Азбука верыПравославная библиотекаепископ Виссарион (Нечаев)Толкование на паремии из книги Второзакония
Распечатать
Скачать как mobi epub fb2 pdf Оригинал (pdf)
 →  Чем открыть форматы mobi, epub, fb2, pdf?


епископ Виссарион (Нечаев)

Толкование на паремии из книги Второзакония

   

Содержание

I. Паримия в день Трех Святителей (30 января), также во дни памяти Вееленеких Соборов, и в неделю Святых Отец, пред Рождеством Христовым. Второзак I:8-10, 15-17 II. Паримия на праздник, в 16 день августа, перенесения из Едессы в Царь-град нерукотворенного Образа Христа Спасителя. Второзак IV:1, 6-15 III. Вторая паримия на праздник Нерукотворенного образа Второзак V. 1-10 23-28:VI, 1-5 13 18 IV. Паримия в праздник трех вселенских святителей (30-го января), во дни памяти вселенских соборов и в неделю святых отец (в декабре пред Рождеством Христовым). Второзак X. 14-21.  

 
    Второзаконие занимает пятое место в ряду Моисеевых книг. В книге Второзакония коротко обозревается тридцатидевятилетнее странствование Евреев от горы Синая до Иордана, излагаются увещания к соблюдению закона, описываются последние распоряжения и предсмертные завещания Моисея, но преимущественно повторяются законы относительно веры, богослужения и судебной части, разновременно данные от Бога Евреям в Аравийской пустыне (ХII — XXVI). От этого повторения и дано в Греческой Библии пятой книге Моисеевой наименование Второзакония. В Еврейской Библии она, как и прочие части Пятокнижия, называется начальным ее словом.
   Из книги Второзакония взяты четыре церковных чтения или паримии.

I. Паримия в день Трех Святителей (30 января), также во дни памяти Вселенских Соборов, и в неделю Святых Отец, пред Рождеством Христовым. Второзак. I:8-10, 15-17

   В сей паримии излагается та часть речей Моисея к сынам Израилевым, в которой он вспоминает об избрании помощников ему по части судебной.

Втор.1:8. Во днех онех рече Моисей к сыном Исраилевым: видите, предах пред лицем вашим землю, вшедше, наследите землю, юже клятся Господь Отцем вашим, Аврааму и Исааку и Иакову, дати ю им и семени их по них.

    Во днех онех такое начало паримии, подобно как начальная формула для зачал Евангельских, во время оно, не имеется в тексте библейском, и прибавлено к паримии для того, чтобы она не казалась чем-то отрывочным, будучи изъята из связи с предыдущим и последующим течением библейского текста. — Во днех онех рече Моисей к сыном Исраилевым. В какие же именно дни была эта речь Моисея? В 1-й день одиннадцатого месяца сорокового года странствования Евреев, по завоевании владений Сиона, царя Аморрейского, и Ога, царя Васанского, как сказано в 3 и 4 стихах той же главы. — Что же рече Моисей? Следующие затем слова стиха 8-го Моисей приводит не как свои слова, а как слова Самого Господа, начинающиеся в 6-м стихе. Господь изрек их сынам Израилевым еще на Хориве, во второй год странствования их (6). Должно заметить, что эти слова впервые здесь приводятся, и только об исполнении выраженного в них повеления упоминается в прежних сказаниях Моисея (Чис. 10:11-12). Что же именно Господь тогда изрек? Предах пред лицем вашим землю, — определил предать, или отдать вам в собственность землю. Сказано не просто «вам», а пред лицем вашим, — этим обозначается легкость, с какою сынам Израиля суждено завладеть назначенною им землею, стоит им только показать лице свое пред обитателями этой земли, появиться пред ними и, не озираясь вспять, идти прямо на них, и земля их сделается вашею собственностью, вашим наследием. Итак, продолжает Господь, — вшедше наследите ю. Каким же именно образом могло быть приобретено сынами Израиля это наследие? Каким образом могла достаться им в собственность чужая земля? Ясно, что хозяева ее Хананеи не захотят добровольно отказаться от ней в пользу кого бы ни было, и уступят только силе. Итак, не иначе, как путем завоевания сыны Израилевы могли наследовать Хананеям в обладании их землею. Но правы ли были Евреи, вторгаясь в чужую страну и посредством завоевания забирая ее в свою власть? Имели ли они какое-нибудь законное основание на это? С точки зрения естественного, народного права, они, конечно, были неправы, потому что Хананеи не подавали им повода к нападению на них, не сделали им никакой несправедливости. Но на это дело должно смотреть не с точки зрения человеческого права, а единственно Божественного. Хананеи ничем не были виноваты пред Евреями, отнявшими у них землю; но они были виновны пред Господом Богом, — они заслужили праведный гнев. Его крайним нечестием, на которое, как на причину их падения, указывает Моисей, предостерегая Евреев от подражания им. «Не должен находиться у тебя, говорит он Израилю, проводящий сына своего или дочь свою чрез огонь, прорицатель, гадатель, ворожея, чародей, обаятель, вызывающий духов, волшебник и вопрошающий мертвых, ибо мерзок пред Господом всякий делающий это, и за сии-то мерзости Господь Бог твой изгоняет их (Хананеев) от лица твоего» (Втор. 18:10-12). Итак изгнание Хананеев было делом правосудия Божия, но в отношении к Евреям оно было делом милости Божией к ним. Этой милости они ничем не заслужили. Как избрание их из среды всех народов для хранения истинного Богопочтения произошло не от дел их, но от Призывающего (Рим. 9:12), от Его воли, так воля же Господа была единственным основанием той милости к ним, по которой они вступили в обладание чужой земли. Другого права на это обладание, кроме воли Божией, кроме милости к ним Господа, они не имели, а это право так неоспоримо, что упрекать их в незаконности их вторжения в Ханаанскую страну может только нечестивый. — По милости к избранному народу, Господь еще за несколько столетий неоднократно изрекал праотцам его обетование о наследии этой страны юже клятся Господь отцем вашим, Аврааму и Исааку и Иакову дати им и семени их по них (см. Быт. 12:7, 13:14-15, 24:7, 26:3-4; Исх. 33:1; Чис. 14:16). Обетование относилось собственно к потомству Авраама, Исаака и Иакова, к семени их, а не к ним лично. Если же в участие этого обетования вводятся вместе и праотцы, если Господь с клятвою обещает землю дать им, а не одному их потомству, хотя на самом деле они не были обладателями обетованной им земли и жили в ней в качестве пришельцев, — то это надобно понимать в том смысле, что здесь предки и потомки берутся нераздельно, что первые должны считаться обладателями не принадлежавшей им земли не в своем лице, а в лице наследников. Уверенность в исполнении обетования при потомках для родоначальника не менее приятна, как если бы обетованная земля лично ему принадлежала. — Но почему же обетование, впервые произнесенное за 400 лет до исполнения, так долго не исполнялось? Потому, что надлежало подождать, когда мера грехов Аморрейских исполнится (Быт. 15:16). Господь не только полноправен в распределении наследия, но вместе справедлив. Он при всей свободе в употреблении Своей власти действует так, чтобы никто не мог сказать, будто Он увлекается безусловным произволом, будто по пристрастию к одним дает им блага, которые отнимает у других. Нет. — Он строго поступает с последними по испытании всех мер к приведению их в раскаяние в грехах, навлекающих на них гнев Его. Он ждет, когда исполнится мера этих грехов, дальше которой не может простираться Его долготерпение. Мера эта наконец исполнилась, долее терпеть нечестивых Хананеев нельзя было без нарушения правосудия, и вот Господь делает исполнителями Своего праведного суда тех, которых уже давно обещал сделать наследниками Хананеев в обладании их землею.

Втор.1:9. И рекох к вам во время оно, глаголя: не возмогу един водити вас.

   Напомнив Израильтянам о повелении Господа идти в Ханаанскую землю, Моисей кстати вспоминает об испытанной им в самом начале их странствования трудности в исполнении возложенной на него одного обязанности путеводить их в эту землю и об устранении этой трудности чрез поставление судей. Поставить судей посоветовал Моисею тесть его Иофор. Это было во время оно, — именно вскоре по переходе Израильтян чрез Чермное море, на пути их к Синаю (Исх. 18:23 и д.). Исполняя совет Иофора, Моисей сказал сынам Израиля не возмогу един водити вас. Дела по управлению народом, особенно по предводительствованию им, были так многосложны, что действительно не могли быть успешно ведены одним лицем, если это лицо с распорядительною властью совмещало в себе судебную власть, занималось разбирательством уголовных и тяжебных дел. Естественно было вождю Еврейского народа желать, чтобы даны были ему помощники по крайней мере в отправлении правосудия.

Втор.1:10. Господь Бог ваш умножил вы есть, и се, есте днесь, яко звезды небесные множеством.

   Многосложность обязанностей, принятых Моисеем, трудность совмещать в одном лице власть правительственную и судебную, была естественным последствием многочисленности народа. Число Евреев Моисей сравнивает с числом звезд, не в буквальном впрочем смысле, ибо звезды бесчисленны, а Евреев, как ни многочисленны были, можно было пересчитать, и они не раз были счисляемы, — а в том, что хотя и можно было сосчитать их, но труд для этого казался таким же громадным, как если бы потребовалось сосчитать звезды. Обетование о многочисленности Евреев не раз было повторено Богом еще во времена патриархов (Быт. 12:2, 18:18, 22:17, 26:4).

Втор.1:11. Господь Бог отец ваших да приложит вам, яко да будете тысящами сугубо, и да благословит вас, якоже глагола вам.

   Упомянув о многочисленности Евреев, Моисей мог подумать, не поняли бы они его слова в том смысле, будто он недоволен этим, будто не рад, что так много народилось их, подобно тому как многие отцы с умножением детей становятся недовольны, раздражительны и рады были бы, если бы Господь хотя половину их прибрал. Моисей отнимает повод у Евреев подозревать его в недоброжелательстве к ним по причине их размножения, давая им разуметь, что в их размножении он видит действие благословения Божия, чему он не может не радоваться. И он действительно радуется и желает, чтобы Господь приложил им, прибавил к их семье новых членов и сделал их в тысячу раз многолюднее (будете тысящами сугубо) — И да благословит вас, якоже глагола вам, — разумеется благословение не одним многочадием, но вообще обилием всяких благ, телесных и духовных, согласно с прежними о том обетованиями Господа (Быт. 12:2).

Втор.1:15. И взях от вас мужи мудры и уметельны и смысленны, и поставих их владети над вами тысященачальники, и стоначальники, и пятьдесятоначальники, и десятоначальники, и письмоводители судиям вашим.

   Избрание на судебные должности мужей мудрых и уметельных и смиренных, т.е. вообще рассудительных в теоретическом и практическом отношении, предоставлено было народу по коленам (13). Моисей утвердил этот выбор, и выбранных поставил владеть сынами Израиля, — заправлять ими в пределах судебной власти. По кругу этой власти одни из судей назывались тысяченачальниками, другие — начальниками, третьи — пятьдесятоначальниками, четвертые — десятоначальниками. Менее важные дела разбираемы были десятоначальниками, более важные восходили на рассмотрение к высшим представителям судебной власти. Дел, которые по особенной важности должны были поступать от них на решение к самому Моисею, было немного, и таким образом у него оставалось больше свободного времени для собственно начальственных распоряжений. При судьях учреждена была должность, тоже по выбору, письмоводителей, т.е. делопроизводителей, которые вели запись поступающим делам и записывали судейские приговоры. Этот закон о судьях имел силу собственно на время странствования Евреев, по водворении же их в земле обетованной, должен был вступить в действие другой закон, по которому каждое местечко должно было иметь собственных судей (Втор. 16:18) из местных старейшин, и им предоставлено было право за некоторые преступления (например, за буйство сына против отца) казнить смертью виновных (Втор. 21:20). В спорных или особенно затруднительных случаях местные судьи должны были по закону обращаться к посредничеству священников при скинии или храме. Как знатоки и толкователи закона, священники могли постановлять окончательное решение, которому подсудимые должны были непременно подчиняться под страхом смерти за ослушание (Втор. 17:8, 12. Слич. 1 Пар. 23:4; 2 Пар. 19:8-10).

Втор. 1:16. И заповедах судиям вашим, во время оно, глаголя: расслушайте посреде братий ваших и судите праведно посреде мужа и посреде брата его, и посреде пришельца его.

   Утвердив избранных судей, Моисей дал им наставление касательно того, как им проходить свою должность. Они должны внимательно выслушивать стороны, прибегающие к их суду; должны быть беспристрастными и справедливыми посредниками между ними, судится ли Еврей с братом своим, т.е. единоплеменником, или с пришельцем, т.е. инородцем, поселившимся между Израильтянами, но не принявшим обрезания.

Втор. 1:17. Да не познаете лица в суде, малому и великому судиши и не устыдишися лица человеча, яко суд Божий есть.

    Да не познаете лица в суде, ведите себя в отношении к подсудимым, как бы совсем не знали их в лице, хотя бы они в частных сношениях хорошо были вам известны, — как бы видели их в первый раз, будьте чужды предубеждения в пользу или против них, смотрите на них не как на знакомых, а как только на подсудимых. — Малому и великому судиши, — в суде над людьми малыми, незначительными по внешнему положению, и над великими, знатными по богатству и по общественному значению, судья не должен увлекаться ни состраданием к первым с нарушением справедливости, ни человекоугодничеством и корыстными расчетами в отношении к последним. Строгое беспристрастие часто у Моисея (Исх. 23:8; Лев. 19:15) и у других священных писателей внушается судиям, и ничто так часто и с такою силою не обличается в Ветхом Завете, как подкупность судей. — И не устыдишися лица человеча, точнее с Греческого «не бойся лица человеческого». Это значит, что если предстанет на лице пред судилище человек, заслуживающий строгого приговора, то как бы ни был он богат и силен, объяви ему этот приговор, не затрудняясь опасением мщения с его стороны, или угрозами его. Лучше потерпеть за правду, чем малодушно покривить душою и поступить против совести. — Яко суд Божий есть. Судьи должны помнить, что они призваны производить суд не от своего лица, а от лица Божия, от лица верховного Судии, чуждого лицезрения, и в мысли об этом должны находить для себя лучшее побуждение к стойкости за правду.
   В день трех вселенских святителей, Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого (30 января), рассмотренная паримия читается потому, что содержание ее соответствует обстоятельствам установления совокупного празднования сим святителям. В конце XI-го века из-за них произошел в народе спор: одни отдавали предпочтение заслугам Василия, другие — Григорию, третьи выше обоих ставили Златоустого. Спор этот решили наконец те, из-за кого он произошел. Они втроем явились епископу Евхаитскому Иоанну и велели ему объявить всем, что они имеют одинаковое достоинство пред Богом. Таким образом три вселенских святителя оказались праведными судиями в спорном деле и своими устами изрекли суд о них Самого Господа, как подобает всякому судье. В память этого суда и установлен праздник в честь трех святителей. — Та же паримия читается во дни памяти Вселенских Соборов потому, что эти Соборы были верховными судилищами для решения важнейших церковных дел, особенно для суда над еретиками, и отцы Соборов были на них самыми беспристрастными судьями. Ни о ком, как только о них, можно со всею точностью сказать, что они творили суд Божий, ибо Самим Богом и Духом Святым научаемы были истине и правде. — В неделю св. Отец пред Рождеством Христовым рассмотренная паримия читается в соответствие положенному в этот день чтению из Апостола о спасении верою во Христа ветхозаветных праведников (Евр. 11). Этою верою они доселе осуждают неверный Христу мир и преимущественно на страшном суде явятся обличителями и строгими судьями его. Неверие во Христа пришедшего поистине непростительно и достойно осуждения после того, как могли спастись люди веровавшие во Христа грядущего. Последнее труднее, чем первое. Да будет благословен праведный суд над неверующими людей верующих — ибо это суд Божий.

II. Паримия на праздник, в 16 день августа, перенесения из Едессы в Царь-град нерукотворенного Образа Христа Спасителя. Второзак. IV:1, 6-15

   В сей паримии излагаются увещания Моисея к Израильтянам о точном соблюдении данных им законов, с напоминанием о явлении пред ними на Синае Самого Господа Законодателя.

Втор. 4:1. Рече Моисей к людям: ныне послушай, Исраилю, оправданий и судов, елика аз учу вас днесь творити, да поживете.

    Оправдания и суды. Существенного различия между теми и другими нет. Это подобозначащие термины, тот и другой означают вообще законы в обширном смысле, определяющие поведение Евреев в жизни церковной, семейной и гражданской. Оправданиями эти законы называются потому, что служат выражением правой воли Господа и руководствуют к праведности. Судами те же законы называются, как правила, по которым можно судить о правильности или неправильности человеческих действий и с которыми надлежало подзаконному человеку строго сообразовать свою жизнь, — Моисей внушает сынам Израиля, чтобы они послушали, т.е. не только слухом, но и вседушевно старались усвоять все оправдания и суды (все законы), елика он учит их твopити. Израильтяне должны были помнить, что законы предлагаются и объясняются для них Моисеем не к сведению только, а к творению, к исполнению. Не слышатели закона праведны пред Богом, но творцы закона, сии оправдятся (Рим. 2:13). Моисей в книге Второзакония весьма часто повторяет Израильтянам увещание об исполнении закона. Такое повторение необходимо было в деле воспитания народа, который, по причине продолжительного рабства в Египте, находился в детском состоянии в духовно-нравственном отношении. Если детям не сразу можно втолковать ту или другую истину, то или другое правило, и учителю приходится поневоле твердить им одно и тоже, — то подобным же образом надлежало поступать с взрослыми детьми — целым народом, чтобы вынести его из детского непонимания своих обязанностей и переломить его детское упрямство в исполнении их. — Да поживете. Это значит, что сыны Израиля должны свято исполнять заповеди, для своего же блага, для того, чтобы им жить в земле Обетованной долго и благополучно. Их судьба будет зависеть от того, как они поведут себя в отношении к закону Божию. Вот я предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло. Если будешь слушать заповеди Господа Бога твоего, то будешь жив и размножишься. Если же отвратится сердце твое и не будет слушать, то погибнет и не пробудете долго на земле, которую Господь Бог дает тебе (Втор. 30:15-17).

Втор. 4:6. И сохраните, и сотворите, яко сия премудрость ваша смышление пред всеми языки, елицы аще услышат вся оправдания сия, и рекут: се, людие премудрии и уметельны, язык великий сей.

   Ни у одного народа нет таких мудрых законов как у Израильтян (Втор. 4:8). И благо сынам Израиля, если они будут сохранять и исполнять такие законы. Пусть сыны Израиля будут уступать другим народам во внешней образованности, пусть далеко отстанут от других народов в науках и искусствах, но ревнуя об исполнении данных им законов, они за эту ревность прослывут у иноземцев народом мудрым и разумным. Все иноземцы, елицы услышат оправдания сия, законы, по которым устрояется жизнь Еврея, — будут удивляться заключенной в них мудрости и сравнивая с ними свои учреждения и законы, будут отдавать предпочтение первым, преклоняться пред их возвышенностью и целесообразностью, и о народе, живущем под их руководством, отзываться с великою похвалою: «вот так мудрые и разумные люди, этот великий народ». Действительно, ничего подобного тому, что заключается в данных Евреям законах, не могли изобрести языческие философы и законодатели. Потому любой отрок Израильский, воспитанный на этих законах, мог превзойти любого мудреца языческого. Так и должно быть, потому что законы Израильские — не человеческое измышление, а непосредственное откровение Божие. Сознавая превосходство этих законов, обнимавших собою все, что относится к Богопознанию и к Богоугождению, многие язычники не только удивлялись им, но бросали язычество и под именем прозелитов принимали веру избранного народа.

Втор. 4:7. Яко Господь Бог наш есть во всех, в нихже аще призовем Его.

   Для надлежащего уразумения смысла этих слов, надобно взять их в связи с предыдущим полустишием того же стиха (опущенным в паримии): кий бо язык тако велий, ему же есть Бог приближаяйся ему, яко, — и далее. Моисей указывает Евреям на новое побуждение к сохранению верности законам, — на то, что Господь, давший эти законы, находится в ближайшем общении с Своим народом, принимает ближайшее участие во всех его нуждах, в каких бы он ни обращался к Нему с молитвенным воззванием о помощи. Близ Господь всем призывающим Его, всем призывающим Его во истине (Пс. 144:18). В этом отношении никоим образом не могут быть сравниваемы с истинным Богом боги других народов. Это мертвые боги, которые глухи к мольбам своих чтителей, очи имут, и не видят, уши имут и не услышат (Пс. 134:16), — и только обманы жрецов поддерживали в чтителях таких богов веру в их помощь и заступление. Таким образом избранный народ в сознании своего преимущества пред другими народами, не имеющими ни таких мудрых законов, ни такого милостивого и всемогущего Бога, должен был находить сильное побуждение к исполнению Его заповедей. Как не повиноваться законам самым мудрым и благотворным? Как не слушаться Законодателя, Который Сам слушает и удовлетворяет призывающих Его в нуждах?

Втор. 4:9. Вонми себе, весь дом Исраилев, и снабди душу твою зело, и не забуди всех словес, яже видеста очи твои, и да не отступят от сердца твоего вся дни живота твоего.

    Дом Исраилев, семейство или чада Израиля. Моисей заповедует им внимать себе, наблюдать за собою, зорко следить за своим поведением в отношении к закону Господню, — заповедует снабдевать душу свою. Душа — источник жизни, поэтому снабдевать, или беречь душу, значит, оберегать свою жизнь от всего, что может быть пагубно для ней в духовном и телесном отношении. Моисей хочет внушить сынам Израиля, что к послушанию Богу-Законодателю должно побуждать их чувство самосохранения, — что если не из любви и благодарности к Господу, не из благоговения к Его мудрым и святым законам, то по крайней мере из опасения временной или вечной пагубы за ослушание, они должны исполнять волю Господа, выраженную в законе Его. Хранящий заповедь хранить душу свою, а нерадящий о путях своих погибнет (Притч. 19:16). — И не забуди всех словес, яже видеста очи твои. — Словеса — это события, рассказанные в XIX — ХХIV главах книги Исход, или обстоятельства Синайского законодательства. Слово в значении дела или события употребляется и в других местах Писания — ветхозаветного (Быт. 37:11) и новозаветного (Лк. 2:19). В то время, когда происходили эти события, их видели очи всего народа (Исх. 19:17), не взрослые только, но также дети и юноши. Первые теперь уже все перемерли, кроме Иисуса Навина и Халева. Моисей с своими увещаниями обращается теперь к тем, которые за 40 лет тому назад, во время Синайских событий, имели же более 20 лет, они хорошо помнили все, что тогда видели очи их. — И да не отступят от сердца твоего вcя дни живота твоего. Нет сомнения, что законы, данные сынам Израиля, должны быть для них священны сами по себе; но еще бо́льшего благоговения они достойны потому, что дарование их народу соединено было с чудесами, служившими доказательством их божественного происхождения, и что как приготовление к принятию этих законов, так и самое принятие их, вступление с Богом в завет, — все это совершилось в высшей степени торжественно и поучительно. Посему сынам Израиля вменяется в обязанность, чтобы они непрестанно во все дни живота своего возбуждали и поддерживали в себе ревность к исполнению закона воспоминанием о чрезвычайных событиях, сопровождавших происхождение его, никогда из сердца своего не удаляли помышления об этих событиях и чтобы не только сами о них помнили, но старались напечатлеть их в сердце и памяти детей и внуков своих и да наставиши сыны твоя, и сыны сынов твоих.

Втор. 4:10. В день, к оньже стоясте пред Господем Богом вашим в Хориве, в день собрания, егда рече Господь ко мне: собери ко Мне люди, и да слышат словеса Моя, да научатся боятися Мене вся дни, в няже сии живут на земли, и сыны своя да научат.

   Главное, о чем Израильтяне должны были напоминать своим сыновьям и внукам, это день Синайского законодательства день, в оньже стоясте пред Господем Богом вашим в Хориве, —  т.е. при той горе, которая была частью Синая. В этот день Господь сказал Моисею: собери ко Мне люди. Моисей, согласно повелению Божию, должен был вывести всех их из стана и поставить у подошвы горы между станом и горою. Для чего же так близко к горе надлежало собрать сынов Израиля? Для того, чтобы из уст Самого Бога услышать с вершины горы слова Его, услышать провозглашение десяти заповедей: да слышат словеса Моя. Для чего же Господу Богу благоугодно было, без посредства Моисея, собственными устами изречь вслух всего народа Десятословие и для сего явиться на Синае во славе? Для того, чтобы произвесть в сынах Израиля особенный страх, и страхом пред Законодателем утвердить их в повиновении закону: да нaучатся боятися Мене. Впечатление страха действительно произведено было на слышавших глас Божий, и они просили Моисея: Говори ты с нами, и мы будем слушать, но чтобы не говорил с нами Бог, дабы нам не умереть (Исх. 20:19). Моисей сказал: Бог пришел к вам, чтобы испытать вас и чтобы страх Его был пред лицом вашим, дабы вы не грешили (20). Но Господу угодно было, чтобы впечатление страха не было мимолетным и чтобы оно чрез непосредственных очевидцев страшного Синайского Его явления перешло в первоначальной живости к последующим родам. Ему угодно было, да научатся боятися Его вся дни, в няже сии живут на земли, и сыны своя да научат.

Втор. 4:11. И приидосте, и стасте под горою, и гора горяще огнем даже до небесе, тма, сумрак и вихрь.

   Явления, происходившие на Синае, не только указывали на чрезвычайное присутствие Господа, но вместе служили образом неприступного Божеского величия Его и Его правосудия в отношении к нечестивым.

Втор. 4:12. И глагола Господь Бог к вам на горе из среды огня. Глас словес Его вы слушасте, и образа не видесте, токмо глас.

    Образа не видесте. На Синае Господь не явил Себя народу в образе живого существа, хотя слышны были из уст Его звуки человеческого голоса. Вид славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огнь поядающий (Исх. 24:17). О старейшинах, вызванных на вершину Синая при заключении завета, хотя говорится, что они видели здесь Бога, — но отнюдь не живой образ Бога, а только место, ознаменованное стоянием Бога Израилева (Исх. 24:10-11). Одному Моисею дано было то преимущество, что он, беседуя устами к устам с Самим Господом, созерцал Его в образе (Чис. 12:8). Это по всей вероятности был образ обыкновенного, ничем особенным по наружности отличающегося от других людей человека. В этом образе Господь легко мог быть доступен простому зрению Моисея. Но когда Моисей дерзнул просить Господа, чтобы Господь показал ему славу Свою, т.е., чтобы показал Свой человеческий образ во всей его славе, то Господь сказал Моисею: Лица Моего не можно тебе видеть, потому что человек не может увидеть Меня и остаться в живых, ты увидишь Меня только сзади (Исх. 33:20, 23). И действительно, когда Господь явился пред Моисеем в преславном человеческом образе, соответственном величию Своего Божества, то Моисей мог видеть только заднюю, а не лицевую сторону этого образа1. Но всему народу Господь не являлся ни в каком чувственном образе, и это для того, чтобы народ не дерзал думать, будто истинный Бог, подобно языческим богам, имеет телесную природу, и чтобы не стал творить подобных языческим изображений Его, вопреки второй заповеди.

Втор. 4:13. И возвести вам (Господь) завет Свой, иже заповеда вам творити.

   Под заветом, который Сам Господь гласом Своим возвестил сынам Израиля, разумеется Десятословие, как условие завета или союза их с Богом, которое они свято должны были блюсти, чтобы быть достойными преимущества называться народом Божиим.

Втор. 4:14. И мне заповеда Господь во время оно, научити вас оправданием и судам, творити вам та на земли.

   Идет речь о тех законах, церковных и гражданских, которые после того, как Господь провозгласил 10 заповедей, Моисей в тот же день получил от Него на Синае и на другой день утром, по повелению Божию, объявил народу к непременному исполнению на земле, обещанной им в наследие (Исх. 20-24).

Втор. 4:15. Глагола к вам Господь в горе Хориве из среды огня.

   В полном составе этот стих читается так: И снабдите души своя зело, т.е. помните под опасением погибели, — яко не видесте всякого подобия в день, в оньже, и д. Речь Моисея клонится к тому, чтобы предостеречь сынов Израиля от чувственных понятий о Боге и от изображений Его, в виду опасности идолопоклонства. В следующих стихах в тексте Библии содержится ясное предостережение от этой опасности.
   Рассмотренную паримию положено читать на праздник в честь Нерукотворенного Образа для того, чтобы чрез сопоставление того, что в ней содержится, с прославлением пречистого Образа, показать преимущество, в Богопознании и Богопочтении, чад нового Израиля пред чадами ветхого Израиля. Во времена ветхозаветные только немногие избранные, например, Моисей, сподоблялись явлений Господа, собственно Сына Божия, в образе человека и беседовали с Ним в этом образе. С наступлением же новозаветных времен Господь вступил в отношения к людям, несравненно более близкие. Сын Божий принял человеческое естество не временно, а на веки, и в образе человека сделался доступным зрению, осязанию и слышанию для всех. Этого мало, в Своем лице Он сделал доступным для всех Бога Отца. На просьбу Филиппа: «Покажи нам Отца», Он ответствовал: «Видевший Меня видел Отца. Разве ты не веришь, что Я в Отце, и Отец во Мне?» — Божеская природа по-прежнему осталась недоступною чувственному ощущению, но обитая всею Своею полнотою во Христе, она явственно открывалась духовному очищенному чувству верующих, как тихий, или умеряем мглою плоти, свет святые славы, — гораздо явственнее, чем Моисею сподобившемуся зреть чувственным оком задняя Божия. «Боговидения славы древле, темно Твоих задних сподобися Моисей, просив новый же Исраиль лицем ныне в лице. Тя Избавителя видит явно» (Служба Нерукотв. Образу, 1-й канон, 4 песнь). — Далее сынов ветхого Израиля надлежало предостерегать от чувственных представлений Божества и потому им не позволено было изображать Бога в каком-либо чувственном образе. Новозаветный Израиль, ясно наученный той истине, что Бог есть Дух (Ин. 4:24), далек от этой опасности и потому, покланяясь образу Христову, он не думает ни того, что этот образ представляет Божескую природу, ни того, что человеческая природа в Самом Христе тожественна с Божескою. Он не затрудняется изображать чувственно Христа и покланяться пред Его изображением, ибо это изображение представляет тот вид, в каком явился Христос, и взирая на оное, он духом возносится к Самому Богочеловеку, не отожествляя Его с начертанием Его на иконе.

III. Вторая паримия на праздник Нерукотворенного Образа. Второзак. 5:1-10, 23-28, 6:1-5, 13, 18

   В сей паримии предлагается увещание к соблюдению заповедей вообще и в частности о почитании единого Бога.

Втор. 5:1. Призва Моисей всего Исраиля и рече к ним: слыши, Исраилю, оправдания и суды, елика аз глаголю во ушы ваша во днешний день, и научитеся их, и сохраните творити я.

   Почему так часто Моисей повторяет одно и то же увещание, в объяснение этого уже сказано нами нечто при толковании на 1-й стих предшествующей паримии2.

Втор. 5:2-3. Господь Бог ваш завеща вам завет в Хориве: не Отцем вашим завеща Господь завет сей, но токмо вам.

    Не Отцем вашым завеща Господь завет сей, но токмо вам. Идет речь о завете Синайском. Отцы — это родоначальники Израильского народа Авраам, Исаак и Иаков. Родоначальники его хотя вступали в завет с Господом (Быт. 15:18) и слышали от Него неоднократное подтверждение о благоволении Его к ним, но от них Господь требовал послушания Ему вообще, а не определял с точностью, в каких именно делах они должны были свидетельствовать свое послушание. В сущности тот и другой завет были одинаковы, но различны по форме, по степени наружной определенности условий завета. В последнем отношении дожившие до Синайского законодательства имели преимущество пред жившими до них отцами, — преимущество, которое они должны были дорого ценить и за которое обязаны платить Господу особенною верностью завету с Ним. Само собою разумеется, что это напоминание о Синайском завете хотя ближайшим образом относится к современникам событий Синайских, как видно особенно из полного текста в Библии рассматриваемого стиха (токмо вам, вы же зде вси живи днесь), но в лице этих современников имеется в виду весь народ со всеми будущими родами. В то время, когда Моисей говорил это народу, были налицо не все даже бывшие при Синае, а только те из них, которым тогда было не больше 20 лет, — остальные все померли в пустыне, — но закон дан не для одного этого поколения, не для оставшихся только после того в живых, а и для всех имеющих народиться поколений, как видно из неоднократных напоминаний о сохранении заповедей во все дни, пока Израильтяне будут жить в земле обетованной (Втор. 4:10).

Втор. 5:4. Лицем к лицу глагола Господь к вам на горе из среды огня.

    Линем к лицу. Идет речь о том, что Господь изрек 10 заповедей вслух всего народа без посредства Моисея. Для чувственных очей Господь был тогда невидим, но звуки Его гласа, изрекавшего закон, достигали до слуха сынов Израиля непосредственно. Это было причиною, что они, устрашенные сими звуками, просили Моисея на будущее время принять на себя посредничество в передаче им воли Божией.

Втор. 5:5. И аз стоях между Господем и вами во время оно возвестити вам глаголы Господни, — глаголя.

    И аз стоях... Господни. Это — вставочное предложение. Оно должно быть понимаемо так, что Моисей посредствовал между Богом и народом не в то время, когда Господь изрекал 10 заповедей, а уже после провозглашения их, когда устрашенный народ отказался от продолжения непосредственной беседы с ним Господа. Моисей как бы так говорит: поймите, какой чести вы сподобились, — Сам Господь удостоил вас беседы с вами без моего посредствующего участия, которое на это время было прекращено и возобновилось уже после этого. — Слово глаголя имеет связь с 4-м стихом, как продолжение его, прерванное разсмотренными вставочными словами.

Втор. 5:6. Аз есмь Господь Бог твой, изведый тя из земли Египетские, от дому работы.

   Истинный Бог, называющий Себя Богом Израильского народа (Бог твой), есть Бог всех народов, как тех, которые в Него единого веруют, так и тех, которые утратили веру в единого Бога и стали поклоняться многим богам. Божеская власть Господа Бога Израилева простирается на все народы, признают ли они ее над собою, или не признают (4 Цар. 19:18-19). Но Ему угодно было из всех народов избрать в особый удел Себе один народ для сохранения в среде его истинного Богопочтения и для воспитания его согласно его предназначению дать из своей среды Мессию. Посему, будучи Господом вселенной, истинный Бог объявляет этому народу: Аз есмь Господь Бог твой, т.е. в силу заключенного с тобою, народ Мой, завета, Я беру тебя под Мое покровительство, преимущественно пред прочими народами; равно и от тебя преимущественно требую подобающего Мне, как единому истинному Богу, поклонения. Я твой Бог, потому что ты Мне преимущественно пред всеми народами принадлежишь, и потому что Я тебе принадлежу. Меня одного, как твоего Бога, ты должен знать, на Меня единого уповать, и милостию Моею паче всего на свете дорожить. — Изведый тя из земли Египетские, от дому работы. Указанием на благодеяние, которым Евреи обязаны единственно своему Богу, Он хочет утвердить их в верности и преданности Ему. Если не из других, высших побуждений, то по крайней мере из благодарности Ему, как величайшему своему благодетелю, они должны соблюдать верность Ему, как Богу завета. О великости благодеяния они должны судить по великости того бедствия, от которого они освобождены Господом Богом. Он рукою крепкою и мышцею высокою извел их из Египетской земли, которая была для них домом работы, — местом рабства, где они томились в тяжкой неволе, словно пленники или преступники, заключенные в темницу (Суд. 16:21; Еккл. 7:3).

Втор. 5:7. Да не будут тебе бози инии пред лицом Моим.

   Господь заповедует Израильтянам не только не чтить богов, каких чтили другие народы, но и не признавать их богами равными Ему, или низшими Его. Израильтяне тяжко согрешили бы против веры в своего Бога не только в том случае, если бы совсем перестали служить Ему, но и в том, если бы служили Ему наряду с другими богами, или если бы чтили Его как только национального своего бога, не отвергая существования иных богов, которым служат другие народы, как своим национальным богам. Нет, говорит Господь Своему народу, ни в том, ни в другом смысле ты не должен ни признавать, ни чтить иных богов, кроме Меня одного. Господь Бог твой, говорится в других местах Второзакония, сей Бог на небеси горе и на земли долу, и несть разве Его (Втор. 4:39). Аз есмь Бог, и несть разве Мене (Втор. 32:39). И вообще в книгах Ветхого Завета нельзя найти следов учения о многобожии и о Боге Еврейском, как об одном из многих богов. И если сам Моисей говорит о Нем: Господь Бог ваш Сей Бог богов и Господь господей (Втор. 10:17), то это говорит он не в том смысле, будто боги языческие суть также боги, хотя низшие Бога, чтимого Евреями, а соответственно понятию язычников, которые были уверены, что эти боги существуют, сам же Моисей называет их идолами, т.е. существами только воображаемыми (Лев. 19:4; Чис. 33:52).

Втор. 5:9-10. Аз бо есмь Господь Бог твой, Бог ревнив, творяй милость в тысящах любящим Мене и творящим повеления Моя.

   Называя Себя ревнивым, или ревнителем (см. Исх. 20:5), Господь дает разуметь, что неверность Ему избранного народа, состоящая или в предпочтении Ему иных богов, или в совместном служении им вместе с Богом истинным, так же оскорбляет Его, как оскорбляет мужа неверность жены, которую он любит. Известно, что в Писании союз истинного Бога с избранным народом обыкновенно представляется под образом брачного союза, и нарушение верности единому истинному Богу, уклонение к иным богам, называется блужением (Исх. 34:16; Нав. 1:21; Иер. 2:2, 20). Таковое блужение Господь ревнитель не может оставить без наказания, и грозит распространить его, как сказано в полном библейском тексте рассматриваемого места, на самое потомство богоотступников до третьего и четвертого рода3. Но строгий в отношении к нечестивым, Господь милостив в тысящах к любящим Его и соблюдающим повеления Его. Поразительный перевес милосердия над правосудием. Милость Господня простирается на тысячи, на множество родов, происходящих от истинных чтителей Его и наследующих от предков благочестие, или обилием милостей Божиих поощряемых к подражанию им в благочестии, — тогда как действие правосудия ограничивается третьим или четвертым родом.

Втор. 5:23-24. И бысть яко услышасте глас из среды огня, и гора горяще огнем, и приидосте ко мне вси и рекосте: се, показа нам Господь Бог наш славу Свою, и глас Его слышахом из среды огня. Во днешний день видехом, яко возглаголет Бог человеку, и жив будет.

   В предшествующих стихах библейского текста (11—22), не вошедших в паримию, перечисляются заповеди Десятословия, начиная с третьей, и воспоминаются страшные знамения явления славы Божией на Синайской горе, сопутствовавшие изречению Десятословия. В следующих затем стихах, приводимых в паримии, Моисей напоминает Израильтянам, какое действие произвело на них явление Бога Законодателя на Синае. Когда вы выслушали, говорит Моисей, глас Божий из среды огня, т.е. членораздельные звуки голоса, изрекавшего 10 заповедей, исходившие из облака и дыма, озаряемых пламенем огня, и когда увидели, как гора пылала огнем во все время присутствия на ней Божия, тогда приидосте ко мне в лице своих старейшин и рекосте: се, показа нам Господь Бог славу Свою, т.е. явил в чувственных знамениях славу Своего присутствия на горе, — и глас Его слышахом из среды огня. Мы опасались, не погибнуть бы нам от такого явления пред нами славы Божией, но, к счастью, наши опасения были напрасны, во днешний день видехом, яко возглаголет Бог человеку, и жив будет, т.е. мы собственным опытом убедились, что Господь может говорить человеку лицом к лицу, и человек при этом может оставаться в живых.

Втор. 5:25. И ныне да не измрем, яко потребит нас огнь великий сей, аще приложим мы слышати глас Господа Бога нашего к тому, и умрем.

   Израильтяне хотя убедились, что можно безопасно внимать речам, исходящим прямо из уст Господа, но они не уверены в продолжении своей безопасности. Они сказали Моисею: и ныне да не измрем, т.е. не умереть бы нам вблизи страшного огня, — яко потребит нас огнь великий сей, и умрем. До сих пор он для нас не смертелен, хотя в нем являет Свое присутствие Господь, но не потребил бы нас этот огнь, если будем продолжать непосредственно внимать гласу Божию, — не погибнуть бы нам в этом случае от того, что до сих пор было дня нас безвредно.

Втор. 5:26. Кая бо плоть, яже слыша глас Бога жива, глаголюща из среды огня, яко мы, и жива будет.

   По убеждению Израильтян невозможно, чтобы какая плоть, — какое из существ облеченных плотью, могла слышать Господа, говорящего из огня, и остаться в живых. Нужно чудо милосердия Божия, чтобы уцелеть в этом случае слабому человеку. Израильтяне испытали над собою множество чудес милости Божией, но эти чудеса не поражали их страхом, потому что Господь при совершении их не являлся пред ними в таком грозном величии, как теперь. Этого грозного величия они не надеются переносить долее по своей естественной немощи, свойственной каждой плоти и также по греховности. Подобное ощущение страха испытывали Гедеон и отец Самсона Маное (Суд. 6:22, 13:22), когда становились лицем к лицу пред Господом, хотя Сей являлся им в образе обыкновенного человека. А пророк Даниил, увидевший Господа в грозном виде мужа с молниевидным лицем, говорит о себе: «Во мне не осталось крепости, вид лица моего чрезвычайно изменился, не стало во мне бодрости» (Дан. 10:6-8). Один Моисей удостоен был той особенной милости, что беседовал с Господом как бы по-домашнему, но и он не мог не чувствовать страха, когда Господь являлся пред ним в славе Своей над расселиною скалы, в которой на сие время Моисей должен был укрыться, чтобы не погибнуть.

Втор. 5:28. И услыша Господь глас словес ваших, глаголющим вам ко мне, и рех к ним.

    Словес ваших. Разумеются рассмотренные нами речи Израильтян, обращенные к Моисею, и присовокупленная к этим речам просьба их к Моисею (опущенная в паримии), чтобы вперед он один говорил непосредственно с Господом и в качестве посредника между Богом и ими передавал им все, что угодно будет Господу чрез него объявить им. Господь одобрил это смиренное желание Израильтян и приказал Моисею успокоить их обещанием на будущее время открывать им Свою волю чрез одного Моисея. Я рех к ним4, — говорит Моисей, т.е. я объявил им означенное приказание Господа.
   Дальнейшие стихи паримии взяты из VI-й главы Второзакония и содержат в себе продолжение речей Моисея к Израильтянам пред вступлением их в обетованную землю.

Втор. 6:1 И сия заповеди и оправдания и суды, елика заповеда Господь Бог ваш.

    И сия заповеди вот заповеди, постановления и определения, которыми вы, сыны Израиля, должны руководствоваться, когда вступите в землю обетованную.

Втор. 6:2. Да убоитеся всех оправданий Его.

   Полнее в библейском тексте. Да боитеся Господа Бога вашего, хранити вся оправдания Его. Т.е. старайтесь возбуждать и поддерживать в себе благоговение к Богу Законодателю, чтобы не ослабевать в ревности к соблюдению Его заповедей.

Втор. 6:3. Да милостив будет, и умножитеся на земли.

   Если будете слушаться во всем Господа, то и Господь будет благословлять вас Своими милостями в жизни семейной, хозяйственной и общественной и размножит вас на страх врагам вашим.

Втор. 6:4. Слыши, Исраилю: Господь Бог ваш Господь един есть.

   Догмат о безусловном единстве Господа Бога, чтимого избранным народом — единстве, исключающем мысль о равных и низших богах, есть главный догмат Ветхозаветной Веры, — и сыны Израилевы, которым заповедано слухом и сердцем усвоять этот догмат (Слыши, Исраилю), хранят его с большею ревностью, чем все другие заповеди закона. Они ежедневно утром и вечером повторяют слова закона Слыши, Исраилю, Господь Бог ваш Господь един есть.

Втор. 6:5. И возлюбиши Господа Бога твоего от всего сердца твоего, и от всея души твоея, и от всея силы твоея.

   Заповедь о всецелой, безраздельной любви к Господу Богу проистекает из догмата о Его безусловном единстве. Если Господь Бог есть единственное существо, которому нет ни одного равного на свете, от которого все существа происходят, и в котором заключается источник жизни и всех благ для всего сущего, то, само собою разумеется, это единственное существо должно любить больше всего на свете. Ни на небе, ни на земле нет ничего, что стоило бы любить в той же мере, как единого Бога. Какими бы совершенствами ни были одарены сотворенные существа, но несравненно совершеннее Творец, даровавший им эти совершенства. Сколько бы ни было благ на свете, и как бы они ни были велики в отдельности и в совокупности, — они меркнут пред величием верховного блага, которое заключается в едином Боге. Поэтому Его единого должно любить от всего сердца, — всею полнотою сердечной жизни, наше сердце должно безраздельно принадлежать Ему и ничем на свете не услаждаться больше. — От всея души не только сердце, способность чувствований, но все силы души, — память, воображение, разум, воля должны быть всецело устремляемы к Нему, как такому существу, которое несравненно больше всего на свете достойно нашего памятования, нашего представления, нашего размышления, наших желаний. — От всея силы твоея, все усилия должны быть направлены к тому, чтобы любовь к Нему наполняла все наше существо, всецело и безраздельно, чтобы любовь и преданность Ему мы научились предпочитать всему на свете, изгонять из себя всякую привязанность, которая противна любви к Нему, и чтобы все другое позволяли себе любить настолько, насколько это совместно с любовью к Нему. — Господь Иисус заповедь о любви к Богу называет самою высшею в законе (Мф. 22:37). Выше ее нет и в Новом Завете. Но в Новом Завете к исполнению этой заповеди дано гораздо большее побуждение — в той любви к нам Господа, по которой Он Сына Своего Единородного послал для нашего спасения.

Втор. 6:13. И Того убоишися, и Тому единому послужиши и к Нему прилепишися, и именем Его кленешися.

    Того убоишися, под боязнью разумеется здесь чувство благоговения к Господу, возбуждаемое не столько опасением наказания, сколько сознанием святости и величия существа Божия и также сознанием великой любви к нам Господа, следственно, такая боязнь не заключает, а предполагает любовь к Нему. — Тому единому послужиши, разумеется чествование Господа преимущественно внешним Богослужением. — И к Нему прилепишися, разумеется неизменная верность Ему. — Именем Того кленешися. Клятва или призывание имени Божия для удостоверения в истине наших слов и для сильнейшего побуждения себя к исполнению принятого на себя обета принадлежит к действиям внешнего Богопочтения. В клянущемся она предполагает веру во всеведение Господа, в Его святость и правосудие, карающее лживо клянущихся, и следственно, должна быть произносима пред лицем только истинного Бога, — и кто стал бы в клятве называть других богов, тот — изменник истинному Богу. Сыны Израиля пуще всего должны бояться подобной измены.

Втор. 6:18. И угодное Ему сотвориши да добро тебе будет.

   Угодить Богу с надеждою награждену быть от Него всяким добром можно только исполнением Его заповедей.
   Рассмотренную паримию положено читать на праздник в честь Нерукотворенного Образа для того, чтобы чрез сопоставление того, что в ней говорится о явлении невидимого Бога на Синайской горе, с явлением Бога во плоти, чрез которое Он стал видим для всех и доступен изображению, показать преимущество в богопознании чад нового Израиля пред чадами ветхого Израиля. Более подробное раскрытие этой мысли представлено нами в заключение толкования на первую паримию из Второзакония, положенную в тот же праздник (см выше).

IV. Паримия в праздник трех вселенских святителей (30-го января), во дни памяти вселенских соборов и в неделю святых отец (в декабре пред Рождеством Христовым). Втор. X:14-21.

   Эта паримия содержит речь Моисея, в которой он увещавает Израильтян памятовать любовь к ним Господа и предостерегает от неверности Ему.

Втор. 10:14. Во днех онех рече Моисей к сыном Исраилевым: се, Господа Бога твоего небо и небо небесе, земля и вся, елика суть на ней.

    Се Господа Бога твоего небо и небо небесе. В Писании различаются три неба воздушное (отсюда выражение птицы небесные), звездное, или твердь, т.е. пространство удаленное от нас на безмерные расстояния и наполненное бесчисленными звездами и планетами с их спутниками, — и небо небес (3 Цар. 8:2), т.е. высочайшее небо, или по выражению Апостола Павла, третье небо (2 Кор. 12:2), третье по отношению к первому — воздушному и второму — звездному. Это высочайшее небо есть собственно духовное небо, жилище бесплотных и преимущественное место обитания Божия (Иов. 22:12), от чего произошло выражение Отец Небесный. В рассматриваемом стихе, под словом небо разумеется небо воздушное и вместе звездное, а под словом небо небесе — небо духовное. Другие же полагают, что этим последним словом обозначается то же, что и словом небо. Разница только в том, что словом небо небесе расширяется понятие неба до исчерпывающей всецелости, т.е. выражается вся совокупность небесных звездных миров, видимых нами и существующих за пределами видимого. Во всяком случае указанием на владычество Господа над небесами и землею и над всем, елика суть на ней, Моисей хочет, как видно будет из следующего стиха, возвысить в очах сынов Израилевых цену любви к ним Божией.

Втор. 10:15. Обаче отцы вашы произволи Господь любити их, и избра семя их по них, вас, паче всех язык, в день сей.

   Владыка неба и земли, для основания на земле духовного царства и для воспитания в сем царстве племени, из которого надлежало произойти обетованному Христу, мог бы избрать любой народ в мире и сделать этот народ предметом особенной Своей любви и благоволения, мог бы найти в среде человечества людей, подобных Аврааму, Исааку и Иакову, и сосредоточить на них и на их потомстве особенныя Свои попечения. Но выбор Его упал именно на отцев Израильского народа и на потомство их до последнего дня (в день сей). Не должны ли поэтому сыны Израилевы почитать себя счастливейшими всех народов, не должны ли пуще всего на свете дорожить этою милостью к ним Господа, и на любовь Его отвечать любовью и всецелою преданностью Ему? Не платить за любовь любовью было бы делом непростительной неблагодарности.

Втор. 10:16. И обрежите жестосердие ваше и выя вашея не ожесточите к тому.

    Обрежите жестосердие ваше. Известный обряд обрезания, установленный при Аврааме, был знаком вступления в завет с Богом. Как знак, обрезание напоминало сынам Израиля о долге быть верными завету с Богом, с неизменною верностью служить Ему единому и свято исполнять Его заповеди. Неверный Богу Еврей был то же, что язычник. Он отличался от язычника только по плоти, по наружному обрезанию, но не по внутреннему расположению, ибо по внутреннему расположению был далек от Бога. Потому Апостол Павел говорит: «не тот Иудей, кто таков по наружности, и не то обрезание, которое наружно, по плоти, но тот Иудей, кто внутренно таков, и то обрезание, которое в сердце по духу» (Рим. 2:28-29). Отсюда в обличение неверным и непокорным Богу Иудеям говорится в Писании, что у них необрезанное сердце (Лев. 26:41), что они необрезаны сердцами и ушами (Деян. 7:51). Это значит, что хотя у них посредством наружного обрезания сняты покровы с края их плоти, но души их остаются покрытыми грубою корою непослушания Богу, упорного противления Ему. Отсюда увещание — обрезать крайнюю плоть сердца (Иер. 4:4), т.е. употребить усилия к тому, чтобы искоренить из сердца дух противления и непокорства Богу. Тот же смысл имеют и слова Моисея, обрежите жестосердие ваше. В подобном же смысле должны быть понимаемы остальные слова рассматриваемого стиха: и выя (шеи) вашея не ожесточите к тому. Моисей неоднократно называет народ Еврейский жестоковыйным народом, т.е. с негнущеюся шеею (Исх. 32:9, 34:9), в том смысле, что подобно дикому или упрямому животному, не дающему наложить на свою шею ярма, он уклоняется от подчинения закону Божию, не любит ходить под игом, под руководством его. От этого упрямства на будущее время Моисей предостерегает сынов Израиля словами выя вашея не ожесточите к тому, — т.е. вперед смиренно несите иго заповедей Господних.

Втор. 10:17. Ибо Господь Бог ваш, сей Бог богов и Господь господей, Бог великий и крепкий и страшный, Иже не дивится лицу, ниже вземлет дар.

   Изложенное в предшествующем стихе увещание — соблюдать верность и покорность Господу — Моисей подкрепляет напоминанием о величии Господа. Сыны Израиля должны помнить, что Господь Бог их есть Бог богов, — Бог над богами, т.е. неизмеримо выше всего, что у людей известно под именем богов, — мнимые ли то боги язычников, или в несобственном смысле именуемые богами власти земные (Пс. 81:1-2). — Он есть Господь господей, пред Ним рабски преклоняются господства, начала и власти, словом все Силы небесные, служащие орудиями владычества Бога Вседержителя над тварями, — и все власти земные, даже враждебные Ему, но побеждаемые и смиряемые Его гневом. — Он есть Бог великий, — и величию Его по внутренним совершенствам и внешним делам творения и промышления о мире нет предела, крепкий, — могущественный, так что Его всемогущей силе никакая сотворенная сила противиться не может, — и страшный не только для врагов, но и для верных Ему слуг, с трепетом предстоящих престолу Его на небесах, — Он не дивится лицу. Он есть праведный Судия, Который судит беспристрастно, не увлекаясь впечатлениями, какие на обыкновенных судей производит лице или наружность подсудимого. Он зрит самое сердце его, проникает в сокровенные помыслы и сердечныя движения, так что ни виновный от Него не утаится, ни правый не останется виноватым. — Он не вземлет дар, — Его, как беспристрастного Судию и Мздовоздаятеля, нельзя задобрить или подкупить подарками, за которые кривят совестью обыкновенные судьи. Самые жертвы которые приносятся Богу, хотя называются дарами Ему (Пс. 75:12), в собственном смысле не суть дары, потому что все, что приносится в жертву Богу, принадлежит Ему как Творцу и Владыке всяческих (Пс. 49:10-11). Ему однако угодно принимать от людей жертвы и взирать на них, как на дары Ему, единственно по милосердию к людям, которым в жертвах Он указал средство умилостивлять Его, благодарить Его, выражать любовь к Нему и преданность. Но если приятны Ему эти дары от людей благочестивых, то не благоволит Он к жертвам нечестивых. Как бы ни были многочисленны и богаты жертвы от нечестивых, Он не вземлет от них этот дар, и не умилостивляется, а только прогневляется таким даром. Беззаконник, жряй Ми тельца, яко убиваяй пса, и приносяй семидал, яко кровь свиную (Ис. 66:3).

Втор. 10:18. Творяй суд пришельцу, и сиру и вдовице, и любит пришельца, дати ему хлеб и ризу.

   Пришельцами, о которых говорится в этом стихе, назывались иноплеменники, жившие среди Израильтян в качестве свободных граждан, или невольников, также чужеземцы-путешественники, или временно проживавшие по каким-нибудь делам в Израильской земле. Господь, отделив в Свое особенное достояние сынов Израиля от других народов, отнюдь не хотел, чтоб это преимущество избранного народа пред другими давало ему повод презирать их и всячески чуждаться их. Нет, любя Свой народ и особенно покровительствуя ему, Он не давал ему в обиду чужестранцев. Он есть Бог творяй суд пришелцу. «Один суд должен быть у вас, как для пришельца, так для туземца» (Лев. 24:22), гласил закон Господень. Города-убежища, — так называвшиеся потому, что в них до произведения формального суда могли находить безопасное пристанище совершившие неумышленное убийство, — были открыты одинаково для туземцев и для пришельцев (Чис. 35:15). — Вещественное довольство было уделом в земле Израильской не одних туземцев, но и пришельцев. Господь любит пришельца, дати ему хлеб и ризу. Пришельцы не могли иметь недвижимой собственности в среде Израильтян, но они снискивали средства жизни торговлею, промышленностью, ремесленными занятиями, военною службою и т.п. Кроме того закон Моисеев вменяет в обязанность сынам Израиля чрез каждые три года допускать пришельцев до участия в десятой части произведений земли своей (Втор. 14:28-29), во время жатвы хлеба, собирания маслин и винограда — оставлять в пользу пришельцев снопы на поле, ветви с неснятыми плодами в садах (Втор. 24:19-21). При этом требовалось от живших с Израильтянами чужеземцев одно, — чтобы они чтили истинного Бога, приносили Ему жертвы в храме (Лев. 17:8), соблюдали закон о субботе (Исх. 20:10, 23:12), а невольники должны были даже обрезаться. В ряду чужеземцев особенное благоволение Господь являл к Идумеям и Египтянам. По закону Моисееву, дети, которые у них родятся, в третьем поколении могут войти в общество Господне (Втор. 24:8), т.е. совершенно слиться с избранным народом, если только, как само собою разумеется, примут обрезание. — Покровительствуя пришельцам, Господь Бог Израилев есть вместе заступник вдов и сирот творяй суд сиру и вдовице. Жалко положение этих беспомощных существ, с утратою главы семейства лишившихся главной земной опоры. Но об них печется Отец небесный, и потому никому нельзя безнаказанно обижать их. Он заповедал о них в законе Своем: «Ни вдовы, ни сироты не притесняйте. Если же ты притеснишь их, то когда они возопиют ко Мне, Я услышу вопль их, и воспламенится гнев Мой, и убью вас мечем, и будут жены ваши вдовами, и дети ваши сиротами» (Исх. 22:22-24). Закон Моисеев повелевает торжественно проклинать того, кто превратно судить пришельца, сироту и вдову (Втор. 27:19). Это одно из тех преступлений, за которые Господь грозил Иудеям опустошением государства их и рассеянием их по лицу земли (Ис. 10:4; Иез. 22:7-15).

Втор. 10:19. И возлюбите пришельца, пришельцы бо бесте в земли Египетстей.

    Возлюбите пришельца. Любовь к пришельцам сыны Израиля могли свидетельствовать не иначе, как точным исполнением благоволительных в отношении к ним законов Господа. Господь, требуя любви к пришельцам, определяет самую меру, до какой она должна простираться: пришлец, поселившийся у вас, да будет для вас то же, что туземец ваш, люби его, как себя (Лев. 19:34). — Пришельцы бо бесте в земли Египетстей. Это побуждение к любви в отношении к пришельцам, часто указываемое в законах Моисея (напр., Исх. 22:21), полнее разъясняется в другом месте: «Вы знаете душу пришельца, потому что сами были пришельцами в земле Египетской» (Исх. 23:9), т.е. по собственному опыту можете судить, как тяжело живущему в чужой стране терпеть притеснения от туземцев; вспомните, каково было вам в Египте, и не подражайте бывшим вашим притеснителям.

Втор. 10:20. Господа Бога твоего да убоишися, и Тому единому послужиши, и к Нему прилепишися, и именем Его кленешися.

   Эти же слова читаются в 13-м стихе VI-й главы Второзакония. Изъяснение их представлено нами в толковании на предыдущую паримию, взятую из этой главы (см. выше).

Втор. 10:21. Той хвала твоя и Той Бог твой, Иже сотворил ти есть великая и славная сия, яже видесте очи твои.

    Той хвала твоя. Народ Израильский, имеющий счастие знать единого истинного Бога, должен больше всего на свете ценить это счастье. Истинный Бог, чтимый сынами Израиля, поставил Себя в такое близкое отношение к ним, что никто больше их не имеет побуждений хвалить и славословить Его пред лицем Его и пред людьми неведущими Его, и что ничем больше они не должны хвалиться, как только верою в истинного Бога, и никакой другой славы себе не искать, кроме славы чтителей Его. — И той Бог твой. Он есть Бог всех народов, знающих и незнающих Его, как Творец и Владыка вселенной, но преимущественно Он есть Бог твой, Израиль, ибо сотворил ти есть великая и славная сия, яже видесте очи твои, — для тебя и на твоих глазах. Он совершил дела всемогущества в Египте и на пути из Египта, и ими прославил Себя не только пред тобою, но и пред окрестными народами, одним слухом о сих делах приведенными в страх и трепет (Исх. 15:14 и д.).
   Рассмотренная паримия положена на праздник в честь трех Вселенских Святителей для напоминания чтущим их, что чествование сих Святителей может быть правильным и богоугодным только в соединении с прославлением Господа, совершившего чрез них великая и славная для святой Своей Церкви, что как ни велики заслуги их для Церкви Вселенской, не надо забывать в них качество смиренных слуг Божиих, и чествуя их, помнить заповедь содержащуюся в паримии на праздник их: Господа Бога твоего да убоишися и Тому единому послужиши. Это, конечно, надобно помнить при чествовании всякого угодника Божия, но преимущественно при праздновании в честь трех святителей, которое установлено для того, чтобы прекратить споры о их достоинствах, о том, кто из них выше по достоинству. Споры эти показывали в споривших пристрастие к личности одного Святителя с уничижением пред ним других. Каждый из трех великих святителей имел горячих поклонников, и была опасность, что чествование любимого Святителя могло дойти до крайности, затмить в них мысль о поклонении и служении единому истинному Богу. — На каком основании та же паримия положена в службе во дни памяти Вселенских Соборов? Вероятно, на основании сходства побуждений, по которым учение об основных истинах веры с достаточною точностью и полнотою определено в паримии и в деяниях соборных. Сходство заключается в том, что как в ветхозаветной Церкви точным и полным учением о едином истинном Боге надлежало оградить избранный народ от языческих суеверий, так и в новозаветной Церкви по поводу еретических лжеучений, ниспровергавших или искажавших православное учение об истинах веры, нужно было раскрыть эти истины с такою ясностью и полнотою, чтобы всякий мог видеть противоположность истины заблуждению и утверждался в ней. Эта задача и была исполнена отцами Вселенских Соборов. — Почему рассмотренную паримию положено читать в неделю отец, предков Иисуса Христа по плоти, ближайшую к празднику Рождества Христова? Вероятно, потому, что в этой паримии с особенною силою выражена мысль о той чрезвычайной милости Божией к сынам Израиля, по которой они одни удостоились преимущества сделаться народом Божиим, или народом избранным. Можно думать, что творцы церковного устава, приурочивая паримию к помянутой службе, имели в виду связь этой мысли с мыслью о предках Иисуса Христа по плоти. Связь понятная: цель избрания из среды всех народов одного состояла в том, чтобы воспитать в этом народе то племя, из которого надлежало произойти обетованному Спасителю, Чаянию всех народов.

1   См выше наше толкование на паримию из книги Исход на праздник Преображения.
2   См. выше.
3   Чтобы впрочем наследственность наказания не показалась несправедливою, можно иметь в виду наследственность преступлений обыкновенно случается что нечестивым отцам подражают их дети и внуки. Впрочем и в самом наказании лишением внешних благ заключается побуждение для нечестивых к раскаянию.
4   Сих слов в Библии нет.

Помощь в распознавании текстов