иеромонах Иоаким (Сабельников)
Великая стража

Часть 1

Содержание

Предисловие
Часть первая. Жизнеописание иеросхимонаха Иеронима Жизнь в миру и российских монастырях (около 1806 года – 1836 год) Приезд на Афон и жизнь на келлии (1836–1840) Вселение в Русский Свято-Пантелеимонов монастырь (1840) Личность старца Преемник отца Арсения по благодати Некоторые рассказы о благодатном устроении отца Иеронима Начало деятельности в Русском монастыре (1840 –1850-е годы) Взаимные молитвы в духе любви Покровительство Божией Матери и святого великомученика Пантелеймона Русской обители Особое покровительство свыше отцу Иерониму Воспитание отца Макария Заботы повседневные. Укрепление внутреннего и внешнего положения обители (1860-е годы – начало 1870-х годов) «Благоугодно силе благодати Божией совершаться в немощи моей» Управление обителью при престарелом игумене «Греко-русский пантелеимоновский процесс» (1874–1875) «Великая помощь Божия лелеет меня, как младенца...» Нищелюбие и милосердие старца Основание Ново-Афонского монастыря Открытие подворий. Странноприимство старцев Иеронима и Макария Просветительно-издательская деятельность. Собирание библиотеки Расцвет Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря (1875 – 1885) В евангельском духе строгого общежития Молитва за царя Рассказы из жизни духовной Последние годы жизни старца Последние страдания и кончина Отпевание, погребение. Духовное завещание После смерти Часть вторая. Духовное наследие иеросхимонаха Иеронима Духовное завещание Собственноручные келейные записки Устав пустынной местности, именуемой Фиваида, Наставления братии Изречения, слова, советы Некоторые собственноручные записи Устав Русскаго на Афоне святаго великомученика и целителя Пантелеймона общежительнаго монастыря Часть 1. Глава 1 Об иноческом общежитии вообще Часть 2. Глава 1 О должностях игумена акафист святому Иоанну, Предтечи и Крестителю Господню Часть третья. Письма старца Иеронима К родным и духовным чадам К Ивану Фомичу Соломенцову К отцу Макарию К отцу Макарию в Константинополь во время «греко-русского процесса» К архимандриту Леониду (Кавелину) К братии русского монастыря Письма к разным лицам Письма к Павлу Ивановичу ПОМЕЛЬЦОВУ, возвращенные им в обитель со своими комментариями Заключение к книге первой Об авторе-составителе

Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария

В трех книгах

Книга первая. Иеросхимонах Иероним, старец-духовник Русского на Афоне Свято-Пантелеймонова монастыря

На одной из высот Афона, именуемой по-гречески Мегали Вигла, по-русски ВЕЛИКАЯ СТРАЖА, афонский преподобный Марк, ученик святого Григория Синаита, видел Царицу Небесную на превознесенном Божественном престоле, в чудной красоте и царственной славе. Ее окружало множество небесных сил, воспевая Ее величие и достоинство. Богоматерь оттуда осеняла всю Гору и, проливая на нее свет благодати, ограждающий Ее земной жребий от мира и соблазнов его, стала как бы неусыпающим Стражем для спасающихся. Между тем, начиная от святых Афанасия и Петра Афонских, множество афонских иноков, окружая престол Царицы Небесной вместе с Ангелами, стояли как бы стражами Святой Горы, осияваясь светом небесным и блистая, как огненные столпы, в ознаменование того, что при державном покрове Божией Матери они остаются для Афона твердым ограждением.
Афонское предание
Cии приснопамятнии мужие и благодетелие наши не точию возлюбиша Бога, но и ближняго по заповеди Господней и сего ради воздвигоша многия лавры, монастыри и скиты с разными обезпечении для упокоения живущих в них, соорудиша храмы Божия и благолепно украсиша их.
Сии воистину треблаженнии отцы наши, яко чадолюбивии, своя учения, и наставления, и уставы, и наказания предаша нам в наследие и достояние вечное и спасительное и, еще живи суще, много монашествующих наставиша на спасительныя стези, наставляют же и по смерти своей всех нас на жизнь вечную и, яко истиннии пастырие, пекутся о нас, своей пастве, и сохраняют от всякаго обстояния своими непрестанными к Богу молитвами.
Сии исполниша проречение Богоматернее, яко Гора сия свята будет, сии бо освятиша ю и чудесну показаша своим богоугодным житием и имениту во всем мире сотвориша.
Преподобный Никодим Святогорец.
Похвальное слово в честь афонских отцов
 

 
Предисловие
В 1885 году, 14 ноября, на Святой Афонской Горе скончался в 80-летнем возрасте великий старец, блаженной памяти отец наш иеросхимонах Иероним, духовник Свято-Пантелеимонова монастыря, его ктитор-обновитель, главный деятель русского Афона, имевший большое влияние на святогорскую жизнь в целом. Своими духовным руководством и трудами он привел Русский Пантелеймонов монастырь от совершенного упадка к полному и всестороннему расцвету и воздвиг на такую высокую степень духовного преуспеяния и совершенного монашеского общежития, что он стал образцом для ревнителей благочестия во всем православном мире.

Иллюстрация 1 Титульный лист брошюры протоиерея Андрея Ковалевского

«Это был кедр благосеннолиственный, под тенью которого возросли и расцвели духовно многие подвижники; это был вождь духовный, воспитавший и обучивший науке из наук – богоугодному иночеству многих воинов Христовых, руководствовавший их в бранях с врагами невидимыми, с отеческою любовью оберегавший их от падений и побеждений. Чтила его и благоговела пред ним вся Святая Гора Афонская в лице своих иноков и пустынножителей: русские и греки, сербы и болгары, молдаване и грузины видели в нем одинаково святого и богомудрого наставника к душеспасению, опытного, любвеобильного, милостивого, исполненного даров Святого Духа, умевшего целить искусно всякие язвы душевные. Но не на одной Горе Афонской чтили отца Иеронима – по всей России славилось имя его, ибо многие из русских, бывая на Святой Горе Афонской, входили с ним в сношения духовные, почерпали от него советы и наставления душеполезные, всегда сохраняли к нему чувства сыновнего уважения и, возвратясь в отечество свое, поведовали о нем много дивного как о великом старце-духовнике, как носителе Божией благодати, в нем обитавшей, чрез него действовавшей к душеназиданию и спасению человеков.
Рано еще говорить о нем подробно, трудно собрать так скоро все бисеры преподобной его жизни, но к общему назиданию нелишне будет поведать о нем из многого хотя малое, что давно уже известно о нем было, поведать также о последних днях его жизни, кончине и погребении».
Так писал, сознавая незначительность и недостаточность опубликованных сведений в сравнении со славной, долгой и многоплодной жизнью старца, протоиерей Андрей Ковалевский в статье «Иеросхимонах Иероним, духовник Русского на Святой Афонской Горе Пантелеймонова монастыря», изданной в Москве в 1886 году в журнале «Душеполезное чтение»

Иллюстрация 2 Святогорец иеромонах Серафим. Литография середины XIX в.


Иллюстрация 3 Титульный лист книги инока Парфения «Сказание о странствии и путешествии...»

(переиздавалась Русским Пантелеймоновым монастырем отдельной брошюрой в 1887, 1900 и 1908 годах). При составлении текста автор воспользовался сведениями из книги ученика старца Иеронима схимонаха Парфения (Аггеев; впоследствии игумен Гуслицкого Спасо-Преображенского монастыря Московской епархии) «Сказания о странствии и путешествии по России, Молдавии, Турции и Святой Земле», вышедшей в Москве в 1855 году.
Сведения об отце Иерониме начали появляться в печати еще при жизни старца. В 1850 году, до появления книги отца Парфения, в Санкт-Петербурге вышли в свет «Письма Святогорца к друзьям своим о Святой Горе Афонской» – книга духовного чада старца Иеронима, иеросхимонаха Пантелеймонова монастыря Сергия (Веснина; † 1853), известного в России под именем Серафима Святогорца, а в 1860 году – книга другого воспитанника отца Иеронима «Рассказ святогорца схимонаха Селевкия о своей жизни и о странствовании по святым местам». В этих книгах повествования о святогорской жизни тесно связаны с воспоминаниями авторов об их старце-духовнике.

Иллюстрация 4 К. Н. Леонтьев

В последующие годы, как при жизни старца, так и после его блаженной кончины, каждый, кто описывал афонскую жизнь или, посетив Русский Пантелеймонов монастырь либо Новый Афон на Кавказе, оставлял свои воспоминания об этих обителях, не мог не упомянуть о великом старце-духовнике и его ближайшем ученике и последователе игумене Русского монастыря схиархимандрите Макарии – о «людях, на которых Русик может указать, как на свою святыню»1. Эти сведения, большей частью краткие (а иногда даже неверные), встречаются на страницах множества церковных и светских русских и зарубежных изданий с 1870-х годов до наших дней.
Наиболее значительные, последовательные и ценные, на наш взгляд, из опубликованных свидетельств о жизни старца Иеронима можно найти у двух авторов. Во-первых, это Константин Николаевич Леонтьев, известный русский писатель и публицист2, почитавший старца, как своего духовного наставника, который включил сведения об отце Иерониме в «Воспоминания об архимандрите Макарии, игумене Русского монастыря святого Пантелеймона на Горе Афонской»3. «Я сознаюсь, что сказал здесь очень мало об отце Иерониме, – пишет автор, – и даже то, что я сказал, совершенно недостойно ни его великого значения, ни его великого характера. Но что вместилось здесь, то и вместилось. Здесь невозможно изобразить со всей полнотою и ясностью его нравственный образ. Заниматься мимоходом таким священным для меня делом я не стану; описывать же его житие так, как того важность предмета, я теперь по многим причинам не могу»4.

Иллюстрация 5 А. А. Дмитриевский (сидит в центре) при посещении Русской обители. Фотография 1880-х годов

Во-вторых, это Алексей Афанасьевич Дмитриевский, доцент (впоследствии профессор) Киевской духовной академии, в 1895 году в Санкт-Петербурге издавший книгу «Русские на Афоне. Очерк жизни и деятельности игумена Русского Пантелеймонова монастыря священноархимандрита Макария (Сушкина)», в которой автор характеризует духовника Иеронима как «первого организатора русского монашества на Афоне, его главного руководителя и инициатора всякого важного дела, касающегося этой общины». «Вся деятельность отца Макария, – пишет А. А. Дмитриевский, – прошла под сильным влиянием отца Иеронима, который был советником и руководителем покойного игумена. Деятельность эта так сливается с деятельностью отца Иеронима, что трудно указать, что принадлежит одному и где начинается деятельность другого. Эти две великие личности афонского иночества, совершенно несходные по характеру, в жизни и деятельности были так единодушны и согласны, как бы у них была одна душа и одно сердце... Личность покойного игумена Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне, наделенная от природы богатыми сокровищами ума и сердца, слегка лишь раскрытыми религиозным воспитанием своей матери, создалась и всецело образовалась на афонской почве под сильным влиянием гениальной личности духовника... который воспитал беззаветно преданного делу и себе самому вождя-игумена и подготовил ему нужных деятелей, сотрудников, с которыми можно было отстоять для себя право существования на Святой Афонской Горе и принести своему отечеству ту посильную пользу, какую оно вправе ожидать от афонских иноков, живущих трудовыми грошами его сынов»5.
В конце очерка в качестве приложения помещена автобиография отца Иеронима, кратко анализируя которую автор говорит: «...авто-биография, попавшая в наши руки уже после составления очерка и потому не вошедшая в него своим содержанием, принадлежит перу самого отца Иеронима и сообщает весьма много любопытных данных для правильного суждения о том, как, под каким влиянием и в какой среде сложился такой цельный и оригинальный характер. Здесь же, в автобиографии, читатели познакомятся со своеобразными взглядами сего старца на многие явления жизни и литературы, сложившиеся в голове этого русского самородка самостоятельно, без всякого стороннего влияния»6 – и дает такое заключение: «Личность отца Иеронима, как организатора и главного деятеля Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне, заслуживает полного и всестороннего изучения. Мы верим, что найдется в будущем правдивый биограф и для этой личности (существующий биографический посмертный очерк личности отца Иеронима, принадлежащий перу известного протоиерея Ковалевского, мы считаем неудовлетворительным во многих отношениях) и нарисует нам величавый образ этого дивного старца, так много поработавшего на своем веку для чести русского имени, для русского дела на Востоке и в пределах своей обширной родины»7.
«Бог весть, когда и кем будет это исполнено», – написано в издававшемся Свято-Пантелеимоновым монастырем в Москве ежемесячнике «Душеполезный собеседник», который познакомил читателей с автобиографией старца8.
Нужно сказать, что Русский Пантелеймонов монастырь на страницах своих изданий, особенно журналов «Душеполезные размышления» и «Душеполезный собеседник», издававшихся в России, в 1880 – 1910-х годах помещал некоторые воспоминания и рассказы братии о своем духовнике и другие биографические сведения о старце, но они были кратки и отрывочны. Такими отдельными публикациями явились, например, следующие: «Памятное вразумление за ропот на духовного отца» (Душеполезные размышления. 1886. Вып. 6), «Из записок афонского инока. (За что попускается иногда вражия сила и чем она прогоняется. И воспоминание о приснопамятном духовнике отце Иерониме.)» (Душеполезные размышления. 1887. Вып. 11), «Из дневника отца архимандрита Макария» (Душеполезный собеседник. 1898. Вып. 10). 1915 году, к 30-летию со дня кончины отца Иеронима, в «Душеполезном собеседнике» (Вып. 11) было напечатано краткое его жизнеописание, составленное протоиереем Андреем Ковалевским, с добавлением некоторых случаев из его жизни, а также впервые опубликовано его духовное завещание 1882 года. Сведения о старце-духовнике встречались и в других публикациях афонских журналов, например в «Записках и письмах обратившегося из раскола афонского инока Мелетия, в схиме Михаила», печатавшихся с продолжением в «Душеполезном собеседнике» в 1911 –1914 годах. Много сведений о старце Иерониме как главном духовном руководителе обители и духовном отце братии вошло в книгу «Русский монастырь святого великомученика и целителя Пантелеймона на Святой Горе Афонской», в 7-е издание которой (М., 1886) было включено его предсмертное духовное завещание, рассказ о его кончине, погребении и последующем поминовении. В «Троицком листке» № 135, изданном в Сергиевом Посаде в 1897 году, был помещен рассказ под названием «Лучше здесь накажи, Господи» об одном из чудесных случаев, бывших со старцем в 1840-х годах (ранее описанном Святогорцем).
Отдельно нужно упомянуть о труде монаха Русского монастыря Феодосия «История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря», составленном им в 1923 году и в 1924 году одобренном для печати митрополитом Антонием (Храповицким)9. Автор последовательно изложил историю обители с древности до 1905 года, причем большая часть его труда посвящена повествованию о возрождении обители старцами Иеронимом и Макарием. Отец Феодосий воспользовался теми же воспоминаниями: инока Парфения, К. Н. Леонтьева и А. А. Дмитриевского, но мог судить о многих предметах более глубоко, поскольку был насельником обители, хорошо знавшим ее внутреннюю духовную жизнь еще в то время, когда она была в силе и славе. Работа отца Феодосия ценна тем, что в ней рассматривается история Русской обители как «лучшее продолжение биографии отца Иеронима – главного в ней деятеля»10, а наиболее знаменательные для обители события ее строительства и духовного укрепления – как важные вехи жизненного пути старца, посвятившего всего себя делу спасения ближних. Рассказ отца Феодосия о старце Иерониме при его относительной краткости является духовно правильным, точным и сильным.
Старец Иероним и сам был духовным писателем и в редкие свободные от многосложных обязанностей минуты составлял келейные записки, отмечая для себя, а также запечатлевая для душевной пользы братии и всех боголюбивых читателей наиболее назидательные случаи из своей многолетней духовнической деятельности. Ревностный проповедник спасительных истин, отец Иероним обращался к русскому правительству и всем русским людям с пастырскими наставлениями и статьями, направленными на поддержание православного духа в России. Некоторые начатые старцем статьи были не завершены и остались в виде набросков.
До сего дня вышла в свет только небольшая часть духовного наследия старца Иеронима. Так, в журнале «Воскресное чтение» (1871, № 48) был опубликован его рассказ «Схимонах Никодим». Этот и еще один рассказ – «Инок Парфений (Гавриил)» – вошли в брошюру «Афонские современные подвижники», подготовленную Пантелеймоновым монастырем, изданную в Санкт-Петербурге в 1872 году и выдержавшую в дальнейшем более десяти изданий, а также и в другие афонские издания. Рассказ о помещике Г. И. Б. под названием «Из келейных записок русского афонского старца» публиковался неоднократно как отдельной брошюрой (М., 1882, 1888, 1907), так и в «Душеполезных размышлениях» в 1884 году (переиздание – М., 1901), рассказ «Чудесное обращение грешника к покаянию» – там же в 1885 году (переиздание – М., 1901). В приложении к «Душеполезным размышлениям» 1880 года была опубликована статья отца Иеронима «Напоминание православным христианам о повиновении властям, выписанное из Священного Писания», изданная затем отдельно (М., 1883). Еще одно назидание афонского старца своим соотечественникам – «Письмо с Афона к уклонившемуся в раскол» напечатано в «Душеполезном собеседнике» в 1899 году (Вып. 9). В ежегоднике «Православный путь» (Джорданвилл, 1991) опубликованы три рассказа отца Иеронима.
Одновременно с публикациями в афонских изданиях сведений о старце Иерониме и некоторых его творений в Пантелеймоновом монастыре собирался более значительный материал для составления жизнеописания отца Иеронима (преимущественно иеромонахом Владимиром, о чем речь пойдет ниже). Сразу после кончины отца Иеронима отец Макарий попросил архимандрита Леонида (Кавелина), в то время наместника Троице-Сергиевой лавры, написать воспоминания о старце, которого тот хорошо знал, но отец Леонид отказался по «многосложным занятиям». «Что делать, подождем более удобного времени... а между тем и материалов, конечно, побольше соберется», – смиренно ответил отец Макарий11.
В 1899 году собранные материалы были посланы члену-корреспонденту Императорской Академии наук С. И. Пономареву ( 1913), известному своими историко-филологическими и богословскими трудами, принимавшему участие в редактировании издаваемых монастырем книг. Но предполагаемого издания почему-то не последовало.
Эта неполнота образа и незавершенность к настоящему времени исследований жизни и деяний великого афонского старца побудила нас взяться за составление насколько возможно полного его жизнеописания и публикацию всех найденных его душеназидательных творений. Исполнилось 115 лет со дня блаженной кончины иеросхимонаха
Иеронима, и настало время собрать «бисеры преподобной его жизни», чтобы явить людям высокий пример подвижничества во славу Божию ради спасения многих – на Афоне, в родной России и во всем православном мире, а также напомнить те заповеди, которые оставил он после смерти всем своим духовным чадам и последователям, как «вполне достаточные для благоугождения Богу и спасения в иноческом чине»12.
Так возник замысел трех книг под общим названием «Великая стража. Жизнь и труды блаженной памяти афонских старцев иеросхимонаха Иеронима и схиархимандрита Макария», первая из которых ныне предлагается читателю. Книги задуманы с целью показать Русскую Афонскую обитель в период того великого расцвета, которого она достигла при Божием благоволении под богомудрым руководством отцов Иеронима и Макария, а также нестроения, упадок духовной жизни, гнев Божий, постигший обитель, когда после смерти старцев стали забываться и не исполняться их заветы.
Книга первая состоит из наиболее важных и значительных материалов о старце-духовнике. Ее первая часть – жизнеописание иеросхимонаха Иеронима, в котором много внимания уделено истории Русской обители с начала XIX века до 1885 года и записанным братией рассказам о своем духовнике, его посмертных явлениях и покровительстве своей обители.
Вторая часть – духовное наследие иеросхимонаха Иеронима, из которого «Устав Русского на Афоне святого великомученика и целителя Пантелеймона общежительного монастыря» и духовное завещание 1882 года – главные творения старца-духовника, оставленные им братии как душеспасительное руководство на вечные времена. Здесь же помещены составленный им акафист святому Иоанну Предтече, рассказы и повести из келейных записок старца, наброски статей и обращений к соотечественникам, слова и наставления инокам, уставы и правила, составленные и записанные им, другие собственноручные записи. Любое самое небольшое его творение приносит душевную пользу для «внимающих своему спасению» (слова, часто повторяемые старцем).
Третья часть – письма старца Иеронима духовного и личного характера (письма, подписанные духовником и относящиеся к официальной монастырской корреспонденции, помещены в Книгу вторую).
В этой же книге содержатся и сведения о трудах второго великого старца – схиархимандрита Макария, жизнь и деятельность которого настолько неразрывно были связаны с жизнью его учителя – старца-духовника Иеронима, что рассматривать или описывать их отдельно практически невозможно.
В Книге второй дается биография отца Макария до приезда его на Афон, его поступление в обитель и описывается его деятельность в течение неполных четырех лет по смерти старца; приводятся некоторые рассказы о нем, его личные письма, а также наиболее важные документы из официальной и деловой переписки обители.
Далее в Книге второй помещены сведения о предшественниках старцев Иеронима и Макария, которые подготовили их многополезную деятельность, – игуменах Савве и Герасиме, иеромонахе Аниките, иеросхимонахе Павле, русском духовнике иеросхимонахе Арсении, иеросхидиаконе Иларионе, а также о ближайших преемниках и продолжателях трудов старцев – игуменах Андрее и Нифонте. Здесь же читатель познакомится с некоторыми поучительными материалами о сложной личности одного из примечательных деятелей Русского монастыря – эконома иеросхимонаха Павла.
В Книге третьей собран разнообразный материал об афонской жизни и традициях, чиноположениях Русской обители, существовавших при жизни отцов Иеронима и Макария. Помещены рассказы о знаменательных случаях в монастырской жизни, бывших при старцах, и некоторых горестных событиях истории монастыря на рубеже XIX-XX веков и последовавшего затем времени упадка, когда в обители начали исчезать «дух и направление»13 старца Иеронима.
При составлении книг мы собрали и использовали печатные материалы из вышеперечисленных публикаций и некоторые другие, оказавшиеся доступными. Но самая большая и ценная часть собранного материала никогда не публиковалась. Источником его послужили рукописи, хранящиеся в библиотеке Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря.
В подлинниках мы имели лишь отдельные собственноручные записи и письма старца. В наиболее полном виде сохранились подлинники писем старца с собственноручными его подписями к брату Ивану Фомичу Соломенцову, возвращенные последним в Пантелеймонов монастырь и аккуратно подклеенные там в книгу, и письма отца Иеронима к Павлу Ивановичу Помельцову, возвращенные им в обитель со своими комментариями. В основном же мы воспользовались материалами к жизнеописанию старца Иеронима, собранными в 1890-х годах насельником Русского Пантелеймонова монастыря иеромонахом Владимиром († 1918), который переписал множество разнообразных сведений о старце и большую часть его духовного наследия.
По словам А. А. Дмитриевского, отец Владимир, «Новгородской губернии уроженец, человек молодой, весьма начитанный в святоотеческой литературе, симпатичный по характеру, с любовью и усердием

Иллюстрация 6 Тетрадь, принадлежавшая старцу Иерониму, с собственноручной его записью. 1885 г.


Иллюстрация 7 Иеромонах Владимир. Фотография 1895 г.

исполняет свое послушание, которое заключается в заведовании и распоряжении из монастыря относительно монастырских изданий.
Отец Владимир – постоянный и, можно сказать, единственный корреспондент с Афона в «Душеполезный собеседник». Отдел в этом ежемесячнике под названием «Афонская летопись» принадлежит исключительно перу отца Владимира»14.
В начале своей жизни в монастыре он был близок как в духовном плане, так и в издательской деятельности к иеромонаху Свято-Пантелеимонова монастыря Арсению (Минину; † 1879) – устроителю Афонской Пантелеимоновской часовни в Москве, Ново-Афонского монастыря на Кавказе, основателю «Душеполезного собеседника». В одном из писем игумен Макарий пишет, что вместо усопшего отца Арсения, возможно, будет назначен отец Владимир, которого он называет «честно и неуклонно, по совести трудящимся для обители нашей»15. В 1896 году, при избрании наместника – преемника игумену Андрею, иеромонах Владимир был одним из десяти кандидатов, но отказался «по неспособности», как сам о том пишет в дневнике. Послушание имел писаря игуменской канцелярии, вел переписку со светскими лицами. Старец Иероним часто упоминает об отце Владимире в своих письмах, и нужно думать, что он был одним из близких духовных чад старца.
Трудами отца Владимира был подготовлен довольно значительный по объему рукописный «Сборник замечательных происшествий и достопамятных событий, составленный на Святой Афонской Горе в Русском Пантелеймоновом монастыре в 1900 –1907 годах», или «Большой сборник», куда вошли 167 рассказов. В этот сборник отцом Владимиром включены наряду с рассказами братии о духовном руководстве старца Иеронима и копии собственноручных его келейных записок. Некоторые примечательные рассказы братии о своем духовном отце, как, например, повествование иеросхимонаха Нона, были переписаны отцом Владимиром и сохранились отдельно.
При подготовке материалов к жизнеописанию отца Иеронима он собрал воедино и переписал письма старца к родным, к духовным чадам, к отцу Макарию; наставления, поучения, правила, составленные старцем, и отдельные его изречения; письма отца Макария к игумении Лидии, к отцу Арсению, писанные из Константинополя (1874 – 1875); очерки последних дней жизни старца Иеронима, составленные отцом Макарием и монахом Иннокентием; слова и наставления игуменов Макария и Андрея, писанные и сказанные ими в разное время; письма их к духовным и светским лицам, царским и высокопоставленным особам и прочие документы монастырской корреспонденции. Собранные и переписанные материалы вместе с вырезками из печатных изданий заботливо сложены отцом Владимиром в папку с надписью «К биографии отца Иеронима», таким же образом сложены материалы, касающиеся отцов Макария и Андрея. «Переписываю письма отца Иеронима в Константинополь. Это самый дельный материал для его биографии»; «Переписываю письма отца Арсения, написанные на обрывках бумаги», – отмечает отец Владимир в своих дневниках. Отцом Владимиром были сделаны копии «Каталога умерших отцев», дневников и других записей иеромонаха Мины. Отец Владимир собрал и переписал неопубликованные письма Святогорца, сделав помету: «Для дополнительного тома». Этими рукописями мы также пользовались в процессе работы.
Некоторые сведения, использовавшиеся как для жизнеописания отца Иеронима, так и при составлении остальных книг, взяты из ведшихся в Свято-Пантелеимоновом монастыре рукописных сводов: «Кодикса заседаний духовного собора, состоящего при игумене Русского Пантелеймонова монастыря на Афоне, 1889 года»16, «Книг текущих дел», «Дневника церковных служб за 1889 год», «Летописи Русского Пантелеймонова монастыря».
На всех этих рукописях видим следы проверки и исправления отца Владимира. Поэтому весь представленный рукописный материал можно назвать «Собранием рукописей под редакцией иеромонаха Владимира». Вечная ему память.

Иллюстрация 8 Лист из «Большого сборника» отца Владимира и Лист из «Малого сборника»

Сборник рассказов монаха Пантелеймона (Сапожникова) «Сказания о некоторых достопамятных событиях и чудесах Божией Матери, совершившихся в недавнее время на Святой Горе Афонской», изданный в Санкт-Петербурге в 1865 году, и «Историю Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря» монаха Феодосия мы имели в рукописном виде.
Ценнейшие сведения для жизнеописания старца мы нашли в рукописном «Сборнике замечательных случаев из жизни отца Иеронима, свидетельствующих о его высоком духовном устроении», по-другому – «Уникальном, или Малом, сборнике». Это небольшая общая тетрадь в твердой обложке с надписью: «Воспоминания о духовнике Иерониме, записанные архимандритом Макарием, иеродиаконом Тихоном и иеросхимонахом Агафодором17, слышанные лично от самого приснопамятного старца отца Иеронима». Сначала она принадлежала самому старцу Иерониму и начинается написанной им собственноручно авто-биографией. Далее следуют записи случаев, слышанных не только от самого старца, но и от других лиц, о которых, как духовник, знал отец Агафодор. «Неоднократно являлся во сне отец Иероним этому монаху, – вероятно, о себе пишет отец Агафодор, – в разных чрезвычайных случаях и болезнях, а много было разных случаев, которые здесь не записаны... После смерти отца Иеронима многие из братий видели его во сне, что он бодрствовал и предстательствовал пред Богом за собранную им в обители братию».
О чудесах и видениях нужно сказать, что, соблюдая заповедь святых отцов не доверять своему разуму, не принимать и даже не желать никаких видений, записывались они только с благословения духовника, иногда даже с настойчивого его повеления: «Ты запиши это». После смерти отца Иеронима отец Макарий часто требовал от братии записывать чудесные случаи.
Собранный и расположенный в определенном порядке материал представлен в таком виде, в каком он был записан авторами: от складной речи А. А. Дмитриевского и К. Н. Леонтьева до простого рассказа малограмотного монаха Нона. Ссылки даются только на печатные источники. К рукописным материалам, названным нами «Собранием рукописей под редакцией иеромонаха Владимира», примечания, за редким исключением, делаться не будут.
Господь дал отцу Иерониму долгую, плодотворную жизнь на благо Русской обители, всего афонского иночества и множества православных за пределами Святой Горы. То, что удалось по нашим слабым силам отыскать и изложить и что мы предлагаем читателю, – малая часть из того, что подобало бы рассказать об афонском старце-духовнике. Мы присоединяемся к пожеланию Дмитриевского о «правдивом биографе для личности отца Иеронима» и будем рады, если Господь пошлет подобающего биографа, искусного в своем деле, который из этих разнородных сведений сумеет воссоздать величественный образ старца.
Великий сонм святых отцов, в подвиге просиявших, множество преподобных, афонская похвала – эта великая стража вместе со своей Игуменией, Царицей Небесной, покрывают своим покровом насельников Святой Горы. И надо полагать, что в этом небесном воинстве пребывают и наши досточтимые отцы иеросхимонах Иероним и схиархимандрит Макарий и являются нашими покровителями и молитвенниками у Престола Господня.
Впрочем, предоставляем об этом судить читателю.
Иеромонах Иоаким (Сабельников)
Святая Гора Афон
Русский Пантелеймонов монастырь
14/21 ноября 2000 года

Иллюстрация 9 Собор афонских святых. Икона конца XIX в.


Иллюстрация 10 Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь. Фотография начала XX в.



* * *

1Михаил, архимандрит. «Стиль» и «дух» русских обителей на Афоне Сообщения Православного Палестинского общества. СПб., 1905. Т. 16. С. 364.
2Скончался в Сергиевом Посаде в 1891 году рясофорным монахом, похоронен в Гефсиманском скиту.
3См.: Гражданин. 1889. № 191–192, 196, 207, 211, 243, 246.
4Гражданин. 1889. № 246.
5Дмитриевский А. А. Русские на Афоне. СПб., 1895. С. 2 – 3.
6Дмитриевский А. А. Русские на Афоне. С. 398.
7Там же.
8Душеполезный собеседник. 1897. Вып. 11. С. 331–343.
9«История Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря» была опубликована только в 2000 году в альманахе «К Свету» (Вып. 18).
10«К Свету». Вып. 18. С. 69.
11Письмо архимандриту Леониду (Кавелину) от 13 января 1886 года.
12«Устав Русского на Афоне святого великомученика и целителя Пантелеймона общежительного монастыря». Русский Пантелеймонов монастырь. 1881. С. 59. Рукопись.
13Выражение А. А. Дмитриевского (см.: Русские на Афоне. С. 87).
14Дмитриевский А. А. Русские на Афоне. С. 327.
15Письмо архимандриту Леониду от декабря 1879 года.
16На этой рукописи отцом Владимиром сделана помета: «Сей кодикс заведен и[еромонахом] Агафодором себе на память сначала, а потом он сделался общим».
17Иеросхидиакон Тихон скончался в 1898 году, иеросхимонах Агафодор – в 1920 году. – Примеч. сост.

Часть 1