протоиерей Феодор Титов

Введение

Славяне. Русский народ принадлежит, по своему происхождению, к славянскому племени. Славяне, в свою очередь, составляют часть особой ветви человеческого рода, известной под именем арийской, или кавказской. Весь человеческий род, по цвету кожи и другим внешним и внутренним признакам, разделяется на несколько групп, или частей, известных под именем рас. По общепринятому в науке мнению, всех рас человеческого рода пять: арийская, или кавказская, монгольская, негрская, американская и малайская.

Люди арийской расы имеют белый цвет кожи и правильные черты лица. Это самая многочисленная ветвь человеческого рода. Принадлежащие к ней народы населяют юго-западную Азию, всю Европу, а также живут и в других частях света.

К арийской расе из древних народов принадлежали: индийцы, персы, римляне и греки, а из новых: кельты, немцы, литовцы и славяне.

Славяне первоначально жили в Азии и составляли одно целое племя. Они почитали многих богов. За богов они признавали преимущественно окружающие человека явления и предметы видимой природы, как-то: небо, солнце, луну, звезды, гром, молнию, ветер, землю, воду и т.п. Славяне занимались преимущественно земледелием и отчасти скотоводством, звероловством и рыболовством, смотря по тому, какому из этих занятий более всего благоприятствовала местность, где они жили.

Славяне отличались любовью к семейной жизни. Они жили преимущественно семьями, которые, с увеличением народонаселения, превращались в роды, а соединение нескольких родов составляло племя. Семьи управлялись своими родоначальниками, а во главе рода стоял старейшина, т.е. старший из родоначальников: племенем управлял начальник, который в разное время и в разных местах носил разные наименования.

Славяне отличались почтительностью к родителям и вообще к старшим, честностью и правдивостью. Среди славян было развито также добродушие и гостеприимство. К другим племенам и народам они относились ласково, всех странников принимали с любовью и уважением.

Женщина у славян пользовалась уважением, особенно в своей семье. Славянские женщины не принимали особенного участия в общественной жизни. Они исполняли преимущественно домашние работы и смотрели за детьми. Но, в случае смерти детей и при отсутствии мужчин в родстве, женщины-матери становились иногда во главе своих семей и в таком случае пользовались уважением со стороны сыновей. У некоторых славян было распространено многоженство: люди богатые имели у себя по две и более жен. Славянские жены отличались особенной привязанностью к своим мужьям.

Жилища славян отличались простотою. На случай нападения от врагов, славяне устраивали особые места, огораживали их и туда сходились сами и сносили свое имущество, когда враги нападали на их жилища.

Славяне отличались миролюбием. С другими народами они поддерживали преимущественно мирные сношения, сбывая им произведения своей страны и приобретая у них такие предметы домашнего обихода, каких сами не имели.

Но во время войны, в случае нападения врагов, славяне отличались необыкновенным мужеством и беззаветной храбростью. В отражении неприятеля славяне обнаруживали большую ловкость и хитрость. К пленным врагам своим славяне относились снисходительно и добродушно. По истечении известного времени, пленникам позволялось у славян выкупаться на свободу.

Деление славян на западных, южных и восточных. Уже в месте первоначального своего жительства, т.е. Азии, славяне, по всей вероятности, начали разделяться на особые части. Особыми частями они, быть может, и переселялись постепенно из Азии в Европу. В Европе славяне заняли различные местности, на чем основано и самое деление их в истории на западных, южных и восточных славян.

Одни из славян заняли земли, расположенные по берегу Балтийского моря и по рекам: Эльбе, Одеру и Висле. Здесь поселились венеды, моравы, чехи и поляки. Всех их и принято называть западными славянами. Среди них рано начали образовываться славянские государства, напр., чешское, моравское и польское. Только венеды, жившие по берегам Балтийского моря, не успели основать особого самостоятельного государства. Они весьма рано были покорены соседними немцами. В настоящее время память о балтийских славянах хранится только в славянских названиях мест и городов.

Другие славянские племена поселились по берегам Адриатического моря, на Балканском полуострове и по правому берегу р. Дуная. Здесь жили сербы и болгары, которые называются южными славянами. Болгары получили свое настоящее название от поработившего их весьма рано народа чуждого им происхождения – монгольского, который переселился из глубины Азии в Европу и здесь разделился на две половины: одна поселилась на р. Каме, а другая удалилась на берега р. Дуная. Дунайские болгары подчинили себе живших здесь славян, приняли их язык и обычаи и основали сильное царство – болгарское. Сербы также образовали самостоятельное славянское государство. Впоследствии оба эти южно-славянские государства были завоеваны турками, но в последнее время, благодаря России, они снова восстановлены.

Наконец, еще одна часть славян поселилась на восток от названных нами сейчас славянских народов, заняв всю обширную восточную половину Европы, расположенную между морями: Балтийским и Северным, (или Ледовитым океаном) на севере, и Черным и Каспийским на юге. Эта часть славян известна в истории под именем восточных, или, иначе, русских славян.

Жизнь и благовестнические труды святых Мефодия и Кирилла среди западных славян. Славяне, – и во время жизни в Азии, и в первое время после переселения в Европу, – были язычниками и не знали истинного Бога. Просветителями славян, сначала западных, а потом через них и остальных, т.е. южных и восточных, были два брата – святые Мефодий и Кирилл.

Святые Мефодий и Кирилл были, как думают, греки по происхождению. Родители их – Лев и Мария – жили в Солуни, где родились оба брата, называемые потому Солунскими. Отец Мефодия и Кирилла был правителем солунской области. Эта последняя область была населена частию греками, а частию – славянами. Оттого в семье солунских братьев славянский язык мог быть хорошо известен. Оба брата – Мефодий и Кирилл – получили в молодости хорошее, по своему времени, образование. Особенными успехами в науках отличался младший брат Кирилл, который до принятия монашества именовался Константином. По окончании образования в родном городе, Кирилл был взят в Царь-град (Константинополь), столицу греческого государства. Здесь он учился в лучшей школе при императорском дворце. В числе его учителей был Фотий, впоследствии замечательный патриарх греческий. Кирилл обнаруживал особенные успехи и любовь к изучению философии. За это он получил прозвание «философа». По окончании образования, Кирилл был посвящен в сан священника и назначен библиотекарем при церкви св. Софии. Кирилл попытался было удалиться из столицы и, оставив должность, скрылся в одном ближайшем монастыре. Его нашли, возвратили и сделали учителем философии в придворной школе, где он и сам учился. Но недолго после того оставался он в Константинополе. Шумная жизнь в столице ему была неприятна, и потому он удалился в уединение, на гору Олимп, где находился уже брат его – Мефодий.

Мефодий отличался не менее замечательными качествами, чем брат его. Он обладал светлым умом, кротким, но твердым характером, нравственным благородством и глубоким христианским настроением. С крепостью телесных сил в нем соединялась величавая наружность, являвшая и в телесном образе высокие качества его души. По окончании образования, уже после смерти отца и отправления брата Кирилла в столицу на учение, Мефодий, пользовавшийся любовию всех, знавших его, был назначен правителем одной небольшой области, населенной славянами. Управляя славянами, Мефодий имел возможность узнать их нравы и обычаи. Постоянно обращаясь со славянами, он еще лучше изучил славянский язык, который знал и прежде. В качестве правителя Мефодий не только хорошо узнал славян, но еще успел и полюбить их. Любовь к подчиненным естественно пробуждала в Мефодии желание позаботиться о возможно-лучшем устроении их жизни. Думают, что уже в это время в душе Мефодия возникла и созрела мысль о христианском воспитании тех из подчиненных ему славян, которые были уже христианами, и о просвещении светом Христовой веры всех вообще славян. Задумав посвятить себя этому великому делу, Мефодий решил основательно и серьезно подготовиться к нему. Для этого он оставил должность правителя и удалился на гору Олимп, где, живя в уединении, находился недалеко от любезных ему славян. Сюда к нему скоро пришел и младший брат его Кирилл. Братья долго оставались на Олимпе, предаваясь с любовию книжным занятиям и готовясь к тому великому подвигу, на который их призвал Промысл Божий.

В 858 году к греческому императору прибыло посольство от хазарского кагана (князя), с просьбою прислать ему ученого мужа, который мог бы состязаться с иудеями. Хазары жили тогда в южной части нашего отечества. Они были язычниками, но между ними было распространено также магометанство и особенно иудейство. Выслушав послов хазарских, император вместе с патриархом созвали собор, на который пригласили и Кирилла. Император предложил Кириллу отправиться к хазарам, так как он один только мог исполнить столь важное поручение, тем более, что он уже однажды, еще во время пребывания в Константинополе, отправлялся к сарацинам для прений о вере с магометанами. Собор одобрил предложение императора, а Кирилл охотно согласился исполнить предложенное ему поручение. С Кириллом отправился по доброй воле и брат его Мефодий. По пути к хазарам они проходили чрез нынешний Крымский полуостров. Здесь в Херсонесе Таврическом они нашли мощи св. Климента римского и видели Евангелие, писанное русскими (готскими, германскими) письменами. Путешествие св. братьев к хазарам закончилось полным успехом. Хазарский каган отпустил их с великою честию и с богатыми дарами греческому императору. Предлагал он дары и св. Кириллу, но тот отказался от даров и просил вместо того отпустить с ним на волю пленников греческих. Путешествие к хазарам продолжалось до 861 года и было только как бы приготовлением к настоящему подвигу, которым прославились в истории славян св. солунские братья.

В 862 году в Константинополь прибыло посольство от моравского князя Ростислава. Ростислав, с согласия своих братьев и всего народа своего, просил греческого императора прислать к нему ученого мужа, который бы мог объяснить христианскую веру его народу на понятном для него языке. Выбор снова пал на св. солунских братьев, которые в это время жили в одном из монастырей, где Мефодий был игуменом, а Кирилл находился в числе братии.

Солунские братья согласились отправиться к моравам на проповедь Евангелия, но при этом Кирилл, очевидно, по соглашению с Мефодием, заявил, что для успеха предстоявшей им проповеди необходимо перевести священные и богослужебные книги на славянский язык. Император и патриарх одобрили мысль Солунских братьев и поручили им же самим это дело. Мефодий и Кирилл, очевидно, и раньше думали об этом и даже, быть может, подготовляли это великое дело. Поэтому они теперь в сравнительно короткое время изобрели, при помощи греческой азбуки и существовавших прежде у славян письменных знаков, целую славянскую азбуку. При помощи этой азбуки, они потом перевели некоторые священные и богослужебные книги с греческого языка на славянский, именно, как думают многие, на болгарский язык. После того они отправились в Моравию и приступили к благовестию христианской веры среди западных славян.

По своем прибытии в Моравию, солунские братья были с честию приняты Ростиславом в его столице. Славянская речь прибывших учителей, живая и глубокая сила учительного слова, кроткий и благочестивый дух их сразу привлекли к ним сердца князя и моравских славян. Письмена и книги на славянском языке, принесенные солунскими братьями, казались моравским славянам как бы даром неба. В Моравии солунские братья продолжали свой труд по переводу священных и богослужебных книг на славянский язык, обучали учеников, порученных им Ростиславом, и совершали богослужение на славянском языке. Богослужение на понятном для всех языке особенно расположило сердца моравских христиан к их просветителям.

Из столицы моравского государства солунские братья ходили в другие города и села Моравии и везде одних, уже крещеных, утверждали в вере, других, еще не крещеных, обращали в христианскую веру, а для всех вообще совершали богослужение на славянском языке. Везде их встречали с честию, слушали их проповедь со вниманием и относились к ним с любовию. Такой необычайный успех благовестнической деятельности солунских братьев среди моравов возбудил против них сильное недовольство среди латино-немецкого духовенства, которое прежде пользовалось среди моравского народа большим уважением, а теперь было в совершенном пренебрежении. Моравы совсем оставили своих прежних учителей – латино-немецких архиереев и священников, так как те учили их и совершали богослужение только на латинском языке, совершенно непонятном для славян. Латино-немецкое духовенство, недовольное тем, что оно, с приходом солунских братьев в Моравию, потеряло свое влияние на народ и свои доходы, стало всемерно вредить славянским просветителям. Оно обвиняло их в том, что они вводят, будто бы, незаконное обыкновение – совершать богослужения на славянском языке. Богослужение, говорили они, можно совершать только на трех языках: еврейском, греческом и римском, на которых была сделана надпись на кресте Спасителя мира. Солунские братья не смущались и с верою в Бога продолжали свое великое дело. Смущавшимся речами врагов славянства св. Кирилл разъяснял, что слово Божие дозволяет славить Бога на всех человеческих языках. Три года и четыре месяца продолжалась благовестническая деятельность солунских братьев в Моравии. За это время Бог благословил их труд великим успехом. Кроме утверждения и распространения христианства и совершения богослужения на славянском языке, они успели в это время также подготовить себе достойных преемников и продолжателей своего дела в лице учеников, из которых особенно были замечательны: Горазд, Наум, Лаврентий и Ангеляр.

Так как латино-немецкое духовенство продолжало всячески вредить солунским братьям в Моравии, то последние решили отправиться к венецианскому патриарху и предложить ему на суд свое дело. На пути в Венецию они посетили Паннонию, где своею проповедью и совершением богослужения на славянском языке расположили в свою пользу князя Коцела и паннонских славян. Враги солунских братьев предупредили их и, прежде чем они прибыли в Венецию, вооружили патриарха против них и их дела. В Венеции состоялся собор, который осудил солунских братьев, признав их проповедь и совершение богослужения на славянском языке делом незаконным. Тогда солунские братья, напрасно пытавшиеся оправдать свое дело, решили искать суда и защиты в Риме, где к тому же папа Николай уже узнал о них и их трудах среди западных славян и звал их к себе. Солунские братья отправились в Рим в конце 867 г. и прибыли туда в начале 868 г., когда папа Николай уже умер; их встретил папа Адриан. Так как солунские братья несли с собою мощи святого Климента римского, то папа Адриан встретил их с торжеством и принял ласково. Рассмотревши дело солунских братьев, папа оправдал и похвалил их, одобрил переведенные ими на славянский язык книги, посвятил их учеников и сам, совершил службу Божию по-славянски. Солунские братья прожили в Риме около года. В это время тяжко заболел св. Кирилл и 14 февраля 869 года скончался на руках своего брата Мефодия. Пред смертию св. Кирилл молился Богу о просвещении всех славян светом Христовой веры и утверждении их в единомыслии. Брата своего Мефодия он умолял не оставлять общего дела их, т.е. проповеди христианства среди славян.

Мефодий похоронил с честию св. Кирилла. Мощи брата он сначала хотел было взять с собою, но папа повелел положить их в римской церкви св. Климента. Мефодий, спустя некоторое время, возвратился в Паннонию. Сюда звал его сам князь Коцел. Последний скоро отправил Мефодия в Рим к папе, которого просил посвятить Мефодия паннонским епископом.

Папа исполнил просьбу паннонского князя и посвятил Мефодия епископом Паннонии, сделав его независимым от других местных архиереев. Теперь Мефодий еще с большею ревностию принялся за продолжение дела, завещанного ему почившим любимым его братом. Свою деятельность он сосредоточил теперь среди паннонских славян, для которых готовил и поставлял священников из среды самих же паннонских христиан. В соседней Моравии в это время восторжествовали немцы, которым вынужден был поддаться даже и сам Ростислав, моравский князь, некогда призвавший солунских братьев в Моравию. Латино-немецкое духовенство, воспользовавшись господством своих единоплеменников в Моравии, обвинило Мефодия в разных преступлениях, главным из которых было признано то, что он совершал богослужение на славянском языке, и привлекло его к суду. Мефодий был осужден, лишен архиерейства и заточен, в темницу. В темнице он томился около 2.5 лет. Только заступничество римского папы спасло невинного страдальца. Папа велел освободить св. Мефодия, которого он теперь назначил архиепископом Моравии. Это было в 874 году. К этому времени в Моравии восторжествовало славянское направление, причем немецкое духовенство, столь враждебное Мефодию, было изгнано из Моравии. Ростислава тогда уже не было, а вместо него Моравией управлял Святополк. После того, в течение нескольких лет, св. Мефодий имел возможность спокойно насаждать и утверждать христианство и славянское богослужение среди западных славян. По новым жалобам со стороны немецкого духовенства, ему опять было запретили богослужение на славянском языке и вызвали в Рим (в 879–880 году). Мефодий здесь оправдался от несправедливых обвинений и получил от папы подтверждение права свободного богослужения. И после того однакоже Мефодию пришлось вести борьбу с противниками славянского богослужения. Мефодий до конца жизни трудился над просвещением западных славян в Паннонии, Моравии и Чехии, а ученики его доходили до Силезии, и Польши. Он умер 6 апреля 885 года, завещав продолжение своего дела своим ученикам.

Изгнание учеников св. Мефодия из Моравии. Во главе учеников св. Мефодия, которым последний завещал продолжать дело просвещения западных славян, выдающимися были Горазд, Климент, Наум, Ангеляр, Лаврентий и Савва. Громкий плач их и всей паствы св. Мефодия на похоронах любимого учителя был плачем не только о великой их утрате, но вместе с тем и о своей собственной будущей участи и об участи великого дела, созданного в Паннонии и Моравии солунскими братьями. Много претерпели за свое дело последние, не менее пришлось пострадать за него и их ученикам.

Умирая, св. Мефодий предназначил и благословил своим преемником по архиерейству в Моравии ученика своего Горазда. К сожалению, моравский князь Святополк не оказал помощи Горазду, который, поэтому, и не получил сана архиепископа моравского. Между тем противники св. Мефодия поспешили в Рим к папе с жалобами на учеников его, которых оклеветали, как врагов латинской церкви. Папа, к сожалению, поверил этому доносу и отправил своих послов в Моравию. Папские послы должны были потребовать от учеников св. Мефодия, чтобы они не совершали более славянского богослужения и приняли все те особенные обряды и верования, какие в то время образовались в латинской церкви. В случае нежелания их исполнить повеление папы, ученики св. Мефодия должны были быть изгнаны из Моравии. К сожалению, князь Святополк и теперь не вступился за учеников св. Мефодия. Папские послы подвергли их сначала строгому допросу и разным мучениям с целью добиться от них подчинения требованиям папы, а потом осудили их на изгнание из Моравии. Это осуждение было приведено в исполнение с не меньшими жестокостями, чем и самый суд.

Изгнанные в 886–887 г. ученики св. Мефодия отправились, как думают, в Болгарию, откуда некоторые из них и происходили. К счастью, из Моравии в этот раз были изгнаны далеко не все ученики св. Мефодия. Некоторые из них остались на родине и осторожно продолжали дело своих учителей. Они имели великую нравственную поддержку в самом народе, который, хотя и подпал господству немцев, но сочувствовал делу своих просветителей, особенно богослужению на славянском языке. Сам Святополк, исполнивший все требования папы, до изгнания учеников св. Мефодия включительно, не сочувствовал уничтожению славянского богослужения, чего так желал папа. Жестокие гонения и преследования терпели оставшиеся в Моравии ученики св. Мефодия от немецкого духовенства, но все-таки с верою в Бога и святость своего дела продолжали его. Скоро и сам Святополк разочаровался в своих союзниках – немцах и должен был даже начать войну с ними. В это время латино-немецкое духовенство во главе со своим архиепископом, сменившим св. Мефодия, было изгнано из Моравии. Тогда легко вздохнулось ученикам св. Мефодия в Моравии. На короткое время славянская церковь в Моравии оживилась. Но в 905–906 г.г. Моравию завоевали уже не немцы, а угры, или венгры, народ не арийского даже происхождения. Покорение Моравии венграми сопровождалось жестоким преследованием всего славянского. В это время был нанесен новый и сильный удар апостольскому делу св. солунских братьев в Моравии. Ученики их вторично были изгнаны из Моравии и рассеялись по другим славянским странам, например, Чехии, Польше, Хорватии, но большей частью они перешли в Болгарию, куда удалились и первые изгнанники из Моравии, ближайшие ученики солунских братьев.

Крещение болгар при князе Борисе и процветание церковнославянской письменности в Болгарии при царе Симеоне. Двукратное изгнание учеников солунских братьев из Моравии принесло и свои добрые последствия. Оно содействовало распространению христианства и славянской проповеди между другими славянскими племенами, напр. южными.

Южные славяне, в частности, болгары, познакомились с христианством еще до начала апостольских трудов солунских братьев. Болгары часто вели войны с греками. Войны эти сопровождались пленением как греков, так и болгар. Пребывание болгар в плену у греков, равно как и нахождение пленных греков между болгарами, способствовало ознакомлению болгарских славян с христианским учением. Некоторые из болгар принимали христианство. Но это были только частичные обращения болгар в христианство. Скоро наступило время и для более широкого распространения христианства среди болгар.

В 864 году принял христианство болгарский князь Борис.

Борис сам пришел к мысли о необходимости креститься, так как во время постоянных сношений с греками имел возможность вполне убедиться в превосходстве христианской веры пред языческою. Решению Бориса принять христианство много способствовала также сестра его, которая, находясь в Царь-граде, как заложница, при царском дворе, сама сделалась христианкою и потом советовала сделать то же самое своему брату.

Приняв христианство от греков, в виде православия, князь Борис задумал крестить и весь свой народ. К сожалению, в это время он поссорился с греками, которых подозревал в том, что они желают подчинить себе Болгарию. Поэтому Борис обратился за священниками для крещения своего народа не в Грецию, а в Рим. Вскоре он, впрочем, прекратил сношения с Римом, когда увидел, что римские священники проповедуют Евангелие и совершают службу Божию только на латинском, непонятном для болгар языке, и примирился с греками. Этому примирению способствовал также и св. Мефодий, который однажды на пути из Моравии в Константинополь и обратно посетил князя Бориса, беседовал с ним, показал ему священные и богослужебные книги на славянском языке и тем окончательно расположил его на сторону греков. Борис тогда прогнал латинских священников и призвал греческих. Вскоре после того в Болгарию явились ближайшие ученики св. Мефодия, изгнанные из Моравии. Они ввели славянское богослужение в Болгарии и тем еще более содействовали распространению и утверждению христианской веры среди болгар. В это время болгарским князем сделался сын Бориса – Симеон.

Симеон получил христианское воспитание, законченное в Константинополе при царском дворе. Он удачными войнами расширил пределы болгарского государства и принял титул царя. Одно время Симеон подчинил себе даже Грецию, которую заставил платить ежегодную дань. Царь Симеон был не только замечательным государем, но вместе с тем и великим любителем просвещения. Он сам усердно трудился над переводом некоторых греческих книг на славянский язык. Так, напр., ему принадлежит перевод некоторых поучений св. Иоанна Златоуста, известный под именем Златоструя. Царь Симеон окружил себя людьми образованными, которые, под его руководством и по его указаниям, также трудились над переводом необходимых книг с греческого на славянский язык. В числе сподвижников царя Симеона были ближайшие ученики св. Мефодия, изгнанные из Моравии и нашедшие себе приют в Болгарии, напр., Климент, написавший много проповедей, и Константин, который переводил с греческого языка на болгарский творения отцов Церкви. При дворе царя Симеона жили и трудились над просвещением своего народа также и ученики учеников св. Мефодия, напр., Иоанн, написавший Шестоднев, или объяснения библейского рассказа о шестидневном творении мира, Григорий пресвитер и мн. др. Всеми этими сподвижниками болгарского царя Симеона было переведено великое множество греческих книг на славянский язык, что имело весьма благодетельное значение не только для южных славян, но также и для восточных, или русских.

Значение трудов святых Мефодия и Кирилла для восточных славян. Солунские братья сами не проповедывали христианской веры между восточными, или русскими славянами. Только во время путешествия к хазарам они проходили чрез южную часть нашего отечества. Но нет никакого известия о том, чтобы они в это время обратили кого либо из русских в христианство. Изобретение славянской азбуки и перевод священных и богослужебных книг солунские братья также назначали не для восточных славян. Тем не менее труды их имели величайшее значение для восточных славян, или для истории нашего отечества. Особенно это должно сказать относительно изобретения славянской азбуки и перевода священных и богослужебных книг на славянский язык, чем восточные славяне воспользовались, быть может, даже более других своих соплеменников. Изобретение славянской азбуки и основанное на нем создание славянской письменности способствовало пробуждению среди всех вообще и, в особенности, среди восточных славян народного самосознания, сознания себя народом особым, способным к развитию наравне с другими народами. Здесь славяне в первый раз услышали звуки родного слова в речи стройной, облагороженной, возвышенной. Теперь они впервые начали понимать, как богат, величествен и прекрасен их язык. В родной речи они впервые заглянули, так сказать, в собственную душу, причем увидели и познали все величие и крепость ее природных сил, для выражения которых служит такое могущественное слово. Вот почему все славяне, в том числе и наши восточные, славянскую азбуку, изобретенную солунскими братьями, и перевод священных и богослужебных книг на славянском языке, сделанный ими, встречали и принимали с радостию и восторгом, как что-то особенно близкое и родное им.

В то же время славянская азбука, славянский перевод и славянское богослужение, распространяясь между всеми славянскими племенами, напоминали им о кровном родстве, единстве происхождения и духовном братстве и тем самым способствовали их духовному объединению.

Изобретение славянской азбуки и перевод священных и богослужебных книг, совершенные солунскими братьями, содействовали пробуждению в славянах и, в особенности, в русских славянах, любви к образованию и науке. В то же самое время проповедь на славянском языке и богослужение славянское помогали скорому распространению среди славян и легкому усвоению ими христианской православной веры. Понятно, что если бы у нас в России вера христианская проповедывалась не на родном славянском, а на греческом языке, то она распространялась бы, без сомнения, гораздо медленнее, чем это было на самом деле. Кроме содействия более легкому и быстрому распространению христианства среди восточных славян, труды солунских братьев, именно славянский перевод священных и богослужебных книг и славянское богослужение, предохранили наш народ от уклонения в католичество, укрепили его в любви к православию и сообщили русскому народу высоко-религиозное направление. Мы, русские, сделавшись христианами, на первых же порах воспользовались готовым и богатым запасом той славянской письменности, самостоятельной и, еще более, переводной, начало которой положили сами солунские братья и которая так богато расцвела в Болгарии при царе Симеоне трудами и заботами учеников славянских первоучителей. А эта письменность была исключительно божественная, церковная, религиозная. На ней наш русский народ воспитывался в течение многих столетий. Под ея руководством, народ наш привык думать, смотреть на мир, на самого себя и на все обстоятельства своей жизни. К ней он обращался и в минуты радости, и в годины скорби. Благодаря этому, естественно и незаметно воспитывалось и крепло в народе русском благочестивое настроение и направление. Оно постепенно и естественно как бы срасталось с самой душою нашего народа и становилось как бы прирожденным ему. Вот почему и самые названия «православный» и «благочестивый» сделались как бы собственными именами русского народа.

I. Географический очерк восточной Европы

Страна всегда имеет большое влияние на жизнь и характер народа, который населяет ее. Потому и нам, чтобы правильно понять историю нашего отечества, необходимо познакомиться с особенностями страны, в которой живет наш народ. Восточные, или русские славяне, по переходе из Азии в Европу, заняли восточную половину этой последней. Европейский материк разделяется на две половины – западную и восточную, которые весьма несходны между собою. Западная половина Европы состоит из отдельных островов, полуостровов и сухопутных пространств, отделенных друг от друга высокими горами, окруженных морем, орошенных реками и богато одаренных природой. Благодаря этому, там могло образоваться и устроиться много отдельных государств. Иное мы видим на восточной стороне Европы. Восточная половина Европы представляет обширную равнину, окруженную с разных сторон высокими и труднопроходимыми горами (Карпатскими, Кавказскими и Уральскими) и морями (Северным, или Ледовитым океаном, морями Балтийским, Каспийским и Черным). В средине этой равнины поднимается значительная возвышенность, в которой берут свое начало главнейшие реки восточной Европы (Волга, Днепр, Западная и Северная Двина). Эти реки, разветвляясь на многие меньшие притоки, впадают в вышеозначенные моря. Прорезывая вдоль и поперек всю равнину восточной Европы, эти реки служат естественными и удобными путями сообщения между людьми, населяющими страну. Природа восточной половины Европы во многих отношениях беднее природы западной Европы. Благодаря таким особенностям страны, народы, населявшие восточную половину Европы, должны были раньше или позже соединиться вместе и образовать одно государство. Скудная естественными дарами природа восточной Европы сама собою закаляла обитателей ее в борьбе со всякими лишениями, трудностями и неблагоприятными условиями. Особенно холодным и суровым климатом отличался север восточной Европы, сплошь покрытый дремучими лесами, многочисленными озерами и болотами. Юг ее, наоборот, при теплом климате представлял обширные степи, местами поросшие высокою травою, а местами песчаные и солонцеватые, т.е. пропитанные солью. На востоке, между южным концом Уральских гор и Каспийским морем, степи восточной Европы сливаются с равниной средней Азии, откуда в течение многих столетий постоянно приходили в Европу разные кочевые народы монгольского происхождения (гунны, болгары, хазары, угры, печенеги, половцы, татары и др.), которые разоряли и часто даже покоряли себе обитателей восточной Европы.

Итак, обитателям восточной Европы, вследствие особенностей страны, приходилось преодолевать величайшие затруднения, бывшие совершенно неизвестными другим народам Европы, и в то же время вести постоянную борьбу с азиатскими кочевниками, закрывая собою от них западную Европу.

Страна, в которой поселились восточные славяне. Восточные славяне занимали далеко не всю восточную половину Европы.

Вместе и рядом с ними жили здесь и другие народы не славянского происхождения. Так весь северо-восток Европы занимали финны. Это был народ монгольского происхождения. Русские славяне называли финнов чудью. Так как страна, где жили финны, была покрыта лесами, озерами и болотами, то они занимались большею частию звероловством и рыболовством. На западном конце восточной половины Европы жили литовцы. Они принадлежали к арийской расе и были, таким образом, родственны славянам. Религия их была похожа на славянскую, только отличалась большей грубостью. На крайнем северо-западе ближайшими соседями восточных славян были норманны, – народ германского происхождения, живший на скандинавском полуострове. На восточном конце восточной половины Европы жили болгары, занимавшие преимущественно берега реки Камы. Наконец, южный край восточной половины Европы, покрытый степными пространствами, был занят разными кочевыми народами монгольского племени, постоянно сменявшими друг друга.

Восточные славяне жили собственно в самой средине между обитателями восточной половины Европы. Они занимали именно пространство в бассейне рек: Днепра с его многочисленными притоками, Западной Двины, Волхова, Волги и Оки. Это было совершенно равнинное пространство, обильно орошенное водою, но ничем не отделенное от соседних местностей. Север этой страны отличался холодным климатом и суровою природою, юг, наоборот, имел теплый климат и плодородную почву, запад был покрыт, большею частию, лесами и болотами. Чрез всю страну, населенную восточными славянами, с севера на юг, шел великий водный путь, так называемый путь „из варяг в греки». Он начинался от берегов Балтийского моря и шел далее по р. Неве в Ладожское озеро, отсюда по р. Волхову в озеро Ильменское, затем по р. Ловати, от верховьев которой лодки тащили волоком по земле или переносили их до верховьев р. Днепра, по которой (реке) спускались в Черное море и плыли далее в Константинополь, столицу Греции.

Таким образом, страна, в которой поселились восточные славяне, с одной стороны, способствовала обитателям своим объединиться в одно целое и, усилившись, подчинить затем, при благоприятных условиях, остальных жителей восточной Европы, а с другой – значительно облегчала им сношения с иноземными народами.

Главные племена восточных славян и их расселение. Восточные славяне в начале своей исторической жизни не составляли одного целого, но разделялись на несколько особых племен. Главнейшими из них были следующие: 1) поляне, жившие по среднему течению р. Днепра, между притоками последнего – Росью и Припятью; 2) древляне, – севернее полян, по берегам р. Припяти; 3) кривичи – в верховьях рек Днепра, Западной Двины и Волги; 4) полочане – по верхнему течению р. Западной Двины; 5) северяне – по берегам рек Десны и Сейма; 6) радимичи – по р. Сожу; 7) вятичи – по р. Оке; 8) славяне ильменские – по берегам Ильменского озера; 9) бужане – по берегам р. Буга (южного); 10) тиверцы и угличи – по рекам Днестру и Пруту и 11) белохорваты – в нынешней восточной Галиции.

Быт, нравы и верования восточных славян. Восточные славяне имели много общего со всеми вообще славянскими племенами. Но были у них и некоторые особенные, отличительные черты, зависевшие от природы страны, которую они занимали, и от других условий их исторической жизни. Быт восточных славян сравнительно с другими отличался большою простотою и бедностью. Жили они преимущественно в селениях. Города между ними были очень редки.

Наиболее древними из городов восточных славян были: Киев, Новгород, Смоленск, Полоцк, Ростов и др. Города отличались от селений только тем, что имели около себя ограду, за которую скрывались славяне во время нападений врагов.

В городах и селениях славяне жили отдельными семьями, которыми управляли старшие в семье. Родственные между собою семьи составляли роды, во главе которых находились старейшины. Несколько размножившихся родов составляли племя, которым управляли начальники, носившие различные имена: старейшин, князей и др. Для решения дел, касавшихся всех родов, собирались их старейшины, которые и составляли вече. Восточные славяне занимались преимущественно земледелием. Иные из них жили скотоводством, а также звероловством и рыболовством. Жилища восточных славян отличались чрезвычайною простотою.

Наиболее грубые из них, особенно звероловы и рыболовы, жили в простых землянках, прикрытых хворостом и соломою. Холод заставлял их строить себе более прочные жилища: то в виде шалашей, сплетенных из ветвей и обмазанных глиною, то в виде изб, построенных из дерева. Печей в жилищах славян не было, а обогревались они очагами, устраивавшимися посреди жилища; дым выходил чрез отверстие, устроенное в крыше.

Восточные славяне, особенно те, которые занимались земледелием, отличались мирным и кротким характером; среди других были развиты дикость и жестокость. Все восточные славяне отличались семейственностью и домовитостью. Славяне не любили нападать на своих соседей, а когда эти последние вторгались в их владения, то они защищались храбро и весьма искусно. В семье восточных славян господствующее положение занимал муж. Жена была в подчинении у него, но не в рабстве.

Восточные славяне были язычниками-многобожниками. Впрочем, верования их в различных богов и самые представления их об этих последних дают основание думать, что они прежде знали и почитали одного Бога.

Главным богом у наших предков был Сварог. Под именем Сварога русские славяне почитали небо, небесный свод. Они представляли Сварога родоначальником и господином всех богов. У Сварога были сыновья, называвшиеся Сварожичами. Главными среди Сварожичей были Даждь-бог и Хорс, под которыми восточные славяне почитали солнце летнее и зимнее. Под именами Стри-бога наши предки боготворили ветер, Перуна – гром и молнию, Велеса – покровителя земледелия, плодородия и скотоводства. Это были главные боги. Кроме них, наши предки знали и почитали целый ряд второстепенных богов.

Они боготворили землю, воду, воздух, деревья, камни, некоторых животных и птиц. Среди наших предков-язычников были чрезвычайно распространены суеверия, гадания и вера в приметы. В доме, в лесу, в воде, в дупле, словом, везде около себя русские славяне-язычники видели проявление высшей таинственной силы. Действия этой силы в отношении к человеку были частию благодетельные, частию же вредные. Посему и боги наших предков разделялись, по их отношениям к людям, на добрых и злых.

В явлениях окружающей природы и в своей собственной жизни русский славянин-язычник видел постоянную непрерывную борьбу между доброю и злою силою, светом и тьмою. Лето с его благодетельным теплом было действием добрых богов, зима с ее холодами – злых богов, рождение и здоровье человека – действие добрых богов, болезнь и смерть – злых богов и богинь. Среди наших предков-язычников были чрезвычайно распространены верования в небесные явления – знамения и их влияние на жизнь людей. Русские славяне-язычники любили гадать по месяцу, звездам, ветру, огню, воде и другим явлениям природы, Для гаданий употреблялись также животные, особенно конь, птицы, особенно из них орел, петух, дятел, и змеи. Кроме гаданий, среди русских славян-язычников употреблялись заговоры, напр., по ветру, наговоры, напр. на воде, камне и приметы; замечали напр., если что случится с правой стороны (птица летит, месяц светит, в ухе звенит, рука чешется), то это предвещало счастье, если же, наоборот, с левой стороны, то несчастье. Существовало верование, что все должно начинать утром (свет, добро), а не вечером (тьма, зло). Наши предки-язычники веровали в загробную жизнь.

Последнюю они представляли себе во всем подобною земной жизни. На этом веровании основывалось особенное погребение, существовавшее у русских славян-язычников. Покойников своих они погребали различно: одни их зарывали в землю, а другие – сожигали тела умерших. В том и другом случае хоронили умерших, по возможности, при той самой обстановке, среди которой они жили; напр., в могилу полагали пищу, деньги, оружие, или вместе с умершими сожигали жен, рабынь, коней и т.п.

У наших предков-язычников не было ни жрецов, ни храмов, как мест общественного служения богам. Место жрецов заступали обыкновенно старшие в семье и роде. Они являлись посредниками между богами и членами семьи или рода. На этом, между прочим, основывалось особенное, глубокое уважение русских славян-язычников к старшим в семье и роде. Храмом, в смысле места служения богам, чаще всего служила изба, дом. Каждый дом, по верованиям наших предков язычников, находился под покровительством своего бога или богов. Отсюда вера в домовых, сохранившаяся среди простого нашего народа и доселе. Очаг служил обыкновенно жертвенником, местом для принесения жертв. Отсюда происходило особенное уважение наших предков к печи, очагу. Изображения богов обыкновенно поставлялись в переднем, или красном углу избы, который и доселе особенно почитается у нашего народа. Границею, до которой распространялось влияние и действие домового бога, был порог. На этом основаны были многия суеверия наших предков-язычников, соединявшиеся ими с порогом избы и сохранившиеся среди народа даже и доселе. Кроме того, местом для жертвоприношений и вообще служения богам были горы, рощи, лес, берега рек, колодцы, озера, болота и др. Самое служение наших предков-язычников богам состояло в принесении жертв, молитвах и праздничных обыкновениях. В жертву богам приносились плоды (рожь, гречиха, овес и др.), печеный хлеб, птицы, животные. У некоторых племен из восточных славян употреблялись даже человеческие кровавые жертвы. Молитвы русских славян-язычников до нас не сохранились в полном виде. Остатки и следы их видят в распространенных и теперь среди нашего народа заговорах, причитаниях и нашептываниях. Праздники русских язычников были домашние, или семейные, и общественные. В семье всякое счастливое событие, напр., рождение ребенка, брак, сопровождалось молитвою богам, жертвоприношением и праздничными увеселениями. Общественными праздниками ознаменовывались события, происходившие в жизни богов, природы и самого человека. С особенным торжеством праздновались поворот солнца с зимы на лето (коляда), наступление весны (масляница), весеннее пробуждение природы (радуница, семик), поворот солнца на зиму (купала), избавление от мора, повальных болезней, падежа скота и т. п.

Религия наших предков была преимущественно, почти исключительно домашняя, семейная. Общественной веры (напр., жрецов, храмов и т.п.) у них почти не было. Вот почему христианство впоследствии, раз будучи введено у нас, быстро распространилось и утвердилось в нашей стране. Оно заняло, так сказать, свободное место, так как общественной веры у нас до христианства не было и некому было защищать прежнюю веру. Потому христианство утвердилось у нас легко и почти без всякой борьбы. Но зато ему предстояла совсем иная борьба. Слабое в общественной жизни, язычество восточных славян было чрезвычайно сильно в семейной, домашней жизни их. Христианским верованиям трудно было проникнуть на первых порах в семейную и домашнюю жизнь русских язычников. Оттого долго и часто бывало так, что русские люди, сделавшись христианами, в домашнем своем быту оставались по прежнему язычниками. После молитвы в христианском храме, они шли на свои прежние языческие мольбища, после христианского священника приглашали к себе в дом языческих волхвов для совершения разных обрядов, давая детям христианские имена, называли их по прежнему и языческими именами. За это двоеверие лучшие русские люди, особенно наши древние архипастыри и церковные учители, часто обличали наш народ. К сожалению, остатков древних языческих верований и доселе сохранилось немало в жизни и домашнем быту нашего народа. Самым лучшим и верным средством для борьбы с этим наследием языческой старины, с разными народными суевериями, повериями и гаданиями, праздничным разгулом, приметами и т.п. служит распространение истинно христианского просвещения среди нашего народа.


Источник: С-Петербург. 1914г. Типография 1-ой Спб. Трудовой Артели.—Литовская ул., 34.

Комментарии для сайта Cackle