Азбука веры Православная библиотека Жития святых Избранник Божий и народа. Жизнеописание священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского


А.К. Галкин, А.А. Бовкало

Избранник Божий и народа. Жизнеописание священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского

Содержание

Предисловие

Из рода Казанских

Годы учения в Олонии Первая школа В Олонецкой духовной семинарии Студент-проповедник Педагог и воспитатель Во главе духовной школы Ректор Самарской семинарии Ректор Санкт-Петербургской семинарии Неутомимый епископ Избрание на столичную кафедру На соборе и с паствой Первые гонения на Петроградскую Церковь Пасха 1918-го Епархиальные и общецерковные труды Просвещение без принуждения «Не стыдись, но прославляй Бога за такую участь» В сонме святых новомученников Основные даты жизни, деятельности и прославления священномученика митрополита Вениамина (Казанского) Указатель имен  

 

Издание этой книги стало возможным, благодаря инициативе и финансированию

Ктитора храма В.Л. Ковалевского,

И.В. Воробьевой,

Ю.М. Данилович,

погибшего Протоиерея Виктора Ерошенко († 2004),

Настоятеля храма Протоиерея Александра Пашкова.

Впервые подготовлена полная биография митрополита Вениамина (Казанского; 1873–1922), исчерпывающе отражающая различные стороны его церковно-просветительной, педагогической, богослужебной и административной деятельности. В работе использованы материалы обнаруженные в архивах С.-Петербурга, Петрозаводска, Вологды и Новгорода.

Дан широкий обзор его трудов на духовно-учебном поприще – инспектором и ректором духовных семинарий в Холме, Самаре, С.-Петербурге. Детально рассмотрена его многогранная деятельность в бытность викарием Петербургской – Петроградской епархии в мирное и в военное время и результаты, достигнутые учреждениями, которые он возглавлял. Собраны многочисленные сведения о деятельности митрополита Вениамина в 1918–1922 гг. как на епархиальном, так и на общецерковном уровне. Представлены материалы о его участии в работе Священного Синода, о деятельности Петроградского Епархиального совета. Дан обзор духовного образования, благотворительности, приходской и монастырской жизни епархии под омофором митрополита Вениамина. Показано, что мученическая кончина была лишь одним из самоцветов в подвижническом венце, который стяжал святитель своим беззаветным служением народу Божию.

Предисловие

Имя священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского, расстрелянного в 1922 году по приказу богоборческой власти, для жителей Санкт-Петербурга имеет особое значение. Это имя одного из самых близких по времени наставников нашего спасения. На нем, богомудром кормчем корабля Петроградской епархии Русской Православной Церкви, достойно встретившем натиск бурного революционного времени, сбылись слова св. апостола Павла: «Любящим Бога, призванным по Его изволению, все содействует ко благу» (Рим.8:28).

Святителю пришлось возглавить Петроградскую Епархию в условиях, когда Церковь в одночасье была лишена всего: имущественных и юридических прав, казенных ассигнований, а главное, оказалась в условиях жесточайших преследований. Однако в тот короткий период (1918–1921) в условиях отделения от государства Церковь – среди кровавых на нее гонений – обрела внутреннюю духовную свободу первых веков христианства. Владыка не уставал повторять своей пастве: «К свободе призваны вы, братие, только бы свобода ваша не была поводом к угождению плоти; но любовию служите друг другу» (Гал.5:13). И в Петрограде, под омофором митрополита Вениамина, эта свобода принесла плод сторицей: и на приходском уровне, и в области духовного просвещения и богословского образования, и в деле объединения духовенства и мирян. Потому исторический опыт церковной жизни города на Неве в «Вениаминовскую эпоху» поистине бесценен. Не менее назидательно и письменное наследие митрополита Вениамина – выдающегося педагога, церковного администратора, проповедника и молитвенника.

В годину, когда большевикам удалось соблазнить и увлечь массы своими лживыми лозунгами, Петроградский святитель «лучше захотел страдать с народом Божиим, нежели иметь временное греховное наслаждение» (Евр.11:25). Многие десятилетия печать клеветы и забвения скрывала его кристально чистый образ. Слава Богу, это время ушло в невозвратное прошлое. Теперь, когда Церкви вновь предоставлена свобода, перед каждым встает задача принести «достойный плод покаяния» (Мф.3:8). Откликнемся же на призыв священномученика митрополита Вениамина «действовать, работать, не покладая рук», принимая «посильное и возможное, но деятельное и живое участие в жизни приходской, служа общему делу приходскому и живя его интересами».

† Владимир

Митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский

Из рода Казанских

Священномученик митрополит Вениамин, в миру Василий Павлович Казанский, происходил из старинного духовного рода, который удалось пока проследить с конца XVIII века1. Представители рода Казанских служили в местностях, ныне разделенных границами Карелии, Ленинградской, Вологодской и Архангельской областей. По дореволюционному административно-территориальному делению весь этот край вокруг Онежского озера составлял Олонецкую губернию (Олонию) с центром в Петрозаводске.

Прадед святителя, пономарский сын Феодор Матвеев, был произведен в 1794 году митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским Гавриилом (Петровым) в пономари к Казанской пустыни Вытегорского уезда Олонецкой губернии2. Ее деревянный шатровый храм одиноко стоял на полпути между Каргополем и Вытегрой. Постоянных прихожан здесь никогда не имелось, но икона Казанской Божией Матери, принесенная еще монахами, основателями пустыни, привлекала в храм богомольцев. К.А. Докучаев-Басков в начале XX века удачно подметил, что Казанская пустынь самим своим местоположением «умиряла души человеческие, прохлаждала их от житейского зноя /.../. Все здесь взывает и гармонирует с тем, чтобы славить Творца «гласы преподобными""3.

Служители пустынного храма жили «очень скудно» и получали пропитание только тем, что сами сеяли рожь, держали лошадей, овец, коров. Феодор Матвеев, освоивший грамоту дома, стал пономарем в возрасте 14 лет и прослужил в Казанской пустыни более полувека, до кончины 14 декабря 1847 года4. Незадолго до смерти он похоронил свою жену Дарью Феодорову – в конце жизни она ослепла и скончалась 19 марта 1847 года. В Казанской пустыни вместе с родителями жили две их дочери, Агриппина и Евфимия, а сыновья уже смогли получить образование в духовных школах, которые стали открываться в Олонии с начала XIX века. В их стенах мальчикам и была дана фамилия Казанских – по месту служения отца.

Старший сын пономаря Феодора Матвеева – Иоанн (около 1801 – после 1871)5 – обучался в Каргопольском духовном училище. Первым местом его церковного служения стал Боросвидский приход. Он находился на реке Свидь, в 60 км к югу от Каргополя (ныне село Бор, или Давыдово Каргопольского района Архангельской области) и относился к Кирилловскому уезду Новгородской губернии. И.Ф. Казанский был посвящен в пономари к Георгиевской церкви на Свидском Бору викарием С.-Петербургской епархии епископом Ревельским Владимиром (Ужинским) 14 февраля 1820 года. В то время еще приходами и Новгородской, и Олонецкой губерний управляли митрополиты С.-Петербургские. Но в 1828 году открылась самостоятельная Олонецкая епархия, и пономарь Иоанн Казанский, по-видимому, испросил перевода в нее: там служили все его родные. 5 апреля 1831 года первый епископ Олонецкий и Петрозаводский Игнатий (Семенов) рукоположил его во диакона к Христорождественской церкви Большешальского погоста близ Каргополя. На этом приходе о. Иоанн в 1840 году получил благословение Святейшего Синода с грамотой «за успешное обучение поселянских детей грамоте»6. В 1846 году он был перемещен в более населенный Тихмангский погост Вытегорского уезда, в 40 верстах от Каргополя по дороге к Вытегре, где и прослужил свыше четверти века. От жены Ульянии Николаевой (около 1805 – 9 февраля 1861)7 у него было 6 сыновей и 5 дочерей. Пятеро сыновей диакона Иоанна Казанского: Иван, Михаил, Алексей, Петр и Павел – священствовали в сельских приходах Олонии. С сыном старшего из них, Константином Ивановичем Казанским (16 мая 1858 – не ранее ноября 1925)8 не раз пересекались жизненные пути митрополита Вениамина.

Павел Иванович Казанский (31 октября 18409 – 5 декабря 190310), пятый сын диакона Иоанна Феодоровича, родился в Большой Шалге. Учиться в Олонецкой духовной семинарии и начинать церковное служение ему довелось при архиепископе Олонецком и Петрозаводском Аркадии (Федорове). Этот выдающийся архипастырь XIX века в течение 18 лет (1851 – 1869) управлял Олонецкой епархией. Часто совершая поездки по приходам, он не раз посещал и Каргополь – самый удаленный от Петрозаводска уездный город Олонии. Владыка лично вел огромную переписку с духовенством, побуждая его расширять дело «воспитания и обучения в духе христианского благочестия и любви». Особенно много трудов положил он для воссоединения с православной церковью старообрядцев, которые даже в середине XIX века составляли заметную часть населения в Заонежье и на Каргополье. Блестящий полемист, архиепископ Аркадий стремился к тому, чтобы и простой священник мог показать всякому, кто противится учению Церкви, несостоятельность его взглядов. Деятельным помощником архипастыря зарекомендовал себя ректор Олонецкой духовной семинарии архимандрит св. Феофан (Говоров), занимавший этот пост в 1855–1856 годах. При нем в семинарии был открыт миссионерский класс. О. Феофан также собрал в ее библиотеке старопечатные книги, рукописи старообрядцев и другую литературу, необходимую для подготовки миссионеров11.

При архимандрите Феофане в Олонецкой семинарии и начал учиться Павел Казанский. Семинария одной из беднейших епархий находилась тогда в очень стесненных условиях. Из-за отсутствия общежития воспитанники жили на квартирах, рассеянных по всему городу. И даже кафедральным собором в Петрозаводске служил тесный невзрачный храм, построенный еще за 30 лет до открытия епархии. Лишь 27 апреля 1860 года состоялось освящение места под постройку нового собора. Сам архиепископ Аркадий начал в тот день первым копать ров для фундамента, а вслед за ним «жители всех сословий, полов и возрастов дружно принялись за выемку земли»12.

Одновременно с Павлом Казанским в семинарии учились его двоюродные братья Феодор и Владимир Игнатьевичи. Феодор Казанский (около 1838 – 27 июня 1889)13 впоследствии священствовал, как и его отец, в Бадогском приходе Вытегорского уезда. Владимир (13 июля 183914 – ноябрь I86015) умер еще семинаристом. Отпевали его в кафедральном соборе.

Павел Казанский окончил курс семинарии по II разряду в 1861 году. В выпускном классе он составил «Объяснение Евангелия в Неделю Фомы». Лучшей оценкой сочинения может служить тот факт, что ректор семинарии архимандрит Виталий (Вертоградов; † 24 ноября 1866), определенный в 1864 году епископом в Томск, взял эту рукопись с собой16.

По выходе из семинарии П.И. Казанский сразу же получает назначение учителем (наставником) Нименского сельского училища Каргопольского уезда. Нименский погост находился на Архангельском тракте в 70 верстах к востоку от Каргополя и в 60 – от Большой Шалги, родины Павла Ивановича. В ближайшей к погосту деревне Андреевской (ныне Няндомского района Архангельской области) помещалось волостное правление. Андреевскую волость до 1877 года составляли два прихода – Нименский и Ряговский. Четверть века оба этих прихода и обслуживало Нименское училище, открытое палатою государственных имуществ в 1851 году.

В Нименском Павел Иванович Казанский встретил свою будущую жену – Марию Смирнову. Ее отец, настоятель местной Преображенской церкви священник Александр Васильевич Смирнов (около 1818 – 8 июня 1857)17, скончался еще за четыре года до приезда Павла Ивановича. Семья Смирновых внесла существенный вклад в развитие народного образования Олонецкой губернии. Крестьяне севера России не знали крепостного гнета, и школьное дело зарождалось здесь раньше, чем в других регионах. Родина о. Александра – село Кондуши Вытегорского уезда – относится к тем передовым в отношении образования местностям, где начало обучению крестьянских детей грамоте было положено еще в конце XVIII века. Одним из первых кондушских учителей был пономарь Воскресенской церкви Иван Валамский (около 1750 – 1816)18 – прапрадед митрополита Вениамина. Много лет он занимался с детьми в своем доме. Привил он любовь к преподаванию и своей дочери Марии (около 1785 – 2 сентября 1863)19, вышедшей замуж за Василия Ивановича Смирнова (около 1783 – 4 февраля 1855)20. В.И. Смирнов в 1807 году был рукоположен во диакона, а в1813 – во священника к Кондушской церкви. О. Василий сам с матушкой Марией Ивановной обучал детей прихожан катехизису, чтению и письму. Став благочинным, о. В. Смирнов открывал школы в окрестных приходах, часто посещал их, привозил книги для чтения. Семейные традиции успешно продолжили его дети. В Олонецкой епархии священствовали пятеро сыновей о. Василия Смирнова. Один из них, Александр, и получил около 1841 года назначение в Нименский приход.

После ранней смерти о. Александра его жена Анна Александровна осталась с восемью малолетними детьми. Старшей дочери Марии не было и 13 лет: она родилась 1 августа 1844 года21. Архиепископ Аркадий перевел в Нименское брата Анны Александровны священника Косьму Охотина († 17 марта 1904). Ему была поручена и опека над сиротами. Впоследствии он служил в Тихмангском приходе, а в 1883 году поступил в Александро-Свирский монастырь, где 5 марта 1889 года принял великую схиму с именем Алексий22. Из родственников св. митрополита Вениамина только он, хоть и под конец жизни, избрал иноческий путь.

Мария Александровна Смирнова подросла и вышла замуж за Павла Ивановича Казанского. Вскоре после свадьбы П.И. Казанский был определен священником в Нименский приход. Архиепископ Аркадий совершил его хиротонию в деревянном – еще Петровских времен – Петропавловском соборе Петрозаводска 27 июля 1863 года. День был «высокоторжественным»: отмечался день рождения императрицы Марии Александровны и великого князя Николая Николаевича, а также его именины. Поэтому в соборе присутствовал и губернатор Юлий Константинович Арсеньев, и множество чиновников, а вечером на центральных городских улицах вспыхнула иллюминация23.

24 августа 1863 года о. Павел Казанский прибыл к месту служения24. Нименский приход охватывал северную часть Коношско-Няндомской возвышенности – одну из самых живописных местностей Каргополья. «Холмы и долины /.../ со сверкающими вдали озерами, причудливо извивающиеся пашни, тихие деревушки – все это в совокупности представляет дивную картину, по сравнению с остальными тусклыми равнинами и лесами, тянущимися на всем протяжении дороги от Каргополя»25. Сам погост занимал красивый пригорок у вершины узкого залива Борового озера. «Вокруг озера виднеются деревни, раскинувшиеся на горах, одна выше другой; между ними поля и сенокосы, а дальше опять горы, дремучий лес в бесконечную даль! /.../ Скажу без преувеличения, это уголок Швейцарии, сколько я знаю ее по описаниям»26.

На нименской земле о. Павел и прослужил всю жизнь. Приход насчитывал 25 деревень, разбросанных по обширной территории. Пришлось батюшке научиться ездить верхом, чтобы по лесным тропам добираться за 20–25 верст к крестьянам на требы: причащать умирающих, крестить младенцев... «Для многих священников слышавших рассказы о таких путешествиях, жизнь в таком приходе казалась невозможной. А он жил и жил, не год и не два, а целых сорок лет, да еще и о нуждах прихода пекся», – писал в некрологе отца святитель Вениамин27.

Население прихода было «просто, наивно, невзыскательно, гостеприимно и набожно». В 1872 году здесь проживало две тысячи человек. «К церкви нименский народ прилежен, – писали «Олонецкие губернские ведомости», – стремится к церковным службам из дальних деревень; строго соблюдает посты, считая нарушение их одним из тягчайших грехов...»28. Быт крестьян до последней четверти XIX века отличался глубокой патриархальностью: избы топились по-черному, всю их мебель составляли лавки, стол и посудник перед ним, свечу заменяла лучина. Земледелие не обеспечивало жителей хлебом, и большим подспорьем для них служила зимняя охота на белок и рябчиков.

По клировым ведомостям 1855 года ансамбль Нименского погоста включал две деревянные церкви: зимнюю Преображенскую, 1612 года постройки, и летнюю Никольскую, 1679 года. Отдельно от них располагалась колокольня. Никольская церковь и колокольня отмечены в документе как ветхие. Дело о постройке новой деревянной летней церкви началось еще в 1856 году. Но сбор средств шел медленно, и все строительство в итоге легло на плечи о. Павла Казанского29. Возведенная его трудами поместительная Никольская церковь – крестообразная в плане, со световым шатровым завершением и колокольней над притвором – преобразила облик погоста. Зато зимняя церковь при капитальном ремонте в 1875 году была сохранена в историческом виде, включая характерное кубоватое покрытие, которое встречается только на Каргополье.

Кроме храмостроительства, о. Павел взял на себя попечение о младших сыновьях покойного о. Александра Смирнова (старший его сын Александр, родившийся 18 июня 1845 года30, уже учился в Олонецкой духовной семинарии). Двое из них, благодаря поддержке о. Павла, получили высшее образование. В 1879 году С.-Петербургскую духовную академию окончил Димитрий (20 января 185531 – не ранее октября 192232), а в 1886 – Василий Александрович Смирнов (19 мая 185233 – не ранее 1917). Оба они много лет отдали духовно-учебной службе: протоиерей Димитрий Смирнов 17 лет был смотрителем Великоустюжского духовного училища; В.А. Смирнов преподавал в Новгородской духовной семинарии, а затем почти 20 лет возглавлял духовное училище в Старой Руссе. В 1909 году он принял священный сан и служил в Казани, где также преподавал на женских богословских курсах. В 1903 году, когда о. Павел отмечал 40-летие священства, В.А. Смирнов прислал ему «задушевное письмо», благодаря «за все то родственное участие, проявленное о. Павлом в его жизни»34. Еще один сын о. Александра, Иоанн Смирнов (род. около 1849), окончивший Олонецкую духовную семинарию, священствовал в Петрозаводском уезде. Сперва он служил в селе Ладве, а затем до 1912 года – в знаменитой Успенской церкви села Кондопоги, где много лет был благочинным и в 1907 году удостоился сана протоиерея35.

В семье о. Павла и Марии Казанских росло четверо детей: Василий, Анна (род. 25 июля 1877), Александр (род. 15 августа 1880) и Григорий (род. 20 января 1885)36. Старший сын Василий, будущий священномученик митрополит Петроградский Вениамин, родился 17 апреля 1873 года (между прочим, это был «высокоторжественный день рождения» императора Александра II, которому исполнялось 55 лет). Младенца крестили 22 апреля, в Неделю жен-мироносиц, о чем в метрической книге Нименской церкви была сделана запись за № 2637. В восприемники родители пригласили наставника местного сельского училища Петра Ивановича Скородумова (около 1851 – 30 ноября 191638). Крестный отец будущего святителя 10 января 1875 года женился на двоюродной сестре о. Павла – Маргарите Игнатьевне Казанской39. В 1876 году он стал священником Рубежской Троицкой церкви Вытегорского уезда, а в 1897 году был перемещен в Святодуховскую церковь Каргополя40.

Оба брата митрополита Вениамина женились и приняли сан священника. Сестра Анна, выпускница Олонецкого епархиального женского училища в Петрозаводске, в 1894 году вышла замуж за учителя Василия Николаевича Баданина41. Он происходил из крестьян деревни Подол Никольского уезда Вологодской губернии. В.Н. Баданин окончил С.-Петербургский учительский институт и в 1889 году стал помощником учителя на своей родине, в городе Никольске, а затем учительствовал в Каргополе, Казани, Петербурге. 1 ноября 1912 года его назначили инспектором народных училищ Устюженского уезда Новгородской губернии42. 1 марта 1918 года эта должность была упразднена. В. Н. Баданин вышел на пенсию43 и вскоре с семьей переехал в Петроград. У Василия и Анны Баданиных было трое детей: Николай (род. 8 мая 1895), Ольга (род. 17 июня 1897) и Борис (род. 13 сентября 1900)44.

Нименский погост – родина митрополита Вениамина – был «в особой чести у Каргопольских жителей, на что указывает предание, что сюда хоронить привозили покойников из Рягова и Устьвелги»45. Во времена детства святителя здесь еще сохранялись древние народные традиции: несколько раз в году на погосте происходили общие трапезы. Так, на Троицу в церковь приносили моченый горох в платах и корзины с разными пирогами. После богослужения крестьяне обедали на могилах своих родных с нищими, а горохом весь день угощали друг друга46. Особенно чтился в приходе Ильин день, когда на погост пригоняли множество «завиченного» (обетного) скота: телят и баранов. Часть его тут же продавали, а деньги жертвовали на церковь, а часть варили в больших чанах на берегу Борового озера. Здесь же ставились столы для народа. После обедни священник читал молитву «на освящение мяс», и начиналось угощение – нередко и щи наливали47. А в воскресенье после Ильина дня совершалось местное празднование святых Модеста и Власия, большой образ которых стоял в притворе храма. Женщины приносили к образу горшки с кашей, и в каждый из них ставилась свеча. В конце службы священник совершал в притворе молебен «над кашами». Затем каша делилась между нищими, которые сходились в этот день на Нименский погост с большой округи48.

Как и все сельское духовенство, о. Павел Казанский сам пахал и сеял, держал коров... А на сенокос и жатву священник обычно призывал помочан – желающих пособить в уборке сена или хлеба. «На призыв этот спешат взрослые и подростки /.../. Веселы бывают эти помочи: во весь день не умолкают песни»49. В свою очередь и крестьяне знали, что в трудную минуту о. Павел всегда охотно придет им на помощь, ссужая их, часто в ущерб себе, хлебом и деньгами. В голодные годы «в амбарах и засеках все вычищалось и не оставалось на запас ни зерна старого. Не только свои, но и из чужих приходов обращались к нему за хлебом; он и им не отказывал», – писал об отце владыка Вениамин50.

Павел Казанский являл пример пастыря по глубокому убеждению и призванию. Его отличали «постоянная ровность характера, спокойное, но вместе с тем глубокое отношение к делу, всегдашняя бодрость, свежесть и спокойствие духа»51. Эти прекрасные черты унаследовал и его старший сын. В родительском доме будущий святитель получил первый живой урок самоотверженного служения ближнему. О. Павел был очень доступен прихожанам, двери его дома были открыты для всех. С раннего детства Василия Казанского на его глазах «по воскресным и праздничным дням между утреней и литургией крестьяне собирались в доме священника. Здесь пастырь, сидя в кругу пасомых, беседовал с ними... Предмет этих бесед [...] был самый разнообразный и определялся насущными нуждами прихожан». А летом, в Петров пост, во время сбора петровщины, о. Павел со старшим сыном сам посещал все деревни прихода. «В каждой деревне был дом, в котором всегда останавливался батюшка. Хозяйский мальчуган сказывал по деревне, что пришел священник за петровщиной. Начинают собираться хозяйки домов. Они вступают в беседу с о. Павлом: рассказывают свои скорби и радости, предлагают разные вопросы религиозно-нравственного характера и свое решение их, спрашивают советов по уходу за детьми и больными и т.п. Эти беседы знакомили о. Павла с духовною и вообще жизнию прихожан. Очень благодарны они были за них батюшке»52.

О. Павел всегда считал, что обязанности священника гораздо шире, чем одно отправление треб и совершение церковных служб. «В нуждах прихожанам помогал когда и чем мог. Он, бывало, растолкует им и закон, посоветует, куда и как писать прошение по тому или другому делу, конечно, правому, прочитает и напишет письмо какой-нибудь старушке ее сыну, поможет сложный расчет произвести неграмотным крестьянам, заступится за них пред начальством...»53.

Пастырская деятельность о. Павла Казанского не раз отмечалась наградами. В 1876 году он был удостоен набедренника, в 1879 – скуфьи, в 1890 – камилавки, 6 мая 1898 года – наперсного креста, от Святейшего Синода выдаваемого. Об его авторитете в Каргопольском уезде свидетельствует и то, что в 1870–1880 годах он был духовником V округа, а с 23 июня 1888 года до кончины состоял в том же округе благочинным. В это благочиние входило всего 8 приходов, существовавших веками. Но последние годы XIX столетия внесли большие перемены в жизнь восточной части уезда: здесь прошла железная дорога, соединившая Вологду с Архангельском. В лесу Андреевской волости, в 10 верстах к востоку от Нименского погоста, у станции Няндома вырос многолюдный железнодорожный поселок. В его мастерских к открытию движения в ноябре 1897 года было занято полторы тысячи человек54. Вскоре в Няндоме построили деревянную церковь – открытый при ней приход пополнил благочиние о. Павла Казанского.

До 1871 года о. Павел оставался и наставником местного сельского училища, а затем стал его штатным законоучителем. 19 сентября 1878 года в деревне Андреевской, в версте от погоста, было освящено новое типовое школьное здание – одно из лучших во всем уезде. При этом Нименское училище получало статус одноклассного образцового ведомства министерства народного просвещения (1 января того же года открылась своя школа и в Рягове). Из церкви в школу направился крестный ход с училищной иконой. В классной комнате о. Павел совершил молебствие. В слове к собравшимся он подчеркнул, что в деле просвещения народа соединяются усилия правительства, земства и частных лиц55. За отличное усердие и успехи по народному образованию священнику П. Казанскому не раз выносилась благодарность попечителя С.-Петербургского учебного округа. Особенно много сил пришлось ему отдать школьному делу в 1890-х годах, когда заботами о. Павла в деревнях Нименского прихода было открыто пять школ грамоты: Яковлевская (7 января 1891), Шултусская (1 декабря 1891), Низкоглядовская (7 декабря 1893), Вадьезерская (7 сентября 1897) и Долгозерская (9 октября 1898). Первая из них уже в 1898 году была преобразована в церковно-приходскую. Учителями всех этих школ были воспитанники о. Павла, работавшие под его непосредственным руководством.

В 1893 году за ревностные труды по должности наблюдателя за церковноприходскими школами о. П. Казанский получил наградную Библию от Святейшего Синода, а 3 февраля 1901 года «за 25-летние труды по народному образованию» удостоился ордена св. Анны 3 степени. Как благочинный, он состоял и членом Каргопольского уездного отделения Олонецкого епархиального училищного совета. Впоследствии «заботливым, усердным и достигшим хороших успехов» законоучителем показал себя и средний сын о. Павла – Александр. Он учился только в духовном училище, но почерпнул много полезного опыта за годы служения с отцом. Александр Павлович Казанский начинал служить в Нименском псаломщиком; 8 сентября 1901 года он принял рукоположение во диакона, а летом 1910 года стал вторым священником в родном приходе.

Когда о. Павел Казанский поступил на приход, в окрестных деревнях еще глубоко коренилось тяготение к старообрядчеству. За годы его служения все больше и больше прихожан стало посещать храм, увеличилось число говеющих. Получив серьезную миссионерскую подготовку в семинарии при архиепископе Аркадии, священник сумел внушить крестьянам, что «спасение не в расколе, а в общении с церковью». О. Павел «внимательно следил за жизнию раскола и старательно изучал его, и при этом именно местный Нименский раскол...» Помню с самого раннего детства, – писал св. митрополит Вениамин, – что в нашем доме часто появлялись черные, закоптелые, старые, в кожаных переплетах книги, которые отец привозил из прихода и чрез некоторое время опять отвозил. Раскольники не чуждались священника, даже их «отцы» заходили в дом к нему по житейским делам»56. Чтобы не давать повод к соблазнам, о. Павел изгнал из дома табак, в последние 25 лет совсем не употреблял вина. А когда священник взялся поднимать из руин Благовещенскую церковь в одной из дальних деревень прихода, на острове Нименского озера, сами приверженцы «старой веры» помогали ему своими пожертвованиями57. Все вокруг знали, что эту давно заброшенную церковь строили еще во времена дониконовские. Реставрация храма предусматривала сохранение его старинного облика, она была произведена в 1892 году. Мало кто из сельского духовенства в то время целенаправленно заботился о сбережении памятников церковной архитектуры, и этот факт также ярко характеризует о. Павла Казанского.

В родительском доме на Нименском погосте будущий митрополит Вениамин провел первое десятилетие своей жизни. Эти годы дали ему разносторонние знания крестьянского быта, заложили основу любви к простому трудовому народу и христианской заботы о нем. На родину он возвращался и на летние каникулы в период учения, длившегося долгих 14 лет.

* * *

1

Бовкало А.А., Галкин А.К. Родственные связи св. митрополита Петроградского Вениамина// Из глубины времен. Вып.8. СПб., 1997. С.147–160.

2

Государственный архив Вологодской области [ГАВО]. Ф.1035. Оп.2. Ед.хр.298. Л. 152 об.

3

Докучаев-Басков К.А. Путевые заметки. От Каргополя до Александре-Свирского монастыря и обратно. Архангельск. 1914. С.21–22.

4

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д .59. Л.5 об.-б

5

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д .97. Л.44 об.

6

ГАВО. Ф.1035. Оп.2. Д .298. Л.171 об. См. также: Галкин А.К., Бовкало А.А. Опыт обучения «поселянских детей» Олонецкой губернии в николаевское время // Философский век. Альманах 6. Россия в николаевское время: наука, политика, просвещение. СПб., 1998. С.154, 157.

7

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д.82. Л.55 об.

8

Бовкало А.А., Галкин А.К. Выпускник Олонецкой духовной семинарии К.И. Казанский // Традиции образования в Карелии. Материал республиканской научно-практической конференции, посвященной 165-летию Олонецкой духовной семинарии. Петрозаводск. 1995. С.24–27.

9

Центральный государственный исторический архив С.-Петербурга [ЦГИА СПб]. Ф.19. Оп.115. Д .758. Л.7

10

Перемены по службе. Умершие // Олонецкие епархиальные ведомости [ОЕВ]. 1904. №1.С.1.

11

Ключарев А. Преосвященный Феофан Затворник и его пастырская деятельность. (1815 – 1894) // Православный собеседник. 1904. Октябрь. С.632–670.

12

Петрозаводск // Олонецкие губернские ведомости [ОГВ]. 1860. № 19 (часть неофиц.). С.67.

13

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д. 158 Л. 1383 об.

14

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д.44. Л.12 об.

15

Опись бумагам, относящимся к Олонецкой семинарии и ректору оной архимандриту Виталию, составленная в марте 1903 г. в Томском Богородице-Алексеевском мужском монастыре // ОЕВ. 1903. № 9. С.326.

16

Там же. С.327.

17

Государственный архив Архангельской области [ГААО]. Ф.29. Оп.13. Д.88. Л.46 об.– 47.

18

Мегорский П. О народных учителях в былое время в Кондушском приходе Вытегорского уезда //ОГВ. 1875. № 9. С.93–95.

19

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д.84. Л.85 об.

20

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д.75. Л.393 об.

21

ЦГИА СПб. Ф.19. Оп.115. Д.758. Л. 7 об.

22

Громов В. Схимонах Алексий (Охотин), бывший эконом Олонецкой духовной семинарии // ОЕВ. 1904. № 9. С.272–273.

23

Петрозаводск // ОГВ. 1863. № 30 (часть неофиц.). С.111.

24

Кенорецкий Н., свящ. 40-летний юбилей свящ. о. Павла Иоанновича Казанского // ОЕВ. 1903. № 24. С.846.

25

Пятунин П. Каргополыцина в прошлом и настоящем. Географические, исторические и этнографические очерки. Каргополь, 1924. С.8.

26

И.С. Пр-ский. Нименский приход, Каргопольского уезда// ОГВ. 1872. № 72. С.831.

27

Вениамин, архимандрит. На службе Божией. (Некролог) // ОЕВ. 1904. № 3. С.67–68.

28

И.С. Пр-ский. Цит. соч. № 73. С.844.

29

Центральный архив республики Карелии [ЦАРК]. Ф.25. Оп.20. Д.50/566 (Переписка с палатой государственных имуществ о сборе лесных пожертвований на постройку в Нименском погосте Каргопольского уезда новой деревянной церкви. 1 марта 1856 – 4 июля 1870).

30

ГААО. Ф.29. Оп.13. Д.63. Л.1102 об.

31

[От Каргопольского уездного по воинским делам присутствия] // ОГВ. 1876. № 45. С.438.

32

Склярова М., сост. Сосуд избранный. История российских духовных школ. СПб., 1994. С.319.

33

ГААО. Ф.29. Оп.13. Д.76. Л.457 об.

34

Кенорецкий Н., свящ. Цит. соч. 1904. № 1. С.17.

35

Бовкало А.А. Настоятель Кондопожской церкви протоиерей Иоанн Смирнов // Успенская церковь в Кондопоге. Сборник статей по материалам конференции. Кондопога – СПб., 1994–1996. С.139–143.

36

ЦГИА СПб. Ф.19. Оп.115. Д.758. Л. 7 об.

37

ГААО. Ф.29. Оп.42. Д.311. Л.114 об.– 115.

38

ОЕВ. 1916. № 36. С.710.

39

ГАВО. Ф.496. Оп.9. Д.105. Л.16.

40

Пидьмозерский В., свящ. Рубежский приход Вытегорского уезда // ОГВ. 1900. № 31. С.2.

41

Циркуляр по С.-Петербургскому учебному округу. 1894. № 5. С. 175.

42

Российский государственный исторический архив [РГИА]. Ф.733. Оп.225. Д.23. Л.49–52

43

ЦГА СПб. Ф.2551. Оп.15. Д.96.

44

РГИА. Ф.733. Оп.225. Д.23. Л.49–52.

45

N.N. Открытие Нименского и Ловзангского одноклассных училищ // ОГВ. 1878. № 89. С. 1076.

46

Из обычаев обонежского народа. (Этнографические заметки) // Памятная книжка Олонецкой губернии на 1867 год. Петрозаводск, 1867. Ч. III. Материалы для истории и этнографии. С. 135.

47

Нименский В. Ильин день в Шильде // ОГВ. 1873. № 64. С.745.

48

Из обычаев обонежского народа... С.134–135; И.С. Пр-ский. Цит. соч. № 73. С.844.

49

И.С. Пр-ский. Цит. соч. № 73. С.843.

50

Вениамин, архимандрит. Цит. соч. С.71.

51

Кенорецкий Н., свящ. Цит. соч. 1904. № 1. С. 18.

52

Вениамин, архимандрит. Цит. соч. С.68–69.

53

Там же, с.70–71.

54

Местная хроника // ОГВ. 1897. № 92. С.1.

55

N.N. Цит. соч. С. 1077.

56

Вениамин, архимандрит. Цит. соч. С.70.

57

Там же, с.68.


Источник: Избранник Божий и народа [Текст] : жизнеописание священномученика Вениамина, митрополита Петроградского и Гдовского / Галкин А. К., Бовкало А. А. - Санкт-Петербург : Блокадный храм, 2006. - 382, [1] с., [16] л. ил., портр. : табл.

Комментарии для сайта Cackle