священномученик Петр (Полянский)

Первое послание св. ап. Павла к Тимофею

Содержание

Введение

§I

§II

§III

Часть первая. Историческая Глава первая. Последнее путешествие святого Апостола Павла Вступление Общеисторические данные Свидетельства апокрифов Свидетельства святых отцов Свидетельство св. Климента Римского Свидетельство фрагмента Муратория Путешествие Апостола Глава вторая. Обличаемые Апостолом лжеучители и лжеучение Лжеучители Отношение Тимофея к лжеучению Умственное и нравственное состояние лжеучителей Последствия лжеучения Мифы и генеалогии (лжеименное знание) Глава третья. Священная власть и три ее степени Понятие о епископстве Разбор учения о всеобщем священстве Свидетельства о древности иерархии У отцов и учителей Церкви первых трех веков У позднейших Происхождение иерархии и ее степеней Главные обязанности епископа §I §II §III Часть вторая. Экзегетическая Приветствие Глава первая. Истинное учение Вступление Начало послания Общее содержание и свойство лжеучения О законе и об отношении к нему праведных и грешных О спасении благодатью О спасении во Христе Увещание иметь добрую веру Глава вторая. Христианская молитва Необходимость молитвы Молитвенное благочиние Глава третья. Пастыри Вступление Качества епископов Качества диаконов Глава четвертая. Пастырская дятельность Вступление Свойства и торжество Церкви Борьба со злом Истинное благочестие Пастырь – руководитель в истинном благочестии Глава пятая. Пасомые Вступление Отношение пастыря к пасомым Вдовы Пресвитеры Личное поведение пастыря Рабы Учители о внешней свободе Учение о благочестии Богатые Прощание  

 

В приведенном тексте, некоторые сноски, указанные П. Полянским не согласуются с содержанием текста. – Прим.электронной редакции.

Введение
§I

Первое послание св. Ап. Павла к Тимофею, сравнительно со всеми другими апостольскими посланиями, имеет особое содержание, а потому и особое значение1. В этом послании раскрывается, по преимуществу, учение об устройстве Христовой Церкви; во всех же других посланиях изъясняются отдельные христианские догматические и нравственные истины. Хотя в Священном Новозаветном Писании Церковь нередко определяется, как общество истинно верующих, но здесь внутренний строй Церкви не означается в том, точно определенном виде, как в первом послании к Тимофею. Поэтому, можно сказать, что задача первого послания к Тимофею состоит в изложении учения об устройстве христианской Церкви. Таковой задачи, исключительно, не имеет ни одна из других книг Священного Писания. Первое послание к Тимофею, именно, есть памятник заботы великого Апостола языков об устройстве христианского общества на началах Евангелия. Высочайшее и святейшее учение, возвещенное миру Христом Спасителем и проповеданное Его Апостолами, есть не только истина, но и средство для единения людей в духе, истине и любви. Принимая евангельское учение умом, сердцем и волей, человек делается истинным храмом Духа Божия. Со времени усвоения христианских истин, человек пребывает в Боге и Бог в человеке. Все люди, усвоившие христианское учение, сделавшиеся сосудом Божиим, нравственно соединившиеся с Самим Богом, должны составить единое целое. Все они, поскольку каждый из них есть храм Божий, составляют единую святую Церковь. Прежде всего, все они представляют из себя единство в религиозном отношении, единство в вере, в учении. Но единство христиан не обнимается одним религиозным единством. Христиане составляют единую Церковь не только потому, что все они имеют единое учение, но и потому, что все они возрождены, все вошли в нравственное единение с Богом, все они – единый храм Божий. Христиане имеют одно учение, один ум, одно сердце и одну волю. Другими словами, христиане соединены всеми сторонами своей жизни, своей природы. Поэтому, единение христиан простирается и на практическую жизнь, – христиане составляют единый союз и с внешней стороны. Что все это так, можно видеть и из назначения христианства. Вследствие грехопадения, человек стал грубым, чувственным. Со времени грехопадения деятельность человека уже не сосредоточивается на развитии его духовной природы, а выражается и в чувственности. Да и самая жизнь движется не стремлением к истинному развитию, а, большей частью, чувственными побуждениями и низшими страстями – гордостью, самомнением и т. д.

Задача христианства состоит, между прочим, в том, чтобы освободить дух от этих несвойственных и чуждых ему приражений. Это достигается чистотой духа, т. е., прежде всего, истинным религиозным учением и, затем, добродетелями. Первое достигается хранением учения Христа и Апостолов, – второе – внутренним и внешним устройством Христовой Церкви, – известным поведением членов Церкви и их отношением друг к другу. Задача христианства достигается известным, истинным догматическим учением и известным строго определенным устройством церковной жизни.

Человек находится не в одинаковых отношениях, как к знанию и деятельности, вообще, так и к знанию христианскому и христианской жизни, в частности. Весьма часто встречаются люди, черезвычайно развитые в умственном отношении и низкие в нравственном, и наоборот. Также, весьма часто не совпадают между собой, знание христианского учения и христианская жизнь. В этом заключается общая причина того, что и в церковной жизни и истории не совместно идут – определение христианских догматов и, внешне формальный, строй христианской Церкви и христианской жизни. Правила христианской жизни и церковный строй были подробно определены гораздо ранее IV–V веков, когда точно определялись главнейшие христианские догматы. Из этого уже видно, что определение христианских догматов идет в след за определением начал христианской жизни, устройства христианской Церкви. Это явление свойственно самым первым временам христианства. Небольшое общество, состоявшее из Апостолов и окружавшее Христа, составляло Церковь. С нравственной стороны, Апостолы уже при земной жизни Христа были людьми черезвычайно высокими, необыкновенно развитыми, совершенно переданными своему Учителю-Христу, с внешней – они составляли правильно устроенное общество, имевшее определенные обязанности – послушание и переданность Богочеловеку, задачу – распространение известия о пришествии Мессии, права – всегдашнее пребывание около Христа, непосредственное отношение к Нему, иногда ходатайство перед Ним за других, допущение к Нему, проповедь истинного учения. Итак, с внутренней или нравственной стороны и со стороны внешнего строя, первейшее христианское общество, – Апостолы и другие последователи Христа, – имело точно определенное устройство. Иное представляло то же самое общество со стороны умственной или догматической. Апостолы в самые последние дни земной жизни Господа не имели ясного понятия о Лице Христа, Его отношениях к Богу Отцу и мессианском царстве, не точно разумели, преподанное уже им учение, не все помнили. С этой стороны, первейшее христианское общество было слабо развито. Это явление повторялось в последующее время и повторяется на отдельных личностях и частных церквах до настоящего времени. Усвоение христианских истин, усвоение, выражающееся не в знании формул, что доступно неверующим и, даже, бесам, а в сердечной вере, не может быть без нравственной высоты, но есть, в известной степени, плод этой последней. Это справедливо, относительно отдельных личностей. В частных церквах развитие христианской богословской науки возможно только тогда, когда церкви благоустроены; и история церквей показывает, что с упадком внешнего благосостояния и с нарушением благоустройства, всегда соединяется упадок церковного просвещения или последнее вступает на ложный путь. И наоборот, должное и правильное укрепление церковного благоустройства, вызывает просветительное движение и разработку христианского учения – изъяснение Св. Писания, догматов и истории Церкви. Такое явление соответствует самым насущным потребностям человеческого духа. Человек, прежде всего, нуждается в силе, просвещающей его, не дающей теоретическое познание, а сообщающей те духовные дарования, при которых душевные силы приходят в стройное и согласное соотношение между собой. Поэтому, основы учения и, твердо определенный, строй внешнего порядка христианской жизни должны быть одновременны самому христианству; иначе, последнее не имело бы твердого основания, не имело бы силы к исторической жизни. Об этом свидетельствует первое послание к Тимофею. О чем бы Апостол здесь ни говорил, в каждом слове слышно его убеждение в необходимости, для истинной христианской жизни, этого определенного устройства Церкви; без него невозможно полное всестороннее усвоение евангельского учения. Учение о догматах и внешнем устройстве Церкви составляют, так сказать, душу изучаемого послания.

Догматические, канонические и нравоучительные положения Апостол излагает не вообще, а по частным случаям и, применительно к ним. Говоря о лжеучении и лжеучителях, он, главным образом, имеет в виду не, вообще, уклонение от веры, а известное тогдашнее направление заблуждающейся мысли и известных людей. Речь о молитве он начинает просьбою совершать ее2; речь об иерархии – словами: если кто епископства желает...3 Очевидно, что задачей было не изъяснение истин, неизвестных читателю послания, а применение определенных и, вполне, известных истин к частным случаям церковной и церковно-общественной жизни. Поэтому, уже при беглом чтении послания легко заметить, что, вместе с отвлеченными положениями догматическими или нравоучительными, в послании встречаются известия исторические. Одни из этих исторических известий касаются жизни самого Ап. Павла, другие – жизни Ефесской церкви, третьи – церковной жизни вообще. В виду такого общего характера исторических известий, приводимых в послании, является необходимым выделить исследование о них из последовательного изъяснения послания. При такой постановке, наше исследование, само собою, должно распасться на две самостоятельных части. Первая должна обнять все исторические известия, какие заключаются в послании; вторая – последовательное изъяснение текста послания.

§II

Исторические известия, упоминаемые в первом послании Ап. Павла к Тимофею:

1. Путешествие Ап. Павла.

2. Существовавшее среди Ефесских христиан лжеучение.

3. Существовавшая во время написания послания трехчинная священная иерархия.

Историческое свидетельство 3 ст. I гл. о путешествии Ап. Павла имеет черезвычайно важное значение в том отношении, что оно есть единственное в Св. Писании указание на последнее путешествие великого Апостола языков. При исследовании того, о каком, именно, путешествии говорит Апостол в 1:3, мы неизбежно изучаем историю последних лет жизни и великой деятельности Ап. Павла и находим объяснение историческим указаниям, приводимым самим Апостолом во втором послании к Тимофею4 и иначе необъяснимым. Для христианского исследователя было бы непростительным оставить без внимания единственное указание на какой-либо случай из жизни Апостола, раз он это указание встретил. Вот почему необходимо, по возможности, тщательно исследовать вопрос о том, какое путешествие разумеет Апостол в 3 ст. I гл. изучаемого нами послания. Впрочем, это только одна причина из требующих изучения этого путешествия. Другая причина, несколько сложнее. Как будет показано, путешествие дает точную дату написания послания, место его составления, а, следовательно, и историческую достоверность самого послания, несомненную принадлежность его Ап. Павлу и неоспоримое свидетельство достоверности всего сообщаемого в послании, в частности – существования трехчинной священной иерархии в самое первое время Христовой Церкви. Кроме того, это же путешествие дает и дату написания второго послания к Тимофею и послания к Титу и, таким образом, свидетельствует о подлинности и достоверности всех Пастырских посланий.

Вопроса о подлинности Пастырских посланий, вообще, и первого к Тимофею, в частности – уже касались православные ученые богословы – Троицкий5 и Клитин6. Оба они доказывают принадлежность послания Ап. Павлу существованием в век апостольский, обличаемого в послании, лжеучения. Такой род доказательства вызван тем обстоятельством, что отнесение этого лжеучения ко II веку послужило поводом к мысли о непринадлежности послания Ап. Павлу. Поэтому защитники подлинности послания стараются доказать существование лжеучения в век апостольский. Нет сомнения, что такое доказательство разрушает основание мнения о неподлинности послания. В виду того, что подлинность послания, принадлежность его Ап. Павлу, время и место написания утверждаются историческим свидетельством 3 ст. I гл., необходимо обратить тщательное внимание на это свидетельство. По неоспоримом утверждении, на основании самого послания, его принадлежности Ап. Павлу, сами собою падают все возражения против его подлинности и мнения об его позднейшем происхождении. Вместе с этим, свидетельствуется и историческая достоверность всех показаний послания о лжеучении и существовании иерархии с точно определенным устройством Церкви во времена апостольские.

Обличаемое в послании лжеучение есть – отголосок того духовно-нравственного движения, которое проявилось в Греко-Римском мире в первый век христианства, проявилось под действием тогдашних философских систем Востока и Запада, под действием иудейства и христианского учения и затем, выразилось в гностицизме. В виду такого характера лжеучения, исследование о нем представляет несомненную важность и составляет одну из необходимых задач изучающего первое послание к Тимофею. Здесь исследуется черезвычайно важный вопрос, с какими духовно-нравственными силами и явлениями должно было столкнуться христианство на первых порах своей жизни и какие последствия имело это столкновение, – вопрос, какое духовно-нравственное брожение испытывал Греко-Римский мир и, особенно, те его части, которые были просвещены истинным учением в первые века христианства.

Ап. Павел в послании не основывает иерархию, не утверждает ее, а только свидетельствует об ее существовании. В виду такого характера сообщения послания об иерархии, необходимо исследовать ее историческое появление, чтобы яснее видеть всю неопровержимую достоверность этого свидетельства послания. Кроме этой теоретической, чисто научной важности такого исследования, – оно требуется и важными практическими соображениями. На русском языке до сих пор нет научных в строго-православном духе исследований о сем предмете, тогда, как по этому вопросу измышлено множество теорий протестантскими учеными, отвергающими существование иерархии в первое время христианства. Без сомнения, православному богослову нет необходимости, при изучении Св. Писания и православных догматов, обращаться к западным ученым, подтверждать или разрушать их теории, пользоваться плодами их учености, так как существует святоотеческая литература – лучшее и вернейшее пособие к положительному изучению Св. Писания и уразумению истинного учения. Но, в данном случае, необходимо иметь дело с западными учеными и с их мнением о происхождении иерархии в виду того, что в последние годы у нас на Руси распространяется учение, отвергающее иерархию, а потому, и находящее точку опоры в западных учениях. По этой причине и в полемике с современными лжеучениями ощущается недостаток в православном, а, следовательно, и справедливом исследовании о происхождении священной власти.

Указанными тремя вопросами исчерпываются главнейшие и, наиболее важные исторические сообщения послания, как чисто исторические, так и историко-догматические. Известия чисто-исторические – это: последнее путешествие Апостола, лжеучение, свойства лжеучителей, их отношение к христианским истинам и пр., древнейшее, во времена Апостолов, существование иерархии. Сообщения историко-догматические суть – отношение Тимофея и всех верующих к лжеучению и евангельской истине, необходимость иерархии и ее трех степеней и обязанности иерархических лиц. По смыслу нашей задачи, и в указанных догматических вопросах мы имеем дело, по преимуществу, с их исторической стороной, разрешаем их не в виде отвлеченно-догматическом, а, применительно к тем явлениям тогдашней церковной жизни, с какими они имели непосредственную связь, какие вызвали апостольскую речь о них; напр., мы не вообще говорим об отношении верующего к лжеучению, а об отношении, именно, Тимофея и его пасомых и, именно, к тогдашнему лжеучению, распространявшемуся среди Ефесян. В вопросе об иерархии мы, опять, имеем дело не с отвлеченно-догматической стороной этого вопроса, а с происхождением иерархии, с теми историческими основаниями ее, по которым Апостол мог учить о ней и учить, именно, так, как он это сделал.

По приведенным основаниям, все три, взятые нами, вопроса должно назвать историческими.

Первый вопрос, о путешествии, о котором идет речь в 3 ст. I гл., касается жизни и деяний Ап. Павла, именно, жизни и деяний, непосредственно связанных с написанием послания к Тимофею.

Второй вопрос, о лжеучении, касается истории умственно-нравственного движения во времена Апостолов, как, в частности, в Ефесе, так и, вообще, в Греко-Римском мире.

Третий вопрос, о священной иерархии, касается внутренней жизни христианской Церкви в первые времена ее существования, образования ее внутреннего строя. Здесь рассматривается вопрос, с какими силами Церковь начала свою жизнь, как совершилось ее внутреннее устройство и в чем последнее состояло и состоит.

Решение этих вопросов и составит задачу первой части нашего исследования.

§III

Послание имеет предметом своим увещание – содержать веру в чистоте. Это увещание составляет главную мысль послания, его средоточие. Но содержание веры в чистоте необходимо сопровождается уклонением от всякой лжи, от всего, что противно здравому евангельскому учению и переданностью тому церковному внешнему порядку, внешнецерковной жизни, при которой только и возможна сама истинная вера, истинное развитие христианского общества, которая свидетельствует о внутренней чистоте и переданности Евангелию. Поэтому Апостол в своем послании, при общей мысли оного о сохранении истинной веры, выделяет речи о церковных собраниях, качествах пастырей, пастырской деятельности и пасомых. Апостол истину евангельского учения доказывает, вообще, с деятельной стороны, т. е. со стороны ее обнаружений в жизни, как всего христианского общества, так и отдельных лиц.

При раскрытии частных сторон мысли Ап. Павла оказывается, что для истинной христианской жизни необходимо соблюдение евангельского учения и всякое охранение от его искажения. Через евангельское учение люди становятся храмом Божиим и единым стадом единого Пастыря – Христа. Это единение во Христе ведет к общению верующих в молитве и к известным, точно определенным отношениям друг к другу. Отсюда возникает необходимость правил, относительно церковных собраний. С установления правил, относительно церковных собраний, Апостол и начинает изображение устройства церковной жизни. Но церковные собрания представляют собой лишь одну из сторон церковной жизни, и последняя не обнимается первыми. Церковь есть тело, где члены, сообразно полученным ими дарованиям и благодатным силам, имеют, каждый, свое особое значение и твердо определенные отношения к другим. Среди этих членов, на первом месте стоят иерархические лица – епископы, пресвитеры и диаконы. Церковные собрания представляют Церковь единым стадом Единого Христа, а иерархические лица суть первые в этом словесном стаде. Поэтому, от речи о церковных собраниях – естественный переход к иерархическим лицам. Но иерархические лица суть не только первые, но, именно, и такие члены христианского общества, через которые Дух Божий управляет Церковью. Вследствие этого, от наставлений, касающихся иерархических лиц, ясен переход к речи, относительно пастырской деятельности. Но пастырская деятельность, имея своей ближайшей целью проведение в жизнь истинного благочестия, должна стремиться к установлению истинных отношений, как в жизни духовно-нравственной, так и деятельной. Поэтому, от пастырской деятельности неизбежен переход к речи о пасомых.

Из сказанного, ясно открывается логическая связь главных мыслей Ап. Павла, стройный, глубокопродуманный и широкий план послания. Сообразно с этим планом, и объяснение 1 посл. Тимофею подразделяется на пять отделов.

В 1-м7 отделе8 излагается Апостольское учение хранить Христову веру в доброй совести, не учить ничему иному, кроме того, что преподано Христом и Его Апостолами.

Во 2-м9 отделе10 содержится учение Апостола о церковных собраниях. Так как цель церковных собраний есть молитва, то Апостол, главным образом, излагает здесь учение о молитве, – о том, что во всех случаях жизни человек должен молиться, и о том, что молиться должен за всех людей. Молитва постоянно соединяет нас с Богом и со всеми людьми. Вследствие этих свойств, молитва должна совершаться на всяком месте с чистым сердцем и внешним благоприличием.

В 3-м11 отделе12 содержится учение Апостола о личных свойствах пастырей. Апостол говорит здесь о тех свойствах, какие церковные пастыри должны иметь в жизни личной, семейной и общественной, и приводит основания, почему эти свойства необходимы.

В 4-м13 отделе14 излагается учение Апостола о качествах верховного правителя церкви. Здесь Апостол определяет отношение пастыря к жизни церковной, как, именно, он должен относиться к своему церковному служению, – излагает общие основные начала пастырской деятельности.

В 5-м15 отделе 16 – речь о пасомых, вообще, о подчиненных епископу. Здесь Апостол определяет, как, именно, и с какими наставлениями пастырь должен относиться к своим пасомым, сообразно их церковному и общественному положению, или каких отношений должны держаться пасомые в жизни нравственной и в жизни практической.

Из главной мысли Апостола и ее общего течения, легко видеть, что первое послание к Тимофею дает систематические и, строго обдуманные, наставления, относительно устройства церковной жизни. Эти наставления даются не с юридической, чисто внешней стороны, но со стороны психической, духовно-нравственной. И теоретическим указаниям, и практическим наставлениям Апостол дает духовно-нравственный смысл. Все он освещает с внутренней стороны. Внутренняя чистота человека, истинное направление (к Богу) его ума, сердца и воли – вот над чем постоянно сосредоточивается взор Апостола. Цель Апостола – изложить побуждения общественной христианской жизни. Эти побуждения исходят из евангельского учения, – из того глубокого понимания христианства, какое было свойственно Апостолу и какое он проводил в жизнь. Эти побуждения, для лучшего усвоения их христианами, для лучшей их устойчивости в христианском обществе, требовалось облечь в известную форму, в известные тогдашние жизненные отношения. Нужно было передать эти побуждения христианской жизни не только в форме теоретического указания, но и в виде практического наставления. Все это – источник побуждений, с одной стороны, и их деятельное приложение – с другой, придает особую цену, как всему посланию, так и частным его положениям и указаниям.

Упомянутые стороны речи Апостола языков в первом послании к Тимофею, открывают весьма важное значение послания и трудность его истолкования. Вникая в смысл апостольских наставлений, видно, что в них заключается всегдашнее руководящее начало нашей духовной жизни. Они открывают нам способ сохранять евангельское учение и проявлять любовь к Богу и ближнему. Побуждения этих наставлений навсегда останутся побуждениями христианской жизни, как для каждого человека в отдельности, так и для всей христианской Церкви. Апостол часто давал направление церковной жизни, вообще, и духовной жизни каждого человека в отдельности, почему и определил внешние отношения, какие были свойственны тогдашней жизни. Вечные и несомненные истины, Апостол излагает под покровом временных жизненных отношений. Поэтому побуждение, которым Апостол руководился, и то, чего он желал достигнуть той или другой формой, иногда, бывает не легко отыскать, – часто нужно опытного знатока жизни, истории и писаний, чтобы сделать это. О тех толкованиях, которые не разъясняют дело, а, скорее, затемняют мысль Апостола, и к которым нам обращаться необходимо – мы уже и не говорим. Они, не смотря на всю трудность разобраться в них, все-таки не представляют главного препятствия. Отсутствие на русском языке комментариев, также приносит не малое затруднение, для исполнения нашей задачи. Вследствие этого, наша трудная задача является окруженной большими препятствиями. Поэтому малость исполненного да искупится трудностью передпринятого.

Из всего сказанного, задача нашего изучения послания легко уясняется. Она состоит в том, чтобы 1) выяснить главную мысль апостольских наставлений, открыть ее, где нужно, под внешней формой; 2) определить внутренний источник мысли Апостола, побуждения для духовной христианской жизни; 3) выяснить ту форму, под которой Апостол проводит истинные задачи церковной жизни и 4) уяснить логическую связь мыслей Апостола, их последовательность17.

Метод нашего исследования определяется задачей его. Филологический разбор, определение психического воздействия, которое производило послание на своих читателей, современников Апостолу и на читателей, вообще, внутренние и внешние основания и исторический рост, посеянных Апостолом в христианском обществе начал, – вот руководящие начала нашего исследования.

* * *

1

Такого значения не лишены и другие Пастырские послания-второе Тимофею и Титу; основная мысль этих посланий точно та же, но раскрыта она не так подробно, как в первом Тимофею.

4

2Тим. 3:11, и конец 4 гл.

5

Послания св. Ап. Павла к Тимофею и Титу, Казань, 1884.

6

Подлинность посланий св. Ап. Павла к Тимофею и Титу, Киев, 1888.

7

I гл. 2 части.

8

I гл. посл.

9

II гл. 2 части.

10

II гл. посл.

11

III гл. 2 части.

12

III, 1–13, поcл.

13

IV, гл. 2 части.

14

III, 14–16 и IV гл. поcл.

15

V гл. 2 части.

16

V и 6 гл. посл.

17

Весьма небольшое уклонение по своей задаче представляет первая часть (историческая) нашего исследования: I глава этой части – чисто историческая; II и III глл. можно назвать историко-догматическими.


Источник: Сергиев Посад, Моск. губ., 2-я типография А.И.Снегиревой, 1897г.

Вам может быть интересно:

1. Толкование на первое послание к Тимофею блаженный Феодорит Кирский

2. Опыт объяснения на послание апостола Павла к галатам святитель Филарет Черниговский (Гумилевский)

3. Значение некоторых наименований, коими св. ап. Павел характеризует пастырское служение профессор Сергей Михайлович Зарин

4. Господь Иисус Христос и Моисей (послание к евреям III, 1-16) протоиерей Евгений Воронцов

5. О втором послании св. Апостола Павла к Фессалоникийцам профессор Николай Никанорович Глубоковский

6. Послание святого апостола Павла к ефесянам святитель Василий (Богдашевский), исповедник

7. Третье великое благовестническое путешествие св. апостола Павла (Изъяснение Деян. 18, 22–21, 16 и Гал. 2, 11–22): Опыт историко-экзегетического исследования архимандрит Григорий (Борисоглебский)

8. Послания святитель Феофан III, митрополит Никейский

9. Послание Святейшаго Патриарха Тихона профессор Александр Иванович Сагарда

10. Примечания к Апостолу и Апокалипсису в обличение штундистов и подобных им сектантов Сергей Васильевич Кохомский

Комментарии для сайта Cackle