.14:28–33); и совет Премудрого: чадо, аще приступавши работати Господеви Богу, уготови душу твою во искушение (Сирах.2:1), чтобы легкомысленно, без предварительного испытания важности и трудности дела, взяв оное на себя не по силам, под тяжестью искушений не ослабеть и не пасть в худшее прежнего состояние – на посмеяние врагам и свою погибель. Аще же обещавши обет Богу, не умедли отдати его, яко несть хотения в безумных: ты убо, елика аще обещавши, отдажд. Иначе, лучше тебе еже необещаватися, нежели обещавшуся тебе, не отдати (Еккл.3–5).

Комментарии для сайта Cackle