архиепископ Венедикт (Алентов)

Глава пятая

Обстоятельства, благоприятствовавшие возникновению таинства елеосвящения над умершими

Совершенно особым явлением в греческой церкви было совершение елеосвящения над умершими. Причины этого, для нашего времени уже странного, явления коренятся, по нашему мнению, в значительной степени в распространенности в древнее время обычая умащать умершие тела ароматами и благовонными мазями. Как знаем, и тело Спасителя было положено во гроб уже умащенным. У христиан же для этой цели с большим удобством мог служить елей. Елей употреблялся у древних христиан в весьма многоразличных обстоятельствах, едва не при всяком удобном случае. Отсюда, вполне естественным было употребление его и для полития умерших тел христиан, вместо умащения их разными ароматами и благовонными мазями.

И действительно, у отцов и писателей церкви мы находим ясные указания, как на само применение елея к умершим, так и на то символическое значение, которое с течением времени соединилось с этим употреблением елея. Наиболее раздельное указание на употребление елея над умершими с изъяснением его символического значения принадлежит писателю под именем Дионисия Ареопагита в книге «О церковной иерархии»625. Отмечая сначала «в тайнодействии, совершаемом над благочестивыми усопшими» сам факт возлияния елея на усопшего626 писатель в изъяснении «созерцательной стороны» этого «тайнодействия» указывает и символический смысл возлияния елея на умершего. Он говорит: «После же целования священноначальник возливает на усопшего елей. Припомни, что при священном Богорождении (крещении) пред божественнейшим погружением преподается крещаемому первая доля причастия священного таинства – елея помазания –. после всецелого совлечения прежней одежды. Так и теперь, в конце всего, возливается на усопшего елей. Тогда помазание воззывало крещаемого к священным подвигам, а теперь возлияние елея указывает на то, что усопший потрудился в этих священных подвигах и достиг совершенства»627. Это объяснение употребления елея над умершими повторяет Максим Исповедник в своих примечаниях к книге «О церковной иерархии»628 и Георгий Пахимер (1242–1310 гг.) в своем толковании на эту же книгу629. Наконец, воспроизводит его и Симеон Солунский, констатируя вместе с этим и сам факт возлияния елея на умерших. Он говорит: «И мертвые помазуются елеем, как говорит божественный Дионисий, во образ помазания первоначальным елеем в, крещении; и он приводит причиною этого то, что свято и честно почивший во Христе совершил подвиг, на который был помазан и прежде, и ради которого и опять помазывается елеем: 1) в знамение и запечатление того, что отшедшие (почившие) были Христовы; 2) в освящение , усопших тел, подвизавшихся ради Христа и благочестно поживших в сем мире, и 3) в честь их, так как они жили во Христе, знамением чего служит освященный елей помазания. Поэтому, на мощи мучеников, положенные как бы во гробе, под божественным престолом, возливается вместо этого елея и святое миро: ибо на совершенных должно возливать совершеннейшее»630. Включаются Симеоном Солунским в число лиц, на которых по смерти надлежало возливать елей, и монахи. «Мы ни одного монаха, – говорит он, – не погребаем иначе, как когда выльем на его останки елея из лампадки, который освящен, горя пред Господом»631. Подобное помазание елеем умерших сохранилось и у некоторых из отделившихся от православной церкви христиан. Например, у коптов «умерших помазуют только тем елеем, который берется из лампад, подвешенных перед иконами святых»632.

Вот это существовавшее от древних времен в христианской церкви помазание елеем умерших и способствовало в немалой мере возникновению обычая совершать над умершими и таинство св. елея. Как могли видеть, возлиянию елея на умерших с течением времени было усвоено символическое значение. И это значение вполне естественно должно было возрастать и приобретать все большую силу в глазах христиан. Но сосредоточение внимания в возлиянии елея на умерших на символической его стороне, естественно, располагало к предпочтению того елея, который более удовлетворял этой стороне. По мысли отцов церкви умерший помазывался елеем как борец, достойно совершивший земной подвиг. Подобная же цель могла преследоваться и в применении над умершими елея сакраментального. У отделившихся от православной церкви – сирийцев, маронитов и иаковитов – после смерти помазуют елеем пресвитеров и, как показывает номоканон Баргебрея, с такою целью: «Потом священник возносит молитву, которая усвоена елею помазания, и возливает на грудь его крестообразно в три приема, говоря: К покою от трудов, к освобождению от уныния и к блаженству, которое со святыми, во имя Отца и Сына и Святого Духа»633. Хотя это помазание елеем умерших священников и не было сакраментальным, но сделать от него переход к применению уже св. елея над умершими было очень легко634.

И можно думать, что первоначально на умерших только возливался сакраментальный елей; встречая для себя благоприятную почву в общераспространенности обычая возлияния елея на умерших. Мы должны здесь обратить внимание на следующее замечание наших рукописных и старопечатных славянских требников, имевших в основе греческие оригиналы: «А ежели случится болящего ради святити масло, то святити новое масло, но освященное и освятив. Аще умрет боляй, то оставшимся маслом полити умершего: аще ли оздравеет боляй, то освященное масло сожещи в паникадиле или в кадиле». В согласии с литургическими памятниками стоит аналогичное свидетельство Симеона Солунского: «Иные из более благочестивых мужей еще заживо совершают над собою таинство елеосвящения, в умилостивление за себя и для совершенного отпущения грехов. И если они при смерти, то сберегается от него (св. елея), и умерших их помазуют родственники в священнейшее запечатление преподобных останков отшедшего и в честь, и в освящение (их). Ибо достойны подвизавшиеся быть почтенными священным помазанием, и необходимо живших во Христе запечатлеть печатью Христовою. И возливают еще елей при погребении их, призывая божественную милость (на них)»635.

И литургические памятники и свидетельство Симеона Солунского не оставляют сомнения, что в греческой церкви практиковалось в случае смерти болящего возливать на него оставшийся от совершения таинства елей. Такое возлияние сакраментального елея на умерших еще не было, конечно, совершением таинства над ними. Однако оно было значительным шагом к нему. В литургических памятниках еще добавляется, что если болящий выздоровеет, то оставшийся от совершения таинства елей должен быть сожжен. Но у нас есть основания утверждать, что и по выздоровлении болящего елей не всегда сожигался. Симеон Солунский, обличая обращавшихся небрежно с оставшимся от совершения таинства елеем, делает довольно пространное наставление, что «должно сберегать св. елей и чтить, а вовсе не пренебрегать им», что должно полагать его «в отдельном и приличном месте»636. И едва ли можно сомневаться, что некоторыми из христиан, принявшими таинство св. елея, действительно и при условии выздоровления св. елей сохранялся с должным благоговением. И вполне понятно, что в этом случае он находил должное применение в возлитии его после смерти на тело принявшего его в таинстве елеосвящения еще при жизни. Как раз эту литургическую практику греков и выражает наставление «Новой Скрижали»637 в статье «О последовании исходном и погребении мирских человек»: «На тело усопшего издревле принято в обыкновение возливать елей или от лампады или тот, который остался от таинства елеосвящения». Теперь если мы обратим внимание на тот смысл, который соединялся с возлиянием св. елея на тело умершего, по указанию Симеона Солунского, то увидим, что он вполне совпадал с символическим значением, усвоенным вообще возлиянию елея на умерших отцами церкви, в том числе и Симеоном Солунским.

От возлияния св. елея на умерших уже не трудно было перейти и к совершению над ними таинства елеосвящения. При отсутствии строго определенных ограничений относительно лиц, над которыми должно было совершаться таинство, не будет странным, если елеосвящение, как таинство, стало совершаться и над умершими. В этом случае должна была измениться только цель его. Совершалось же елеосвящение над здоровыми. Как совершение его над здоровыми основывалось на словах ап. Иакова об отпущении грехов принимавших его, так и совершение его над умершими, можно думать, имело в виду ту же цель: доставить умершему совершенное очищение от грехов. Если помазание остатками от св. елея умершего, принявшего еще при жизни данное таинство, совершалось только «в священнейшее запечатление преподобных останков отшедшего», то, по сравнению с этим, совершение таинства св. елея доставляло более существенную пользу умершему: отпущение грехов.

Вот это желание доставить умершему отпущение грехов и послужило причиной, что некоторые иереи, забыв о назначении таинства елеосвящения и не довольствуясь помазанием умерших елеем от лампад или остатками от св. елея, стали совершать над умершими таинство елеосвящения и держались этого обычая в течение целых веков, несмотря на всю его незаконность и даже несообразность.

Время возникновения и исчезновения обычая совершать елеосвящение над умершими

Строго определить время возникновения рассматриваемого явления совершенно невозможно. Впервые определенное свидетельство о существовании его мы получаем уже из 13 века от Константинопольского патриарха Никифора 2 (1260 г.). Судя по тому, что патриарх Никифор 2, обличая со всею силою придерживавшихся рассматриваемого обычая, говорит, что его совершают «некоторые иереи во многих местах»638, можно полагать, что к 12 веку этот обычай уже успел распространиться в греческой церкви. Отсюда, зарождение его должно отнести к более раннему времени, векам 10–11. Вот и все, что можно сказать по имеющимся у нас данным о времени возникновения этого обычая. Что же касается времени его исчезновения, то оно падает на 16–17 века. Из 14–16 веков мы имеем перед собой целые чины елеосвящения над умершими. Это показывает, что за данное время обычай был еще в силе. И так как всякие обычаи возникают и отмирают постепенно, то и окончательное исчезновение елеосвящения над умершими можно отнести только к 17 веку, не ранее.

Отношение отцов церкви к совершению елеосвящения над умершими

Как могли видеть, совершение елеосвящения над умершими имело для своего возникновения благоприятную почву во многих отношениях. Особенно благоприятствовало его существованию то обстоятельство, что в греческой церкви, видимо, не было строгих ограничений относительно лиц, над которыми должно было совершать таинство елеосвящения. Отсюда и к совершению елеосвящения над умершими у греческих архиереев замечается неодинаковое отношение. Патриарх Никифор 2, который впервые дает нам свидетельство, ясное и определенное, о характере этого обычая, относится к нему с осуждением, и его обличение совершающих елеосвящение над умершими имеет интерес и с той стороны, что показывает, отчасти, доводы в пользу этого обычая защитников его. Патриарх говорит: «Не знаю, в какое нечестие и полное безрассудство впадают некоторые иереи во многих местах, как я узнал от очевидцев. Ибо они (очевидцы) говорят, что после смерти над многими те творят молитвомаслие и помазуют умершее тело. О, извращенное учение! Слепцы, вовсе не видящие! Ибо и первый священный Вселенский собор постановил это (совершать) над живыми, болящими душою и телом, взявши за основание слова апостола, который говорит: Болит ли кто... Видишь сказанное; познай смысл и не твори неразумно дело. Подобно и отец наш, говорю об Арсении, патриархе Константинопольском, постановил быть сему последованию от семи священнослужителей, даже если это епископы или митрополиты; поэтому в равной мере и молитв (в нем) положил. Обрати внимание на смысл положенных молитв; изучай, чего не знал; и опять скажу тем: ибо говорит наш Господь: Где двое или трое собраны во имя Мое, там и я посреди их (Мф. 18: 20). И опять сам Господь наш и Бог говорит во святом евангелии от Луки о попавшем к разбойникам и израненном: «Возливая елей и вино» (10: 34). И это узаконяется о живых, а не о умерших. Ты же, который осмеливаешься это делать, не знаю, по какому, ничем не довольствующемуся, знанию так поступаешь. Поэтому говорю: Никто да не осмелится это делать, и ослушник повелевших будет судим. Если же ты скажешь мне, что делом милосердия будет умершему, если ты это творишь, то это не так. Милосердие и поминовения христиан, которые от нас бывают, доставляют духовный плод душам у Бога. Ты же, знаменуя мертвое тело и говоря: «Духом Твоим сниди на раба Твоего, дабы прочее время (жизни своей) ходил во оправданиях Твоих» и опять: «Воздвигни его от одра печали и от ложа озлобления», – когда это возглашаешь (разумеется, помазуя мертвое тело), то не знаешь существа дела»639.

Таким образом, патриарх Никифор 2 не оставляет сомнения в существовании лиц, считавших делом милосердия умершим совершение над ними таинства елеосвящения, причем таинство совершалось над самым телом умершего и по тому же чину, что и над больными. Разумеется, чем более шло время, а вместе с этим, чем более определялись канонические нормы должного и недолжного, согласного и несогласного с духом учения православной церкви, тем более естественными и необходимыми были нападки на совершение елеосвящения над умершими. Вследствие этого для защитников данного обычая, не прекращавшихся в течение всего времени существования его, при стремлении сохранить его потребовалось совершенно изменить его характер, лишив его сакраментального значения. С такого рода отношением к совершению елеосвящения над умершими мы знакомимся из слов Симеона Солунского: «Впрочем, некоторые, – говорит он, – совершают священнодействие елеосвящения прямо над умершими во Христе, что одни из архиереев запрещают, как не преданное в Писании, другие допускают, как совершаемое на пользу душ. Я со своей стороны, сколько мог, исследовал дело и нашел, что похвально совершать его и не должно препятствовать желающим совершать его. Впрочем, это не тот елей, который предан Спасителем и апостолами, о котором евангелие говорит: Мазаху маслом многия недужныя и исцелеваху. И брат Божий пишет об этом елее в соборном послании. И св. елей один, а не много, и священнодействие его одно, и одно из семи таинств. Но за умерших приносится елей в приношение и славу Божию, для (испрошения) милостей и прощения к отшедшим, подобно тому как приносятся за них восковые свечи, фимиам и многое иное в храм и в гробницы. Принося их в храм, как дары, мы ходатайствуем за умерших, и они получают Божию милость»640. Приведенные слова Симеона Солунского не оставляют сомнения, что и к его времени отцы церкви относились двояко к совершению елеосвящения над умершими. Одни из них, подобно патриарху Никифору, прямо запрещали совершать последование св. елея над умершими, совершенно справедливо указывая, что его существование не оправдывается священным Писанием. Другие сохраняли этот обычай. Но теперь произошло в ряду защитников совершения елеосвящения над умершими раздвоение. Одни из них допускали совершение елеосвящения, именно, как таинства над умершими, находя, что оно полезно душам умерших. Другие же, считаясь с целью установления таинства, могли видеть, что елеосвящение, как таинство, совершаемое над умершими, противоречит цели установления его. Но в то же время, констатируя его распространенность и защиту его архиереями, последние нашли возможным и не осуждать его, изменив его внутренний смысл. К числу этих лиц принадлежит и сам Симеон Солунский. Странен лишь способ, каким Симеон Солунский проводит свой взгляд. Он говорить: «Я, со своей стороны, сколько мог, исследовал и нашел... что этот елей не тот... и дал». Читать это после того, как сам же Симеон Солунский выше сказал, что из архиереев одни запрещали, другие дозволяли, но одно и то же священнодействие елеосвящения над умершими, – немного странно.

Но и низведение елеосвящения над умершими на степень простого религиозного обряда не достигало своей цели. Оно не было достоянием всех архиереев. Затем, совершение елеосвящения над умершими в качестве простого религиозного обряда теряло свой смысл при существовании других традиционных религиозных обрядов над умершими, подавая в то же время постоянный соблазн ко взгляду на него, как на сакраментальное действие. Правда, чин св. елея стал совершаться к 15 веку уже над могилой умершего и получил совершенно иное содержание, придававшее ему вид простого религиозного обряда. Но лучшим исходом из неопределенного положения, создаваемого двояким отношением архиереев к данному обычаю, было только совершенное запрещение его отправления. Последнее и было сделано церковью. В правиле 164 номоканона при большом требнике определенно и категорично говорится: Τὰ δε εἰς άποθανόντας εὐχέ (над умершими же маслоосвящения) λαια μὴ τολμήσῃς ὅλλως ποιἦσαι (да не дерзавши творити отнюдь)641.

Этим постановлением был окончательно осужден долго и незаконно существовавший обычай совершения таинства елеосвящения над умершими.

Литургическая сторона елеосвящения над умершими

Что же касается литургической стороны елеосвящения над умершими, то в этом отношении до нас дошли определенные сведения лишь из позднейшего времени, начиная с 15 века. Между тем, обычай совершать елеосвящение над умершими восходит, как видели, к более раннему времени, к векам 10–11. Таким образом, за промежуток времени приблизительно от 10 до 15 века мы не имеем сведений о способе отправления елеосвящения над умершими. Однако, на основании вышеприведенного свидетельства патриарха Никифора 2 можно полагать, что в первое время, в 11–13 веках, чин св. елея совершался над самыми телами умерших и в том же виде, что и над больными, причем елеем помазывалось самое тело умершего. Но в последующее время изменяется, во-первых, место совершения св. елея, во-вторых, самый чин получает иное содержание. Именно, к 15 веку чин св. елея твердо стал совершаться над могилой умершего, с возлиянием елея уже на могилу или даже без употребления елея. Затем, к 15 веку священнодействие елеосвящения над умершими, удерживая схему чина св. елея для больных, получает существенно иное содержание. Свое внутреннее содержание чин елеосвящения над умершими стал почерпать из других, соответствовавших его характеру, последований, в данном случае из обрядов погребения. То же немногое, что бралось из чина св. елея над больными, подвергалось теперь существенному изменению со стороны содержания и получало в силу этого новый вид. Таким образом, чин елеосвящения над умершими стал совершаться в зависимости от разных последований: от одних из них, как последование св. елея над больными, он принял схему; от других, как чины погребения, он заимствовал свое содержание. С таким характером мы и застаем чины елеосвящения над умершими в 15–16 веках по рукописям Синайской библиотеки №№ 981 и 995, Святогробской Константинопольской библиотеки №615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305, Афоно-Есфигменской библиотеки №214642, Московской Синодальной библиотеки № 374643, в венецианском издании требника 1537 года.

Во всех этих рукописях в отношении схемы чин елеосвящения над умершими имеет тот же вид, какой свойственен и елеосвящению над больными. В нем те же четыре части: утреня, освящение елея, семикратное чтение апостола и евангелия и заключение. Исключение в этом отношении составляет лишь рукопись Синайской библиотеки № 981644, в которой после обычного начала следовали великая ектения и затем сразу же чтения из апостола и евангелия; утреня и освящение елея в этой рукописи ни имели места.

Однако, каждая часть имела и свои индивидуальные особенности сравнительно с соответствующими частями чина елеосвящения над больными. Особенно в этом отношении должны , быть отмечены вторая и третья часть. При совершении елеосвящения над живыми на освящении елея, как известно, приходил больной, причем перед приходом его пелись особые тропари. Теперь пение всяких тропарей оставлено, как скоро не стало появления субъекта таинства в этой части, почему она и осталась теперь при одной молитве. В виде индивидуальной особенности в рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615 и библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305645 взамен умершего по окончании утрени приходил «ὁπρογεωνής» и испрашивал прощение грехов последнему.

В третьей части выпущен теперь, как ставший совершенно излишним, процесс помазания елеем и вместе с ним выпущено чтение молитвы «Отче Святый». Вместо этого в рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки №615 и библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305646 перед каждыми апостольским и евангельским чтением мы наблюдаем исполнение особых стихир, расположенных по гласам, начиная с первого.

Из заключительной части вследствие совершения елеосвящения над умершим само собой отпало возложение евангелия; в остальном заключительная часть имела тот же вид, что и в последовании над больным.

Затем и самый распорядок элементов по различным частям последования был неодинаков. Впрочем, в этом отношении чин елеосвящения над умершими разделяет судьбу чина елеосвящения над больными. Но в последовании елеосвящения над умершими за упразднением его это разнообразие так и не было сведено к какой-либо одной, ставшей потом общепринятой, форме. И потому оно остается для нас только показателем различных попыток построения последования елеосвящения над умершими.

По своему же содержанию чин елеосвящения над умершими, как сказали, стоит в тесной зависимости от обрядов погребения. Это, прежде всего, и нужно сказать об утрени, начальной части последования. Состав ее совершенно заупокойный. Следовавшие за обычным началом и псалмом «Живый в помощи...»647 великая648 или же малая ектения649 – заупокойные. Вместо «Бог Господь» во всех рукописях указывается «Аллилуия» со стихами «Блажени, яже избра...»650, или же без стихов651, и тропари: «Глубиною мудрости...» Слава и ныне: «Тя стену»652. После тропарей иногда произносился псалом 50653, и следовали каноны. Мы имеем возможность засвидетельствовать применение нескольких канонов на утрени в чине елеосвящения над умершими. В одних рукописях654 был положен заупокойный канон с таким акростихом:Θνμσχουσι πιστοις ογδοον πλεχω μελος, с ирмосами: Воду прошед... и тропарями: Смертию смерть Христа...655

Но наряду с указанным каноном встречаем упоминание и о других заупокойных канонах. Так, в рукописи Синайской библиотеки № 995 для мирян положен канон с ирмосами: Яко по суху... и тропарями: В небесных чертозех...; для монахов же – другой канон с ирмосами: Грядите людие... и тропарями: Иже во плоти сожители и сограждане... Прещения вечного огня избави...656.

Вторая часть чина елеосвящения над умершими, по указанным нами выше обстоятельствам, осталась при одной молитве657. Такою молитвой в рукописи Святогробской Константинопольской библиотеки №615 служит молитва «Господи, милостию и щедротами Твоими, прощаяй согрешения наша», представляющая собою переделку соответствующей молитвы из чина елеосвящения над больными. Наряду с этой имела применение и другая уже заупокойная молитва «Владыко многомилостиве, Господи Боже наш, различные нам пути спасения показавый»658. И затем следовали семь чтений из апостола и евангелия.

В рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615 и библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305 перед каждым чтением из апостола и евангелия было положено пение особых стихир. Эти стихиры заимствованы из чинов погребения и почти все есть в современном чине погребения монахов. Именно, на первое чтение положены стихиры: Тя, Спасе, молим... Никто же безгрешен... Христа умоли Твое рождество, Матеродевственная... Слава: Кая житейская сладость... Богородичен: Радуйся, Богородице Дево... На второе чтение: Силу смерти и тление Твоею живоносною смертью... Со трепетом ужасным и страшным... Евы Праматере чистая... Слава: Увы, кий подвиг имать душа... Богородичен: Все упование мое... На третье чтение стихиры: Славлю крест Твой честный... Едине милостиве и благоутробне... Уснувый во гробе яко человек... Слава, мертвенен: Вся суета человеческая... Богородичен: В женах святая Богородице Мати неневестная... На четвертое чтение стихиры: Воистину страшно таинство сея смерти... Сон является верующим смерть... Ты оправдание и освящение наше был еси... Слава: Со духи праведными... Богородичен: Едина чистая и непорочная Дево... На пятое чтение стихиры: Светлостью лица Твоего Христе... Пети согласным гласом славословящего Твою державу благослови... Законом греховным нас порабощенных свободила, Владычице... Слава и ныне, мертвенен: Помянух пророка вопиюща... Аз есмь земля и пепел... Тя молим, яко Божию матерь, благословенная... На шестое чтение стихиры: Всему умершие... Имеяй неисследимое на ны милосердие... Смерть претерпел еси... Явилася еси пребывание боголепное Дева... Слава: Начатой мне и состав... Богородичен: Бога из Тебе воплощшагося... На седьмое чтение стихиры: Царски ми начертал еси свобождение... Священнодействовавый, яко человек... Яко зачавшая безначальное Слово Божие... Слава, мертвенен: Плачу и рыдаю... Небесная воспевают Тя...

Тот же заупокойный характер носят и апостольские и евангельские чтения. Состав их был в общем следующий659:

1) Апостол – 1Кор. 15: 47–57;

евангелие – Ин. 6: 27–33.

2) Апостол – 1Кор. 15: 20–28;

евангелие – Ин. 6: 40–44.

3) Апостол – 1Фес. 4: 13–17;

евангелие – Ин. 6: 35–39.

4) Апостол – 1Кор. 15: 39–45;

евангелие – Ин. 6: 54–69.

5) Апостол – Рим. 14: 6–9;

евангелие – Ин. 8: 12–20.

6) Апостол – Рим. 6: 11–17;

евангелие – Ин. 5: 24–30.

7) Апостол – Еф. 2: 4–10;

евангелие – Ин. 6: 48–54.

Этот состав апостольских и евангельских чтений за редкими исключениями660 принят всеми рукописями. Но в способе распределения этих чтений ни одна рукопись не совпадает с другой.

Что же касается молитв на апостольских и евангельских чтениях, то в одних рукописях661 на все чтения положена одна и та же молитва «Боже духов и всякая плоти», в других же рукописях наблюдается стремление положить по особой молитве на каждое чтение. В результате этого в чинах елеосвящения над умершими образовались особые группы молитв, почти ни в одной рукописи не совпадающие между собою. Все они заупокойные по своему характеру и помещались в евхологиях в чинах погребения, или же независимо от них, просто, в качестве заупокойных молитв над мирянами, иереями и монахами662. В чины св. елея над умершими они были занесены без переработки приспособительно к новому их назначению.

Первая группа молитв такая663:

1) Господи Иисусе Христе, Боже наш, несокрушимые оковы смерти и узы ада разрушивый.

2) Боже и Господи милости, рода смертного и бессмертного и всей твари человеческой Творче.

3) Владыко, Господи Боже наш, Творче всех.

4) Господи Иисусе Христе, Боже наш, возвестивый нам через святые Твои и неложные обещания.

5) Владыко, Господи, Боже духов и всякой плоти, давый одеяние славы вместо духа уныния.

6) Боже духов.

7) Боже великий и вышний, источниче жизни и бессмертия.

Вторая группа молитв664:

1) Боже вечный, к Нему же обратися раб Твой от чрева матери своея... если же есть (почивший) мирянин, то (священник) говорит: яко через святое Твое крещение сораспяхся Тебе.

2) Господи, Господи, обуреваемых пристанище.

3) Владыко, Господи Боже Вседержителю, приклони ухо Твое.

4) Боже, Боже наш, жилище имеяй небо.

5) Боже единый, страшный, великий и славный, жизни и смерти имеяй власть.

6) Господи Иисусе Христе, Боже наш, наклонивый небеса.

7) Владыко, Господи Боже наш, единый имеяй бессмертие.

Третья группа молитв665:

1) Помяни, Господи, в надежде воскресения.

2) Боже духов.

3) Владыко, Господи, Боже духов и всякой плоти, давый одеяние славы.

4) Жилище на небесех имеяй.

5) Благодарим Тя, Господи Боже наш, яко Твое точию житие бессмертно.

6) Владыко, Господи Боже наш, единый имеяй бессмертие.

7) Боже наш, Творче, Спасителю и Судие живых и мертвых.

Находящийся в рукописи Московской Синодальной библиотеки № 374 и в венецианском издании требника 1537 года чин елеосвящения над умершими иноками и бельцами в отношении круга молитв на апостольских и евангельских чтениях примыкает ко второй указанной выше группе молитв, отличаясь от нее седьмою молитвой «Боже, Боже наш, содетелю и благодетелю всякой твари».

Заключительную часть чина елеосвящения над умершими составляли следующие элементы: пение «Со духи праведными»666 или непорочных667; Трисвятое; тропари: Помяни, Господи, яко благ... Мати святая...668; молитва669; ектения «Помилуй нас, Боже» с молитвой «Боже духов»670 и отпуст. При этом молитвой в заключительной части некоторыми рукописями671 указывалась молитва «Святый Царю, благоутробне, многомилостиве», представлявшая собою переделку соответствующей молитвы в чине елеосвящения над больными. Но параллельно с этим замечается применение молитв заупокойного характера: «Владыко, Господи Боже наш, всей твари видимой и невидимой Творче»672; «Владыко Вседержителю, Боже Отец и Господи милости»673.

В заключение нужно сказать, что характерная для чина елеосвящения над умершими черта – зависимость по схеме от чина елеосвящения над больными, а по содержанию – от обрядов погребения – лишает рассматриваемый чин значения с литургической стороны.

Но наряду с рукописными чинами елеосвящения над умершими мы замечаем попытку утвердить этот чин и в печатных венецианских изданиях евхология за 16 век. Гоар свидетельствует, что он наблюдал изложение чина св. елея над умершими в изданиях евхология, по его мнению, относящихся к годам 1544, 1559 и 1570. Вместе с этим Гоар высказывает, что во всех этих изданиях чин елея над мертвыми представлял творение Афинского митрополита Николая674. У нас было издание 1558 года. Быть может, оно и есть издание, помечаемое Гоаром 1559 годом. В нем как раз помещен чин елеосвящения над умершими – «Творение Николая, митрополита Афинского»675.

Что же представляет собою этот чин по своей схеме и содержанию?

В первом отношении мы наблюдаем характерный опыт выдержать даже, по возможности, и в деталях чин елеосвящения, как он совершался над больными и здоровыми. В силу этого мы видим в нем те же выработавшиеся исторически четыре части чина елеосвящения: 1) утреню; 2) освящение елея; 3) семь чтений из апостола и евангелия и 4) заключительную часть. Равно и схема отдельных частей последования в общем имеет обычный вид, с теми особенностями, какие нами выше отмечены относительно рукописных чинов елеосвящения, и неизбежность которых вызывалась самим характером совершения таинства над умершими. Сверх этих общих особенностей рассматриваемый чин имеет и свои. Так, в третьей части наблюдается интересная картина, заменившая помазание елеем. По прочтении молитвы после евангелия иерей произносил тропарь «Господи, оружие на диавола крест Твой дал еси», брал заранее погруженный в елей папирус, зажигал его, вливал елея на могилу и, держа в правой руке кадило, отходил вперед иконы Пресвятой Богородицы, наверху могилы умершего поставленной, и читал молитву «Боже духов». Так поступал каждый из иереев.

По содержанию чин митрополита Николая также близок к рукописным чинам, но с индивидуальными особенностями, нередко простирающимися лишь на порядок размещения тех или иных элементов.

На утрени после обычного начала псалом: Живый в помощи... «Аллилуия» со стихами, тропари: Глубиною мудрости... Тя стену... Псалом 50 и канон заупокойный с ирмосами: Воду прошед... и тропарями: Живых сый Христе жизнь и почивших слава... Естеством сый божественным...676 После третьей и шестой песни канона малая заупокойная ектения с молитвой «Боже духов». По окончании канона непорочны и ектения: Помилуй нас Боже... Молитва: Боже духов. И отпуст.

На освящении елея после возгласа «Благословенно царство» – Трисвятое. «Верую», во время исполнения его произносилась молитва над елеем, поставленным на могиле: Господи милосердый, щедрый и многомилостивый, ради нашего спасения распятый и погребенный и воскресший.... Мирная ектения. Антифон первый: Благо есть... Малая ектения. Антифон второй: Господь воцарися.... Единородный Сыне... Малая ектения. Антифон третий: Приидите, возрадуемся Господеви... Приидте, поклонимся... Тропари: Помяни яко благ... Со святыми упокой... Едина чистая... Яко Свят еси Боже наш... Елицы во Христа крестистеся...

Круг апостольских и евангельских чтений и молитв на них был следующий:

1) Апостол – Рим. 14: 6–9;

евангелие – Ин. 5: 17–24;

молитва – Владыко Вседержителю, Боже Отец и Господи милости, рода смертного и бессмертного.

2) Апостол – 1Фес. 4: 13–17;

евангелие – Ин. 5: 24–30;

молитва – Владыко, Господи Боже, приклони ухо Твое и услыши моление наше.

3) Апостол – 1Кор. 15: 47–57;

евангелие – Ин. 6: 35–39;

молитва – Молим Тя, Сыне и Слове живого невидимого Бога и Отца, многомилостиве Господи Иисусе Христе.

4) Апостол – 1Кор. 15: 20–28;

евангелие – Ин. 6: 40–44;

молитва – Благодарим Тя, Господи многомилостиве Иисусе Христе, Боже наш.

5) Апостол – 2Кор. 5: 1–10;

евангелие – Ин. 6: 48–54;

молитва – Помяни, Господи, в оковах ада одержимого раба Твоего.

6) Апостол – 1Кор. 15: 39–45;

евангелие – Ин. 6: 54–69;

молитва – Боже единый, страшный и славный, жизни человеческия имеяй власть.

7) Апостол – 2Кор. 1: 8–11;

евангелие – Ин. 6: 27–33;

молитва – Боже, Боже наш, жилище имеяй небо.

8) Апостол – 1Кор. 15: 12–19;

евангелие – Ин. 11: 11–27;

молитва – Святый Господи, во святых почиваяй.

По окончании апостольских и евангельских чтений следовали тропари: Заступнице христианам... Предстательствы родшую Тя, Христе...

Во время пения их иерей становился над могилою и произносил молитву: Боже духов..., ектению: Помилуй нас Боже... После возгласа от иереев произносилась молитва над могилой: Царю Святый, преблагий, благоутробный и многомилостивый, Господи Иисусе Христе, Боже наш... И отпуст.

Чин елеосвящения над умершими в печатных греческих евхологиях не утвердился. Решительное запрещение совершать елеосвящение над умершими повело к удалению этого чина из евхологиев. В силу этого рассмотренный обычай, как сказали ранее, стал достоянием прошлого и для нас имеет лишь исторический интерес.

* * *

625

Писания. 1, 223.

626

Св. Иоанн Златоуст отмечает факт возлития елея на умершего и на основе его дает утешение близким умершего. См. Du Cange. Glossarium. 1, 372.

627

Там же. 232.

628

Там же. 244.

629

Там же. 249, 258.

630

Писания. 2, 366.

631

Писания. 2, 367. Однако вслед за этими словами Симеон Солунский прибавляет: «А на мирских во Христе братий скончавшихся, прежде нежели посыплем пепел из кадильницы...» (разумеется: до тех пор не погребаем). Этими словами Симеон Солунский как бы ограничивает число лиц, имевших право на помазание елеем по смерти, одними монахами и таким образом становится как бы в противоречие со сказанным им ранее о возлитии елея вообще на всех во Христе братий. Но это видимое разногласие у Симеона Солунского могло получиться следующим образом. Выше, приводя свидетельство «божественного Дионисия», Симеон Солунский старается показать, что елей, каким помазуются умершие (не определяя частнее этих умерших), не тот, который употребляется в таинстве елеосвящения. Переходя же далее к практике своего времени и своей церкви, Симеон Солунский и говорит, что лицами, помазуемыми по смерти елеем, (преимущественно) были монахи, тогда как на мирян (обычно) посыпался пепел из кадильницы. Но обычность такой практики, конечно, не исключала помазания и мирян елеем. Поэтому Симеон Солунский и мог говорить с правом и без противоречия себе, приводя свидетельство писателя с именем Дионисия Ареопагита, вообще об умерших: «Мертвые помазуются елеем, как говорит божественный Дионисий...» и далее.

632

Denzinger. Ritus orientalium. 1, 189.

633

Ibid.

634

Подобное же явление возлияния елея на умерших с предварительным произнесением молитвы «Помяни, Господи, яко благ, еже о вере и надежде живота вечного» отмечают и славянские рукописи согласно греческим оригиналам. Священник В. Прилуцкий. Частное богослужение в русской церкви в 16 в. и в первой половине 17 в. Киев, 1912. С. 246.

635

MSG. 155, 520–1.

636

Писания. 2, 380.

637

Новая Скрижаль. Санкт-Петербург, 1858. 4, 113.

638

MSG. 140, 405–8.

639

Γεδεών. Κανονιχαὶ διατάξεις. 2, 43–5. MSG. 140, 805–8.

640

Писания. 2, 368–9. Греческий текст. MSG. 155, 521.

641

Проф. Павлов. Номоканон при большом требнике. 309. Москва, 1897.

642

Дмитриевский. Описание. 2, 336–8, 447–9, 722–5, 827, 843–4.

643

Лл. 112–127 об.

644

Дмитриевский. Описание. 2, 336–8.

645

Дмитриевский. Описание. 2, 723, 827.

646

Ibid.

647

Но в рукописи Синайской библиотеки № 995 псалом: «Господи, услыши молитву мою».

648

В рукописи Синайской библиотеки № 981 и др.

649

В рукописи Святогробской Константинопольской библиотеки № 615.

650

В рукописи Святогробской Константинопольской библиотеки № 615.

651

В рукописях Синайской библиотеки № 995 и Афоно-Есфигменской библиотеки № 214.

652

В рукописи Синайской библиотеки № 995 вместо Тропаря «Тя стену» положен тропарь «Мати Святая».

653

В рукописи Святогробской Константинопольской библиотеки № 615.

654

В рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки №615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305, Афоно-Есфигменской библиотеки № 214.

655

Этот канон, видимо, был распространен в чинах погребения 14–15 веков. См., например, в чине погребения мирских людей по рукописи Синайской библиотеки № 990, 14 в., в чине над коливом умерших в рукописи той же библиотеки № 1039, 13 в., в чине на погребение монахов в рукописи библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 604, XV в. Дмитриевский. Описание. 2, 326, 249, 564. Он находится и в октоихе под гласом 8 в субботу на утрени.

656

Дмитриевский. Описание. 2, 447. Первый канон находится в современном чине погребения мирских людей. В этом чине он помещался и в 14–15 веках. Дмитриевский. Описание. 2, 502. Второй канон тоже ранее входил в заупокойные чины над монахами. Дмитриевский. Описание. 2, 896. Он указывается еще в «Чине Освящения масла умершим инокам и бельцам» сербской рукописи Московской Синодальной библиотеки № 374 и в венецианском издании требника 1537 года.

657

Особенность рукописей Святогробской Константинопольской библиотеки № 615 и библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305 указана нами выше.

658

В рукописях Синайской библиотеки № 995, Афоно-Есфигменской библиотеки №214.

659

Этот порядок чтения принят в рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305.

660

Например, в рукописи Синайской библиотеки № 981 третье евангелие – Лк. 20: 35–38, шестое евангелие – Ин. 12: 24–36.

661

В рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305.

662

Дмитриевский. Описание. 2, 35, 57, 81, 110 и др.

663

В рукописи Синайской библиотеки № 981.

664

В рукописи Синайской библиотеки № 995.

665

В рукописи Афоно-Есфигменской библиотеки № 214.

666

В рукописи Синайской библиотеки № 981.

667

В рукописи Синайской библиотеки № 995.

668

В рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305.

669

Во всех рукописях.

670

Во всех рукописях.

671

В рукописях Святогробской Константинопольской библиотеки № 615, библиотеки Афоно-Пантелеимоновского монастыря № 305.

672

В рукописи Синайской библиотеки № 981.

673

В рукописях Синайской библиотеки № 995 и Афоно-Есфигменской библиотеки № 214.

674

Goar. 557.

675

Точно время жизни Афинского митрополита Николая нам не известно.

676

См. в чине погребения по рукописи Саввинского, монастыря № 369, 15 в. Дмитриевский. Описание. 2, 449.


Источник: Общество любителей православной литературы. Издательство имени святителя Льва папы Римского. Киев 2004

Комментарии для сайта Cackle