ДУХ СВЯТОЙ

Верую... в Духа Святаго, Господа, Животворящаго, Иже от Отца исходящаго

«Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15, 26). Словами: Который от Отца исходит, Спаситель засвидетельствовал, что Отец есть источник Святого Духа. Он не сказал: «изойдет» или «произойдет», но «исходит», чтобы показать, что естество Их одно и то же, что существо Их нерасчленимо и нераздельно, и Лица соединены между собою, ибо что происходит, то не может отделяться от того, из чего оно происходит. Блаженный Феодорит (113, 388).

Мы должны исповедовать веру, преданную нам отцами, собранными некогда в Никее, и не отлагать от нее ни одного слова, зная что триста восемнадцать отцов говорили не без внушения Святого Духа. Святитель Василий Великий (113, 86).

С ними (отцами первого Никейского собора) поистине восседал и Сам Иисус Христос, Который сказал некогда: «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20)....Сам Дух Святой внушил им (то есть отцам собора) истину, ибо не сами они говорили, но Дух Бога и Отца говорил в них (Мф. 10, 20). Святитель Кирилл Александрийский (113, 86). Источник.

Есть Отец, имеющий совершенное и ни в чем не нуждающееся бытие, корень и источник Сына и Святого Духа... Хотя обо всем можно сказать, что оно от Бога, но собственно Сын от Бога и Дух от Бога, потому что и Сын исшел от Отца, и Дух от Отца исходит, но Сын от Бога неизреченно. Святитель Василий Великий (1 13, 390).

Общее Отцу и Сыну и Святому Духу – несозданность и Божество; общее же Сыну и Святому Духу – то, что они из Отца, а особенность Отца – нерожденность, Сына – рожденность, Духа Святого – исходность. Святитель Григорий Богослов (113, 391).

Веруем и в Духа Святого... от Отца исходящего... Мы научены тому, что Он исходит от Отца, но не доискиваемся того, как исходит, держась в тех пределах, которые нам положили богословы и блаженные мужи. Святитель Кирилл Александрийский (113,392).

Все (общего характера) названия удобно прилагаются к каждому лицу, но с сохранением одному Отцу быть Отцом, потому что Он Один есть Начало; Сыну – быть Сыном, потому что Он Один рождается, и Утешителю быть Духом Святым, потому что Он имеет собственное исхождение от Отца. Святитель Анастасий Антиохийский (113, 392).

Справедливо, что Отец дал всему бытие, и Сам ни от кого ничего не получил, – но равенства с Собою не дал Он никому, кроме Сына, Который родился от Него, и Святому Духу, Который от Него исходит. ...От Отца Сын, от Отца и Дух Святой, но Сын родился, а Дух исходит... Не от Себя Самого Сын, но от Того, от Кого рожден, не от Самого Себя Дух Святой, но от Того, от Кого исходит... Отец не уменьшил Себя, чтобы родить из Себя Сына, но так родил из Себя другого Себя, что весь остается в Себе и пребывает в Сыне, такой, каков и один. Равно и Дух Святой, всецелый из всецелого, не удаляется от Того, от Кого исходит, но таков с Ним, каким исходит из Него, не уменьшая Его исхождением Своим и не увеличивая Своим пребыванием в Нем. Блаженный Августин (113, 391).

Дух Святой всегда был и есть и будет; Он не начал и не прекратит бытия, но всегда пребывает с Отцом и Сыном. Ибо невозможно было или Отцу когдалибо быть без Сына, или Сыну без Духа: крайне бесславно было бы для Божества, как бы вследствие изменения Своих советов прийти в полноту совершенства. Итак, Дух всегда был приемлемым, а не приемлющим; совершающим, а не совершаемым; наполняющим, а не наполняемым; освещающим, а не освещаемым; приводящим к обожению, а не вводимым в обожение. Он всегда один и тот же, Сам для Себя и для Тех, с Которыми соединяется. Он невидим, не подлежит времени, невместим, неизменяем, не имеет ни качества, ни количества, ни вида. Он неосязаем, самодвижен, приснодвижим, свободен, самовластен, всесилен (хотя, как все принадлежащее Единородному, так и все принадлежащее Духу, возводится к первой Причине). Он – Жизнь и Животворец; Он Свет и Податель света; Он истекающая Благость и Источник благости; он Дух правый, владычний (Пс. 50, 12, 14). Через Него познается Отец и прославляется Сын (Ин. 16, 14), Сам Он, познаваемый только Ими – целостное единение, единое служение и поклонение (14, 14).

Он мой Бог, Им познал я Бога, Он Сам есть Бог и меня в той жизни творит богом. Он всемогущ. Он раздаятель даров, предмет песнопений чистого лика небесных и земных; Он, Жизнеподатель, сидит на превознесенном престоле, исходит от Отца. Он Божия Сила, Самовластитель... Святитель Григорий Богослов (14, 221). Источник.

Самым важнейшим доказательством того, что Дух соединен со Отцом и Сыном, служит сказанное, что Он имеет такое же отношение к Богу, какое к каждому человеку имеет дух, находяшийся в нем. Ибо сказано: «кто из человеков знает, что в человеке, кроме духа человеческого, живущего в нем? Так и Божьего никто не знает, кроме Духа Божия» (1Кор. 2, 11). И этого довольно. Святитель Василий Великий (113, 388). Источник.

Сошествие Святого Духа на апостолов – первый вздох человечества Божественным Духом

Сошествие Святого Духа есть первый вздох человечества Божественным Духом. Припомните пророчества Иезекииля о поле, полном костей человеческих (Иез. 37, 1–14). Помните, как по слову его соединялись кости с костями, как они покрывались потом жилами, плотью и кожей, – но духа еще не было в них. И сказано было Иезекиилю: «изреки пророчество духу». И он изрек пророчество, – «и вошел в них дух, и они ожили» (Иез. 37, 9). Это поле костей есть образ падшего человечества, которое, в удалении от Бога, не имело в себе жизни и не имело духа, как говорит апостол. Но Господь не оставлял его и готовил к оживлению разнообразными промыслительными действиями. Ко времени явления Христа Спасителя оно, можно сказать, совсем было готово принять новую жизнь, походило на труп цельный, в котором кости соединены с костями и покрыты жилами, плотью и кожей, только духа не было в нем. В Евангелии говорится ясно, что время оживления его уже настало; оставалось немногое: не Было Духа Святого, – отчего? – ибо Иисус не был прославлен. Но вот Господь воскрес, вознесся на небеса во славе; Божественный Дух сошел, и человечество ожило, вдохнув Его. Апостолы, или вся собравшаяся в Сионской горнице Церковь, были только устами, которыми приняло человечество этот первый вздох Духа Принятый в дыхании воздух обыкновенно проходит в легкие, из большого канала во все более мелкие, пока дойдет до последних пределов. Таким образом, приемники живительного воздуха – легкие, а способ сообщения его живительности есть само дыхание, вдох и выдох. Так и по отношению к Духу Святому: дохнув однажды Божественным Духом, род человеческий дышит Им с тех пор непрестанно. Легкие, в которых это совершается, есть святая Церковь; каналы в легких – это Божественные таинства ее и другие освятительные действия; колебание груди – это годовое движение всех священнодействий Церкви, например, Великий пост со всем чином своим, потом пятидесятидневные празднества, потом опять пост, и опять светлые дни, и так далее, точь-в-точь – колебание груди. Так дышит Христова Церковь, или все и повсюду верующие христиане. А так как христианство – в человечестве, то все человечество и дышит в нем, хоть и не все причастно животворным действиям этого Божественного дыхания. Источник.

Причина этому та, что в одной части человечества повреждена: органы дыхания, другая часть не подвергает себя влиянию этого благотворного дыхания. Ибо как для того, чтобы человек имел полное дыхание, необходимо, чтобы каналы его легких не были повреждены и засорены, так и для того, чтобы Божественный Дух оказывал Свое полное действие, необходимо, чтобы органы, Им Самим учрежденные для сообщения Себя, были целы, то есть чтобы все Божественные таинства и священнодействия сохранялись в том виде, как они установлены святыми апостолами, по внушению Духа Божия. Где учреждения эти повреждены, там дыхание Божественным Духом не полно и, следовательно, не имеет полного действия. Источник.

...Однако не будем обольщать себя тем, что мы обладаем здоровыми орудиями дыхания Божественным Духом, то есть истинными священными таинствами и настоящим устроением Церкви. Без дыхания Божественным Духом нет жизни. Церковь дышит этим Духом; и все мы должны дышать Им. Уста, которыми приемлется Божественный Дух, или отверзается сердце для принятия Его, есть живая вера. Соприкосновение с Ним есть участие в таинствах и священнодействиях по уставу святой Церкви; усвоение Его есть действия по Его внушению, выражаемому в требованиях совести и в заповедях евангельских. Кто живет так, тот дышит Духом и оживляется Им. Верное же свидетельство одуховления есть молитва, которую справедливо называют дыханием Духа. Кто хорошо, собранно и тепло молится в церкви и дома, тот дышит Духом. Святитель Феофан Затворник (114, 92–94). Источник.

Дух Святой является в виде языков, по родству со Словом; и в виде огненных языков (Деян. 2, 3–4). (Почему, думаешь?) Или по причине очищения (ибо по Писанию известен и огонь очистительный, что желающие могут везде увидеть), или по существу своему: «потому что Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29) нечестие. ...Является в виде разделенных языков, по причине разных дарований. В виде языков нисшедших, в значение Царского достоинства и почивания в святых; ибо и Херувимы есть Божий престол. Является в горнице (если только не почтут меня чрезмерно пытливым) в значение восхождения и возношения от земли тех, которые примут Духа; ибо и над водами есть некие Божии горние чертоги (Пс. 103, 3), в которых прославляется Бог. И Сам Иисус посвящаемых в высшее служение приобщает таинству в горнице, показывая тем, что нужно и Богу снисходить к нам (как, насколько известно, Он и снисходил к Моисею), и нам восходить к Нему, и что таким образом, при слиянии достоинства, должно происходить общение Бога с людьми. Пока же пребывают они в собственном достоинстве, – Бог в достоинстве высоты, а человек низости, до тех пор благость несоединима, человеколюбие несообщимо, и между ними – великая и непроходимая пропасть, которая отделяет не богатого только от Лазаря и от вожделенных недр Двраамовых, но сотворенное и преходящее естество от несотворенного и постоянного. Святитель Григорий Богослов (114, 103–104). Источник.

«Сядете и вы на двенадцати престолах судить двенадцать колен Израилевых» (Мф. 19, 28). Находим, что это исполнилось на земле, после того как Господь вознесся на Небо; потому что надвенадцать апостолов ниспослал Он Духа Утешителя и святую силу, и она, снизойдя, осенила их и воссела на престолах разумов их. Когда же видящие их стали говорить: «они напились сладкого вина» (Деян. 2, 13), Петр уже начал судить их, говоря: «Иисуса Назорея, Мужа, засвидетельствованного вам от Бога силами и чудесами и знамениями, которые Бог сотворил через Него среди вас... вы взяли и, пригвоздив руками беззаконных, убили» (Деян. 2, 22–23), и вот творит Он здесь чудеса, расторгает камни гробниц «и воскрешает мертвых. Ибо написано: «в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть, и будут пророчество вать сыны ваши и дочери ваши» (Деян. 2, 17). И таким образом многие были оглашены Петром и приступили к покаянию; почему, и настал новый мир, избранный Богом. Источник.

Так открылось начало суда, так открылся новый мир; ибо здесь дана им власть воссесть и судить в этом мире. Правда, они будут восседать и творить суд в пришествие Господне, при воскресении мертвых; но это же совершается и здесь; потому что Дух Святой X) восседает на престолах разумов их. Да и венцы, какие приемлют христиане в будущем веке, – невещественные. Кто утверждает последнее, тот говорит худо. Напротив, в этом являет Себя преоб разующийся Дух. Апостол Павел говорит о небесном Иерусалиме, что «он – матерь всем нам» (Гал. 4, 26), это и мы исповедуем. В одеяние же, какое носят на себе христиане. Сам Дух облекает во имя Отца и Сына и Святого Духа, вовеки. Преподобный Макарий Египетский (116, 279–280). Источник.

Что значат слова евангелиста: «не было на них Духа Святаго, потому что Иисус еще не был прославлен» (Ин. 7, 39)? Как не было еще Духа в людях святых, когда о Самом новорожденном Господе читаем в Евангелии, что Духом Святым Его познал Симеон, познала и Анна – вдова пророчица, познал сам Иоанн, Его крестивший; многое изрек исполненный Духом Святым Захария; Духа Святого приняла и Мария, чтобы зачать Господа? Не другого Духа имели и пророки, предвозвестившие пришествие Христово. Но будущему времени предоставлен был такой образ даяния, каткого прежде не было: об этом здесь и говорится. Ибо прежде нигде не читаем, чтобы люди, собравшись и получив Святого Духа, говорили на языках всех народов. Этого Духа послал Он свыше в день Пятидесятницы. И мы уверены, что всякий из нас и ныне получает этого Духа; только какого размера сосуд каждый приносит к источнику, такой и наполняет. Если же, скажут, этот Дух получают и ныне, то почему никто не говорит на языках всех народов? Потому, что уже сама Церковь говорит языками всех народов, то есть, распространившись по народам, она говорит на всех языках Кто не в этой Церкви, тот и ныне не получает Святого Духа. А ты, скажешь, говоришь ли на всех языках? Точно говорю, потому что всякий язык – мой, то есть принадлежит тому телу, членом которого я стал во Христе. Церковь, распространенная по народам, говорит на всех языках. Церковь есть тело Христово; в этом теле ты – член; а когда ты член того тела, которое говорит на всех языках, то веруй, что и ты говоришь на всех языках.

Итак, получили и мы Святого Духа, если любим Церковь, если связаны любовью, если имеем имя кафолическое и веру. Верим, что поскольку кто любит Церковь Христову, постольку имеет и Святого Духа. Имей любовь, и будешь иметь все. А любовь принадлежит Святому Духу по слову апостола: «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5, 5).

Почему же этого Духа, Которым излита любовь Божия в сердца наши, Господь благоволил даровать после Воскресения? Что обозначал этим? Господь не блага всего мира обещал нам, когда сказал: «кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того... из чрева потекут реки воды живой» (Ин. 7, 37–38). Он обещал жизнь вечную, где нет места никакой боязни, никакому смущению, откуда не прейдем, где не умрем, где не оплакивают покойников и не ожидают наследников. Вот что обещал Он любящим, пламенеющим любовью Святого Духа, а потому и благоволил даровать Духа только после Своего прославления: чтобы мы явили в своем теле жизнь, которой теперь не имеем, а ожидаем в Воскресении. Блаженный Августин (116, 94–95).

Когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов, то прежде всего будем помнить, что сошествие Его не надо представлять подобным сошествию или пришествию человеческому. Дух Святой как Бог – вездесущ: Ему неоткуда нисходить и некуда приходить: Он и без того везде есть и все наполняет. Сходить, приходить могут только существа ограниченные, а не Бог. Все эти выражения, как замечает святитель Иоанн Златоуст, употребляются о Боге по необходимости, – ибо на языке человеческом нет слов для выражения Божеских действий, каковы они сами в себе и все эти выражения означают не что другое, как новое явление силы Божией, особенное откровение Его присутствия. Где открывается сила Божия, где Он ощутимо являет Свое присутствие, туда, по нашему слабому понятию и еще более слабому выражению, Бог как бы приходит. Сошествие Святого Духа на апостолов, собственно говоря, есть не сошествие к ним Бога-Духа, а явление силы Его в них, открытие в них Его особенного присутствия.

Равным образом, когда мы говорим, что Дух Святой сошел на апостолов и начал в них действовать, то не должно думать, чтобы Он не действовал прежде в роде человеческом. Дух Святой, как премудро воспевает Церковь, был всегда, есть и будет. Он был в ветхозаветных патриархах – Адаме, Ное, Аврааме и других, был в пророках, был во всякой душе чистой; всякий праведник имел Его; без Него никогда не совершилось ни одного истинно доброго дела. Несмотря, однако же, на такое всегдашнее пребывание Духа Божия в святых Божиих, не должно думать, чтобы по тому самому сошествие Его на апостолов не было чем-либо особенно важным. Нет, оно чрезвычайно важно, чрезвычайно благодетельно для всего рода человеческого по следующим причинам. В предвечном совете Божием о спасении погубленного грехом рода человеческого положено, чтобы Сын Божий, явившись в определенное время на земле, искупил Своею смертью людей от вечной гибели и, по совершении этого величайшего дела, вознесся на Небо, чтобы там наслаждаться Божественной славой. Почему Промысл не благоволил, чтобы Сын Божий оставался до самого скончания времен на земле, чтобы видимо управлять Своею Церковью, Которой Он есть Глава и Господь, – о том мы с полной уверенностью не можем сказать ничего: ибо сам апостол говорит только, что «небо должно было принять» Спасителя «до времени совершения всего» (Деян. 3, 21), а почему так, не говорит ничего. Для нас в этом отношении довольно помнить слова Спасителя к ученикам,, скорбевшим об Его отшествии: «лучше для вас, чтобы я пошел» (Ин. 16, 7) и, помня их, верить, что действительно лучше, чтобы Спаситель наш был на Небе, а на земле с нами был Дух Святой. Итак, поскольку пребывание Спасителя на земле должно было быть кратким, то в том же предвечном совете Божием положено, чтобы по отшествии Спасителя на Небо, пришел Дух Святой, что бы, так сказать, заняв Его место, совершить то, что Им начато, сделать апостолов способными к проповеданию Евангелия всему миру, расположить сердца людей к принятию их проповеди, научить их живой вере в заслуги Искупителя, сообщить им новые духовные силы к исполнению нового закона благодати, короче говоря: усвоить роду человеческому те божественные дары, которые приобретены для него страданиями Сына Божия. Поэтому сошествие Святого Духа на апостолов есть как бы торжественное освящение новой, всемирной, вечной Церкви, такое освящение, после которого Освятитель уже начал в ней действовать видимо постоянно. Источник.

А из этого само собой откроется, как важно и благодетельно для всего рода человеческого сошествие Святого Духа на апостолов. Если бы Он не сошел на них, то дело Спасителя рода человеческого осталось бы незавершенным. Апостолы пребыли бы неспособными проповедать Его всему миру. Мир не знал бы о своем Спасителе. Не было бы в мире христианской веры, и праотцы на ши и все мы остались бы во тьме идолопоклонства. рительно предсказаны Пророками, чтобы люди, зная, на что на деяться, тем тверже надеялись, так и сошествие Святого Духа было предсказано неоднократно. Источник.

Так, еще за 600 лет Бог, утешая, по случаю голода, народ изра ильский через пророка Иоиля, говорил, что Он не только подаст им хлеб насущный, но и в последние дни, то есть во дни пришествия Мессии, изольет от Духа Своего на всякую плоть (Иоил. 2, 22–28). Подобное этому говорил Бог и через пророка Иезекциля (Иез. 36, 26). Но современники этих пророков ждали хлеба земного и мало заботились о пище духовной, утешительное предсказание не тронуло сердец, преданных страстям.

Иоанн Предтеча, по долгу призвания своего, приготовляя иудеев к встрече Мессии, готовил их и к принятию Духа Святого. Неоднократно объявлял он им, что после его крещения водою, вскоре откроется Крещение Духом Святым, и что последнее Крещение несказанно важнее первого (Мф. 3, 11). Но и это возглашение не произвело в сердцах, иссохших от страстей, жажды Духа Святого. Никто и не спросил, что это за Крещение, где и как обрести Его. Источник.

Сам Спаситель по временам указывал на будущее пришествие Святого Духа. Так, Никодиму, приходившему к Нему ночью для научения. Он прямо сказал, что для получения Царства Божия непременно должно возродиться от Святого Духа. Но этот учитель Израилев так мало знал о Святом Духе, что, как известно, подумал, что ему говорят о новом рождении из утробы матери (Ин. 3, 3–5). Источник.

Потом Спаситель в последний день праздника кущей (в который, между прочими обрядами, возливалась на алтарь вода из Силоамского источника) всенародно в храме проповедовал, чтобы всякий, кто жаждет, шел к Нему, потому что верующий в Него сделается сам источником воды живой. Это, как замечает Евангелист Иоанн, говорил Он о Святом Духе. Но едва ли кто истинно понял Его; ибо между слушателями произошел спор о Его лице, – и больше ничего (Ин. 7, 37–43). Источник.

Сами Апостолы, питая надежду на земное царство Мессии, мало думали (если только думали) о Святом Духе. И Спаситель, видя их неспособность, не говорил им о Нем или говорил весьма мало. Но когда наступило время Ему разлучиться с учениками, в последней беседе – в навечерие Своей смерти, для утешения их Он не только открыл, что они вскоре получат Святого Духа, но и раскрыл благотворные свойства будущего Утешителя. Оттого, говорил Он, – что Мне должно оставить вас, «печалью исполнилось сердце ваше. Но Я истину говорю вам: лучше для вас, чтобы Я пошел; ибо, если Я не пойду. Утешитель не приидет к вам» (Ин. 16, 6–7), – «Дух истины, Который от Отца исходит» (Ин. 15, 26). Правда, Я «еще многое имею сказать вам; но вы теперь не можете вместить. Когда же приидет Он, Дух Истины, то наставит вас на всякую истину» (Ин. 16, 12–13). Он научит вас всему, «и будущее возвестит вам» (Ин. 16, 13), напомнит вам, о чем Я говорил с вами. Он уже не оставит вас, а пребудет с вами вовек. Источник.

Ничего не может быть яснее этого предсказания, и ученики, повидимому, успокоились. Но ужасная смерть Иисуса Христа, кото рой они при всех предсказаниях никак не могли согласовать со своей надеждой Его земного царства, совершенно затмила в уме их обещание Спасителя: никто не думал об Утешителе; все только плакали и сокрушались! Воскресение Иисуса Христа рассеяло облако печали, но не оживило желания пришествия Святого Духа. Ученики снова начали мечтать о земном царстве; они спрашивали: «не в сие ли время, Господи, восстановляешь Ты царство Израилю»? (Деян. 1,6); а о том, не в это ли время придет Дух Святой, никто и не думал спрашивать. Источник.

Спаситель, видя крайнюю невнимательность учеников, снова обратил их мысли и желание на Святого Духа, а чтобы они тем усерднее ожидали Его, предсказал, что Он придет «через несколько дней» (Деян. 1, 5).Наконец, перед самым Вознесением на небо, Он запретил им и отлучаться из Иерусалима до Его пришествия, – привязал их, так сказать, как малых детей, к тому месту, где должен был сойти на них Дух Святой. Источник.

В самом деле, благословение, которым Господь осенил учеников Своих, возносясь на Небо, как будто сообщило совершенно новое направление их уму и сердцу. Утешитель, которого прежде так мало ожидали, сделался единственным предметом их мыслей и желаний. Никто и не думал оставлять Иерусалим, даже не расходились по домам, а пребывали все вместе. Всех было сто двадцать человек (в том числе и Пресвятая Дева), но душа была одна, сердце было одно. К крепкому единодушию присоединилась крепчайшая молитва. Несмотря на обещание Спасителя послать вскоре Святого Духа, они непрестанно молились о Его сошествии: молились потому, что не считали себя достойными столь великого дара; ибо познали, что без молитвы не бывает ничего важного; молились, поскольку самое стремление души к Святому Духу было уже чистейшей молитвой. Источник.

Когда апостолы таким образом, посредством единодушия и молитвы, неприметно для них самих, приближались и возвышались к Святому Духу, наступил пятидесятый день после иудейской пасхи, день весьма торжественный, для празднования которого многие из набожных иудеев стекались в Иерусалим со всего света. Предметом празднества было воспоминание синайского законодательства: ибо в пятидесятый день по исходе израильтян из Египта дан был им закон на горе Синайской, дан, как известно, среди громов, молний и бурь. Сверх того, в этот же самый день по закону приносились в жертву Богу начатки от жатвы, которая в Палестине оканчивается во время нашей весны.

Все иудеи по закону и усердию спешили во храм, но апостолы не сочли нужным идти в храм, оставленный навсегда самим Господом, – пребывали в своем домашнем храме. Но священный день не мог не возбудить в их сердце святых чувств. Воспоминание сошествия Божия на гору Синайскую невольно возбуждало надежду, не сойдет ли в этот же самый день и обещанный Утешитель. А та кая надежда еще более возжигала сердца молитвой. Сто двадцать чистейших голосов неслись к Небу! Сто двадцать чистейших сердец отверзлись для Утешителя! Огонь божественный уже начина, возгораться в них. Дух Святой уже подвигся в основании их существа; не мог долее скрывать невидимого Своего присутствия, – и сила благодати, через молитву, пробилась сквозь силы видимой природы. Источник.

Вдруг услышали шум, какой бывает во время бури, от сильного порыва ветра. Шум происходил с неба, но вскоре проник и наполнил чистейшим веянием всю храмину, в которой находились ученики. В то же мгновение среди храмины, в воздухе появилось множество языков огненного цвета; носясь над головами учеников, они опустились на них и опочили. «Если бы, – говорит святитель Кирилл Иерусалимский, – кто увидел апостолов в это мгновение, то мог бы подумать, что на их главах огненные венцы» (Оглашение 17). Источник.

Бурное дыхание было ближайшим предвестием, а явление огнецветных языков – видимым знамением пришествия Святого Духа. Будучи Духом чистейшим, бестелесным, Он избрал чувственное знамение, чтобы тем ощутительнее явить Свое присутствие. «Ибо, – рассуждает святитель Григорий Богослов, – как Сын Божий явился на земле видимо, то и Духу Святому надлежало явиться видимо» (Беседа 44). Так и прежде, когда Он сходил на Иисуса Христа в Иордане, Он избрал знамением Своего явления образ голубицы. Источник.

Нет сомнения, что Дух Святой не напрасно избрал теперь эти а не другие знамения: у Премудрого ничего не бывает без цели. Какая же цель была? Огонь, по изъяснению отцов Церкви, выражал то действие, которое Дух Святой должен был произвести и в апостолах, сделав их пламенными ревнителями веры, и в целом мире, попалив терние нечестия. Языки выражали дар слова, сообщенный провозвестникам Евангелия. Огонь и буря показали, что законодательство Нового Завета ничем не хуже Ветхого, которое дано было среди огня и бури, а кротость огня, почивавшего на апостолах, в сравнении с жестокостью огня синайского, который сжигал и умерщвлял, являла, что Новый Завет исполнен милости и благодати, недостававших Ветхому. Источник.

Бурное дыхание и видение огненных языков продолжалось недолго, может быть, несколько мгновений, но Дух Святой навсегда наполнил собою души и сердца апостолов. О, кто изобразит, какое дыхание, какой огонь был в этих сердцах! Как они очищались, претворялись, обожались! Это было истинно новое, лучшее творение! В это мгновение сделано более, нежели во все пребывание учеников с Иисусом Христом, – более дано, более принято. Можно сказать, что весь мир, сам Иисус Христос действием Святого Духа как бы преобразился теперь в уме апостолов: отныне они уже никого не знали по плоти, между тем как прежде Самого Иисуса Христа понимали по плоти (2Кор. 5, 16). Может быть, если бы спросить самих апостолов об этом состоянии, то они сказали бы не более того, что сказал святой Павел о своем пребывании в раю: «в теле ли – не знаю, вне ли тела – не знаю: Бог знает» (2Кор. 12,2)! За первым чудом последовало другое, большее. Умея до сих пор говорить только на одном природном языке – еврейском и притом на самом простом наречии его, галилейском, апостолы и прочие верующие вдруг начали говорить на всех известных тогда языках. Еще некому было слушать их, но они все говорили и не могли не говорить: Дух Святой двигал уста, а слова лились сами собой, как вода льется из источника. Так и у святого Давида, когда на него сходил Дух Святой, изливалось из сердца его слово благое, язык становился тростью книжника-скорописца (Пс. 44, 2). Каждый говорил то, что Дух Святой давал ему провещать; податель был один, а дары различны: море благодати, смотря по свойству сердец, так сказать, разлилось на источники – быстрые, медленные, шумные, тихие, более или менее глубокие, но во всех сердцах – живые, светлые. Источник.

Апостолы вещали «о великих делах Божиих» (Деян. 2, 11), – то есть о беспримерных совершенствах Божиих, чудных делах Промысла, которые открылись теперь для них во всей полноте и свете. Кто бы не желал знать, что именно и как они вещали? Видеть, так сказать, первые опыты огненного вещания их? Но Промысл скрыл это от нас. Это было вещание для них самих, их благодарственная молитва. Для нас они начали вещать после, и вещание их пронеслось по всей вселенной (114, 84–88). Источник.

Мы видели действие Духа Божия, слышали голоса людей духовных; посмотрим теперь на действия мира, вслушаемся в голоса людей плотских. Источник.

Шум бурного дыхания, вероятно, слышен был не одними верующими, слышны были, конечно, на некоторое расстояние и голоса ста двадцати человек, которые гремели во славу Божию. Потому многие из иностранных иудеев, пришедших на праздник, немедленно стеклись к апостольской храмине. Источник.

Все изумлялись, во-первых, тому, что слышали апостолов, славословящих Бога на языках иноземных, между тем как молитвы обыкновенно совершались на священном еврейском языке; во-вторых, тому, что никогда не слыхали о столь высоких истинах, о столь святых чувствах. Но всего более изумлялись оттого, что каждый – римлянин, грек, африканец, индус – слышал свой природный язык, тогда как каждому было известно, что говорившие были все галилеяне, люди совсем незнакомые с иностранными языками. От удивления переходили к ужасу, ибо все видели необыкновенное, слышали чудесное, а никто не мог объяснить того, что видели и слышали. «И все изумлялись и дивились, говоря между собою... что это значит?» (Деян. 2, 7, 12).

Но скоро нашлись люди, которые вздумали (как это нередко и бывает) объяснить другим то, чего они сами совершенно не понимали: что тут, говорили, удивительного? это действие вина заставило их забыть приличие, и вот они молятся на простонародных языках, тщеславятся их знанием. А иные, насмехаясь, говорили: «они напились сладкого вина» (Деян. 2, 13). Источник.

При всей нелепости этой клеветы, в ней есть нечто, стоящее благочестивого внимания. И апостол Павел противопоставляет Святому Духу это состояние, когда говорит: «не упивайтесь вином... но исполняйтесь Духом» (Еф. 5, 18). Не напрасно это противопоставление. И Давид говорит, что праведники «насыщаются от тука дома» Божия (Пс. 35, 9). Не напрасно и это выражение. А невеста – верующая душа, описываемая Соломоном, говорит, что она введена была даже «в дом пира» и просит других подкрепить ее вином (Песн. 2, 4–5). Тут еще более тайны. Что же все это значит? Вероятно то, что исполненный Святым Духом бывает вне себя, и в действиях его, и в самом виде открывается нечто странное, выходящее из обыкновенного порядка; похожее на то, что усматривается в человеке в состоянии опьянения. Так, святой Давид, исполненный Духа Божия, с царским венцом на голове, подобно младенцу, скакал всенародно пред ковчегом завета (2Цар. 6, 16). Источник.

Но плотские люди не знают другого восторга, кроме чувственного; упоение Святым Духом, святой восторг от преизбытка благодати чужд для них; они судят по своему опыту – и богохульствуют!– насмехаясь, говорят: «они напились сладкого вина».

Так и весь мир заблуждается, когда берется судить о действиях святых Божиих, когда подводит их под свои правила, под свой, так называемый, порядок, а в самом деле беспорядок вещей. Прочтите жизнеописания святых, и вы увидите, что многие из них почитались людьми странными, лишенными если не ума, то благоразумия. Уже смерть открывала общее заблуждение и показывала всем, что их «весь мир не был достоин» (Евр. 11, 38). Источник.

Таким образом, при самом сошествии Святого Духа снова подтвердилось слово Спасителя, что мир «не знает Его» (Ин. 14, 17). Он и никогда не узнает Его. Но вместе с этим оправдалось и то, что Дух Святой, «придя, обличит мир о грехе» (Ин. 16, 8). Источник.

Слыша хулу иудеев, Петр с прочими апостолами стал перед ними и произнес обличительное слово. Кратко и просто было это обличение, но поскольку устами Петра вещал Дух Святой, то слова его проникали сердца слышавших и победили их упорство. Выслушав его, повествует святой Лука, «они умилились сердцем» и сказали: «что нам делать, мужи братия?» (Деян. 2, 37). Источник.

«Покайтесь, – отвечал святой Петр, – и да крестится каждый из вас во имя Иисуса Христа», и вы не только будете прощены, но и сами «получите дар Святаго Духа»; ибо обетование Святого Духа дано не нам одним, и «вам принадлежит обетование и детям вашим и всем дальним, кого ни призовет Господь Бог наш» (Деян. 2, 38–39). Источник.

После этого иудеи немедленно покаялись, уверовали, окрестились, – и новая Церковь из ста двадцати выросла до трех тысяч человек. Так окончилось это событие – полным торжеством Святого Духа над неверовавшими! Иннокентий, архиепископ Херсонский (114, 88–89). Источник.

Господь Бог обещал через пророков послать Святого Духа Своего, и это обещание несколько раз исполнил: ибо не однажды, но несколько раз в различных видах Дух Святой являлся в мире. Так, Он являлся в виде голубином, при крещении Христовом; в светлом облаке, во время Преображения Иисуса Христа; в бурном дыхании ветра, как свидетельствует святой Лука: «И внезапно сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где они находились» (Деян. 2, 2); наконец, по свидетельству того же евангелиста, – в огненных языках. Для чего, спросишь, в столь различных видах? Для многих назидательных для нас причин.

Во-первых, Дух Святой явился в виде голубином потому, что Святая Церковь именуется в Писании голубицею (Песн. 2, 14), и что голубь есть не хищная птица, но простая, не имеющая в себе никакого зла. Потому и жилищем Святого Духа бывают только такие люди, которые имеют сердце простое и смиренное, а не коварное и лукавое. Далее Дух Святой явился в виде голубином и для того, чтобы научить нас богомыслием возноситься на высоту и водворяться с Богом. Кто непрестанно стремится в селения небесные и восклицает с псалмопевцем: «кто дал бы мне крылья, как у голубя? я улетел бы и успокоился бы» (Пс. 54, 7), того Дух Святой таинственно переносит на крыльях Своих в небесные селения.

Во-вторых, Дух Святой явился в облаке на Фаворе, так точно, как и в Ветхом Завете Он явился в облаке Моисею, ибо написано: «сошел Господь в облаке» (Исх. 34, 5). Из облаков изливается дождь, орошающий и оплодотворяющий землю; так и Дух Святой, по словам апостола, изливает дождь Своей благодати на сердца наши: «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым, данным нам» (Рим. 5,5). В облаках рождаются молнии и громы, из них исходят молниеносные и огненные стрелы: подобно сему действует Дух Святой в устах учителей церковных, ибо как молния светом своим прогоняет тьму, и как гром устрашает людей, так, исполненные Святого Духа, учители церкви проповедью своей разгоняют темные грехи и устрашают грешников, напоминая нам вечные мучения, ожидающие всех, служащих греху.

В-третьих, Дух Святой явился в бурном дыхании ветра. Ветер имеет силу отделять плевелы от пшеницы; так Дух Святой отделяет плевелы, то есть грешников, от праведников, которые именуются чистой пшеницей. Чистой пшеницей был Ной и его семейство, а все современники их были плевелами, и Дух Святой отделил плевелы от пшеницы, то есть спас Ноя с семейством его и погрузил всех прочих в волны потопа. Чистой пшеницей был Лот и его семейство; а содомляне были плевелами, и Дух Святой отделил от доброго семени, извел из Содома Лота и его семейство, а со домлян погубил огнем и серой. Ветер имеет такую силу, что не только отделяет плевелы от пшеницы, но вырывает с корнем высокие деревья, цветущие финики, благовонные кипарисы, васанские дубы и ливанские кедры, подобно этому Дух Святой ниспровергает и искореняет напыщенных, горделивых и высокомерных людей, которых пророк уподобляет высоким деревьям: «Видел я нечестивца грозного, расширявшегося, подобно укоренившемуся многоветвистому дереву; но он прошел, и вот нет его; ищу его и не нахожу» (Пс. 36, 35–36). Наконец, ветер имеет еще и такую силу, что проникает в расселины и пещеры подземные, очищает в них воздух от тлетворных паров, и иногда, не находя выхода, движет и колеблет землю; так Дух Святой, проникая в сердце человеческое, очищает его благодатным веянием своим от губительных страстей, воздвигает его от греховного сна, и обновляет «дух правый» в человеке (Пс. 50, 12).

Наконец, Дух Святой явился в виде огненных языков для того, чтобы дать апостолам слова огненные: ибо слово Божие именуется в писании огнем (Апок. 11, 5). Еще же и для того, чтобы показать, что Он есть тот же самый Бог, Который в Ветхом Завете показался Моисею в купине огненной, вывел Израиля из Египта столпом огненным, явился ему на дымящемся Синае и Даниилу на престоле огненном. Равным образом, через это явление в виде огненных языков Дух Святой показал Свое Единосущие со Христом, Сыном Божиим, Который придет некогда на землю также, в огне, судить живых и мертвых, как предсказал псалмопевец: «пред Ним огонь поядающий, и вокруг Его сильная буря. Он призывает свыше небо и землю, судить народ Свой» (Пс. 49, 34), и как свидетельствует апостол Петр: «небеса с шумом прейдут, стихии же, разгоревшись, разрушатся, земля и все дела на ней сгорят» (2Пет. 3, 10).

Дух благой и истинный! Приди ныне с высоты Своей святой и вселись в нас, отними от нас сердце каменное и даруй нам сердце плотяное, и благодатным веянием Твоим истреби в нас тлетворные страсти и дух правый обнови во утробах наших, и, облагодатствованные Тобою, мы единодушно воскликнем: «Видехом свет истинный, прияхом Духа небеснаго», Ему же с Отцом и Сыном подобает честь и поклонение вовеки. Святитель Димитрий Ростовский (113, 400).

Почему Дух Святой сошел на апостолов в день Пятидесятницы? Почему именно в этот день, а не в какой-либо другой угодно было Богу ниспослать Пресвятого Духа на апостолов? Причина этого заключается в таинственном сближении прообразования с прообразуемой истиной. Закон Моисеев был, по намерению Божию, преобразовательной тенью закона духовного, христианского: закон имел – говорит апостол, – «тень будущих благ, а не самый образ вещей» (Евр. 10, 1).

О даровании человеческому роду этого второго завершительного закона ясно и неоднократно предсказано было через пророков Иеремию (Иер. 31, 33), Иезекииля (Иез. 11, 20) и Захарию (Зах. 3 7). Вспоминая об этом, апостол Павел пишет: «пророк, укоряя их, говорит: вот, наступают дни, говорит Господь, когда Я заключу с домом Израиля и с домом Иуды новый завет, не такой завет, какой Я заключил с отцами их» (Евр. 8, 8–9). «Вот завет, который завещаю дому Израилеву после тех дней, говорит Господь: вложу законы Мои в мысли их, и напишу их на сердцах их» (Евр. 8, 10). «Я буду милостив к неправдам их, и грехов их и беззаконий их не воспомяну более. Говоря «новый», – прибавляет апостол, – «показал ветхость первого; а ветшающее и стареющее близко к уничтожению» (Евр. 8, 12–13). Значит, существенное отличие этого нового закона от прежнего будет состоять, вопервых, в том, что он свойства совершенно примирительного между Богом и человеком, ибо Бог обещает в нем забыть все их неправды и беззакония и стать для них Отцом, а их назвать своими людьми, между тем, как прежний закон был свойства обличительного и обвинительного: «Но мы знаем, – говорит апостол, – что закон, если что говорит, говорит к состоящим под законом, так что заграждаются всякие уста, и весь мир становится виновен перед Богом, потому что делами закона не оправдается пред Ним никакая плоть; ибо законом познаётся грех» (Рим. 3, 19–20). Во-вторых, в том, что он, по выражению апостола, написан «не чернилами, но Духом Бога живаго, не на скрижалях каменных, но на плотяных скрижалях сердца» (2Кор. 3, 3), – в самих мыслях и чувствах; ибо в пророческом слове сказано: «Но вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Господь: вложу закон Мой во внутренность их и на сердцах их напишу его, и буду им Богом, а они будут Моим народом» (Иер. 31, 33).

Когда же удобнее можно было написать этот новый закон в мыслях и сердцах людей, как не в тот самый день, который ознаменован был изречением древнего законодательства, чтобы показать и взаимное отношение этих двух законов между собой, и относительную их разность, и влияние на судьбу человечества? Так именно премудрый и всеблагой Бог и поступил, ниспослав в этот день Духа Своего Всесвятого на апостолов, и в лице их на всех верующих во Христа, которые сделают себя чистым сосудом для приятия этой высокой святости. И как при древнем законодательстве были на горе Синайской, на которую сошел Господь, огонь разгоревшийся, «громы и молнии, и густое облако» (Исх. 19, 16–18), так и при изречении нового закона Духом Святым сначала было внезапно бурное дыхание, потрясшее и наполнившее весь дом, где собрались апостолы, а вслед за тем явились нисходящие с неба «языки, как бы огненные», которые «почили по одному на каждом из них» (Деян. 2, 2–3) и сообщили им способность говорить разными, до сих пор неведомыми им языками. Таким образом, древняя пятидесятница освятилась и утвердилась новым явлением силы и славы Божией. Арсений, митрополит Киевский (114, 96–97).

«Когда Петр еще продолжал эту речь, Дух Святый сошел на всех, слушавших слово» (Деян. 10, 44).

В новоустроенной церкви в доме Корнилия, когда она едва только огласилась словом Божиим, приготовила духовные жертвы Богу, воскурила фимиам молитвы, вдруг открывается величественное явление, не менее чудесное, чем при освящении храма Соломонова: тогда «сошел огонь с неба и поглотил всесожжение и жертвы, и слава Господня наполнила дом» (2Пар. 7, 1); теперь Дух Святой сошел на всех, слушавших слово, и открылся в них чудесным даром языков. Не большая ли здесь слава Господня, чем в древности? Но чем она больше, тем удивительнее то, что слава эта открылась среди язычников, недавно приступивших к вере, и притом открылась прежде Крещения. Почему так? Можно бы ответить, что здесь действовал Тот, Кто духовные дарования разделяет «каждому особо, как Ему угодно» (1Кор. 12, 11), и не подлежит законам, предписанным для нас; потому Он мог, как после, так и прежде Крещения, подавать чрезвычайные дары Свои, когда находил это нужным по Своему Божественному усмотрению. Но в настоящем случае нельзя и нам не видеть особенностей цели, для которой Дух Божий открылся в доме Корнилия таким, а не другим образом. Последствия, и особенно объяснение апостола Петра (Деян. 11, 15–17), показывают, что Господь хотел при этом отнять всякое недоумение у верующих из иудеев относительно прав язычников в царстве Христовом, и потому предварил чрезвычайным Богоявлением самое священнодействие Крещения, чтобы показать, что верующие язычники имеют право не только на Крещение, но и на приятие чрезвычайных дарований Святого Духа. Иначе сомневавшиеся в возможности крестить язычников без обрезания усомнились бы и в возможности возложить на них руки после Крещения, когда низводится на крещенных Дух Святой (Деян. 8, 17). Здесь, можно сказать, Небесный Царь заранее приложил Свою печать (печать Дара Духа Святого) к хартии, чтобы без всякого сомнения написано было на ней рукописание завета Христова. «И верующие из обрезанных, пришедшие с Петром, изумились, что дар Святаго Духа излился и на язычников, ибо слышали их говорящих языками и величающих Бога» (Деян. 10, 45–46).

Событие было для иудейских христиан столь неожиданно и столь важно, что они пришли в такое же изумление, как те, которые были свидетелями действий Святого Духа в день Пятидесятницы, и подобно им могли вопрошать: «что это значит?» (Деян. 2, 12). Это сошествие Святого Духа и было сходно с первым сошествием на апостолов в день Пятидесятницы. Апостол видит здесь крещение Святым Духом; и дар, данный веровавшим язычникам, называет равным тому, который дан первенцам Христовой Церкви (Деян. 11, 15–17). То же свидетельствовал он на Соборе Иерусалимском, когда говорил: «Сердцеведец Бог... не положил никакого различия между нами и ими, верою очистив сердца их» (Деян. 15, 8–9). Что это значит?– Отвечаем словами апостола: «но это есть предреченное пророком Иоилем: И будет в последние дни, говорит Бог, излию от Духа Моего на всякую плоть» (Деян. 2, 1(5_17). Это слово пророческое еще более поясняется событием в Кесарии: здесь видим, что излияние Святого Духа в полном смысле простирается на всякую плоть, не только обрезанных, но и необрезанных (Деян. 10, 44–46). Что это значит? Дом Корнилия, наполнившись верующими и огласившись славословиями на разных языках, изобразил то же самое, что и Сионская горница с собранием ста двадцати первенцев новозаветного царства благодати, изобразил вселенскую Церковь, в которой отныне еще более и скорее прежнего будут собираться верующие из всех стран и от всех народов мира. Воскресное чтение (114, 337–338).

Дух Святой преисполнял человеческое естество Господа Иисуса, как об этом было предсказано Пророком: «помазал Тебя, Боже, Бог Твой елеем радости более соучастников Твоих» (Пс. 44, 8); или, как Сам Господь, через Пророка, говорил о Себе: «Дух Господень на Мне; ибо Он помазал Меня благовествовать нищим» (Лк. 4, 18; Ис. 61, 1); Дух Господень действовал в восприятии Сыном Божиим нашего человечества (Лк. 1, 31). Дух Божий сошел на Иисуса Христа во время Его Крещения на Иордане, в виде голубя (Лк. 3, 21), – и исполненный Духа Святого, Он «возвратился от Иордана и поведен был Духом в пустыню» (Лк. 4, 1). Все дела и чудеса, какие совершал Он, совершал Духом Святым (Мф. 12, 28). О Своем Божественном учении Господь говорит: «Дух животворит; плоть не пользует нимало. Слова, которые говорю Я вам, суть дух и жизнь» (Ин. 6, 63). И Своим избранным ученикам и апостолам Иисус Христос неоднократно обещал ниспослать от Отца Святого Духа. Он говорил: «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему и напомнит вам все, что Я говорил вам» (Ин. 14, 26). «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины, Который от Отца исходит, Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15, 26).

Теперь, приступая к изображению обещания Господня о ниспослании Святого Духа на апостолов, евангелист Лука показывает и то, что этот обещанный Дух Святой есть Тот Самый, Который преисполнял человечество Господа Иисуса и в Нем действовал; дал Господь этим «Святым Духом повеления Апостолам, которых Он избрал» (Деян. 1, 2); этого Духа Господь, перед вознесением Своим на Небо, обещал вскоре, «через несколько дней», ниспослать апостолам (Деян. 1, 5); этот Дух, по обещанию Господа, должен был их научить всему, что им нужно было знать, напомнить им все, что говорил Иисус (Ин. 14, 26); и в то же время, перед самым Вознесением Своим на небо. Господь дал апостолам повеления по отношению к ожиданию сошествия Святого Духа (Деян. 1, 4–5). Евсевий, архиепископ Могилевский (114, 29–30).

Явление Божества или Его силы в огне и пламени бывало и во времена ветхозаветные. Так, Господь явился Моисею в объятой огнем, но не сгоравшей купине. Гора Синайская, когда сошел на нее Господь для провозглашения десяти заповедей, пламенела огнем (Исх. 19, 18; Евр. 12, 18). В том и другом случае явление Бога в огне свидетельствовало о Его неприступном величии и святости и располагало зрителей к благоговению и страху. Огнем Господь казнил жителей Содома и Гоморры (Быт. 19, 24); Надава и Авиуда, положивших в кадильницу огонь чуждый, не с жертвенника, вопреки повелению Господню (Лев. 10, 2); Корея и его соумышленников (Чис. 16, 35) и роптавших в пустыне израильтян (Чис. 11, 1). Во всех подобных случаях смертоносная сила огня свидетельствовала, что нельзя безнаказанно оскорблять Бога нечестием, неповиновением Его святой воле и гордостью, ибо Он есть «огнь поядающий» (недостойных и грешников), «Бог ревнитель» (Втор 4, 24), не оставляющий без отмщения уничижающих Его, что «Страшно впасть в руки Бога живаго!» (Евр. 10, 31). Во время странствования евреев в пустыне Господь по ночам шел впереди их в столпе огненном и светом указывал им путь (Исх. 13, 21). Огонь чудесный нисходил от Бога на жертвы Аарона (Лев. 9, 24), Давида (1Пар. 21, 26), Соломона (2Пар. 7, 1), Илии (3Цар. 18, 38). Прикосновением огня к устам Исаии Господь очистил его и сделал его способным очищенными устами возвещать народу израильскому грозные суды Божии и утешительные обетования (Ис. 6, 5–9). Во всех этих случаях огонь служил знамением и проводником благодати Божией, просвещающей, милующей, освещающей и очищающей.

Нельзя не признать некоторого соответствия между огненными явлениями силы Божией в Ветхом Завете и сошествием Святого Духа в виде огней. Подобно этим явлениям оно свидетельствовало о страшной и вместе благотворной силе Святого Духа.

Огни, сошедшие на апостолов, не попалили, не убили их – они безвредно опустились на них и опочили: тем не менее они были знамением той страшной силы Святого Духа, оружием которой явились теперь апостолы. Господь Иисус Христос в одно из своих явлений апостолам по воскресении дунул на них и сказал: «примите Духа Святаго. Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся» (Ин. 20, 22–23). Не страшная ли сила сообщена апостолам в полномочии удержать грехи? Удерживать грехи – значит объявлять их непрощенными, и следовательно, заслуживающими осуждения от Бога; а что не прощено на земле, то не прощается и на небесах: приговор о грешнике, произнесенный земным судией человеческой совести, утверждается Судией Небесным. Отчего же приговор этот получает столь страшную силу? Оттого, что произносящий его облечен силою Святого Духа: «примите Духа Святаго». И вот сей самый Дух, которого лишь начатки сообщены апостолам дуновением Христовым, торжественно сходит на них в виде огненном и творит их орудием своей не только благотворной, но и страшной силы. Хотите ли видеть опыты этой страшной силы? Вспомните пример Анании и Сапфиры, дерз нувших солгать в лице апостолов самому Святому Духу; этот грех не был прощен им апостолом Петром, и суд Петра явно был судом Божиим: грешники тотчас пали бездыханными, и это страшное событие навело ужас на всех верующих, ибо служило для всех видимым знамением силы Святого Духа (Деян. 5, 1–11).

Поистине, Дух Святой есть огонь поедающий; но Он же есть огонь, обладающий животворной силой. Не столько на страшную, сколько на животворную, благодатную силу Его указывает сошествие Его в виде огней. Мы можем судить о ней по сравнению с действиями вещественного огня. Вещественный огонь светит и освещает предметы. И Дух Святой озаряет людей светом истины и ведения, ибо Он есть Дух истины, Дух премудрости и разума. Он или непосредственно открывает истину тем, которые приняли помазание от Святого, то есть от Него Самого, и потому знают все, что нужно для спасения (1Ин. 2, 20), и не дадут себя в обман сеятелям лжи; или научает истине через писанное слово Божие, изреченное по Его же внушению святыми Божиими (2Пет. 1,21). Огонь согревает; и Дух Святой согревает своею благодатью холодные к добру сердца человеческие. Всякая душа, согретая Его благодатью, живится Им, и проявляет свою духовную жизнь в любви к Богу, ибо «любовь Божия излилась в сердца наши Духом Святым» (Рим. 5, 5); в теплой молитве к Богу с неизглаголанными воздыханиями» производимыми в ней Духом Святым (Рим. 8, 26); в слезах умиления (Зах. 12, 10); в любви, радости, мире, долготерпении, милосердии, ибо все это есть плоды Духа (Гал. 5, 22). Без Духа Святого, без Его животворной силы, мы были бы мертвы духовно.

Огонь проникает во внутренность вещества: и Дух Святой нисходит в глубину человеческого сердца и обновляет его Своею благодатью. Он творит в нас сердце плотяное, мягкое (Иез. 36, 26–27), и в самом сердце начертывает законы для нашей деятельности (Иер. 31, 33), а не предписывает их только внешним образом, – и этим делает их гораздо более удобными к исполнению, чем были для ветхозаветных верующих законы, начертанные на скрижалях каменных. Огонь очищает благородный металл, отделяя его от неблагородных примесей. И Дух Святой попаляет в человеке все нечистое и восстанавливает в нем чистый образ Божий. Все силы духа Он переплавляет, как серебро и золото (Мал. 3, 3). Как же Он делает это? Он или ввергает человека в печь внешних скорбен и испытаний, или проводит его через внутренние искушения; и в том и другом случае воспитывает в нем дух смирения и самоотвержения, способный противостоять всем внушениям духа злобы и ветхого человека.

Огонь имеет свойство стремиться вверх: и воспламененная Святым Духом душа чистотою возвышается, то есть очищенная от всех земных пристрастий, она легко и свободно своими помышлениями и расположениями возвышается горе, к своему Небесному Отцу, в Нем одном ищет для себя света, радости и успокоения от тревог греха и житейской суеты.

Таковы благотворные действия Святого Духа, сколько можно судить о них по сравнению с действиями вещественного огня, в виде которого Он сошел на учеников Христовых. И смотрите, как этот вещественный огонь просветил, очистил, освятил апостолов и укрепил их к прохождению их великого служения. До сошествия Святого Духа апостолам недоставало ясного знания тех великих истин, о которых они должны были проповедовать. Сколько ни наставлял их Спаситель, они многого не понимали в Его учении так, они не вмещали учения Спасителя о Его духовном Царстве, не хотели верить словам Его, что Ему надлежит пострадать и умереть для спасения людей. Они были уверены, что Он пришел на землю не страдать и умирать, а устроить славное земное царство; не считали грехом желать истребления самарян огнем небесным. Но, озарившись светом невещественного огня Духа Святого, они стали распространять такие понятия о Мессии и Его Царстве, чище и возвышеннее которых быть не могло; преподавать правила нравственности, бесконечно превышающие все когда-либо бывшие нравственные учения человеческие, и вообще явились столь сильными в разумении истины и в слове, что перед ними преклонилась вселенная. На этих простых и некнижных людях (Деян. 4, 13) сбылись слова Христовы: «Я дам вам уста и премудрость, которой не возмогут противоречить ни противостоять все, противящиеся вам» (Лк. 21, 15). Огонь Святого Духа обновил и преобразил апостолов и в нравственном отношении. И до сошествия Святого Духа они имели достойные нравственные качества: они были простосердечны, чужды лукавства и лицемерия, с открытой душой внимали учению Спасителя, из любви к Нему оставили все и последовали за Ним. Но при всем том им еще многого недоставало в нравственном отношении: сердца их были доступны честолюбию и своекорыстию, – между апостолами возможны были споры о первенстве (Мк. 9, 34; 10, 35–37); им недоставало мужества и самоотверженности, необходимых для распространения Евангелия и для перенесения скорбей и гонений со стороны враждебного Христу мира; все они, несмотря на любовь к своему Учителю и Господу, оставили Его и разбежались, когда наступила опасность, а один из них даже отрекся от Него. Совсем иными являются апостолы по сошествии Святого Духа. Огонь Святого Духа попалил в их сердцах остатки ветхого человека, истребил в них всякое самолюбие и воспламенил их столь великой любовью к Христу и ревностью о спасении ближних, что для славы имени Христова и для спасения ближних они решаются на все жертвы и скорби: «терпим голод и жажду, и наготу и побои, и скитаемся, и трудимся, работая своими руками. Злословят нас, мы благословляем; гонят нас, мы терпим; хулят нас, мы молим; мы как сор для мира, как прах, всеми попираемый доныне» (1Кор. 4, 11–13). И за все эти страдания и труды они не ждут себе награды на земле: они живут упованием воздаяния на небесах.

Таково могущественное действие Святого Духа над умами и сердцами апостолов. Огни, в виде которых Он сошел на них, были знамением озарения их умов, светом истинной веры, возжжения в их сердцах крепкой любви и надежды.

Знаменательно самое очертание, в виде которого явились таинственные огни. Это были языки огненные. Они знаменовали дарованную способность говорить на разных неведомых им иностранных языках. Евреи по племени, галилеяне по месту рождения, апостолы умели говорить только на языке еврейском, и притом на худшем наречии его – галилейском. Теперь же эти евреи стали возвещать великие дела Божии (Деян. 2, 11) на многочисленных языках и наречиях. Для чего это чудо? Для того, чтобы торжественным образом засвидетельствовать, что истина евангельская должна быть проповедана всем народам, всему человечеству. До сих пор только один народ был хранителем истинного богопочтения, и язык еврейский, пока с него не переведены были священные книги на греческий, был единственным языком истинной веры; на нем одном прославились великие дела истинного Бога, хотя Бог этот есть Бог всей земли, всей вселенной. И вот наступило время призвания к истинной вере всех народов, к освящению всех языков словами Евангелия Царствия Божия, исповеданием Святой Троицы. «Идите, научите все народы, крестя их во Имя Отца и Сына и Святаго Духа» (Мф. 28, 19), заповедал Господь Иисус апостолам. Началом этой всемирной проповеди послужил день Пятидесятницы. Это был один из трех праздников, когда в Иерусалим собирались богомольцы из иудеев и прозелитов (обращенных из язычников) из всех стран. Тут были, кроме жителей Иудеи, пришельцы с дальнего востока (парфяне, мидяне, еламиты и месопотамцы), из Малой Азии (фригийцы, памфилийцы, каппадокийцы и понтийцы), из Южной Аравии, из Африки (египтяне, ливийцы, киринейцы), из Европы (римляне). И вот на языках всех этих стран раздалось из уст апостолов благовестие Царствия Божия, исповедание чудных дел Божиих, и раздалось не бесплодно. Его не поняли иудеи, не знакомые с иностранными языками, и над ними глумились; но в иудеях, пришедших на праздник из языческих стран, в прозелитах оно возбудило благоговейное изумление. Нет сомнения, что многие из них тут же обратились к Христу; теперь они пойдут обратно на родину и здесь слышанное и виденное ими в Иерусалиме возвестят не одним единоверцам, но и язычникам, и таким образом положат основание церкви из язычников и подготовят успехи проповеди самих апостолов среди язычников. Епископ Виссарион. Сборник для любителей духовного чтения (114, 100–103).

Утешая учеников Своих, Господь говорил, что для них лучше, чтобы Он взошел на небо, ибо, взойдя, Он пошлет вместо Себя Утешителя Духа (Ин. 16, 7). Нисшел Дух Святой и пребывает в Церкви, совершая в каждом верующем дело Христово. Всякий христианин причастник Духа. Это так необходимо, что кто Духа не имеет, тот и не Христов. Присмотрись же хорошенько – есть ли в тебе Дух благодати? Ибо он не у всех остается, а бывает так, что и отходит. Вот приметы: сначала находит дух покаяния и учит христианина обращению к Богу и исправлению жизни; дух покаяния, совершив свое дело, передает христианина духу святости и чистоты, которому преемствует, наконец, дух сыноположения. Свойство первого – трудолюбивая ревность; свойство второго – теплота и сладкое горение сердца; свойство третьего – чувство сыновности, по которому исходит из сердца воздыхание к Богу: «Авва, Отче» (Рим. 8, 15). Смотри, на какой из этих ступеней находишься. Если ни на какой, прими заботу и попечение о себе, Святитель Феофан Затворник (107, 157–158).

Дух животворит, просвещает, освящает

(О многообразии благодатных действий Святого Духа в мире)

Обрати внимание на следующее: рождается Христос – Дух предвещает (Лк. 1, 35); крещается Христос – Дух свидетельствует (Ин. 1, 33–34); искушается Христос – Дух возводит Его (Мф. 4, 1); являет силы Христос – Дух сопутствует; возносится Христос – Дух преемствует: чего великого и возможного единому Богу не может совершать Дух? Источник.

И из имен Божиих, какими не именуется Он, кроме нерожденности и рождения? Прихожу в трепет, когда представляю в уме и богатство наименований, и то, что противящиеся Духу не стыдятся и такого числа имен. Он именуется Дух Божий, Дух Христов (Рим. 8, 9), Ум Христов (1Кор. 2, 16), Дух Господень (Ис. 61, 1), Сам Господь (2Кор. 3, 17), Дух усыновления (Рим. 8, 15), Дух истины (Ин. 14, 17), Дух свободы (2Кор. 3, 17), Дух премудрости, разума, совета, крепости, ведения, благочестия, страха Божия (Ис. 11, 2–3). Он есть Дух благий, правый (Пс. 142, 10), владычественный (Пс. 50, 14); Он есть перст Божий (Лк. 11, 20), огонь (Мф. 3, 11; Деян. 2, 3); как Бог (и думаю в значении единосущия) Он есть творящий (Иов. 33, 4), воссозидающий в Крещении (Тит. 3, 5) и Воскресении (Рим. 8, 11), Дух, Который все ведает (1Кор. 2, 11), всему учит (Ин. 14, 26), дышит, где хочет и сколько хочет (Ин. 3, 8), Дух наставляющий (Ин. 16, 13), прогневляемый (Ис. 63, 10), податель откровений (1Кор. 2, 10), просвещающий (Евр. 6, 4), оживляющий (Рим. 8, 11), лучше сказать, Он самый Свет и Жизнь. Он разделяется в огненных языках и разделяет дарования (Деян. 2, 3–4); творит апостолов, пророков, благовестников, пастырей, учителей (Еф. 4, 11). Святитель Григорий Богослов (113, 391).

К Духу Святому обращено все, имеющее нужду в освящении; Его желают все, живущие добродетельно, Его вдохновение как бы орошает и помогает достижению благих целей. Он усовершенствует других, а Сам ни в чем не имеет нужды; Он живет без возобновления сил, он есть Податель жизни; Он не через прибавление возрастает, но всегда полон. Сам в Себе утвержден и вездесущ. Он есть начало освящения, мысленный свет, доставляющий Собою истину всякой разумной силе... Он неприступен по естеству и легко приемлем по благости. Хотя Он все наполняет Своей силой, однако сообщается только достойным и не в равной мере приемлется ими, но действует по мере веры. Он прост по сущности, многообразен в силах, весь присутствует в каждом и весь повсюду. Он, разделяемый, не страждет, и когда приобщаются Его, не перестает быть всецелым, наподобие солнечного сияния, – каждый наслаждающийся им как бы один, между тем это сияние озаряет землю и море и растворяется в воздухе. Так и Дух в каждом из приемлющих Его пребывает, будто присущий ему одному и всем достаточно изливает всецелую благодать, которою наслаждаются причащающиеся, по мере собственной способности принять, а не по мере возможного для Духа. Святитель Василий Великий (6,225).

Благовременно могу и я воскликнуть с пророком Исаией: «Долго молчал Я, терпел, удерживался; теперь буду кричать, как рождающая, буду разрушать и поглощать всё; опустошу горы и холмы, и всю траву их иссушу» (Ис. 42, 14–15). Если знаешь о себе, что открылся в тебе источник Святого Духа, то это служит признаком, что страсти, жившие в тебе, иссохли и умерли. На это указывают слова Спасителя: не здесь или там Царствие Божие, но «внутрь вас есть» (Лк. 17, 21). Источник.

Некоторые любят много рассуждать о Царствии Божием, но пребывают в праздности и не делают того, что вводит в Царствие. Другие и подвизаются ради Царствия Божия, но остаются вне его, потому что подвиг их чужд духовного разума и бдительности над собой. Редко встречаются такие, над которыми бы совершилось слово Спасителя, которые бы стяжали Царство Божие внутри себя. На стяжавших это Царство снизошел Святой Божий Дух; исполнилось на них сказанное евангелистом Иоанном: «верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими, которые ни от крови, ни от хотения плоти, ни от хотения мужа, но от Бога родились» (Ин. 1, 12–13). Они освободились от горестей, постигших Еву, вследствие поразившего ее определения: «в болезни будешь рождать детей» (Быт. 3, 16). Они освободились от тяжких последствий приговора, произнесенного над Адамом: «проклята земля за тебя» (Быт. 3, 17). В них вселилась та радость, которая вселилась в благодатную Марию, когда Дух Святой сошел на Нее, и сила Вышнего осенила Ее. Скорбное состояние сделалось жребием Евы и потомства ее; радостное состояние стало достоянием Марии и Ее потомства христиан. Мы были прежде сынами Евы, и проклятие, которое пало на нее, мы видели на себе: мы познавали это проклятие из помыслов преступных, которые действовали на нас. В противоположность этому мы познаем, что родились от Бога, из живущих в нас помышлений Святого Духа и из страданий Христовых, если тело наше, действительно, приобщилось им – распятием себя. Сказал апостол: «Или вы не знаете самих себя, что Иисус Христос в вас? Разве только вы не то, чем должны быть» (2Кор. 13, 5). Когда мы носим образ земного Адама, тогда познаем, что мы сыны его, по помыслам мерзостного плотского мудрования, живущего в нас и обладающего нами, служащего выражением болезненности души, ее недугов или, что то же, страстей. Носящие образ небесного человека – Господа нашего Иисуса Христа познают о себе, что они сыны Его, по Святому Духу, живущему в них. Источник.

Исаия говорит о них, которые страха ради Господня, приняли во чреве и пострадали, и родили Дух спасения. Также пишет Екклезиаст: «как образуются кости во чреве беременной, так не можешь знать дело Бога» (Еккл. 11, 5). Святая Дева, осененная Духом, зачала и носила во чреве вочеловечившегося Сына Божия: подобно этому те христиане, на которых низойдет благодать Святого Духа, таинственно зачинают и носят в сердцах Сына Божия действием Святого Духа. Говорил об этом апостол: «да даст вам... Бог крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми... превосходящую разумение любовь Христову» (Еф. 3, 16–19). «Но сокровище сие мы носим в глиняных сосудах, чтобы преизбыточная сила была приписываема Богу, а не нам» (2Кор. 4, 7). Достиг ли ты опытного познания следующих слов: «Мы же все открыты лицем, как в зеркале, взирая на славу Господню, преображаемся в тот же образ от славы в славу, как от Господня Духа» (2Кор. 3, 18)? Также познал ли опытно слова: «И да владычествует в сердцах ваших мир Божий» (Кол. 3, 15); и: «Христос в вас» (Кол. 1, 27); и «Бог, повелевший из тьмы воссиять свету, озарил наши сердца, дабы просветить нас познанием славы Божией в лице Иисуса Христа» (2Кор. 4, б)? Исполнил ли ты следующее завещание Господа: «Да будут чресла ваши препоясаны и светильники горящи. И вы будьте подобны людям, ожидающим возвращения господина своего» (Лк. 12, 35–36)? Позаботься, чтобы уста твои в страшный час суда Божия не связались внезапно молчанием, чтобы не прийти тебе в недоумение и не быть отлученным сверх чаяния от лика Святых. Знаешь ли наверно о себе, что сосуд твои достаточно наполнен елеем, подобно сосудам мудрых дев, что ты способен войти в чертог, что не останешься вне его? Ощутил ли ты, что дух твой, душа и тело соединились действием Святого Духа и воскресли непорочными от смерти вечной, будучи посещены Господом нашим Иисусом Христом? Вполне ли перестала совесть обличать и осуждать тебя? Соделался ли ты младенцем, согласно повелению Спасителя, Который сказал: «пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19, 14)? Если все это совершилось над тобою, то, находясь еще в теле, поистине ты сделался невестой Иисуса, и Дух Его вселился в тебя. Если же сказанное нисколько не известно тебе по самому опыту, то знай, что ожидают себя бедствия и стенания горькие. Срам и бесчестие уже предварили тебя на суде Христовом; подвергнешься им перед бесчисленным собранием святых Ангелов и людей.

Ежедневно, вставая рано утром, дева заботится единственно о том, чтобы предстать прекрасной перед взором жениха. Часто смотрится она в зеркало, рассматривает, нет ли какого недостатка на лице ее, который мог бы показаться неприятным жениху. Так и святые проводят и ночь, и день в тщательном рассматривании своих дел и помышлений: они изучают себя, находятся ли под водительством Бога, под водительством Святого Духа или нет. Брат! усердно подвизайся подвигом болезнующего сердца и подвигом тела в духовном разуме, чтобы получить вечную радость. Этой радости удостоились немногие, удостоились те, которые стяжали меч Духа и освободили душу и чувства от осквернения страстями. Силен Бог помиловать немощь нашу и сопричислить нас к святым Своим. Авва Исаия (8 2, 240–243).

Кто очистился от греховной нечистоты, возвратился к естественной красоте, через очищение возвратил как бы древний вид царскому образу, только тот может приблизиться к Утешителю. И Он, как солнце чистому оку, покажет тебе образ Невидимого. И в блаженном созерцании образа увидишь неизреченную красоту Первообраза. Через Духа – восхождение сердец, руководство немощными, усовершенствование преуспевающих. Дух, воссияв очищенным от скверны, через общение с Собою делает их духовными. И как блестящие и прозрачные тела, когда упадет на них луч света, сами делаются светящимися, так духоносные души, будучи озарены Духом, сами делаются духовными и на других изливают благодать. Отсюда – предведение будущего, прозрение таинств, постижение сокровенного, раздаяние дарований, небесное жительство, предстояние с Ангелами, нескончаемая радость, пребывание в Боге, уподобление Богу и предел желаемого обожения (6, 226). Источник.

Как у Бога – Слово, не устами произносимое, но живое, самостоятельное и вседейственное; так у Бога и Дух – не разливающееся дыхание, не рассеивающийся воздух, но Сила освящающая, самобытная, самодвижная (6, 153). Источник.

Вся... пренебесная и неизреченная стройность, как в служении Богу, так и во взаимном согласии между собою премирных сил, не может быть сохранена иначе как под управлением Духа (6, 246). Источник.

Как в телах здоровье, или тепло, или вообще свобода движения, так душе нередко присущ Дух. Но Он не остается навсегда в тех, которые по непостоянству воли легко отталкивают принятую ими благодать (6, 275). Источник.

Дух – воистину место святых. И святой есть собственное место Духа, он представляет себя в жилище Духа с Богом и именуется храмом Его (6, 277). Источник.

Приемлющие (Духа Святого) делаются Святыми, когда Он низойдет на них, и погибают, когда Он оставит их... Он источник вечной жизни (6, 190). Источник.

Как от огня неотделимо, что он греет; и от света – что он светит, так неотделимо и от Духа, что Он светит, животворит, что 0н благость и правота (7, 224). Источник.

Выше человеческой природы – объяснить причину, по которой Дух Божий различно действует в достойных... Ибо знает это только Тот, Кто вникает в душевные достоинства каждого, и каждому по неизреченным мерам правосудия – уделяет то, чего он достоин (5, 7). Источник.

Дух Святой возвращает нас в рай, вводит в Небесное Царство, возвращает нам усыновление, дарует дерзновение именовать Отцом своим Бога, сделаться общниками благодати Христовой; именоваться чадами света, приобщиться вечной славы, одним словом, дарует всю полноту благословения в этом и в будущем веке, когда в себе, как в зеркале, мы отражаем благодать тех благ, какие предназначены нам по обетованию и которыми через веру мы наслаждаемся, как уже настоящими (6, 241).

Страж наш есть Дух Святой. Когда душа приносит плоды, достойные вечных житниц, Дух Святой пребывает с нею, охраняет ее и отражает нападения врага (6, 162).

Приобщающимся Его Он дарует продолжение бытия. И в Нем мы снова оживаем, те, кто прежде удалившись от Него, стал тленным (6, 175).

Как солнечные лучи делают облако сияющим, пронизывая его золотым светом, так и Дух Святой, вошедший в тело человека, даровал ему жизнь, бессмертие, святость и воздвиг его душу после того, как она пала. И человек, который до тех пор был землей и пеплом, после вселения в него Духа принял достоинство пророка, апостола, Ангела Божия (6, 190).

Некоторые говорят, что они (пророки) пророчествовали в исступлении, так что человеческий ум затмевался Духом. Но самому посланническому назначению божественного наития противоположно делать богодухновенного – исступленным, так чтобы он, когда исполняется божественных наставлений, выходил из присущего ему разума, и когда приносит пользу другим, сам не получал никакой пользы от собственных слов. И вообще сообразно ли скольконибудь с разумом, чтобы Дух премудрости делал кого-либо подобным лишенному ума и Дух ведения лишал разумности? Свет не ослепляет, а, напротив, возбуждает данную от природы силу зрения, – так и Дух не души омрачает, а, напротив, возбуждает ум, очищаемый от греховных скверн, к духовному созерцанию. Что лукавая сила, злоумышляющая против человеческой природы, может смешать мысли, в этом нет ничего невероятного, но нечестиво утверждать, чтобы то же самое действие производило присутствие Божия Духа. Святитель Василий Великий (113, 402).

Этот Дух, премудрый и человеколюбивый, снизойдет ли на пастыря,делает его псалмопевцем, отгоняющим злых духов, и указывает в нем царя Израилева; снизойдет ли на пастуха, обирающего ягоды, делает его пророком (Ам. 7, 14): припомни Давида и Амоса! Снизойдет ли на умного отрока, еще прежде совершенного возраста делает его судьей старейшин: свидетель Даниил, победивший львов во рве. Найдет ли рыбаков, уловляет в Христову сеть тех, кто потом объемлет целый мир сетью слов; возьми в пример Петра, и Андрея, и сынов громовых, возгремевших о духовном. Найдет ли мытарей, приобретает в ученики и делает купцами душ: свидетель Матфей, вчера мытарь, а ныне евангелист. Обретет ли пламенных гонителей, – изменяет ревность, и савлов делает Павлами, настолько же ревностными в благочестии, насколько прежде проявляли ревность о зле. Святитель Григорий Богослов (113, 404).

Дух Святой открывает человеку, какой путь хорош и какой нехорош. А также показывает ему, что уготовано на пути хорошем и что скрыто на пути лукавом, чтобы человек, зная воздаяние за то и за другое, избежал вредного. Преподобный Ефрем Сирин (25, 572). Источник.

Дух Святой был назван Утешителем потому, что Он утешает людей – не как второй после Бога, но как Бог, ибо утешение – свойство Божие... (46, 440).

За десять дней перед этим естество наше взошло на Царский престол, а ныне Дух Святой сошел к нашему естеству, Господь вознес начаток наш и ниспослал нам Святого Духа, который есть другой Господь, разделяющий свои дары: ибо и Дух есть Господь,и бывшее о нас смотрение совершили вместе Отец, и Сын, и Дух Святой... «Но где теперь,скажешь,пребывает Дух Святой? О прежнем времени (апостольском) хорошо говорится, что Дух Святой был с ними, когда совершались чудеса, восставали мертвые, очищались прокаженные. А ныне чем доказать, что Дух Святой присутствует с нами?» Не опасайтесь: я докажу, что и теперь Дух Святой с нами. Каким образом? Если бы в нас не было Духа Святого, то как люди, просвещенные (святым крещением), избавились бы от грехов? Ибо от грехов невозможно освободиться без благодати Духа; о чем послушайте Павла, который говорит: «и мы были некогда несмысленны, непокорны, заблуждшие, были рабы похотей и различных удовольствий» (1 Тит. 3, 3). «Когда же явилась благодать и человеколюбие Спасителя нашего, Бога, Он спас нас не по делам праведности, которые бы мы сотворили, а по Своей милости, банею возрождения и обновления Святым Духом» (1 Тит. 3, 4–5). И в другом месте продолжает апостол: «но омылись, но освятились, но оправдались именем Господа нашего Иисуса Христа и Духом Бога нашего» (1Кор. 6, 11). Видишь ли, что Дух Святой очистил все грехи (новокрещенных)?

Если бы не было у нас Духа Святого, мы не могли бы называть Иисуса Господом своим: «никто не может назвать Иисуса Господом, как только Духом Святым» (1Кор. 12, 3). Если бы не было? Духа Святого между нами, то мы, верные, не могли бы молиться Богу. Мы говорим: «Отче наш, иже еси на небесех». Но как Христа не могли бы мы назвать нашим Господом, так и Бога не могли бы именовать Отцом нашим. Откуда это видно? Из слов того же апостола: «А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: «Авва, Отче!» (Гал. 4, 6). Поэтому, когда назовешь Бога Отцом своим, вспомни, что это Дух побудил душу твою, удостоив тебя такого призвания. Если бы не было Духа с нами, не было бы в Церкви ни премудрости, ни слова разума; ибо «Одному дается Духом слово мудрости, другому слово знания» (1Кор. 12, 8). Если бы не был с нами Дух Святой, то Церковь не имела бы пастырей и учителей; ибо они порождаются Духом, как и Павел говорит: «Дух Святый поставил вас блюстителями, пасти Церковь Господа и Бога» (Деян. 20, 28). Если бы не присутствовал с нами Дух Святой, Церковь не существовала бы; а раз Церковь существует, то, очевидно, присутствует и Дух. Святитель Иоанн Златоуст (114, 105).

Любящий Бога и соблюдающий заповеди Его облекается сходящей свыше силой Святого Духа. Он не является в виде огня и не приходит с великим шумом и дыханием бурным (это совершилось только на апостолах для неверующих). Он бывает зрим умно, как умный Свет, и приходит в тишине, принося радость, – и это отсвет первого вечного Света и отблеск непрестанного блаженства. Как только воссияет этот Свет в духе, тотчас исчезает всякий нечистый помысел, изгоняется всякая душевная страсть и всякая телесная немощь получает исцеление. Тогда очищаются очи сердца – ум и мысль, и видят Бога, как написано в Евангелии о блаженствах. Тогда душа, как в зеркале, видит все, даже и малейшие свои прегрешения, и приходит в величайшее смирение. Помышляя же о величии этой славы, она исполняется всякой радости и веселия, и, дивясь этому неожиданному чуду, проливает обильные слезы. Так наконец совершенно изменяется весь человек и познает Бога, сам прежде познанный Богом. Одна эта благодать Всесвятого Духа делает то, что человек начинает презирать все земное и небесное, настоящее и будущее, радостное и скорбное. Она делает его другом и сыном Божиим и богом, насколько это вместимо для человека. О, сколь величественны дарования Божии! (60, 174).

Подобно тому, как огонь не перенимает от железа черноты, но сообщает ему все то, что сам имеет, так и Божественный Дух, совершенно не приобщаясь нечистоты, как нетленный и бессмертный, уделяет нетление и бессмертие (59, 151). Источник.

Дух бывает как бы Божественной и световидной купелью; найдя достойных, Он всецело объемлет их (и заключает) внутри (59, 151). Источник.

Без Святого Духа никто не может ни греха избежать, ни исполнять заповеди Божии, ни отражать власть и силу, какую имеют над нами демоны (60, 168).

Дух Святой, дающий людям мудрость, ведение, благочестие, страх Божий и веру, не хочет пребывать в не чувствующих его (60, 330).

Когда Божественный луч коснется сердца, тогда и его осветит, и ум очистит, и на высоту поднимет, и, возведя на небо, соединит с Божественным Светом (59, 23). Источник.

Для тех, которыми обладают и страсти, и неверие, благодать Святого Духа неприступна и незрима. Но для тех, которые достойно покаются и начинают исполнять заповеди Христовы с верой, со страхом и трепетом, она открывается и бывает зримой. И сама эта благодать производит в них суд, несомненно такой, какой предстоит, или лучше сказать, она бывает для них днем Божественного суда. Кто всегда освещается этой благодатью, тот истинно видит себя самого, что он такое есть и в каком жалком состоянии находится – видит в тонкости все дела свои, которые совершал телом или только в душе. При этом он судится и Божественным огнем, вследствие чего, напояемый водою слез, орошается по всему телу, и мало-помалу крещается весь душою и телом, этим Божественным огнем и Духом, становится весь чистым, весь непорочным, сыном света и дня, и более не сыном человека смертного. Потому такой не будет судим на будущем Суде, так как уже был судим раньше; не будет обличаем этим светом, потому что освятился им здесь прежде; и не войдет в этот огонь, который жжет вечно, потому что вошел в него здесь прежде и был судим. Он и думать не будет, что только тогда явился день Господень, потому что давно уже стал днем светлым и сияющим от общения и беседы с Богом... Преподобный Симеон Новый Богослов (61, 26).

Дух Святой, Дух благой, Источник всякого блага, единый по существу с Богом Отцом и Сыном, – как Он посылается твари от Отца и Сына, если только исходит Он предвечно от Отца? Посылает Его Отец, согласно словам Христа Господа, сказанным апостолам: «Утешитель же, Дух Святый, Которого пошлет Отец во имя Мое, научит вас всему» (Ин. 14, 26). Посылает Его и Сын, согласно этому обещанию: «Когда же приидет Утешитель, Которого Я пошлю вам от Отца, Дух истины... Он будет свидетельствовать о Мне» (Ин. 15, 26). Потому и эту молитву: «Дух Твой Благий наставит мя на землю праву» (Пс. 142, 10) мы должны воссылать одинаково как к Богу Отцу, так и к Богу Сыну, чтобы от Обоих истекал на нас один источник благодати, подобно тому, как Иоанн Богослов видел в откровении его истекающим из престола Божия и от Агнца, когда говорит так: «И показал мне чистую реку воды жизни, светлую, как кристалл, исходящую от престола Бога и Агнца» (Апок. 22, 1). Именуется же Дух Святой Духом благим не только потому, что Он по естеству Своему благ, как Бог, согласно написанному: «Никто не благ, как только один Бог» (Мф. 19, 17), но еще и потому, что Его Божественной ипостаси в особенности присваивается благость, как Отчей – всемогущество, а Сыновней – мудрость, ибо Он есть причина всей благости, источник любви, и от Него происходят всякие дарования. От Него все дары, сияющие в Церкви, и в пророках, и в мучениках. Он есть Дух премудрости в Соломоне, Дух ведения в Веселеиле, Дух сове та в Моисее и в семидесяти судиях, Дух крепости в Иисусе Навине, Гедеоне и Самсоне, Дух благочестия в Товии, Дух разума в Данииле, Дух страха Божия в праведном и богобоязненном Симеоне – все дары благодати происходят от Него.

Дух Святой помогает нам во всяком состоянии, пребываем ли мы в благодати, или в грехах. Если в благодати, то помогает, чтобы не пострадали вследствие отпадения от нее. Удаляющимся от греха подает утверждение, чтобы снова не отпали от нее. Он ведет нас от силы в силу добродетелей, пока мы не увидим Бога богов в Сионе. Пребывающим во грехах Он помогает подняться, чтобы они не погибли от грехов, но ушли бы из-под их власти, согласно словам Псалмопевца: «Если бы не Господь был мне помощником, вскоре вселилась бы душа моя в страну молчания» (Пс. 93, 17). Для того Дух Святой был послан на святых апостолов и прочих верующих людей, чтобы без соблазнов руководил ими в настоящем пути, пути скользком и имеющем скрытые демонские сети, согласно словам царя Давида: «На пути, которым я ходил, они скрытно поставили сети для меня» (Пс. 141, 3), чтобы милостиво наставил их, являя Себя в печалях – Утешителем, во тьме – светом, в несчастьях – покровителем, в бедах – освободителем, в сомнениях – советником, в горестях – усладой, в трудах – отдыхом, в изнеможении – укреплением, в заблуждении – исправителем, в невежестве – наставником. Все эти благодеяния Дух Святой милостиво творил верующим, каждому по нужде, не перестает творить и доныне, если только сосуды наших душ мы постараемся омыть от греховных скверн в источнике слез. Пример такой благодати Духа Святого мы имеем в божественных апостолах, которые прежде были невеждами, но когда были посланы по вселенной с благовестием, то исполнились разумом, красноречием и мудростью. Учением своим они всех, как рыб, уловили Христу, и сбылось на них пророчество: «И все сыновья твои будут научены Господом» (Ис. 54, 13). Прежде они были боязливыми, Дух же Святой облек их силою свыше и укрепил на всякие бедствия, согласно следующим словам: «Я утвержу столпы ее» (Пс. 74, 4). Были они прежде худородными и не пользовались честью, Дух же Святой, наделив их силой чудотворения, соделал их дивными для всего мира: «Господь отделил для Себя святаго Своего» (Пс. 4, 4). Раньше были они едва теплыми; когда же Дух Святой сошел на них в виде огненных языков, возгорелись они любовью и были облечены ревностью, так что могли говорить с Иеремией: «Свыше послал Он огонь в кости мои, и он овладел ими» (Плач. 1, 13). Потому-то и слова их, как огненные, могли проникать и в окаменелые сердца. Потому-то и верховный апостол святой Петр одним поучением обратил к Господу три тысячи душ, а в другой день еще пять тысяч. Будучи прежде немощными, они столь укрепились Духом Святым, что ни мучения, ни томления, ни какая-либо адская сила не могли сокрушить сердец их. Напротив, они сами привели под иго Христово всю вселенную, упразднили идолов и даже князя мира, и всю вселенную подчинили и покорили Распятому. Вот какова сила Духа Святого, наставившего их и помогающего нам в немощах наших.

Тем же Духом Святым и святые мученики были укрепляемы в мучениях... Все это они принимали как радость, и побеждали этой мудростью самих мучителей и были укором безумию их. Так наставлялись они Духом Святым на землю праву, в которой все праведно и ничего нет противоположного: нет искушений, нет греха, нет бедствий, болезней, печали и воздыхания, но всегда веселье, радость, здоровье, довольство, благодать и слава.

Как народ израильский был приведен в обетованную землю столпом огненным, освещавшим путь ночью, и облаком, осенявшим их днем, так и мы водимся Духом Святым, который светом Своим освещает тьму бедствий и прохладой Своей покрывает нас в день благополучия. Он не оставляет нас во все время нашего путешествия, пока не войдем мы в землю обетованную, в землю праву. Благодать Духа Святого есть для нас то огонь светящий, то облако прохлаждающее. Своей предваряющей благодатью Он наводит на благой путь, сопутствующей – ведет, даром терпения – вводит и введенных венчает совершенною благодатью (103, 331–334).

Равным образом необходимо воссылать прилежные и теплые молитвы и Богу Духу Святому и вместе с матерью нашей Церковью беспрестанно воспевать: «Царю Небесный, Утешителю, Душе истины, Иже везде сый и вся исполняяй. Сокровище благих и жизни Подателю, прииди и вселися в ны, и очисти ны от всякия скверны, и спаси, Блаже, души наша». Очисти нас, как огонь очищает золото и серебро. Ты – огонь невещественный, согласно словам Писания: «Бог наш есть огнь поядающий» (Евр. 12, 29). Ты – огонь усовершающий, а не сокрушающий. Ты – огонь, превращающий человека не в пепел, но в бога. Ты – огонь, попаляющий греховные терния и просвещающий души наши. Ты – огонь, прогоняющий холод беззаконий и возжигающий теплоту любви. Ты – огонь, очищающий сосуды душ наших от богомерзких скверн и устрояющий их для почестей. Распали души и тела наши, чтобы мы горели неопалимо. Распали нас ныне Тобою, огнем небесным, чтобы избежали мы огня гееннского и опаления вечного! Тобою-огнем пусть горят светильники душ наших, чтобы мы вместе с мудрыми девами были впущены в чертоги Небесного Жениха. О Огонь святой! Как сладко горишь Ты! Как таинственно светишь! Как желанно жжешь! Горе тем, которые не горят Тобою и не светятся Тобою! Они впоследствии будут объяты беспросветным мраком и ввержены в огонь вечного мучения. Дух Святой, Дух пребожественный, Дух животворящий! Сожги же сильным пламенем Твоего Божества все терния и плевелы грехов наших, отсеки всякую ветку бесполезную, прорастающую внутри нас; истреби ветви сухие и не приносящие плодов; искорени совершенно из нив сердец наших всякое себя злобы, чтобы никто из нас не был сожжен в вечном огне! (103, 335). Источник.

Блажен и преблажен заботящийся о том, чтобы иметь в себе пребывающим Святого Духа, ибо он исполняется многих Его дарований. Окаянен же тот, кто не печется о пребывании в себе Святого Духа и даже отгоняет Его от себя греховными делами, ибо такой приходит в крайнюю нищету, в ту нищету, о которой говорит Сам Господь некоему лицу в Апокалипсисе: «ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды»; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг» (Апок. 3, 17). Источник.

Имеющий в себе Духа Святого богат без серебра и золота, исполнен изобилия без имений, без высоких почестей прославлен, ибо он имеет все во Святом Духе и не желает более ничего, кроме живущего в себе Божия Духа. Не имеющий же в себе Святого Духа, хотя бы он имел бесчисленные сокровища серебра и золота, все же нищий; хотя бы всеми был хвалим и прославляем, все же недостоин; хотя бы один почтен был всеми высочайшими почестями и санами, которые имеются в поднебесной, все же бесчестен; хотя бы владел всей вселенной, он все-таки беден. «Какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?» (Мф. 16, 26). Ибо без Духа Святого и с приобретением всего мира он несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг.

Святой праведный Симеон имел в себе Духа Святого и чего же сподобился? Какого богатства, какой чести, какого блаженства? Сподобился принять на руки Христа, Господа своего, который есть из всех богатств наивысшее богатство, из всех почестей честь пречестнейшая, из всех блаженств блаженство всеблаженнейшее. Принял Христа – принял вместе и богатства небесные, нетленные; принял Христа – принял вместе и честь царскую, чтобы соцарствовать Христу вечно; принял старец Христа – принял он и блаженство бесконечное; он, приняв на руки Христа, принял и жизнь нестареющую, небесную. Причиной же всему этому было то, что от юности своей он озаботился иметь в себе пребывающим Святого Духа: «и Дух Святый был на нем» (Лк. 2, 25). Источник.

Будем подражать и мы этому великому угоднику Божию, возлюбленные! Хотя бы отчасти, в меру слабых своих сил, будем подражать праведничеству его, никого не обижая, не клевеща, не говоря лжи, не помышляя о зле. Будем подражать благочестию его, почитая Бога не только верой и истиной, но и благими делами, отрекаясь от злых и неугодных Богу дел. Будем подражать упованию его, чающему утешения Израилева, все наше упование и чаяние возлагая на Бога. Озаботимся и тем, чтобы иметь в себе Духа Святого чистой жизнью, ибо не иначе вселяется Дух Святой в людей, как только там, где видит чистую, целомудренную, нескверную жизнь; где дружелюбие нелицемерное, кротость и мир, там же и Дух Святой (103, 603–604). Источник.

Дух Господень подает блага всем, почему и разделяется в пророчестве Исаиином на семь дарований. «И почиет на нем, – говорится там, – Дух Господень, дух премудрости и разума, дух совета и крепости, дух ведения и благочестия; и страхом Господ ним исполнится» (Ис. 11, 2–3). Благодеяния Духа Святого названы и в церковных песнях в неделю Пятидесятницы: «Дух премудрости, Дух разума, благий, правый, умный, обладаяй, очищаяй прегрешения; Бог и боготворяй, Огнь от Огня происходяй; глаголяй, деяй, разделяяй дарования» (Третья Стихира на «хвалитех»).Дух Господень не может не благодетельствовать не только достойным, но и недостойным, как «Сокровище благих: Он повелевает солнцу Своему восходить над злыми и добрыми и посылает дождь на праведных и неправедных» (Мф. 5, 45). Потому и каждый человек, делающий добро ближним, имеет на себе Духа Господня: «праведник милует и дает» (Пс. 36, 21). Святитель Димитрий Ростовский (103, 720–721). Источник.

Что такое Дух Святой в первоначальных дарах Своих, это объясняет Он Сам Своими огненными языками. Он есть невещественный огонь, который действует двумя силами: светом и теплом – светом веры, теплом любви. Этот небесный свет, по выражению Соломона, «более и более светлеет до полного дня» (Притч. 4, 18); разгоняет мглу неведения и сомнений; открывает обман призраков, которые погрязший в чувственности разум нередко принимает за истину; дает человеку видеть себя самого в наготе тленной природы, познать мир в отношении к душе и ощутить присутствие Бога, как источника света; сообщает «осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом» (Евр. 11, 1). По той мере, как свет от солнца правды умножается в уме, согревается и воспламеняется сердце. Божественная любовь изгоняет из него самолюбие; попаляет в нем терние плотских пожеланий; очищает, освобождает его и взаимно привлекает в душу новый свет. Слияние этих исходных даров духовных образует огненный язык, изрекающий закон Бога Слова в сердце (Пс. З6, 31) человека, изображающий в нем Христа (Гал. 4, 19), совершающий возрождение в жизнь духовную (113, 404).

Бывают минуты, в которые и преданный миру и плоти человек пробуждается от очарования, в каком они держат его; видит ясно, что прошедшая жизнь его есть цепь заблуждений, слабостей, преступлений, измен Богу, что дела его есть семя будущих казней, и что самые добродетели его не устоят перед взором вечного Судии. Он осуждает себя, трепещет всем существом своим, и отчаиваясь в самом себе, отчаянием влечется к упованию на Бога. Это расположение к покаянию есть не что иное как тот Дух, большой и сильный, «раздирающий горы и сокрушающий скалы» (то есть низлагающий гордость и умягчающий жестокие сердца), Которого посылает перед Собою проходящий Господь (2Цар. 19, 11) (113,396).

«И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим» (Деян. 20,22)». Чтобы показать еще в высшей степени священный пример ничем не ослабляемого служения Богу, вопреки мнениям людей, еще не отвергшихся мира и самих себя, доказывающий, что вер ные рабы Божии борются с трудностями и переносят скорби не потому только, что не могут их избежать, но и с добровольной готовностью, и даже с некоторым желанием страдать для Бога происходящими от сильной любви к Богу, посмотрим на божественного Павла, когда он идет в Иерусалим на опасность, явную не по догадкам и заключениям, но достоверную по свидетельству Святого Духа, и, однако, идет и не колеблется. Прочитаем слова которые на этом пути говорил он пресвитерам Ефесским, прощаясь с ними: «И вот, ныне я, по влечению Духа, иду в Иерусалим, не зная, что там встретится со мною; только Дух Святый по всем городам свидетельствует, говоря, что узы и скорби ждут меня. Но я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией» (Деян. 20, 22–24).

Чудный Павел! Но если ты уже знаешь, что узы и скорби ждут тебя в Иерусалиме (хотя и не ведаешь, от кого и за что, так как ты ни перед кем ни в чем не виновен), и если знаешь это не по догадкам и заключениям, которые, хотя выводятся из обстоятельств, могут измениться, или обстоятельства могут быть познаны неточно, но знаешь по свидетельству Духа Святого, изрекаемому Его пророками, в непогрешимости Которого ты не можешь сомневаться; кто же тебя гонит в Иерусалим, когда ты еще на свободе? Никто, говорит он, я иду по влечению Духа.

Что такое влечение Духа? Неужели, действительно, Дух влечет в Иерусалим на страдания, как узника в темницу? Нет. Ибо мы видим, что когда люди, ему преданные, со слезами молили, чтобы не ходил в Иерусалим, он отвечал, что делает это не по необходимости, не поневоле, утверждает, что делает то, что хочет и к чему готов по доброй воле: «Но Павел в ответ сказал: что вы делаете? что плачете и сокрушаете сердце мое? я не только хочу быть узником, но готов умереть в Иерусалиме за имя Господа Иисуса» (Деян. 21, 13).

Каким же образом этот – не знаю, как назвать его – свободный, или, может быть, невольник, связанный Духом, шел в Иерусалим на страдание, как агнец на жертву, и был, однако, так доволен в этом состоянии, как агнец на тучной пажити? Павел был связан и влеком Духом, подобно тому, как Иисус возведен был Духом в пустыню после своего Крещения. Под это полномочное водительство и управление Духа подошел святой Павел, следуя на деле тому же умозрению и тем же правилам, которые преподавал другим, когда говорил христианам: «Дух Божий живет в вас» (1Кор. 3, 16), и потому «Духа не угашайте» (1 Фее. 5, 19); «Если мы живем духом, то по духу и поступать должны» (Гал. будете исполнять вожделений плоти» (Гал. 5, 16), подобно 5, 25); «поступайте по духу и вы не как и «послушанием истине чрез Духа» (1Пет. 1, 22).

Святой Петр учил очищать души по той мере, как отказывают в удовлетворении похотям пло ти, плоть умирает для греха, и дух оживает для правды или добродетели. Чем охотнее и вернее следуют добрым побуждениям оживающего духа, или, по выражению святого Петра, очищают души духовным послушанием истине, тем более священный огонь духа возгорается, свет его сияет, он идет от силы в силу, так что иногда, в минуты восторга, не только все плотские похоти, но и всякое желание собственной воли человеческой связывает, оставляет в бездействии, как бы в плену или в узах. И только чистой духовной мудростью, только любовью Божественной, только преданностью воле Божией, едва, так сказать, прикасающегося земле человека этот огонь духа водит и носит, куда призывает Бог и законы Царствия Его, хотя бы для этого надлежало идти сквозь огонь и воду, сквозь страдание и смерть. О блаженный плен! О сладкие узы! Неограниченно свободная неволя! Высоковладычественное рабство! Ибо что есть плен духа, как не всепобеждающее убеждение истины? Что есть узы духа, если не всеобъемлющая любовь? Добровольная неволя самоотвержения есть совершенная воля Божия, и глубочайшее порабощение закону духа есть высокое право гражданства в Царствии Божием, последняя цель которого не в том, чтобы поработить свободных, но чтобы рабов сделать свободными, и даже царями и иереями Богу нашему. Потому пленник и узник духа не захочет расторгнуть свои узы или выступить из своего плена ни для какой свободы плоти, ни для какого владычества в мире, ни по какому побуждению человеческому, каким бы оно ни казалось благовидным.

Сходны ли с истиной эти понятия о состоянии связанного духом, судите сами по собственным словам апостола: «я ни на что не взираю и не дорожу своею жизнью, только бы с радостью совершить поприще мое и служение, которое я принял от Господа Иисуса, проповедать Евангелие благодати Божией (Деян. 20, 24). Филарет, митрополит Московский (114, 516–517).

Как тело душою, так душа Духом Святым оживляется (104,619). Источник.

Дух Святой через слово Божие действует в сердцах (104, 619). Дух Святой на сердцах верующих пишет закон (104, 619).

Видишь, что когда огонь коснется ладана или какого другого благоуханного вещества, курится дым и восходит приятное благоухание, – так же бывает, когда сердца человеческого коснется благодать Святого Духа. Тогда восстанет в этом сердце воздыхание и истинная молитва, как благоухание, вызванное огнем, и восходит ввысь к Небесному Отцу, и обретает у Него благодать и милость. Это учит нас просить у Бога Духа Святого, чтобы он возбуждал в сердцах наших истинную молитву. Святитель Тихон Задонский (113, 405). Источник.

Внимание и умиление признаются Источник.

даром Святого Духа. Только Дух может остановить волны ума, разбегающиеся повсюду (108, 148). Источник.

Явление духовной любви к ближнему – признак обновления души Святым Духом (108, 128). Источник.

Что воздух для жизни тела, то Дух Святой для жизни души. Душа посредством молитвы дышит этим святым, таинственным воздухом (108, 141). Источник.

Действие Святого Духа, от которого являются высокие молитвенные состояния, непостижимо для плотского ума (108, 150). Источник.

Вход в Царство Небесное, которое Святым Крещением насаждено в сердце каждого христианина, есть развитие этого Царства действием Святого Духа (108, 154). Источник.

Божественный и пренебесный Дух, сделавшись как бы душою человека, молится и плачет о нем... (108, 164).

Руководителем христианина должен быть Дух Святой, как руководителем ветхого человека – плоть, кровь и дух лукавый (108, 501).

Кто углубляется постоянно в Писание, изучает его в смирении духа, испрашивая у Бога разумения молитвой; кто направляет по евангельским заповедям все сокровенные движения души, тот непременно становится причастником живущего в них Святого Духа (109, 3).

Изливается в сердца наши любовь вместе с Духом Святым, она – Его Свойство. В кого нисходит Дух Святой, в том является Его свойство – любовь (109, 55).

В купели Крещения восстанавливается падший образ, человек рождается в жизнь вечную водою и Духом. С этих пор Дух, отступивший от человека при падении его, начинает соприсутствовать ему во время его земной жизни (109, 134).

Совершенство состоит в явном причастии Святого Духа, который, вселившись в христианина, переносит все желания его и все размышления в Вечность (109, 341–342). Источник.

Дух, вселившись в человека, освобождает его от греховного рабства, разрушая тело греха, то есть плотское состояние в человеке (109, 366).

Святой Дух, вселившись в человека, разрушает в нем царство греха, уничтожает невидимую внутреннюю борьбу и расстройство водворяет мир Христов... (110, 83). Источник.

Только Святой Дух может вполне очистить человека от страстей и возвратить ему власть над самим собою, похищенную диаволом (110, 167). Источник.

Господь – Дух, и человека, прилепляющегося к Господу, Господь соединяет с Собою, соделывает духом.., человек этот становится духовным, заимствуя из Духа Господня духовные свойства, причем отдаляются и отпадают от него свойства скотоподобные... (111, 134).

Истина имеет свойственный себе Дух. Этот Дух именуется Духом Истины. Он – Дух, от Отца исходящий. Он – Святой Дух Божий. Он – Дух Сына, как неотступно соприсутствующий Сыну, как составляющий с Отцом и Сыном единое, нераздельное и неслиянное Божеское Существо (111, 166).

Приятие Истины есть вместе приятие Святого Духа. Равным образом, где действует Святой Дух, там бывает обильнейшее явление Истины... (111, 166).

Истинного христианина Святой Дух созиждет духовно и преобразует в жилище Божие; Он во внутреннем человеке изображает и вселяет Христа (111, 166).

Нет истинного познания Господа Иисуса Христа без посредства Святого Духа (111, 167).

Оставление нами согрешений ближним нашим есть признак, что Дух Божий вселился в нас, царствует в нас, управляет, руководит волей нашей (111, 246). Источник.

Человек, обновленный Духом, делается Богоносцем, делается храмом Бога и священником, священнодействующим в этом храме, поклоняющимся Богу Духом и Истиной (111, 332). Источник.

Дивное чудо совершается при учении Духа: когда Дух учитель, – произносящий Слово Божие, и слушающие Его разделяют учение жизни. Вся слава принадлежит таинственному Учителю; Источник.

произносящий слово ощущает, что он произносит не свое слово, но слово Божие, слушающий ощущает, что слышит Слово Божие... (111, 493). Источник.

Какое ощущение объемлет человека, произносящего глаголы Духа, ощущающего в себе действие Духа? – Ощущение, которое свойственно иметь созданию перед его Создателем. Тогда человек явственно ощущает, видит, что он – ничто (111, 493). Источник.

Истина засвидетельствована на земле Духом Святым... Где нет свидетельства от Духа – там нет доказательств истины (111, 509).

Святой Дух действует самовластно как Бог: приходит в то время, как смирившийся и уничижившийся человек отнюдь не чает пришествия Его (112, 65). Источник.

Ум человеческий сам собой, не будучи соединен с Господом, рассуждает по силе своей. Когда же соединится с огнем Божества и Святым Духом, тогда бывает весь обладаем Божественным светом... исполняется Божественного разума и невозможно ему... мыслить о своем... (112, 65). Источник.

Что же такое, что может принявшего преисполнить радости, даровано будет молящемуся именем Господа Иисуса? Будет дарован... Дух Святой... (112, 109). Источник.

Естество, обновленное Святым Духом, управляется совершенно иными законами, нежели естество падшее... (112, 350). Источник.

Где пришествие Духа, там не ищи естественного порядка и закона.., и не удивись, если Он осуществляет в тебе несуществовавшее, если Он делает победителем ум, до сих пор побеждавшийся. Святитель Игнатий (Брянчанинов) (112, 446). Источник.

Хула на Духа Святого «не простится... ни в сем веке, ни в будущем» (Мф. 12, 32)

Священное Писание возвещает нам, что Христос в неизреченном единении двухсоставен. Он – Бог и человек. Ибо Слово стало плотию (Ин. 1, 14). Итак, Сам Христос именует Божество Слова Духом Святым, как и самарянке сказал: «Бог есть дух» (Ин. 4, 24), а человечество Слова – Сыном Человеческим, ибо говорит: «ныне прославился Сын Человеческий» (Ин. 13, 31). И иудеи, всегда оскорбляющие Бога, в отношении ко Христу впадали в сугубую хулу. Одни, соблазняясь плотью Его, тем, что Он Сын Человеческий, считали Его пророком, а не Сыном Божиим, и упрекали Его за то, что он ест и пьет (Мф. 11,19). И этим Он даровал прощение; потому что тогда только началась проповедь, и для мира невместимо было уверовать в Бога, сделавшегося человеком. Потому и говорит Христос: «если кто скажет слово на Сына Человеческого», – то есть на тело Его, – «простится ему» (Мф. 12, 32). Ибо осмелюсь сказать, что даже блаженные ученики не имели совершенного понятия о Божестве Его, пока не сошел на них Дух Святой в день Пятидесятницы; даже после Воскресения, увидев Его, одни «поклонились Ему, а иные усомнились» (Мф. 28, 17), однако не были за это осуждены. Но тому, кто хулил Духа Святого, то есть Божество Христово, и говорил, что «Он изгоняет бесов силою веельзевула» (Лк. 11, 15), не простится ему ни в сем веке, ни в будущем. Надо заметить, что Христос не сказал: «Не отпустится хулившему и покаявшемуся», но «хулящему», то есть пребывающему в хуле. Ибо должное покаяние разрешает все грехи.

Иные, исследуя сказанное, говорят, что есть четыре способа, которыми совершается отпущение грехов, и два из них имеют место здесь, а два – в будущем веке. Поскольку память наша не в состоянии удержать все прегрешения целой жизни, чтобы человеку покаяться в них здесь, то человеколюбивый Господь для непокаявшихся, как говорят они, подготовил два способа покаяния в будущем веке. Если кто-нибудь делал добро без различия, из сострадания к ближнему или по другим человеколюбивым побуждениям, то в будущем веке, во время суда, это будет взвешено, и если добро перевесит, то будет ему прощение. Это – первый способ. А второй следующий: если одержимый грехами, слыша, что говорит Господь: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1), и убоявшись, никого не осуждает за его жизнь, то, как хранитель заповеди, он не осудится, потому что Бог не солжет и не забудет Своей заповеди. Другие же два способа прощения имеют место здесь. Иногда грешник, по Промыслу Божию, подвергается несчастиям, нуждам, болезням, – ибо через это Бог неизвестным нам образом очищает его, и если искушаемый благодарит, то за благодарность приемлет награду. Если же не благодарит, то осуждается и за те грехи, за которые он терпел наказание, и сверх того подвергнется ответственности за неблагодарность. Поэтому, кто грешит в чем-либо перед людьми, тот имеет много случаев к получению прощения. Ибо кто грешит против одного человека и делает добро другому человеку, тот оправдывается тем же самым естеством, против которого согрешил. Но хула на Духа есть неверие, и нет другого способа к получению прощения, как сделаться верным; и грех безбожия и неверия не простится ни здесь, ни в будущем веке. Святитель Афанасий Александрийский (115, 731–732).

Хула на Сына Человеческого потому может быть прощена, что хулящие Его злословят Его до тех пор, пока, по слепоте душевных очей, не видят, что в лице Его непостижимым образом Божество соединилось с бренной плотью, то есть злословят по неведению сокровенного в Нем Божества. Но когда очистят душу свою, то, уразумев воплощение Божества, делаются верующими и этим избегают осуждения. Но что касается хулителей Святого Духа, то эти обнаруживают явную злобу и неблагодарность, потому что вооружаются против очевидных дел Божиих. Так, иудеи, хотя ясно видели, что Иисус Христос Божественной силой исцелял больных и изгонял бесов, тем не менее говорили, что Он это делал силою веельзевула. А хула, которая касается Божества, не может быть прощена. Преподобный Исидор Пелусиот (115, 731).

Пути стяжания Духа Святого

Достигший (непрестанного пребывания в молитве) достиг высшего предела всех добродетелей и еще на земле делается жилищем Святого Духа. Кто не принял действенно благодати. Утешителя, тот не может со свободою и радостью пребывать в постоянной молитве. Дух, как сказано, когда вселится в какого человека, то не прекращает молитвы, ибо Сам Дух непрестанно молится. Преподобный Исаак Сирин (82, 266). Источник.

Господь наш Иисус Христос научил, сказав: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди. И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, Духа истины, Которого мир не может принять» (Ин. 14, 15–17). Потому, пока не храним всех заповедей Господних, и пока мы не таковы, чтобы Господь засвидетельствовал о нас: «вы не от мира» (Ин. 15, 19), до тех пор не ожидаем удостоиться Духа Святого. Святитель Василий Великий (113,404).

Дух Святой есть во всех, как всех объемлющий и о всех промышляющий, и во всех приводящий в движение естественные семена (добра). Но в сущих под законом он присутствует как Указатель преступления заповедей и Просветитель предсказанного обетования во Христе. Во всех же сущих во Христе – как Усыновитель. А как Податель премудрости, ни в ком из названных лиц Он не присутствует просто или безусловно, но только в тех, кто сознательно сделал себя достойным Его Божественного вселения своей богоподобной жизнью. Ибо всякий, не творящий Божиих велений пусть он и верный, имеет неразумное сердце, как детище злых по мыслов, и тело повинное, всегда полное нечистыми страстными похотями. Преподобный Максим Исповедник (68, 260).

Кто хочет прийти к Господу, сподобиться вечной жизни, быть жилищем Божиим и удостоиться Святого Духа, тот, чтобы ему быть в неукоризпенном состоянии и творить плоды по заповедям Господним, должен положить такое начало: во-первых, он должен твердо уверовать в Господа, всецело посвятить себя словам заповедей Его, во всем отречься от мира, чтобы ум совершенно не был занят ничем видимым; во-вторых, всегда нужно ему пребывать в молитве и не отчаиваться, непрестанно ожидая посещения и помощи от Господа и во всякое время имея это целью ума своего; в-третьих, надо всегда принуждать себя ко всему доброму, к соблюдению всех заповедей Господних, хотя бы и не желало этого сердце по причине пребывающего в нем греха, например, принуждать себя к смиренномудрию, кротости, милосердию. Святитель Макарий Великий (113, 404). Источник.

«Духа истины, Которого мир не может принять, потому что не видит Его, и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает» (Ин. 14, 17). Плотский человек, ум которого не упражнялся в созерцании, весь, как в тину, погружен в плотское мудрствование, не может воззреть на духовный свет истины. Поэтому мир, то есть жизнь, порабощенная плотскими страстями, не приемлет благодати Духа, как больной глаз – света солнечных лучей. А ученикам Своим, о которых Господь засвидетельствовал, что они, следуя учениям Его, имеют чистоту жизни, дает Он и силу быть тайнозрителями и созерцателями Духа. Ибо говорит: «Вы уже очищены через слово, которое Я проповедал вам» (Ин. 15, 3). Поэтому «мир не может принять, потому что не видит Его и не знает Его; а вы знаете Его, ибо Он с вами пребывает». То же говорит и Исаия: «распростерший землю с произведениями ее, дающий дыхание народу на ней и дух ходящим по ней» (Ис. 42, 5), о попирающих земное и о ставших выше его свидетельствует пророк, что они достойны дара Святого Духа. Потому чем должно признать Того, Кто невместим для мира и созерцаем одними святыми, по причине чистоты их сердца? И какие чествования достойны Его? (116, 522). Источник.

Божий Дух обильно пребывает в разумной душе, если она не захочет по нерадению отступить от себя самой (6, 193).

Дух Святой, хотя не имеет общения с недостойными, однако, повидимому, пребывает некоторым образом с теми, которые запечатлены однажды (в Миропомазании), ожидая их спасения после обращения... Святитель Василий Великий (6, 249).

Всякий, кто любит собственное спасение, делается обителью Святого Духа. Преподобный Ефрем Сирин (25, 200). Источник.

Прежде очищения душ невозможно приятие даров Святого Духа (40, 241).

Не одна вера нужна, но и духовная жизнь, чтобы мы могли удержать в себе Духа, данного однажды. Святитель Иоанн Златоуст (43, 826).

В душе верного обитает Дух Святой, и по той мере, как человек сохраняет в чистоте дом своего сердца, он просвещается, и посредством слез, радости, восхищения, утешения и веселия ощущает огонь Божий, живущий в себе; особенно же во время праздников, священных собраний и во дни просвещения нисходит Дух Святой и Его благодать, живущая в человеке, ликует, и сам человек удостоверяется, что он воистину христианин и принял святое крещение. Потому многие и в мире ощущают действия этой благодати Святого Духа, как предстоящие алтарю и приступающие к причащению Христовых Таин, ибо они тотчас исполняются слез, У радости и веселия. Блаженный Иероним (113, 423).

Если желаешь получить Божественного Духа, совершенно веруй в Бога, отрекись также от себя самого, без колебаний возьми крест на плечи и умри произволением, чтобы сделаться причастником бессмертной жизни. Да не обольстят тебя обманщики своими лживыми речами о том, что не теперь, а только после смерти душа получает жизнь, чтобы поверив, ты не вознерадел и не лишился причастия жизни. Преподобный Симеон Новый Богослов (59,31). Источник.

В житии святого Епифания, епископа Кипрского, написано следующее. Этот великий архиерей Божий имел от Господа ту благодать, что удостаивался во время приношения бескровной жертвы видеть наитие Святого Духа на предложенные Святые Дары, и никогда не оканчивал молитвы возношения, не видя нисшествия Божественного Духа. Когда он однажды служил и говорил обычо молитву возношения, то не увидел знамения нисшествия Свя того Духа. Тогда он, не окончив молитвы, опять начал читать ее сначала, но и тогда не пришел Дух Святой. Сделав это в третий раз и дивясь тому, что не видит Духа Святого, он стал плакать и умом молиться Богу, чтобы Он известил его, по какой причине лишаются Святого Духа предложенные дары. Взглянув же на диакона, стоявшего, по левую сторону и державшего рипиду, он увидел, что лицо его черное, страшное, будто проказа на челе у него. Тогда он взял у него рипиду и с кротостью сказал ему: «Не принимай ныне причащения Божественных Даров, а иди домой». Когда же отступил диакон от божественного алтаря, тотчас увидел Епифаний благодать Духа Святого, сошедшего на предложенные дары. По окончании божественной литургии святитель, призвав диакона, спросил у него: «Какой-то был грех, который мешал пришествию Духа Святого на честные дары?». Он же чистосердечно признался, что в прошедшую ночь был с подругой своей в единении супружеском. Тогда святой Епифаний, созвав всех пресвитеров, диаконов и весь клир свой, сказал им: «Если кто из вас, чада мои, сподобится алтарного служения, снимите сапоги плотских, бессловесных страстей, не подходите к божественному алтарю, связанные сладострастными похотями, последуйте тому что говорит святой апостол: «имеющие жен должны быть, как не имеющие» (1Кор. 7, 29). Святитель Д имитрий Ростовский (103, 164).

Говорят об авве Антонии, что он сказал: «Я видел Духа Божия нисходящим на трех людей: на авву Афанасия и дано ему патриаршество; на авву Пахомия и дано ему начальство над общежитиями; на авву Макария и дана ему благодать исцеления» Отечник (82, 40).



Источник: Энциклопедия составлена на основании 5, 6 и 7-го томов «Настольной книги священнослужителя», издание Московской Патриархии.

Комментарии для сайта Cackle