Приглашаем Вас пройти Православный интернет-курс — проект дистанционного введения в веру и жизнь Церкви.

А.К. Галкин, А.А. Бовкало

Неутомимый епископ

Сообщая о предстоящей хиротонии, петербургские газеты единодушно отмечали, что «среди духовенства и вообще в столице архимандрит Вениамин успел стяжать любовь и уважение и известен как выдающийся проповедник и ревностный деятель общества религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви»323.

Наречение архимандрита Вениамина «во епископа Богоспасаемого града Гдова» состоялось в субботу 23 января 1910 года в здании Святейшего Синода. В сопровождении кафедрального протоиерея Александра Исполатова он был приведен из синодальной церкви Семи вселенских соборов в зал заседаний. Перед лицом архиереев – участников чина наречения – о. Вениамин произнес «проникнутое теплотою глубоко верующей души слово»324 о благодатной помощи, проявленной в его жизни. В зале присутствовали член Св. Синода протопресвитер Александр Желобовский, служащие синодального ведомства во главе с обер-прокурором Св. Синода С.М. Лукьяновым (23 августа 1855 – 2 сентября 1935) и его товарищем А.П. Роговичем (27 июля 1858 – 4 марта 1935), множество духовенства и даже учащаяся молодежь, в том числе воспитанники V и VI классов семинарии. Хиротонию нового епископа Гдовского совершили 24 января в Троицком соборе Александро-Невской лавры митрополиты Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский), Московский и Коломенский св. Владимир (Богоявленский), Киевский и Галицкий Флавиан (Городецкий; † 4 ноября 1915), архиепископы Литовский и Виленский Никандр (Молчанов), Варшавский и Привислинский Николай (Зиоров; † 20 декабря 1915), Ярославский и Ростовский св. Тихон (Беллавин), Псковский и Порховский Арсений (Стадницкий), епископы Чистопольский Алексий (Молчанов; † 20 мая 1914), Нарвский Никандр (Феноменов) и епископ Кирион (Садзагелов, бывший Сухумский – впоследствии Католикос-Патриарх всея Грузии Кирион III; † 26 июня 1918). За своей первой архиерейской литургией епископ Вениамин сослужил митрополиту Антонию и епископу Никандру. К участию в богослужении с новопосвященным епископом были приглашены: протоиерей Христофор Белков, у которого тот учился еще в Олонецкой духовной семинарии, его ближайшие сослуживцы по С.-Петербургской семинарии – и.д. ректора священник Василий Мартинсон († 7 апреля 1955), духовник протоиерей Петр Силин, преподаватель иеромонах Корнилий (Соболев – впоследствии архиепископ Свердловский и Ирбитский; † 3 апреля 1933), товарищи по Академии – священники Иоанн Острогорский и Владимир Покровский. Среди молящихся в лаврском соборе было много преподавателей и воспитанников семинарии, принявших первое епископское благословение от своего бывшего ректора. За службой епископ Вениамин рукоположил ставленника Иоанна Андреева во диакона, а на следующий день он, по обычаю, литургисал в Успенской Крестовой митрополичьей церкви Лавры325.

Традиционно новопоставленным архиереям жаловалось богослужебное облачение и митра. 7 апреля митрополит Антоний сообщил обер-прокурору: «Полное архиерейское облачение с митрою, Всемилостивейше пожалованное в 12 день минувшего февраля из Кабинета Его Императорского Величества Преосвященному Вениамину, Епископу Гдовскому, 4 викарию вверенной мне С.-Петербургской епархии, мною получено, и, по моему распоряжению, доставлено по принадлежности»326.

С 30 декабря 1909 года, дня своего назначения викарным епископом, о. Вениамин возглавил Епархиальное братство во имя Пресвятой Богородицы. Совет братства, основанного в 1884 году, вслед за опубликованием «Правил о церковно-приходских школах», обладал всеми правами Епархиального училищного совета. Таким образом, новому викарию поручалось общее руководство церковно-приходскими школами столичной епархии. С деятельностью братства он уже был хорошо знаком, поскольку входил в его совет по должности ректора С.-Петербургской семинарии. Вечером 20 января 1910 года нарекаемый во епископа Гдовского архимандрит Вениамин вместе с членами братства и тружениками церковных школ участвовал в прощальном чествовании епископа Тамбовского и Шацкого (бывшего Гдовского) Кирилла, возглавлявшего братство с 1904 по 1909 год. К прибытию архиерея братская Покровская церковь на Боровой улице была переполнена327. Этот храм на далекой петербургской окраине, за Обводным каналом, считался как бы кафедральным для епископов Гдовских. Долгое время он оставался и единственным храмом Епархиального братства в столице.

В 1908 году на противоположном краю города, в Полюстрове, местный домовладелец И.И. Четчуев начал строить обширный деревянный храм и принес его в дар братству Пресвятой Богородицы, вместе с новым трехэтажным каменным домом со службами328. К началу 1910 года второй столичный братский храм был уже возведен. Все три его престола освятил епископ Вениамин: главный, Покровский, – 31 января, через неделю после своей хиротонии, а боковые приделы – 2 и 14 февраля. Преосвященный председатель братства принял близкое участие в судьбе Покровского храма в Полюстрове: несмотря на дальность расстояния, он стал часто ездить туда воскресными вечерами, чтобы служить акафисты и вести беседы. Под его же руководством проходила организация церковно-приходской школы – к началу 1910/1911 учебного года окрестная детвора уже приступила к занятиям. Школа была открыта 10 сентября, после торжественного архиерейского служения в Полюстровском храме. Из-за большого наплыва учащихся в ней вскоре пришлось открывать второй комплект329.

В одно время с братской церковью в Полюстрове Обществом распространения религиозно-нравственного просвещения был воздвигнут новый храм за Нарвской заставой, также деревянный. 24 января 1910 года освятили его главный алтарь – в честь преподобного Серафима Саровского. А через две недели, 6 и 7 февраля, владыка Вениамин положил начало своим регулярным службам в этом рабочем районе, совершив в Серафимовском храме воскресное всенощное бдение и литургию. Перед литургией он возглавил освящение престола Пантелеимоновского придела. Храм был переполнен так, что молящиеся стояли даже в ограде и на улице. Слово о мытаре и фарисее произнес председатель совета Общества митрофорный протоиерей Философ Орнатский, а в числе сослуживших был протоиерей Павел Кульбуш (впоследствии – священномученик Платон, епископ Ревельский) и студент III курса С.-Петербургской духовной академии священник Борис Клеандров330. Через полтора года, по окончании академического курса, о. Борис получит назначение в эту церковь и будет плодотворно трудиться здесь вплоть до мученической кончины в дни «красного террора» 1918 года. Он восстановит ее из пепла после пожара 1912 года, организует приходское женское училище, приравненное в правах к епархиальному, начнет подготовку к строительству здесь каменного храма. Святителю Вениамину о. Борис был всегда дорог как один из его лучших питомцев по Самарской семинарии.

В том же 1910 году за Нарвской заставой, в Серафимовской церкви, владыка служил всенощную с крестным ходом на литии накануне престольного праздника – 18 июля331. Осенью, 10 октября, им же был освящен третий престол храма в честь преподобного Иоанна Рыльского. Имя этого святого носил кронштадтский протоиерей Иоанн Сергиев, который благословил постройку храма, подав пример жертвователям своей щедрой лептой. Первая литургия в новом приделе имела запоминающуюся особенность: за ней была провозглашена «вечная память» о. Иоанну332.

С первых месяцев архиерейства епископ Вениамин регулярно приезжал служить и в другие церкви Общества распространения религиозно-нравственного просвещения. Так, вечером 9 февраля 1910 года он читал акафист св. Серафиму в посвященном преподобному храме в селе Александровском. «Несмотря на будничное время народу (исключительно рабочие) собралось до полутора тысяч. После акафиста владыка сказал живое и действенное слово. С вниманием и радостию предстоящие слушали поучение любимого своего владыки (преосвященный в сане архимандрита часто служил и проповедовал в этом храме)»333. Великим постом, 27 марта, он совершал там всенощное бдение. Начиная с литии и до конца службы народ стоял с зажженными свечами. Среди богомольцев находился автор проекта церкви И.Т. Соколов, по чертежам которого она строилась и расширялась334.24 октября владыка освящал второй престол храма – в честь св. Сергия Радонежского. В службе участвовали протоиерей Павел Куль-буш, студент-проповедник священник Леонид Зубарев (1881 – 14 октября 1952), пел любительский хор под управлением Льва Муллера – студента духовной академии (Серафимовский храм за Невской заставой продолжал сохранять тесную связь с духовными школами). После литургии и крестного хода вокруг храма состоялось чествование главных виновников торжества – жертвователя И.И. Труснова и архитектора И.Т. Соколова335. Последний бескорыстно проектировал не один храм Общества. Сердечная благодарность и благословение архипастыря, близко знакомого с церковно-строительными трудами И.Т. Соколова, явились лучшей и последней наградой этому «хорошему человеку и отличному христианину» (в конце следующего года его уже не станет)336.

11 февраля 1910 года епископ Вениамин совершил свое первое архиерейское богослужение в Иоанновском монастыре – раннюю литургию в церкви-усыпальнице о. Иоанна Кронштадтского. Свое слово он посвятил празднуемой в тот день св. царице Феодоре и соименной ей «благочестивой матери о. Иоанна, воспитавшей такого великого молитвенника земли русской, покровителя и создателя св. обители сия»337. 9 марта владыка литургисал в церкви старейшей в России Троицкой общины сестер милосердия, отмечавшей 66-ю годовщину основания. На 15 сестер им были возложены кресты милосердия – этот прекрасный обычай здесь уже давно не исполнялся. За богослужением нового викарного епископа присутствовали великая княгиня Ольга Александровна, попечитель общины принц А.П. Ольденбургский, много почетных гостей338.

В неделю Крестопоклонную, 21 марта, епископ Оренбургский и Тургайский Иоаким и епископ Гдовский Вениамин сослужили митрополиту Антонию за литургией в лаврском Троицком соборе. Вечерню с чтением акафиста Спасителю в этот день владыка совершал в Свято-Духовской церкви Лавры. Затем он предложил собравшимся толкование 6-й главы послания к Ефессеям – о том, как устроять спасение свое. «После беседы своего четвертого викария сказал несколько слов и митрополит Антоний, спешивший на торжественное собрание миссионерского общества. В заключение продолжалось общенародное пение, под руководством и управлением лаврского регента иеромонаха Иоанна»339. Беседы за воскресными вечернями в лавре епископы Никандр и Вениамин вели попеременно.

Через неделю епископ Вениамин впервые литургисал в Исаакиевском кафедральном соборе и после службы долго благословлял богомольцев340. А в воскресенье 4 апреля была отмечена 11-я годовщина деятельности эстонского православного братства, основанного в столице о. Павлом Кульбушем. Председателями братства последовательно состояли епископы Гдовские. По установившейся традиции владыка совершал в этот день литургию на славянском и эстонском языках и молебствие священномученику Исидору Юрьевскому в Исидоровской церкви на Екатерингофском проспекте. Затем он возглавил годичное собрание братства. Оно проходило в зале примыкающего к храму трехэтажного церковного дома341. Здесь, в новом благоустроенном здании, за отчетный год сосредоточились все учреждения братства (школа с общежитием, приют, библиотека), а число братчиков достигло 300 человек.

На Страстной и Светлой седмице каждому из викариев митрополита Антония предоставлялась возможность возглавлять богослужения в одном из соборов столицы. Викарные епископы сослужили митрополиту лишь за утреней Великой Субботы в лаврском Троицком соборе и дважды за литургиями первых дней Святой Пасхи – в Лавре, в день паломничества в нее трезвенников, и в Исаакиевском соборе – в Светлую пятницу, на праздник иконы Божией Матери «Живоносный Источник». В 1910 году епископ Вениамин со всенощной Вербного воскресения служил в Казанском соборе: здесь он совершал литургию в Великий четверг, чтение 12 Евангелий, вынос Плащаницы и 18 апреля – Пасхальную утреню, литургию, а в 3 часа дня – вечерню. Было у него и два «лаврских дня» – в соборе Александро-Невской лавры он служил с ее братией в Великий понедельник (литургия Преждеосвященных даров) и в Светлую субботу342. А в Светлый вторник владыка впервые возглавил многоверстный крестный ход через весь Петербург – от Сампсониевского собора в Лавру. У Троицкой церкви на Стремянной это впечатляющее пасхальное шествие трезвенников объединилось со вторым крестным ходом, вышедшим от Воскресенской церкви у Варшавского вокзала, который вел епископ Нарвский Никандр. По Старо-Невскому на митрополичью службу двигалось настоящее людское море. Все песнопения литургии и молебна святому князю Александру Невскому – покровителю главного петербургского общества трезвости – были исполнены самим народом. Митрополиту и двум его викариям сослужили многочисленные городские и пригородные протоиереи, священники, иеромонах Павел (Горшков) – руководители объединений трезвенников. Затем духовенство, шедшее крестным ходом – около 50 человек, приносило митрополиту сердечные поздравления со светлым и трезвым праздником. Паломничество в Лавру на Пасху 1910 года имело не бывалый ранее масштаб, и семь последующих лет епископ Вениамин будет поддерживать эту традицию своим непременным участием.

29 апреля умер маститый протопресвитер военного и морского духовенства Александр Желобовский, занимавший свой высокий пост более 20 лет. Отпевание почившего в Преображенском всей гвардии соборе совершали митрополит Антоний, два архиепископа и четыре епископа – в их числе три столичных викария, Никандр, Феофан и Вениамин. (Между прочим, в ведомстве военного духовенства в 1909–1910 годах состоял дядя владыки Вениамина, новорукоположенный священник Василий Смирнов).

В Неделю жен-мироносиц, 2 мая, братство Пресвятой Богородицы устроило годичное собрание. Оно состоялось в обширном Александровском зале городской Думы на Невском проспекте. Собрание, как всегда многолюдное, почтили присутствием попечитель братства митрополит Антоний, архиепископы Ярославский св. Тихон, Псковский Арсений, епископы Полтавский Иоанн, Чигиринский Павел. По предложению нового председателя братства епископа Вениамина в почетные члены были избраны епископ Тамбовский Кирилл, всероссийский наблюдатель церковно-приходских школ A.M. Ванчаков, а также местные деятели – строитель храма в Полюстрове И.И. Четчуев, настоятель церкви Владимирской Божией Матери протоиерей Александр Владимирский и настоятель Череменецкого монастыря архимандрит Амвросий (Сергеев)343. Всеобщее внимание привлек доклад на злободневную тему: «Момент, переживаемый в настоящее время церковно-приходскими школами». Будущее этих школ внушало тревогу: Государственная Дума проектировала передачу их в ведение министерства народного просвещения. Докладчик, А.Я. Трошин, критически отнесся к думскому законопроекту, указав на его несостоятельность с точки зрения духовного ведомства344.

Законопроект о переподчинении церковно-приходских школ все же не получил необходимого числа голосов. В Государственной Думе с убедительной речью против него 29 ноября 1910 года выступил К.И. Казанский – двоюродный брат владыки Вениамина345. А в Государственном Совете интересы церковных школ отстаивал почетный член Епархиального братства Пресвятой Богородицы граф С.Ю. Витте.

3 мая торжественным молебном, отслуженным в Александро-Невском храме Училищного Совета при Святейшем Синоде митрополитом Антонием с архиереями – членами Св. Синода, Государственного Совета и Государственной Думы – открылось Чрезвычайное Собрание синодального Училищного Совета. На нем предстояло определить участие церковных школ в осуществлении всеобщего обучения в России и обсудить аспекты совершенствования церковно-школьной деятельности. Среди приглашенных к работе был и епископ Вениамин – председатель С.-Петербургского епархиального училищного совета, а также Олонецкий епархиальный наблюдатель протоиерей Николай Чуков. Епископа Вениамина назначили председателем комиссии по вопросу об усилении воспитательного влияния обучению Закону Божию. Ход совещания был омрачен резким ухудшением здоровья первоприсутствующего члена Св. Синода митрополита Антония. Утренние городские газеты успели объявить 6 мая о служении митрополитом литургии в Казанском соборе, но владыка слег. С мая 1910 года до своей кончины 2 ноября 1912 митрополит сможет лишь дважды отслужить молебен у мощей св. Александра Невского...

7 мая Чрезвычайное Собрание, под председательством епископа Вениамина, приступило к обсуждению доклада вышеупомянутой комиссии и одобрило его. Основные положения доклада сводятся к следующему: «Поставить во главу угла преподавания дидактики в семинариях – теоретическое и практическое ознакомление и научение семинаристов преподавать Закон Божий в начальных школах /.../, а также оживить и научную разработку этого предмета на академических кафедрах педагогики и дидактики. /.../ Пересмотреть существующие программы преподавания Закона Божия в начальных церковных школах и объяснительные записки к ним применительно к потребностям времени и к новым условиям церковной жизни [курсив наш – авт.]. /.../ Комиссия твердо убеждена, что все препятствия теряют свою силу и побеждаются там, где живо сознание величия и святости дела народного просвещения в духе православной церкви, где проявляется ревностное, участливое отношение духовенства к церковной школе и к законоучительству в ней». Кроме того, комиссия признала желательным выработать указания, «как излагать истины веры, пререкаемые сектантами, инославными христианами и иноверцами»346.

Как ни покажется странным, претворение в жизнь этих рекомендаций по существу началось лишь через десять лет – в послереволюционном Петрограде. Под омофором святителя Вениамина там открылся Богословский институт, кафедру христианской педагогики и дидактики в котором занял протоиерей Николай Чуков.

Закрывал Чрезвычайное Собрание, вместо заболевшего митрополита Антония, член Св. Синода архиепископ Литовский и Виленский Никандр (Молчанов). Он же совершал, в сослужении епископов Никандра Нарвского и Вениамина Гдовского, литургию и молебствие 11 мая в Казанском соборе. Столица в десятый раз отметила память св. Кирилла и Мефодия как широкий праздник церковно-школьного образования. По сложившейся традиции многие песнопения за этой службой исполнял тысячный хор самих школьников под опытным руководством известного знатока церковного пения, священника Малоохтинской церкви Василия Бобровского347.

5 июня архиепископ Литовский Никандр скоропостижно скончался на Ярославском синодальном подворье, где имел пребывание во время присутствия в Св. Синоде. В Духов день, 7 июня, епископ Вениамин прощался с одним из совершителей своей архиерейской хиротонии, участвуя в заупокойной литургии и панихиде в церкви подворья.

9 июня 1910 года закончился учебный год в С.-Петербургской духовной семинарии. Благодарственный молебен в ее храме служил владыка Вениамин, при пении хора выпускников. Курс окончило 28 человек, на другой день все они посетили епископа Гдовского, своего бывшего любимого ректора, и поднесли ему альбом. Выпуск 1910 года отличала особенная любовь к проповедничеству и к миссионерской деятельности348.

Вечером 10 июня в отпуск сроком на 3 1/2 месяца отбыл на Кавказ митрополит Антоний. Перед его отъездом на вокзал викарные епископы Нарвский Никандр, Ямбургский Феофан и Гдовский Вениамин совершили напутственный молебен у раки св. Александра Невского349. На время отпуска митрополита епископу Вениамину было поручено заведование делами духовной семинарии и Александро-Невского духовного училища350.

В неделю Всех Святых свой главный праздник справляла загородная лаврская Киновия. В этот день уединенную обитель на правом берегу Невы наполняли богомольцы из разных концов столицы. После литургии, отслуженной епископом Вениамином, величественный крестный ход обошел вокруг обители и Киновеевского кладбища351.

Следующее воскресенье, 20 июня, было ознаменовано соединенным крестным ходом петербургских трезвенников от Воскресенской церкви у Варшавского вокзала в Троице– Сергиеву Приморскую пустынь. Эти летние паломничества, как и пасхальные паломничества в Лавру, вошли в жизнь множества горожан совсем недавно. Особая заслуга в их организации принадлежала священнику Воскресенской церкви Александру Рождественскому. Основанное им же в 1898 году Александро-Невское общество трезвости дало мощный толчок трезвенническому движению в столице и ее окрестностях. И вот через 5 лет после безвременной кончины о. Александра, церковно-народное шествие по Петергофской дороге впервые возглавил епископ. Прибыв в храм у Варшавского вокзала в 6 часов утра, преосвященный Вениамин совершил напутственный молебен и вместе с духовенством и многими тысячами богомольцев: мужчинами, женщинами и детьми – прошел пешком до пустыни все 17 верст. После полудня ему еще предстояло закладывать храм и школьную дачу на станции Славянка352, а в некоторые годы святитель сопровождал шествие паломников и на их обратном пути. В Сергиевой пустыни в 1908–1914 годах проживал уволенный на покой епископ Антонин (Грановский), бывший Нарвский. Ранее, когда владыка был викарием митрополита Антония, он поддерживал тесные духовные связи с трезвенниками столицы. Теперь епископ Антонин встречал участников крестного хода у святых ворот обители, чтобы снова соединиться с ними в таинстве евхаристии...

В воскресенье, 27 июня, литургию и накануне всенощное бдение епископ Вениамин служил в Сампсониевском соборе по случаю храмового дня. Перед молебном он обратился к богомольцам с архипастырским словом «в похвалу празднуемому святому, призывая всех подражать ему в делании милостыни и вообще добрых дел»353. Служба закончилась провозглашением вечной памяти Петру I – «Полтавскому победителю и основателю Сампсоновского храма» (первую деревянную церковь на Выборгской стороне во имя св. Сампсона построили по повелению царя сразу после «преславной виктории»). Причт, староста и прихожане, собравшиеся во главе с преосвященным Вениамином в квартире настоятеля, направили телеграмму митрополиту Антонию, который возглавлял здесь юбилейные торжества год назад. В ней единодушно выражалось «чувство искренней сыновней любви и горячие пожелания доброго здравия и благополучия, благополучного возвращения к любящей пастве столичной». После праздничной трапезы владыка осматривал богадельню и приют местного приходского благотворительного общества354.

Каждый год 4 июля уже больше 60 лет в Петербурге совершался крестный ход с Казанской иконой Божией Матери из Казанского собора в Успенскую Спасо-Сенновскую церковь. Он был установлен в ознаменование ослабления холерной эпидемии, свирепствовавшей в 1848 году. Это бедствие поразило тогда многие регионы России, в частности Самару. Избавление от холеры ежегодно праздновали и там – священномученику Вениамину довелось возглавлять общегородские самарские моления под открытым небом в сане архимандрита. В 1910 году 4 июля выпало на воскресный день. Поэтому и шествие с чудотворной иконой по Невскому проспекту и Садовой улице, которое сопровождал епископ Вениамин, отличалось особой многолюдностью, и храм Спаса на Сенной за обедней был переполнен до тесноты355. Кульминацией богослужения являлось благодарственное молебствие перед Казанской иконой на площади у храма при общем пении тысяч богомольцев.

10 июля, в день именин болящего митрополита Антония, епископ Вениамин совершал литургию в Троицком соборе Александро-Невской лавры, в сослужении старшей лаврской братии во главе с наместником архимандритом Феофаном (Туляковым), при архидиаконе Авраамии (Чурилине). Сам митрополит вернулся в столицу лишь 30 сентября. Отдых и лечение укрепили его силы – он вновь вступил в управление епархией и смог председательствовать на заседаниях Св. Синода. Только предстоять за богослужениями престолу Божию ему так и не позволило здоровье ...

23 июля, в 22-ю годовщину чудесного прославления иконы Божией Матери «с грошиками», владыку Вениамина встречали в Скорбященской церкви на Стеклянном заводе. Сама чудотворная икона помещалась в стоявшей рядом с церковью каменной часовне, куда и был совершен крестный ход после литургии. Трехпрестольную церковь на берегу Невы, у места обретения святыни – ветхой деревянной часовни, воздвигли в студенческие годы святителя Вениамина. Новая же часовня, единственная по красоте и вместимости, была освящена здесь лишь в декабре 1909 года. Икона, явившая особую благодатную силу в летнюю петербургскую грозу 1888 года, очень скоро стала известна по всей России. «Сколько горя и слез сюда принесено, но зато сколько ободрения и утешения получено. На благодарные за это лепты и храм великолепный выстроен, и причт содержится, а также получают средство для существования школа, богадельня и бесплатная лечебница для бедных», – было записано в дневнике летней экскурсии самарских семинаристов 1903 года356. Знакомя своих питомцев с Петербургом, архимандрит Вениамин водил их тогда и к Скорбящей Божией Матери «с грошиками».

В день памяти св. великомученика Пантелеимона, 27 июля, владыка служил литургию в храме подворья Ново-Афонского Пантелеимоновского монастыря357. На следующий день свой храмовый праздник справляло старейшее столичное кладбище – Смоленское. Богослужение здесь также возглавил епископ Вениамин; вместе с собором духовенства он совершил и вселенскую панихиду под открытым небом. Несмотря на дождливую погоду, на «родных могилках» перебывало несколько тысяч петербуржцев358. На Смоленском кладбище была погребена блаженная Ксения (канонизирована в 1988 году) – ее могила пользовалась широким народным почитанием. На день именин блаженной, а ныне и ее церковной памяти, пришлась архиерейская хиротония священномученика митрополита Вениамина.

Крестный ход на Неву в день Первого Спаса, 1 августа, владыка возглавил из Спасо-Бочаринской церкви на Выборгской стороне359, на Успение он служил в Спасо-Сенновской церкви. Праздник перенесения мощей св. Александра Невского в С.-Петербург, 30 августа, как всегда, был ознаменован крестным ходом в Лавру из Исаакиевского собора (в тот год во главе его шел управляющий епархией епископ Нарвский Никандр) и митрополичьим служением. За болезнью митрополита Антония сонм архипастырей, совершавших литургию в лаврском соборе, возглавил митрополит Киевский Флавиан. Епископ Гдовский выходил на праздничный молебен у мощей святого князя и сопровождал церковное шествие обратно к Казанскому и Исаакиевскому соборам. Этот путь святитель Вениамин пройдет в Александров день еще не раз, а через 7 лет он проследует по нему во внеурочное время, в конце мая. Избранный правящим архиереем столицы и утвержденный в сане архиепископа, он направится из лавры в гуще духовенства и верующего народа на интронизацию в кафедральный собор...

Архиерейской службой было отмечено в 1910 году и начало учебного года в столичной семинарии. 1 сентября епископ Вениамин, ее недавний ректор, возглавил пение молебна в семинарской церкви и обратился к корпорации и воспитанникам со словом «об обязанностях учителей и учеников духовной школы»360. Той же осенью, за год до своего 100-летия, Казанский собор вновь засиял первозданной красотой – ко дню «осенней Казанской» в его интерьере был закончен предъюбилейный ремонт. Праздничное всенощное бдение в храме, только что освобожденном от внутренних лесов, совершил епископ Вениамин, а литургию – первый викарий, епископ Нарвский Никандр (четвертый викарий прибыл к молебну)361. За всенощной в соборе молился князь Иоанн Константинович. Казанские певчие впервые исполнили две новых композиции своего регента В.А. Фатеева – «Свете тихий» и «Хвалите»362. 26–27 ноября, на праздник иконы Божией Матери Знамение, епископ Вениамин совершил весь круг богослужений в Знаменской (Входоиерусалимской) церкви. В Андреевском соборе в тот год, как и в Казанском, в престольный праздник служил епископ Нарвский, а накануне вечером – епископ Гдовский. И в других случаях во время болезни митрополита Антония епископы Никандр и Вениамин не раз чередовались за праздничными богослужениями – вечерним и дневным, в Лавре и в Исаакии... Рождество Христово епископ Гдовский встретил в Александро-Невской лавре: он литургисал в Троицком соборе. На второй день Рождества, как и в первый день нового, 1911 года, владыка Вениамин совершал богослужения в Исаакиевском кафедральном соборе.

Здесь отражена лишь малая часть архипастырских трудов святителя за первый год его архиерейства – то, о чем сообщалось на страницах петербургских газет. Репортеры почти не интересовались рядовыми воскресными службами четвертого викария. «То равнодушие, то невнимание, даже больше – то пренебрежение» к народной вере, которое проявляла периодическая печать, удивляли уже современников363. Не записывались и многочисленные проповеди, беседы, поучения епископа Вениамина, с которыми он обращался к народу почти за каждой своей службой. О том, как эти живые слова трогали сердца слушателей, можно судить по дошедшему до нас единичному свидетельству: «Богомольцы были совершенно увлечены сердечной, теплой и образной речью владыки. Кончилась она, и из народных уст вырвалось такое восторженное и искреннее «спаси Господи вас, дорогой владыко», которое далеко не всегда приходится слышать»364.

***

В своей многосторонней деятельности викария столичной епархии епископ Вениамин уделял первостепенное внимание братству Пресвятой Богородицы и находившимся в его ведении церковным школам. На 1910 год в епархии насчитывалось 522 начальные церковно-приходские школы, 8 учительских (второклассных) и 8 воскресных, с 25084 учащимися365. Сеть церковных школ за предшествующие четверть века в целом уже сложилась. В Петербурге, например, в 1910 году, не считая Полюстровской, была открыта только одна такая школа – при вновь основанном подворье Калязинского монастыря за Невской заставой (ее учредитель и заведующий, священник подворской церкви о. Владимир Румянцев, в 1920 году будет назначен митрополитом Вениамином к церкви Покрова на Боровой, а в дни ленинградской блокады станет настоятелем Николо-Богоявленского кафедрального собора). На очереди стояли задачи повышения квалификации и материального положения учителей, строительства добротных школьных зданий, обновления учебных пособий. Успешному выполнению стоящих перед братством целей во многом способствовала напряженная работа его бессменного казначея о. Павла Пашского и сверхштатного члена совета архитектора В.Н. Боброва. Преосвященный председатель совета братства высоко ценил их заслуги. В отчете братства за 1911 год архитектору, исполнявшему сметы и проекты школ, посвящены особо теплые слова366, а священник П. Пашский удостоился в 1912 году сана протоиерея. Епископ Вениамин возвел о. Павла в этот сан в день церковно-школьного торжества – 11 мая – в Казанском соборе367.

Начало 1912–13 учебного года было ознаменовано новосельем одной из мужских второклассных школ епархии. Из глухого угла Шлиссельбургского уезда, где она первоначально находилась, школу перевели в Царскосельский уезд, в узловое село Тосно. На новом месте в ней сразу же стало почти вдвое больше учащихся. В Тосненской школе было введено расширенное преподавание естествознания и гражданской истории. В системе церковно-школьного образования второклассные школы занимали видное место – неслучайно в 1913 году на выпускные экзамены в Тосно выезжал епископ Вениамин368. Вместе с ним там побывал и ревизор учебных заведений Николаевской железной дороги В.В. Скрыдлов, что само по себе служило показателем большого интереса к работе этой церковной школы. Вторично владыка посетил Тосненскую школу 4 ноября 1914 года и присутствовал в ней на утренних уроках. В тот день в Тосно ожидали прибытия с Валдая чудотворной Иверской иконы, и по желанию высокого гостя учащиеся были освобождены от занятий пораньше, чтобы участвовать во встрече святыни369.

В ежегодных отчетах о состоянии церковных школ епархии неизменно отмечалось, что владыка Вениамин как председатель совета Епархиального братства «вносил в деятельность совета и отделений любовное отношение к школам, к школьным труженикам и детям-школьникам»370, «с усердием обозревал церковно-школьное дело на местах, охотно посещал учительские курсы, школьные торжества и самые школы, бывал на экзаменах и на школьных занятиях»371. В 1910 году летние курсы для учителей и учительниц церковных школ прошли в г. Луге, на них собралось 70 слушателей.

Основными предметами на курсах были богословие, психология и пение; епархиальный наблюдатель церковно-приходских школ протоиерей Алексий Азиатский проводил методические «беседы по обучению». Кроме того, в программу была включена история философии (лектор – доцент С.-Петербургского университета И.М. Волков, ученик Б.А. Тураева), а также лекция по астрономии, прочитанная профессором С.П. Глазенапом. Епископ Вениамин дважды посетил эти курсы – 3 августа он беседовал с курсистами о целях и задачах церковной школы, а 10 августа наставники и слушатели присутствовали за архиерейской литургией в лужском Екатерининском соборе372.

К концу первого года архипастырства святителя Вениамина о. Алексий Азиатский оставил должность епархиального наблюдателя после 12 лет школьной работы. Он получил престижное назначение в штат Казанского собора, и указом Св. Синода от 18 декабря 1910 года новым наблюдателем церковно-приходских школ столичной епархии стал священник Алексий Западалов (5 февраля 1870 – 10 июля 1938). Теплое прощание церковно-школьных деятелей с протоиереем А.М. Азиатским состоялось в день его ангела, 17 марта 1911, в зале Братского дома на Боровой ул., куда прибыл и епископ Вениамин. Владыка возложил на виновника собрания золотой наперсный крест, поднесенный ему бывшими сослуживцами, и обратился с речью к о. Алексию и почитателям его. Молебен пели все присутствующие громогласно и с воодушевлением, под управлением священника В. Бобровского373. Протоиерей А.М. Азиатский вошел в число почетных членов Епархиального училищного совета, а с конца 1914 года занял пост товарища председателя совета братства Пресвятой Богородицы. 30 января 1917 года епископ Вениамин возглавил в Казанском соборе торжественное молебствие по случаю 25-летия служения о. Алексия в священном сане374. Совет братства в 1910 году пополнил новый ректор столичной семинарии, протоиерей Василий Мартинсон.

Среди церковных школ, освященных владыкой Вениамином, самым впечатляющим по красоте и размерам стало учебное здание в приходе малоохтинской церкви св. Марии Магдалины. Торжество на Малой Охте состоялось 19 сентября 1910 года, святитель возглавил его по личной инициативе. За литургией в Мариинской церкви ему сослужили ректор семинарии протоиерей В. Мартинсон, наблюдатели церковных школ – епархиальный протоиерей А. Азиатский и столичный – протоиерей А. Маляревский. Из храма духовенство, богомольцы и школьники Малой Охты направились крестным ходом в новое здание, воздвигнутое на высоком берегу Невы. У входа в него выделялась доска с надписью: «Во славу Божию и на пользу людям». Каменный трехэтажный дом, два этажа которого отводились под школу, был сооружен на средства старейшего члена местного благотворительного общества С.Г. Раменского и передан им в дар обществу. Молебствие с помазанием стен елеем «с особою любовию исполнено было Преосвященным Вениамином», и каждый учащийся (их было больше 200) получил из его рук Евангелие375. 9 мая 1912 года школа Марие-Магдалининского прихода отметила свое 25-летие – и церковно-школьный праздник здесь снова возглавил владыка Вениамин. После литургии в обширном зале школы состоялся молебен и торжественное собрание Малоохтинского благотворительного общества, которое и содержало приходскую школу всю четверть века. Председательствовал на собрании сам владыка. Он огласил грамоту Св. Синода о преподании благословения обществу за его полезную деятельность. Затем слово получили дети. От имени всех учащихся одна из учениц прочитала приветствие преосвященному за его любовь к школе и за посещение ее в этот знаменательный день, добрым словом был помянут и строитель школьного здания С.Г. Раменский. Девочки и мальчики получили гостинцы и книжки о св. равноапостольной Марии Магдалине, выпущенные в 1911 году братством Пресвятой Богородицы. Издание оказалось тем более кстати, что церковь на Малой Охте, при которой состояла школа-юбиляр, была посвящена именно этой святой376.

В незабываемое событие вылилось освящение новой церковной школы в Гатчине. Эту царскую резиденцию каждую осень посещали хранившиеся в Зимнем дворце святыни Мальтийского ордена, их доставляли на месяц в городской Павловский собор для всенародного поклонения. Только там и отмечался праздник перенесения святынь из Мальты в Россию (12 октября), установленный при Павле I в 1799 году. В воскресенье 30 октября 1911 года в Гатчину, где находились святыни, прибыли крестными ходами паломники из Царского Села, Красного Села и Сиверской. Литургию в Павловском соборе в тот день совершал епископ Вениамин в сослужении 12 священников и 3 диаконов, пели два хора – соборный и большой любительский хор гатчинских трезвенников. Наплыв молящихся был так велик, что сотням из них пришлось стоять на соборной площади. Гатчинский «пир веры» закончился величественным крестным ходом в Александровскую слободу, к новосооруженной церковно-приходской школе, уже второй в городе377. Освятить ее в самой приподнятой обстановке и входило в планы епископа Вениамина.

В Гатчине же находилась учительская семинария имени императора Александра II, немало выпускников которой преподавало в церковных школах. 14–15 октября 1913 года была отмечена 42-я годовщина ее открытия. 15 октября, перед началом тожественного акта, учительскую семинарию посетил епископ Вениамин. Он отслужил молебен, «сказал прочувствованное слово об учительской деятельности и выразил свое сожаление, что не может остаться в семинарии до конца акта, за неимением свободного времени. Пожелав всем самого лучшего, он оставил семинарию»378.

Одна из последних по времени открытия церковно-приходских школ столицы распахнула свои двери в деревне Исаковке, за Большой Охтой, на втором году Мировой войны, 18 октября 1915 года. Епископ Вениамин разделил этот долгожданный праздник «окраинных охтян». «Все торжество освящения новой школы носило трогательно-сердечный семейный характер; тут было и многочисленное духовенство округи, и море детских головок, радостно сиявшие лица богомольцев, составивших прекрасный хор, и так задушевно было архипастырское назидание владыки, неизменного посетителя этой далекой окраины»379.

Повседневные заботы о развитии церковно-школьного образования лежали на представителях инспекции – епархиальном и уездных наблюдателях. Для епископа Вениамина они являлись ближайшими соработниками и первыми соучастниками архиерейских служб и в столице, и за ее пределами. Постоянным спутником владыки был о. Алексий Западалов, занимавший пост епархиального наблюдателя с декабря 1910 по 1917 год, когда самостоятельному существованию церковно-приходских школ был положен конец. О. Алексий происходил из крестьянского сословия. Преодолев все трудности, он получил высшее духовное образование. После окончания в 1895 году Московской духовной академии со степенью кандидата богословия А.И. Западалов 5 лет проработал в Контроле при Св. Синоде, а 21 мая 1900 года был рукоположен во священника. С 1904 года его служение проходило в одном из самых видных храмов С.-Петербургской епархии – Павловском соборе г. Гатчины. Прихожане, провожая о. Алексия в конце 1910 года, поднесли ему золотой наперсный крест «во внимание к выдающейся пастырской и школьной деятельности». Заслуги о. А. Западалова в должности епархиального наблюдателя были отмечены награждением его саном протоиерея к 6 мая 1913 года. В тот год, между прочим, благополучно разрешилось затянувшееся дело о строительстве церковно-учительской школы (своего рода педагогического техникума) в г. Луге. Закладка здания состоялась 26 мая 1913 года и стала исключительным событием для уездного города. За всенощной и обедней в лужском соборе епископу Вениамину сослужили первые лица Епархиального братства – протоиереи А. Азиатский, А. Маляревский, А. Западалов, почетный член братства настоятель Череменецкого монастыря под Лугой архимандрит Амвросий (Сергеев), при протодиаконе Исаакиевского собора И. Косогорском. Владыка прибыл к месту закладки крестным ходом, положил первый камень новой школы и произнес слово на тему «В единении сила»380. Проект здания выполнил архитектор В.Н. Бобров, который многократно и с удивительным терпением переделывал чертежи в связи с менявшимися заданиями. Рядом со школой епископ Вениамин освятил место, куда предполагалось перенести с Вревского кладбища деревянную церковь. Луга неслучайно была выбрана как центр подготовки учителей для церковных школ: уездное отделение Епархиального училищного совета во главе с настоятелем лужского Екатерининского собора протоиереем Анатолием Остроумовым отличалось «наиболее дружною и планомерной работой»381. Сооружение школьного комплекса хотя и началось, «однако планам этим из-за последовавшей войны и революции не суждено было сбыться»382.

Наибольшее число церковно-приходских школ приходилось на Гдовский уезд. Их наблюдателем все годы пребывания преосвященного Вениамина на Гдовской кафедре оставался о. Алексий Абакумов (около 1872 – 19 декабря 1941). Как и о. А. Западалов, он был выходцем из народа. Алексий Григорьевич Абакумов в 1888 году окончил новгородскую учительскую семинарию и начал свой трудовой путь школьным учителем. В 1890 году он принял сан диакона, а с 1892 на четверть века связал свою жизнь с Гдовским уездом. Много лет он прослужил в селе Старополье, где не оставлял и преподавательской деятельности. Местная школа ютилась в сторожке – о. диакон построил для нее специальное здание. Позднее он был рукоположен во священника к церкви того же села, а в 1906 году расстался со Старопольем и целиком посвятил себя церковно-школьной работе в масштабах всего уезда. Благодаря энергии о. Алексия Абакумова церковная школа заняла здесь господствующее положение. Его заботами справили новоселья десятки школ – не одну из них освящал сам епископ Вениамин. 26 апреля 1915 года по представлению владыки о. А. Абакумов был утвержден почетным членом Епархиального братства Пресвятой Богородицы как заявивший себя «особо ревностною деятельностью в пользу церковных школ». В 1916 году он был возведен в сан протоиерея и отпраздновал в Гдове 10 лет своего наблюдательства383.

Среди ветеранов церковно-школьного дела выделялся протоиерей Александр Маляревский, автор «Первой книжки по Закону Божию для детей дошкольного возраста». Он состоял наблюдателем школ столицы и С.-Петербургского уезда с осени 1896 года. Уроженец Курской епархии, о. Александр был ревнителем памяти епископа Белгородского Иоасафа (Горленко), потрудился в деле подготовки всецерковного прославления святителя и в организации самих торжеств открытия его мощей в Белгороде в сентябре 1911 года, а в 1913 стал одним из учредителей всероссийского братства во имя св. Иоасафа. (Членом этого же братства с момента его основания был депутат Государственной Думы В.П. Шеин384 – священномученик архимандрит Сергий; 30 декабря 1870 – 13 августа 1922). На посту столичного наблюдателя о. А. Маляревский оставался до 1915 года, когда был назначен председателем отделения Епархиального училищного совета по Петрограду и уезду.

Почти четверть века (с 1893 по 1916 год) Царскосельское уездное отделение совета бессменно возглавлял настоятель Екатерининского собора Царского Села митрофорный протоиерей Афанасий Беляев. Летом 1911 и 1913 годов в Царском Селе, на базе Екатерининской церковно-приходской школы, которой заведовал о. Афанасий, проходили расширенные епархиальные педагогические курсы. Оба раза их открывал владыка Вениамин. В 1911 году эти курсы приурочили к юбилейной выставке, посвященной 200-летию Царского Села. Достойное отражение на выставке нашли и церковные школы уезда – подготовку соответствующей экспозиции взял на себя о. А. Беляев. О работе школьного павильона преосвященному Гдовскому был представлен подробный рапорт385. Программа курсов 1913 года была пополнена беседами иеромонаха Сергиевой пустыни Павла (Горшкова) о методике преподавания трезвости. 23 июля 1913 года епископ Вениамин посвятил курсам целый день, с раннего утра до вечерней молитвы, лично проследив весь распорядок курсовой жизни386, а в день закрытия курсов, 6 августа, совершил литургию и благодарственный молебен в Екатерининском соборе. Владыке сослужили протоиереи Афанасий Беляев, Александр Маляревский, Алексий Западалов, уездный наблюдатель священник Севастиан Воскресенский и другие священнослужители, при общем пении курсистов387.

16 мая 1916 года владыка приезжал в царскосельскую Екатерининскую школу на публичные выпускные испытания учеников, окончивших ее трехгодичный курс. Перед отъездом епископ, «выразив в теплых словах благодарность заведующему и учащим за труды по школе, обратился со словом к учащимся, отметив их добрые плоды в учебном деле и пожелав дальнейшего преуспеяния в науках». Примерных учеников он благословил крестиками388. В конце того же года, когда о. Афанасий Беляев был назначен настоятелем Феодоровского Государева собора в Царском Селе, епископ Вениамин оказал митрофорному протоиерею редкий знак внимания и уважения. Как председатель братства Пресвятой Богородицы, архипастырь посетил о. А.И. Беляева 2 декабря вместе с епархиальным наблюдателем о. А. Западаловым, чтобы просить его «не оставлять многополезной деятельности по братству, ввиду перехода его в другое [придворное – авт.] ведомство, и принять звание почетного председателя» уездного отделения389.

В 1912 году летние педагогические курсы были организованы в г. Нарве, которая входила тогда в С.-Петербургскую губернию и епархию. Они были предназначены преимущественно для учителей церковных школ самых западных уездов – Ямбургского и Гдовского. В Нарве, при Князь-Владимирском храме, имелось старейшее отделение Епархиального братства Пресвятой Богородицы. Нарвское отделение содержало самую многолюдную в епархии двухклассную Владимирскую церковно-приходскую школу – ее и предоставили для курсистов. В работе курсов принял участие законоучитель Нарвской гимназии протоиерей Иоанн Кочуров (священномученик Иоанн, пресвитер Царскосельский; t 31 октября 1917), прочитавший цикл лекций по богословию. Епископ Вениамин приезжал в Нарву на закрытие курсов. 11 августа он служил всенощную в братской Владимирской церкви, а 12 числа литургисал в городском Преображенском соборе, при пении курсистов. «После литургии владыка обедал за общим курсовым столом, снимался в общей группе и на прощание благословлял курсистов «Словом жизни» и собственным ласковым словом»390. А направленная из Нарвы за подписью преосвященного Вениамина телеграмма императору Николаю II нацеливала педагогов на дальнейшие неослабные труды: «Учащие церковных школ С.-петербургской епархии, собравшиеся на очередные педагогические курсы, вместе с преподавателями и администрацией курсов, повергают к стопам Вашего Императорского Величества, Высокого Покровителя церковно-школьного просвещения, изъявление своих верноподданнических чувств, горячей готовности служить церковной школе и чрез нее дорогому Государю, церкви православной и любезному отечеству всеми своими силами»391.

Перед началом 1912/1913 учебного года под председательством епископа Вениамина прошло представительное совещание церковно-школьных работников епархии – членов Епархиального училищного совета, председателей его уездных отделений, епархиальных наблюдателей392. Оно было созвано в связи с тем, что Св. Синод призвал уездные отделения к «усиленной самостоятельности», предоставив им право самим назначать учащих, снабжать школы учебными пособиями, изыскивать на местах средства на развитие церковно-приходских школ. Участники совещания определили направления деятельности отделений в новых условиях. Выработанные ими суждения, после утверждения митрополитом, легли в основу децентрализации руководства церковно-школьным делом в епархии, что открывало широкий простор местной инициативе.

С именем епископа Вениамина связана подготовка еще одних учебных курсов, оказавшихся последними. Это были краткосрочные церковно-певческие курсы для учительниц второклассных школ уже не одной С.-Петербургской епархии, а всей европейской России393. Они были организованы в Царском Селе в июне 1914 года, и молебен, предшествовавший их открытию, служил владыка Вениамин. Работа курсов была завершена 18 июля, а через день началась Мировая война...

***

Духовным центром Епархиального братства оставался храм Покрова на Боровой с его росписями в стиле древнерусского благочестия, с иконостасом из цветной майолики редкой красоты. При храме, получившем в 1901 приход, существовали церковно-приходское попечительство, школа и епархиальная миссионерская библиотека. Здесь же находился Братский дом с залом для публичных бесед. А 12 июля 1910 года епископ Вениамин в присутствии епископа Тамбовского Кирилла совершил закладку на свободном участке церковной земли двухэтажного торгово-жилого флигеля. К концу года здание уже было возведено и вскоре оно не только самоокупилось, но и стало приносить братству доход. Эти поступления, равно как членские взносы братчиков и отчисления приходов и монастырей епархии, позволяли оказывать материальную поддержку учителям церковных школ, издавать брошюры для бесплатной раздачи в школах и храмах. Новый председатель возобновил также печатание ежегодных отчетов братства – после многих лет перерыва они увидели свет в 1911, 1912 и 1913 годах.

У «Покрова на Боровой» епископ Вениамин стремился служить и проповедовать как можно чаще ради «религиозно-нравственного просвещения и назидания приходящих в храм рабочих»394. Здесь он вводил в практику богослужения, тогда еще не имевшие широкого распространения, почти еженедельно совершая вечером по средам акафисты при общенародном пении, а Великим постом – пассии. В одном только 1911 году «архиерейских служб совершено в храме тридцать»395. В самом начале 1911 года при братском храме открылись воскресные духовные беседы. Преосвященный председатель братства лично руководил кружком проповедников – участников этих бесед. Среди них выделялся молодой диакон Михаил Тихомиров, имевший дар произносить в популярной, увлекательной форме проповеди-импровизации. О. Михаил, выпускник С.-Петербургской духовной семинарии 1909 года, был назначен к храму на Боровой 22 декабря 1910 года. Воскресные беседы имели целью идти навстречу религиозному движению общества в вопросах искания истины. Их выделяло одно яркое нововведение – пение духовных стихов, которые исполнял народный хор братства под опытным руководством местного псаломщика-регента И.И. Коробкина. Ранее подобные мелодичные и легкие для запоминания произведения можно было услышать только на сектантских собраниях. 30 января 1911 года, перед первой беседой в переполненном зале Братского дома, епископ Вениамин отслужил молебен и обратился к народу с поучением. В основу своей речи он положил цитату из послания св. апостола Павла: «Слово Христово да вселится в вас обильно» (Кол.3:16)396. Беседы в доме Епархиального братства начинались поздно, в 7 час. 30 мин. вечера.

Бывало, что епископ Вениамин, отслужив воскресную литургию где-нибудь на городской окраине, успевал совершить вечерню с акафистом и предложить очередную беседу в лаврской Свято-Духовской церкви, а оттуда уже спешил на Боровую.

Древнехристианский характер «трапез любви» приобрела встреча Пасхи в братском храме в 1911 году. После светлой заутрени и литургии в зале Епархиального братства было устроено бесплатное разговение для бедных прихода в присутствии преосвященного Вениамина, епископа Гдовского. Оно стало возможным благодаря пожертвованию самого владыки, «давшего на это доброе дело щедрую лепту, а также на доброхотные даяния лиц, посещающих беседы в этом зале»397. На следующий год пасхальное разговение приходской бедноты на средства, пожертвованные преосвященным председателем братства и наиболее состоятельными прихожанами, состоялось вновь398.

В 1912 году в братском храме сменились оба священника. Служившие здесь еще с 1890-х годов протоиереи Петр Туманов и Николай Рукин один за другим перешли в клир Митрофаньевского кладбища. Новым настоятелем у «Покрова на Боровой» стал кандидат богословия священник Николай Флеров. Выпускник С.-Петербургской духовной академии 1901 года, он 8 лет оставался псаломщиком одного из петербургских приходов. Назначение о. Н. Флерова почти совпало с возрождением здесь приходского Вонифатьевского общества трезвости. Оно было организовано еще самим основателем братского храма о. Сергием Слепяном, но в какой-то момент «обстоятельства сложились столь неблагоприятно, что его деятельность замерла»399. Преосвященный Вениамин и церковный староста Г.С. Комиссаров объединили усилия, чтобы храм на Боровой с его единственным в Петербурге престолом в честь св. мученика Вонифатия, защитника от пьянства, вновь стал маяком трезвости. Второе рождение общества состоялось 11 марта 1912 года, в день памяти преп. Марии Египетской (5 неделя Великого поста). Епископ Вениамин отслужил в верхней церкви литургию и молебен св. мученику Вонифатию. В своем слове владыка «призвал благословение Божие на новое общество трезвости и указал на значение его в местном рабочем районе»400. Для трезвенников были предусмотрены пастырские наставления, еженедельные, по пятницам, молебны с водосвятием перед чтимым образом св. Вонифатия, духовные беседы в зале при храме, с раздачей соответствующих брошюр и назидательных листков. И уже через 2 недели члены возрожденного Вонифатьевского общества стройной колонной влились в общегородской крестный ход петербургских трезвенников, совершавших свое традиционное паломничество в Александро-Невскую лавру на второй день Пасхи401.

Меньше чем за месяц до того, как при главном храме Епархиального братства вновь стало действовать общество трезвости, скончался священник Сергий Слепян – один из пионеров пастырско-миссионерской деятельности на рабочих окраинах Петербурга. Восемнадцатью годами ранее он своей проповедью предварил первую духовную беседу с народом студента Василия Казанского. Не бесплодными остались и те робкие «паломнические походы» столичного рабочего люда в Александро-Невскую лавру, Сергиеву пустынь и Колпино, которые о. Сергий начинал вводить в практику в 1890-х годах: со временем они переросли в многотысячные крестные ходы трезвенников со святителем Вениамином во главе. О. Сергий Слепян умер скоропостижно 17 февраля 1912 года, во время совершения литургии в домовой церкви особого присутствия по разбору и призрению нищих, где он служил с 1904 года. В этой церкви епископ Вениамин и совершил чин отпевания пастыря-бессребренника, а затем сопровождал похоронную процессию на Волково кладбища. Всю дорогу почитатели о. Сергия, сменяя друг друга, несли гроб на руках. Отдать последний долг любимому пастырю собралось около 30 тысяч человек. Когда шествие достигло Покрова на Боровой, гроб обнесли вокруг церковных стен. Более того, епископ исполнил пожелание всех участников похорон и благословил сделать остановку для пения надгробной панихиды в Вонифатьевском (нижнем) храме402. А в годовой день кончины о. Сергия, 17 февраля 1913 года (это было воскресенье), владыка Вениамин совершил в братском храме заупокойную литургию403.

Ревностным пастырем-проповедником показал себя священник Павлин Смирнов, назначенный к Покровскому храму 10 мая 1912 года. До поступления в С.-Петербургскую духовную академию в 1907 году он 13 лет священствовал в Томской епархии, где успел получить серьезный опыт миссионерской и административной работы. Годы служения в храме на Боровой, под непосредственным руководством владыки Вениамина, станут для него еще одной важной школой, и осенью 1915 года о. Павлину будет доверена должность настоятеля церкви при Путиловском заводе. Его место в братском храме занял священник Андрей Простосердов, кандидат богословия С.-Петербургской академии выпуска 1910 года. В 1911–1915 годах о. Андрей служил в церкви на Варгунинской фабрике. Им составлен акафист св. мученику Вонифатию, который был впервые прочитан за архиерейской всенощной у Покрова на Боровой накануне дня памяти святого – 18 декабря 1915 года. В день святого Вонифатия Епархиальное братство во имя Пресвятой Богородицы справляло свой годовой праздник. За службами этого дня в «коренном храме» братства епископу Вениамину сослужило духовенство других братских церквей – полюстровской, колпинской, а после всенощной совершалась торжественная панихида с поминовением почивших членов братства, церковно-школьных деятелей и жертвователей на пользу приходских школ епархии404.

Через храм на Боровой святитель Вениамин обогатил литургическую жизнь столицы службой «погребения Богоматери», хорошо знакомой ему еще по Самаре. Первый раз в С.-Петербурге это чинопоследование было совершено здесь вечером 15 августа 1913 года. Богослужение началось в верхнем храме, а завершилось в нижнем, куда епископ, духовенство и богомольцы перешли с крестным ходом во время великого славословия. Городская пресса заранее оповестила петербуржцев о редкой службе405.

1913-й год был ознаменован в жизни братского храма на Боровой еще рядом больших событий. Так, 20 января ранняя литургия в нем впервые была совершена архиерейским чином. Владыке Вениамину сослужил ректор столичной духовной семинарии протоиерей Василий Мартинсон и местный причт, а в пении, под управлением псаломщика-регента И.И. Коробкина, участвовал весь народ. «Ранние архиерейские литургии с общенародным пением являются нововведением в столице, весьма полезным для миссионерско-просветительных целей», – отмечала одна из петербургских газет406. После литургии владыка направился в нижний, Вонифатьевский храм, чтобы освятить мраморную одежду престола, пожертвованную прихожанами. За пасхальной службой в Светлую Среду, 24 апреля, епископ Вениамин освятил ценную ризу на храмовый образ св. Вонифатия – средства на ее изготовление собрали местные трезвенники и рабочие фабрики «Новая бумагопрядильня»407. 8 июня владыка освящал третий придел храма – Всехсвятский. Новый придел поместился в верхней (Покровской) церкви. За работами по его устройству наблюдал архитектор В.Н. Бобров, а резной иконостас исполнили в мастерской И.Ф. Батухина408 (в этой же мастерской была заказана и риза на чтимый образ св. Вонифатия).

Все годы, когда преосвященный Вениамин возглавлял Епархиальное братство, церковным старостой «у Покрова на Боровой» оставался почетный гражданин Георгий Семенович Комиссаров. Уже в отчете братства за 1911 год отмечалось, что Г.С. Комиссаров, «практик строительного дела» (он был подрядчиком малярных работ), много сделал для упорядочения церковного хозяйства и благолепия храма409. Владыка высоко ценил его заслуги. Так, за праздничной литургией 19 декабря 1914 года архипастырь благословил Г.С. Комиссарова Библией от Епархиального училищного совета и отметил в своем слове широкую благотворительную деятельность ктитора на пользу храма и школы при нем. В 1915 году, по представлению епископа Вениамина, его избрали почетным членом братства Пресвятой Богородицы410. Когда же в 1916 году за самоотверженные труды по храму Г.С. Комиссаров был удостоен ордена св. Анны 3-й степени, владыка сам вручил ему эту награду вечером 15 августа, перед богослужением «погребения Богоматери», в переполненном братском храме411. Такое многообразное внимание к труженику на ниве Божией не было чем-то исключительным: оно составляло одну из глубоких черт священномученика митрополита Вениамина.

Владыка продолжал регулярно посещать и братскую церковь в Полюстрове. Архиерейской литургией 30 января 1911 года была отмечена годовщина ее освящения. За этой службой епископ Вениамин возвел в сан протоиерея настоятеля Михайловского собора в г. Ораниенбауме о. Иоанна Разумихина и рукоположил во диакона псаломщика Николая Посунько412. Поставленный через несколько дней во священники, о. Н. Посунько последовательно проходил приходское служение в Ямбургском, Новоладожском, Петергофском уездах. В разных местах ему не раз посчастливилось сослужить владыке Вениамину, который объездил едва ли не всю епархию, и о. Николай опубликовал несколько прекрасных очерков о ближних и дальних поездках архипастыря.

3 мая 1912 года исполнилось четверть века святительского служения митрополита С.-Петербургского и Ладожского Антония. В этот день во многих храмах столицы возносили молитвы о здравии высокопреосвященного юбиляра. Епископ Вениамин с членами совета Епархиального братства совершал литургию и благодарственное молебствие в Покровской церкви в Полюстрове. Служба завершилась крестным ходом вокруг храма с преднесением хоругвей, пожертвованных местными богомольцами и тут же освященных. От имени участников торжества митрополиту была направлена телеграмма: «Двадцать пять лет тому назад благодать архиерейства осенила вашу главу, владыка святый! Вспоминая давние ваши труды по председательствованию в братстве и ваше неизменно благостное покровительство братству – за последние тринадцать лет, совет спб. епархиального братства Пресвятой Богородицы в своем новом Покровском храме вознес сегодня горячие молитвы к Господу Богу, да укрепит Он, Всемогущий, архипастыря нашего и первосвятителя Церкви Русской еще на многие годы святительского служения. Исполла эти, деспота! Председатель братства Вениамин, епископ Гдовский»413. Днем владыка Вениамин вместе с двумя другими викариями – епископом Нарвским Никандром и Ямбургским Георгием (Ярошевским) приносил личные поздравления юбиляру в митрополичьих покоях414.

Осенью 1913 года благополучно разрешились ходатайства постоянных богомольцев братского храма в Полюстрове и совета Епархиального братства – при храме был учрежден самостоятельный приход. По этому случаю в воскресенье 20 октября епископ Вениамин совершил там торжественное богослужение. После литургии и панихиды по строителям храма многолюдный крестный ход с епископом во главе обошел новый приход по улицам, составившим его границы415.

Перед братскими храмами стояла задача не только осуществлять полноту приходской жизни, но и «сосредотачивать под своей сенью разнообразные приходские учреждения и широко обеспечивать действенность пастырского попечения о пасомых»416. Образцом в этом отношении могла служить Вознесенская братская церковь в Колпине. Построенная в 1897– 1901 годах как церковь-школа, она в 1908 году стала приходской. В июле 1910 года к храму был назначен новый настоятель, священник Иоанн Заборовский. В истории колпинской братской церкви его имя стоит на почетном месте, рядом с именем святителя Вениамина.

В самом начале 1911 года со дня освящения Вознесенской церкви в Колпине миновало 10 лет. Епископ Вениамин откликнулся на предложение строителя храма и его бессменного старосты А.И. Полотнова торжественно отпраздновать эту дату. За литургией 9 января владыке, кроме настоятеля храма, сослужили митрофорный протоиерей Афанасий Беляев, ректор столичной семинарии протоиерей Василий Мартинсон, бывший епархиальный наблюдатель протоиерей Алексий Азиатский и новоназначенный – священник Алексий Западалов. После службы епископ, духовенство и почетные прихожане собрались за трапезой в доме А.И. Полотнова. Один из гостей, служащий Ижорского завода и член приходского общества трезвости со дня его возникновения Г.Д. Александров, поднес его преосвященству свое стихотворение. В нем были строки:

Еще, еще, Христов святитель,

Нас здесь, смиренных, посети.

«Вечерний поезд умчал дорогих гостей в столицу, где в тот же день не знающий, по-видимому, усталости владыка в другой братской же церкви в Полюстрове – служил вечерню и молебен с акафистом».

Прошло всего четыре с половиной месяца, и колпинцы вновь встречали епископа Вениамина, причем в совершенно исключительной обстановке. Во второй половине мая петербургские газеты поместили извещения о том, что в воскресенье 22 мая «состоится крестный ход в Колпино, в котором участвует духовенство церквей по Шлиссельбургскому тракту, в соединении с обществами трезвости. Крестный ход выйдет в четвертом часу утра от Воскресенской церкви у Варшавского вокзала. На соединение к нему выйдет крестный ход из церкви села Смоленского во главе с епископом Гдовским Вениамином, затем присоединятся крестные ходы 12 церквей. В Колпине епископом Вениамином в братской церкви будет отслужена божественная литургия»417.

Паломничество из Петербурга в Колпино, на поклонение явленной на реке Ижоре в 1713 году чудотворной иконе святителя Николая, имело почти двух-

Крестный ход // Колокол. 1912. № 1540 (18 мая). С.З вековую традицию. Особенное скопление богомольцев наблюдалось там в день «Николы вешнего». Многие паломники из религиозного усердия шли пешком. Но никогда шествие не устраивалось организованно, да еще с участием епископа. Как бы малой «репетицией» небывалого в петербургской истории крестного хода стало межприходское торжество в селе Александровском за Невской заставой. В Троицкую церковь этого села, более известную под названием «Кулич и пасха», вечером 19 мая прибыли священнослужители и богомольцы соседних церквей, с 20 хоругвями и образами. После встречи преосвященного Вениамина началось молебствие. Затем из церковной ограды вышел многолюдный крестный ход и направился в деревню Мурзинку, где предстояло заложить кладбищенский храм. Чин закладки был совершен владыкой в сослужении духовенства всех храмов вдоль Шлиссельбургского тракта на его отрезке от села Смоленского до Рыбацкого418. Прихожане этих церквей, вместе с жителями столицы, и приглашались к участию в крестном ходе в Колпино в ближайшее воскресенье.

Первыми утром 22 мая в Колпино вступили паломники, двигавшиеся из Царского Села и его окрестностей – Кузьмина, Царской и Московской Славянки. Их встречал крестный ход колпинской Вознесенской церкви-школы. Объединенная процессия, к которой присоединилось духовенство Троицкой военной церкви, направилась по Лагерному шоссе навстречу богомольцам из Петербурга. Крестный ход из села Смоленского во главе с епископом Вениамином преодолел 25-верстное расстояние за семь часов, с часовой остановкой у Александро-Невской церкви в Усть-Ижоре. По пути в него вливались богомольцы других церквей левого берега Невы, участвовали в паломничестве и прихожане правобережной Варгунинской церкви. Всего в Колпино собралось более 15 крестных ходов со своими хоругвями и святынями. За литургией обе колпинские церкви, военная и приходская (братская), были переполнены. Преосвященный Вениамин как председатель Епархиального братства служил в братской Вознесенской церкви. После обедни в церковно-приходской школе при ней от Колпинского общества трезвости был устроен чай на 600 человек для хоругвеносцев. Народу было роздано около 40 пудов белого и черного хлеба и до 15 тысяч брошюр и листков духовно-назидательного содержания. Во втором часу дня все крестные ходы сгруппировались на площади у военной церкви. Из храма был вынесен чудотворный образ святителя Николая и поставлен на большие носилки. Владыка Вениамин в сослужении многочисленного духовенства совершил под открытым небом молебен с акафистом святителю. После часового отдыха петербургские крестные ходы, опять в сопровождении преосвященного, двинулись в обратный путь. По словам местных старожилов, Колпино никогда не видало такого грандиозного религиозного торжества419

На другой день после 17-часового паломничества с рабочими Невской заставы, 23 мая, епископ Вениамин по званию наблюдателя за преподаванием закона Божия в гимназиях ведомства учреждений императрицы Марии служил в Смольном всех учебных заведений соборе. Ежегодно в день выпуска женских гимназий столицы, Царского Села и Гатчины окончившие их девушки со своими родственниками и близкими собирались туда на молебен. Здесь же находились начальственные лица ведомства и гимназий, учащий персонал. В молебне участвовали законоучителя женских гимназий, пели сами воспитанницы. Владыка Вениамин обратился к девушкам с глубокопрочувствованным напутственным словом. Из собора все присутствовавшие вместе с епископом направились в соседнее здание женской гимназии принцессы Ольденбургской на торжественный акт. При раздаче наград и аттестатов преосвященный благословлял выпускниц святым евангелием420.

В третий раз братскую колпинскую церковь епископ Вениамин посетил в 1911 году 20 ноября. В тот день им был освящен третий, Знаменский, придел храма, а после литургии – новый 100-пудовый колокол. Пожертвованный колокол так быстро и умело был поднят на колокольню, что в него уже звонили при отъезде владыки421.

Крестный ход в Колпино со святителем Вениамином во главе в 1912 году состоялся 20 мая, а в 1913 году – 19 мая. В мае 1914 года отмечалось 200-летие явления колпинской иконы, и поэтому ставшее уже традиционным шествие было решено совершить не в один день, а в два. Это давало возможность побывать в Ям-Ижоре, на месте обретения иконы. Епископ Вениамин с паломниками вышел из церкви села Смоленского 17 мая около 4 часов дня. По пути присоединялись крестные ходы из церквей села Михаила Архангела, Задне-Никифоровского подворья, Спасо-Петровской мануфактуры и Варгунинской фабрики, Фарфоровской, Троицкой «Кулич и Пасха», Серафимовской, Обуховского завода, села Рыбацкого и Усть-Ижоры. В летнем лагере 54-го стрелкового полка войска устроили духовенству и богомольцам торжественную встречу: выстроились шпалерами, оркестр играл «Коль славен». По просьбе командира полка владыка совершил молебен перед лагерной церковью. Жители Колпина с духовенством своих церквей вышли к ночи далеко за город навстречу паломникам из Петербурга и оказали им радушный прием. В восемь часов утра 18 мая епископ Вениамин совершил литургию в братской Вознесенской церкви. После чтения евангелия он обратился к народу с задушевным словом, похваляя его усердие, и призывал к благочестивой, трезвой христианской жизни по примеру святителя Николая. Затем шествие направилось к Ям-Ижоре, где 23 декабря 1713 года «работному человеку» Иакову, лежавшему «близ смерти», и явился цельбоносный образ422. (Отметим, что Иаков, первым получивший исцеление от этой иконы, был, как и святитель Вениамин, уроженцем Каргопольского уезда). На берегу реки Ижоры отслужили акафист, и после краткого отдыха крестный ход тем же порядком, во главе с епископом, двинулся в обратный путь. В село Смоленское богомольцы вернулись только в половине десятого вечера. «Многочисленные паломники, расставаясь с владыкой около своих храмов, со слезами на глазах благодарили доброго архипастыря-подвижника, на своих ногах совершившего все 65-верстное расстояние пути крестного хода и своим примером воодушевлявшего пастырей и пасомых церквей Невской заставы»423.

В нижнем этаже колпинской Вознесенской церкви располагалась приходская школа с тремя обширными классными помещениями. Во внеурочное время там устраивали общедоступные чтения со световыми картинками. Школьная библиотека считалась одной из крупнейших в епархии, ее книгами могли пользоваться и прихожане храма. Кроме церковно-школьного попечительства, приходского братства и общества трезвости, при братской церкви Колпина возник миссионерский кружок. Занятия в нем проводились еженедельно и ставили целью борьбу с неверием и религиозными заблуждениями. А в конце 1912 года по благословению епископа Гдовского Вениамина просветительная деятельность поднялась здесь на качественно новый уровень. При храме открылись народно-миссионерские курсы, с тем чтобы «из среды самих прихожан создать деятельных сотрудников в деле борьбы с сектантской пропагандой, религиозным вольнодумством и неверием». Программа курсов была разработана широко и обстоятельно. Чтение лекций по Священному Писанию, а также по истории и обличению социализма взял на себя настоятель храма о. Иоанн Заборовский, остальные предметы (церковная история, основное и догматическое богословие, сектоведение) читали студенты духовной академии. В храме было введено всенародное пение акафистов по средам вечером, и после богослужения одним из лекторов курсов предлагалась беседа. Многие богомольцы – слушатели бесед – приходили потом и на курсы. Инициатива епископа Вениамина получила высокую оценку на страницах епархиального журнала: «В Колпине, с его многочисленным, крайне разнообразным фабрично-заводским населением подобные курсы безусловно необходимы»424.

20 февраля 1915 года скончался главный устроитель и староста Вознесенской церкви-школы, крупный благотворитель и общественный деятель Аникита Исидорович Полотнов, почетный член Епархиального братства Пресвятой Богородицы. Прощание с ним собрало в храм, устроенный покойным, тысячи людей, от мала до велика. Заупокойную литургию и отпевание А.И. Полотнова совершил в Колпине сам преосвященный председатель братства425.

В 1916 году исполнилось 15 лет освящения колпинского братского храма и существования при нем братства и общества трезвости. Два последних юбилея почтил своим присутствием епископ Вениамин. Он совершал в храме молебен и участвовал в торжественных собраниях. Собрание, приуроченное к 15-летию приходского братства, состоялось в марте, в зале городской думы426. На нем было сформировано 12 «трудовых кружков» при братстве, которым предстояло заведовать разными сторонами церковно-приходской жизни (миссионерский, школьный, библиотечный, певческий, хозяйственный, ревизионный и другие)427. С речью об условиях наиболее тесного сближения прихожан с пастырями на собрании выступил новый настоятель Троицкой церкви Колпина священник Александр Сегенюк (в декабре того же года он возьмет себе фамилию Боярский). Епископ Вениамин уже был знаком с этим деятельным священником, быстро завоевавшим огромный авторитет в рабочей среде. Одна из памятных встреч произошла при печальных обстоятельствах: 10 сентября 1910 года владыка отпевал в церкви Духовной академии, в присутствии всей академической семьи, кандидата богословия последнего выпуска С.М. Вершинского. Задушевное слово прощанья сказал товарищ почившего, профессорский стипендиат А.И. Сегенюк...428 Общество трезвости отпраздновало 15-летие своей культурной работы 27 декабря429. В переполненном храме епископ обратился к собравшимся с поучением и вручил награды – митрополичьи грамоты – 9 уполномоченным общества. В школьном зале состоялся акт и рождественский концерт, подготовленный учащимися. С приветствиями обществу-юбиляру выступили протоиерей Петр Миртов от Александро-Невского братства трезвости и священник Андрей Простосердов – от Вонифатьевского общества трезвости. Местный священник Иоанн Заборовский горячо благодарил архипастыря за его частые посещения Колпина, а трезвенник Г.Д. Александров прочитал свои стихи. Там говорилось и о великом влиянии проповеди епископа Вениамина:

Она нам силы обновляет,

Душе смирение дарит,

На подвиг добрый вдохновляет

И верой пламенной горит!

***

За годы служения викарием «преосвященный Вениамин первый из Петроградских епископов изъездил и частию даже обошел всю епархию, побывав во всех ее самых далеких и глухих приходах»430. Через 7 месяцев после хиротонии во епископа Гдовского владыка впервые посетил свой кафедральный город. Выехав из столицы 23 августа 1910 года, владыка к вечеру прибыл со станции Нарва в с. Поля (ныне в черте г. Сланцы), где его ожидало множество прихожан и многочисленное духовенство во главе с гдовским соборным протоиереем Алексием Грациановым и благочинным священником Алексием Абакумовым. После всенощного бдения в местной Никольской церкви, продолжавшегося три с половиной часа, епископ обратился к богомольцам с назиданием и выразил радость «по поводу того религиозного подъема, какой он сам испытывал во время молитвенного общения с народом». Сын настоятеля храма, священника Николая Кузнецова, иеромонах Алексий (впоследствии – архиепископ Сарапульский; расстрелян в Ижевске 18 ноября 1938) опубликовал об этом архипастырском посещении Полей небольшую заметку431. Сам о. Николай служил здесь с 1891 года; он открыл в приходе 5 школ и выстроил новый величественный храм. В 1911 году, по представлению епископа Вениамина, о. Николай Кузнецов будет избран почетным членом епархиального братства Пресвятой Богородицы. Переночевав в Полях, владыка на другой день совершил литургию в Павловском погосте, а вечером был в Гдове. Обозрению гдовского Димитриевского собора, сооруженного еще в XVI веке, и других городских церквей он посвятил 25 августа432. В столицу владыка вернулся по Варшавской железной дороге со станции Плюсса433.

8 октября 1912 года епископ Вениамин возглавил освящение Космо-Дамиановской церкви далекого села Гвоздно Гдовского уезда, заново отстроенной после пожара. На другой день святитель уже служил литургию в Малой Ящере под Лугой, что вызвало особое внимание корреспондента. «Здесь необходимо отметить неутомимую деятельность Владыки, которому после продолжительной пятичасовой службы в Гвоздненском храме почти сразу же пришлось выдержать 70-верстный путь на лошадях по проселочной дороге до ст. Струги-Белая [ныне Красные Струги – авт.] и бодрствовать всю ночь, с тем чтобы поспеть ко времени в Малую Ящеру»434. Поездка епископа Вениамина в Гдов в 1916 году была приурочена к престольному празднику Афанасиевской церкви Гдова, 18 января. Шел уже второй год Мировой войны, принесшей России неслыханные потери и страданья.

По дороге в свой кафедральный город епископ задержался в Нарве, чтобы посетить раненых воинов. Своим вниманием он не обошел даже военнопленных435. В субботу 16 января он прибыл в Гдов и совершил в Димитриевском соборе всенощную и панихиду по убиенным на поле брани. Воскресную литургию владыка служил в Пятницкой церкви и затем возглавил освящение вновь построенного здания Пятницкой церковноприходской школы. Обратившись к детям, преосвященный «выразил пожелание, чтобы занятия в школе шли так же прекрасно, как прекрасно представилась школа в день освящения». В торжестве участвовал и епархиальный наблюдатель церковных школ протоиерей Алексий Западалов, часто сопровождавший владыку в его поездках. В Афанасиевской церкви ради престольного дня архиерейским чином были совершены и всенощное бдение, и литургия. Пробыв в Гдове три дня, епископ Вениамин, напутствуемый праздничным трезвоном всех городских церквей, отбыл в село Лосицы436. Там также предстояло освятить новую школу, по размерам не уступавшую и городским. Она была выстроена благодаря трудолюбию и энергии местного священника Павла Романского. «Строителям, попечителям, учащим, учащимся и организатору школы о. Павлу было произнесено многолетие самим архиереем»437. Об обстоятельствах постройки этой школы и о П.В. Романском – бывшем учителе, принявшем сан священника и приехавшем в Лосицы, «чтобы помогать добрым советом понравившемуся населению», оставил воспоминания писатель Ал. Алтаев (М.В. Ямщикова)438. По дороге в Лосицы владыка посетил еще один храм – в совершенно непривычной обстановке. Священник и прихожане Музоверской церкви решили удостоиться епископского благословения и в январскую ночь вышли крестным ходом на тракт. Когда экипаж поравнялся с селянами, терпеливо ждавшими своего архипастыря, владыка велел остановиться, принял от священника крест и, узнав о местности, с отеческой лаской взял на себя труд посетить храм в Музоверах. «Ночь эта явилась в глухом и отдаленном местечке Гдовского уезда – пасхальной ночью... Владыка помолился о воинах, помолился о православных прихода, о учащих и учащихся, благословил архипастырским благословением, роздал книжки и образки всем присутствующим на торжестве и передал священнику подарок деньгами для школьников прихода»439.

«Отменное усердие» владыки ярко показывает и такой пример. 6 мая 1912 года епископ Вениамин освящал Георгиевскую церковь в селе Ложголове Гдовского уезда. Оттуда сразу после службы он выехал на лошадях до станции Веймарн и затем на поезде через Гатчину в четыре часа утра 7 мая прибыл в Лугу, где уже в восьмом часу поучал народ, раздавал крестики и иконки в пригородной Смешинской церкви. А в десять часов в лужском соборе епископ совершил напутственный молебен перед началом небывалого еще в Лужском уезде соединенного крестного хода в Череменецкий Иоанно-Богословский монастырь на храмовой праздник. По пути в него влились паломники из 6 приходов уезда. За две версты от монастыря многотысячный крестный ход был встречен братией во главе с архимандритом Амвросием. Всенощное бдение совершалось под открытым небом. Владыка сказал слово о любви к своему ближнему, во время которого многие из богомольцев, умиленные, рыдали. Днем 8 мая, после литургии, паломники, получив благословение епископа, в прежнем порядке отправились по своим приходам440.

Подобный крестный ход с участием епископа Вениамина повторялся и в 1913, ив 1914 году. «Любит преосвященный церковно-народные богомоления и торжества, – писал священник-миссионер Николай Чепурин. – Четвертого мая [1914 года – авт.] совершает он трезвеннический крестный ход из Петербурга в Сергиеву Пустынь и обратно, пройдя пешком все сорок с лишним верст, а седьмого мы видим его уже на пути в Череменец, в народной массе, среди икон и хоругвей, в жаркий, знойный день, в густом облаке пыли, с обожженным лицом, но бодрым и радостным, поддерживающим личным примером неумолкаемое общенародное пение»441. А в июне военного 1915 года владыка Вениамин вместе с настоятелем Лужского Екатерининского собора протоиереем Анатолием Остроумовым повел народ в «молитвенное путешествие» по новому, непроторенному пути – в Феофилову пустынь Лужского уезда, еще дальше от городских центров. 19 июня он совершает всенощную в селе Поддубье, утром 20-го – литургию в Заполье, откуда и следует крестным ходом по Двинскому шоссе. Шествие все разрасталось, и в Феофилову пустынь прибыло до 5 тысяч богомольцев – не только всенощное бдение, но и литургию 21 июня пришлось служить на помосте вне храма. Елеопомазание за всенощной затянулось далеко за полночь: «Неутомимый владыка, отпустив духовенство, только во 2-м часу ночи приходит домой»442.

Хотя епископ Вениамин стремился как можно чаще совершать богослужения в сельских храмах и на рабочих окраинах столицы, он принимал живое участие и во многих важных событиях церковной жизни. Владыка был в числе совершителей архиерейских хиротоний архимандритов: 21 августа 1911 года – Елевферия (Богоявленского), 15 января 1912 – Антония (Георгадзе), 8 декабря 1913 – Алексия (Баженова)... В 1913 году, в связи с празднованием 300-летия царствования дома Романовых, в Россию был приглашен Патриарх Антиохийский и всего Востока Григорий IV (Хаддад). 19 февраля епископ Вениамин участвовал в его торжественной встрече на Варшавском вокзале, а 23 февраля был у Его Блаженства на парадном обеде. 9 марта, когда Патриарх совершал литургию по древнему чину в Никольской единоверческой церкви, ему сослужили архиепископ Волынский и Житомирский Антоний (Храповицкий) и епископ Гдовский Вениамин443. 14 марта Патриарх и епископ Вениамин совершали молебен в строящемся храме-памятнике Феодоровской иконы Божией Матери на Полтавской улице. Затем у абсид храма состоялось освящение крестов, сразу же установленных на его куполах444. В том же день высокий гость посетил Мариинскую больницу для бедных. В больничной церкви епископ Вениамин приветствовал Патриарха речью на греческом языке445. В Великий Четверг, 11 апреля, Патриарх Григорий IV литургисал в Казанском соборе, где ему также сослужил владыка Вениамин446.

Преосвященному Вениамину довелось участвовать в праздновании 200-летия Александро-Невской лавры. 31 августа 1913 года он приветствовал юбилейное торжество Лавры во главе депутации от Епархиального братства Пресвятой Богородицы447. (Лавра содержала второклассную церковно-приходскую школу для малолетних певчих и ежегодно жертвовала весьма значительную сумму на нужды Епархиального братства). Приезжал он и на 200-летний юбилей церкви Симеона и Анны и на 100-летний юбилей Покровско-Коломенской церкви. На дни памяти о. Иоанна Кронштадтского владыка почти всегда бывал в Иоанновском монастыре. В пещерной церкви-усыпальнице он любил служить ранние обедни в день своего ангела, 13 октября, или в годовщину архиерейской хиротонии, 24 января.

29 июня 1910 года епископ Вениамин освящал закладку больницы Петра Великого – колоссального лечебного комплекса на северной окраине Петербурга. В своей речи он назвал ее «именинным подарком городу», призвал Божие благословение на строительство и очень образно и красиво говорил о христианском значении «больничного дела, обслуживающего бедноту»448. Осенью 1911 года «Петербург протянул руку Охте»: 26 октября был открыт мост Императора Петра Великого (Болынеохтинский). Владыка Вениамин прибыл на его открытие во главе церковной процессии, вышедшей из Смольного собора. Он участвовал и в молебствии, и в крестном ходе по мосту на соединение с крестным ходом, направившимся в город из большеохтинской Свято-Духовской церкви449. Впоследствии он еще не раз совершал крестные ходы по новому мосту, ведя за собой богомольцев от Невской заставы к храму св. Илии на Пороховых.

Из столичных храмов, освященных святителем Вениамином, самым известным является Покровский храм при Политехническом институте. Его освящение состоялось 15 декабря 1913 года в присутствии председателя Совета Министров В.Н. Коковцова, министра торговли и промышленности СИ. Тимашева и других высокопоставленных лиц450. Настоятелем храма был назначен протоиерей Михаил Троицкий, бывший ректор Ярославской духовной семинарии. 5 июля 1903 года о. Михаил принимал в Ярославле экскурсию самарских семинаристов с архимандритом Вениамином во главе.

Устроителем Политехнического института, его почетным членом и председателем общества вспомоществования студентам института был граф С.Ю. Витте, скончавшийся 28 февраля 1915 года. С именем графа С.Ю. Витте связана разработка законопроекта «Об укреплении начал веротерпимости», утвержденного императором Николаем II 17 апреля 1905 года, и постановка вопроса о желательных преобразованиях церковного управления в России в направлении восстановления соборности. Погребение С.Ю. Витте состоялось 2 марта в Александро-Невской лавре. Заупокойная литургия и отпевание были совершены в лаврской Свято-Духовской церкви первым викарием Петроградской епархии епископом Гдовским Вениамином. Он же отслужил последнюю литию и предал прах усопшего земле на Лазаревском кладбище451

***

Из круга забот и интересов владыки никогда не выпадала его родина – Олония. В столице жило немало выходцев из разных городов и сел этой северной губернии. Их объединению и взаимопомощи служило благотворительное общество уроженцев Олонецкой губернии в Петербурге. Общество было создано в 1908 году, причем пост товарища председателя в нем занял К.Н. Плотников – наставник владыки по семинарии. Через неделю после архиерейской хиротонии, 31 января 1910 года, на общем собрании олончан епископ Вениамин был единогласно избран почетным членом этого общества. В кругу земляков новопосвященный епископ совершил молебен св. Александру Свирскому, Олонецкому чудотворцу452. Среди столичных храмов, где он служил в первые же месяцы архиерейства, был и храм Задне-Никифоровского подворья. Там им был совершен молебен с акафистом 25 марта. Благолепие и красота двухэтажного шестипрестольного храма восхитили епископа, а слушатели получили огромное наслаждение как от благоговейной службы владыки, так и от прекрасного пения монастырского хора453.

Епископ Вениамин находился в курсе событий церковной жизни V округа Каргопольского уезда, где пятнадцать лет благочинным был его отец. 8 ноября 1910 года в округе праздновался золотой юбилей священнослужения священника Воезерского прихода Димитрия Виноградова († 27 мая 1913). Младший брат владыки, священник Александр Павлович Казанский, поздравлял маститого пастыря «аркадиевской школы» в Воезере, а сам епископ Вениамин прислал о. Димитрию приветственную телеграмму454.

31 января 1911 года исполнялось 40 лет священства протоиерея Александра Смирнова, дяди владыки Вениамина. Первые 30 лет о. Александр служил на сельском приходе в Вытегорском уезде Олонецкой епархии, а 2 декабря 1901 года он получил почетное назначение в Петербург. Там, на Пороховском шоссе, устраивалось подворье нового женского монастыря Олонии – Паданского. Введенский храм подворья освятил 21 мая 1902 года св. Иоанн Кронштадтский455. Настоятелем этого храма о. А.А. Смирнов и оставался до выхода за штат 5 мая 1917 года; здесь же в 1908 году он был удостоен сана протоиерея. 40-летний юбилей о. Александра праздновали в воскресенье 6 февраля 1911 года. Кроме постоянных богомольцев, почитателей пастыря, на Паданское подворье приехал член Государственной Думы от Олонецкой губернии Константин Иванович Казанский. Епископ Вениамин «не имел возможности по служебным обстоятельствам лично принять участие в чествовании заслуженного дяди-старца» – он уполномочил своего двоюродного брата поздравить юбиляра от себя и поднести ему икону св. Иоанна Рыльского456. В апреле 1910 года также заочно, через архимандрита Митрофана (Землянского), владыка приветствовал протоиерея Смольного собора олончанина Александра Попова, отмечавшего 25-летие рукоположения во священника. Ранее, до поступления в С.-Петербургскую духовную академию в 1880 году, А.И. Попов два года состоял надзирателем и учителем пения в Каргопольском духовном училище457.

Олонецкую кафедру в 1908–1916 годах занимал епископ Никанор (Надежин; † 6 ноября 1916), выпускник С.-Петербургской духовной академии 1885 года. Среди его однокурсников были такие известные столичные протоиереи, как о. Философ Орнатский, о. Александр Маляревский, директор Хозяйственного управления Св. Синода П.С. Даманский. 30 июня 1910 года, в день престольного праздника Академического храма, в его стенах собрались многие питомцы сорок второго курса, справлявшие 25-летие выпуска. За литургией епископу Олонецкому и Петрозаводскому Никанору сослужил преосвященный Вениамин458. В 1912 году владыка Никанор посетил в их храмовые дни и петербургскую семинарию (25–26 сентября)459, и духовное училище (5–6 ноября)460. Богослужения в домовых храмах этих школ по обычаю совершал епископ Гдовский Вениамин.

В июне 1912 года святитель вписал яркую страницу в историю родной Олонецкой епархии. Он возглавил беспримерный по своей продолжительности крестный ход из Петрозаводска в карельское село Порос-озеро (епископ Никанор, вызванный для присутствия в Святейшем Синоде, в это время находился в столице). Организацию шествия взяло на себя Карельское православное братство во имя св. великомученика Георгия. В крестном ходе несли большой образ святителя Иоасафа Белгородского, прославление которого совершилось в 1911 году. Освятил этот образ на мощах святого в Белгороде епископ Рыльский Никодим (Кононов) – бывший ректор Олонецкой духовной семинарии.

Прибыв в Петрозаводск, епископ Вениамин отслужил в субботу 11 июня всенощное бдение в Свято-Духовском кафедральном соборе, а на другой день – литургию. В три часа дня в сослужении всего городского духовенства он положил начало молебному пению, и крестный ход с иконой, поднятой высоко на носилках, вышел из собора на сулажгорскую дорогу. Вечером прибыли в село Шую, в пути совершалось всенощное бдение с общенародным пением. 13 июня в шуйской Иоанно-Предтеченской церкви владыка служил литургию, за которой рукоположил диакона Феодора Утицына во священника к Коткозерской церкви. Затем процессия двинулась в Кончезеро, где остановилась на ночлег. Наутро в сельской церкви была совершена архиерейская литургия. Из-за дождя паломники смогли продолжить путь лишь к вечеру. Белой ночью, среди посвежевшей после дождя природы, освещаемый сотнями свечей, крестный ход с иконой святителя в рост, вознесенной над народом, представлял величественную картину. К 9 часам утра 15 июня процессия пришла в село Уссуну. Здесь владыка также отслужил обедню, и богомольцы расположились на отдых. Вечером двинулись дальше. Путь шел мимо водопадов Пор-порога и Гирваса. У первого из них была сделана часовая остановка: в ночной тишине могучий водопад казался еще более грандиозным. В селе Койкары Повенецкого уезда епископ Вениамин снова литургисал. Вечером двинулись в очередной 25-верстный переход. «По пути, – писал один из участников шествия, ректор Олонецкой духовной семинарии протоиерей Николай Чуков, – делали две остановки, пили чай, раздавали богомольцам ржаной хлеб, благословленный вместе с семенами ржи и овса за всенощным бдением»461. 17 июня владыка служил литургию в Линдозере. Оставшиеся десятки верст пришлось преодолевать лишь с короткими остановками: народ, прибывший в Порос-озеро из разных мест Олонецкой и Финляндской епархий, ждал там крестный ход уже три дня. В субботу к 10 часам утра торжественная процессия с архиереем во главе достигла Порос-озера. Храм этого карельского села и был предназначен для хранения иконы святителя Иоасафа. Владыка Вениамин совершил в нем последнюю, седьмую с начала шествия, литургию и рукоположил во священника учителя Селецкой второклассной школы Василия Островского. О перенесении в Порос-озеро крестным ходом «в сопровождении сотен и тысяч народа» иконы новоявленного угодника Божия для утверждения там «нового оплота православия на границе Финляндии» была даже послана телеграмма царю462. А многочисленные паломники от всего сердца благодарили преосвященного за нелегкий труд участия в семидневном 168-верстном крестном ходе по сельским дорогам Карелии.

В сентябре 1912 года владыка Вениамин посетил свою родину. 8 сентября он служил литургию в Каргопольском Христорождественском соборе, а вечером – воскресную всенощную в церкви преподобного Александра Ошевенского при духовном училище463. Затем он побывал в Нименском приходе, где прошли годы его детства и где он знал каждый уголок. 10 сентября земляка-епископа радостно встречали в Яковлевской церковно-приходской школе, законоучителем которой был его брат священник Александр Казанский. Владыка продолжал оставаться попечителем школы. В ней он отслужил молебен на начало учения и обратился к детям и их родителям с назидательным словом, а затем преподал каждому святительское благословение. Все песнопения за этой трогательной службой пели сами ученики. После молебна архиерей из столицы не отказал посетить и скромную квартиру учителя И.Т. Данилова464. Яковлевская школа считалась одной из лучших в округе. Священнику Александру Казанскому неоднократно выражалась благодарность уездного отделения Епархиального училищного совета, а в 1915 году его особое усердие к школьному делу было отмечено в отчете по епархии465. О. Александр долго служил в Нименском приходе. По воспоминаниям одного из местных старожилов, П.М. Богданова (1909–1993), в «30-е годы, годы репрессий, в огороде Александра Павловича нашли винтовочный ствол, арестовали за это, а затем сослали в лагерь Липово (Няндомский район)»466.

На годичном собрании Карельского братства, состоявшемся 2 июня 1913 года в Александро-Свирском монастыре под председательством архиепископа Финляндского Сергия (Страгородского), епископ Вениамин был избран почетным членом этого братства467. 19 июня 1914 года он участвовал в отпевании скончавшегося в Петербурге первого председателя братства, епископа Сердобольского Киприана (Шнитникова; † 18 июня 1914). Отпевание происходило в церкви Синодального Благовещенского подворья на Васильевском острове; погребен же владыка Киприан был на Валааме468.

10 сентября 1914 года на петроградском Волковом кладбище епископ Вениамин возглавил освящение мраморного надгробия протоиерея П.Ф. Щеглова – своего ректора по Олонецкой духовной семинарии. Памятник с надписью «Дорогому учителю и наставнику благодарные ученики и почитатели» был сооружен на средства, собранные по подписке как в столице, так и в Олонецкой епархии. На его устройство было истрачено 280 руб. 25 коп. Самый крупный взнос – 20 рублей – сделал владыка Вениамин469. В совершении панихиды на могиле о. Петра Щеглова участвовал и петроградский священник Виктор Васильевич Плотников (25 октября 1872 – 16 августа 1937; впоследствии – архиепископ Венедикт).

В сентябре того же года владыка прислал для церкви родного Каргопольского духовного училища икону святителя Питирима Тамбовского, освященную на его мощах в день прославления святого, 28 июля 1914 года. Вместе с иконой епископ Вениамин подарил училищу новоизданное житие святителя, службу ему, а также иконки-литографии для раздачи ученикам470. В училищной церкви, куда икона св. Питирима была торжественно доставлена вечером 20 сентября, священствовал о. Евфимий Добрынин – бывший наставник владыки по Каргопольскому духовному училищу.

«На родину в Олонецкую губернию» владыка выезжал и в августе 1915 года471. 19 октября того же года в Петрозаводске открылось попечительство при Введенской церкви Олонецкого епархиального женского училища. Первое же учредительное собрание постановило просить епископа Вениамина взять на себя звание почетного члена Попечительства472.

6 ноября 1916 года в Петрозаводске после тяжелой болезни скончался епископ Никанор. На другой день в переполненном храме петроградского Александро-Свирского подворья епископ Вениамин служил панихиду по почившему473. 8 ноября он вместе с архиепископом Финляндским Сергием выехал на погребение иерарха, много сделавшего для православия в Олонии. Петрозаводск был только что связан со столицей железной дорогой – владыка Никанор еще успел напутствовать молитвой первый пассажирский поезд 23 января 1916 года474. Днем 9 ноября прибывшие архипастыри и епископ Каргопольский Варсонофий (Вихвелин), викарий Олонецкой епархии, совершили вынос тела епископа Никанора из Архиерейского дома в кафедральный собор. К участию в этой процессии были приглашены учащиеся всех школ Петрозаводска – начальных, средних, средних специальных. Погребение владыки состоялось 10 ноября. В тот же день преосвященный Вениамин присутствовал на вечерней молитве в семинарии. Из его былых наставников там по-прежнему трудился Я.С. Елпидинский. На следующее утро епископ побывал в семинарии на занятиях, а затем посетил женское епархиальное и духовное училища475.

31 декабря 1916 года в Матфеевской церкви в Петрограде епископ Вениамин совершил отпевание уроженца Олонецкой губернии сенатора Петра Степановича Даманского († 28 декабря)476. Все 30 лет службы почивший занимал должности в синодальных учреждениях, а в 1912–1915 годах он состоял товарищем обер-прокурора Св. Синода. Из столичных пастырей, которых владыка сам проводил в последний путь, олончанином был протоиерей Никанор Темномеров († 22 июля 1912). С 1898 года он священствовал в Князь-Владимирском соборе, где всего за год до кончины стал настоятелем. Заупокойную литургию в соборе и отпевание о. Никанора епископ Вениамин совершил 25 июля477.

***

Кроме Петрозаводска, за семь лет служения епископом Гдовским, владыка Вениамин выезжал и в другие епархиальные центры. В 1913 году он посетил Новгород и Витебск, где участвовал в посвящении викарных епископов Новгородской и Полоцкой епархий. В Новгороде он находился на второй пасхальной неделе, в дни пребывания там Патриарха Григория IV. 26 апреля Патриарх ездил в Юрьев монастырь. В книге почетных посетителей он оставил запись по-арабски: «Доброе начало! Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь. Я посетил благоустроенный монастырь Святого Георгия, который посетил мой предшественник Патриарх Макарий, сын одного из знатных граждан Алеппо, в 1654 г. от Р[ождества] Х[ристова]. И я хвалю все, что я видел в нем из памятников благочестия, добродетелей и истинно православной ревности. Присутствовали со мной Его Высокопреосвященство, Архиепископ Новгородский Кир-Кир Арсений, и братья Кир-Кир Никон Архиепископ, бывший Вологодский, и Кир Вениамин, Епископ Гдовский, и Кир Иоанникий [(Дьячков) – авт.], Епископ Кирилловский, во дни благочинного, достоуважаемого Архимандрита Кир-Иувеналия [(Масловского) – авт.], настоятеля этого монастыря, в день пятницы, 26 апреля 1913 г. Господь да продлит лета их жизни, и да благоустроит монастырь сей, и да умножит братию его. Аминь. Написал сие смиренный Патриарх Антиохии и всего Востока Григорий IV (Ходай)»478. В субботу и в воскресенье епископ Вениамин был среди сослужащих Патриарху в храмах Новгородского кремля. За этими службами к собору иерархов присоединился еще епископ Псковский и Порховский Евсевий (Гроздов; 17 марта 1866 – 19 августа 1929). 27 апреля в полдень в теплом Входо-иерусалимском соборе состоялось наречение ректора Новгородской духовной семинарии архимандрита Алексия (Симанского; 27 октября 1877 – 17 апреля 1970 – впоследствии Патриарх Московский и всея Руси) во епископа Тихвинского. Всенощное бдение служили в Софийском соборе. Там же за литургией 28 апреля Патриарх Великой Антиохии возглавил архиерейскую хиротонию будущего Предстоятеля Русской Церкви. За воскресными службами было оглашено Деяние Святейшего Синода о причислении к лику святых Московского Патриарха Ермогена. Подвиг «великого архипастыря-народолюбца, положившего душу свою за паству свою»479 в Смутное время российской истории, станет вдохновляющим примером для священномученика митрополита Вениамина с момента его избрания на Петроградскую кафедру.

После литургии, сопровождая Патриарха, Преосвященный Вениамин побывал в псаломщической школе, открытой при Новгородском архиерейском доме владыкой Арсением, а вечером – в Арсениевском Епархиальном доме. Там, в переполненном зале на 2000 мест, состоялось торжественное собрание, на котором выступили с речами и Его Блаженство, и Новгородский архипастырь480. Епископ Вениамин сделал также пожертвование на памятник композитору священнику Василию Федоровичу Старорусскому († 4 октября 1871), установленный на кладбище новгородского Антониева монастыря в том же году481.

Через месяц состоялась поездка владыки Вениамина на белорусскую землю. В мае 1913 года настоятель витебского Маркова Свято-Троицкого монастыря архимандрит Пантелеимон (Рожновский; 21 октября 1867 – 30 (17) декабря 1950) был определен епископом Двинским, с посвящением в Витебске. В субботу 1 июня епископ Вениамин, приглашенный к участию в архиерейской хиротонии, служил всенощную в витебском Николаевском кафедральном соборе482. Его настоятель, протоиерей Алексий Матюшенский († 14 декабря 1917), был знаком владыке еще по Самаре: в 1894–1904 годах о. Алексий трудился в Самарской епархии в должности наблюдателя церковных школ. Перед всенощной в том же соборе архимандрита Пантелеимона нарекли во епископа, а в Троицын день 2 июня за литургией в Успенском соборе Витебска было совершено его посвящение.

Викарию Полоцкой епархии выпадет нелегкий жребий. После Первой мировой войны он поселится в обретшей независимость Польше и займет кафедру в Пинске. За отказ признать провозглашенную в 1923 году в одностороннем порядке, вопреки церковным канонам, автокефалию Польской Православной Церкви, он 15 лет проведет в монастырском заточении, «на покое». Лишь после вступления Красной армии в Западную Белоруссию в 1939 году архиепископ Пантелеимон вернется к церковному управлению, приняв назначение от Патриаршего Местоблюстителя Блаженнейшего митрополита Московского Сергия (Страгородского). В период оккупации, в сане митрополита Минского и Белорусского, возрождая оскверненные большевиками храмы и монастыри, владыка сохранит верность Московской Патриархии. Но после изгнания захватчиков на родине он бы сразу попал в сталинские лагеря за «сотрудничество с фашистами». Поэтому последние годы жизни митрополит Пантелеимон предпочел провести в эмиграции.

В июне 1916 года епископ Вениамин совершил путешествие в Тобольск на открытие мощей св. Иоанна (Максимовича; † 10 июня 1715), митрополита Тобольского и Сибирского. Четыре дня, с 8 по 11 июня, к древней столице Сибири было приковано внимание всей православной Руси. В город съехалось 12 архиереев во главе с митрополитом Московским Макарием (Невским), а духовенство, благодаря отзывчивости местного преосвященного, епископа Тобольского Варнавы (Накропина), участвовало в богослужениях «в таком количестве, как ни на одном из прежних торжеств прославления святых»483. Организаторы празднества позаботились и о бесчисленных богомольцах – в храм под открытым небом была превращена вся соборная площадь Тобольска. В ее восточной части, под навесом, установили переносной престол, на котором служились литургии 9–11 июня. Сюда, к народному морю, которое едва вместил Тобольский кремль, за всенощной 9 июня был вынесен на руках иерархов гроб с мощами митрополита Иоанна для первого молитвенного чествования. В священный тихий вечер рака почти час обходила кругом огромной площади, залитой на полиелее светом десятков тысяч свечей, и все это время над городом мощно и стройно гремело величание святителю. Служба окончилась в полночь, но богомольцы не расходились. Мощи целую ночь оставались среди кремля, где шло непрерывное пение молебнов. Они были внесены в собор только перед поздней литургией. Выход к мощам архипастырей с сонмом духовенства «был, так сказать, «встречей со славой» святителя, только что прославленного и как бы ожившего для служения на тобольской кафедре»484. Ощущение соприсутствия нового угодника Божия живо и глубоко запечатлевалось в душах. В последний день празднеств, 11 июня, по улицам Тобольска состоялся многочасовой крестный ход, с остановками у городских церквей. Его сопровождала громадная толпа богомольцев. Затем начался разъезд архиереев.

«Торжества прославления святителя Иоанна Максимовича оставили во мне отрадное впечатление своим порядком, простотою и, я бы сказал, народным духом, – делился впечатлениями епископ Вениамин. – Достаточно сказать, что на всех службах было самое простое, общее народное пение. К партесному же пению не прибегали не разу»485. В Тобольске с 1907 года служил протоиерей Димитрий Смирнов – дядя владыки. О. Димитрий опубликовал несколько свидетельств о молитвенной помощи новопрославленного святого в «Тобольских епархиальных ведомостях».

Возвращаясь в Петроград, владыка Вениамин посетил Пермь, где виделся с ректором местной семинарии архимандритом Пименом (Белоликовым; 5 ноября 1879 – 16 сентября 1918) – двоюродным братом петроградского протоиерея Философа Орнатского – и смотрителем духовного училища протоиереем Димитрием Вологодским486. С о. Димитрием, двадцатью годами ранее (в 1896 году) окончившим С.-Петербургскую духовную академию (он учился в ней в сане священника), епископ Вениамин был знаком еще со студенческих лет.

Архимандрит Пимен вскоре был призван к архиерейскому служению в Урмийской миссии в Персии, и 6 августа 1916 года в петроградском Казанском соборе епископ Вениамин участвовал в его хиротонии во епископа Салмасского487. Вечером того же дня владыка Вениамин служил всенощную в церкви Путиловского завода и сказал поучение, посвященное памяти святого Иоанна Тобольского, «сердце которого горело любовью к родине и своему народу, состраданием к сирым и бедным». Путиловские прихожане отныне становились соучастниками прославления святителя – в благословение храму епископ Тобольский и Сибирский Варнава (Накропин) прислал часть мантии, покрывавшей в земле «многоцелебные мощи угодника Божия». Реликвия была вложена в икону св. митрополита Иоанна. За литией ее в сопровождении крестов и хоругвей обнесли вокруг храма с общенародным пением: «Господи, помилуй». «Так молились в древнем Константинополе во времена нашествия неприятелей и других бедствий, постигавших этот город», – напомнил владыка488.

В первых числах 1917 года епископ Вениамин вновь прибыл в Новгород. Там 7–8 января он принял участие в наречении и хиротонии епархиального миссионера архимандрита Варсонофия (Лебедева; 1871 – 15 (2) сентября 1918) во епископа Кирилловского, викария Новгородской епархии. После воскресной литургии в Софийском соборе владыка присутствовал на собрании Новгородского церковно-археологического общества, в пользу которого сделал денежное пожертвование489.

В 1913 году принял священный сан младший брат епископа Вениамина, Григорий Казанский. В 1907–1911 годах он учился на медицинском факультете Юрьевского университета, но не окончил его. В том же Юрьеве (ныне город Тарту, Эстония) 9 января 1913 года Г.П.Казанский обвенчался с «крестьянской девицей Кокоревской волости» Галиной Абрамовой Скребневой, происходившей из старообрядческой семьи федосеевского толка. Перед свадьбой, 4 января, она приняла православие. Венчание состоялось в Георгиевской церкви, где служил широко известный «студенческий батюшка» протоиерей Николай Бежаницкий (1859 – 14 января 1919), ныне прославленный в лике святых новомучеников490. 5 марта 1913 года Григорий Казанский подал прошение митрополиту С.-Петербургскому и Ладожскому Владимиру: «Окончив курс С.-Петербургской Духовной Семинарии, я захотел быть врачом телесным, но, волею Божиею, окончить курс в Университете мне не удалось. Я вспомнил тогда о своем происхождении из духовного сословия и, женившись, /.../ принял окончательное решение идти по стопам отца и дедов. Я надеюсь, что, при помощи Божией, опыт и знания, полученные в Университете, мне лишь помогут быть верным работником Православной церкви в деревне». 14 марта Григорий Казанский получил назначение в село Озеры Гдовского уезда, в которой под спудом почивали мощи преподобного Илариона Гдовского († 28 марта 1476). 16 марта 1913 года за ранней литургией в церкви-усыпальнице Иоанновского монастыря епископ Вениамин рукоположил брата во диакона491, а на следующий день, в Творожковском подворье на Роменской улице, – во священника. «Для приобретения навыка» о. Григорий был временно приписан к Покровской Братской церкви на Боровой улице492.

20–21 октября 1916 года, на праздник преподобного Илариона, епископ Вениамин возглавил службы в Озерской церкви. Неутомимый владыка прибыл на лошадях со станции Нарва ко всенощной, преодолев 112 верст, почти не отдыхая. «Стоустая молва уже разнесла весть, что в Озерской церкви в И Ларионов день служит сам архиерей»493. После литургии был совершен крестный ход к часовне, поставленной над основанием сосны, в дупле которой любил молиться Иларион Гдовский. Здесь владыка отслужил молебен с коленопреклонением. В тот день праздновали 22-ю годовщину восшествия Николая II на престол – до падения монархии оставалось чуть больше 4 месяцев... Об архиерейском посещении Озер о. Григорий Казанский поместил заметку в «Известиях по Петроградской епархии». Он служил на Гдовщине до 27 июля 1917 года, когда был переведен в Петроград, к церкви подворья Троицкого Творожковского женского монастыря Гдовского уезда. Это подворье с деревянным Троицким храмом, перестроенным к концу 1915 года из жилого дома, находилось в Старой Деревне494.

В течение 7 лет епископ Вениамин оставался викарием Санкт-Петербургской (с 19 августа 1914 – Петроградской) епархии – сначала четвертым, с 22 ноября 1911 – третьим, с 30 мая 1913 – вторым и, наконец, с 20 марта 1914 – первым. Разносторонняя деятельность владыки на духовно-учебной и епархиальной службе отмечена несколькими орденами. Еще на посту ректора Самарской духовной семинарии он был удостоен ордена св. Анны II степени (6 мая 1904 года). В Петербурге 6 мая 1907 года его награждают орденом св. Владимира IV, а 6 мая 1911 – III степени и орденом св. Анны I степени – 6 мая 1914 года.

Летом 1912 года епископу Вениамину поручалось временное управление епархией. Тогда опасно занемог епископ Нарвский Никандр, замещавший митрополита Антония, которому в очередной раз предоставили длительный отпуск на лечение495.26 сентября 1912 года митрополит вернулся в столицу – казалось, что болезнь, наконец, отступила. 22 октября он готовился служить в Казанском соборе, и к подъезду митрополичьего дома был даже подан экипаж. Однако выезд пришлось отменить, и литургию в соборе, как и в день «летней» Казанской 1912 года, когда отмечалась 333-я годовщина явления этой иконы, совершил епископ Вениамин. В конце октября врачи признали положение болящего митрополита критическим. 28 октября, в присутствии викарных епископов, над ним было совершено таинство елеосвящения. 30 октября, по желанию братии Лавры и родственников митрополита, в митрополичьи покои была доставлена чудотворная икона Казанской Божией Матери. За молебствием, совершенным у постели больного, молился и епископ Вениамин496. 1 ноября стало ясно, что часы жизни владыки сочтены. В покои митрополита, находившегося без сознания, прибыли митрополит Московский Владимир, экзарх Грузии архиепископ Иннокентий (Беляев), епископы Никандр и Вениамин. В Крестовой церкви архиепископ Иннокентий и викарии митрополита Антония совершили молебен об облегчении его страданий497. В 4 часа 35 минут утра

2 ноября митрополит скончался. Среди находившихся у его смертного одра был и епископ Гдовский Вениамин. Сразу после кончины архипастыря епископы Никандр, Вениамин и пребывавший на покое епископ Антонин (Грановский) отслужили первую литию. В 9 часов тело почившего было перенесено в Крестовую церковь. Здесь началось служение панихид. Две из них совершил епископ Вениамин – от столичной семинарии и от Александро-Невского Антониевского духовного училища. Днем

3 ноября гроб был установлен в лаврском Троицком соборе, куда проститься с митрополитом потянулся весь Петербург. (Следующие похороны правящего архиерея состоятся в северной столице лишь 43 года спустя – из преемников митрополита Антония четверо за это время мученически погибнут в разных местах, один скончается вдалеке от Петрограда на покое и один будет избран на патриарший престол). Владыка Вениамин как председатель Епархиального братства Пресвятой Богородицы служил в соборе панихиду с членами совета и духовенством братских церквей и как наблюдатель за преподаванием Закона Божия в учебных заведениях ведомства учреждений императрицы Марии – с законоучителями всех учреждений ведомства498. В понедельник 5 ноября он участвовал в совершении заупокойной литургии, а затем – в отпевании митрополита Антония. На отпевание вышли митрополиты Московский Владимир, Киевский Флавиан и 19 архиепископов и епископов. Десятки тысяч человек, заполнивших лаврский двор, под осенним петербургским дождем терпеливо ожидали выноса гроба из храма... Согласно выраженной им воле, почивший был погребен не под сводами лаврских церквей, как все его предшественники, а среди братии Лавры – на монашеском (Братском) участке Никольского кладбища, под простым деревянным крестом. Святитель Вениамин, будучи духовно близким митрополиту Антонию, в трудные минуты жизни имел обыкновение молиться на его могиле499.

23 ноября 1912 года на Санкт-Петербургскую кафедру был переведен митрополит Московский и Коломенский Владимир. В северной столице он святительствовал ровно три года. Это время ознаменовалось многими крупными событиями: Россию посетил Патриарх Антиохийский Григорий IV, начало Мировой войны открыло новую страницу в патриотической и благотворительной деятельности Церкви, борьба с пьянством получала характер всероссийского движения. В Петербурге – Петрограде епископ Вениамин стал одним из самых деятельных помощников митрополита Владимира. Даже после беспрецедентного перевода архипастыря в Киев владыка Вениамин не раз сослужил ему, когда митрополит как первоприсутствующий член Святейшего Синода находился в столице. Так, оба иерарха совершали литургию в соборе Сергиевой пустыни 26 апреля 1916 года, в день паломничества в нее трезвенников. С новым же Петроградским митрополитом Питиримом (Окновым; 28 июня 1858 – 20 января 1920) епископу Гдовскому довелось служить мало.

Митрополит Владимир как администратор отличался решительным, настойчивым и властным характером. «Куда бы он ни являлся в качестве начальника, он настаивал на развитии и действительно развивал дело церковного учительства»500. По его собственным словам, «спасение заключается не в религиозном невежестве или в темной вере, а в вере сознательной и разумной, как того требовал от Своих учеников Сам Спаситель»501. И неслучайно на одно из самых почетных мест среди городского духовенства выдвинулся при нем многолетний руководитель Общества распространения религиозно-нравственного просвещения митрофорный протоиерей Философ Орнатский: 10 октября 1913 года митрополит назначил его настоятелем Казанского собора. Почетным же членом Общества 27 апреля 1914 года был избран владыка Вениамин, «со студенческой скамьи, в течение 20 лет трудящийся в рядах проповедников Общества»502.

В С.-Петербурге митрополит Владимир упорядочил распределение обязанностей между своими викариями в соответствии с порядками, заведенными им в Московской епархии503. За епископом Гдовским Вениамином в прежнем объеме были закреплены права по председательствованию в Епархиальном и эстонском братствах, училищном совете, по заведованию Александро-Невским духовным училищем и единоверческими приходами епархии. Когда же в марте 1914 года владыка был утвержден первым викарием митрополии, круг дел, подлежащих его ведению, стал еще шире, только заведование единоверческими приходами перешло к епископу Нарвскому Геннадию (Туберозову).

Митрополита Владимира и епископа Вениамина сближала, в частности, ревность о народной трезвости. Новый Петербургский святитель возобновил прерванную болезнью митрополита Антония традицию митрополичьих служений в Александро-Невской лавре в один из дней Светлой седмицы, когда обитель наполняли паломники от всех петербургских обществ трезвости. Так, на второй день Пасхи 1913 года, 15 апреля, в лавру во главе крестных ходов трезвенников пришли викарные епископы Никандр и Вениамин, которые и сослужили митрополиту Владимиру за литургией в лаврском Троицком соборе504. В том же 1913 году день, посвященный воспоминанию Усекновения главы св. Иоанна Крестителя (29 августа), впервые отмечался по всей Империи как день трезвости. Определение Святейшего Синода о его устройстве состоялось 8 августа. В Петербурге центром «трезвенного праздника» стал Исаакиевский собор. К началу литургии в храм прибыл соединенный крестный ход с Казанской иконой Богоматери. В нем шествовали два викарных епископа, Никандр и Вениамин, многочисленное духовенство и несколько десятков тысяч горожан. Кульминацией праздника стало молебствие по особому чину «об исцелении страждущих пьянственным недугом», отслуженное на Исаакиевской площади митрополитом с двумя викариями505.

В 1914 году пасхальная литургия в Лавре 7 апреля, в день паломничества в нее трезвенников, служилась намного большим, чем обычно, собором архиереев. Кроме митрополита, в ней участвовали епископы: Никандр, только что переведенный на Вятскую кафедру, Вениамин, новоназначенный епископ Нарвский Геннадий (Туберозов) и Ямбургский Анастасий (Александров)506. А всероссийский день трезвости в тот год пришелся на второй месяц Мировой войны, которая придала ему новое звучание. Все яснее осознавалось, что без отрезвления народа невозможна победа России над внешним врагом. Литургию 29 августа 1914 года митрополит совершал в Казанском соборе. Епископ Вениамин, после ранней обедни в Воскресенской церкви у Варшавского вокзала, следовал к собору с крестным ходом. Пение молебна «о даровании победы русскому воинству и трезвости русскому народу» возглавили под открытым небом оба святителя507. Вскоре последовало царское повеление о закрытии всех казенных винных лавок на период войны. Оно было воспринято не как временная мера, а как «возглашение трезвости на Руси» на веки веков.

29 августа 1915 года епископ Вениамин также служил раннюю обедню в церкви у Варшавского вокзала и вел процессию трезвенников – на сей раз на Исаакиевскую площадь. В соборе литургисали митрополит Владимир и епископ Нарвский Геннадий, и до их выхода из храма владыка Вениамин служил для народа молебствия прямо на площади. Затем там же, на особом помосте, все духовенство во главе с митрополитом и двумя его викариями совершило торжественный молебен о победе и об укреплении в народе трезвости508. Через три недели одно из старейших обществ трезвости столицы – Варгунинское – справляло 25-летие своей деятельности. Руководитель общества-юбиляра, священник фабричной церкви Андрей Простосердов, издал к знаменательной дате иллюстрированную брошюру «Четверть века в борьбе за трезвость» (Пгр., 1915). В праздничный день, 20 сентября, епископ Вениамин служил литургию в церкви Невской писчебумажной фабрики (так стала называться при новых владельцах бывшая фабрика братьев Варгуниных). Со студенческих дней он провел здесь 58 бесед, и годом ранее варгунинцы отметили 20 лет участия владыки в жизни своего общества. «В книге проповеднической он расписывался сначала как Василий Казанский, потом как монах Вениамин, потом иеродиакон, иеромонах, архимандрит и, наконец, как Вениамин, епископ Гдовский. Им освящен антиминс в Варгунинской церкви»509. С далекой фабрики на правом берегу Невы владыка направился в Казанский собор, где в три часа дня митрополит и его первый викарий совершили панихиду по безвременно скончавшемуся М.Д. Челышеву († 13 сентября), депутату III Государственной Думы, получившему широкую известность как глашатай трезвости510. В следующее воскресенье, 27 сентября, столичные трезвенные организации устроили вечер в память М.Д. Челышева. Он состоялся в зале Калашниковской биржи. На этом вечере присутствовали и митрополит Владимир, и епископ Вениамин511.

В 1916 году, после перевода митрополита Владимира на Киевскую кафедру, в крестных ходах и службах «праздника трезвости» в Петрограде из архиереев участвовал один епископ Вениамин. Он сопровождал шествие трезвенников от Путиловской церкви в Исаакиевский собор, где сам и служил литургию. За службой присутствовал князь Иоанн Константинович.

Молебен, как и в предшествующие годы, был совершен под открытым небом512. А со следующего, 1917 года особое празднование дня трезвости и вовсе перестало совершаться.

Недолгое существование Всероссийского Александро-Невского братства трезвости также тесно связано с именем владыки Вениамина. При митрополите Антонии в столице, в рамках Общества распространения религиозно-нравственного просвещения, успешно действовало одноименное общество трезвости. Преобразование его в братство общероссийского масштаба официально состоялось вечером 23 ноября 1914 года. Открывали братство митрополит Владимир и епископ Вениамин. Перед чудотворной Казанской иконой Богоматери в Казанском соборе они совершили молебен в сослужении соборного духовенства и членов Петроградского Александро-Невского общества трезвости в священном сане. Затем в Александровском зале Городской думы прошло организационное собрание нового братства. Его председателем был избран архиепископ Новгородский и Старорусский Арсений – член Святейшего Синода и Государственного Совета, а одним из членов совета – епископ Гдовский Вениамин513. Через неделю в столице открылся новый отдел братства – Болынеохтинский. Председательствование в нем взял на себя епископ Вениамин.

На первом же заседании совета, состоявшемся 15 декабря 1914 года в митрополичьих покоях в Александро-Невской лавре, епископа Вениамина избрали товарищем председателя Всероссийского Александро-Невского братства трезвости514 – на него в значительной степени легло руководство всей его текущей работой. Такое выдвижение, несомненно, свидетельствовало о высокой оценке духовно-административных талантов преосвященного и митрополитом Владимиром, и архиепископом Арсением.

Первый после основания Всероссийского братства крестный ход трезвенников в Александро-Невскую лавру был приурочен к празднику Благовещения, совпавшему в 1915 году со Светлой средой. Значительная часть процессий объединилась у Воскресенского храма «на Варшавке», где раннюю литургию служил епископ Вениамин. Отсюда шествие возглавил настоятель храма протоиерей Петр Миртов. За митрополичьей службой в лаврском Троицком соборе проповедовал выдающийся поборник трезвости, иеромонах Троице-Сергиевой пустыни Павел (Горшков)515. 24 мая владыка Вениамин, подавая трезвенникам пример неутомимости, совершил с ними паломничество в Троице-Сергиеву пустынь. В 5 часов утра он уже прибыл в церковь у Варшавского вокзала для служения ранней литургии, откуда шел во главе крестного хода в пустынь. Богомольцы несли до 200 хоругвей, более 150 образов. Скопление паломников в пустыни, где литургисал митрополит Владимир, было чрезвычайным – не менее 50 тысяч человек. Молебен на монастырской площади служили митрополит и его первый викарий. В четвертом часу дня вместе с паломниками из Петрограда епископ двинулся пешком в обратный путь516.

3 мая владыка Вениамин принял участие в годовом собрании членов Общества распространения религиозно-нравственного просвещения. На нем был утвержден проект размежевания Общества с Александро-Невским братством трезвости. Братству предоставлялась яхта «Марево» с церковью, все отделения бывшего Александро-Невского общества трезвости со всем их имуществом, издание с 1915 года двух журналов – «Отдых христианина» и «Трезвая жизнь» и т. д.517 17 мая в Александровском зале Городской думы, после молебствия, совершенного митрополитом Владимиром с председателем братства архиепископом Арсением и товарищем председателя епископом Вениамином, состоялось первое годовое собрание братства. Доложенные собранию условия размежевания были приняты, при этом архиепископ Арсений отметил ту доброжелательность и любовь, с какими Общество религиозно-нравственного просвещения отпустило свое детище, ставшее Всероссийским братством трезвости518.

По случаю «дня трезвости» братство устроило 30 августа 1915 года торжественное собрание в зале Общества распространения религиозно-нравственного просвещения на Стремянной улице. Собрание почтил присутствием митрополит Владимир с викариями – епископами Гдовским Вениамином и Ямбургским Анастасием. Выступивший на нем с речью член Государственной Думы протоиерей С. Остроумов говорил о том. что в перспективе «необходима не только борьба с алкоголизмом, но и со всем тем, что одурманивает народную душу и вносит в нее отраву и разложение»519.

В 1915–1916 годах владыка Вениамин не раз председательствовал на заседаниях совета Александро-Невского братства. Под его руководством прошло собрание 11 сентября 1915 года. На нем было решено прийти от имени братства на помощь пострадавшим от войны: открыть для беженцев убежища при Воскресенской церкви у Варшавского вокзала и при некоторых отделах братства, а в Новой Деревне устроить приют для детей беженцев со школой520. 26 октября епископ Вениамин возглавил заседание совета, которое состоялось в здании Св. Синода. Совет постановил принять участок земли на северной окраине Петрограда, в Новой Деревне, – дар члена местного отделения братства В.А. Буфетова – и соорудить там храм в память о запрещении продажи в России водки. Братство также возбудило ходатайство перед городскими властями об отводе земли в центре столицы для постройки народной аудитории в память М.Д. Челышева. Было признано желательным обратиться и ко всем земским учреждениям России с просьбой принять возможные меры для укрепления трезвости путем устройства хотя бы в уездных городах соответствующих народных чтений521. На заседании 27 марта 1916 года состоялись выборы в строительный комитет по сооружению в Новой Деревне первого братского храма. Возглавил комитет сам владыка Вениамин522.

В районе Новой Деревни, на Большой Невке, с 1914 года обычно зимовала и принадлежавшая братству трезвости вышеупомянутая «плавучая церковь». История этого царского дара трезвенникам такова. Александро-Невскому обществу трезвости незадолго до его преобразования во Всероссийское братство была высочайше пожалована бывшая Императорская яхта «Марево». Судно переоборудовали в церковь на 200 молящихся, с алтарем в носовой части. Чин освящения «плавучей церкви» во имя св. патриарха Ермогена и первую литургию в ней совершил 19 октября 1914 года преосвященный Вениамин. В этот день к яхте, пришвартованной на набережной Невы у Медного всадника, прибыли крестные ходы от всех столичных церквей, при которых имелись организации трезвенников523. Вскоре после освящения «плавучей церкви» ее посетил митрополит Владимир, а епископ Вениамин давал пояснения. Способная к дальнему плаванию церковь предназначалась для удовлетворения духовных нужд прибрежных жителей Невы, Ладоги и других водных путей. С ее помощью предполагалось также распространять в народе идеи религиозно-нравственного просвещения, вести борьбу с алкоголизмом... К сожалению, единственный в своем роде храм просуществовал всего 5 лет: 13 декабря 1919 года он был полностью уничтожен огнем524.

Вечером 23 ноября 1915 года, в первую годовщину работы братства, его руководители – архиепископ Арсений и епископ Вениамин – служили молебен в храме у Варшавского вокзала. Ими была освящена икона, сооруженная подростками из трезвенников в память местного священника Александра Рождественского – «апостола трезвости» (летом 1915 года исполнилось 10 лет со дня кончины о. Александра). В своей приветственной речи владыка Вениамин напомнил о тех изменениях в народном сознании, которые произошли меньше чем за два десятилетия: «Было время, когда трезвенники ходили в Пасху с крестным ходом по улицам столицы и пели «Христос воскресе» в надежде, что воскреснут, возродятся духовно и те пьяные, которых толпами приходилось видеть в этот день. Над их надеждами смеялись те, кому выгодно было распространение пьянства в народе, и говорили: «Пойте, проповедуйте, а народ все равно как пил, так и будет пить». Но теперь настало время, когда надежды трезвенников сбылись, когда зеленый змий связан и повержен. Теперь наш праздник и наше торжество, не нужно только давать возможность этому зеленому змию опять поднять голову..."525 Из храма архипастыри с духовенством и трезвенниками проследовали в дом братства, где состоялось торжественное собрание. Оно было посвящено чествованию преемника о. Александра, протоиерея Петра Миртова, по случаю 10-летия его просветительно-трезвенной деятельности526. В ближайшее воскресенье, 29 ноября, торжества здесь продолжились. Литургию в храме в тот день служили митрополит Владимир, только что перемещенный на Киевскую кафедру, и товарищ председателя совета братства епископ Вениамин. На малом входе митрополит возложил на протоиерея П. Миртова митру, которой тот был удостоен за труды по Всероссийскому братству трезвости. После службы митрополит, епископ Вениамин и сослужившие им лица посетили самого молодого митрофорного протоиерея России (о. Петру исполнилось всего 45 лет) в его квартире527.

Вторая годовщина существования Александро-Невского братства была отмечена скромнее. 22 ноября 1916 года, накануне дня памяти св. князя Александра Невского, покровителя трезвенников всей России, епископ Вениамин совершил праздничную всенощную в Воскресенском храме у Варшавского вокзала528. Десятью днями ранее состоялось общее собрание братства под председательством архиепископа Арсения, которое приняло новый устав в связи с преобразованием братства «в центральную общероссийскую организацию, с главным управлением во главе, которое будет объединять все провинциальные трезвенные организации»529. На том же собрании было решено вдвое увеличить число членов совета. Среди вновь избранных лиц совет пополнил иеромонах Павел (Горшков). Однако работать по новому уставу братству фактически уже не пришлось...

Большую и разностороннюю активность успел проявить Большеохтинский отдел братства и возникший при нем дамский кружок имени св. праведной Тавифы. Уже через месяц после своего открытия, 28 декабря 1914 года, отдел организовал трехчасовой трезвенно-духовный рождественский вечер. Перед его началом председатель отдела епископ Гдовский Вениамин совершил перед вновь освященной иконой св. Тавифы молебен. В своем слове он напомнил о бедных и обездоленных детях павших славных защитников родины, нуждающихся в милосердии и христианской любви. На вечере до 100 охтинских детей получило ценный рождественский подарок. Одной из главных жертвовательниц отдела, М.А. Мальцевой, епископ Вениамин преподал от имени митрополита Владимира благословение с особой грамотой530.

Еще с большей заботой о детях прошел в отделе пасхальный вечер, состоявшийся 25 марта 1915 года. Свое слово после молебна владыка посвятил современному воскресению православного народа от сатанинского ига – пьянства. Подарки к Пасхе были заготовлены почти на 200 малышей. Во время их вручения «владыка благословлял этих деток и собственноручно надевал на них шейные крестики». С успехом прошло и выступление хора любителей под опытным руководством воспитанника VI класса Петроградской духовной семинарии Семена Никиташина531 (впоследствии – одного из осужденных по «делу митрополита Вениамина»).

В деревне Исаковке, за Большой Охтой, на «окраине окраин Петрограда», с конца XIX века существовала Скорбященская часовня. 14 апреля 1915 года ее строитель М.В. Проворов заявлением на имя епископа Вениамина пожертвовал часовню со значительным участком земли в полную собственность Большеохтинского отдела братства трезвости. Посетив ее, владыка испросил у митрополита антиминс, и уже 23 апреля в часовне была совершена первая литургия. Сюда же перенесли и святыни отдела. В один из своих последующих приездов, 31 мая, епископ совершил там молебствие о победе при пении хора трезвенников и объявил, что 7 июня из Исаковки отправится крестный ход в Колтуши532. Его возглавил сам преосвященный. Подобный крестный ход повторился и в 1916 году – 4 июля. В тот раз от семи охтинских церквей и подворий в Колтуши с епископом Вениамином пришло столько паломников, что литургия архиерейским чином была отслужена не в сельском Петропавловском храме, а на площади перед ним533.

Часовня в Исаковке изначально имела миссионерское значение – деревня служила рассадником всякого рода сектантства. В связи с общим оживлением церковной жизни на Охте, чему немало способствовал местный отдел Александро-Невского братства трезвости, встал вопрос о замене часовни на храм. По просьбе совета отдела М.В. Проворов принял этот труд на себя. Синодальным указом от 16 февраля 1916 года при начатом постройкой храме был открыт самостоятельный приход534. Несмотря на военное время, строительство деревянной двухпрестольной церкви в Исаковке, способной вместить до 1500 молящихся, заняло всего полтора года. 24 января 1917 года, в седьмую годовщину своего поставления во епископы, владыка Вениамин освятил ее в честь Скорбящей иконы Божией Матери. Это был первый храм-памятник, сооруженный в память запрещения виноторговли. О состоявшемся событии телеграммой известили императрицу Александру Феодоровну, Августейшую покровительницу Александро-Невского братства трезвости. «Собравшиеся на торжество члены отдела, прихожане и многие ревнители трезвости, во главе с председателем, преосвященнейшим Вениамином, епископом Гдовским» выразили надежду, что «под сенью сего святого храма... труды отдела по отрезвлению народа увенчаются полным успехом»535.

***

Наступил 1917 год. Как всегда, газеты запестрели прогнозами, пытаясь предугадать и церковные новости. Так, в одной из них со ссылкой на «осведомленные лица» сообщалось, что «пользующийся редкими симпатиями столичного духовенства епископ Вениамин гдовский» в ближайшее время получит назначение на самостоятельную кафедру...536

Владыка Вениамин встретил новолетие служением полунощного молебна в Казанском соборе. На Крещение он литургисал в Троицком соборе Лавры и выходил на водосвятие на Неву. В январе – феврале он успел совершить богослужения и в храмах рабочих окраин – пригородного села Смоленского, деревни Исаковки за Большой Охтой, Полюстрова, где имелась единственная в Петрограде Сретенская церковь, и дважды побывать в Гдовском уезде. 16 января епископ Вениамин разделил праздник института принцессы Терезии Ольденбургской (на Петроградской стороне), отмечавшего 75-летие освящение своего домового храма в честь Воскресения Христова. В этот юбилейный день владыка служил здесь литургию. Настоятелем институтского храма в 1900–1915 годах был священник (с 1914 – протоиерей) Александр Ильинский, выпускник С.-Петербургской духовной академии 1898 года. В 1915 году о. Александр, назначенный в Уфу ректором духовной семинарии, принял постриг с именем Артемий. Его уфимский период жизни длился всего два года – в 1917 году архимандрит Артемий будет избран викарием Петроградской епархии.

25 января епископ Вениамин служил обедню в церкви приюта принца П.Г. Ольденбургского при пении хора учащихся его реального училища и женской гимназии. За службой присутствовали и раненые из приютского лазарета – 110 человек. Епископ сказал слово «об особом значении праздника и молитв Божией Матери – Утоления наших печалей в нынешнее тяжелое время»537. 28 января, в день кончины Петра Великого, он совершил заупокойную литургию и панихиду у гробницы императора в Петропавловском соборе538. 30 января владыка присутствовал на собрании Всероссийского братства трезвости в Александровском зале Городской думы, состоявшемся по случаю третьей годовщины исторического рескрипта Николая II о «безалкогольном государственном бюджете»539.

Вечером 12 февраля, в Прощеное воскресенье, митрополит Питирим с двумя викариями – епископами Гдовским Вениамином и Нарвским Геннадием – совершил чин прощания в соборе Александро-Невской лавры540. Через неделю скончался 86-летний кафедральный протоиерей Александр Исполатов. 22 февраля в Исаакиевском соборе «первопастыря столицы» торжественно отпевали три архиерея – митрополит Питирим, епископы Вениамин и Геннадий. Владыка Вениамин сопровождал и погребальное шествие на Смоленское кладбище541. А на другой день в городе, где на третьем году войны уже остро чувствовалась нехватка хлеба, забастовали многие предприятия, произошли первые столкновения демонстрантов с полицией...

* * *

323

К наречениям и хиротониям во епископа // Ведомости С.-Петербургского градоначальства [ВСПбГ]. 1910. № 9 (13 января). С.2–3.

324

Наречение во епископа // Колокол. 1910. № 1159 (24 января). С.З.

325

Паевский Ф. Хиротония архимандрита Вениамина во епископа Гдовского // ВСПбГ. 1910. № 20 (26 января). С.2; Наречение и посвящение ректора СПб. д. семинарии архим. Вениамина во епископа // Известия по С.-Петербургской епархии [ИСПбЕ]. 1910. № 3. С.17–19.

326

Российский государственный исторический архив [РГИА]. Ф.797. Оп.79. Д.220. Л.7 – 7 об.

327

Прощальное чествование епископа Кирилла // ИСПбЕ. 1910. № 3. С. 13–17.

328

Радость жителей Выборгской стороны в СПБ // ИСПбЕ. 1910. № 6–7. С.46.

329

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятыя Богородицы за 1910 год. Двадцать седьмой год существования Братства. СПб., 1911. С. 13.

330

Освящение придела в храме св. Серафима Саровского // Петербургский листок [ПбЛ]. 1910. № 38 (8 февраля). С.2.

331

Престольный праздник // ПбЛ. 1910. № 196 (20 июля). С.З.

332

Торжество в Серафимовской церкви // ПбЛ. 1910. № 279 (11 октября). С.З.

333

Зубарев Л., студент, свящ. Рел[игиозно]-нр[авственное] собрание // Колокол. 1910. № 1181 (20 февраля). С.2.

334

Архиерейские богослужения // Колокол. 1910. № 1212 (31 марта). С.З.

335

Церковное торжество // ПбЛ. 1910. № 294 (26 октября). С.4; Духовное празднество // Колокол. 1910. № 1383 (27 октября). С.2.

336

Памяти хорошего человека // ПбЛ. 1911. № 332 (3 декабря). С.5.

337

Торжество в Иоанновском монастыре // ВСПбГ. 1910. № 34 (12 февраля). С.2.

338

Михайлов. Церковные заметки // Колокол. 1910. № 1195 (10 марта). С.З.

339

Торжественные богослужения // ВСПбГ. 1910. № 66 (24 марта). С.З.

340

Торжественные богослужения // ВСПбГ. 1910. № 71 (31 марта). С.2.

341

Торжественные богослужения // ВСПбГ. 1910. № 79 (9 апреля). С.2; Собрание эстонского православного] общества // Колокол. 1910. № 1217 (6 апреля). С.3.

342

Расписание Архиерейских служений в дни Страстной Седмицы и Св. Пасхи 1910 года// Колокол. 1910. № 1222 (11 апреля). С.1.

343

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятыя Богородицы за 1910 год. Двадцать седьмой год существования Братства. СПб., 1911. С.12; Паевский Ф. Общее собрание епархиального братства // ВСПбГ. 1910. № 96 (5 мая). С.2.

344

Собрание епархиального братства // ПбЛ. 1910. № 118 (3 мая). С.З.

345

Церковные ведомости. 1910. № 51–52 (Прибавления) . С.2264–2265.

346

О занятиях Чрезвычайного Собрания Училищного Совета при Святейшем Синоде // Народное образование. 1910. № 5–6. С.645–646.

347

Славянский праздник // ПбЛ. 1910. № 128 (12 мая). С.З.

348

Окончание учебного года в С. Пет. дух. семинарии // Колокол. 1910. № 1268 (13 июня). С.4.

1

Бовкало А.А., Галкин А.К. Родственные связи св. митрополита Петроградского Вениамина// Из глубины времен. Вып.8. СПб., 1997. С.147–160.

349

Отъезд владыки-митрополита Антония на Кавказ // ВСПбГ. 1910. № 123 (11 июня). С.2.

350

Управление петербургской епархией // Колокол. 1910. № 1269 (15 июня). С.4.

351

Храмовой праздник лаврской киновии // ВСПбГ. 1910. № 127 (16 июня). С.З

352

Закладка храма и школьной дачи // ВСПбГ. 1910. № 133 (5 июня). С.З.

353

Паевский Ф. Храмовый праздник Сампсониевского собора // ВСПбГ. 1910. № 139 (1 июля). С.З.

354

Праздник у Сампсония // ПбЛ. 1910. № 174 (28 июня). С.2.

355

Паевский Ф. Крестный ход // ВСПбГ. 1910. № 144 (7 июля). С.2

356

По Северной России // Самарские епархиальные ведомости. 1904. № 5. С.324.

357

Храмовые праздники // ВСПбГ. 1910. № 161 (28 июля). С.2.

358

Праздник Смоленского кладбища // ПбЛ. 1910. № 205 (29 июля). С.4.

359

Первый Спас в Петербурге // ПбЛ. 1910. № 209 (2 августа). С.2.

360

Начало учебного года. В спб. духовной семинарии // ПбЛ. 1910. № 240 (2 сентября). С.З.

361

Паевский Ф. Праздник Казанского собора // ВСПбГ. 1910. № 230 (27 октября). С.2.

362

В Казанском соборе // Колокол. 1910. № 1376 (24 октября). С.4.

363

Народная вера // ИСПбЕ. 1911. № 15–16. С.20.

364

Архиерейская всенощная в миссионерском Пороховском братстве // Колокол. 1915. № 2668 (1 апреля). С.4.

365

Список церковных школ С.-Петербургской Епархии, состоящих в ведении С.-Петербургского Епархиального Училищного Совета в 1910 году. СПб., 1912. С. 138–139.

366

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятыя Богородицы. СПб., 1912. С. VII.

367

Праздник церковных школ г. СПБ // ИСПбЕ. 1912. № 14. СП.

368

Западалов А., протоиерей. Отчет С.-Петербургского епархиального наблюдателя о состоянии церковных школ С.-Петербургской епархии в 1912–1913 учебном году // Известия по Петроградской епархии [ИПЕ]. 1914. № 19–20. С.7.

369

Павловский В. Тосно. Поездка преосвящен. Вениамина // Колокол. 1914. № 2554 (7 ноября). С.4.

370

Западалов А., свящ. Отчет С.-Петербургского епархиального наблюдателя о состоянии церковных школ С.-Петербургской епархии в 1911–1912 учебном году // ИСПбЕ. 1913. № 15–16. С.13.

371

Западалов А., протоиерей. Отчет ... в 1912–1913 учебном году // ИПЕ. 1914. № 19–20. С.8.

372

Курсист Ф.З. Учительские курсы в г. Луге // Народное образование. 1910. Сентябрь. С.266.

373

Паевский Ф. Чествование протоиерея A.M.Азиатского // ВСПбГ. 1911. № 62 (19 марта). С.2; Прощание школьных деятелей с своим бывшим наблюдателем // ИСПбЕ. 1911. № 6. С.5–6.

374

Прот. Е.К. Четверть века служения Церкви Божией // ИПЕ. 1917. № 6. С.3–4.

375

Романовский П.А., свящ. Новое школьное здание в С.-Петербурге // Народное образование. 1910. Декабрь. С.687–691.

376

25-летие Малоохтенской ц.-пр. школы // ИСПбЕ. 1912. № 14. С.10–11.

377

Хроника. Приезд архиерея в Гатчину // Царскосельское дело. 1911. № 82 (4 ноября). С.З; Нас просят исправить // Там же, № 83 (8 ноября). С.З.

378

Гатчина. Празднества в учительской семинарии // Царскосельское дело. 1913. №43 (25 октября).С4.

379

Освящение школы Б.-Охтенского отдела Александро-Невского Братства // Родная жизнь. 1915. № 42. С.12.

380

Н. В-ов. Церковное торжество // Лужская газета. 1913. № 40 (28 мая). С.

381

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятыя Богородицы. СПб., 1912. С. IV.

382

Попов И.В. Лужские храмы // Санкт-Петербургские епархиальные ведомости. 1998. Вып. 18. С.65.

383

Участник торжества. Труженик на ниве народной // ИПЕ. 1916. № 44. С.7–8; № 45. С.6–8.

384

Братство во имя святителя Иоасафа Белгородского // ВСПбГ. 1913. № 94 (2 мая). С. 3.

385

Западалов А, свящ. Рапорт // ИСПбЕ. 1911, № 21. С.3–5.

386

Западалов А, протоиерей. Отчет ... в 1912–1913 учебном году // ИПЕ. 1914. № 17–18. С.9.

387

Закрытие епархиальных педагогических курсов // ПбЛ. 1913. № 214 (7 августа). С.З.

388

Экзамен в церковной школе // Царскосельское дело. 1916. № 20 (21 мая). С.4.

389

Почетный председатель братства // Царскосельское дело. 1916. № 49 (9 декабря). С.4.

390

Западалов А, свящ. Отчет ... в 1911–1912 учебном году // ИСПбЕ. 1913. № 15–16. С.4–5.

391

Высочайшая пометка // ИСПбЕ. 1912. № 20. С.9.

392

Отчет Петроградского Епархиального Наблюдателя о состоянии церковных школ Петроградской епархии в 1912–1913 учебном году // ИПЕ. 1914. № 19–20. С.8.

393

Беляев С. Открытие краткосрочных церковно-певческих курсов в Царском Селе // Колокол. 1914. № 2440 (21 июня). С.З.

394

Сидоров В. Маяк православной веры и благочестия // Колокол. 1911. № 1433 (4 января). С.З.

395

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы за 1911 год. Двадцать восьмой год существования Братства. СПб. 1912. C.VI.

396

Открытие духовных бесед // ПбЛ. 1910. № 30 (31 января). С.2.

397

Пасхальные дни в приходе братского храма // ПбЛ. 1911. № 96 (8 апреля). С.5.

398

Пасха в приходе братского храма // ПбЛ. 1912. № 81 (23 марта). С.4.

399

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы за 1911 год. Двадцать восьмой год существования Братства. СПб. 1912. С. XV.

400

Открытие общества трезвости // ПбЛ. 1912. № 70 (12 марта). С.З.

401

Грандиозные крестные ходы трезвенников // Петербургская газета. 1912. № 83 (27 марта). С.5.

402

Похороны от. С.Н. Слепяна // ПбЛ. 1912. № 49 (20 февраля). С.4.

403

Годовой день кончины свящ. от. С. Слепян // ПбЛ. 1913. № 47 (17 февраля). СП.

404

Торжество в Братском Покровском храме // Колокол. 1914. № 2591 (21 декабря). С.3.

405

Торжественная Успенская служба // ПбЛ. 1913. № 222 (15 августа). С. 13.

406

Торжество в братском храме // ПбЛ. 1913. № 20 (21 января). С.З.

407

Церковное торжество трезвенников // ВСПбГ. 1913. № 89 (26 апреля). С.2.

408

Освящение нового придела храма // ПбЛ. 1913. № 155 (9 июня). С.9

409

Отчет С.-Петербургского Православного Епархиального Братства во имя Пресвятой Богородицы за 1911 год. Двадцать восьмой год существования Братства. СПб. 1912. C.VII.

410

Годовое собрание Братства Пресвятыя Богородицы // ИПЕ. 1915. № 18–19. С.14.

411

Чин погребения Богоматери в Братском храме // Петроградский листок [ПгрЛ]. 1916. № 224 (16 августа). С.4

412

Торжество в Полюстрове // ПбЛ. 1911. № 30 (31 января). С.4.

413

N К юбилею высокопреосвященного Антония // Колокол. 1912. № 1823 (6 мая). С.З.

414

Чествование митрополита Антония // ПбЛ. 1912. № 117 (4 мая). С.З.

415

Новый приход // ПбЛ. 1913. № 288 (20 октября). СП.

416

Отчет ... Епархиального Братства ... за 1911 год. СПб. 1912. С. V.

417

Крестный ход // Колокол. 1912. № 1540 (18 мая). С.З

418

Закладка нового храма // ВСПбГ. 1911. № 112 (29 мая). С.З; Закладка кладбищенского храма // ИСПбЕ. 1911. № 10–11. С.21.

419

Церковно-народное торжество в Колпине // ПбЛ. 1911. № 139 (23 мая). С.2; X. Колпино // Царскосельское дело. 1911. № 39 (27 мая). С.З.

420

Акт женских гимназий // Петербургские ведомости. 1911. № 114 (25 мая). С.5; Окончание учебного года. Акт женских гимназий // ПбЛ. 1911. № 140 (24 мая). С.4

421

Из Колпина // Царскосельское дело. 1911. № 89 (2 декабря). С.З

422

См. надпись на окладе рамы иконы: Мещанинов М.Ю. Храмы и часовни города Колпино. СПб., 1998. С.47.

423

Крестный ход в Колпино // Колокол. 1914. № 2418 (25 мая). С.З.

424

Народно-миссионерские курсы в гор. Колпино // ИСПбЕ. 1912. № 23. С.13–14.

425

† А.И. Полотнов // ПгрЛ. 1915. № 57 (28 февраля). С.4.

426

Колпино. 15-летие православного братства // Царскосельское дело. 1916. № 11 (18 марта). С.4.

427

Беляев С. Совещание духовенства о приходской реформе в Царском Селе // Царскосельское дело. 1916. № 20 (21 мая). С.З.

428

В духовной академии // Колокол. 1910. № 1342 (11 сентября). С.4.

429

XV-летие деятельности Свято-Никольского Общества трезвости в с. Колпине, Петроградской губернии // Родная жизнь. 1917. № 3. С.11–12.

430

Кондратьев Е., протоиерей. Первый свободно избранный Петроградский архипастырь // ИПЕ. 1917. № 21–23. С.13.

431

Алексий (Кузнецов)у иеромонах. Посещение Епископом Гдовским Вениамином села Полей, Гдовского уезда // ИСПбЕ. 1910. № 18. С. 25–27.

432

Поездка еписк. Вениамина на ревизию // Колокол. 1910. № 1329 (26 августа). С.З.

433

Приезд епископа Вениамина // Нарвский листок. 1910. № 97 (24 августа). С.З.

434

Храмовой праздник в селе Малая-Ящера, Лужского уезда // ИСПбЕ. 1912. № 21. С. 10–11.

435

Посещение преосвященным Вениамином больных и раненых воинов // Нарвский листок. 1916. № 12 (19 января). С.2.

436

Ласкеев М., свящ. Дни церковных торжеств в г. Гдове // ИПЕ. 1916. № 6. С. 2–4.

437

Исаков Г. Торжественное архиерейское освящение Лосицкой двухкл. цер.-пр. школы // ИПЕ. 1916. № 13. С. 7–8.

438

Алтаев Ал. Гдовщина // Русская провинция. 1992. № 3. С.55–56.

439

Солодовников #., свящ. Редкая встреча //ИПЕ. 1916. № 5. Сб.

440

С.Е.З. Небывалое церковное торжество в Лужском уезде // ИСПбЕ. 1912. №15. С.16.

441

Чепурин Н., свящ. Из миссионерского дневника. Крестным ходом // Колокол. 1914. № 2418 (25 мая). С.4.

442

Заборовский Е., свящ. Паломничество в с. Феофилову Пустынь // ИПЕ. 1915. №29. Сб.

443

К пребыванию в СПб Григория патриарха антиохийского // ВСПбГ. 1913. № 55 (10 марта). С.З.

444

Макаревский М. Торжество поднятия святых крестов на храм-памятник 300-летия царствования Дома Романовых // Церковные ведомости. 1913. № 12 (Прибавления). С549–552.

445

Пребывание антиохийского патриарха // ПбЛ. 1913. № 72 (15 марта). С.З.

446

Патриаршее Богослужение в Казанском соборе // ВСПбГ. 1913. № 82 (12 апреля). С.З.

447

Юбилейное торжество Александро-Невской лавры // ПбЛ. 1913. № 239 (1 сентября). С.З.

448

Н.Н. Закладка городской больницы имени Петра Великого // ПбЛ. 1910. № 176 (30 июня). С.2.

449

Открытие моста Императора Петра Великого // ВСПбГ. 1911. № 226 (27 октября). С.2; То же // ПбЛ. 1911. № 295 (27 октября). С.З.

450

Новый храм // ИСПбЕ. 1914. № 1. С.12.

451

Панихиды и похороны гр. С.Ю. Витте // Правительственный вестник. 1915. № 50 (3 марта). С.З.

452

Собрание олончан // Колокол. 1910. № 1166 (2 февраля). С.З.

453

Архиерейские богослужения // Колокол. 1910. № 1210 (28 марта). С.З.

454

Юбилей о. Дм. П. Виноградова // Олонецкие епархиальные ведомости [ОЕВ]. 1911. №6. С.93–96.

455

Освящение храма // ПбЛ. 1902. № 138 (22 мая). С.З.

456

К. Чествование пастыря // ОЕВ. 1911. № 8. С.120–122.

457

Юбилей пастыря // ПбЛ. 1910. № 109 (23 апреля). С.5; Чествование пастыря // ПбЛ. 1910. № 111 (25 апреля). С.5.

458

Юбилейное торжество // Колокол. 1910. № 1282 (1 июля). С.4.

459

Богослужение в семинарском храме // ПбЛ. 1912. № 265 (26 сентября). С.6; Семинарский праздник и акт // ПбЛ. 1912. № 266 (27 сентября). С.4.

460

В СПб. Алекс.-Невск. Духовном училище // ИСПбЕ. 1912. № 24. С.7–8.

461

Ч. Крестный ход из Петрозаводска в Повенецкую Карелию // Олонецкая неделя. 1912. № 27. С.З.

462

Высочайшие отметки // Колокол. 1912. № 1884 (20 июля). С.З

463

Хроника Архиерейских служений в Каргополе // ОЕВ. 1912. № 30. С.512–513.

464

Данилов И. Корреспонденции. Из Каргопольского уезда // Олонецкая неделя. 1912. № 39. С.15

465

Поспелов И., свящ. Отчет Олонецкого епархиального наблюдателя о состоянии церковных школ Олонецкой епархии за 1914–1915-й учебный год // ОЕВ. 1916. №7 (Приложение). С.25.

466

Впервые опубликовано в: Бовкало А.А., Галкин А.К. Священномученик митрополит Вениамин // Авангард. Няндомская районная газета. 1992. № 80 (5 августа). С.З.

467

[Троицын день в Александре-Свирск. монастыре 2 июня 1913 г.] // Церковные ведомости. 1913. № 27. (Прибавления). С. 1285.

468

Отпевание и перевезение тела епископа Киприана // ПбЛ. 1914. № 166 (20 июня). С.З.

469

Мегорский В. Освящение памятника на могиле бывш. ректора Олонецкой Духовной Семинарии, протоиерея П.Ф.Щеглова // ОЕВ. 1915. № 1. С.15–16.

470

Иоанн (Братолюбов), архимандрит. Питиримовское торжество в Каргопольском духовном училище 20–21 сентября // ОЕВ. 1914. № 30. С.685–686.

471

Отъезд преосвящ. Вениамина// Колокол. 1915. № 2785 (21 августа). С.4.

472

От Совета Попечительства при Введенской церкви Олонецкого епархиального женского училища // ОЕВ. 1915. № 33. С.629–630

473

† Епископ Никанор // Колокол. 1916. № 3137 (8 ноября). С.З.

474

Хроника // ОЕВ. 1916. № 4. С.70.

475

Посещение духовных учебных заведений Архипастырями // Олонецкая неделя. 1916. № 47. С.6

476

Новое время. 1917. № 14664 (1/14 января). С.12.

477

Похороны протоиерея Н.М.Темномерова // ПбЛ. 1912. № 203 (26 июля). С.4.

478

Посещение г. Новгорода Его Блаженством, Патриархом Антиохийским Григорием IV // Новгородские епархиальные ведомости [НЕВ]. 1913. № 20. С.679–680.

479

Вениамин, Митрополит Петроградский. Петроградской пастве // Опубл.: Склярова М. Сосуд избранный. История российских духовных школ в ранее не публиковавшихся трудах, письмах деятелей Русской Православной Церкви, а также в секретных документах руководителей советского государства. 1888 – 1932. СПб., 1994 С. 239

480

Посещение г. Новгорода Его Блаженством, Патриархом Антиохийским Григорием IV // НЕВ. 1913. № 18. С.614–618; № 19. С.640–649; № 20. С.669–680; № 21. С.700–706; № 22. С.736–749; № 24. С.792–801; № 25. С.830–837; № 26. С.858–863; № 28. С.918–924.

481

Отчет о приходе и расходе сумм по устройству памятника композитору свящ. В.Ф. Старорусскому // НЕВ. 1914. № 34. С.1110–1112; № 36. С.1174–1176.

482

М[атюшен]ский А., протоиерей. Наречение и хиротония настоятеля Витебского Маркова Св.-Троицкого монастыря архимандрита Пантелеимона во епископа Двинского, викария Полоцкой епархии // Полоцкие епархиальные ведомости. 1913. № 23. С.475–480.

483

Иоанновские торжества в Тобольске (9–11 июня) // Русский паломник. 1916. № 31. С.440.

484

Там же. С.442.

485

Еп. Вениамин о Тобольских торжествах // ПгрЛ. 1916. № 177 (30 июня). С.4.

486

Проезд викария петроградского митрополита // Пермские ведомости. 1916. № 134 (21 июня). С.4. См. также: Приезд архипастырей // Колокол. 1916. № 3031 (25 июня). С.З.

487

Хиротония архим. Пимена // Колокол. 1916. № 3066 (9 августа). С.З.

488

Архипастырское слово к рабочим Преосвященного Вениамина, епископа Гдовского, в церкви Путиловского завода вечером 6-го августа (по случаю чествования останков св. мощей от гроба Св. Иоанна, митр. Тобольского и Сибирского, // Тобольские епархиальные ведомости. 1916. № 39. С.810–813.

489

Наречение и хиротония во епископа// НЕВ. 1917. № 1. С.22–28.

490

Кумыш В., свящ. Священномученики Эстонской церкви, в Юрьеве пострадавшие. СПб., 2000. С.85–109.

491

В Иоанновском женском монастыре // ВСПбГ. 1913. № 64 (21 марта). С.З.

492

Центральный государственный исторический архив Санкт-Петербурга [ЦГИА СПб]. Ф.19. Оп.115. Д.758. Л. 4, 6.10 об.–11,15, 16–16 об.

493

Казанский Г., свящ. Церковное торжество // ИПЕ. 1916. № 48. С.6–7.

494

ЦГИА СПб. Ф.19. Оп.115. Д.759. Л.1,4. О самом подворье см.: Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трех томах. Т.З. СПб., 1996. С.145–146.

495

Болезнь преосвящ. Никандра // ИСПбЕ. 1912. № 16. С.9.

496

Чудотворная икона Казанской Божией Матери в покоях болящего владыки // ВСПбГ. 1912. № 236 (31 октября). С.З

497

Болезнь митрополита Антония // Петербургская газета. 1912. № 302 (2 ноября). С.5.

498

Внутренние известия // Правительственный вестник. 1912. № 241 (3 ноября). С.2; То же // № 242 (4 ноября). С.2; То же // № 243 (6 ноября). С.2.

499

Епархиальный собор // ПгрЛ. 1917. № 126 (26 мая). С.2.

500

Новый митрополит С.-Петербургский и ладожский // Биржевые ведомости. Вечерний выпуск. 1912. № 13263 (23 ноября). С.З.

501

Семинарский праздник и акт // ПбЛ. 1913. № 265 (2 сентября). С.З.

502

Отчет о деятельности Высочайше утвержденного 4-го апреля 1881 года Общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви за 1913 и 1914 гг. (существования Общества 33-й и 34-й). Пгр., 1915. С.26.

503

Права петербургских викариев // ПбЛ. 1913. № 257 (19 сентября). С.13.

504

Церковное торжество трезвенников // ПбЛ. 1913. № 102 (16 апреля). С.З.

505

Праздник трезвости. С.-Петербург // Трезвые всходы. 1913. № 8–9. С.35–36

506

Праздник трезвости // Колокол. 1914. № 2381 (10 апреля). С.З.

507

Крестные ходы в Петрограде // Русский паломник. 1914. № 37. С.598–599.

508

Отчет о деятельности учреждений Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости за 1915-й г. // Родная жизнь. 1916. № 32–33. С. 19–20.

509

Простосердов А., свящ. Четверть века в борьбе за трезвость. Юбилей Варгунинского Общества Трезвости. Пгр., 1915. С.23.

510

Панихида по М.Д. Челышеве // Правительственный вестник. 1915. № 210 (21 сентября). С.1.

511

Вечер в память М.Д. Челышева // Родная жизнь. 1915. № 39. СП

512

Городская жизнь // Ведомости Петроградского градоначальства. 1916. № 188 (2 сентября). С.2; Праздник трезвости в Петрограде // ПгрЛ. 1916. № 238 (30 августа). С.З.

513

Открытие Всероссийского Александро-Невского братства трезвости // Колокол. 1914. № 2568 (25 ноября). С.З.

514

Заседание Всероссийского братства трезвости // Колокол. 1914. № 2587 (17 декабря). С.З.

515

Церковно-народное торжество // ПгрЛ. 1915. № 81 (26 марта). С.2.

516

В.П. Торжество в Сергиевой пустыни // Колокол. 1915. № 2713 (26 мая). С.4.

517

Годовое собрание общества распространения религиозно-нравственного просвещения в духе православной церкви // ИПЕ. 1915. № 20. С.2–5

518

Кондратьев Е., прот. Годовое собрание Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости // ИПЕ. 1915. № 21. С.5–6.

519

Собрание Всеросс. Александро-Невского Б-ва трезвости // Родная жизнь. 1915. № 35. С.14–15.

520

Заседание Всероссийского Александро-Невского Братства трезвости // Родная жизнь. 1915. № 37. С.15–16.

521

В Александре-Невском братстве трезвости // ПгрЛ. 1915. № 296 (2 октября). С.4.

522

Собрание Александро-Невского братства трезвости // Колокол. 1916. № 2962 (30 марта). С.З

523

Освящение плавучего храма // Колокол. 1914. № 2539 (19 октября). С.4; Освящение плавучей церкви // Правительственный вестник. 1914. № 249 (21 октября). С.2.

524

Антонов В.В., Кобак А.В. Святыни Санкт-Петербурга. Историко-церковная энциклопедия в трех томах. Т.2. СПб., 1996. С.274.

525

В Александре-Невском братстве трезвости // Церковные ведомости. 1915. № 48 (Прибавления). С.2415.

526

В Александро-Невском братстве трезвости // ПгрЛ. 1915. № 323 (24 ноября). С.4.

527

Торжество в Воскресенском храме // ПгрЛ. 1915. № 329 (30 ноября). С.4.

528

Праздник трезвенников // ПгрЛ. 1916. № 323 (23 ноября). С.5.

529

У трезвенников // ПгрЛ. 1916. № 315 (15 ноября). С.4.

530

Трезвенно-духовный рождественский вечер // Колокол. 1914. № 2596 (30 декабря). С.З; Трезвенно-духовный рождественский вечер // ПгрЛ. № 357 (29 декабря). С.З.

531

Духовное торжество трезвенников // Родная жизнь. 1915. № 14. С. 16.

532

Всенародное молебствие // ПгрЛ. 1915. № 147 (1 июня). С.4.

533

Церковное торжество в Колтушах // Колокол. 1916. № 3038 (5 июля). С.4.

534

Постройка и освящение храма в честь иконы Пресвятыя Богородицы «Всех Скорбящих Радосте» в селении Исаковке, за Б. Охтой, Петроградского уезда // ИПЕ. 1917. № 7. С.6–8.

535

Высочайшая телеграмма // Родная жизнь. 1917. № 6. С.7–8.

536

Перемены в среде столичных викариев // ПгрЛ. 1917. № 1 (1 января). С.7.

537

Праздник приюта принца Ольденбургского // Новое время. 1917. № 14689 (26 января). С.5.

538

192 годовщина кончины Петра Великого // Всероссийский церковно-общественный вестник. 1917. № 24 (29 января). С.2.

539

Юбилей трезвости // ПгрЛ. 1917. № 32 (2 февраля). С.4

540

Обряд прощания // ПгрЛ. 1917. № 43 (14 февраля). С.5.

541

чь. Первый пастырь столицы // ПгрЛ. 1917. № 52 (23 февраля). С.З.


Источник: Избранник Божий и народа [Текст] : жизнеописание священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского / Галкин А. К., Бовкало А. А. - Санкт-Петербург : Блокадный храм, 2006. - 382, [1] с., [16] л. ил., портр. : табл.

Комментарии для сайта Cackle