митрополит Платон (Левшин)

Катехизис первый

Обещался я вам в прошедшую неделю толковать Символ веры, что теперь и исполняю: только, чтоб приступить к толкованию Символа, неотменно наперед рассмотреть надобно, что когда всякое учение о Боге в какой-нибудь должно содержаться церкви, то имеем ли мы церковь? Или общественнее сказать, должна ли быть в свете церковь, то есть, такое собрание людей, которое веровало бы в единого Бога и по закону его жительствовало? А когда покажем, что должна быть церковь: то уже не о чем будет и сомневаться о том, что есть ли она? Притом не преминем поговорить и о том, что всегда ли, то есть, от создания ли мира должна такова церковь быть? Я бы тут очень желал красивейшими речами изъяснить, и некоторые Риторические употребить прикрасы: но только учение Катехизическое того не терпит. Катехизис, говорю, так толкуется, как в школах обыкновенно толкуются правила, или как бы вы дома своим детям что-нибудь нужное изъясняли. Почему и я принужден, вопрос учинив, толкование здесь приискивать; и словами такими, которые бы служили ко изъяснению и к выуразумению, а не ко украшению; чего ради вас, Благоразумные Слушатели, прошу простить в простоте слов.

Когда мы приступаем к Катехизису, то должны спросить, должна ли быть в свете церковь, то есть собрание в единого Бога верующих, и Ему угождающих? Отвечаю первое, неотменно должна: сего требует конец нашего создания, то есть, слава Божия (Притч.16:4; Рим.11:36). А сей конец не был бы действительным ежели бы не была церковь какая Богу служащая, и Его прославляющая. Вопросишь: но во Адаме весь род человеческий согрешил, (Рим.5:12), и от Бога отступил: то где уже церковь? Отвечаю: правда, что такой церкви нет, какая была, или должна быть прежде падения, то есть, церковь такая, которая бы силами естественными при сотворении данными (Еф.4:24) служила Богу, и праведна была бы пред Ним: однако ныне уже Бог по своей бесконечной премудрости и из грешников сделал, церковь (Еф.5:26), сделал их праведниками (Рим.5:19; Кол.1:14; Рим.3:24) по своей милости верою во Христа Иисуса; и о сей-то церкви здесь речь есть. Второе подтверждаю, что должна церковь быть из того предвечного Божьего (1Пет.1:20; Деян.10:13) определения, которым определил Сына своего послать ради искупления рода человеческого, то есть, собрания церкви, которая бы в Него веровала и спасалась. А понеже тот совет Божий неотменно должен исполниться: (Ин.6:39, 10:30), то неотменно должно и церкви быть. Третье подтверждаю из того, что не устоял бы сей мир, ежели бы в целом свете не было церкви, то есть, когда бы все люди не ведали Бога, и жили противу воли Его. Сие доводится из Священного Писания место: первое из Бытия глав. 7. где Бог за то только, что беззаконников умножилось, потопом, ради людей, и всякое дыхание погубил; но чтоб церковь не совсем прервалась, оставлен был праведный Ной. Еще из Бытия гл. 18. где Бог объявляет, что он не только вселенной, но ниже городу, ежели бы праведники совсем умалились, стоять, хочет попустить. Еще из Исаии (Ис.1:9) «аще не бы господь Савооф оставил нам семене, то яко Содом убо были, и Гоморру уподобилися быхом», то есть, неотменно бы все погибли. Четвертое, из послания к Евреям гл. 11, где Павел все почти исчислив века, ни один век так скудным не нашел, в котором бы какого не было праведника. Он зачавши от Авеля праведного вел порядком до Ноя, от Ноя до Авраама, от Авраама до Моисея: а что говорить о тех, которых ради множества ниже сам Павел имен мог изобрести, и которые крылись в пропастях земных? Таким же порядком неотменно шли и те века, которые считаются от того времени, как восток нас посетил свыше, потому наипаче, чтоб было правдиво то слово Христово, которым говорит, что церковь и врата адова не одолеют. О сем более удостоверяют разные, но премногобедственные церкви Христовой состояния, в которые и последние Христиане принуждены бывали проливать крови каплю, и имя Христианское до конца искоренено быть думалось: да только, чтоб правда была, что Христос говорил, то из адских уст были исторгаемы, из мучительских рук были свобождаемы, в гонениях, говорю, только что более умножались. И так из сих доводов ясно подтверждается то, что не только церковь должна быть, но и всегда, то есть, от создания мира была, и теперь есть, и будет до скончания века.

Вопрос. Почему должно узнать оную церковь? То есть, почему различествует то церковное собрание от другого всяких людей собрания? Отвечаю: по учению и по житию. Вопросишь: Разве такая церковь неотменно должна какое при себе иметь учение? Отвечаю: Всячески. Первое, потому что когда такая церковь верует в Бога, и по закону Его жительствует: то неотменно следует ей таковое благочестивое о Боге иметь мудрование, К Тим.6:3; 1Ин.4:2, и изрядное о законе Божием понятие: 2Кор.6:17, то есть такое, которое бы во всем воле Божией было согласно. Ибо иначе ниже бы церковью была. Второе. Такой церкви не только надобно иметь то, чтобы ее от прочих всех отличало; но и именно учение, для того точно, чтоб им и другие какие неблагочестивые собрания можно было обратить, и сделать своими членами (Мф.28:18). Вопрос. Какая же бы та была церковь, и где такая церковь? Отвечаю: такая церковь одна только есть Христианская; ибо она местом не определяется, то есть, не имеет границ, которыми бы идти не попускалась, как Иудейская: «во всю бо землю изыде вещание их, и в концы вселенныя глаголы их» (Пс.18:5); и как говорит Христос, что «Евангелию подобает проповедану быть во всех языцех» (Мк.13:10), еще (Ин.4:24). Вопрос. Почему можно признать, что Христианское собрание есть церковь, то есть, что она одна правильно в Бога верует, и свято о его воле рассуждает? Ответ. Из учения, да к тому ж и из жития. Вопрос. А чем доказать можно, что учение Христианское есть православное и спасительное? Отвечаю: премного таких доводов; но только я некоторые наисильнейшие привожу: первое, потому что учение, которое Христиане содержат, есть самое древнее (Пс.118:52), «помянух судьбы твоя от века и утешихся»; и такое с которым никакая языческая история в сравнении прийти не может; ибо все, сколько бы их ни было, языческие писатели писали уже о том, что было после потопа; а что прежде потопа, о том ничего не писали достоверно, разве только некими догадками, и то из наших же Христианских книг по большей части взяв; следовательно и Христианское учение в оных книгах содержимое есть самое древнее: а самое древнее учение без сомнения должно быть истинное; первое бо благочестие должны люди восприять от Бога. Второе, потому что учение Христианское есть премногими исполнено таинствами (к 1Тим.3:16) такими, которым человек премного дивиться может, но понять не может (1Кор.2). А прочие все веры наполнены баснями, и лживыми догматами, которым человек разве только совсем ослепленный поверит: как то Языческая, Магометанская и Еретическая. Третье, потому что Христианское только учение всяких добродетелей учит совершенству: оно учит всякой правде, как-то, почитать всякого по достоинству (Рим.13:7), глубокому смирению (Флп.2:5), ни мало не превозноситься пред Богом и людьми, крайней милости Божией, чудному беззлобию (Мф.5:39), как то ударившему в ланиту обратить и другую, высокому воздержанию, как от брашен (Лк.21:34), так и от страстей (Гал.5:24), а инде того ни мало. В других сектах широкая на всякие сласти отворяется дверь; как в Языческой и Магометанской. В них, говорю, ни малого не находится о спасении души учения; но или сонное, или весьма странное у них о будущем понятие. Четвертое, одно только Христианское учение показывает человеку, в каком он состоянии, показывает, говорю, ему его бедность, окаянство, скудость (Откр.3:17), да так, что вместе представляет и средство, чрез которое бы от оной бедности мог освободиться, то есть, веру во Иисуса Христа: а в других соборищах того нет. Из сих доводов не заключить, что Христианское учение есть и истинно, и одно душеспасительно, нечто иное будет, как при свете глаза закрыть. Вопросишь: Уже ли церковь еще и из жития познавается? Отвечаю: неотменно, потому что когда учение церкви, как сказано, должно быть и истинное и спасительное: то неотменно следует при таком учении быть житию добродетельному и со учением сходному: как напротив, где нет учения истинного, там нечего ожидать какого-либо в житии добра. Скажешь, что и в церкви истинной великие чинятся грехи. Отв. Правда, хотя и чинятся, да только им церковь не учит, ниже такие дела защищает, как другие секты; но наипаче еще 1) строгою на такие грех обличительницею бывает. 2) Что по житию церковь еще и познавается, как учит сам Спаситель, говоря (Ин.13:35): «О сем познают вы, яко мои ученицы есте, аще любите друг друга», и (Мф.5:16): «тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела, и прославят Отца вашего, иже есть на небесех». Вопросишь: Мы, которые здесь собрались, и все просто те, которые не считаемся язычниками, или Магометанами, или Еретиками; мы, говорю, должны ли считаться в церкви, или яснее сказать, церковь, которую мы содержим, есть ли истинная и православная? Отвечаю: всячески церковь, которую мы содержим, есть таковая, для того, что все то имеет, что ни касается до истинной и православной веры: то есть, мы веруем в Бога, чрез Христа спасены быть надеемся; мы принимаем Его слово, таинства содержим, воскресения чаем, ожидаем жизни будущего века, и все то, что нам Бог в свое своем ни открыл. Спросишь: а есть ли у нас та другая примета, по которой церковь познавается, то есть, житие с учением сходное? Отвечаю: Тут мне надобно бы усомниться, когда бы посмотреть на некоторые лица, которые Христианами обыкновенно называются, а житием весьма далеко от Христианского имени отстоят: да только тут нет речи о некоторых в церкви находящихся лицах: но о всей общей нашей церкви; про которую не можно сказать, что и другую церкви истинной примету не имеет, потому что Павел церковь Божию уподобляя царскому дому (2Тим.2:20) говорит, что как в царском доме есть сосуды златые, есть сребреные, есть глиняные: так и в церкви Божией есть добрые, есть и злые, да не по учению, но по житию: а житие неисправное не совсем делает человека вне церкви средством покаяния: как там же Павел доводит примером глиняных сосудов. И так что надлежит до вопросов, довольно, кажется, их собрали: но только не оставим пользы нашей; а сие сделаем, ежели из всякого вам проговоренного толкования заметим то, чтоб к нашей служило пользе, и откуда бы мы лучше жизнь свою исправляли.

Нравоучение

Сказали мы, что должна быть, и есть в свете церковь. Но сие очень мало для нас казаться должно. Чтобы было пользы? Какая утеха, какая отрада, ежели бы другие тою честью наслаждались, а не мы бы тем преславным церкви именем почтены были? Иные бы, говорю, сию милость Божию, которую Он к церкви имеет, принимали; а мы бы в тяжчайшем у Бога были гневе, которого никакая тварь снести не может. Другие в скорби присно бы радовались; будучи нищими, а многих бы богатили; ничто же имуще, а все бы содержали: мы бы напротив в радости присно скорбели; будучи богатыми, а всего бы требовали; все бы имели, а ни чем бы не владели; чтобы сие было за странное и пребедное наше состояние? Ты бы в церкви считался, а я бы в лукавом мире; ты бы работал Господу, а я бы злому века сего миродержцу; ты бы жил в доме Господне, и посещал бы храм святой Его, а я бы курил во храмах идольских, я бы их скверны за тайны почитал? А теперь наше такое ли состояние? Боже мой! «быхом иногда тьма, ныне же свет о Господе» (Еф.5:8). Теперь нам небо служит, воздух покоряется, повинуется земля, небо есть наше наследие, воздух есть, по которому нам на небо идти должно; земля, из которой нам в славу воскресения восстать надобно. Ибо и мы, как я толковал, находимся в церкви или есь мы церковь: и об нас уже сие сказать можно: «вы есте церкви Бога живаго» (2Кор.6:16). Мы-то та церковь, о которой много говорили Пророки, много Апостолы, много сам Христос: мы-то от язык собранная церковь, которую Павел насадил, Аполлос напоил, Бог же возрастил. Были мы некогда безбожными в мире, и такими, которых за то, что мы Его не знали, Бог не знал; а ныне как только «повелел Бог из тьмы свету воссияти, иже воссия в сердцах наших» (2Кор.4:6): то рушилась первородная темнота, мрак греховный исчез, пропасть соблазнов погибла, рыдание адское утихло, ловитель изнемог, «сеть сокрушися, и мы избавлены быхом» (Пс.123:7). Мы только теперь весело смотрим, куда бы глаза наши не возвели. На небо ли? Тут я весь льюсь радостью, понеже оно мне есть отечество, в котором я после здешних сует и бед вечно покоиться буду; оно есть пристанище, где я по мирским волнованиям пристать должен. На землю ли? Я тут дознаю, что она храмину мою телесную в себе скроет за тем точно, чтоб в последний день, как вострубит труба, ее в целости возвратить, чтоб уже веселилась в храмине нерукотворенной вечной на небесах. На солнце ли? Оно мне знать дает будущего моего прославления светлость. «Праведницы, говорит сам Спаситель наш, просветятся яко солнце» (Мф.13:43). На звезды ли? И он также есть некоторого моего возвышения знак. Я не один сие дознаю; Павел сам описывая имущую быть в воскресение славу, уподобляет оную не только солнцу, не только луне, но и звездам (1Кор.15:41). А что говорить о Богословии, то есть, о учении, которое нам с сею церковью пришло, и которое учение мы Христиане содержим? Веруем мы, а не умишком нашим хвастаем; веруем мы во Единого Бога, а многобожие отвергаем; веруем в ходатайство Иисуса Христа, а не отвергаем спасение; хвалимся смертью Христовою, а не распинанием Христа; крещение приемлем, а не остаемся во грехах; ожидаем на облацех имущего прийти Судию, а не думаем, чтоб все наши дела без разбору остались, чаем воскресения мертвых, а не принимаем то, что будто бы мы в смерти совсем пропадаем; чаем и жизни будущего века, а не держимся того, что будто бы в сей жизни содержится все. Мы такими мудрованиями различаемся от всех; мы такою только верою спастись уповаем. Да откуда ж бы было, что мы так преобразились? От Бога. "Сия, говорю, измена десницы вышняго» (Пс.76:11). Сие все справедливо, только каким нам в таком случае быть надобно? Какое Богу приносить благодарение, что нам свою волю открыл, нас от потопа греховного в спасительный принял ковчег? Не попустил Он нам родится Татарами; не попустил такими, которые Бога не знают; не попустил и такими, которые Его и знают, да худо. Он все то, что до него касалось, исправил; мы чтоб так милостивого своего благодетеля не разгневать, весьма опасаться должны. Не буди нам когда того, чтоб мы воли его противниками были. Нет! Бог поругаем не бывает: не за тем нам Он волю открыл, и тайны свои сообщил, чтоб мы только звуком уши полнили, а самою вещью презирали; устами бы чли Его, а сердце наше далеко отстояло от него; так верует и дьявол, также слушает и Язычник. Ты стал быть в благодати Христовой, да и изнемог, да и расслаб. Ты слушаешь Евангелие, но не по Евангельски живешь: столько же дивишься злату, сколько и тот, который то за Бога почитает; ты столько же гонишься за прибытками, сколько и язычник; ты столько же затворяешь утробу свою от нищего, сколько и безбожник; ты столько же стараешься о душе, сколько и тот, который ей думает вместе с телом пропасть. Что ж сие за вера? Что сие за христианство? Такая вера Богу досаждает, такой человек в церкви почесться едва ли может. Я знаю, что ты по высокоумию своему думаешь себе стоять как кедру, который не подвижется во век. Но как на такую вышину дыхнет бурной ярости Божия ветер; то едва ли устоит такая вершина, чуть ли не потрясется и самый корень. Бог знает и из неверного делать верным, и верного осудить за нечестие. Ты верою стоишь, не высокомудрствуй, но бойся. Истинный Христианин есть подобен светилу в мире. Его вера пред Богом чиста; Его дела и под спудом не скрыты; Его делами прославляется Бог. Такой человек когда бы замешался в десяти тысячах неверных: он бы и тут себя отличил; он бы и там виден был, как Ной в тех грешниках, которые в водах погибли, как Авраам между идолопоклонниками, как Лот между Содомлянами, как Иосиф между Египтянами, как Иов между Аравлянами, как Моисей между Израильтянами. Такой Христианин куда бы не пошел, с собою носит церковь, или за ним всюду ходит церковь. Таких Божиих людей когда будет целое собрание, то сделается церковь, о которой мы ныне толковали. Которое толкование да будет в вашу пользу, в славу же Божию, ему же да будет от нас честь и слава во веки. Аминь.

Сказывано Октября 26.


Источник: Катехизис или первоначальное наставление в Христианском законе. / сочинение Платона, митрополита Московского. / Том 8. Печ.: в Сенатской типографии Гиппиуса. 1781. – 373 с.

Комментарии для сайта Cackle