Сергей Алексеевич Белокуров

Кто автор «Увета Духовного» (к истории полемики против раскола)

См. также: Увет духовный Афанасия Холмогорского

В православной полемической литературе против раскола видное место занимает «Увет духовный», обязанный своим появлением раскольничьему бунту 1682 года под предводительством Никиты Пустосвята. Раскольники, поднимая восстание, надеялись одержать верх над православными, надеялись убедить патриарха Иоакима оставить «новую» веру и возвратиться в старую дониконовскую. Но случилось противное тому, чего они ожидали; публичные прения ( 5 июля 1682 г.) в Грановитой палате между православными пастырями и раскольниками, в присутствии царского семейства, бояр и выборных, ирения, которых так желали и домогались раскольники и на которых так сильно надеялись, привели совсем к противоположным результатам. Предержащая власть поняла к чему стремятся вожаки раскола и стала действовать за одно с духовной властью против раскола. В то время как гражданская власть предпринимала с целью пресечения деятельности раскольников меры «наказующия», действовала «прещением и наказанием», власть духовная предпринимала меры нравственного свойства, заботилась об исправлении раскольников «молением и учением». – Так с этой целью на московском печатном дворе были напечатаны1 особые «поучения» против раскольников – одно в количестве 600 экземпляров «в две тетради» и другое в том же количестве экземпляров размером «в четыре тетради», – и издано было особое полемическое сочинение «Увет духовный», «в нем же вся их (раскольников) прелесть, злоба же и безумство обнажится».

В Грановитой палате 5 июля во время диспута православных с раскольниками, как известно, читана была особая раскольническая челобитная, составленная монахом Сергием вместе с другими своими единомышленниками – Семеном Калачниковым, Никитой Борисовым, Иваном Курбатовым и Саввой Романовым2, против которой, по мнению раскольников, православные не могли ничего сказать и должны были остаться безответными. Стрельцы пришли в изумление, когда она была им прочитана (еще до 5 июля); «от роду не слыхали мы такого слога и такого описания ересей в новых книгах, говорили они»3. Чтобы доказать ложность этого утверждения и вообще ложность всей челобитной, неосновательность тех обвинений русской церкви в неправославии, которые были высказаны в этой челобитной, духовною властью и был издан «Увет духовный».

«Увет духовный» был написан в очень короткое время – с 5 июля по 27 августа, т.е. в 50 дней, так как 27 августа он уже был начат печатанием 4. Печатание «Увета» шло также быстро, как и составление его. Для начинания тех книг дано «на молебен и на свечи, да книг печатного дела всяких чинов и мастеровым людям на калачи 3 рубля 23 алтына»5. 20 сентября того же года «Увет духовный» был окончен печатанием. При печатании его истрачено было бумаги чистой на 145 руб. 10 алтын; бумаги приправочной на 1 руб. 20 алтын; киновари и всяких запасов на 8 руб. 25 алтын 4 денги; разных нерасписных расходов на 35 руб.; государева денежного и хлебного жалования наложено на «Уветы» 250 рублей 6 алт. 4 деньги6; переплетчику 6 руб. 9 алт. 6 ден. «А всего пошло на те книги «Уветы» чистой и приправочной бумаги и всяких книжных запасов и неросписных расходов и великих государей жалования наложено и от книжных переплетов – 467 руб. 6 алт. 4 деньги и в деле стали 1168 книг по тринадцати алтын по две деньги книга». По напечатании книги, она была поднесена и пожалована разным лицам: царям Иоанну и Петру – семь экземпляров «по обрезу золотом» и 6 книг «с цветками»; патриарху Иоакиму одна книга по обрезу золотом и 2 книги с цветками; по одному экземпляру – в Успенский собор, начальнику печатного двора – архиепископу Симеону, князю В.Ф. Одоевскому, царскому духовнику благовещенскому протопопу Никите Васильевичу, дьяку Арбеневу, двум справщикам, троим подъячим, двум чтецам и двум писцам; и сверх того отданы «в правилню две книги чистая, да кавычная». 27 сентября, по указу великих государей и святейшего патриарха, преосвященный Симеон, архиепископ сибирский и тобольский, приказал «Уветы духовные» в мир отдавать по той цене, по которой они стали в деле (13 алт. 2 деньги)7. Таким образом, «Увет духовный» был составлен и напечатан в очень короткое время, с 5 июля по 20 сентября 1682 года, в два с половиной месяца.

«Увет духовный» в том же 1682 году, в котором он был составлен, был разослан по всем епархиям для всенародного чтения в церквах и для руководства в собеседованиях с раскольниками пастырями церкви8. Чтобы составить более верное понятие об «Увете духовном», мы кратко рассмотрим его содержание. Он, если не считать вступления и заключения, может быть разделен на две главные части – историческую и полемическую. Впрочем историческая часть точнее может быть названа историко-полемической, так как она содержит историю, написанную с полемическими целями.

После общего заявления о необходимости подчиняться законному порядку, после увещания покоряться св. церкви всем «благословенным христианам», после этих общих мест, подтвержденных свидетельствами свящ. Писания и примерами взятыми из истории церкви восточной и русской (л. 1–9), составитель «Увета» переходит к современному положению дел в русской церкви: говорит, что «изыдоша злии человецы в мир сей, иже церковь святую безчестиша»; они говорили, что русская церковь после исправления книг при патриархе Никоне потеряла истинную веру и пр. и пр. «Блазни пустиша в простой народ, которые не токмо писанию предати, но и глаголати странно есть». Не смотря на это многие и от благочестивых за скудость ума последовали их нечестию. Чтобы опровергнуть все эти нелепые обвинения их нечестию. Чтобы опровергнуть все эти нелепые обвинения, доказать ложность их, чтобы доказать, что со времени исправления при патриархе Никоне богослужебных книг и чинов в русском государстве не явилась вера новая, как утверждали раскольники, а что напротив церковь русская сохранилась во всей своей чистоте, составитель «Увета» подробно передает историю исправления богослужебных книг при патриархе Никоне. Сперва он доказывает фактами, взятыми из церковной истории, возможность самого исправления церковных настроений; что исправление книг и вообще церковного устава при патриархе Никоне не новость в православной церкви и в частности в церкви русской. Император Константин Великий, Феодосий Великий, Маркиан, Юстиниан заботились о благочинии церковных чинов, «якоже свитки свидетельствуют». Не раз исправлялись чины и в нашей церкви прежде патриарха Никона, «якоже российская история свидетельствует о сем». Доказывает далее, что эти исправления совершенно законны и должны быть на самом деле, и что поэтому против самого факта нельзя ничего сказать. Преходя затем к исправлению богослужебных книг при патриархе Никоне, составитель «Увета» излагает официальную историю исправления книг при патриархе Никоне, помещенную в служебнике 1655 года, составленную по словам Филарета Черноговского Епифанием Славинецким (обзор духовной литературы). Говорить, что пред исправлением служебника собраны были в огромном числе самые древние греческие и русские рукописи, что за первыми (греческими) рукописями был нарочно посылаем на восток старец Арсений Суханов, и что по этим-то древним рукописям, привезенным им, был исправлен служебник. Из изложенной истории исправления книг при патриархе Никоне выходило, что книги:

1) были исправлены по самым древним рукописям, которые только могли найти;

2) были исправлены патриархом Никоном не самовольно, а с согласия и благословения собора русских иерархов, которыми была рассматриваема каждая исправленная книга, и благословляемая к употребению.

Эти новоисправленные книги были рассматриваемы на соборе 1666–1667 годов и одобрены этим же собором. Заключаяя изложение истории исправления книг, составитель «Увета» говорит: «Здесь убо явно есть всем и ум имеяй воистину может разсудити како бысть и чесого ради книжное правление и в церкви святой чиннное изрядство, ибо не туне и не якоже прилучися, но многим советом и соборами. И несть во святых новоисправных старых книгах с древних же вреда и порока никоего же». Несмотря на все это явились некоторые лица, которые стали хулять исправленные книги и обряды – Никита, Лазарь и единомышленники их. Эти лица были судимы на соборе 1666–1667 гг. И так как покаялись, то были прощены. Но они покаялись притворно и строили новые ковы на святую церковь. По смерти царя Алексея Михайловича, при царях Иоанне и Петре Алексеевичах «они (раскольники) паки возбенеша и восташа»; стали действовать не только тайно, но и открыто по улицам, торжищам и корчмам. Далее автор излагает историю раскольничьего бунта 1682 года под предводительством Никиты Пустосвята, говорит о прениях, бывших в Грановитой палате между православными и раскольниками и передает последствия этого бунта. Обличает невежество раскольников и убеждает не верить им и покориться русской церкви, чем и заканчивается первая часть – историческая – «Увета духовного».

Вторая часть «Увета» есть – «Краткие вещания и с старых книг свидетельства против нелепых вещаний раскольников», изложенная «по ряду», по порядку статей челобитной, поданной раскольниками в Грановитой палате 5 июля 1682 года. Составитель «Увета» по пунктам разбирает челобитную, опровергает различного рода хулу на православную церковь, докаказывает справедливость, истинность и древность обрядов православной церкви и наоборот ложность тех укоризн и пр., которые возводили на православную церковь раскольники. Челобитная раскольников, поданная раскольниками 5 июля 1682 года, была во многих пунктах сходна с челобитной Никиты Пустосвята, против которой был написан Симеоном Полоцким «Жезл правления», вследствии чего и составитель «Увета духовного» сильно пользуется этим сочинением Полоцкого. Автор «Увета» не только заимствует мысли из «Жезла», но и местами буквально от слова до слова выписывает отсюда. И это делает он довольно часто, так что около половины всей второй части «Увета» заимствовано автором буквально из «Жезла правления»9. Но автор «Увета» не ограничился перепечаткой многих мест из сочинений своего предшественника; он пошел далее Симеона Полоцкого. Автор «Увета» стал на точку зрения раскольников; все свои положения и возражения он везде подкрепляет выдержками из старопечатных книг, особенно чтимых раскольниками, древними вещами и другими вещественными доказательствами. Этих указаний на древние книги, рукописи и старинные вещи мы почти совсем не находим у Полоцкого; они все пренадлежат автору «Увета». «Увет духовный» есть, таким образом, первым полемическим сочинением, которое стало поражать и довольно удачно раскольников их же оружием – древними книгами и вещами, первое сочинение, в котором при опровержении раскольничьх мнений было обращено особое внимание на доказательства вещественные, заимствованные из древности.

Разбором челобитной, поданной раскольниками 5 июля 1682 года (во второй части «Увета»), не заканчивается «Увет духовный»: вслед за ответами (в количестве 24) на челобитную к «Увету» присоеденино еще для вящого убеждения раскольников в истинности православного учения – сказание, найденое патриархом Иоакимом в патриаршей ризнице правой руки святого апостола Андрея Первозванного, пальцы которого были сложены для крестного знамения по православному (троеперстию)10. Оканчивается «Увет духовный» увещанием покориться православной церкви. Таково содержание «Увета духовного».

Очевидно как книга полемическая, направленная к вразумлению раскольников, «Увет духовный» – сочинение очень хорошее. И до сих пор он не потерял своего значения в деле борьбы православия с расколом. В ХVII же веке «Увет» вместе с «Жезлом» Симеона Полоцкого – были единственные книги откуда православне пастыри могли почерпать себе различные сведения для успешной борьбы с раскольниками11.

Кто же автор «Увета духовного», который (автор) так скоро и дельно ответил на челобитную раскольников, поданную 5 июля 1682 года?

На этот вопрос обыкновенно дается ответ, что автор «Увета духовного» – патриарх Иаоким. В подтверждение этого положения приводят, как единственное доказательство, то обстоятельство, что в «Увете духовном» речь ведется от лица патриарха Иоакима: вначале его приводится возглашение увещательное и пр. Но подобное доказательство, если оно стоит отдельно от других, ничего не доказывает. Если оно что-то и доказывает, так только то, что «Увет духовный» написан от лица патриарха Иоакима; но что он написан именно патриархом Иоакимом, этого отсюда никоим образом вынести нельзя. Раз не мог кто-либо посторонний – не патриарх Иоаким – написать «Увет» от лица патриарха Иоакима? Думали же прежде, что «Жезл правления» изданный от лица патриарха Иосафа написан именно патриархом Иосафом, пока не было доказано, что ему пренадлежать не может и написан не им, а Симеоном Полоцким. Не повторяется ли история «Жезла правления» на «Увете духовном»? Итак, говоря строго, мы не имеем ни одного доказательства в пользу того мнения, что «Увет духовный» написан патриархом Иоакимом.

Между тем, в пользу противоположного мнения, что «Увет духовный» не мог быть написан им, можно привести несколько доказательств.

1) Тотчас после прений в Грановитой палате 5 июля патриарх Иоаким занят был усмирениями раскольников, административными распоряжениями по случаю последних событий – захватом расколоучителей и ссылкой их в различные монастыри; трудно поэтому предположить, чтобы в это время он взялся сам за опровержение челобитной. Весьма трудно и невероятно предположить, говорит биограф патриарха Иоакима г.Смирнов, чтобы Иоаким один мог написать «Увет» в полтора месяца, имея при том очень немного свободно времени.

2) До нашего времени сохранился черновой (писанный) вариант «Увета», с которого производилось печатание этого сочинения (библиотека москов.печат.двора – ныне москов. синодальной типографии, рукопрись № 465). Он написан разными руками12, с поправками, из которых некоторые более значительные писанны на отдельных лоскутках бумаги, приклееных к рукописи; что зачеркнуто в рукописи, всего этого нет в печатном «Увете», и наоборот все поправки и дополнения, сделанные в рукописи, все внесены в печатное издание «Увета». В числе этих поправок и дополнений нет ни одной или одного, писанных рукой Иоакима; и, наоборот, о некоторых прямо можно сказать, что они сделаны рукой справщиков; таковы напр. поправки и прибавления, сделанные справщиком иеродиаконом Карионом Истоминым13 (л.21; л.40 рукописи). Если бы «Увет» был написан патриархом Иоакимом, то едвали справщики или вообще посторонние лица осмелились сделать такие многочисленные изменения в этом сочинении, те добавления и сокращения в рукописи, какие находятся в ней. Очевидно, «Увет» написан не патриархом Иоакимом.

3) Из содержания «Увета» мы видели, что автор был хорошо знаком с расколом и особенно с полемикой против него. Он удачно в большинстве случаев полемизирует с раскольниками, причем в своих ответах постоянно ссылается на памятники древности, которые свидетельствуют в пользу православного мнения. Эти его указания и ссылки на древние предметы, эти доказательства вещественные не заимствованы им, откуда-либо, но принадлежат ему лично и с весьма хорошей стороны свидетельствуют об авторе и знакомстве его с полемикой против раскола. Одним словом, автор «Увета» хороший полемист против раскола. Между тем этого нельзя сказать о патриархе Иоакиме. Ни откуда, ни из каких исторических памятников не видно его хорошего знакомства с полемикой против раскола. Известно даже противное, именно, что при спорах с раскольниками он постоянно нуждался в помощи других. Во время споров с раскольниками в Грановитой палате 5 июля главным действующим лицом со стороны православных был не патриарх Иоаким, а архиепископ Афанасий Холмогорский. Иоаким не был хорошим полемистом против раскола, он не имел той массы сведений в защиту православия, письменных и вещественных свидетельств, какие имеет автор «Увета духовного»; в полтора месяца (время составления «Увета») он и не мог их собрать. Для того, чтобы представить такую массу доказательств и в настоящее время при всех научных пособиях нужно времени не менее месяца. Сколько же потребовалось времени в ХVII в. для этого дела человеку незнакомому с полемикой против раскола, когда еще не было таких пособий, которые мы имеем теперь? .. Очевидно, «Увет» написан человеком, который уже давно занимается спорными вопросами между православными и раскольниками, который знает их, как свои пять пальцев, а таким не был патриарх Иоаким.

Поэтому странно было бы составление «Увета» приписывать патриарху Иоакиму, составление такого хорошего полемического сочинения против раскола такому плохому знатоку раскола и полемисту против него, каким был патриарх Иоаким. Итак, по нашему мнению, патриарх Иоаким «Увета духовного» не мог написать, и он написан не им.

Но в таком случае, если «Увет» составлен не патриархом Иоакимом, то кем же? Кто его автор? Ответ на этот вопрос за отсутствием прямых данных может быть дан только гадательный.

Содержание «Увета», как мы сейчас сказали, обнаруживает большое знакомство его писателя со старопечатными и старописьменными книгами и с вещественными доказательствами, свидетельствующими об истинности православного учения. Автор «Увета» не ограничивается в своих обличениях по преимуществу витиеватою бранью на невежество пустосвятов, как поступил Полоцкий в «Жезле правления», но отвечает раскольником от Божественных Писаний, поражает их же собственным оружием. В то время (1682 г.) по своим познаниям относительно раскола и его заблуждений из среды церковной иерархии особенно выделялся Афанасий, архиепископ Холмогорский. Он первоначально был раскольническим начетчиком в Сибири; по обращении в православие постригся в монахи и поступил в чудовскую патриаршую школу, где его учителем был знаменитый Епифаний Славинецкий. По окончании учения был сначала ризничьим при тобольском митрополите Корнилии, а потом патриархом Иоакимом был назначен крестовым патриаршим иеромонахом. Между людьми книжными пользовался известностью, как «муж слова и разума», – и патриархом Иоакимом назначен был справником переводов14 с греческого языка, над которыми тогда трудился в Москве инок Евфимий, ученик Славинецкого. Он принимал видное участие в прениях в Грановитой палате 5 июля и даже за свои меткие обличения раскольничьих клевет должен был перенести оскорбление действием – от расколоучителя Никиты. Современники с похвалою отзываются о нем. «Муж слова и разума зело доволен, говорит Матвеев; рассмотрев опасно лживые и безумные забобоны раскольников, того ради от оных к восточной церкви обратися, явился крепкий православия защитник; раскольничия забобоны изобличал и как стрелами уязвлял»15. Такой же отзыв дает и другой историограф ХVII в. новгородский дворянин Крекшин. Обратившись из раскола в православие не из-за каких-то практических целей, а по внутреннему убеждению, Афанасий понятно хорошо знал те вещественные и письменные доказательства, которые свидетельствуют в пользу православия против раскола, так как и сам-то он обратился в православие потому, что был убежден им в правоте греко-российской церкви. И не только во время прений в Грановитой палате он принимал деятельное участие в прениях с раскольниками, но и после 5 июля 1682 г. Вместе с патриархом Иоакомом он весьма усиленно занимался борьбой против раскола. Один клирик, человек очень близкий к патриарху Иоакиму, составивший его житие, в письме к Афанасию, между прочим, пишет, что он, зная «его (архиепископа Афанасия) жалость о святейшем Иоакиеме патриархе и помних, яко любезнейша в подвизе Божии ревности при нем святейшем патриархе твоего тщательства и даже до смерти никогда с ним на оных капитонов (раскольников) подвизался еси, паче же и на новоявльшую латинскую дымящуюся главню Аркудиеву или Медведеву»16. Принимая все это во внимание, невольно возникает предположение о принадлежности «Увета духовного» не кому-либо иному, а именно архиепископу Афанасию Холмогорскому. К Афанасию Холмогорскому вполне приложимо то понятие, которое мы составили об авторе «Увета духовного», рассмотревши его содержание.

Косвенное подтверждение этому нашему предположению мы находим в приходорасходных книгах бывшего московского печатного двора. В них в одном месте17 читаем: «190 г. августа 25 отпущено безденежно Афанасию, архиепископу холмогорскому за многую его излишную к дому пресвятыя Богородицы и святейшему патриарху работу и для далные поморские страны», различных книг издания московского печатного двора – всего на 101 рубль 4 алтына. Что разуметь под «излишней работой» архиепископа Афанасия? Деятельность его в Грановитой палате 5 июля? Но в таком случае, почему же эта награда выдана так поздно спустя 50 дней? Не намекается ли здесь именно на участие его в составлении «Увета духовного»?18 Эта «излишняя работа» его не есть ли именно составление «Увета»? Эта награда дана Афанасию 25 августа, а 27 августа начали печатать «Увет»: следовательно, к 25 августа он был уже написан. Посему это пожертвование, и потом по тому времени довольно значительное – книг на 101 рублей, не может не рассматриваться, как награда за оконченное к тому времени дело, – за составление «Увета духовного». Основываясь на всех этих данных, мы предполагаем, что «Увет духовный» был составлен не патриархом Иоакимом, а архиепископом Афанасием.

Но с другой стороны, принимая во внимание краткость времени, употребленное на составление «Увета духовного», трудно предполагать, чтобы Афанасий мог написать его один; естественне предположить, что ему в его работе помогали другие лица, например, справщики печатного двора. Государево жалование на 190 год было выдано следующим лицам: главному начальнику печатного двора Симеону, архиепископу сибирскому и тобольскому; справщикам – Иосифу Белому, монаху Мардарию Ханыкову; чтецам-иеродиаконам – Феофану и Кариону; писцам – Флорке Герасимову и Дмитрейке Федорову19. Вначале 1682 года из состава печатного двора выбыл справщик монах Мардарий; на его место справщиком был назначен 4 марта бывший прежде чтецом иеродиакон Карион Истомин, а в чтецы на место Кариона поступил монах Аарон. Согласно с этими изменениями и жалование на 191 год было выдано следующим лицам: архиепископу Симеону, справщикам – старцу Иосифу Белому и иеродиакону Кариону Истомину, чтецам иеродиакону Феофану и монаху Аарону, писцу Герасиму Федорову20. Таким образом, около времени составления и печатания «Увета духовного» 5 июля – 20 сентября справщиками на печатном дворе были старец Иосиф Белый и иеродиакон Карион Истомин. Участие Кариона Истомина в составлении или, по крайней мере, исправлении «Увета» – несомненно. В некоторых местах рукописи «Увета» (типограф. библиотеки) добавления несомненно писаны им, Карионом Истоминым (л.л. 21 40 и в других местах). Ergo Карион Истомин принимал деятельное участие при издании «Увета». Вероятно, он и был справщиком этой книги при ее печатании. Относительно участия другого справщика старца Иосифа в издании «Увета» мы не имеем никаких сведений; вероятнее всего, что на нем лежала справка других печатавшихся в то время книг и что, следовательно, он не принимал никакого участия в составлении и издании «Увета». Таким образом, по нашему предположению, «Увет духовный» составлен архиепископом Афанасием Холмогорским при ближайшим участии справщика печатного двора иеродиакона Кариона Истомина. Что касается участия патриарха Иоакима в этом деле, то ему принадлежало высшее наблюдение за составлением и печатанием «Увета». Кому принадлежала мысль издать «Увет» – неизвестно; может быть и патриарху Иоакиму. Когда же «Увет» был написан, то, по всей вероятности, еще до печатания был прочитан патриархом Иоакимом и одобрен им к печати; быть может даже что-либо было и изменено вследствии замечаний патриарха. Впрочем, обо всем этом мы не имеем никаких сведений; все это только предположения ни больше, ни меньше.

* * *

1

Когда они начаты печатанием, какого числа месяца июля – в приходо-расходных книгах московского печатного двора (в Москве синод. типограсной библиотеке) не обозначено; оттуда известно только, что в 15 июля они были напечатаны и их приказано продавать по той цене, по которой «они стали без прибыли». Приходорасходная книга №81 л. 20 об. Впрочем, нам можно судить на основании другой записи в тех же приходорасходных книгах, они не были продаваемы, а были взяты патриархом к себе и раздаваемы им безденежно.(bidem – № 80 л. 95 об.).

2

Соловьев – История России т. XIII, стр. 357.

3

Савва Романов. Летоп. рус. литературы, Тихонравова, т. V, стр. 113.

4

«190г. августа 27 дня цари Петр и Иоанн указали и патриарх Иоаким благословил напечатать 1200 книг возглашения на раскольников в полдест Никитинскою азбукой». Приходорасходные книги москов.печатн. двора №82. «190 г. августа 27 начаты печатать Уветы духовные».Ibidem. № 80 л. 28. Симеон Полоцкий свой «Жезл правления» написал почти в два месяца с 18 мая по 13 июля 1666 года. Рукоп. м.д. академии № 68.

5

Ibid. № 80 л. 28. Того же числа (27 августа) «по указу великих государей и по челобитной за пометой дьяка Ивана Арбенева дано их великих государей жалования в приказь прибылому тередорщику Козме Савельеву рубль. А даны ему Козме те деньги для того, что он Козма у становаго дела за мастеровыми людьми многия справки находят». Приходорасходные книги москов. печатного двора № 80.

6

Размер этого налога «государева денежного и хлебного жалования» на «Уветы духовные» велик вероятно от того, что к нему присоединены 101 руб. 4 алт., на каковую сумму отпущено было безднежно книг архиеп. Афанасию Холмогорскому, за что – будет видно ниже. О размере этого налога на книги под названием «государева денежного и хлебного жалования» можно судить по следующей раскладке его на книги изданные в 193 г.: на Псалтирь с возследованием 160 руб.; на часословцы 157 р.; на служебники 318 руб. 3 алт.; на азбуки 17 руб.; на минеи 810 руб. 30 алт. 2 ден.; на часословы 364 руб., на Евангелия напрестольные 657 руб. 2 алт. 2 деньги. – См. Приходорасходные книги печатн. двора, № 84 д. 29.

7

Приходорасходные книги печатного двора № 81 лл. 28–30.

8

Грамота патриарха Иоакима митрополиту Новгородскому Корнилию. Анты историч. т V, № 98.

9

Около 60 листов из всего количества 120 листов, составляющих вторую часть «Увета». Вот статьи «Увета», заимтсвованные из «Жезла»: первая статья «Увета» по своему содержанию близка с 40 возобличению второй части «Жезла», местами буквально сходна; первая половина второй статьи буквально взята из 3 возоб. I части «Жезла»; 5-я из 20 возобл. I ч. «Жезла»; 7-я половина из 23 части возобл. I ч.; 8-й средина из 21 возобл. I ч.; 10-я из 29 возобл. I ч.; 11-я из 30 возобл. I ч.; 12-я из 28 возобл. I ч.; 13-я из 26 возобл. I ч.; 14-й начало буквально из 10 возобл. II ч.; 18-й начало из 19 возобл. II ч.; 19-я – из 44 возобл. II части; 20-й начало из 2 возобл. II ч. Свои статьи в «Увете» следующие: 3, 4, 6, 9, 15–17, 21–24.

10

В рукописи «Увета духовного» (типографической библиотеки, см.ниже) этого сказания об обретении правой руки апостола Андрея – нет. Нет в рукописи и последних 8 печатных листов «Увета». В перечислении архиереев, бывших в Грановитой палате 5 июля 1682 года, зачеркнут печатного двора архиепископ Симеон, прежде бывший Сибирский и Тобольский. Относительно сказания об обретении руки апостола Андрея весьма серйозные и веские соображения высказанные автором «Поморских ответов». См. в статье – «Литерат. труды п. Иоакима» – Странник 1882 год, ч. I, стр. 92–104.

11

«Увет духовный» был издан четыре раза в течении 50 лет.

12

Большая часть рукописи «Увета» писана , кажется, рукою одного из писцов московского печатного двора Флорки Герасимова. См.его почерк в приходорасходных книгах печатного двора № 78 при выдаче жалования на 190 год; в № 80 – на 191 год.

13

Почерк его руки см. там же. В рукописи исправлялись также некоторые выражения, казавшиеся слишком резкими, так зачеркнуты: бредацкими баснями, прилично было им и се бредити; бегай в кусты и будеши всякого блага в нами пуст, и паки прельстилися цари, прельстилися архиереи, прельстилися им последующие люди и т.п.

14

Им был пересмотрен и исправлен перевод монаха Евфимия всех сочинений св. Дионисия Ареопагита с толкованием Максима Исповедника. Словарь Евгения, I, 171. В архиепископа рукоположен 13 марта 1682 года.

15

Записки русских людей, изд. Сахарова. Спб. 1841 г. Записки Матвеева. Стр. 40. Крекшина, стр.43.

16

См. Житие патриарха Иоакима, изд. Общества древней письменности – л. 95.

17

См. приходорасходную книгу (в библиотеке москов. синод. типографии № 80 л.28).

18

Кроме того же числа отпущено ему же в долг до 2 марта 191 г. Различных книг на 100 рублей 15 алтын. «Во 191 г. марта 2 по указу святейшего патриарха на Афанасия архиепископа холмогорском и важеском на долговые книги ста рублев имать не велено и подлинно о том – очищено в расходной книге 191 году марта в 2 числа». Приходорасход. книга № 80 л.29. в другом месте: «марта 2 дня 192 г. патриарх Иоаким сто рублев для скудости новой его архиепископии тамошние страны далныя и скудных людей жителей имать не велел, а иным архиепископом то не во образец». Ibid. л. 25. Запись о безденежном отпуске архиепископу Афанасию книг следует почти вслед за указом о печатании книг «Уветы духовные». После указа о печатании «Уветов» записана выдача денег на молебен и рабочим по случаю начала работы по печатанию «Увета» и покупка свеч, а далее запись по выдаче книг архиепископу Афанасию Холмогорскому.

19

Приходорасходные книги печатного двора № 78.

20

Приходорасходн. книга печатного двора № 80.


Источник: Христианское чтение. 1886. № 7-8. С. 163-177.

Комментарии для сайта Cackle