епископ Вениамин (Пушкарь)

Глава IV. Третий Год Общественного Служения

Среди слушателей Иисуса Христа в последнее время все чаще стали появляться книжники и фарисеи. Многие из них, слыша о проповеди и чудесах Спасителя в галилейских городах, специально приходили сюда из Иерусалима, чтобы следить за Ним и подготавливать почву для формального обвинения Его перед верховным судилищем в нарушении закона Моисеева и искажении отеческой религии. Последняя беседа Спасителя о Хлебе Небесном, по-видимому, привела их в ярость, и они дали знать в Иерусалим, чтобы во время пасхальных торжеств схватить Христа и предать Его смерти. Синедрион тайно одобрил желание врагов Иисуса, а официально постановил, что кто признает Галилеянина Мессией, тот будет отлучен от синагоги. Но Христос не пошел в Иерусалим на третью Пасху. Он во время Праздника продолжал проповедовать в Галилее.

Узнав об этом, Синедрион после Праздника срочно послал в Галилею своих соглядатаев-книжников и фарисеев с поручением зорко следить за Галилейским Проповедником.

Беседа с фарисеями о предании старцев. Мф. 15:1–20; Мк. 7: 1–23

После третьей Пасхи Христос с учениками находился в окрестностях Капернаума. Сюда-то и пришли из Иерусалима с тайным поручением от Синедриона фарисеи и некоторые из книжников. Они внимательно слушали слова Спасителя и следили за Его делами. Однажды они увидели, как ученики Христовы едят хлеб нечистыми, т. е. неумытыми руками. С точки зрения книжников и фарисеев это было открытым и вопиющим нарушением предания старцев, которые придавали большое значение обряду омовения рук перед едой, ибо в рукомытии, по их мнению, заключалась тайна десяти заповедей. Поэтому блюстители закона с упреком обратились ко Христу. Они сказали Ему: «Зачем ученики Твои не поступают по преданию старцев, но неумытыми руками едят хлеб?»

Строго соблюдая предание старцев, книжники приравнивали его к закону Моисееву. Они утверждали, что на горе Синай Бог дал Моисею Закон как в письменной форме, так и в устной. Устно передаваемый из поколения в поколение закон и есть предание старцев. Поэтому в своем законничестве книжники доходили до того, что ради предания старцев иногда отменяли Синайский закон. «Библия, –утверждали они, –подобна воде, предание подобно вину, а толкования на них подобны ароматному вину». «Сын мой! – говорит Талмуд. – Внимай более словам книжников, чем словам закона».

Можно себе представить, какое невыносимое бремя создавали мелочные законники иудейства своими постановлениями, которыми они не сохраняли, а убивали дух Моисеева закона. Такое законничество стояло в самом резком и явном противоречии с Духовным Царством, которое провозглашал Христос, ибо это Царство заключалось в чистоте сердца, в беззаветной сыновней любви к Небесному Отцу. Все же внешние обряды имели в нем значение не сами по себе, а лишь как выражение этого любящего отношения. Фарисеи превратили закон в мелочную казуистику, дававшую предписания для всякого отдельного, действия, Христос поднимал закон на степень живого принципа, действующего в совести. Вот почему Господь на вопрос фарисеев ответил им вопросом: «Зачем и вы преступаете заповедь Божию ради предания вашего! Закон, данный вам на Синае, повелевает: почитай отца и мать, и угрожает смертью тому, кто злословит их. А вы учите отказывать родителям в помощи под предлогом пожертвования Богу того, что они просят; и кто поступает так, соблюдая ваше предание, того вы освобождаете от исполнения важнейшей заповеди?» [].

Все заботы фарисея были направлены к тому, чтобы казаться не тем, кем он был в действительности. Он хотел казаться благочестивым и праведным. Но так как быть действительно благочестивым нелегко, то фарисей измышлял всевозможные способы обходить суровые предписания закона, толковать их превратно в свою пользу и даже заменять их обычаями, установленными такими же, как и он, лицемерами.

Вот почему Христос, обличая книжников и фарисеев словами пророка Исайи, говорит: «Лицемеры! хорошо пророчествовал о вас Исайя, говоря: приближаются ко Мне люди сии устами своими, и чтут Меня языком, сердце же их далеко отстоит от Меня; но тщетно чтут Меня, уча учениям, заповедям человеческим».

Обличив лицемеров, Христос затем обратился к окружающему Его народу и сказал: «Не то, что входит в уста, оскверняет человека, но то, что выходит из уст... Исходящее из уст – из сердца исходит: злые помыслы, прелюбодеяние, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба, коварство, непотребство, завистливое око, богохульство, гордость, безумство. Все это зло изнутри исходит и оскверняет человека, а есть неумытыми руками – не оскверняет человека».

Исцеление дочери хананеянки. Мф. 15:21–28; Мк. 7: 24–30

Тот день, когда Господь провозгласил тайну о Хлебе, был великим и переломным днем в Его жизни. Оставленный многими учениками и преследуемый Синедрионом, Он резко изменил характер Своей общественной деятельности. До этого Он стремился в народ, ходил окруженный толпами, открыто поучал и исцелял страждущих. Теперь же Он по возможности скрывается от народа, замыкается в среде Своих избранных учеников и готовит их к Своей смерти и воскресению.

Вот и сейчас, преследуемый фарисеями, Господь покидает Капернаум и с апостолами уходит в языческую страну Финикию, в пределы городов Тира и Сидона. Но и здесь Христос не мог все время оставаться наедине со Своими учениками. Слава о Его чудесах уже давно проникла в эту языческую страну и нашла здесь отклик во многих верующих сердцах.

Однажды, когда Господь и апостолы шли по дороге, они услышали сзади громкие вопли несчастной женщины – сирофиникиянки. Женщина узнала Христа и начала громко взывать к Нему о помощи: «Помилуй меня, Господи, сын Давидов, дочь моя жестоко беснуется».

Иисус Христос, желая показать Своим ученикам сильную веру и глубокое смирение язычницы, на ее просьбу не отвечал ей ни слова.

Тогда ученики стали просить Иисуса «отпустить ее», потому что она с громкими воплями неотступно идет за ними. Христос же, продолжая испытывать веру ханаанеянки, сказал апостолам: «Я послан только к погибшим овцам дома Израилева». Разумеется, эти слова нельзя понимать буквально, так как Сам Господь много раз говорил, что все люди – дети Божий и Царство Его не имеет никаких земных границ. Оно вместит в себя все народы земли, независимо от их национальности, языка и цвета кожи.

Слова же Христовы здесь надо понимать в том смысле, что Он прежде всего послан спасти «заблудших овец дома Израилева», а затем и все народы земли.

Но скорбящая женщина продолжала умолять Спасителя. Она подошла к Нему, припала к Его ногам и стала взывать: «Господи! помоги мне».

В ответ на ее просьбу Господь сказал: «Дай прежде насытиться детям, ибо нехорошо взять хлеб у детей и бросить псам». Это было последнее испытание веры язычницы.

Сирофиникиянка знала, что евреи язычников за их веру и дела называют псами, но она знала и более возвышенную истину, что для Бога все люди любимы, даже те, кто по делам своим часто подобляются животным. Поэтому она смиренно ответила Христу: «Так, Господи! но и псы едят крохи, которые падают со стола господ их». Этими словами ханаанеянка показала не только великое свое смирение и сознание, что в язычестве человек не может быть так близок к Богу, как в истинной вере, но и выразила этим свою глубокую веру, что у милосердного Бога хватит милости для каждого человека.

Смирение сирофиникиянки имело те же свойства, как и смирение того язычника сотника, который считал себя недостойным принять Христа под кров своего жилища. И тот, и другой пример утверждают непреложный закон духа, что смирение, как антитеза гордости, рождает в душе человека веру в Истину, а вера эта творит чудеса.

Сам Господь удивился глубокой вере ханаанеянки и воскликнул: «О, женщина! велика вера твоя; да будет тебе по желанию твоему... пойди; бес вышел из твоей. Возвратившись домой, верующая и любящая мать нашла свою дочь здоровой, спокойно отдыхающей на постели.

А Господь из пределов Тира и Сидон ушел в Заиорданье, где еще раз чудесно насытил четыре тысячи народа семью хлебами и несколькими рыбами.

Исповедание апостолом Петром Божества Христова. Мф. 16: 13–26; Мк. 8:27–38; Лк. 9:18–27

Вскоре после чуда насыщения множества народа семью хлебами, Христос с учениками направился в окрестности Кесарии Филипповой. Шел последний год Его общественного служения. Голгофа неминуемо приближалась к Христу. Господь не боялся смерти. Вся Его жизнь была устремлена к Голгофе, на тот великий Жертвенник Божественной Любви, который уготовал Ему Отец Небесный. Но надо было после Себя оставить на земле преданных учеников, готовых продолжить строительство Царства Божия среди всех народов. А для этого необходимо было много времени проводить наедине с учениками, чтобы очистить их сознание от ложных представлений и заполнить его истинным учением о Мессии.

Апостолы, как и все евреи, ожидали, что Мессия возведет Свой народ на вершину почестей и могущества; а Христос проповедовал им смирение сердца и сокрушение о грехах. Они ожидали, что с явлением Мессии язычники преклонятся перед Израилем; а Он провозглашал, что язычники будут равными с народом Божиим. Они ожидали, что предания раввинов с их бесконечными обрядами и церемониями будут возведены в ранг закона для всех стран и веков, а Он провозглашал их полную отмену и на место древнего завета с одним только народом возвещал установление Нового Завета со всем человечеством. Они ожидали внезапного и насильственного политического переворота, преддверием которого должны были служить небывалые знамения и чудеса на небе и на земле, нарушения обычного порядка природы и истории; а Он учил, что Царство Мессии приблизится лишь незримым могуществом Слова и Духа Божия, постепенным незримым могуществом Слова и Духа Божия, постепенным преображением человеческих сердец.

Но апостолам трудно было отказаться от ложных представлений о Мессии, и только Дух Отца Небесного мог открыть им тайну Сына Человеческого.

Однажды, когда Христос с учениками шел по дороге к Кесарии Филипповой, Он спросил их: «За кого люди почитают Меня, Сына Человеческого?» Господь, конечно же, знал мнение народа, но этим вопросом Он хотел побудить Своих учеников к откровенному признанию. Апостолы ответили Иисусу, что в народе существуют различные мнения о Нем. Одни почитают Его «за Иоанна Крестителя, другие за Илию, а иные за Иеремию, или за одного из пророков».

Тогда Господь спросил их: «А вы за кого почитаете Меня?» От лица всех апостолов ответил Ему Симон Петр: «Ты – Христос, Сын Бога Живаго?» На это Господь сказал ему: «Блажен ты, Симон, сын Ионин, потому что не плоть и кровь открыли тебе это, но Отец Мой, сущий на небесах...».

Действительно, проникнуть в тайну Иисуса, руководствуясь только своим рассудком, в то время (как, впрочем, и теперь) едва ли было возможно. Когда сейчас мы мысленно обращаемся ко времени жизни Христа, нам кажется непонятным и странным, что находились люди, которые относились к Нему с презрительным недоверием. Многие, может быть, даже думают, что если бы они жили в те дни, то уже, наверно, не отвергли бы учения Спасителя, не стали бы вместе с Его родными считать Его безумцем, вместе с фарисеями – еретиком, вместе с саддукеями – обманщиком. Так кажется нам по той причине, что мы знаем Христа уже прославленного, смотрим на Его дело в свете многовековой истории Его Церкви. Но если бы мы объективно оценили обстановку жизни Иисуса и представили себе, как Он выглядел «во время оно» среди сынов человеческих, то поняли бы, что со стороны апостолов признать в Иисусе Христе Сына Божия было настоящим подвигом их веры.

Истинная вера во Христа как Сына Божия приходит не через рассуждения или доказательства плотского ума и не через чувства симпатии или антипатии, она дается ищущим сердцам, как дар Божий, исходящий от Отца Небесного.

Исповедание Петра было высказано так твердо, решительно, что Христос сказал ему: «Ты – Петр (камень) и на сем камне Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее...».

Господь обещал, что на такой, как у Петра, горячей вере Он, Христос, создаст Свою Церковь, которая будет непоколебима, как скала среди бушующего моря, так что никакие силы ада не смогут ее разрушить. Поэтому сила Церкви будет заключаться в непоколебимом, как камень, открытом исповедании людьми их веры во Христа – Сына Божия.?»... И дам тебе ключи Царства Небесного, – продолжал Христос, обращаясь к Петру, – и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах».

Этими словами Господь дал ап. Петру, а впоследствии и всем Своим апостолам великую власть «вязать и решить» (Ин. 20:28; Мф. 18:18), т. е. прощать или не прощать грехи людям.

Итак, Отец Небесный через ап. Петра открыл ученикам, а через них и всему человечеству тайну Иисуса Назарянина. Тайна Иисуса – это тайна Бога, принявшего человеческую природу для спасения всего человеческого рода.

С этого времени Иисус Христос начал открыто говорить Своим ученикам, что Ему для спасения людей надлежит много пострадать от старейшин, первосвященников и книжников и быть убитым, и в третий день воскреснуть.

Это откровение Христа очень смутило учеников. Пылкий ап. Петр отвел Иисуса в сторону и стал уговаривать Его: «Будь милостив к Себе, Господи! да не будет этого с Тобою?»

Из этих слов Петра видно, что он имел иудейское понятие о Мессии и не понимал еще учения о спасении людей через страдания Христа, в нем еще преобладали чувства земные над духовными. Просьба Петра была подобна искушению диавола, который также предлагал Господу вместо духовного – земное, вместо Царства Небесного – царство мира сего. Вот почему на просьбу Петра Христос ответил следующими словами: «Отойди от Меня, сатана! ты Мне соблазн! потому что думаешь не о том, что Божие, но что человеческое». После этого ап. Петр прекратил свой спор, а сатана отступил.

Тогда Господь сказал Своим ученикам: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною».

Крест – это жизнь человека со всеми его страданиями и трудами во имя Христа. Кто хочет жить для Царствия Божия, тот должен быть всегда готовым пострадать за свою веру и за свои христианские убеждения. Без готовности отдать жизнь за Христа нет христианства и вообще нет жизни. «Кто хочет душу (жизнь) свою сберечь, – сказал Господь Своим ученикам, – тот потеряет ее, а кто потеряет душу свою ради Меня, тот обретет ее». Если человек приобретет весь мир, будет владыкой всех земных богатств и будет пользоваться всеобщей славой, а повредит душе своей, допустив какую-нибудь неправду, отречется от Христа и не пожелает пострадать за Него, – тому не будет никакой пользы от всех земных богатств и славы. Такой человек погубит себя для вечной жизни и не наследует Царства Божия.

Преображение Господне. Мф. 17:1–13; Мк. 9:1–9; Лк. 9: 28–36

Исповедание веры ап. Петром от лица всех апостолов вселило радость в сердце Иисуса Христа. Правда, у Него было лишь несколько истинных последователей, но и этого было достаточно для того, чтобы основать Царство Божие на земле. Пусть это Царство в начале будет подобно одному зерну на великом мировом поле или капле закваски в огромной массе человечества, но зерно разрастется до конца земли и закваска медленно, но несомненно из века в век распространится на весь человеческий род.

Теперь Господь мог спокойно идти на Голгофу. Но перед этим нужно было еще укрепить веру апостолов в Его Мессианское достоинство, чтобы, когда они увидят их Учителя распинаемым на Кресте, то не соблазнились бы о Нем, не потеряли веры в Него как Сына Божия, но уразумели бы в этом Его вольное страдание.

С этой целью Господь ведет Своих учеников к горе Фавор. Наступила ночь. Оставив апостолов и народ у подножия горы, Христос с Петром, Иоанном и Иаковом поднялся на вершину горы для молитвы, Здесь, на вершине Фавора, было спокойно. Все житейское и земное для них осталось позади. Над ними сияло звездное небо. Отойдя немного в сторону, Спаситель погрузился в глубокую молитву. Ученики же, немного помолившись, вскоре уснули.

Вдруг их разбудил необыкновенный свет. Проснувшись, они увидели, что этот свет исходит от их Учителя. Во время молитвы Христос преобразился: лицо Его просияло, как солнце, а одежды Его стали белыми, как снег, и блистающими, как свет. Но Христос был не один: по правую и левую стороны от Него стояли в небесной славе два ветхозаветных праведника – Моисей и Илия, которые беседовали с Ним о Его грядущих страданиях.

От такого видения учеников охватила благодатная радость, и ап. Петр, обращаясь к Христу, воскликнул: «Наставник! хорошо нам здесь быть; сделаем три кущи: одну Тебе, одну Моисею и одну Илии...». Но еще слова апостола были на устах его, как вдруг учеников осенило светлое облако, и они услышали из облака голос Бога Отца, свидетельствовавшего им о Христе: «Сей есть Сын Мой Возлюбленный, в Котором Мое благоволение; Его слушайте». Пораженные видением, ученики в ужасе пали на землю, но Иисус, подойдя к ним, сказал: «Встаньте и не бойтесь». Когда апостолы поднялись с земли, они увидели только своего Учителя в Его обычных одеждах.

Здесь, на вершине Фаворской, Господь на мгновение приоткрыл трем апостолам не только Свое Богосыновнее достоинство, но и показал им, в чем заключается цель и смысл всего мирового бытия. Во Христе Бог нераздельно соединился с человеческой природой, а через нее и со всем космосом. Поэтому преображение Господне – это знак будущего преображения человека и всего мира. И оно непременно наступит, когда на земле окончательно будет уничтожено зло и «будет Бог все во всем» (I Кор 15:28). Но пока что зло царствовало в мире. Поэтому Господь с учениками сходит с горы Фавор, чтобы спасти и преобразить лежащее во зле бесноватое человечество.

Исцеление бесноватого отрока. Мф. 17:14–21; Мк. 9: 14–29; Лк. 9:37–43

Когда Господь с тремя учениками сошел с горы, Он увидел большую толпу народа, которая окружала апостолов и фарисеев, споривших о чем-то между собой. Спор был, по-видимому, острый и неприятный для учеников, но появление Господа прервало спор. Увидев Его, весь народ изумился и, подбегая, приветствовали Его. Возможно, что небесный свет, осиявший Спасителя на Фаворе, еще и теперь сиял в Его очах и отражался на всем Его теле. Христос спросил книжников, о чем они спорят с апостолами. Но книжники молчали. В это время из толпы раздался возглас: «Учитель! умоляю Тебя взглянуть на сына моего, он один у меня...».

Затем несчастный отец подошел к Христу, упал Ему в ноги и продолжал умолять Его: «Господи! помилуй сына моего; он с новолуния беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду, я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его».

Христос сжалился над несчастным и повелел привести к Нему бесноватого отрока. Когда отрок, терзаемый злым духом, был приведен ко Христу, отец бесноватого стал опять умолять Иисуса о помощи:?»... Если что можешь, сжалься над нами и помоги нам». Но Господь никогда не совершал исцеления без веры просящего, поэтому на просьбу отца больного отрока Он сказал: «Если сколько-нибудь можешь веровать, все возможно верующему».

«Верую, Господи! помоги моему неверию» – со слезами воскликнул несчастный отец. Он хотел верить, вера уже зарождалась в его страждущем сердце, но была еще слаба и нуждалась в укреплении. И Христос помог ему в этом. Господь изгнал беса из его сына, и отрок стал здоров.

На вопрос учеников, почему они не могли изгнать духа нечистого, Христос ответил: «По неверию вашему». А затем добавил: «Сей род не может выйти иначе, как от молитвы и поста». Таким образом, вера, молитва и пост – вот те средства, которые даны нам Небесным Врачом от подобной болезни.

Последние дни пребывания в Галилее.

Проповедническая деятельность Господа нашего Иисуса Христа в Галилее подходила к концу. Наступило исполнение времен. Нужно было идти в Иерусалим, чтобы там, на всемирном Голгофском Жертвеннике, совершить великое дело искупления всего человеческого рода.

Враги Христа – книжники, фарисеи, саддукеи и иродиане давно уже объявили Галилейскому Учителю открытую и решительную войну. Надо думать, что они всеми средствами старались добиться падения влияния Христа среди народа и, видимо, в какой-то степени в этом преуспели, так как Евангелие сохранило нам не одно горькое слово Христа, обращенное к жителям Галилеи.

«Горе тебе, Хоразин! – говорил Он. – Горе тебе, Вифсаида! ибо если бы в Тире и Сидоне явлены были силы, явленные в вас, то давно бы они, сидя во вретище и пепле, покаялись...». Не пощадил Господь и Капернаума – «Своего города», который, видя столько чудес, остался неблагодарным и не раскаялся. «И ты, Капернаум, до неба вознесшийся, до ада низвергнешься» (Лк. 10:13–15).

Но не Галилея была центром сил, враждебных Христу, а Иудея и, прежде всего, Иерусалим, ставший к этому времени классическим примером того, как зерно настоящего богопочитания (десять заповедей Моисея и учение пророков) может быть заглушено фантастическими иллюзиями, косным обрядоверием и тупой ограниченностью.

Именно в этот город решил направить Свои стопы Спаситель осенью двадцать девятого года. Он шел во тьму, чтобы вывести к свету погруженных в нее людей. Христос знал, что ждет Его в Иерусалиме, но Он хотел дать еще одну возможность духовным руководителям еврейского народа покаяться и признать в Нем обещанного им Мессию.

Иисус Христос в Иерусалиме на празднике Кущей. Ин. 7: 2–52

Приближался праздник Кущей (т. е. палаток, шалашей), который был установлен в память сорокалетнего странствования евреев по пустыне и приурочен к завершению сбора урожая. Это был октябрь месяц, еще совсем теплый в Палестине.

Толпы паломников потянулись по дорогам Галилеи на юг Палестины. В Иерусалиме их ожидало радостное веселие, жизнь под открытым небом в маленьких шалашах из ветвей. Тысячи таких шалашей и полотняных шатров раскидывались вокруг Иерусалима и его окрестностей. Шумное веселие длилось восемь дней. В храме проходили по этому случаю торжества и жертвоприношения, а в город съезжалось много иностранцев, что еще больше оживляло жизнь и торговлю Иерусалима.

Люди ждали, что в Иерусалим на праздник придет Галилейский Учитель, и много толков о Нем было в народе: одни говорили, что Он добр, а другие видели в Нем обольстителя народа. Ждали Христа и Его враги – фарисеи и книжники, чтобы схватить Его и предать смерти как нарушителя закона.

Христос с учениками тоже шел на праздник, но пришел Он в Иерусалим тайно и только к середине праздника, когда страсти народные и злоба фарисеев уже немного утихли.

В притворе храма, как обычно, было много народа. Разместившись на полу, кучками сидели богомольцы. Одни слушали поучение раввинов, другие участвовали в шумных спорах, третьи отдыхали. Повсюду можно было видеть левитов в длинных белых одеждах, важных книжников, законников и фарисеев.

Вдруг внимание народа привлек Галилейский Учитель, Который говорил и учил не так, как книжники. Он говорил о субботе, о нелепости мелочных предписаний, о том, что Он послан Богом, Которого Он называл Своим Отцом.

Слушатели были поражены силой слова этого Галилеянина, Который, по всей видимости, нигде не учился. Удивленному народу Господь ответил: «Мое учение – не Мое, но Пославшего Меня...».

В последний день праздника Кущей при стечении множества народа исполнялся торжественный обряд принесения в Храм воды из Силоамского источника. Священник приносил воду в золотом сосуде и при криках народа – подыми руки! – выливал воду в две серебряные трубы, укрепленные на жертвеннике всесожжения. Это напоминало верующим чудесное изведение воды из скалы Моисеем на горе Хорив в Рефидиме.

Когда священник выливал воду на жертвенник, Господь громко воскликнул: «Кто жаждет, иди ко Мне и пей. Кто верует в Меня, у того, как сказано в Писании, из чрева потекут реки воды живой». Здесь под «живой водой» Господь имел в виду Святого Духа, Которого примут Его последователи.

Слова Спасителя взволновали народ. «Это пророк», – говорили одни. «Он Мессия», – утверждали другие. «Разве Мессия из Галилеи придет?» – возражали им скептики. Этими разногласиями в народе воспользовались первосвященники. Они немедленно послали храмовых служителей задержать Галилейского Проповедника. Но стража вернулась обратно ни с чем: они не могли взять Христа, так как Его проповедь поразила их. «Никогда человек не говорил так, как Этот Человек» – оправдывались они перед членами Синедриона.

Злобные фарисеи в ужасе воскликнули: «Неужели и вы прельстились? Неужели вы, так близко стоящие к нам, могли поверить, что Галилеянин может быть Христом? Вы бы прежде подумали, уверовал ли в Него кто из начальников, или из фарисеев, людей сведущих в Писании, знающих, откуда придет Христос? Вы увлеклись верой народа, но этот народ невежда в законе, проклят он?» [].

Каково же было изумление раздраженных неудачей фарисеев, когда из их же среды раздался голос в защиту Иисуса Христа. Иудейский начальник Никодим сказал присутствующим: «Судит ли закон наш человека, если прежде не выслушают его и не узнают, что он делает?»

Члены Синедриона с злобной насмешкой ответили Никодиму: «И ты не из Галилеи ли? Ведь только невежественный галилеянин может поверить, что Мессия придет из Галилеи! А ты ученый фарисей! Рассмотри же повнимательней Писание и узнаешь, что из Галилеи не может быть даже пророка» [].

Никодим не стал с ними спорить, и все разошлись по домам.

Женщина, взятая в прелюбодеянии, перед судом Спасителя.

Праздник Кущей окончился. Исчезли шалаши и палатки. Иногородние богомольцы разошлись, и столица приняла обычный вид. Храм продолжал жить своей будничной жизнью. Но Христос не ушел из Иудеи. Он в течение двух месяцев, до праздника Обновления, оставался в Иерусалиме и его окрестностях. Днем Он учил в храме, а ночи проводил на Елеонской горе или в селении Вифании, где жил Его друг Лазарь со своими сестрами Марфой и Марией,

Враги Христа искали какой-нибудь повод, чтобы схватить Его и предать римским властям для суда и казни, но до сих пор сделать это им не удавалось.

Однажды Христос сидел во дворе храма и учил народ. Внезапно речь Его прервали книжники и фарисеи. Они привели к Нему женщину, застигнутую при совершении ею прелюбодеяния. Поставив грешницу перед Христом среди расступившегося народа, они сказали: «Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии. Вот свидетели тому. А Моисей в законе заповедовал нам побивать таких камнями. Ты что скажешь?» [].

Все это книжники и фарисеи проделали для того, чтобы искусить Христа и обвинить Его перед народом и властями.

Хитрость врагов заключалась в том, что постановление Моисея о прелюбодеянии хотя и существовало, но на деле уже несколько столетий не применялось. Если бы теперь Христос во всеуслышание отменил этот закон, то Его признали бы врагом Моисея, а если бы Он признал закон действительным, то потерял бы в глазах народа ореол Доброго Пастыря. К тому же Его можно было бы обвинить перед римскими властями в нарушении гражданских законов, так как римские законы не допускали смертной казни за прелюбодеяние.

Задав такой коварный вопрос, книжники и фарисеи нагло смотрели на Иисуса, ожидая, что Он скажет. Но Христос, наклонившись низко, писал пальцем на земле, не обращая на них внимания. Его молчание раздражало обвинителей, и они все ближе подходили к Нему, требуя ответа. Но Христос молчал и продолжал писать пальцем на песке. Наконец, Господь приподнял голову, посмотрел на обвинителей и сказал: «Кто из вас без греха, первый брось на нее камень». И опять, наклонившись к земле, продолжал писать.

Слова Господа произвели потрясающее впечатление на всех. Как стрела пробили они затвердевшую совесть книжников и фарисеев и заставили их вспомнить свои грехи. Они стояли в безмолвии с потупившимися взорами, и никто из них не поднял камня с земли. Блюстители закона, быть может, впервые почувствовали стыд и, обличаемые совестью, стали тихо, один за другим, расходиться. Когда все удалились, Господь посмотрел на несчастную грешницу и спросил ее: «Женщина! где твои обвинители? никто не осудил тебя?» Этот кроткий вопрос вывел грешницу из томительного состояния, и она ответила: «Никто, Господи».

Тогда Спаситель сказал ей: «Инне не осуждаю тебя; иди и впредь не греши».

В этом событии Христос преподал урок не только книжникам и фарисеям, но и всем людям. Прежде чем осуждать ближнего, надо заглянуть в свою грешную душу и вспомнить слова Господни: «Кто из вас без греха, первый брось... камень?» Вспомнив же эти слова, надо постараться прежде вынуть бревно из своего глаза (освободиться от своих грехов), и только тогда помочь брату вынуть сучок из его глаза. Да и сделать это надо без осуждения, без злорадства, а из любви к ближнему, из желания помочь ему впредь не грешить.

Покушение фарисеев побить камнями Иисуса Христа. Ин. 8: 12–59

После суда над женщиной, взятой в прелюбодеянии, Господь остался в храме и продолжал Свою проповедь. Поводом к этой проповеди было, вероятно, воспоминание на празднике Кущей древнего события, как чудесный огненный столп освещал в пустыне путь евреям и привел их в землю обетованную. То был свет, руководивший одним только еврейским народом и указывавший ему путь к лучшей, чем в Египте, земной жизни. Христос же пришел указать не одним евреям, а всему миру путь к блаженству вечной жизни в Царстве Небесном. Поэтому, обращаясь теперь к народу, находившемуся под впечатлением воспоминаний о свете, приведшем его в землю обетованную, Христос сказал: «Я свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни».

Как евреи, освещаемые на пути из Египта огненным столпом, даже и ночью не были во тьме, так и последователи Христа не только не будут блуждать во тьме неведения правды Божией, но сами станут светом, ведущим в жизнь вечную.

Пораженные необычными словами, иудеи спросили Христа: «Кто же Ты?»

«От начала Сущий, как и говорю вам, – услышали они ответ Христа. – ... Когда вознесете Сына Человеческого (т. е. распнете Его), тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю».

Слыша эти слова, некоторые из народа уверовали во Христа. Тогда сказал Иисус уверовавшим в Него иудеям: «Если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными». Но иудеи не поняли этих слов, которые показались им даже обидными. «Мы семя Авраамово, – возражали они, – и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?»

«Истинно, истинно говорю вам, ответил Иисус, – всякий, делающий грех, есть раб греха». Но здесь в разговор вмешались другие присутствующие, и послышались враждебные голоса: «Отец наш есть Авраам», – с гордостью повторяли они.

«Если бы вы были дети Авраама, – ответил им Иисус, – то дела Авраама делали бы. А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину... Авраам этого не делал. Вы делаете дела отца вашего».

Толпа пришла в негодование. «Мы не от любодеяния рождены; одного Отца имеем, Бога», – возмущались иудеи.

«Если бы Бог был Отец ваш, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел» – ответил им Иисус. «Почему вы не понимаете речи Моей! – спросил их Господь, и тут же пояснил. – Потому что не можете слышать слова Моего. Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего».

Это резкое обличение привело всех в ярость. Они закричали, что Он самарянин и в Нем бес.

«Истинно, истинно говорю вам, – воскликнул Христос, – кто соблюдет слово Мое, тот не увидит смерти вовек».

Эти слова еще больше раздражили иудеев. «Чем Ты Себя делаешь? – кричала толпа. – Неужели Ты больше отца нашего Авраама, который умер? и пророки умерли».

«Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой; и увидел и возрадовался», – сказал Христос. «Тебе нет еще пятидесяти лет, – и Ты видел Авраама?» – с насмешкой спросили раздраженные иудеи.

«Истинно, истинно говорю вам: прежде нежели был Авраам, Я есмь».

Возбуждение и ярость толпы перешли всякие границы. Вооружившись камнями, иудеи устремились на Иисуса, чтобы побить Его... Но Христос вышел из храма невредимым, так как еще не пришел Его час.

После этого Господь, хотя и посещал храм, но избегал ходить явно, держась вдали от толпы. Враги Христа внешне притихли, но не оставили своих мстительных и кровавых замыслов против Него. Но вот по Иерусалиму разнеслась весть о новом неслыханном чуде. Из уст в уста передавали, что Галилейский Пророк даровал зрение слепорожденному.

Исцеление слепорожденного. Ин. 9:1–41

Приближался праздник Обновления. Христос с учениками в это время находился в Иерусалиме. Однажды, выйдя из храма, ученики увидели нищего, который от рождения был слепым. Обращаясь к Христу, они спросили Его: «Равви! Кто согрешил, он или родители его, что родился слепым?» Иисус Христос ответил: «Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божий».

Затем Христос подошел к нищему, плюнул на землю, сделал брение (грязь) из плюновения и помазал брением его слепые глаза. После этого Он сказал слепорожденному: «Пойди, умойся в купальне Силоам...».

Разумеется, Господь одним словом мог бы исцелить слепого. И если Он этого не сделал, а помазал его глаза грязью, то только для того, чтобы возбудить в нем веру в Спасителя. Слепорожденный с верой пошел к источнику, промыл глаза и прозрел. Необыкновенная радость охватила душу нищего, когда он исцеленными глазами увидел Божий мир. Радости его не было предела. Он охотно рассказывал всем о том, как человек по имени Иисус даровал ему зрение. Многие люди радовались и воздавали хвалу Богу вместе с исцеленным, но некоторые иудеи увидели в этом нарушение дня покоя, так как была суббота. Они повели исцеленного на допрос к фарисеям.

Представ перед законниками, бывший слепорожденный подробно рассказал им о том, как был исцелен Иисусом, и при этом исповедал свою веру во Христа, как пророка. «Это пророк», – сказал он фарисеям.

Тогда между фарисеями разгорелся спор. Одни из них утверждали, что Чудотворец – грешник, так как не хранит субботы; другие же возражали, сомневаясь, чтобы грешник мог совершать чудеса, хотя бы и в субботу! В конце концов фарисеи заподозрили обман в самом факте чуда и вызвали на допрос родителей слепорожденного. «Это ли сын ваш... что родился слепым? как же он теперь видит?» – спросили блюстители закона у родителей исцеленного.

«Мы знаем, что это сын наш и что он родился слепым, а как теперь видит, не знаем... Сам в совершенных летах; самого спросите». Так отвечали фарисеям родители слепорожденного, потому что боялись, как бы их не отлучили от синагоги. Тогда законники вторично призвали исцеленного и сказали, чтобы он за свое исцеление благодарил Бога, а не Иисуса Галилеянина, так как Он грешник.

«Грешник ли Он, не знаю, – ответил им слепорожденный, – одно знаю, что я был слеп, а теперь вижу». «Что сделал Он с тобою? как отверз твои очи?» – продолжали допытываться фарисеи. «Я уже сказал вам, и вы не слушали; что еще хотите слышать? или вы хотите сделаться Его учениками?» – ответил им исцеленный. «Ты ученик Его, а мы Моисеевы ученики, – закричали раздосадованные блюстители закона. – Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он».

«Это и удивительно, что вы не знаете, откуда Он, – ответил им бывший слепец, – а Он отверз мне очи. Но мы знаем, что грешников Бог не слушает; но кто чтит Бога и творит волю Его, того слушает... Если бы Он не был от Бога, не мог бы творить ничего».

Эти простые и разумные слова, против которых ничего нельзя было сказать, окончательно разгневали фарисеев. Они выгнали его вон со словами: «Во грехах ты весь родился, и ты ли нас учишь?» Это, вероятно, означало отлучение его от синагоги.

Узнав о случившемся, Христос нашел Своего нового исповедника и спросил его: «Ты веруешь ли в Сына Божия?» «А кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него?» – ответил исцеленный. Тогда Христос сказал ему: «И видел ты Его, и Он говорит с тобою».

«Верую, Господи!» – с радостью воскликнул духовно прозревший и поклонился Спасителю.

После исповедания веры слепорожденного Христос сказал народу: «На суд пришел Я в мир сей, чтобы невидящие видели, а видящие стали слепы».

Да, фарисеи действительно оказались слепыми, так как, имея от природы зрение и ум, они окаменили сердце свое и ослепили очи свои, и в гордыне своей уже не видели всей действительности и всего величия событий, которые совершались в эти годы и дни на глазах всего Израиля.

Притча о добром пастыре. Ин. 10:1–21

Книжники и фарисеи считали себя непогрешимыми руководителями еврейского народа и строгими исполнителями данного Богом закона. Но так они думали в своей духовной слепоте, а на самом деле они уже давно и очень далеко ушли от идеала истинного Пастыря. Думая только о своем личном земном благополучии, они и сами не стремились к спасению и народу преграждали путь в Царство Небесное. Это были наемники, а не истинные пастыри.

В противовес книжникам и фарисеям Господь в притче о Добром Пастыре показывает, каким должен быть Истинный Пастырь и кто им является. Для наглядности Он сравнивает народ со стадом овец, а руководителей народа – с пастырями этого стада.

В восточных странах, чтобы сохранить овец от волков и воров, на ночь пастухи загоняли их в пещеры или специально устроенные дворы. Нередко в один двор загоняли стада, принадлежащие разным хозяевам. Утром сторожа открывали двери, пастухи входили во двор, отделяли свои стада от чужих, называя своих овец по имени, и выходили с ними на пастбища. Овцы узнавали своих пастухов по голосу и виду, слушались их и шли за ними.

Воры же и разбойники, чтобы похитить овец, пробирались во двор не дверью, а перелезали через забор. Все это было известно не только простому народу, но и фарисеям. И вот, беря такой общеизвестный пример из пастушеской жизни, Христос сказал фарисеям: «Кто не дверью входит во двор овчий, но перелазит инуде, тот вор и разбойник; а входящий дверью есть пастырь овцам. Ему придверник отворяет, и овцы слушаются голоса его, и он зовет своих овец по имени и выводит их. И когда выведет своих овец, идет перед ними; а овцы за ним идут, потому что знают голос его. За чужим же не идут, но бегут от него, потому что не знают чужого голоса».

Хотя содержание притчи было доступно слушателям Христа, но, тем не менее, символический смысл рассказа не был им понятен. Тогда Господь объяснил им: «Я есмь дверь: кто войдет Мною, тот спасется, и войдет, и выйдет, и пажить найдет».

Этими словами Господь открыто объявил иудеям, что Он, как Мессия, есть истинная «дверь» в Царство Небесное, единственный вход в него», рядом» с которым другого не существует. Никто никогда в истории человечества, кроме Христа, не указал истинного пути спасения и не открыл двери, ведущей в Царство Небесное.

Все, сколько их ни приходило до Христа и после Христа», суть воры и разбойники; но овцы не послушали их». Конечно, здесь имеются в виду не ветхозаветные пророки и святые отцы, говорившие о Мессии духом и именем Божиим, но лжепророки и лжеучители, выдавайте себя за Мессию, – самозванцы, которых имелось в истории уже много, появляются они и сейчас и будут еще появляться в мире. Но эти самозванцы, как бы они ни были гениальны, как бы красиво ни говорили о жизни, какие бы блага ни сулили своим последователям, – не могут дать им истинной жизни», жизни с избытком», т. е. жизни, переливающейся за края временности, переходящей в вечность. Такую жизнь может дать только Тот, Кто Сам есть Жизнь, Кто одновременно есть и «Дверь» в жизнь вечную и истинный Пастырь пасомых.

Как верный пастырь овец не щадит своего покоя и жизни, чтобы сохранить свое стадо, так и Пастыреначальник Христос отдает жизнь Свою за «словесное стадо». «Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец, – сказал Христос. – А наемник, не пастырь, которому овцы не свои, видит приходящего волка, и оставляет овец, и бежит; и волк расхищает овец и разгоняет их».

Эти слова об истинном пастырстве относились к современным Иисусу Христу духовным вождям еврейского народа, книжникам и фарисеям, но они в такой же мере относятся и ко всем тем пастырям Христовой Церкви, которые за деньги и другие житейские выгоды пасут словесное стадо; они тоже суть «наемники», так как без подвига самоотречения и без готовности для служения стаду Христову идти на все опасности, вплоть до смерти, невозможно быть истинным пастырем Церкви.

«Я есмь пастырь добрый, – говорил Господь фарисеям, – и знаю Моих, и Мои знают Меня. Как Отец знает Меня, так и Я знаю Отца, и жизнь Мою полагаю за овец». В этих словах Христа заключается уже не только объяснение символов рассказанной притчи, но и открытое свидетельство о неразрывном единстве Доброго Пастыря с Богом Отцом и с овцами Своего стада и о грядущей Жертве за спасение всех людей.

Книжники и фарисеи должны были понять символику и прямое свидетельство Христа о Пастыре и овцах дома Израилева. Эта символика известна была им из книг ветхозаветных пророчеств. Но, увы, духовные очи этих вождей были закрыты и они не разумели Писания. В частности, они могли бы вспомнить пророчество Иезекииля: «Сын человеческий! изреки пророчество на пастырей Израилевых... и скажи им, пастырям: так говорит Господь Бог: горе пастырям Израилевым, которые пасли себя самих! не стадо ли должны пасти пастыри?, вот, Я – на пастырей, и взыщу овец Моих от руки их, и не дам им более пасти овец... Я Сам отыщу овец Моих и осмотрю их... Буду пасти их на хорошей пажити, и загон их будет на высоких горах Израилевых...». (Иез. 34:1–14).

Но сердце Христа, как Доброго Пастыря, пылает любовью не только к избранному стаду Божию, к народу израильскому, оно обнимает своей любовью и все другие народы, которые также должны принять участие в общем спасении. Поэтому Христос говорит: «Есть у Меня и другие овцы, которые не сего двора, и тех надлежит Мне привести: и они услышат голос Мой, и будет одно стадо и один Пастырь».

Израиль был призван Богом первым, но не единственным, и вне его бродило еще более многочисленное стадо, жаждущее услышать любящий голос Доброго Пастыря, – это был языческий мир. По зову Доброго Пастыря все народы соберутся в единую Церковь Христову», и будет одно стадо и один Пастырь».

Но это великое дело может совершиться только смертью и воскресением Доброго Пастыря. И Христос не страшится смерти, Он добровольно отдает жизнь Свою за овец.

Христос на празднике Обновления. Ин. 10:22–42

Настал праздник Обновления, и к Иерусалимскому храму снова стал стекаться народ. Хотя этот праздник не был так популярен, как праздник Кущей, и меньше привлекал иностранных паломников, тем не менее иудеи любили его. Он напоминал им одну из славных страниц национальной истории, когда Иудея была освобождена от власти сирийского царя Антиоха Епифана и храм очищен от осквернении. Это произошло в 165 году до Рождества Христова.

Событие обновления храма праздновалось евреями в декабре. Зимнее время еще только начиналось, но уже было довольно холодно, и поэтому народ собирался в утепленных пристройках храма. В это время Христос с учениками находился в Соломоновом притворе и учил собравшийся здесь народ. В толпе народа были и фарисеи.

Исцеление Христом слепорожденного и рассказанная Им притча о Добром Пастыре сильно подействовали на иерусалимских фарисеев, и они решили выяснить, кто же Он в самом деле этот Галилеянин, Который совершает чудеса и учит с такой божественной мудростью, что с Ним не могли равняться и величайшие учители раввинских школ. Простой народ называет Его пророком и даже Мессией; но странно, что Он Сам не провозглашает Себя Мессией и вовсе не думает выступать в качестве того грозного царя – завоевателя, которого так давно ожидали евреи.

И вот фарисеи решили выяснить этот вопрос сейчас – на празднике Обновления. Они обступили Христа и спросили: «Долго ли Тебе держать нас в недоумении? если Ты Христос, скажи нам прямо».

Господь понимал, какого Мессию хотят видеть в Нем духовные руководители еврейского народа. Но Он царь не от мира сего. Он духовный Мессия. Поэтому Христос на вопрос фарисеев ответил: «Я сказал вам, и не верите; дела, которые творю Я во имя Отца Моего, они свидетельствуют о Мне. Но вы не верите, ибо вы не из овец Моих, как Я сказал вам. Овцы Мои слушаются голоса Моего, и Я знаю их; и они идут за Мною. И Я даю им жизнь вечную, и не погибнут вовек; и никто не похитит их из руки Моей... Я и Отец – одно».

Последние слова привели иудеев в ярость. Они взяли в руки камни и угрожающе стали приступать ко Христу. Но Он спросил врагов Своих: «Много добрых дел показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?»

«Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом», – ответили раздраженные иудеи.

Иисус же сказал им: «Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий? Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте Мне; а если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне, и Я в Нем».

Но этот ответ Христа не дошел до сердец иудеев и вызвал лишь новый взрыв негодования и злобы. Они хотели побить Его камнями, но Он уклонился от них и ушел из храма. После праздника Обновления Христос покинул Иерусалим и с учениками пошел за Иордан.

Общественное служение Иисуса Христа в Заиорданье.

Спаситель не мог больше оставаться в Иудее, где у Него было много врагов: законников, фарисеев и саддукеев, которые препятствовали Ему проповедовать слово Божие и искали повода, чтобы убить Его. Но и в Галилею теперь Ему был закрыт путь, ибо Ирод Антипа, по свидетельству евангелиста Луки (Лк. 13:31), хотел взять Христа под стражу, чтобы затем предать Его смерти. Во всей родной для Него Палестине оставалась только одна область, где Он мог еще свободно проповедовать – это была Перея, область Заиорданская. Сюда и направляется Христос с учениками после праздника Обновления.

До праздника Пасхи оставалось всего несколько месяцев, и Христос с учениками хотел еще раз отдохнуть душой накануне предстоящих Ему крестных страданий. Они пришли на то самое место, где недавно крестил народ Его Предтеча – Иоанн. Все здесь напоминало о горькой участи великого отшельника, жившего в тростниках на берегу Иордана и призывавшего человеческие сердца к покаянию.

В этих прозрачных иорданских струях и Сам Господь принял крещение от Иоанна, которое было Его мессианским помазанием. Здесь Он начал Свою проповедь о покаянии и о наступлении Царства Божия. И теперь, накануне рокового часа, Он пришел сюда, к колыбели Своего служения.

Но не долго Ему пришлось отдыхать в уединении. К реке стал приходить народ. Тут были и ученики Крестителя, и иудеи, поверившие в Господа, и галилейские паломники. И всех их надо было учить Истинному пути, призывать к покаянию и исцелять от болезней. В Заиорданье Господь чаще всего поучал простой народ притчами, поэтому многие известные нам евангелистские притчи относятся к этому времени Его общественного служения.

Поучения в притчах о любви Бога к человеку и людей друг ко другу

Царство Божие есть царство Любви, ибо «Бог есть Любовь, и пребывающий в любви пребывает в Боге, и Бог в нем» (1Ин. 4: 16). Бог Отец зовет человека к Себе. «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную» (Ин. 3:16).

И хотя человек согрешил перед Богом, но любовь Божия к нему не оскудела. Нужно только покаяться грешнику в своих преступлениях, и тогда он испытает на себе любовь Божию и войдет в Царство Небесное. Тогда небо приклонится к земле, а душа человеческая возвысится до неба.

Притча о пропавшей овце Лк. 15:1–7

Как бы ни был грешен человек, как бы далеко он ни отошел от Бога, он не должен отчаиваться, так как любящий Господь ищет именно грешную душу, зовет ее к Себе, стучит в ее сердце. Это. хорошо чувствовали мытари и грешники, приходившие слушать проповеди Христа.

Господь всегда шел навстречу всем сознающим свою греховность и желающим изменить свой образ жизни. Если надо было для спасения грешника идти к нему в дом, Он шел; если надо было возлечь с ним за трапезу, Он не пренебрегал и ел с ним. И когда фарисеи возроптали на Него, говоря: «Он принимает грешников и ест с ними», – Христос сказал им следующую притчу: «Кто из вас, имея сто овец и потеряв одну из них, не оставит девяноста девяти в пустыне и не пойдет за пропавшею, пока не найдет ее? А найдя, возьмет ее на плечи свои с радостью и, придя домой, созовет друзей и соседей и скажет им: «порадуйтесь со мною: я нашел мою пропавшую овцу».

«Найти пропавшую овцу» – значит вызвать в душе грешника спасительное чувство покаяния и готовность в корне изменить свой образ жизни.

Такой же смысл имеет и притча о драхме.

Притча о потерянной драхме Лк. 15:8–10

Человек бесценен в очах Божиих, и Бог ищет обращения грешника в продолжении всей его жизни.

«Какая женщина, – сказал Христос фарисеям, – имея десять драхм, если потеряет одну драхму, не зажжет свечи и на станет мести комнату и искать тщательно, пока не найдет, а найдя, созовет подруг и соседок и скажет: «порадуйтесь со мною: я нашла потерянную драхму».

В этой притче под мелкой монетой – «драхмой» надо понимать душу человека. И как бы эта душа ни казалась в глазах людей ничтожно малой, – перед Богом, Владыкой неба и земли, она имеет великую цену. И пусть знает всякий грешный, потерявшийся человек, что не забыт он у Бога. Бог ищет грешника, лишь бы грешник через глубокое чувство покаяния сам нашелся в Боге и зажег в себе огонь ответной любви к Творцу. И тогда, как сказал Христос в притче о заблудшей овце», на небесах более радости будет об одном грешнике кающемся, нежели о девяноста девяти праведниках, не имеющих нужды в покаянии».

Притча о блудном сыне. Лк. 15:11–32

Как уже было сказано выше, первым шагом для восхождения в Царство Божие – Царство Любви – является покаяние, признание своих грехов и действительное желание начать новую жизнь. И чтобы понятнее было, как безгранична любовь Божия к людям и какую радость дает человеку искреннее покаяние, Господь рассказал народу глубокую по смыслу притчу о блудном сыне.

«У одного человека, – сказал Господь, – было два сына. Младшему надоело быть под опекой отца, ему захотелось пожить веселой, разгульной жизнью подальше от родительского дома. С этой целью он взял часть родительского имения, которую отец ему выделил, и ушел в далекую страну. Здесь он стал жить со «своими друзьями» вольготно и весело. Но живя распутно, он быстро растратил все свое достояние и превратился в нищего. К тому же мнимые друзья покинули его, и он остался совсем одиноким. Наступившая нужда, а затем голод заставили его наняться пасти свиней у одного из жителей той страны. Голод настолько мучил его, что он рад был наполнить свой желудок пищей для свиней, но никто не позволял ему это делать.

Во время своей беспутной жизни блудный сын ни разу не подумал об отце, и только теперь, когда дошел до отчаянного положения, вспомнил о нем и с чувством глубокого покаяния сказал: «Сколько наемников у отца моего избыточествуют хлебом, а я умираю от голода. Встану, пойду к отцу моему и скажу ему: «Отче! я согрешил против неба и перед тобою и уже недостоин называться сыном твоим; прими меня в число наемников твоих».

И вот он, голодный, оборванный и усталый, встал и пошел с покаянным сердцем к своему отцу. Чем ближе подходил он к отчему дому, тем всё сильнее совесть обличала его: «Что же скажут мне мои отец и брат?»

Но любящее отцовское сердце уже почувствовало приближающегося к нему блудного сына. И когда он был еще далеко, увидел его отец, побежал к нему навстречу, обнял его, нищего и убогого, и целовал его. Отец все простил раскаявшемуся сыну, а своим слугам сказал: «Принесите лучшую одежду и оденьте его, и дайте перстень на руку его и обувь на ноги, и приведите откормленного теленка и заколите: станем есть и веселиться, ибо этот сын мой был мертв и ожил, пропадал и нашелся». И в доме отца началось веселие... Но среди веселящихся не было только старшего сына. Он в это время работал на поле.

Узнав, что вернулся его блудный брат и что отец устроил пир по этому случаю, он рассердился и не захотел даже войти в дом, чтобы поприветствовать своего брата. А когда отец вышел позвать его, то он с обидой и упреком сказал: «Я столько лет служу тебе и никогда не преступал приказания твоего, но ты никогда не дал мне и козленка, чтобы мне повеселиться с друзьями моими; а когда этот сын твой, расточивший имение свое с блудницами, пришел, ты заколол для него откормленного теленка».

Но отец на эту обиду кротко сказал ему: «Сын мой! ты всегда со мной, и все мое твое, а о том надобно было радоваться и веселиться, что брат твой сей был мертв и ожил, пропадал и нашелся» [].

Эта притча Христова говорит о безграничной любви Бога к людям. Здесь под отцом разумеется Бог, а два его сына – это люди, т. е. все грешное человечество. «Младший сын» согрешил тем, что не пожелал служить отцу, покинул дом и, унеся с собой все свое имущество, решил жить «по своей воле», т. е. эгоистической «независимой» жизнью. Но вскоре, промотав все добро, полученное в родительском доме, он стал нищим и одиноким. Подобно «младшему сыну», и многие люди, получив от Небесного Отца бесценные духовные сокровища, не хотят жить по Его заповедям. Они отворачиваются от Бога, уходят от Него, на «страну далече» и там живут по «своим прихотям, утопая в страстях и пороках. Но, порвав связь с Небом, душа человеческая постепенно духовно пустеет, личность разлагается, и человек превращается в животное, т. е. продолжает жить только своими животными инстинктами.

С другой стороны», старший сын», хотя все время жил и работал в доме отца, но духовно все же был далек от него. Не любя и не жалея брата, он, по-видимому, оторвался и от единства с отцом. Он роптал на отца и осуждал его за любовь и милосердие, оказанное им возвратившемуся блудному сыну. Он даже не захотел назвать своего младшего брата братом и не вошел в дом, чтобы встретиться с ним и порадоваться его спасению.

Разумеется, в образе «старшего сына» Христос показал книжников и фарисеев, но и не только их... Здесь показаны те люди, которые всю свою жизнь хотя внешне и исполняют заповеди Божий, но в сердце своем остаются эгоистами и не имеют любви к ближним своим.

И все же, несмотря на греховность своих сыновей, отец звал их обоих и раскрывал им свои объятия.

Когда младший сын с покаянным сердцем пришел к Отцу, он простил ему, с радостью принял его в дом и вернул сыновнее достоинство.

К старшему сыну отец тоже вышел навстречу и нежно просил его разделить с ним семейную радость. Неизвестно, дошел ли до сердца старшего сына зов отца, явился ли он в дом на пир радости и любви. Но младший был уже в доме и разделял с отцом и друзьями радость примирения.

Так исполнились слова Христа, сказанные фарисеям в притче о двух сыновьях: «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы вперед вас идут в Царствие Божие...». (Мф. 21:31).

Притча о милосердном Самарянине. Лк. 10:25–37

Во время проповеди в Галилее один законник, желая искусить Господа, спросил у Него: «Учитель! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?»

Христос посмотрел на лукавого законника и в свою очередь спросил его, как об этом говорит Священное Писание. На вопрос Христа законник дословно повторил заповедь, содержащуюся во «Второзаконии» (6:5) и в книге «Левит» (19: 18), о любви к Богу и ближним. Тогда Христос сказал ему: «Правильно ты отвечал; так поступай (как сказано в Законе. – Авт.), и будешь жить».

Законник был смущен. Ему стало неловко, что он «искушал», т. е. неискренно спрашивал Христа о том, что и сам прекрасно знал. Тогда, желая оправдать себя, он спросил Иисуса: «А кто мой ближний?»

На этот вопрос Господь ответил законнику рассказом притчи о милосердном самарянине.

«Некоторый человек, – сказал Он, – шел по дороге из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили и ушли, оставив его едва живым. Мимо умирающего прошел священник, а потом левит, но ни тот и ни другой, служители Божий, не оказали несчастному помощи. Но вот на дороге появился еще один путник. Это был самарянин, чужестранец и враг иудеев. Увидев израненного еврея, добрый самарянин сжалился над ним, омыл и перевязал его раны, посадил на своего осла и привез в ближайшее селение; там он поместил его в гостиницу и вообще хорошо о нем позаботился. А на другой день, отправляясь в путь, он оставил больного на попечение хозяину гостиницы, которому дал денег и сказал: «Позаботься о больном; и если издержишь что больше, я, когда возвращусь, отдам тебе» [].

Таким образом, помощь, оказанная самарянином, была внимательна, любовна и серьезна, без ожидания какой-либо награды или выгоды. Одним словом, это было действие «милующего сердца». Закончив притчу, Господь спросил блюстителя закона: «Кто из этих троих, думаешь ты, был ближний попавшемуся разбойникам?» Законник ответил: «Оказавший ему милость».

Тогда Иисус сказал ему: «Иди, и ты поступай так же». Из этих заключительных слов Христа совершенно ясно, что ближний нам – это всякий нуждающийся в нашей помощи человек.

Итак, если в Ветхом Завете для еврея был ближним только еврей, то Христос упраздняет все национальные, расовые, религиозные и политические границы. Во Христе все люди братья, а потому и все ближние, так как все люди – дети Одного Отца Небесного.

Проявленное милосердие к любому человеку открывает дверь к братопознанию, а это ведет к Богопознанию. Сострадание и милосердие есть колыбель Божественной любви в сердце человека. Чем ближе сердце человека к брату, тем оно становится ближе к Богу. И наоборот. Эту истину замечательно выразил святой подвижник Авва Дорофей в своем символическом круге.

Не любя своего ближнего, нельзя любить Бога и невозможно войти в Царство Отца Небесного. Поэтому, кто прошел мимо страдающего человека, не оказав ему никакой помощи, тот потерял путь в Царство Небесное.

Притча о мытаре и фарисее. Лк. 18:9–14

Эту притчу Господь произнес в обличение фарисеев, большинство из которых были самоуверенны и считали себя праведниками.

Но самоуверенность – ложный путь, он не приводит в Царство Божие. Самоуверенный человек не склонен признавать своих ошибок. Чувство раскаяния ему чуждо, тогда как без этого чувства, т. е. без покаяния в своих грехах, он никогда не сможет найти путь к своему спасению. Покаяние перерождает человека. Оно делает его счастливым и дает радость. Но покаянию предшествует смирение. Без преодоления в себе самолюбия и гордости радость покаяния не приходит. Если человек и признает себя виновным, но будет оправдывать себя, а обвинять других и не смирится перед Богом, –то покаяние его не будет глубоким, а праведность остается только формальной, показной», фарисейской».

«Два человека вошли в храм помолиться, – сказал Христос, – один фарисей, а другой мытарь. Фарисей стал впереди, чтобы все видели его молящимся. Считая себя праведником, он не просил у Бога милости, а лишь благодарил Его: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь: пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю».

Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: «Боже! будь милостив ко мне грешнику?»

Фарисей возвысил себя и унизил мытаря, а Господь оправдал молитву грешного мытаря и осудил мнимую праведность фарисея. Без всякой радости в сердце пошел фарисей в дом прежним надутым ханжой, а в смиренной, кающейся душе мытаря шевельнулось живое чувство сожаления о своих грехах и надежда на милосердие Божие!

«Сказываю вам, – заключил эту притчу Господь, – что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот».

Притча о судье неправедном. Лк. 18:1–8

Эта притча говорит о необходимости постоянного молитвенного предстояния человека перед Богом. Как бы ни было человеку иногда тяжело в жизни и как бы ни казалось ему его житейское горе невыносимым, он должен не впадать в уныние, но непрестанно молиться Богу с глубокой верой, что защита придет вскоре.

«В одном городе, – сказал Христос, – был судья, который Бога не боялся и людей не стыдился. В этом же городе жила бедная вдова, которая постоянно ходила к этому судье с просьбой защитить ее от несправедливых требований соперника. Все ее просьбы были безуспешны, но тем не менее она продолжала просить судью о помощи. Наконец судье надоели эти частые посещения и просьбы вдовы и он решил помочь ей. Он так сказал сам себе: «Хотя я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, как эта вдова не дает мне покоя, защищу ее, чтобы она не приходила больше докучать меня».

Окончив притчу, Господь сказал народу: «Слышите, что говорит судья неправедный? Если он, будучи неправедным, все-таки помог несчастной вдове, которая неотступно просила у него защиты, то Бог ли – Судья Праведный, не защитит избранных Своих, вопиющих к нему день и ночь, хотя и медлит защитить их? сказываю вам, что подаст им защиту вскоре» [].

Неправедный судья защитил вдову, чтобы избавиться от ее назойливости, чтобы она никогда не являлась ему на глаза, а Милосердный Господь защищает человека так, чтобы человек навсегда остался с Богом. Постоянство и настойчивость молитвы укрепляет связь человека с Богом Отцом. Чем чаще и настойчивее молитва, тем вернее придет спасение.

Однако среди людей постоянство молитвы и глубокой веры в Бога является большой редкостью. Вот почему в заключение притчи Христос сказал: «Но Сын Человеческий, придя, найдет ли веру на земле?»

Этот вопрос Господа нашего Иисуса Христа и по сей день настораживающе стоит перед сознанием каждого христианина.

Беседа Христа с богатым юношей о богатстве. Мф. 19: 16–30; Мк. 10:17–31; Лк. 18:18–30

В Заиорданье ко Христу однажды подошел богатый юноша. Это был искренний и добрый человек. Несмотря на свою молодость, он уже занимал какое-то служебное положение: был «одним из начальников».

Учение Христа о Царстве Божием привлекало любознательного юношу, и он надеялся найти в нем разрешение мучительных вопросов жизни. И вот, увидев Христа, он упал перед Ним на колени и воскликнул: «Учитель благий! что мне делать, чтобы наследовать жизнь вечную?»

Иисус сказал ему: «Что ты называешь Меня благим? Никто не благ, как только один Бог. Если же хочешь войти в жизнь вечную, соблюди заповеди... не убивай; не прелюбодействуй; не кради; не лжесвидетельствуй; почитай отца и мать; и люби ближнего твоего, как самого себя».

«Учитель, – сказал молодой человек, – все это сохранил я от юности моей; чего еще недостает мне?»

Тогда Иисус с любовью посмотрел на богатого юношу и ответил ему: «Одного тебе не достает: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах; и приходи и следуй за Мною, взяв крест».

Слова Христа поразили и смутили юношу. Как, неужели необходимо бросить свой дом, привычный образ жизни, любимые вещи? Неужели нужно все это продать, раздать и самому стать нищим? И для чего все это? Для того только, чтобы следовать повсюду за Учителем и видеть Его Лицо? А разве нельзя соединить то и другое и, не меняя своего образа жизни, стать Его учеником? И что значит «взять крест?» Вероятно, это какие-нибудь новые обязанности и страдания. Как жаль, что такой дорогой ценой приобретается совершенство.

В душе богатого юноши происходила борьба: хотелось обеспечить себе блаженство вечной жизни и в то же время поклоняться своему любимому кумиру – богатству. Но поклонение Богу с поклонением кумиру несовместимы – нужно было выбирать одно из двух, и опечаленный юноша ушел от Господа к своему богатству.

А Христос, тоже печально посмотрев вслед уходящему юноше, сказал окружающим Его ученикам: «Как трудно имеющим богатство войти в Царства Божие... Удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие».

Это значит, что деньги, вещи и все материальные богатства являются такой страшной силой, которая настолько привязывает человека к земле, что отвлекает его внимание от Царства Божия. В его душе уже не Бог, а идол любостяжания.

Не всегда и не всякому Бог посылает призыв отказаться от семьи и состояния, но каждый последователь Христа должен быть всегда готов в случае зова Божия отказаться от материального и временного ради духовного и вечного. Доверие и любовь к Богу должны быть выше всего!.. Богатый юноша этого сделать не смог.

Таким образом, слова Христа: «продай имение твое и раздай нищим», – не могут считаться заповедью безусловно обязательной для всех. Они были сказаны юноше, которому богатство мешало войти в Царство Небесное. Если же человек смотрит на материальные ценности как на средство приобретения Царства Небесного, то он на верном пути, хотя и находится рядом с земными благами. Можно иметь миллионы и быть истинным христианином, употребляя эти миллионы на благо людей и ограничивая свои потребности самым необходимым для жизни. Но можно не иметь ни копейки денег и в своем убожестве сделаться жестоким, завистливым, не милосердным даже к тем, кто находится в материальной нужде. Так что не спасает человека бедность, но и не губит его богатство как таковое. Все зависит от того, как человек относится к тому и другому. И все же трудно быть богатому и спастись!

Притча о богаче и Лазаре. Лк. 16:19–31

В этой притче Господь ясно показал, что если богатый человек живет эгоистической жизнью, тратит состояние только в свое удовольствие, не замечая рядом с собой нуждающихся, то такой человек не заслуживает вечной жизни с Богом любви и милосердия, он уйдет в область бесконечной тьмы и вечных страданий. И только тот человек, который в земной жизни идет узким и скорбным путем – путем исполнения заповедей Божиих, войдет в Царство вечного Света и вечной радости.

«Один человек, – сказал Христос, – был богат. Он проводил жизнь весело, одевался в порфиру и виссон и ежедневно устраивал в своем доме роскошные и шумные пиры, не замечая, что у его ворот лежал нищий Лазарь, покрытый ранами и струпьями. Больной и всегда голодный Лазарь желал напитаться хотя бы теми остатками от стола богача, какие на его глазах бросали собакам, но, по-видимому, и это было недоступно ему. Никто из дома богача не сжалился над ним, никто не перевязал ему раны, – только бродячие собаки приходили к нему лизать его струпья. Свой жизненный крест до самой своей смерти Лазарь нес молчаливо, терпеливо и смиренно. А когда он умер, Ангелы Божий отнесли его душу на лоно Авраамово.

Но вот умер и богатый, и похоронили его торжественно, с пышными почестями, соответствующими его богатству. Но в загробной жизни положение его души стало печальным, она была низвергнута в ад, так как на лоне Авраамовом для нее не оказалось места. Мучаясь в аду и не находя себе покоя, богач вдруг увидел вдали Авраама и Лазаря в райских обителях. Окрыленный надеждой, он взмолился к Патриарху о помощи: «Отче Аврааме! умилосердися надо мной и пошли Лазаря, чтобы смочил конец перста своего в воде и прохладил язык мой, ибо я мучаюсь в пламени сем».

«Чадо, – ответил ему Авраам, – вспомни свою жизнь! Все, что ты считал высшим благом, что жаждала и к чему стремилась твоя душа, ты получил с избытком. Как богач, ты в роскоши и неге проводил все дни свои; ты думал только о себе и был глух к воплям страдальца, мимо которого проходил каждый день и ни разу не подал ему куска хлеба. А он с кротостью и смирением переносил все свои муки и не роптал, не жаловался, что незаслуженно страдает. Поэтому Лазарь, пройдя в нищете земное поприще и сохранив в чистоте свое сердце и душу, здесь утешается, а ты, взявший от жизни все для себя и не сделавший ничего доброго для других, страдаешь теперь, и страдаешь вполне заслуженно. К тому же, никто из нас не может ни избавить тебя от мучений, ни даже облегчить их, так как между вами и нами пропасть великая, так что желающие перейти отсюда к вам не могут, также и оттуда к нам не переходят».

Осознав теперь все безумие прожитой жизни своей, богач просит Авраама: «Так прошу тебя, отче, пошли Лазаря в дом отца моего, ибо у меня пять братьев; пусть он засвидетельствует им, чтобы и они не пришли в это место мучения».

«У них есть Моисей и пророки, – ответил ему Авраам, – пусть слушают их; эти праведники возвестили людям волю Божию, и кто исполнит ее, тот спасется».

«Нет, отче Аврааме! – возопил богач, – глухи мои братья к голосу Моисея и пророков, не слушают их, как и я не слушал; но если бы их поразило какое-нибудь великое чудо, если бы кто из мертвых воскрес, то покаялись бы».

Тогда Авраам сказал ему: «Если Моисея и пророков не слушают, то если бы кто и из мертвых воскрес, не поверят» [].

Так скептики всех времен часто говорят: «Если бы кто пришел с того света и тем доказал существование его, то мы поверили бы в бессмертие души и вечную жизнь за гробом». Им, как и фарисеям, нужно знамение с неба. Но знамение не дастся им, так как Бог желает от человека добровольного следования за Ним, а не рабского повиновения, вызванного грозным чудом. К тому же, если бы такое знамение и было дано кому-нибудь из убежденных неверующих, если бы к нему, например, явился умерший друг или родственник, то, несомненно, он объяснил бы такое явление своим болезненно-настроенным воображением, и все-таки не поверил бы. Ведь не поверили же евреи не только Моисею и пророкам, но даже воскресшему Христу, и за то лишились Его Царства.

Итак притча Христова о богаче и Лазаре символически раскрывает перед нами картину будущей жизни. Она учит человека тому, как ему надо поступать в этой земной жизни, чтобы не наследовать вечной смерти» [].

Исцеление десяти прокаженных. Лк. 17:11–19

Проповедуя за Иорданом, Господь однажды проходил по границе, лежащей между Галилеей и Самарией. Здесь Его встретили десять прокаженных.

Проказа с древних времен считалась болезнью нечистой и заразной. История медицины знает об этой болезни по древнейшим ее описаниям, сделанным за много столетий до Христа, а во время Христа она описана римским ученым Цельсом. Но в те времена, разумеется, не была известна причина этой болезни. И только в 1881 году еврейским биологом Ганзеном был найден микроб проказы. Что же касается симптомов болезни, то описание их современными учеными вполне совпадает с тем, что было известно из древней литературы. Как происходит заражение – неизвестно, но, раз начавшись, болезнь продолжается 5 – 20 лет и ведет к смерти. Бывает и самоизлечение, но очень редко. По своим клиническим формам болезнь имеет свои разновидности и «стадии», или «фазы», но всегда очень скоро вызывает глубокие поражения кожи всего тела, покрывающегося сперва «папулами», а затем гнойными и кровоточащими язвами серого цвета. Затем болезнь поражает внутренние органы и кости. Ослабевает зрение, слух, голос, разрушается нос, выпадают все волосы. Наконец, отмирают пальцы рук и ног. Больной погибает от общего истощения и паралича сердца.

В развившейся стадии болезни вид больного бывает поистине ужасен: лицо аспидно-серого цвета, покрыто язвами и корками, изрыто рубцами, веки выворочены; рот, из которого все время течет слюна, перекошен, глаза слезятся; все тело издает отвратительный запах, нос разрушен.

В древние времена прокаженные не пользовались никакой помощью общества, они изгонялись из городов и населенных мест, бродили по безлюдным местам, питались чем попало и обязаны были криками предупреждать о своем приближении. Вот как описывает положение этих страдальцев св. Григорий Богослов в Слове (14) о любви к бедным: «Перед вашими глазами поразительное и плачевное зрелище, которому едва ли кто поверит, кроме очевидцев: люди – живые мертвецы, у которых конечности большей части телесных членов отгнили... Это несчастные останки живых некогда людей... Их гонят из городов, гонят из домов, с площади, с дороги, и – горькая участь! – их отгоняют и от самой воды. А что всего страннее, – тех, которых, как нечистых, отгоняем от себя, заставляем опять возвращаться к нам, потому что не даем им ни жилища, ни пищи, ни врачевства для ран, ни одежды. Потому-то они и скитаются день и ночь обнищавшие, нагие, бесприютные... слагая жалобные песни, чтобы выпросить кусочек хлеба, или малейшую часть чего-нибудь вареного, или какое-нибудь разодранное рубище для прикрытия себя от стыда, или для облегчения боли от ран. Кто не сокрушится, внимая их стонам, сливающимся в одну жалобную песнь? Кто может переносить эти звуки?»

Десять таких несчастных людей, увидев Христа, издали стали жалобно умолять Его, чтобы Он исцелил их от тяжелой болезни. Господь сжалился над бедными людьми и сказал им: «Пойдите, покажитесь священникам». И этих простых слов было достаточно, чтобы прокаженные послушно отправились к священникам для обследования. Свои слова Христос произнес как власть имеющий, поэтому прокаженные были уверены, что в Его повелении кроется их спасение. Но как и когда они исцелятся? И вот по дороге они почувствовали, что страшная болезнь их совсем оставила. Их радости не было предела. Это значило: после мрака – свет; после нестерпимых болей – ощущение жизни в здоровом теле; после долгого одиночества – свободное общение с людьми; после страданий – радость бытия.

Исцеленные поторопились к священнослужителям – земным врачам, забыв о своем Исцелителе. И только один из них, самарянин, видя совершившееся чудо, вернулся к Господу, припал к Его ногам и громким голосом прославил Бога. Девять же исцеленных евреев не нашли нужным поблагодарить своего Избавителя и пошли своей дорогой.

Видя такую неблагодарность, Господь с грустью сказал: «Не десять ли очистились? где же девять? как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?» Затем, обращаясь к исцеленному самарянину, Христос сказал: «Встань, иди; вера твоя спасла тебя».

Из десяти прокаженных только один услышал от Христа слово о спасении, а остальные, получив избавление от тяжкого телесного недуга (исключительно из жалости к ним Христа), еще не стали здоровыми духовно. И еще неизвестно, воспользовались ли эти девять своим здоровьем для спасения души, ибо далеко не всегда «в здоровом теле живет здоровый дух».

В церковной практике Евангелие «о десяти прокаженных» обычно читается на молебнах благодарения Богу за бывшие нам от Него благодеяния.

Учение Иисуса Христа о браке и девстве. Мф. 19:1–12; Мк. 10:1–12; Лк. 16:18

Однажды к Христу подошли фарисеи с целью искусить Его. Они спросили у Него: «По всякой ли причине позволительно человеку разводиться с женою своею?»

Сами фарисеи считали этот вопрос очень трудным и, может быть, до конца не разрешимым. В то время существовали различные толкования Моисеева закона о разводе (Втор. 24:1). Так как Моисей не перечислил конкретно причин, из-за которых можно разводиться мужу с женой, то «фарисейская праведность» воспользовалась этим случаем и в угоду своей плоти навыдумывала множество причин для развода. Развод допускался в самых разнообразных случаях. Так, например», если кто-либо увидит женщину красивее своей жены, то, по мнению некоторых книжников, он может отпустить свою жену и жениться на этой женщине». А раввинская школа знаменитого законника Гиллеля доходила в своем толковании до таких крайностей, что удивляла даже язычников. Раввины этой школы допускали, что если жена плохо приготовит обед своему мужу, пересолит его или пережарит, то он может развестись с ней, как если бы она была поражена какой-нибудь телесной проказой?».

Разумеется, наряду с такими толкованиями Моисеева закона были и строгие взгляды на эту злободневную проблему. Своим вопросом фарисеи хотели поставить Иисуса Христа в трудное положение, надеясь, что Он скажет что-либо противоречащее закону. Если бы Христос сказал, что позволительно мужу разводиться с женой по любой причине и жениться на других, то это было бы против здравого смысла. Если же Христос ответил бы, что нельзя разводиться с женой ни по какой причине, то сделался бы виновным в нарушении Моисеева закона, по которому были предусмотрены причины развода.

Но Господь смотрел на брак не как на простое и случайное сожительство мужчины с женщиной, а как на неразрывный союз, установленный в начале самим Богом. Во время творческого акта Бог создал мужеский пол (пол – половина) и женский и затем повелел им соединиться для совместной жизни так, чтобы из этих половин составилось одно целое, одна плоть. Поэтому «оставит, – говорит Адам, – человек отца своего и мать свою и прилепится к жене своей; и будут [два] одна плоть» (Быт. 2:24).

Апостол Павел, раскрывая учение Иисуса Христа о браке, как сочетании мужчины и женщины в одно целое, писал Коринфянам: «Жена не властна над своим телом, но муж; равно и муж не властен над своим телом, но жена» (2Кор. 7:4).

Такое единство плоти, основанное на предоставлении мужем своего тела в исключительное обладание жены, и женою своего тела в такое же обладание мужа, несомненно нарушается с появлением третьего лица, завладевающего телом одного из них. При этом происходит раздвоение целого, распадение союза любви, установленного самим Творцом. Этот акт называется прелюбодеянием. Он разрушает творческий замысел Бога о человеке. Поэтому Христос ответил Своим искусителям: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает».

На это фарисеи возразили Ему: «Как же Моисей заповедал давать разводное письмо и разводиться?».

Тогда Христос сказал им: «Моисей по жестокосердию вашему позволил вам разводиться с женами вашими, а сначала не было так...». Таким образом, Христос считал постановление Моисея о разводе чисто человеческим. Это было снисхождением к грубым нравам ветхозаветного человека, а потому Моисеев закон о разводе носил временный характер.

Заблуждение же фарисеев заключалось в том, что они смотрели на этот временный закон как на вечный, равный заповедям Божиим.

Услышав такое строгое суждение о брачной жизни от своего Учителя, апостолы откровенно сказали Ему: «Если такова обязанность человека к жене, то лучше не жениться». На это замечание учеников Господь ответил: «Не все вмещают слово сие, но кому дано...».

Иисус Христос не принуждал ни к браку, ни к девственной жизни, но отдавал предпочтение девственности. Он как бы так отвечает на мнение Своих учеников о безбрачии: «Вы говорите, что при таких строгих обязанностях к жене лучше не жениться. И Я говорю вам, что лучше человеку не жениться. Но так как многие не могут воздерживаться, то такие пусть женятся, и в этом нет никакого греха. А кто может воздерживаться и быть целомудренным, кто может остаться всю жизнь девственником, пусть остается. Итак, перед человеком два пути: или честный брак, или целомудренное безбрачие. Оба пути трудны для исполнения. Если для многих тяжело честное исполнение обязанностей супружества, то нелегко и воздержание.

Говоря о безбрачии, Господь привел три примера девственности, называя девственников скопцами. «Есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного».

Два первых вида девственности являются вынужденным состоянием человека. Это люди, которые или родились скопцами, или оскоплены людьми. Такие люди не заслуживают никакой похвалы за свое вынужденное целомудрие. Нельзя же хвалить слепого за то, что он не видит соблазнительных предметов, и глухого за то, что он не слышит соблазнительных речей. Точно так же и скопца нельзя хвалить за то, что он не делает того, что не может делать. Человек обладает свободной волей, и поэтому несет наказание или получает награду только за свои произвольные поступки. Если в нем происходит борьба между плотью и духом, и он силой духа своего, и с Божьей помощью, побеждает греховные похоти плоти, то честь и слава ему. А если такая борьба даже невозможна, то не может быть и победы, не стоит он и похвалы.

Из трех видов девственников Господь ставит в пример тех людей, которые, не имея никаких препятствий к брачной жизни, добровольно отказались от нее ради беспрепятственного служения Богу.

Но в чем же состоит заслуга девственников? Почему безбрачие лучше брака? И почему «не все вмещают слово сие, но кому дано»? На эти вопросы хорошо отвечает святитель Иоанн Златоуст в своем слове о девстве.

Девство, – говорит святитель, – потому хорошо, что отклоняет всякий повод к излишней заботе о житейских делах и доставляет полный досуг для дел богоугодных; девственник или девственница отрешаются не только от уз брачных и сопряженных с ними забот, но и от всех наслаждений плотских, от всего, что отвлекает от мысли о Боге... Я знаю трудность этого состояния, – продолжает св. Златоуст, – знаю силу этих подвигов, знаю тяжесть этой борьбы. Для этого требуется душа ревностная, мужественная, не подчиняющаяся похотям; здесь надобно идти по раскаленным углям... и не обжечься, выступать против меча, и не быть раненым; ибо сила похоти так велика, как сила огня и железа; и если душа выступит неприготовленною и не будет противиться ее влечениям, то скоро погубит себя. Поэтому нам нужно иметь адамантовый ум, неусыпное зрение, великое терпение, крепкие стены с ограждениями и запорами, бдительных и доблестных стражей, а прежде всего этого помощь свыше, ибо «если Господь не охранит города, напрасно бодрствует страж» (Пс. 126:1).

Итак, честный брак и целомудренное безбрачие–это два пути, идя по которым можно достичь Царства Небесного. Но преимущество безбрачия в том, что оно дает человеку больше благоприятных условий в достижении этой святой цели.

Благословение детей. Мф. 19:13–15; Мк. 10:13–16; Лк. 18:15–17

Еще не закончил Христос беседы о браке и девственности, как сквозь окружающую Его толпу народа стали пробираться к Нему женщины с детьми, чтобы взять у Него благословение. В то время у иудейских матерей был обычай подводить детей к раввинам для благословения. К Иисусу же они подходили с особым благоговением. Но ученики стали запрещать детям подходить к Христу, желая этим самым облегчить труд и без того утомленного Учителя.

Увидев это, Господь вознегодовал и, подозвав учеников, сказал им: «Пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное».

Душа ребенка была у Спасителя образом той чистоты, которой должен достичь каждый, чтобы войти в Царство Божие. Господь обнимал подходивших к Нему детей, возлагал на них Свои Божественные руки и говорил ученикам и народу: «Кто не примет Царствия Божия, как дитя, тот не войдет в Него. Если не обратитесь от честолюбия и гордости к смиренномудрию и кротости, если не будете так же, как дети, чисты от этих пороков, то не войдете в Царство Небесное. Очиститесь от своего воображаемого величия, станьте такими же малыми, как эти дети, и вы увидите Царство Божие внутри себя, тогда станете истинными Моими учениками. Но горе тому, кто не будет уподобляться чистой душе ребенка, а напротив, станет соблазнять и развращать невинное дитя, превращая его в порочного человека! Лучше было бы, если бы повесили такому «учителю» мельничный жернов на шею и потопили его во глубине морской» (Мф. 18:3–6).

Притча о виноградарях, призванных на работу в разное время дня. Мф. 20:1–16

Господь, проповедуя Царство Божие, призывал людей прежде всего искоренять в себе гордость и стремиться к истинному смирению. В противном случае многие, считающие здесь себя первыми, в Царстве Небесном могут оказаться последними, а последние первыми. Чтобы нагляднее выразить эту мысль, Иисус Христос рассказал притчу о работающих в винограднике.

«Царство Небесное, – сказал Христос, – подобно владельцу виноградника, который вышел на торговую площадь нанять работников в свой виноградник. Хотя было еще раннее утро, но желающие наняться на работу уже находились на площади. Договорившись с ними по динарию за день, хозяин отправил их на работу в виноградник.

Часа через три владелец опять пошел на рынок и увидел там еще рабочих, ожидающих найма. И этих он отправил в свой виноградник, сказав им при этом: «Что следовать будет вам, дам вам».

Выходил хозяин виноградника на рынок и в полдень, и часа через три после полудня, и каждый раз посылал в свой виноградник наемных рабочих. Наконец, вышел он перед заходом солнца, когда рабочий день приближался к концу, но и в этот поздний час он встретил на торговой площади рабочих, которых никто не нанял. И этих он послал в свой виноградник, обещая заплатить им, что будет следовать по расчету.

И вот, когда закончился трудовой день, владелец виноградника повелел управляющему пригласить рабочих для расчета. Рабочие ожидали, что получат плату соответственно количеству проработанных ими часов, но были удивлены, когда хозяин велел своему управителю выдать всем поровну, по динарию, начав расчет с последних.

Тогда пришедшие в виноградник первыми стали роптать на хозяина, говоря: «Мы перенесли тягость целого дня и полуденный зной, а ты сравнял нас с работающими один только час, да и то во время вечерней прохлады».

Обращаясь к одному из недовольных, хозяин кротко сказал ему «Друг, я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив оттого, что я добр?» [].

Эта притча Господня имеет глубокий смысл. «Торжище» – это мир, в котором в разное время рождаются как отдельные личности, так и целые народы. Они часто бывают «духовно-безработны» и жаждут Божьего призыва на духовное делание в Церкви Христовой (в Винограднике Христовом). «Хозяин» – это Господь, зовущий всех духовно-безработных в Свой Виноградник.

На заре истории Церкви призывающее в Царство Небесное Божественное Слово прозвучало прежде всего в среде еврейского народа. Древний Израиль устами ветхозаветных пророков, а в конце веков – устами Самого Богочеловека первым был призван к работе в винограднике Господнем. Затем Слово Божие пронеслось проповедью по всему миру. Оно все время», с раннего утра до захождения солнца», призывает отдельных людей и целые народы к работе на ниве Христовой. Слово Господне зовет к Божьему труду всех, стоящих на торжище праздно, т. е. духовно-безработных.

«Часы» – третий, шестой, девятый, одиннадцатый – означают или различные эпохи в истории Церкви, когда те или иные народы впервые призываются к участию в строительстве Царства Божия, или же различные моменты в индивидуальной жизни человека (ранняя юность, зрелый возраст, старость), когда сердце впервые слышит и принимает призыв Божий.

Вторая часть притчи говорит о расплате хозяина с работниками виноградника. Здесь «вечер», конец трудового дня, символически может означать или завершение земной истории Церкви, или же конец индивидуальной жизни человека, его смертный час. Расплата хозяина с работниками символически означает справедливый, но милующий суд Божий над людьми, которые были призваны в Церковь Христову в разное время.

И вот здесь человеческая формальная справедливость хочет противопоставить себя Божественной щедрости и любви. Виноградари не стали бы роптать на хозяина, если бы он дал «последним» меньше одного динария, т. е. сумму, недостаточную для дневного пропитания. Им не было дела до пришедших «последними», но в их душах проявилась зависть, недружелюбие и даже осуждение якобы несправедливой щедрости хозяина, которая противоречила их гордости – как это он мог сравнить их, призванных «первыми», с теми, которые пришли «последними»?

Вся эта гамма морально-низких чувств, которая обуяла «первых», снизила качество их труда на ниве Господней. Ведь с таким настроением можно работать и целый день и все же ничего доброго не сделать; а можно и в «один час» сделать больше и лучше, если работа совершается при полном усердии, любви к делу и доверии хозяину.

У виноградарей оценка оказалась формальной, а у хозяина духовно-нравственной. И по этой оценке «последние» стали «первыми» и «первые» – «последними», а может быть, и совсем лишились участия в Царстве Небесном. «Ибо, – добавил Христос, – много званых, а мало избранных».

С другой стороны, эта притча Господня говорит всем грешникам, стоящим вне Церковной ограды, что и для них есть возможность спасения в любое время, даже в последний час их жизни, как это и произошло с благоразумным разбойником.

Воскрешение Лазаря. Ин. 11:1–46

Прошло уже несколько месяцев после того, как Иисус Христос покинул Иерусалимский храм и ушел за Иордан. Все это время Он просвещал там людей светом Божественного учения и совершал чудеса исцеления больных.

Приближалась весна, а вместе с ней приближался и великий праздник Пасхи. Христос с учениками продолжал жить за Иорданом. Апостолы были рады этому, так как после проявленных враждебных отношений к ним со стороны иерусалимских священников они сильно упали духом и боялись возвращаться в Иудею. Но вот однажды к ним из Иудеи пришло печальное известие, что в Вифании тяжело заболел Лазарь – друг Иисуса. Апостолы забеспокоились, но Христос сказал им: «Эта болезнь не к смерти, но к славе Божией, да прославится через нее Сын Божий».

После известия о болезни Лазаря Спаситель еще два дня пробыл в Заиорданье, а затем вдруг объявил апостолам, что собирается идти в Иудею.

«Равви! – сказали испуганные ученики, – давно ли Иудеи искали побить Тебя камнями, и Ты опять идешь туда?» Но Господь знал, когда наступит Его час. Теперь же надо было идти в Вифанию, так как Его друг Лазарь умер.

Узнав от своего Учителя о смерти Лазаря, апостолы решили идти вместе с Иисусом в Иудею. Апостол Фома, по прозванию Близнец, зная, что возвращение в Иудею грозит гибелью не только Самому Иисусу, но и всем им, сказал своим собратьям: «Пойдем и мы умрем с ним». Никто из апостолов не возразил Фоме, и все пошли за Иисусом.

Прошло четыре дня после смерти Лазаря, когда Христос подошел к Вифании, где жили сестры Лазаря Марфа и Мария. На краю селения им навстречу вышла Марфа. «Господи! – с печалью воскликнула она, – если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой». И затем Марфа выражает удивительную мысль, в которой чувствуется ее надежда на воскресение брата. «Но и теперь знаю, что чего Ты попросишь у Бога, даст Тебе Бог».

«Воскреснет брат твой» – ответил на ее предчувствие Господь. Но Марфа еще не была тверда в своей вере в скорое воскресение брата, поэтому она сказала Христу: «Знаю, что воскреснет в воскресение, в последний день».

«Я есть воскресение и жизнь, – сказал Господь, – верующий в Меня, если и умрет, оживет. И всякий, живущий и верующий в Меня, не умрет вовек». И обратившись к Марфе, Господь спросил ее: «Веришь ли сему?»

Услышав эти слова, Марфа, которая недавно предпочитала заботу о материальных благах «слушанию» слова Божия, теперь, подобно апостолу Петру, исповедует Христа «Сыном Божиим, грядущим в мир». «Так, Господи, – сказала она, – я верую, что Ты Сын Божий, грядущий в мир». Взволнованная встречей со своим Учителем, Марфа поспешила домой, чтобы позвать Марию.

Тем временем Мария сидела в доме, окруженная родными и соседями, утешавшими ее в горе. Марфа, подойдя к сестре, тихо сказала ей: «Учитель здесь и зовет тебя». Мария, услышав эту радостную весть, поспешно встала и пошла из дома. За ней последовали остальные, думая, что она пошла на могилу плакать. Увидев Христа, Мария припала к Его ногам и рыдающим голосом сказала: «Господи, если бы Ты был здесь, не умер бы брат мой».

Видя всех скорбящих и плачущих, Иисус прослезился. Христос-Человек плакал об умершем друге, и в то же время Его святые слезы, может быть, были слезами о всём человечестве, пораженном болезнями и смертью. Подавляя в Себе чувство скорби, Господь, сопровождаемый толпой, направился к могиле Лазаря.

Вскоре они достигли гроба, который по восточному обычаю представлял собой пещеру, вход в которую был завален камнем. Многие, вероятно, думали, что Иисус пришел сюда оплакать тело умершего, но все были удивлены, когда Христос повелел отвалить камень от гроба. «Господи, – робко запротестовала Марфа, – уже смердит; ибо четыре дня, как он во гробе».

На это Иисус сказал ей: «Если будешь веровать, увидишь славу Божию».

Тогда подошли люди и отвалили камень. Наступила тишина. Взоры всех были устремлены в отверстие пещеры, где сгустился сумрак холодной могилы. В предчувствии чего-то великого сестры уже не плакали, а смотрели на Христа. Иисус же, подняв глаза к небу, стал громко молиться Своему Небесному Отцу: «Отче! благодарю Тебя, что Ты услышал Меня. Я и знал, что Ты всегда услышишь Меня; но сказал сие для народа, здесь стоящего, чтобы поверили, что Ты послал Меня».

Что происходило в эту минуту Господней молитвы в царстве смерти? Что вообще мы знаем о том скрытом от нашего взора мире, где пребывает душа, покинувшая тело? Мы знаем, что тело может оказывать влияние на душу, но умеем ли мы верно определить обратное влияние души на тело? Одно мы можем сказать с уверенностью: для Повелителя и Творца мировых законов нет преграды и необратимых процессов...

«Лазарь, иди вон» – громко воскликнул Спаситель, и Его Божественное творческое слово властно прозвучало в царстве смерти и вызвало Лазаря к жизни... Люди с ужасом увидели, как в глубине темной пещеры появился умерший. Он медленно вышел из гроба, весь обвитый погребальными пеленами. Тогда Иисус сказал: «Развяжите его, пусть идет».

Так произошло одно из великих чудес – воскрешение четверодневного Лазаря. Это чудо произвело на присутствующих потрясающее впечатление, так что многие из них уверовали во Христа, но некоторые иудеи, затаив свою злобу, поспешили в Иерусалим сообщить синедриону о случившемся.

Тайное решение синедриона. Ин. 11:47–53

Слух о явном и великом чуде воскрешения Лазаря быстро распространился по Иерусалиму и его окрестностям. Многие ходили в Вифанию, чтобы посмотреть на Лазаря и лично убедиться в его воскрешении. Иудейские духовные власти должны были с сожалением констатировать, что популярность Иисуса Назарянина в народе растет, невзирая на то, что вера в Него каралась отлучением от синагоги. Последнее событие, по их мнению, было настолько опасным, что первосвященники и фарисеи немедленно собрали Верховный Совет (Синедрион) для обсуждения происшедшего. «Что нам делать? – говорили они. – Этот Человек много чудес творит. Если оставим Его так, то все уверуют в Него, и придут Римляне и овладеют и местом нашим и народом». Члены Синедриона боялись, что если все объединятся вокруг Христа, то Его могут провозгласить Царем. Это вызовет репрессии со стороны римлян, и тогда последние остатки национальной свободы погибнут. Но первосвященник Каиафа резко прервал эти рассуждения. В своей речи он сказал членам Синедриона, что вместо боязни и томительных ожиданий нужно действовать решительно. Надо сделать так, чтобы народ не успел уверовать в Назарянина, надо просто убить Человека. «Лучше нам, чтобы один человек умер за людей, нежели чтобы весь народ погиб», – такими словами закончил свою речь председатель Синедриона. Разумеется, Каиафа был преисполнен ненависти ко Христу, но, как первосвященник, он этими словами неожиданно для себя выразил глубокую истину. Действительно, Христу надлежало умереть за народ, но не для спасения независимости Иудейского царства, а для искупления всего человечества от греха, проклятия и смерти.

Речь Каиафы не встретила возражений, и Синедрион постановил убить Иисуса, а вместе с Ним предать смерти и Лазаря. Так бессильная и бессмысленная злоба начальников иудейских отвечала Богу на величайшее чудо, сотворенное Сыном Божиим, пришедшим на землю для спасения людей.

Последнее путешествие Христа в Иерусалим. Мф. 20:17–28; Мк. 10:32–45; Лк. 18:31–34

Заговор Синедриона не мог оставаться в тайне от Господа. Приказ об аресте Иисуса был уже дан слугам Верховного Суда, и Христос мог попасть в руки палачей еще до праздника Пасхи. Поэтому Он тайно покидает Вифанию и с учениками удаляется в небольшой городок Ефраим, который был расположен, вероятно, вблизи Иерихонской пустыни. Здесь Христос спокойно провел последние недели Своей земной жизни, готовя учеников к великому апостольскому служению.

Приближались дни празднования Пасхи Господней. Многие иудеи заранее пришли в Иерусалим, чтобы здесь провести дни очищения. Паломники, услышав о чуде воскрешения Лазаря, хотели видеть Иисуса и говорили друг другу: «Как вы думаете? Не придет ли Он на праздник?» Ждали Иисуса и первосвященники с фарисеями, но только с другой целью. Они хотели арестовать Его и убить. А чтобы Христос не мог укрыться от них, они всенародно объявили Его преступником, Которого иудеи непременно должны выдать властям.

Но Христос из Ефраима Сам шел в Иерусалим на «вольную страсть», так как знал, что в эту Пасху, вместе с пасхальным агнцем, будет заклаться и Он – Агнец Божий, Который возьмет на Себя грехи всего мира. Ученики в страхе и беспокойстве следовали за своим Учителем. Обращаясь к ним, Христос сказал: «Вот... мы восходим в Иерусалим, и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть; и предадут Его язычникам на поругание и биение и распятие; и в третий день воскреснет». На этот раз Господь говорил апостолам о Своих страданиях со всей ясностью и. полнотой, но как прежде, так и теперь они не могли уразуметь сказанного. Хотя апостолы от имени Петра исповедали Иисуса Сыном Божиим, но они не могли и мысли допустить, чтобы Мессия мог быть убит. В глубине своей души каждый из них верил, что скоро на земле настанет царство и слава их Учителя, и тогда они займут почетное положение в Его Царстве. Об этом мечтала и Соломия, мать апостолов Иакова и Иоанна, которая сопровождала Христа из Ефраима в Иерусалим. Вера ее в земное царство Мессии была настолько велика, что она подошла со своими сыновьями ко Христу и стала просить Его: «Скажи, чтобы сии два сына мои сели у Тебя один по правую сторону, а другой по левую в Царстве Твоем».

Христос кротко отнесся к заблуждению Своих учеников, которое было высказано устами их матери. Обращаясь к Иакову и Иоанну, Он сказал: «Не знаете, чего просите. Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, или креститься крещением, которым Я крещусь».

Быть может, глубже осознавая теперь смысл слов своего Учителя, братья-апостолы ответили Ему: «Можем». И в этом ответе заключалась правда. Господь знал, какие страшные мучения ожидают Его учеников, поэтому Он не возразил на их ответ, Он только пояснил им: «Чашу Мою будете пить, и крещением, которым Я крещусь, будете креститься, но дать сесть у Меня по правую сторону и по левую – не от Меня зависит, но кому уготовано Отцем Моим».

Просьба Иакова и Иоанна вызвала негодование среди апостолов. Честолюбие братьев возбудило в них ревнивое соперничество. Тогда Господь подозвал к Себе учеников и еще раз напомнил им, что Царство Его совсем не похоже на царство мира сего: «Вы знаете, – сказал Он апостолам, – что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом...». Царство Христа – это Царство Любви. В нем живут лишь те, кто жертвует собой ради ближних своих, подобно тому, как Христос отдал Душу Свою за искупление многих.

Исцеление слепого у Иерихонских ворот. Лк. 18: 35–43

Дорога, по которой Христос шел из Ефраима в Иерусалим, проходила через город Иерихон. Иисус, сопровождаемый толпой народа, подходил к воротам города. В это время у самой дороги сидел один слепой человек и просил милостыню. Когда он услышал, что мимо него проходит большая толпа народа, он спросил у проходящих по какой причине так много народа. Ему ответили, что город Иерихон посетил великий пророк–Иисус Назарянин. Услышав такую радостную весть, слепой громким голосом закричал: «Иисус, Сын Давидов! помилуй меня». Слепой, вероятно, много хорошего слышал о Христе и долго искал с Ним встречи. И вот теперь Сам Христос идет мимо него. Боясь упустить такой счастливый случай, он громко звал Иисуса. Некоторые из народа хотели заставить его замолчать, но слепой не обращал на них внимания и еще громче стал кричать: «Сын Давидов! помилуй меня».

Христос остановился и повелел привести к Нему слепого. «Чего ты хочешь от Меня?» – спросил его Христос. «Господи! – воскликнул слепой, – (сделай так), чтобы мне прозреть».

«Прозри! вера твоя спасла тебя» – сказал ему Христос, и слепой тотчас стал видеть. Чудо исцеления поразило всех присутствующих. Бывший слепой и весь народ воздали хвалу Богу за такую Его милость.

Обращение Закхея. Лк. 19:1–10

Многочисленная толпа народа сопровождала Христа, когда Он вошел в ворота древнего города.

В то время в Иерихоне жил начальник мытарей по имени Закхей. Этот человек не пользовался любовью иудейского народа, так как он состоял на службе у римлян и помогал им собирать налоги со своих единоплеменников. Закхей, как и иерихонский слепец, давно слышал о Христе, и необъяснимое чувство влекло его к Нему. И вот, когда мытарь узнал, что через Иерихон идет Спаситель, он бросил все дела и поспешил к Нему навстречу, чтобы хотя издали посмотреть на Галилейского Пророка. Но свое желание он не мог сразу исполнить, так как Христа окружала большая толпа народа, из-за которой низкий ростом Закхей не мог ничего рассмотреть. Тогда Закхей забежал вперед, забрался на смоковницу, растущую у дороги, и, пренебрегая насмешками людей, стал на дереве с нетерпением поджидать удивительного Пророка, Который не только не питал ненависти к мытарям, но даже одного из сборщика податей сделал Своим апостолом. Может быть, Закхей еще не понимал того, что с ним происходит, но сердце его уже было готово уверовать во Христа.

Каково же было его изумление и радость, когда Иисус, подойдя к дереву, на котором сидел Закхей, назвал его по имени и сказал: «Сойди скорее, ибо сегодня надобно Мне быть у тебя в доме».

Невидимо для человеческого глаза, но видимо для Бога, душа Закхея уже была готова к покаянию, и Господь посетил ее, как посещает Он души тех, кто всем сердцем полюбил Его. Закхей быстро слез с дерева и с радостью повел великого Гостя к себе в дом. Но в толпе послышался ропот фарисеев. Они, подстрекая толпу, начали громко обличать Христа за то, что Он идет в дом грешника. Фарисеи не хотели понять того, что Христос пришел спасать не праведников, но грешников. Иисус слышал этот ропот, слышал его и Закхей. Радость, что посетил его Христос, и стыд за неправедно прожитую жизнь наполняли сердце Закхея и побуждали его к раскаянию. Укоры толпы и присутствие в его доме Мессии наконец пробудили его дремавшую совесть, и он в раскаянии воскликнул: «Господи, половину имения моего я отдам нищим, и, если кого чем обидел, воздам вчетверо».

Видя искреннее раскаяние Закхея и готовность его на деле доказать силу этого покаянного чувства, Господь сказал: «Ныне пришло спасение дому сему, потому что и он сын Авраама...».

Закхей погибал, но Сын Человеческий пришел отыскать и спасти погибающих. Бог всегда видит души «Закхеев», только «Закхеям» надо подняться» над греховными препятствиями и увидеть Господа, и тогда наступит радость раскаяния и общения с Господом.


Вам может быть интересно:

1. Священная Библейская история Нового Завета – Глава III. Второй Год Общественного Служения епископ Вениамин (Пушкарь)

2. Руководство к библейской истории Нового Завета профессор Александр Павлович Лопухин

3. Введение в Ветхий Завет – Второй отдел. Исторические книги профессор Павел Александрович Юнгеров

4. Ветхий Завет в Новозаветной Церкви протопресвитер Михаил Помазанский

5. О евангелиях и евангельской истории – Глава II. Внешние свидетельства о происхождении канонических Евангелий от апостолов епископ Михаил (Лузин)

6. Евангельская история – А. Первая часть Евангельской Истории святитель Феофан Затворник

7. Хронология книг Ветхого и Нового Завета профессор Николай Никанорович Глубоковский

8. Евангельские притчи епископ Александр (Милеант)

9. Евангельская история протоиерей Павел Матвеевский

10. Священная история Ветхого и Нового завета: для детей мл. возраста протоиерей Михаил Фивейский

Комментарии для сайта Cackle