профессор Василий Александрович Соколов

Можно ли признать законность иерархии старокатоликов

В конце минувшего года в американской газете «Старо-католик» (The old catholic) напечатан документ под заглавием: «Защита апостольского преемства в старо-католической церкви Америки». В самом документе этом, в особых приписках в начале и конце его, говорится, что «составлен он по распоряжению высоко-почтеннейшего Иосифа Рената Вилатта, архиепископа американских старокатоликов» и «представлен Его Преосвященству, Николаю Епископу Аляскинскому и богословам Православной Восточной Церкви». Происхождение и цель этого документа вполне выясняются из письма Преосвященного Николая, напечатанного в Церковном Вестнике. (1892 г. № 49). По словам Его Преосвященства, в одну из своих архипастырских поездок он посетил, между прочим, один старокатолический деревенский приход и вступил в личное знакомство с священником этого прихода, о. Августином Анжелисом. Само собою разумеется, что беседа православного архиерея со старокатолическим священником сосредоточивалась главным образом «на вопросе о признании старокатоликов со стороны православной церкви». «Из этой беседы, пишет Преосвященный Николай, я вынес впечатление, что в догматическом отношении они вполне приблизились к православной Церкви; но для меня оставался ещё не уяснённым вопрос о законности их иерархии. Поэтому, я просил о. Августина и архиеп. Вилатта, чтобы они написали мне записку, из которой я мог бы убедиться, что священство их законно». В ответ на желание Преосвященного Николая ему и был представлен указанный документ, составленный о. Августином по поручению архиепископа Вилатта, и имеющий потому некоторым образом официальный характер. Подлинник этого документа Преосв. Николай переслал в редакцию «Церковного Вестника» с просьбой напечатать его в переводе1, а печатный экземпляр в номере газеты: «The old catholic» доставил в редакцию «Богословского Вестника», выражая надежду, что в Московской академии может-быть кто-либо пожелает высказать своё суждение по разбираемому в документе вопросу.

В виду того глубокого и живого интереса, какой получает в последнее время вопрос об отношениях между православной церковью и старо-католиками, и в виду, с другой стороны, того обстоятельства, что доселе в нашей литературе исследователи обращали своё научное внимание по преимуществу лишь на догматическую сторону старокатолицизма, мы решились теперь взяться за перо, чтобы содействовать, по мере сил своих, разъяснению и того канонического вопроса, который неизбежно возникает при сношениях православной церкви с старокатоликами, и который теперь решительно поставлен на очередь американским документом, предложенным на обсуждение Преосвящ. Николая и богословов Православной Восточной Церкви.

«Достопочтеннейший И. Р. Вилатт, так начинается документ, принял низшую церковную степень и иподиаконство 5-го июня 1885 г., – сан диакона 6-го июня и сан пресвитера на следующий день того же года в старо-католическом соборе в Берне от старо-католического епископа Герцога. Высказывалось возражение, что некоторые богословы Православной Восточной Церкви не признают действительность (validity) посвящения епископов Герцога и Рейнкенса вследствие того, что они получили епископское посвящение от одного рукополагающего, (from а single consecrator.) То же самое возражение имеет силу и относительно преемства старокатолической церкви Голландии2, которое ведётся от единоличного рукополагателя (consecrator) – Варлета, еп. Вавилонского in part. inf. – в 1723 г.» – Итак, архиеп. Вилатт, последовательно пройдя низшие церковные степени, получил сан пресвитера от такого епископа, законность которого: представляется сомнительной, благодаря его единоличному посвящению. Иерархия западноевропейских старокатоликов, ведущая своё начало от единоличного посвящения, возбуждает так. образом вопрос: можно ли признать её законной, т. е. можно ли вообще признавать законным епископом того, кто рукоположен только одним епископом?

Обращаясь за разрешением этого вопроса к свидетельствам Свящ. Писания, канонисты обыкновенно указывают на 1Тим.4:14, где св. Ап. Павел пишет к Тимофею: не неради о своем даровании живущем в тебе, еже дано тебе бысть пророчеством с возложением рук священничества. По толкованию свят. Иоанна Златоуста и др. под словом «священничество» (πρεσβυτεριον) должно разуметь собор не пресвитеров, а епископов, причём и сам Ап. Павел был в числе тех которые рукополагали Тимофея, (см. 2Тим.1:6). Таким образом Тимофей получил своё епископское рукоположение от собора епископов. – В книге Деяний св. Апостолов (Деян.13:1–3) повествуется, что сам Ап. Павел и Варнава, по указанию Духа Святаго, рукоположены были на дело своего служения собором, состоявшим из трёх Апостольских мужей3. – По свидетельству Климента Александрийского, Св. Ап. Иаков, брат Господень, был рукоположен во епископа иерусалимского Апостолами: Петром, Иаковом и Иоанном4. – Из приведённых свидетельств Св. Писания и церковного предания можно, таким образом, видеть, что в среде самих Св. Апостолов установлен был порядок, в силу которого епископское рукоположение сообщалось не единолично, а собором.

В канонических правилах можно найти целый ряд указаний, свидетельствующих о том, что такой именно порядок соборного рукоположения епископов возведён был церковью в закон. Первое правило Святых Апостол гласит: епископа да поставляют два или три епископа5. Четвёртое правило первого Никейского Вселенского собора утверждает: епископа поставляти наиболее прилично всем тоя области епископам. Аще ли же сие неудобно, или по належащей нужде, или по дальности пути: по крайней мере три во едино место да соберутся, а отсутствующие да изъявят согласие посредством грамат: и тогда совершити рукоположение. Утверждати же таковыя действия в каждой области подобает ея митрополиту6. В тринадцатом правиле поместного Карфагенского собора говорится: многие епископы, собравшись да поставляют епископа. А по нужде три епископа, в каком бы месте ни были они, по повелению первенствующего, да поставят епископа7. Того же поместного собора шестидесятое правило утверждает: да соблюдается древний чин: менее трёх епископов, как определено в правилах, да не признаются довольными для поставления епископа.8 Такого же рода определения можно встретить ещё напр.: в так называемых апостольских постановлениях и в правилах некоторых других поместных соборов, не вошедших в состав нашего канонического кодекса9. В 20-й главе третьей книги Апостольских постановлений говорится: а рукополагаться повелеваем епископу от трёх или, по крайней мере, от двух епископов; поставляться же вам одним епископом не позволяем10. – Итак, основываясь па свидетельствах Священного Писания и опираясь на многочисленные постановления церковных законов, необходимо прийти к заключению, что епископское рукоположение должно быть совершаемо не иначе, как собором епископов, причём число их должно быть не менее трёх или в крайнем случае, двух.

Установив такой порядок, церковь всякое уклонение от него считала непозволительным и незаконным. В Апостольских постановлениях (lib. VIII, cap. 27) читаем: епископ да рукополагается тремя или двумя епископами. Если же кто рукоположится одним епископом, то да будет извержен и он и рукоположивший его 11. Блаж. Феодорит, рассказывая в своей церковной истории (eib. V, cap. 23) о том, как Евагрий занял антиохийскую кафедру, говорит, что он «получил это место вопреки церковному законоположению, так как его поставил один Павлин, нарушив тем многие правила, которые… возбраняют совершать хиротонию епископскую менее, чем трём епископам» 12. Синезий, еп. Птолемандский, называет епископа Палебискского Сидерия незаконным (εκθεσμος) на том основании, что его рукоположение совершено̀ было не тремя епископами13. Бывали даже примеры, что за нарушение этого порядка церковные соборы подвергали виновных низложению. Риезский собор 439-го года (в Нарбоннской Галлии) низложил напр.: епископа Арментария за то, что его рукоположение совершено было не тремя епископами14. При Константинопольском патриархе Михаиле Оксите, около 1170 г., низложены были епископы Климент и Леонтий, так как рукоположение, совершённое над ними единолично их митрополитом, признано было антиканоническим15. – Таким образом правила и практика христианской церкви ясно свидетельствуют о том, что единоличное епископское рукоположение никогда не признавалось законным, а потому также незаконной, антиканонической, должна быть признана и иерархия европейских старокатоликов, как ведущая своё преемство от единоличного посвящения.

Но следует ли отсюда, что незаконная иерархия европейских старокатоликов недействительна по самому своему существу, т. е. что апостольское преемство в ней прервано и Божественная благодать в её таинствах не сообщается?

Думаем, что нет. И древне-христианская и православная восточная церковь, поставляя условием для канонической правильности епископского рукоположения то требование, чтобы это рукоположение совершаемо было не иначе, как собором епископов, никогда но считала и не считает это условие настолько существенным, чтобы его несоблюдение уничтожало всю благодатную силу рукоположения. Правило 68-е Св. Апостолов о рукоположении, полученном от еретиков, прямо говорит напр., что оно не имеет никакого значения и в церкви должно быть совершено вторично16; но ничего подобного нельзя найти в канонических источниках относительно епископского рукоположения, совершенного единолично. Самое основание, в силу которого церковь требует рукоположения епископа собором, имеет, по объяснению наших православных канонистов, не догматический, а чисто юридический характер. Совершать епископское рукоположение единолично церковь запрещает не потому, что одного епископа она считает недостаточным для сообщения рукополагаемому Божественной благодати, а совсем по другим соображениям. «Основание сего правила», пишет в своём курсе законоведения архимандрит Иоанн, «в том, что все епископы, по значению своего сана и духовной власти, равны между собою (как и Апостолы получили от Иисуса Христа общие и равные права власти в церковном управлении). Поэтому, никто из епископов отдельно, или исключительно, не может иметь права рукоположения других епископов, а предоставляется оно только совокупной власти их, Собору» 17. Другой православный канонист, покойный профессор моск. университета Н. К. Соколов, рассуждает по этому поводу так: «для совершения акта рукоположения при производстве во все иерархические степени, кроме высшей, считается в источниках достаточным одного компетентного епископа, так как отношения, возникающие из этого акта, ограничиваются пределом одного епископского управления. Иное при поставлении в высшую епископскую степень. Здесь рукополагаемый вводится в отношения к целой системе управления местной церкви или той области, в пределах коей поставлена его епархия. Поэтому и в акте введения его в подобные иерархические отношения должны принимать участие если не все, то многие сочлены той же организации, по крайней мере некоторые в качестве представителей от всех. Сверх того полномочия, которыми облекается епископ, по основаниям церковного устройства, но принадлежат какому-либо единоличному представителю власти, но сосредоточены в целом епископате» 18. Так как своё предписание относительно рукоположения епископа собором церковь утверждала не на догматических основаниях, то и рукоположение, совершённое единолично, считая канонически-неправильным, она признавала всё-таки действительным по существу, т. е. в смысле сообщения рукоположенному даров Божественной благодати. – В подтверждение этой мысли можно, прежде всего сослаться на 27-ю главу 8-й книги апостольских постановлений. «Если кто рукоположится одним епископом, – говорится там, – то да будет извержен и он и рукоположивший его. А если рукоположится ему одним епископом заставит необходимость, по невозможности присутствовать большему числу епископов, во время гонения или по другой подобной причине; то да представит он согласие на то бо̀льшего числа епископов19. Следовательно, допуская в крайнем случае единоличное епископское рукоположение и не требуя его повторения, как это требовалось в случае рукоположения еретиками, церковь20 тем самым свидетельствовала, что епископское рукоположение, хотя бы совершённое, вопреки канонам, одним епископом, всё-таки настолько действительно, чтобы сообщить рукоположенному дары Божественной благодати. – Та же мысль подтверждается и некоторыми примерами древней церковной практики. Рукоположение Антиохийского епископа Евагрия, совершённое над ним единолично Павлином, считалась, как мы видели неправильным и противным церковным законоположениям; но тем не менее епископы Римский, Александрийский и многие из епископов западных долгое время признавали епископом Антиохии не Флавиана, а Евагрия, нисколько не подвергая сомнению действительность его епископского рукоположения. Мало того, когда впоследствии, уступая настояниям императора Феодосия и в интересах водворения церковного мира, епископы-сторонники Евагрия согласились наконец признать Флавиана, они поставили при этом условием, чтобы все произведённые Евагрием рукоположения были признаваемы действительными21. – Палебискский епископ Сидорий незаконно рукоположен был одним Филоном, епископом Киренским; но Свят. Афанасий Александрийский, снисходя по нуждам времени к жителям Палебиски, не только признавал Сидерия епископом, но как человека полезного для церкви, сделал его даже впоследствии митрополитом Птолемандским, ибо, по замечанию Синезия «в опаснейшие времена необходимость заставляет преступать строгость закона» 22. – По рассказу Беды, утверждая христианскую церковь в Англии, Августин, в 597 г., обращался к римскому епископу Григорию Великому с вопросом, между прочим, о том, можно ли в том случае, когда дальность расстояния не позволяет нескольким епископам собраться вместе, совершать епископское рукоположение одному епископу? Папа Григорий отвечал, что в настоящее время, когда Августин представляет собою единственного епископа в английской церкви, он может совершить рукоположение не иначе, как без содействия других епископов; но если бы какие-либо из епископов Франции случайно оказались путешествующими в Кенте, папа советует Августину привлечь их к участию в священнодействии. Когда-же, при помощи Божией, церковь Англии будет иметь нескольких епископов, тогда епископское рукоположение не следует совершать без участия трёх или четырёх епископов. Основываясь на данном папой разрешении, Августин, в 604 г., и рукоположил единолично Меллита, еп. Лондонского, и Юста, еп. Рочестерского23. – Приведённые примеры из дровней церковной практики востока и запада ясно показывают, что церковь, допуская в некоторых случаях, по особо-уважительным причинам, иерархическую и правительственную деятельность епископов, рукоположенных единолично, тем самым признавала единоличное рукоположение вполне действительным в смысле сообщения рукополагаемому необходимых для епископа даров Божественной благодати.

В подтверждение той же мысли можно указать ещё на институт так называемых хорепископов. По десятому правилу Антиохийского поместного собора: хорепископ да поставляется от епископа града, коему подчинён его округ,24 т. е. относительно рукоположения хорепископов допускается исключение из общего правила в том смысле, что это рукоположение совершается единолично тем епископом, помощником которого должен быть рукополагаемый хорепископ25. Принимая во внимание то обстоятельство, что хорепископ, хотя и ограниченный в свободе и размерах своей епископской деятельности; всё-таки, по выражению того же правила, приял рукоположение по чину епископства,26 рукополагал, с разрешения своего епископа, диаконов и пресвитеров и вообще по своим иерархическим полномочиям был действительным епископом,27 необходимо прийти к тому заключению, что церковь признавала единоличное посвящение достаточным по существу для сообщения рукополагаемому епископского сана.

Латинская церковь позднейших веков и современная признаёт, что, с разрешения папы, при епископском рукоположении для сообщения даров Божественной благодати вполне достаточно одного епископа. Как при всех других таинствах лишь одно лицо служит совершителем их, так и при рукоположении один епископ достаточен для того, чтобы быть совершителем таинства, и он один только и называется consecrator. Правда церковь, памятуя древние канонические предписания, требует, чтобы этот consecrator совершал рукоположение в присутствии и при содействии ещё двух, епископов; но эти последние являются в данном случае не совершителями рукоположения, а только как бы свидетелями – assistentes, tanquam testes.28 Придавая им такое несущественное значение, латинская церковь не имеет никакой надобности настаивать на том, чтобы эти ассистенты были непременно епископами, а потому допускает в этом случае замену епископов аббатами и прелатами, не имеющими епископского сана. В таком именно смысле даёт предписание папа Лев XII в булле «Impensa» (26 марта 1824 г.),29 а практика латинской церкви представляет тому не мало примеров30. Понятно, что при такой замене епископское рукоположение оказывается уже совершаемым единолично, так как право рукополагать принадлежит только епископу. Латинская церковь признаёт таким образом, единоличное епископское рукоположение достаточным для сообщения рукополагаемому Божественной благодати31. Это обстоятельство, важное для нас само по себе, получает особенную важность в виду того, что православная восточная церковь признаёт рукоположения, совершаемые в церкви латинской, действительными32 и лиц латинской иерархии, обращающихся в православие, принимает, сохраняя за ними их священный сан, а следовательно единоличное епископское рукоположение, допускаемое латинянами, признаётся по существу своему действительным и в церкви православной.

Итак, древнехристианская и православная восточная церковь, признавая единоличное епископское рукоположение незаконным и канонически-неправильным, вместе с тем иногда допускает его, как, по существу, действительное. Отсюда мы, естественно, приходим к мысли о том, что канонические правила, очевидно, не имеют, как догматы, безусловно-обязательного значения и в некоторых случаях допускают изъятия.

Не имея возможности подробно останавливаться на раскрытии этой, не бесспорной, мысли, мы выскажем лишь несколько соображений, руководствуясь авторитетом одного из новейших православных канонистов.

Ни в одной из символических книг церкви, выражающих её вероучение, говорит в своём курсе лекций проф. Η. К. Соколов,33 не находится сколько-нибудь ясного указания на то, чтоб вера в неизменность церковных определений была простираема и на все канонические и дисциплинарные постановления соборов и отцов, составляющие древний канон. Все места, обыкновенно приводимые из этих книг, а равно и мнения отцов о неизменно истинном и непогрешимом авторитете церкви вселенской, относятся к догматическим её вероопределениям, а не к каноническим и дисциплинарным. Самое, по-видимому, твёрдое основание для мнения о неизменяемости и неотменяемости канонов, на которое всего чаще указывают его защитники, заключается в выражениях второго правила трулльского собора (692 г.), которым утверждён был состав бывшего до него канона. Вот эти выражения: прекрасным и весьма желательным признал сей св. Собор и то, чтобы отныне тверды и нерушимы пребывали правила... (следует их перечисление).... и никому да не будет «позволено подделывать» вышеозначенные правила, или отвергать, или принимать другие правила, кроме предлежащих, с ложными надписаниями составленные какими-то людьми, дерзнувшими торговать истиной 34... В этом правиле трулльского вселенского собора нет и следа какой-либо мысли о неизменяемости, непоколебимости канонических и дисциплинарных постановлений церковного канона, тем более нет мысли, будто непоколебимость эта должна быть изъясняема в том же смысле, как непоколебимость Св. Писания. Прямой смысл вышеприведённых слов правила тот, что всякому христианину, каково бы ни было его личное положение в церкви, запрощается произвольно, по одному личному усмотрению, изменять, извращать, подменивать или делать подлоги в правилах. О деятельности же законодательной церковной власти и о её правах на развитие и изменение прежних законов не говорится в правиле ни слова. Так понимает запретительные выражения второго правила трулльского собора и преосв. Иоанн в своём толковании на них35. Древний канон признаётся и утверждается, как обязательный закон в отношении ко всем и каждому в частности члену церкви: никто из них не имеет права по своему произволу извращать его, заменять другим или вносить то, что в него не принято. Но эта неизменяемость не простирается на действия законодательной власти самой церкви – установившей, утвердившей канон и своим признанием давшей ему авторитет. Ей несомненно принадлежит и всегда будет принадлежать право изменять и отменять, законным порядком, в своих прежних правилах то, что она найдёт требующим изменения.... Что в каноне может подлежать изменению и что нет – решение этого вопроса в каждое время принадлежит также церковно-законодательной власти. – Не проповедуя и не устанавливая в принципе неотменяемости своих канонических постановлений, соборы не следовали ей и в практике. Развивая один вслед за другим церковное законодательство, сообразно потребностям времени, соборы или сверх прежде установленных правил издают от себя много других, новых (особенно напр. собор трулльский), или изменяют прежние правила соборов вселенских (ср. III, 8 с IV, 28 Ап. 5. Карф. 3, 51, 34.) и поместных (ср. Неок. 7 с VI, 16. Карф. 50 с VI, 29.) или отменяют (Апост. 5. 51 ср. VI, 12. Анк. 10, VI, 6.), установляя на их место новые. Вообще история происхождения, постепенного развития и образования древнего канона в целом составе служит наилучшим доказательством постоянного развития церковного законодательства и жизни, и того, как власть церковная спешила на встречу различным потребностям и доступными ей средствами старалась удовлетворить им. – Не смотрела на каноны, как на неизменные и неотменяемые и современная соборам государственная власть, но точно также всегда отличала их от догматических определений тех же соборов. В кодексе и новеллах импер. Юстиниана каноны соборов уравниваются, по своему значению и силе, с государственными законами; следовательно им приписывается обязательность в том же смысле и в тех же условиях, как и всякому положительному закону. – Нельзя также рассматривать древний церковный канон в целом его составе, как свод действующего в настоящее время права церкви.... Значительная часть древних правил вселенских и поместных соборов и отцов не действует в современной нам церкви, или видоизменены до такой степени, что утратили свой первоначальный смысл и значение. (Ап. 37, 34; I, 5; VI, 8, 11; Ант. 9, 19 и др.). Произошло это не вследствие злоупотреблений или произвола исполнителей закона, а в большинстве случает потому, что сами правила, сделались фактически неприложимыми, так как церковные порядки жизни и отношения, из которых они возникли и которые устанавливали, не существуют более в действительности и заменились другими. Такова напр. древняя покаянная (пенитенциарная) дисциплина, таковы многие из правил о церковных наказаниях за различные преступления, о личных отношениях христиан к еретикам, раскольникам, иудеям или иноверцам... В содержании древнего канона необходимо различать общие основные правила, выражающие собою коренные начала церковного устройства и дух управления, от тех, которые относятся к внешним историческим его формам, к временным условиям и потребностям жизни, нужно отделять дух закона от формы, канонические идеи – от всех частных правил и учреждений.

... За внешними формами и учреждениями сокрыт дух древнего церковного законодательства, основные принципы, которые, меняя формы, не должны умирать и могут облекаться и воплощаться в новых, даже более широких и совершенных учреждениях. Эта важная работа принадлежит высшей церковной власти; почему за ней в каждое время сохраняется право вновь вызывать к жизни забытое, восстановлять искажённое временем, применять то, что может быть приспособлено, отменять то, что фактически не приспособило, и из древних начал развивать новые, соответственные времени учреждения. Ей также принадлежит право определять для каждого времени неизменное и обязательное в древнем каноне и то, что в нём может подлежать изменению. – Если мы станем на эту точку зрения проф. Η. К. Соколова, то для нас вполне будет понятно и отношение православной церкви к единоличному епископскому рукоположению. Как скоро высшей церковной власти принадлежит даже право вводить в канонические правила потребные изменения, то тем более она, конечно, в праве, не отменяя правила вполне, допускать в отношении к нему и по уважительным соображениям, некоторые частные изъятия36. Так именно и поступала она, думается нам, в рассматриваемом нами вопросе. Признавая в принципе единоличное епископское рукоположение незаконным, но не отрицая его действительности по существу, церковь в отдельных случаях, в силу присущего ей права, по каким-либо уважительным соображениям находила иногда возможным признать и допустить его.

Нам думается, что с такой точки зрения весьма было бы возможно выяснить и вопрос об отношении православной церкви к иерархии европейских старокатоликов. По каноническим правилам, эту иерархию нельзя, как мы видели признать законной: но в силу того только, что она ведёт своё начало от единоличного рукоположения, нет ещё оснований сомневаться в её действительности по существу. Если же так, то Святейший Правительствующий Синод, во внимание к имеющим получиться отсюда высокой важности последствиям, как высшая власть церковная, имеет полное право допустить в настоящем случае изъятие из общего правила и, признав иерархию европейских старокатоликов, принять их в братское общение с Православной Русской церковью37. Свят. Афанасий не только признал епископом единолично рукоположенного Сидерия, но, видя в нём человека полезного для церкви, даже возвёл его впоследствии на Птолемаидскую митрополию. Неужели же братское единение с православною церковью многих тысяч европейских старокатоликов нельзя признать такою уважительной причиной, которая давала бы полное основание высшей церковной власти воспользоваться в настоящем случае принадлежащим ей правок и преступить, по выражению Синезия, строгость закона?!

Рассмотренный нами вопрос о законности епископского единоличного рукоположения имеет значение лишь для европейских старокатоликов. Что же касается старокатоликов американских, то их глава, архиеп. Вилатт, от европейского старокатолического епископа Герцога принял только низшие церковные степени и сан пресвитера, епископское же рукоположение получил каноническим порядком от трёх епископов в Коломбо на острове Цейлоне. Иерархия американских старокатоликов имеет таким образом, по-видимому, гораздо более твёрдую постановку и со стороны единоличного рукоположения возражений против себя не возбуждает. Если и можно сделать ей возражение с этой стороны, то уже в другой форме и гораздо менее серьёзного значения.

Со стороны единоличного рукоположения, у архиепископа Вилатта можно оспаривать лишь его сан пресвитера, т. е. если единоличное рукоположение, а вместе с тем и иерархию европейских старокатоликов, безусловно отвергнуть, как незаконные, то для арх. Вилатта отсюда будет следовать лишь то, что все церковные степени до пресвитерского сана включительно, полученные им от незаконного епископа Герцога, не имеют никакого значения. В таком случае нужно будет, следовательно, признать, что, отправляясь на остров Цейлон и принимая там епископское рукоположение, Вилатт был не пресвитером, каким он считал себя, а простым мирянином. Возникающий отсюда канонический вопрос получается в такой форме: можно ли признать Вилатта законным епископом, если он прямо принял епископское рукоположение, будучи лишь простым мирянином?

Из канонических источников можно видеть, что в древней церкви рукоположение в высшие священные степени, минуя при этом степени предшествующие, (так назыв. promotio per saltum) никогда не одобрялось. В 80-м правиле св. Апостолов говорится: от языческого жития пришедшего и крещенного, или от порочного образа жизни обратившегося, несть праведно вдруг производити во епископа. Ибо несправедливо еще не испытанному быти учителем других: разве только по благодати Божией сие устроится 38. Первый Вселенский собор во 2-м своём правиле определяет: поелику, по нужде или по другим побуждениям человеков, многое произошло не по правилу церковному, так что людей от языческого жития недавно приступивших к вере и краткое время оглашенными бывших, вскоре к духовной купели приводят, и тотчас по крещении возводят в епископство или пресвитерство: посему за благо признано, дабы впредь ничего такового не было. поелику и оглашенному потребно время, и по крещении дальнейшее испытание 39... В десятом правиле Сардикийского собора читаем: подобает со всякою точностью и тщанием наблюдати, да богатый кто-либо, или учёный, от светского служения, удостоиваемый епископом быти, не прежде поставляется, разве когда совершит служения чтеца и диакона, и пресвитера, дабы проходя чрез каждую степень, аще достойным признан будет, мог взыти на высоту епископства. Очевидно же, что для каждой степени чина должно быть предоставлено не слишком малое время, в продолжение которого могли бы усмотрены быти его вера, благонравие, постоянство и кротость, и он, быв признан достойным Божественного священства, получил бы величайшую честь 40... Наконец 17-е правило Константинопольского Двукратного собора гласит: чтобы впредь никто из мирян, или монахов не был внезапно возводим на высоту епископства, но чтобы каждый по испытании прежде в церковных степенях, восприимал рукоположение во епископа. Ибо хотя до ныне некоторые из монашествующих, или мирских, по требованию нужды, и были вскоре удостаиваемы епископской чести, и превзошли других добродетелью и возвысили порученные им церкви: однако редко бывающего не поставляя в закон церкви определяем, отныне сему уже не быти: но правильно рукополагаемый да пройдёт чрез все степени священства, исполняя в каждом положенное законом время 41. Итак, несомненно, что возведение в епископский сан помимо предшествующих священных степеней в канонических правилах решительно не одобряется. – Но практика древней церкви представляет много примеров, свидетельствующих о том, что требуемый правилами порядок очень нередко был нарушаем. Не говоря о тех случаях, когда епископского рукоположения удостаивались люди, имевшие напр. дотоле лишь сан диакона, мы считаем достаточным для нашей цели указать только несколько таких примеров, когда простые миряне прямо получали епископский сан, минуя все предшествующие церковные и священные степени. Так было напр. с Св. Амвросием Медиоланским42, Киприаном Карфагенским43, Нектарием Константинопольским44 и Евсевием Кесарийским45, причём Киприан пред своим епископским рукоположением был ещё только неофитом, т. е. новокрещённым, а Амвросий, Нектарий и Евсевий даже и совсем ещё не получили крещения и находились в положении оглашенных. Епископское рукоположение «per saltum» церковь не одобряла, по не считала его таким преступлением, которое заслуживало бы наказания46, а потому ни в одном из канонических правил мы не встречаем указания на то, чтобы в этом случае рукополагавшим или рукоположенным угрожало запрещение или извержение из сана. При таком воззрении, церковь всех тех епископов, которые, как мы видели, прямо из мирского состояния получили свой сан, никогда не признавала незаконными47. Мало того, Свят. Григорий Богослов говорит, что когда император через начальника области угрожал рукоположившим Евсевия епископам за совершенное ими рукоположение, Св. Григорий Назианзский (отец Богослова) отвечал в своём послании начальнику, что «никто не отнимает у нас права защищать такое дело, которое совершено нами законно и справедливо» 48. Такая практика церкви ясно свидетельствует о том, что приведённые выше канонические правила понимались совсем не в смысле решительного запрещения. Церковь не одобряла быстрого возвышения в епископский сан только потому, что в таком порядке не находила достаточного ручательства в том, что рукополагаемый будет действительно достойным пастырем и учителем своей паствы. Эту именно мысль она, как мы видели, ясно и выражала в своих правилах. Осторожность и неспешность при епископских рукоположениях в особенности желательны были потому, что, по свидетельству отцов церкви49, не редки были примеры, когда слишком быстрое возвышение в епископский сан являлось лишь результатом честолюбивых стремлений. Цель того порядка, который устанавливался церковными правилами, заключалась не в том, чтобы церковь признавала безусловно необходимой для действительности самого таинства эту постепенность прохождения иерархических званий, но в том, чтобы при постепенном прохождении избранного через различные степени и служения можно было вполне удостовериться в его способностях, направлении и призвании к церковному служению50. А потому, если были достаточные основания, чтобы видеть во внезапном избрании непосредственное действие особенного Божественного провидения когда, по выражению апостольского правила, »сие устрояется по благодати Божией«, или если личность избранного представляла собой вполне достаточное ручательство в том, что он будет достойным пастырем, рукоположение в епископы прямо из мирян не возбуждало никаких сомнений. Выражая голос Церкви по этому вопросу, патриарх Фотий51 писал епископу Римскому Николаю: «Люди, извлекаемые из мирского чина для епископства, заслуживают не хулы, но больших похвал, поелику за добрую их жизнь предпочтены были уже облечённым в священство. Не одежды и не власы, и не долгота времени, а правы, делают достойными епископства; не о себе говорю, ибо не имел ни нравов, ни одежды, но о деде моём Тарасие и о Никифоре; говорю о Амвросии, которого верно постыдились бы осудить Латиняне, как лучшую славу своей земли, издавшего на их языке столько полезных писаний. Не осудят они и Нектария, если с ним вместе не захотят осудить и вселенский Собор, утвердивший его избрание52. Однако и тот и другой, не только были мирянами, но даже некрещёнными, когда их избрали в епископы» 53. Итак, promotio per saltum хотя и не одобрялось в древней церкви, не служило, однако, поводом к отрицанию действительности и законности епископского рукоположения.

После такого вывода не может быть в этом смысле сомнения и относительно рукоположения архиеп. Вилатта. Если бы кто-либо и стал с необычайною строгостью решительно отрицать действительность полученных им от единолично рукоположенного св. Герцога священных степеней и признал бы его пред епископским рукоположением на острове Цейлоне лишь простым мирянином; то и в таком случае, очевидно, нет оснований сомневаться с этой стороны в законности его епископского сана. С 7-го июня 1885-го года, когда Вилатт принял сан пресвитера, и до 29-го мая 1892-го года, когда состоялось его епископское рукоположение, прошло целых семь лет. В эти годы пастырской деятельности в своей родной стране Вилатт стал, конечно, хорошо известен в среде своих пасомых. Даже и за пределами американской старокатолической общины его, без сомнения, знали многие из тех, которым приходилось вступать с нею в сношения и, в частности, так называемые независимые католики Индии и Цейлона, с вождями которых он находился в общении54. А потому его, очевидно, никак нельзя признать таким человеком, способности и нравы которого были недостаточно известны и выяснены и епископское рукоположение которого могло бы потому, с точки зрения канонических правил, представляться неудобным.

Итак, Вилатт мог получить законное епископское рукоположение, но получил ли он его?

По этому поводу, прежде всего, возражают, что сам факт его путешествия на остров Цейлон и принятия там епископского рукоположения был незаконным. «Вилатт, как говорят, формально принял православие в С. Франциско от преосвященного Владимира, следовательно, подчинил себя во всём воле Св. Синода и православного епископа в С. Франциско, а затем самовольно ушёл на остров Цейлон для посвящения в сан архиепископа, не сообщив об этом никому, – ни своему епископу, преосв. Владимиру, ни Св. Синоду. Таким самочинным действием он, согласно правилам церкви, если бы и имел сан священный, подвергается уже со ipso извержению из сана» 55. – Не имея никаких документов и подробных сведений относительно факта общения Вилатта с православным епископом С. Франциско, нам в высшей степени трудно судить об его каноническом значении. Нельзя однако не заметить, что в представленном преосв. Николаю документе этому факту придаётся совершенно иной смысл. Там говорится, что американские старокатолики «желая единения с православной восточной церковью, с этой целью обращались сперва с прошением к ближайшему греко-русскому епископу, Владимиру аляскинскому, а потом, по его совету, и к св. правительствующему Синоду. О. Вилатт ездил в Калифорнию и был принят в качестве православного кафолика в общение Тела и Крови Христа, причём старокатолическое исповедание веры было признано православным» 56. Затем, в конце документа читаем: «О. Вилатт ездил на остров Цейлон за посвящением не ради личного удовольствия, а потому, что это был единственный57 исход для него – 1) в виду долгого и полного молчания св. Синода и кажущегося равнодушия православной церкви к старокатолическому движению в Америке; 2) в виду опасения, чтобы в случае смерти не оставить своей паствы без пастыря и таким образом не сделаться ответственным пред Богом за то, что заставил её возвратиться к мерзостям (abominations) Рима или пасть в бездонную пропасть протестантизма; 3) в виду явного православия вождей независимой католической церкви Индии и Цейлона и усердного приглашения прибыть туда и принять Апостольское преемство , и 4) в виду того, что американским старокатоликам безусловно запрещено было архиепископом и епископами Голландии приводить своих детей для конфирмации к епископам англиканским или пользоваться освящённым ими миром, что ставило их в необходимость жить и умирать без миропомазания». – «Полагая, что тут имелся случай той «necessitas qui non habet legem, Вилатт»... отправился на остров Цейлон и получил там епископское рукоположение. – Насколько можно судить по приведённым строкам, в настоящем случае между Вилаттом и его оппонентом существует, как нам кажется, некоторое недоразумение. Тому обстоятельству, что преосвященным Владимиром исповедание веры Вилатта признано было вполне православным и в силу этого он некогда принят был в общение Тела и Крови Христовых, оппонент его придаёт, очевидно, юридическое значение, как акту формального вступления в зависимость и подчинение по отношению к православному епископу и Российскому Св. Синоду, после чего Вилатт становился уже подчинённым преосв. Владимиру, как своему епархиальному епископу, членом его епархии и клира. Что же касается самого Вилатта, то он своим сношениям с преосв. Владимиром не думает, очевидно, придавать никакого юридического значения. То обстоятельство, что он принят был православным епископом в общение Тела и Крови Христовых, он, по примеру древнехристианской церкви58, по-видимому, считает лишь выражением братского единения, основанного на единстве верований; но не влекущего за собой никаких юридических последствий. В этом случае он действовал, вероятно, с той же мыслью, с какой вступали и другие старокатолики в общение (intercommunio in sacris) с своими голландскими собратьями или даже с представителями англиканской епископальной церкви, нимало не предполагая поставить себя тем в какую-либо формальную зависимость от церкви голландской или англиканской епископальной. Юридические отношения Вилатта к православной церкви С. Франциско определились бы лишь тогда, когда по поводу его ходатайства состоялось бы решение Св. Синода, по пока этого решения не было, он мог считать себя свободным от каких-либо обязательств по отношению к епископу Алеутскому и, как такой, отправиться на Цейлон для епископского рукоположения, не совершая тем никакого самочинного поступка, стоящего в противоречии с каноническими правилами. – Очень трудно, повторяем, судить о каноническом значении того поступка, относительно которого мы не имеем подробных и вполне достоверных сведений; но чтобы, по возможности, гарантировать себя от ошибки, станем на сторону самого худшего для Вилатта предположения. Предположим, что действительно он вступил в юридическую зависимость от православного епископа С. Франциско и затем, самовольно, без ведома своего епархиального архиерея, отправившись в чужую епархию, на Цейлон, принял там рукоположение. Подлежит ли, по каноническим правилам, он в таком случае извержению из сапа и действительно ли полученное им на Цейлоне рукоположение?

В каноническом кодексе мы не нашли такого правила, которое прямо предусматривало бы рассматриваемый нами случай и определяло виновным в нём то или другое наказание. – Не подлежит сомнению, что в видах обеспечения правильного порядка церковного управления и в интересах охранения мира и доброго согласия между церковными правителями, древняя церковь старательно заботилась о том, чтобы строго ограничить компетенцию каждого епископа пределами вверенной ему епархии и отнюдь не допускать с его стороны какого-либо вмешательства в дела других областей, не находящихся под его непосредственной властью. Целый ряд канонических правил решительно запрещает напр. епископу вторгаться с своими распоряжениями в чужую епархию, совершать там рукоположения, принимать к себе и рукополагать чужих клириков и т. д. (Прав. Ап. 35; I, Всел. 16: Антиох. 13; 22; Сардик. 15; Карфаг. 65 и др.)59. Всякие подобные вмешательства допускаются не иначе, как с ведома и соизволения местного епархиального епископа. Из всех указанных правил наиболее подходящим к рассматриваемому нами случаю представляется 15-е правило собора Сардикийского, которое гласит: аще который епископ, из иного предела чуждого служителя церкви восхощет поставити на какую либо степень, без соизволения его епископа: то таковое поставление да почитается недействительным и нетвёрдым.... Но и это правило, как и другие подобные, не имеет прямого отношения к делу Вилатта, так как поставляет своей задачей оградить неприкосновенность прав епархиальных епископов и имеет ввиду рукоположения не епископские, а диаконские и пресвитерские. Из всех подобных правил ясно для нас лишь одно, что церковь решительно не одобряла какие-либо посторонние вмешательства в дела епархий, помимо согласия на то местных, епископов. Но дело Вилатта, касавшееся рукоположения епископского, превышало, конечно, компетенцию епархиальной власти и, по правилам, должно было решаться собором епископов области, а потому, если Вилатт принадлежал к составу клира Алеутской епархии, удостоение его епископского сана могло состояться лишь по решению Святейшего Синода. Таков, при принятом нами предположении, должен был быть законный ход дела; но Вилатт отправился в другую область, на остров Цейлон, и от тамошнего собора епископов получил рукоположение. Рукополагавшие Вилатта епископы поступили в этом случае прямо вопреки 2-му правилу второго Вселенского собора, где говорится: областные епископы да не простирают своей власти на церкви, за пределами своей области и да не смешивают церквей: но, по правилам, Александрийский епископ да управляет церквами токмо Египетскими; епископы Восточные да начальствуют токмо на Востоке и т. д… Не быв приглашены, епископы да не преходят за пределы своей области для рукоположения, или какого-либо другого церковного распоряжения. При сохранении же вышеписанного правила о церковных областях, явно есть, яко дела каждой области благоучреждать будет Собор той же области 60... Так как Алеутская епархия входит в состав православной Русской церкви, то епископское рукоположение Вилатта представляло собою дело той области, высшее управление которой принадлежит Российскому Святейшему Синоду, а потому, по смыслу приведённого правила 2-го Вселенского собора, епископы на Цейлоне поступили незаконно, допустив своим рукоположением вмешательство в дела другой области, находящейся за пределами их компетенции. – Правда, в настоящем случае дело несколько усложняется ещё потому, что вопрос шёл не о рукоположении епископа в существующую уже Алеутскую епархию, а об учреждении епархии новой и о назначении епископа американским старокатоликам, которые до тех пор своего особого епископа не имели; но и при таких условиях, канонические правила говорят не в пользу Вилатта и его рукополагателей. Не говоря уже о том, что эта новая епархия, отделяясь от Алеутской, во всяком случае должна была устрояться областной властью Свят. Синода, она не могла ещё получить особого епископа, без согласия на то православного епископа Алеутского. В 64 и 67 правилах Карфагенского собора говорится: чтобы народ, в приходах от епископов зависящий и никогда не имевший особого епископа, не иначе получал своих правителей, то есть епископов, как по согласию епископа, которому подчинён сначала.... и чтобы от определённого состава приходов, ни единое место не было отторгаемо, и не получало особого епископа, разве по согласию имеющего власть над оным 61. – Итак, если Вилатт, единолично или с своею паствою, действительно вступил в подчинение православному спи- скопу С. Франциско и Свят. Синоду, то его путешествие на Цейлон, без согласия своего епископа, и получение там епископского рукоположения нужно признать поступком самовольным, стоящим в противоречии с каноническими правилами.

Если так, то какая же кара угрожает в настоящем случае Вилатту и не подлежит ли он за свой самовольный поступок извержению из сана? Сколько нам известно, в карательных определениях канонических правил рассматриваемый нами проступок прямо не предусмотрен, но нужно заметить, что различные случаи нарушения чужих прав по управлению наказуются не одинаково. Иногда виновным грозит извержение из сана, а иногда другие, более лёгкие наказания. Если епископ напр. вторгается самовольно в чужую епархию, без согласия местной власти, и начинает распоряжаться там и совершать рукоположения, то правила определяют ему извержение из сана, называя его образ действий бесчиньем. Строгость наказания обусловливается в настоящем случае тем, что такое вторжение в чужую область, причём в одной епархии оказывается два епископа, грозит большой опасностью для спокойствия церкви и может положить начало расколу62. В других же случаях, когда напр. епископ в своей епархии рукоположит чужого, пришедшего к нему клирика, дело ограничивается только увещанием, исправлением или временным прекращением церковного общения, так как церковь в таких поступках, очевидно, не усматривает злонамеренности и большой опасности для своего спокойствия, карая в этом случае лишь неуважение к чужим правам63. – Что касается значения самого рукоположения, преподанного некомпетентным епископом, то канонические источники объявляют его недействительным и не твёрдым (κυρος, βέβαιος, irritus, infirmus)64. По объяснению православного канониста, «недействительность» в этом случае следует понимать лишь в юридическом, а никак не в догматическом смысле, т. е. рукоположение, совершённое некомпетентным епископом, не лишает рукоположенного сообщаемых ему при этом даров Божественной благодати, а только ничтожно в юридическом смысле, т. е. не даёт ему никаких должностных прав. «Кроме тех случаев, когда за нарушение законов о компетенции определяется в источниках извержение из сана, последствия некомпетентно-преподанной хиротонии ограничиваются для преподавшего – соответствующим наказанием, а для принявшего – запрещением пользоваться должностными правами впредь до разрешения со стороны компетентной власти, но не простираются до уничтожения самой сущности рукоположения так, чтобы при снятии запрещения с некомпетентно- рукоположенного требовалось вновь совершить рукоположение65.

Прилагая сказанное выше к делу Вилатта, мы находим, что даже при худшем для него, принятом нами, предположении, можно прийти к выводам довольно благоприятного свойства, а именно: 1) Действительность полученного им епископского сана в догматическом смысле не подлежит сомнению, хотя бы рукоположение и было совершено над ним епископом некомпетентным. 2) Извержению из сана за свой самовольный поступок Вилатт, нам думается, не подлежит, так как прямого определения в этом смысле в канонических правилах не имеется, а в свойстве его поступка нет тех признаков злонамеренности и опасности для церковного спокойствия, которые давали бы основание подвергнуть его тягчайшему из наказаний, определяемых церковью за нарушение чужих прав по управлению, и 3) каноническая действительность его епископского рукоположения зависит единственно от признания её компетентной властью, т. е. Российским Святейшим Синодом66.

В пользу такого признания и вообще снисходительного отношения к поступку Вилатта говорят и те обстоятельства, на которые он ссылается, как мы видели, в своём документе, как на побуждения, заставившие его предпринять путешествие на о. Цейлон и получить там епископское рукоположение. Эти обстоятельства, по его словам, сложились таким образом, что в их результате получилась для него «necessitas qui non habet legem», a потому его поступок, хотя бы и самовольный, может заслуживать извинения. – Не находя возможным входить здесь в подробное рассмотрение того, насколько указанные Вилаттом обстоятельства обладали в своей совокупности действительно характером настоятельной необходимости, мы заметим лишь, что и в дровней церкви уважительные причины считались вполне достаточным основанием для того, чтобы в некоторых частных случаях оправдать прямые нарушения канонических правил, установленных церковью для обеспечения и защиты порядка церковного управления от незаконных в него вторжений. Бывали примеры, когда в виду напр. явной опасности, которой подвергалась вера и благосостояние целой церкви, епископы считали себя не только в праве, но даже прямо обязанными действовать не соображаясь с правилами, установленными для обычного порядка управления. Такой именно взгляд высказан напр. Епифанием в оправдание совершённого им в чужой епархии рукоположения67. В чрезвычайных обстоятельствах, говорит по этому поводу проф. Соколов, факт, противный букве закона, должен быть обсуждаем не по своему непосредственному значению, в оторванной от причин и последствий действительности, но в связи с обстоятельствами, временем, способом действия, лицами, для которых он совершён, и целями, во имя которых предпринят68.

Действительность полученного Вилаттом на острове Цейлоне епископского рукоположения возбуждает, наконец, против себя ещё одно возражение, в основании которого лежит сомнение в действительности епископского сана тех лиц, коими в этом случае совершено было само рукоположение.

В рассматриваемом нами документе об акте хиротонии рассказывается так: «в виду того, что о. Вилатт находился в общении с вождями независимых католиков Индии и Цейлона, сочувствуя им в их мужественной борьбе с целью освободиться от диавольской тирании папы и сорадуясь с ними получению ими законного епископского преемства, он порешил отплыть за океан и принять апостольское преемство, предложенное с этой именно стороны».... «Архиепископ Альварез (Мар-Юлий I) независимой католической церкви Индии и Цейлона принял посвящение от Мар-Дионисия митрополита Малабарского в сослужении с двумя его суффраганами. Мар-Дионисий был рукоположен сирийским патриархом Антиохии, Петром III (яковитом). Все сирийские епископы посвящены тремя епископами. Следовательно, архиепископ Альварез, рукополагавший епископа американской старокатолической общины, сам рукоположен канонически».... О. Вилатт «был посвящён в сан архиепископа 29 мая 1892 года архиепископом независимой католической церкви (Альварезом) в сослужении сирийских епископов Мар-Афанасия и Мар-Григория. Всё совершено было правильно и канонически, согласно с Pontificale Romanum на латинском языке. При церемонии присутствовала большая толпа христиан, в которой, кроме независимых католиков, было много католиков римских и протестантов. Свидетелем был и консул Соед. Штатов, который затем подписал акт о посвящении и приложил к нему печать Соединённых Штатов». – В этом рассказе об епископской хиротонии Вилатта упоминается, между прочим, одно обстоятельство, которое даёт некоторое основание сомневаться в её действительности.

Одно из самых существенных условий действительности рукоположения состоит, как известно, в том, чтобы в момент его совершения рукополагающий не находился ни в одном из тех состояний, которые парализуют всякую силу совершаемых им иерархических действий, а одним из таких состояний признаётся уклонение в ересь или принадлежность к ней. 68-е правило Св. Апостол, строго запрещая повторение рукоположения, прибавляет: разве аще достоверно известно будет, что от еретиков имеет рукоположение. Ибо крещённым, или рукоположенным от таковых, ни верными, ни служителями церкви быти не возможно 69, т. е. и крещение и рукоположение, совершённое еретиком, не имеет никакого значения. В силу этого принципа 19-е правило I Всел. собора относительно Павлиан (последователей Павла Самосатского), принадлежавших прежде к своему еретическому клиру и затем обращающихся к Кафолической церкви, определяет, чтобы рукоположение над теми из них, которые будут признаны достойными, совершаемо было вновь70. Итак, по церковным законам, рукоположение, совершённое еретиком, не имеет никакой силы; но это общее правило применяется не безусловно. Только тогда еретическое рукоположение недействительно, когда самое существо ереси таково, что совершаемые в ней религиозные действия лишаются своего внутреннего значения и превращаются в пустую формальность. К числу таких ересей канонические источники относят напр. ересь Павла Самосатского, который отвергал троичность лиц Божества, не признавал воплощение Бога-Слова и считал И. Христа простым человеком; ересь Савеллиан, которые сливали лица Божества в одну ипостась или считали их только явлениями единого Бога-Отца; а также ереси Манихеев, Валентиниан и Маркионитов, которые имели происхождение языческое и совершенно отвергали самые основания Христианства71. Всё это, очевидно, были такие ереси, в которых, по выражению Свят. Василия Великого, «явная разность в самой вере в Бога» 72. К тому же разряду ересей относятся и те, в которых образ совершения крещения так извращён, что не может иметь никакого значения, а именно ересь Евномиан, «единократным погружением крещающихся», и Монтанистов, о которых Св. Василий говорит: «какая же была бы сообразность признати крещение тех, которые крестят во Отца и Сына, и в Монтана или Прискиллу; ибо не суть крещены крестившиеся в то, что нам не предано» 73. Последователи всех этих ересей, искажавших крещение или отвергавших основные догматы христианства, принимаются, по правилам, в церковь не иначе, как через совершение над ними крещения, наравне с язычниками. – Что касается многих других ересей, как напр. ариан, македониан, аполлинаристов и др., которые, хотя повреждают смысл некоторых основных догматов, толкуя их несогласно с пониманием церкви, но не отвергают их, и притом имеют у себя правильное, по значению и форме сходное с церковным, крещение, то взгляд канонических источников на иерархические действия, в них совершаемые, мягче и снисходительнее. Крещение, совершавшееся в этих обществах, признавалось церковью действительным, а потому при обращении таких еретиков в церковь не считалось нужным повторять его74. Эти менее важные ереси не признавались по существу своему такими, чтобы и рукоположение, в них совершённое, было безусловно недействительным, по церковь предоставляла себе право в том или другом частном случае признать или не признать его. Отсюда мы не мало встречаем примеров того, что сила и значение такого еретического рукоположения в церкви сомнению не подвергались. Св. Афанасий Великий напр. о принятии клириков из ариан высказывает такое мнение: тем, которые были виновниками и вождями отступления, не давать места в клире, ограничиваясь допущением к церковному общению; тем же кои увлечены были в ересь нуждой, насилием и т. п. возвращать их степени по принятии раскаяния. Анизий, епископ Фессалоникский, с собором епископов своей области, решил принять тех, которые были рукоположены Бонозом, еретическим епископом Македонии. Либерий, еп. Римский, не только допустил к общению епископов македониан, по дозволил им оставаться в их степенях, под условием только отречения от ереси и принятия Никейского символа. Известно также, что Св. Молотий был рукоположен арианами и несмотря на то был признан православными законным епископом. Св. Кирилл Иерусалимский был также рукоположен арианами и признан православными75. Из этих и других подобных примеров очевидно, что менее важные ереси, крещение которых признавалось действительным, не считались, по существу своему, такими, чтобы и рукоположение, в них совершаемое, обязательно не имело никакой силы. В этом случае основной принцип церковного законодательства и практики можно выразить приблизительно так: чем менее разности в основном догматическом вероучении какого-либо религиозного общества, отделившегося от церкви, тем более оснований для признания иерархических действий, в нём совершаемых, имеющими силу и значение76.

Прилагая сказанное к делу Вилатта, посмотрим: можно ли признать действительность полученной им на Цейлоне хиротонии со стороны правоверия тех, кто совершал её?

Что касается архиеп. Альвареза и вообще независимой католической церкви Индии и Цейлона, то их правоверие, по-видимому, не подлежит сомнению. В пригласительном письме этого архиепископа к о. Вилатту о прибытии на о. Цейлон для хиротонии находится следующее, приводимое в рассматриваемом нами документе, изложение веры: «мы сохраняем (retain) Missale Romanum и Rituale вместе со всем, относящимся к латинскому обряду, mutatis mutandis, и наша вера есть также вера апостолов и первоначальной церкви sine additione neque omissione. Семь таинств, Никейский символ веры и все догматы вселенских соборов мы также признаём законными и единственно истинными». (Cas legitimate and only valid). Несколько месяцев спустя, из Цейлонской же церкви доктор Пинто, в письме к епископу Владимиру, заявляет: «мы вполне православны в своём веровании, ибо наша вера есть та же самая, что и вера Святой Российской и Православных церквей Востока. Мы принимаем все учения древних (early) вселенских соборов, отвергаем нововведения церкви папской и ничего не имеем общего с какою-либо из протестантских сект настоящего времени». – Но в рукоположении Вилатта принимают участие, как мы видели, два сирийских епископа (яковиты?), а сам архиеп. Альварез, несомненно, ведёт своё апостольское преемство от сирийского яковитского патриарха Антиохии Петра 3-го. Отсюда, естественно, возникает вопрос, можно ли признать действительность рукоположения Вилатта, как скоро яковиты обыкновенно считаются еретиками?

В учении о лице Иисуса Христа восточные вероисповедания коптов, абиссинцев, армян и якобитов допускают одно, общее всем им, заблуждение, дающее основание относить их к числу монофизитов. «Во Иисусе Христе, исповедуют они, пребывает одно естество; но сугубое и сложное». «Когда последовало соединение естеств, то во Иисусе Христе образовалось одно естество, составившееся из двух, божеского и человеческого, которые пребывают в нём несмесно и раздельно подобно тому, как тело и душа, быв соединены без всякого смешения, образуют одно естество человека» 77. Они исповедуют во И. Христе одну природу, но природу Еммануила, т. е. поколику в нём соединены природы Божеская и человеческая и по соединении составляют едино естество и едину ипостась, – одного Богочеловека78. Но такое вероучение яковитов и их единомышленников не может быть признано в строгом смысле монофизитством, ибо они исповедуют не слияние и не изменение, или преложение двух естеств в одно, а только теснейшее их соединение и составление из них одной ипостаси без всякого изменения их свойств79. Что яковитов нельзя признать настоящими монофизитами, это ясно из того, что 1) они исповедуют во Христе два естества и после Его воплощения80; 2) признают в Нём и все свойства, приличествующие обоим естествам, так что Христос, по их воззрению, имеет две воли и действует как Бог и как человек81 3) родоначальника мофизитства, Евтихия, они признают еретиком и анафематствуют82, В виду этих данных, догматическое заблуждение яковитов и их единомышленников исследователи считают просто недоразумением, основанным на неправильном понимании терминов φύσις и πόστασις 83, а преосв. Порфирий прямо говорит, что они не еретики и не должно называть их монофизитами84. Если же яковитов не считать монофизитами, то отличие их от православной церкви останется лишь в вопросе об авторитете Халкидонского и последующих вселенских соборов, да в некоторых обрядах85; во всём же существенном они оказываются вполне близкими к православию86. При таком положении дела, яковитов, очевидно, никак нельзя относить к числу таких еретиков, которые отвергают или извращают основные догматы христианства, что ясно выражает православная церковь, принимая их в своё лоно, при обращении, не через крещение или миропомазание, а только через покаяние и возложение рук87. Если же так, то, конечно, не может быть ни малейшего сомнения в том, что рукоположение, совершаемое яковитами и, в частности, совершённое над арх. Вилаттом, должно быть признано действительным.

Рассуждая по поводу дела Вилатта о значении еретического рукоположения, считаем не лишним сказать опять несколько слов о старокатоликах европейских, так как и для них это вопрос не совсем безразличный. Иногда им ставят в упрёк, что их иерархия ведёт своё начало от голландских янсенистов, которых многие склонны также считать еретиками88. Если, как мы видели, по каноническим правилам и практике древней церкви, еретическое рукоположение не действительно лишь тогда, когда оно совершается таким еретиком, который искажает крещение и отвергает или извращает основные догматы христианства, то едва ли даже и нужно говорить о янсенистах, центр тяжести учения которых сводится, как известно, лишь к вопросам о благодати, свободе и предопределении89.

Мы кончили и, рассмотрев, по мере сил своих, поставленный нами вопрос, приходим к тому конечному выводу, что Православная Церковь могла бы признать иерархию старокатоликов, не выходя в этом случае из пределов права, предоставленного ей каноническими правилами и практикой древней церкви. Само собою разумеется, что мы отнюдь не претендуем на непогрешимость своего суждения и счастливы будем, если нам удалось хотя немного послужить тому святому делу, об успехе которого Церковь Православная ежедневно возносит к престолу Всевышнего свою пламенную молитву, возглашая: о мире всего мира, благосостоянии святых Божиих Церквей и соединении всех, Господу помолимся 90.

В. Соколов.

* * *

1

Перевод этот, сделанный проф. Лопухиным, в настоящее время уже и напечатан, см. Церков. Вестник 1893 г. № 3.

2

От которой, как известно, в лице Гейкампа, епиокопа Девентерского, ведут своё преемство старокатолические епископы Рейнкенс и Герцог.

3

Beveiregius. Συνοδικόν sive pandectae canonum ss. Apostolorum etc. Vol. II. Annotationes in canones apostolicos p. 10. – Oxonii 1672. – Иоанн. Опыт курса церковного законоведения выи. I стр. 139. – СПб. 1851. – Binius. Concilia generalia et provincialia... tom. I. par. I. – Coloniae Agrippinae 1618. – Notae ad Canones Apostolorum. p. 14.

4

Ibidom. См. также Constitutiones Apostolicae lib. VIII. cap. 35. – Pitra. luris Ecclesiastici graecorum historia et monumenta tom. I. p. 408. – Romae 1864.

5

Книга правил стр. 8; Pitra I, 13.

6

Книга правил стр. 32; Pitra 1, 428–429. – Что здесь речь идёт не об избрании только, но и о рукоположении см. Beveregius t. II. Annotationes p. 48; Bingham. Origines Ecolesiasticae. The Antiquities of the Christian Church. Vol I, b. II, ch. XI, p. 48.

7

Книга правил стр. 207; Beveregius I, 527.

8

Книга правил стр. 222; по Бевериджу это правило 53-е см. tom. I, р. 576.

9

См. напр.: Conc. Arelatense I, can. 21: De his, qui usurpant sibi, quod soli debeant episcopum ordinare, placuit, ut nullus hoc sibi praesumat, nisi assumptus secum aliis septem episcopis. Si tamen non. potuerint septem, sine tribus fratribus non audeant ordinare. – Так называемый Conc. Carthag. (4) can. 2: Episcopus quum ordinatur, duo episcopi ponant et teneant Evangeliorum codicem super caput et cervicem (verticem) ejus, et uno super cum fundente beuedictionem, reliqui omnes episcopi, qui adsunt, manibus suis caput ejus tangant. – Binius. Concilia etc... Tom. I, pars I. pp. 221, 588.

10

Pitra 1, 243.

11

Pitra I, 60.

12

«Absque tribus episcopis», «δίχα τριν επισκόπων». – Migne. Patro logiae cursus completus, ser. graeca. tom. LXXXII. p. 1247–1248.

13

Ер. 67 – Beveregius II. Annotationes ρ. 11; Bingham Vol. 1, b. II, ch. XI, pag. 48.

14

«Absque trium Episcoporum praesentia». – Cone. Regiense cap. 1–2. Cм. Binius t. I, par. II. pag. 495.

15

«διὰ τὸ της χειροτονίας ἀυτῶν ἀκανόνιστον». Beveregius II. Ann. ρ. 10.

16

Книга правил стр. 22–23; Beveregius I, ρ. 44.

17

Опыт курса церковного законоведения. Вып. I, стр. 138–139.

18

Из лекций по церковному праву. Вып. II. стр. 307 – Москва 1875.

19

Pitra. I, 60.

20

Нужно, конечно, иметь в виду, что так называемые Ап. постановления представляют собою памятник не канонический, а только исторический.

21

Theodoretus. Historia ecclesiastica lib. V, cap. 23; Beveregius II, Annot. p. 10; Bingham, vol. I, b, II, ch. XI, p. 49.

22

"Ἀλλἀνάγκη γὰρ ἐν καιροΐς απαῥρησιάστοις τἡν ακρίβειαν παραβαίνεσϑαι», verum in temporibus formidolosis summum jus praetermitti necesse est». Synes. ep. 67; см. Beveregins II, Ann. p. 12; Bingham ib. p. 49.

23

Beveregius II, Ann. p. 12; Collier. An ecclesiastical history of Great Britain. Vol. I, pp. 158–159, 182–183. – London 1840; – Stubbs. Registrum Sacrum Anglicanum. p. 1 – Oxford 1858.

24

Beveregius I, 439. χωρεπιςχοπον δ γινεσθαι ὑπὸ τοῦ τς πόλεως, νπόκειται, πισκόπου. Fiat autem chorepiscopus ab episcopo civitatis, cui subjicitur.

25

Bingham vol. I, b. II, ch. XI, p. 57; см. также статью Филлипса Wetzer-Welte. Kirchen-Lexikon. В. II. s. 495–496. – Freiburg im Breis gau. 1848.

26

Beveregius ib. «εἰ και χειροθεσίαν ιεν επίσκοπον ιληφότες»; Etiamsi Episcopi manuum impositionem acceperint.

27

Beveregius II. Annot. pp. 176, 190. – Беверидж, впрочем, склонен думать, что указанное правило Антиохийского собора можно понимать и не о единоличном рукоположении.

28

Cherubinus Мауr. Trismegistus juris Pontificii universi seu institutiones canonieae. Tomus I; Appendix pp. 616–617. – Augustae Vindelicorum 1742.

29

Novus Episcopus consecrabitur assistentibus duobus Episcopis, et in eorum defectu duobus praelatis.... vel his quoque deficientibus duobus presbyteris e regni clero. – Буллу эту нам видеть не пришлось, а потому ссылку на неё заимствуем из статьи Г. Киреева. см. Моск. Вед. 1892 г. № 55.

30

У Майра приведено несколько таких примеров, когда рукоположение совершено было одним епископом при ассистентах не имевших епископского сана. Примеры эти относятся к 1708, 1725 и 1726 гг., причём такие рукоположения совершены были на основании диспенсаций пап Климента XI и Бенедикта XIII. – ibidem.

31

См Binius, t. I, p. I. Notae ad canones Apostolorum, p. 14; Schulte. System des allgemeinen. katholischen Kirchenrechts. II th. s. 235. – Giessen 1856; Schulte. Lehrbuch des katholischen Kirchenrechtes. s. 211; – Giessen 1868; Vering Lehrbuch des katholischen, orientalischen und protestantischen Kirchenrechts. s. 442. – Freiburg im Breisgau 1881; Wetzer-Welte. Kirchen Lexikon. В. II, s. 32; Permaneder. Handbuch des gemeingiltigen catholischen Kirchenrechtes. s. 410 последняя ссылка из статьи Г. Киреева.

32

Η. К. Соколов. Из лекций по церковному праву. Вып. 2, стр. 283.

33

См. выпуск 1-й стр.: 148, 149, 151–156, 160 и 161, откуда мы и приводим буквальные выдержки.

34

Καὶ μηδενὶ ἐξεϊναι τοὐς προδηλωθέντας παραχαράττειν κανόνας, άθετείν, τέρους παρ τονς προκειμένους παραδέχεσϑαι κανόνας ψευδεπιγράφως υπό τινων συντεθεντας τῶν τν, λήθειαν καπηλεύειν επιχειρησάντν. – Et nulli licere prius declaratos canones adulterare, vel abolere, vel alios praeter prius hic propositos canones admittere, a quibusdam falsa adjecta insqriptione compositos, qui veritatem cauponari conati sunt. – Beveregius I, 158–159; Pitra II, 23.

35

Опыт курса церковного законоведения, Вып. 2, стр. 343–344.

36

Η. К. Соколове. Op. cit. Вып. 2, стр. 262–263.

37

Мы занимаемся исследованием лишь канонической стороны вопроса, а потому говорим так, предполагая догматическое единомыслие уже вполне установленным.

38

Книга правил, стр. 25; Pitra I, 32.

39

Книга правил стр. 30–31; Pitra 1, 428.

40

Книга правил стр. 195; Pitra I, 475–476.

41

Книга правил стр. 288–289; Boveregius I, 358.

42

Theedoret IV, 7; Socrat. IV, 30; Sozom. VI, 24. Cм. Migne ser. gr, Tom. LVII pp. 543–544, 1353–1356.

43

Pontius. Vit. Cypr. Bingham B. II, ch. X. p. 45.

44

Socrat, V, 8, Sozom. VII, 8, Cм. Migne ibid. pp. 577–580, 1433–1436.

45

Творения св. Григория Богослова. Слово 18, говоренное в похвалу отцу. – Том 2, стр. 134. Москва 1844. – У Бингама приводятся ещё примеры Евхерия Лионского и Филогония Антиохийского. – Ibid. р. 46.

46

Иоанн. 1, 285.

47

Bingham ib. р. 46.

48

Op. cit. стр. 136.

49

Творения св. Григория Богослова. Слово 43-е, надгробное Василию, архиепископу Кесарии Каппадокийской. Т. IV, стр. 82–83.

50

Η. К. Соколов. Вып. 2-й, стр. 303–304.

51

Только что подписавший, нужно заметить, приведённое выше 17-е правило Двукратного собора, решительно запрещавшее рукоположение епископов помимо низших степеней.

52

Константинопольский, второй Вселенский. См. Socrat. Н. E. V. 8.

53

Photii Epistola ad р. Nicolaum. См. Иоанн II, 571–572.

54

Об этом говорится в документе. К сожалению, во всём том, что касается личности и биографии архиеп. Вилатта, нам приходится ограничиваться лишь теми скудными сведениями, какие сообщаются в самом документе. Из напечатанного в Церковном Вестнике (1892 г. № 49) письма преосвященного Николая мы знаем, что Вилатт представил ему письменное изложение биографических о себе сведений. Редакция Церковного Вестника тогда-же в примечании заявила, что эти сведения находятся в её распоряжении и мы надеемся, что она найдёт возможным поделиться ими с своими читателями. Нам думается, что вполне достоверная и точная характеристика личности архиеп. Вилатта имеет в настоящем случае весьма важное значение, тем более, что недавно в одном из английских изданий нам пришлось встретить в этом отношении нечто такое, что невольно наводить на серьёзные размышления. The Church Review (№ 1629. December 29, 1892) поместило (на стр.882-й) небольшую заметку под заглавием «Ап anierican «old catholic» sect» в которой сообщается несколько сведений и отзывов об архиеп. Вилатте. изображающих его с весьма не привлекательной стороны. Мы, конечно, далеки от того, чтобы тотчас-же давать веру всем подобным сообщениям, может быть продиктованным личной неприязнью; но, по нашему мнению, факт их появления в печати служит вполне достаточным основанием для того, чтобы признать настоятельную необходимость достоверной и точной характеристики личности архиеп. Вилатта. Смеем быть уверенными, что выполнение этой задачи с наибольшим успехом всего естественнее мог-бы принять на себя Его Преосвященство, пр. Николай, Епископ Алеутский и Аляскинский.

55

Церковный Вестник. 1892 г. № 49. стр. 779.

56

Father Vilatte went to California and was received as an Orthodox Catholic to the communion of the Body and Blood of Christ, and the Old Catholic Profession of faith pronounced Orthodox. After waiting more than two years in vain for one word of reply from the Holy Synod, it was naturally concluded that that august body did not act for fear of compromising itself, and that it would be futile to wait longer for an answer. Автор документа, по-видимому, не принимает во внимание те недоразумения в русской православной церкви Америки, последствием которых была и происшедшая тогда перемена в составе её иерархии.

57

Выше в документе говорится, что Вилатт ездил сперва в западную Европу, но «европейские старокатолики под влиянием англикан удержали покойного архиепископа Утрехтского от совершения епископской хиротонии над о. Вилатгом, хотя он давал последнему все основания думать, что намерен был совершить эту хиротонию. Быть может это было прикровенным благословением, так как привело к правильному апостольскому преемству, полученному вместо единоличного утрехтского епископа от трёх епископов.

58

См. напр. Binham. Vol. II. В. XVI, ch. I р. 871–873.

59

Книга правил стр. 15, 37, 171, 174, 199, 225; Beveregius I, 24, 76, 443, 450, 503, 583.

60

Книга Правил стр. 40–41, Bineregjus 1, 87.

61

Книга Правил стр. 223, 227, Beveregius I, 581–591.

62

Прав. Ап. 35, Антиох. 13. – См. Книга правил стр. 15 и 171, Веѵегegins I, 24, 443. – Η. К. Соколов II, 295–296.

63

Сардик. 15, Карфаг. 91. – Книга правил стр. 199, 239–240: Beѵeregius 1, 503, 616. – Н. К. Соколов ibid.

64

Сардик. 15, Карфаг. 91, а также ещё I. Всел. 16 и Антиох. 22. – Книга правил стр. 37, 174; Beveregius 1, 76, 450.

65

Η. К. Соколов. Вып. II, стр. 297–299. – Вполне убедительные основания, на которых автор утверждает своё объяснение, мы здесь не приводим, боясь утомить читателя излишней длиннотой своей статьи.

66

или по сношению с церквами православного Востока.

67

Epiphanius. Epist. ad. Joan, Hierosol. – Cм. Bingham 1, 35.

68

Вып. II, стр. 295. Прим.

69

Книга правил стр. 22–23, Pitra 1, 29.

70

Книга правил стр. 39, Pitra 1, 435.

71

1. Всел. 19; II, 7; VI, 95. – Книга правил стр. 39, 44–45, 122–123, Beveregius I, 82, 96–97, 271. – Ср. Иоанн I, 319, 512; II, 496.

72

Каноническое послание к Амфилохию, Епископу Иконийскому. Пр. I. – Книга правил стр. 340, Beveregius II, 47.

73

II Всел. 7, Вас. Вел. I

74

II, 7: VI, 95.

75

Bingham. Vol I, в. IV, ch. VII, р. 162; Н. К. Соколов II, 280–282.

76

Ibidem II, 283.

77

Иннокентий, арх. Богословие обличительное. Том I, стр. 176. – Казань 1859.

78

Софония; Еп. Современный быт Иаковитов христиан инославиых и их литургия, стр. 33. – Одесса 1866.

79

Порфирий, Еп. Вероучение, богослужение, чиноположение и правила церковного благочиния Египетских христиан. Стр. 24–25. – Спб. 1856.

80

Порфирий, стр. 24: – А parallel between the armenian, syrian, coptic, and abyssinian churches. The orthodox catholic Review c. by Overbook, vol XI. p. 92. – London 1888; – Herzog. Real-Enzyklopädie für prot. Theologie und Kirche. B. VI. s. 456. – Leipzig. 1880.

81

Порфирий стр. 40–43; Иннокентий I, 181.

82

Иннокентий I, 157, Порфирий 25, 41; Софония 33.

83

Иннокентий I, 236–237; Overbeck 93–94.

84

Порфирий 25.

85

Иннокентий I, 157, 213; Софония 24–33; Порфирий 26–27, 30.

86

Иннокентий 156–157: Софония 33.

87

Иннокентий 1, 237–238.

88

Herzog. Real-Encyklopädie. B. VI, s. 264, 491, Wetzer-Welte V, 499.

89

Laurent. Histoire du droit des gens et des relations internationales tome IX. p. 490–497. – Bruxelles-Leipzig 1863; – Herzog VI, 263–264, 482–488; Wetzer-Welte V, 494–495.

90

Само собою разумеется, что только собор пастырей всей Православной Церкви мог бы дать вполне твёрдое, не подлежащее пререканиям и не ведущее к разномыслию решение вопроса о принятии старокатоликов в общение с Православной Церковью. Примеч. редактора.


Источник: Богословский вестник 1893. Т. 2. № 4. С. 111-147 (2-я пагин.)

Комментарии для сайта Cackle