епископ Можайский Василий (Преображенский)

1. Притчи о старой одежде и новой заплате и о молодом вине в мехах новых (Мф. 9:16-17; Мк. 2:21-22 и Лук. 5:36-39)3. Притча о заблудшей овце (Мф. 18:11-13; Лук. 15:1-7)

Глава вторая. Притчи, в которых Господь Иисус Христос изображает условия вступления частных лиц в церковь

2. Притчи: о постройке столпа или здания и о царях, ведущих войну (Лук. 14:28–33)

Всякий раз, где бы ни появился Иисус Христос, вокруг Него теснился народ. Был ли Он на улице, за Ним следовала толпа. Входил ли в дом, народ спешил занять все места, в которых можно бы было хотя постоять. Все желали слышать слово Спасителя. Но не все имели доброе расположение к Нему. Между слушателями Его были преданные ученики. Они любили своего Божественного учителя и дорожили каждым словом Его. Теснился простой народ, который хотел быть свидетелем чудес Спасителя. Сии люди хорошо не знали, кто Сей чудотворец? Они готовы были признать Его за Мессию. Но в головах их был образ Мессии завоевателя, избавителя от чужеземного, римского ига. Они уже готовились провозгласить Иисуса Христа царем (Иоан. 6:15). Господь Иисус Христос точно есть Царь, но не от мира сего. Он Царь царей и Господь господствующих, Бог. Ясно, что простые люди ошибались, когда намеревались провозгласить Иисуса Христа царем Иудейским. Этих людей нужно было вразумить и научить. Но между слушателями Спасителя находились и таковые, которые желали уловить Его в слове, т. е. получить возможность обвинить Его или пред синедрионом, или пред римским начальником. Книжники и фарисеи уже успели поселить в себе зависть и ненависть к Спасителю. Таково было душевное настроение слушателей Иисуса Христа. Им Он говорил и притчами и прямыми наставлениями. Иногда Спаситель соединял наставление с притчею. Последняя дополняла в образах то, о чем Он говорил прямо, без покрова притчи. И эти две краткие притчи, о которых мы теперь желаем беседовать, предваряются и сопровождаются прямыми наставлениями.

О новом благодатном царстве Божием возвещалось уже во всей земле иудеев. Но, по словам Спасителя, много было званных, да мало избранных. Это Он выразил и в притче о званных на вечерю. Пристрастие к земным утехам многих заставило отказаться от участия в вечери. Едва ли фарисеи довольны были, услышав из уст Спасителя притчу. Но народ по пути следовал за Ним во множестве. Он же обращся рече к ним: аще кто грядет ко Мне, и не возненавидит отца своего и матерь, и жену и чад, и братию и сестр, еще же и душу свою, не может мой быти ученик: и иже не носит креста своего, и вслед Мене грядет, не может мой быти ученик (Лук. 14:25–27). «Если кто, по русскому переводу читать, приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, а при том и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником; и кто не несет креста своего, и идет за Мною, не может быть Моим учеником». Когда вы слышите слово Господа о ненависти к отцу и матери и близким родным, не подумайте, что Он учит непочтению и действительной ненависти к родителям и родственникам. Богатому юноше, который спрашивал Спасителя, что сделать ему доброго, чтобы наследовать жизнь вечную, Он ответил: соблюди заповеди. На вопрос – какие? Он сказал: не убиеши... чти отца и матерь: и возлюбиши искренняго твоего яко сам себе (Мф. 19:17–19). Спаситель упрекал книжников фарисеев в том, что они преступали заповедь Божию ради предания, ибо «Бог заповедал: почитай отца и мать: и: злословящий отца или мать смертью да умрет. А вы говорите: если кто скажет отцу или матери: дар Богу то, чем бы ты от меня пользовался; тот может и не почтить отца своего, или матерь свою; таким образом, вы устранили заповедь Божию» (Мф. 15:3–6) ради предания. Слышите, как Господь Иисус Христос высоко ставит заповедь о почитании отца и матери. Да мог ли Господь отменить эту великую заповедь, когда Он заповедует любовь ко всем, даже врагам? Сия есть заповедь Моя, говорил Спаситель ученикам Своим, да любите друг друга (Деян. 15:12). Аз глаголю вам: любите враги ваша, благословите кленущие вы, добро творите ненавидящим вас и молитеся за творящих вам напасть и изгонящия вы (Мф. 5:44).

Если же Господь Иисус Христос повелел любить друг друга и даже врагов, то, конечно, заповедал любить жену, детей и близких родных. Посему-то Апостол Павел и учит: мужие, любите своя жены, якоже и Христос возлюби Церковь (Ефес. 5:25). И это вполне согласно с тем, что Спаситель сказал в ответ на вопрос фарисеев: «по всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?». «Не читали ли вы, спросил Он фарисеев, что Сотворивший вначале мужчину и женщину сотворил их? Посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть. Итак, что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Мф. 19:3–6). Прилепиться к чему либо, это ведь душевно привязаться, возлюбить. Господь повелевает прилепиться мужу к жене, т. е. сердечно возлюбить ее, привязаться к ней. Приметьте же, как Сам Спаситель заповедует нам супружескую любовь.

Любовь должна простираться и на близких родных. Св. Апостол Павел пишет: аще кто о своих, паче же о присных не промышляет, веры отверглся есть и неверного горший есть (1Тимоф. 5:8) т. е. «если кто о своих и особенно, о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного». Промышлять и заботиться о благосостоянии присных своих есть признак любви к ним. Значит, кто не любит своих близких, тот хуже язычника. Наконец, любовь христианская объемлет единоверцев, далее иноверцев христиан и всех людей. «Мы знаем, пишет Св. Апостол Иоанн Богослов, что мы перешли от смерти в жизнь, потому что любим братьев; не любящий брата пребывает в смерти. Всякий, ненавидящий брата своего, есть человекоубийца; а вы знаете, что никакой человекоубийца не имеет жизни вечной, в нем пребывающей» (1Иоан. 3:14–15). Ненависть справедливо причисляется к тяжелым грехам против шестой заповеди.

Таким образом, и Господь Иисус Христос и Его святые Апостолы согласно учат о любви, как главнейшей христианской добродетели. Теперь, как же Спаситель сказал, что «кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев, а притом и самой жизни своей, тот не может быть Моим учеником»?

Не мог же Господь учить ненависти, этому греховному чувству относительно ближних! Конечно, Он не учил. Ключ к разумению речения Его находится в словах: «а при том и самой жизни своей». Как это можно ради Господа ненавидеть свою жизнь? Нам известно, как ненавидели ее святые мученики, начиная с Апостолов, и сонмы подвижников. На низших ступенях ненависть к жизни своей проявляется в том, что человек, желая угодить Господу, подчиняет свою волю руководительству Божия закона. В каждом человеке коренится иной, греховный, плотский человек. Он предъявляет свои требования. Все мы прислушиваемся к ним и готовы им делать удовлетворения. Речь идет совсем не об естественных потребностях в пище, питии, сне и отдыхе после трудов. Но беда наша в том, что из потребностей мы делаем себе похоти. Должно есть человеку, а мы готовы пресыщаться. Нужно человеку пить воду, а он пьет без меры опьяняющее питье и пьянствует. Нужны отдых и сон, но греховно ничего неделание, леность и праздность.

А сколько человек сам создает себе греховных привычек и в удовлетворении их готов видеть смысл жизни. Возьмите страсти к нарядам, игру в карты, курение табаку, пляски и многое другое. Не станем говорить уже о том, о чем и помыслить грешно. Вот ветхий человек, любитель жизни своей, является кругом во грехах. Может ли быть таковой учеником Христа? Если он и православный христианин, то только по имени. Он не Христов, и духа Христова в нем нет. Почему? Потому, что таковой человек любить жизнь в свое удовольствие, угождает плоти и рабски служит ей. Жизнь, по славянскому речению душа его, в некотором отношении кумир его. Не таким бывает ученик Христа. Он борется с греховными наклонностями души. Он подавляет влечения страстей. Эти последние как бы замирают в нем. Судя по поведению его, можно сказать, что он ненавидит душу свою, жизнь по греховным навыкам и распинает своего ветхого человека со всеми похотями его. Да, он ненавидит греховную жизнь. Это единственная область, в которой христианину дозволяется действительная ненависть. Виновник греха есть диавол. Ненавидящий грех, ненавидит и виновника его. Но в ком бы грех ни проявлялся, он равно ненависти и презрению подлежит. Не лицо, творящее грех, ненавидится, а самый грех. Предположите, что близкий человек грех творит. Не могу я за это питать ненависти к этому человеку, но грех его буду ненавидеть. Если отец, мать, или близкие родные становятся препятствием на правильном и душеспасительном пути жизни во Христе, то должно ли любить их? Должно, но вместе нужно и возненавидеть дело их. Быть может они, как имеющие власть, захотят воспользоваться ею, чтобы совлечь тебя с пути Христова. В этом, случае дозволяется тебе оказать им неповиновение. Представь себе, какой либо отец приказал бы сыну своему произвести кражу у соседа. Сын должен будет сказать отцу: не могу сделать сего греха, ибо боюсь Бога. Который сказал: не укради. Святые Апостолы учат нас христиан повиноваться предержащей власти, почитать ее, молиться за нее и повиноваться ей (1Петр. 2:17; Римл. 13:1–7; Тимоф. 2:1–4). Но когда Апостолов Петра и Иоанна привели в синедрион, после исцеления ими хромого у ворот Иерусалима, и когда начальники иудейские приказывали им отнюдь не говорить и не учить об имени Иисуса, тогда Петр и Иоанн отвещавша к ним реста: аще праведно есть пред Богом, вас послушати паче, нежели Бога, судите (Деян. 4:19). Значит, Бога должно слушаться и Ему повиноваться более всех: отца, матери, начальников и друзей. Но этим неповиновением родителю, или начальнику ты ведь уже оказываешь нелюбовь, ненависть. Любящий исполняет заповеди любимых лиц. Так и Господь сказал: аще кто любит Мя, слово Мое соблюдает (Иоан. 14:23). Не исполняющий повелений или желаний кого либо тем показывает нерасположение, ненависть к нему.

Но вы быть может скажете, от нерасположения до ненависти слишком далеко. Я могу быть нерасположенным к известному мне лицу, но не чувствую к нему ненависти. Точно, на нашем русском богатом и развитом языке мы свободно обозначаем и различаем оттенки одного какого либо чувства. Действительно между ненавистью и простым предпочтением одного другому великая ступень. Между крайними точками можно подметить и обозначить разные оттенки недоброжелательного чувства. А у евреев разговорный, да и книжный языки были бедны словами. Часто одно чувство во всех его степенях и разветвлениях обозначалось одним словом. Ненавидением называлось и действительное глубокое чувство ненависти, и отвращение к чему либо или к кому либо, и нерасположение, и предпочтение чего либо. Спаситель говорил к евреям на их разговорном языке. Пользовался он тем же кругом слов, которым обладали слушатели Его. Вот Он и выразил словами ненавидеть отца, матерь и близких родных чувство предпочтения. Кто хочет быть учеником Христа, тот должен Его, Учителя и Господа своего, предпочесть всем своим родным и близким и своей жизни. Св. Евангелист Матфей, излагая то же наставление Спасителя о самоотвержении, выражает его мягче: иже любит отца или матерь паче Мене, несть Мене достоин: и иже любит сына или дщерь паче мене, несть Мене достоин: и иже не приимет креста своего, и в след Мене грядет, несть Мене достоин (Мф. 10:37–38). «Кто любит отца или матерь более Меня, тот недостоин Меня» у Евангелиста Матвея вполне соответствуют словам Спасителя по изложении Евангелиста Луки: «если кто приходит ко Мне, и не возненавидит отца своего и матери, тот не может быть Моим учеником». Итак, будем помнить, что Господь Иисус Христос заповедует нам любить не только своих близких, но и врагов, и разрешает питать ненависть только ко греху и виновнику его, диаволу. Но любовь ко Господу Богу Он Сам ставит на первом месте. Его, Спасителя, должно любить более всех и всего. Ради Его и жизнью должно жертвовать. Это последняя наивысшая степень любви к Нему. Она именуется мученическим подвигом. В первые времена христианской Церкви многие из исповедников Христовой веры скончали жизнь мучениками. Когда же времена гонений на Церковь прошли, мученичество сменилось подвижничеством.

Нелегкий путь жизни подвижников. Они несут тяжелый крест труда, бдений, молитвы, борьбы с внутренними помыслами и искушениями. Но избранное добровольно ради Господа не бывает трудным. Спаситель иго это называет легким и благим. Нет слов, оно непосильно бы было человеку без благодати Божией. Ветхий греховный человек и неспособен к крестоношению. Он и не поймет сладости его. А между тем для последователей Христа ношение креста, безусловно, необходимо. Сам Господь ведь, продолжая речь о самоотвержении, сказал: иже не носит креста своего, и вслед Мене грядет, не может Мой быти ученик (Лук. 14:27). Хотя бы кто именовался христианином, а от крестоношения отказался, тот не был бы Христовым учеником. Отчего же это? Оттого, что Христос пострада по нас, нам оставль образ, да последуем стопам Его (1Петр. 2:21). Христос, Господь наш, терпел поношения, оскорбления, оплевания, бичевание и крестную смерть. Посему и Бог Его превознесе и дарова Ему имя, еже паче всякаго имене: да о имени Иисусом всяко колено поклонится небесных и земных и преисподних, и всяк язык исповесть, яко Господь Иисус Христос во славу Бога Отца (Филип. 2:9–11). Христос получил славу чрез страдания. В славе вечной со Христом предназначены и все, верующие во Христа, если они сами добровольно не отрекаются от сего. Но славу сию можно получить тем же путем, которым шел к ней и Господь Иисус Христос. Путь этот крестный, путь скорбей и трудов. Узкие врата ведут в блаженную жизнь на небе. Путь усеян не розами, а шипами. Но сладок сей тернистый путь. По нему Ангелы сопутствуют человеку, и Христос Господь руку помощи подает. Посему-то иго крестоношения посильно христианину. Посему и Апостол Иоанн заповеди Спасителя именует не тяжкими (1Иоан. 5:8). Конечно, без решимости, без доброй воли, без самоотвержения нельзя нести своего креста. Человек скоро упадет под бременем его. Но если кто не станет нести креста, тот и не будет Христовым учеником. Спаситель требует от учеников Своих самоотвержения. Без сего и следование за Христом не увенчается желанным успехом.

Это самое Иисус Христос разъясняет в двух притчах. Он вопрошает: кто бо от вас, хотяй столп создати, не прежде ли седе разчтет имение, аще имать, еже есть на совершение; да не когда положит основание, и не возможет совершити, вси видящии начнут ругатися ему, глаголюще, яко сей человек начать здати, и не може совершити (Лук. 14:28–30). По русскому переводу: «кто из вас, желая построить башню, не сядет прежде и не вычислит издержек, имеет ли он, что нужно для совершения ее, дабы, когда положит основание и не возможет совершить, все видящие не стали смеяться над ним, говоря: этот человек начал строить и не мог окончить». Образ, притча или подобие, взят из жизни обыденной. Всякий человек, намереваясь строить большое здание, столп, не сочтет ли нужным сделать смету расходов и справиться, найдутся ли у него средства к совершению задуманного дела? Без средств не выстроишь палат. Ясное дело, нужны деньги. Да знать нужно, сколько потребуется их, хотя приблизительно. Так и в духовной жизни, крайне нужно самоиспытание. Требуется ведь овладеть небом, вечною блаженною жизнью. Это достигается только чрез веру во Христа и жизнь по Его заповедям в Церкви Православной. Предположите взрослого язычника. Он услышал благовестие о Христе. Прежде крещения ему должно научиться истинам веры и испытать себя тщательно, может ли он твердыми стопами следовать по пути заповедей Христовых. Без испытания возможны будут и отступства от веры, отречения от Христа. Это означало бы, что положено основание спасения, а затем, за неимением духа самоотвержения, созидание прекратилось.

Мы, братие, с малолетства положили основание к спасению. Младенцами были, как нас сочетали со Христом и крестили во имя Отца и Сына и Святого Духа. И теперь нам уже взрослым даруются необходимейшие пособия к благосозиданию себя в духе Христа. Какие же пособия? Благодать Святого Духа, сообщаемая нам во святых таинствах Церкви. Эта благодать спасительна для всех, достойно воспринимающих ее. Но ведайте то, что благодать не спасает нас без нас самих. Иначе, нужны подвиги с нашей стороны. Несение креста, который Бог посылает, должно быть безропотно, борьба со грехом непрестанна, распятие плоти, т. е. укрощение страстных влечений неустанное. Если же сего не будем совершать, то посмеется над нами враг нашего спасения, диавол. Вот люди, которые положили с Божией помощью прекрасное начало спасения своего. Туне, даром давались им и пособия к достижению цели. Но у них не достало терпения. Посему они и не окончили начатого дела. И будет великая радость диаволу и его клевретам. Порадуется он нашей погибели и посмеется нам в лицо. Господи, избави нас от сей беды!

Но за этой притчей о построении столпа Спаситель непосредственно предложил другую притчу о царях, собирающихся на брань друг против друга. Или кий царь идый ко иному царю снитися с ним на брань, не сед ли прежде совещевает, аще силен есть срести с десятью тысящ грядущаго со двемадесятма тысящама нань; аще ли же ни, еще далече ему сущу, моление послав молится о смирении (Лук. 14:31–32). «Или, какой царь, идя на войну против другого царя, не сядет и не посоветуется прежде, силен ли он с десятью тысячами противостать идущему на него с двадцатью тысячами? иначе, пока тот еще далеко, он пошлет к нему посольство просить о мире». Опять Спаситель намеренно берет подобие или образ для выражения святой истины из области весьма знакомой слушателям и доступной их пониманию. Поссорились между собою два соседних царя. Один, в два раза сильнейший, идет войною на слабейшего. Что делать последнему? Не почтет ли он более благоразумным делом отвратить нашествие сильного врага просьбою о мире? Конечно, это будет лучшим исходом из опасного положения. Благоразумие спасет слабого.

И нас, братие, от юности борют страсти. Это внутренние враги наши. С ними в союзе может воевать против нас, когда мы идем правильным путем к цели, жизни со Христом, внешний мир, уловляя нас различными искушениями. Но самым опасным врагом спасения является диавол с тьмами своих клевретов, духов злобы. И все эти враги готовы ежеминутно к нападениям. Нужно и то иметь в виду, что мир неистощим в разнообразии предметов искушения. Диавол же от упражнений приобрел опытность. Словом, у нас есть непрерывная брань с врагами сильными, закаленными в борьбе и опытными в ней. Что же, просить ли мира нам у врагов наших? Слабый царь, по притче, просил его у сильного. Сохрани Господь, от такой беды. Мир с врагами спасения, это ведь погибель наша. Враги только этого и желают. Нет, лучше будем просить у Господа помощи. Это спасительнее в нашем положении. Несомненно, слабый царь действовал благоразумно. Так Господь и нам указует, что мы должны быть мудрыми и благоразумными в деле устроения спасения своего. Посему-то взывай к Господу Богу: к Тебе, Господи, воздвигох душу мою, на Тя уповах, да не постыжуся во век, ниже да посмеются врази мои (Пс. 24:1). Ведай, что Господь не оставит тебя без защиты и скорой помощи. Он Сам обещает сделать это. На аспида и василиска наступиши и попереши льва и змия. Яко на Мя упова, и избавлю и (его): покрыю и (его), яко позна имя Мое. Воззовет ко Мне, и услышу его: с ним есмь в скорби, изму его и прославлю его: долготою дний исполню его и явлю ему спасение Мое (Пс. 90:13–16). Так говорит Господь. Но не забывай и того, что только ищущего спасения спасает Бог. Он видит и знает все не только дела, но и помышления наши. Если ты живешь для Господа, то и Он с тобою против врагов твоих. Но горе тебе, если у тебя есть кумир на земле. Сердце твое привязано к нему. Ты не обладаешь уже свободою. Лежит на тебе ярмо, положенное врагом твоего спасения. Это ярмо уже не дозволит никому приобрести духа самоотвержения. А без сего, как предупредил Спаситель, никто не может быть Его учеником. Тако убо всяк от вас, иже не отречется всего своего имения, не может быти Мой ученик (Лук. 14:33), оканчивает Спаситель притчу. Отречься от имения, это значит избрать нищету ради Господа. Много на земле людей бедных. Но все ли они нищие духом ради Господа? Далеко нет. Многие из бедняков живут порочно. И самая бедность то произошла от таковой жизни. Иные предаются зависти и ропщут. Только тому из бедняков вменяется подневольная нищета, как добровольно избранная, который смиренно несет свой крест, не ропщет и не завидует. Кто не имеет имущества, тому, конечно, нечего и отрекаться от него. Спаситель, очевидно, разумел людей с достатками. Их-то пленяет часто имение. По словам Господа, трудно богатому войти в Царство Небесное (Мф. 19:23). Богатство стоит на пути к небу и преграждает вход в него. Так что же, неужели никто из богатых и не будет достоин жизни вечной со Христом? Спаситель не говорит сего. Разве богатый не может отречься от богатства? Конечно может. Кто не слышал жития преп. Алексия, человека Божия? (Память 17 Марта). Он был единственным сыном у отца и наследником большого имущества. Но все это он презрел ради Господа и всю жизнь до самой смерти прожил нищим. Так неужели всем, имеющим богатство, поступить должно по примеру Алексия, Божьего человека? О, далеко не обязательно. Сам Господь дает совет раздать имение богатому юноше, если хочет он быть совершенным. Кто ищет совершенства, тот и сам возжелает нищеты и изберет ее добровольно. Но всем богатым должно так настроиться относительно своего богатства, чтобы не привязаться к нему сердцем. Все принадлежит Богу. Он дарует людям богатство и поставляет их приставниками его. А если так, то может ли богатый человек дарованное ему богатство назвать своею собственностью? Это ли настоящая собственность, когда его можно весьма скоро лишиться по воле Того, Кто даровал его? Богатство гибнет от огня, от нашествия неприятелей, от воров и разбойников и от многих других причин. Да, наконец, общий наш удел – смерть и богатых лишает возможности пользоваться богатством. Так можно ли назвать его собственностью? Далеко нет. Собственность должна быть таковою, чтобы она и за гроб шла с нами, и чтобы никакие враги отнять ее не могли. А ведь это и есть только вера и добродетели. Но и чрез обладание тленным богатством можно сделать много доброго. Хороший приставник, управляющий, конечно, и сам не будет голоден, да и других будет кормить. Но управлющие земных богачей еще должны беречь хозяйское добро и тем стеснены в своей благотворительности. А Небесный Домовладыка радуется, если приставник Его расходует на дела благотворения изобильно и такового доброхота ущедряет еще более.

Оканчивая беседу, мы кратко повторяем, что Господь требует от желающих быть членами Его тела, Церкви Святой, самоотвержения, безропотного несения креста и воздержания от страстей и порочных наклонностей. Иже Христовы суть, плоть распяша со страстьми и похотьми (Гал. 5:24). Они умерли для греховной жизни. Ни одна страсть уже не может обладать ими. Таковы истинные последователи Христа. Если Глава, Господь наш Иисус Христос, шел к славе путем крестным, то и все члены должны Ему спострадать, дабы с Ним прославиться. Так, братие, станем добре, станем со страхом устраивать спасение свое. Господь нам Помощник в деле этом. Ангел Хранитель нам дарован, как добрый друг и советник во благом. Целые сонмы святых, шедшие к небу крестным путем, сорадуются, видя нас проходящими сей же путь, воистину царский, блаженный. Господь да будет всем нам отрадою на сем пути крестоношения. Если кто и не начинал еще сего пути, пусть не отчаивается и не впадает в уныние. Время еще есть доставить радость небожителям. А они много радуются обращению грешников. Это ясно Господь показал и в следующей притче о заблудшей овце.


Источник: Притчи Господа нашего Иисуса Христа. Выпуск 1 / Священник Василий Преображенский. Москва, типо-литография И.Е. Ермакова, 1897 г. 319 с.

Комментарии для сайта Cackle