Александр Кейт

Глава II. Пророчества относительно Христа и христианской веры

Одна из замечательных особенностей иудейской религии состоит в том, что она, претендуя на превосходство над всеми другими, отличаясь от вех прочих тем, что она одна требует поклонения единому живому и истинному Богу, и, соответствуя совершенно цели, для которой она была предназначена, сознавала в то же время, что она была сама только приготовлением к будущему, к лучшему и совершенному откровению. Она была явным и исключительным образом приспособлена к одному особенному народу; многие из её правителей относились только к земле иудейской; её мораль была не полная; её богослужебные обряды были многочисленны, стеснительны и лишены всякого самостоятельного значения10; будучи частной, несовершенной и временной, она имела назначение быть предвозвестницей, и должна была служить для неё приуготовленным путем; а посему, как естественно, новая религия и ожидаемые от неё блага для мира и составляли предмет её частых предсказаний. Ей же самой не было даже предопределено выполнить обетование, данное Аврааму, что в нем все народы земли благословятся. Хотя её первоначальное учреждение и основывалось на этом обетовании, и хотя исполнение его и составляло великую конечную цель, которой надлежало достигнуть отличием и отделением потомков Авраама от всех народов земли, однако, она имела ещё другую высшую цель, ибо пришествие Спасителя было постоянным предметом пророчеств и всеобщей верой иудеев. С самого начала до заключения книг священного Писания Ветхого Завета, пришествие Спасителя было предсказываемо. Пророчества представляют первое действие божественного правосудия над прародителями человеческого рода, соединенное с божественным милосердием. Прежде изгнания их из рая, видим внезапный свет надежды, окружающий их обетованием страждущего, но торжествующего Избавителя. То же самое обетование дано было Аврааму в более определенной форме. Иаков ясно говорит о пришествии Спасителя. Моисей, законодатель и правитель иудеев, предсказывает о другом законодателе, которого Бог воздвигнет в грядущем11. А между тем, как эти первые и общие предсказания, встречаясь в исторической части священного Писания, достаточно выражают решительное намерение отменить Моисеев закон, книги, признаваемые пророческими, ясно изображают, как будет объяснено ниже, пришествие Спасителя и все, что относится к царству, которое он должен основать. Многие события, по-видимому, противоречащие друг другу и не согласные между собой, предсказаны относительно великого Избавителя, величие, характер и служение которого носили совершенно особую печать, и в котором содержатся «судьбы» человеческого рода. Многие места, не имеющие другого применения, ясно свидетельствуют о Нем: «Се идет тебе царь твой… И придет искупитель Сиона…Твой Искупитель идет к Сиону… Ангел завета – се идет… Благословен грядый во имя Господне»12; – вот выражения, которые встречаются повсюду в пророчествах. Они говорят не сомнительно о пришествии Спасителя. Но если б и не было никаких других доказательств, то совершенно достаточно пророчества Даниила13, чтобы неопровержимым образом доказать факт, что пришествие Христа было предсказано в Ветхом Завете. Тот же самый факт глубоко и неизгладимо запечатлен в их душе, что несмотря на рассеяние их по всему лицу земли и на тщетность упования их, в продолжение восемнадцати столетий после предписанного периода для пришествия Мессии, ожидание Его всё ещё составляет связующую цепь, которую никакое расстояние не может расторгнуть и никакое земное могущество не может уничтожить.

Так как Ветхий Завет содержит пророчество о Спасителе, которому надлежало явиться в мире, то единственный вопрос, подлежащий решению, состоит в том, действительно ли всё то, что свидетельствует о Нем, исполнилось в лице Иисуса Христа? О предмете столь занимательном, столь обширном и столь важном, который был так подробно решаем многими опытными богословами, читатель может справиться в сочинениях Барро, Пирсона и Кларка. Общий обзор будет, конечно, весьма несовершенный и неполный; однако, таковой обзор предлагается здесь потому, что он может дать понятие каждому читателю о связи между Ветхим и Новым Заветом, и сам по себе может служить решительным доказательством в пользу христианства.

Здесь будут приведены некоторые из глав пророчеств относительно Христа, которые определяют время Его появления, место Его рождения, род, из которого Ему надлежало произойти, Его жизнь и характер, Его чудеса, Его страдания и Его смерть, свойства Его учения, цель и действие Его пришествия и распространения Его царствия.

Время появления Мессии в мире, по предсказаниям в Ветхом Завете, определено многими касающимися до Него обстоятельствами, которые указывают на самый срок пришествия. Последнее благословение, данное Иаковом своим сыновьям, когда он собрал их, чтобы сказать им, что будет с ними в последние дни, содержит следующее предсказание относительно Иудеи: « Не отойдет скипетр от Иуды, и жезл от чресл его, пока не придёт Примиритель, и Ему покорность народов»14. Время, назначенное сим пророчеством для пришествия Спасителя, не должно было переходить за тот срок, в который потомки Иуды продолжали быть ещё соединенным народом, имели ещё свои законы и судей из среды своих собратий. Пророчество Малахии присоединяет другое знамение для измерения времени: « Се Я пошлю Ангела моего, чтобы он уровнял путь предо мною, и тотчас придет в храм свой Господь, Которого вы ищете, и Ангел Завета, которого вы ожидаете, се, он идет, говорит Иегова воинств»15. Никакие слова о пришествии обетованного Мессии не могут быть выразительнее, и они столь же ясно указывают на Его появление в храме, «прежде его разрушения». Но здесь же, кстати заметить, что Малахия был последний из пророков: с его предсказаниями прекратился дар пророчества или закончился Ветхий Завет. Хотя многие пророки непосредственно предшествовали ему, но после его уже не было пророков в Израиле; однако, все иудеи, как древних, так и новейших времен ожидают посланника «уготовать путь Господу», непосредственно перед Его пришествием. Длинный ряд пророков кончился, и заключительные слова Ветхого Завета, присовокупляя к увещанию помнить закон Моисея, поясняют, что ближайший пророк будет предтечей Мессии. Относительно пришествия Мессии до разрушения второго храма слова Аггея замечательно ясны: «И приидет красота всех народов; и наполни дом сей славой, говорит Иегова воинств. Велика будет слава последнего дома сего, паче первого; и мир дам на месте сем». Контраст, столь верно изображенный пророком между славой храма Соломонова и храма, воздвигнутого вместо него, который во многом относительно великолепия и богатства уступал первому, выражение столь характеристическое о Мессии, «избранная всех языков», всё свидетельствует, что здесь говорится единственно только о Том, Который был «упование Израиля», о котором свидетельствовали все пророки, которого присутствие дало этому храму большую славу, нежели какова была слава прежнего храма. Спасителю, таким образом, надлежало явиться, согласно пророчествам Ветхого Завета, в период существования иудейского царства, до разрушения храма и непосредственно после ближайшего пророка. Но время означено ещё определённее. В пророчествах Даниила не только предсказано, что царство Мессии начнется во время четвертой монархии, или римской империи, но даже самое число лет, которое должно было предшествовать Его пришествию, ясно показано: «Семьдесят седмиц определено на народ твой и на святой град твой, чтобы пресечь беззаконие, и запечатать грехи, и покрыть вину, и привести правду вечную, и запечатлеть видение и пророка, и помазать Всесвятейшее. Итак, знай и разумей: от исхода слова на возвращение и строение Иерусалима до Помазанника-Князя семь седмиц и шестьдесят две седмицы»16. Счисление лет седмицами годов было в обыкновении иудеев, и каждые семь лет составляли субботний год; семьдесят седмин, таким образом, равнялись четырем ста девятидесяти годам. Сими словами пророк употребляет самое время и употребляет самое имя Христа-Старейшины; таким образом, всякое сомнение устраняется вполне, что разрушение храма и святилища, прекращение жертвы и возлияния и начало долго продолжающегося разрушения, которое, с тех пор, осталось навсегда, – все указано положительно, как последствия убиения Мессии: «и после шестидесяти двух седмиц поражен будет Помазанник, и не за себя; и город, и святилище разорит народ Князя грядущего; и конец его как бы в потопе: а до конца войны предопределено опустошение. И утвердит для многих одна седмица, и половина седмицы упразднит жертвы и приношения, и на крыле храма мерзость запустения будет; и до исполнения предназначенной меры гнев будет литься на опустошенное»17.

Самый ясный вывод может быть сделан из этих пророчеств. Представляя собой полное знание грядущего и будучи всенародно известны за целые столетия до того времени, к которому они относятся, подкрепляясь, относительно применения их ко времени Мессии. Свидетельства высокого между евреями авторитета18 и относясь к различным, случайным и не имеющим между собой связи происшествиями, которых определить или предусмотреть не было ни малейшей возможности для человеческой проницательности, все пророчества единогласно свидетельствуют о времени, когда Иисус явился. Царь тогда господствовал над иудеями в их собственной земле; они были тогда управляемы их собственными законами, и совет их народа обладал властью и могуществом. Другие колена уже были уведены в плен, из которого они никогда не возвратились, и израильтяне были изгнанники гораздо прежде, чем иудеи были рассеяны между другими народами. В отечестве осталось только колено иудино и вениаминово, и «последний князь не оскудел от Иуды». Ни один камень храма тогда не был еще тронут, он составлял удивление римлян и мог бы простоять целые столетия. Город тогда не был разрушен, он был цветущей и многолюдной столицей их земли, которая имела тогда четыре миллиона иудеев. « Жертвы и возлияния» приносились тогда в Иерусалиме, и сюда из года в год, из всей страны, продолжали стекаться многочисленные толпы народа. Но в короткое время все эти совпадающие свидетельства о времени пришествии Мессии исчезли. Около того самого времени, когда Христос, на двенадцатом году своего возраста, публично явился в храм, для совершения дел своего Отца, царь Архелай был свержен с престола и изгнан; Капоний был назначен прокуратором, а царство иудейское, последний остаток величия Израиля, было до того унижено, что вошло в состав сирийской провинции19. Князь от Иуды оскудел; корона с его главы пала, слава его исчезла, и вскоре после смерти Христа от храма их не осталось камня на камне; государство их пришло в совершенное разорение и распалось на части, и они с тех пор рассеяны по всему лицу земли, составляя имя, а не нацию. Каждый знак, указывающий на время пришествия во плоти Мессии, вслед за распятием Христа изгладился и никогда после не повторялся.

Что время, в которое обетованный Мессия должен был явиться, ясно определено сими пророчествами; что ожидание великого царя или Избавителя было тогда сильно не только между иудеями, но даже между всеми восточными народами вследствие этих пророчеств, что оно в позднейшее время возбудило народ сей к возмущению, и сделалось причиной его погибели, все это доказывается как языческими писателями, которых нельзя заподозрить в пристрастии, так и свидетельством самих евреев.

Тацит, Светоний, Иосиф Флавий и Филон согласно свидетельствуют о древности пророчеств и о том, что они относятся к этому времени20. Даже евреи до нынешнего дня сознаются в том, что время, когда их Мессия должен был явиться, согласно с их пророчествами, давно протекло, и они приписывают отсрочку Его пришествия согрешениям своей нации. Итак, самыми ясными пророчествами, свидетельством языческих историков и признанием евреев вполне доказано, что Христос явился именно тогда, когда всё указывало на предреченный период Его пришествия.

Предсказания, содержащиеся в Ветхом Завете как относительно рода, из которого Мессия должен был произойти, так и относительно места Его рождения, почти столь же подробны и могут быть применяемы к Христу в такой же точно мере, как и предсказания, относящиеся ко времени Его появления. Он долженствовал быть израильтянином, из колена Иуды, из рода Давида и из города Вифлеема. Первые два из этих пророчеств включены в обетование, данное Аврааму, в предсказание Моисея, в пророческое благословение Иакова и в указание на причину превосходства этого колена, так как из него должен был произойти главный правитель. А последние два, что Мессия будет потомком Давида и уроженец Вифлеема, ясно выражены в следующих словах: « И произойдет от усеченного древа Иесеева, и ветвь от корней его принесет плод. И почиет на Нем Дух Иеговы, Божий»21. Что это пророчеств относится к Избавителю человеческого рода, явствует из всей последующей главы, которая содержит описание царства Мессии, из призвания язычников и восстановления царства Израиля. Тот же самый факт предсказан во многих местах пророчеств: – «И будет непоколебим дом твой и царство твое на веки пред лицом Моим. Завещаю завет избранным Моим, клялся Давиду рабу Моему. До века уготовлю семя твое, и созижду в род и род престол твой». « Се идут дни, говорит Иегова, и восставлю Давиду отрасль праведную, и воцарится Царь, и будет действовать благоразумно, и будет производить суд и правду на земле. И вот имя Его: Иегова праведность наша"22. Место рождения, таким образом, ясно предсказано: «Вифлеем Евфрафа! ты мал, чтобы быть в ряду с тысячами иудиными; но из тебя произойдет у меня долженствующий быть Владыкой Израиля», или по смыслу еврейского слова:23 родится Вождь « еже быть в князя во Израили, исходи же Его из начала от дней века»24. Что все эти пророчества исполнились на Иисусе Христе, что Он был из этой страны, этого колена и рода, из дома и рода Давидова и родился в Вифлееме, – в том имеем мы полнейшее доказательство в свидетельстве всех Евангелистов; в двух генеалогических списках (по естественной и законной последовательности рождения), которые, согласно с обычаем иудеев, были заботливо сохраняемы; в признании врагами Христа действительности этого факта, против коего не возникало ни единого сомнения в истории, и в ссылке некоторых из церковных христианских писателей на народную перепись, составляющуюся во время самого рождения нашего Спасителя по повелению Кесаря25. Здесь, действительно, нельзя не удивляться, как точному исполнению пророчеств, которые, по-видимому, друг другу противоречат и не могут быть между собой согласованы, так и способу, коим они были промыслом Божиим исполнены. Место рождения Христа было далеко от места жительства Его родителей и страна, в которой Он начал свое божественное служение, была далека от места Его рождения. Другое пророчество в отношении Его исполнилось таким образом: «Как прежнее время унизило землю Завулонову и землю Нефалимову; так и следующее прославит приморский путь за-иорданские земли, Галилею языческую. Народ оный, ходящий во тьме, увидит свет великий. Сидящие в стране, покрытой тенью смерти! Свет воссияет над ними»26. Таким образом, время, когда предреченному Мессии надлежало явиться, народ, колено и семейство, от которого Он должен был произойти, и место Его рождения, немноголюдный и сам по себе незначительный город, – всё было ясно предсказано, относится столь же ясно к Иисусу Христу и получает в Нем свое исполнение.

Но факты Его жизни черты Его характера также представлены с точностью, которая не может подать повода к сомнению. Они представлены так: « Ибо взошел он как молодой росток пред Ним и как отпрыск от корня на сухой земле; ни виду в нём, ни красоты; ибо мы видели Его, но не было благолепия27». Так говорит Иегова, презираемому людьми, ненавидимому народами, рабу властелинов: « цари увидят, и встанут; князья, – и поклонятся Ему28». Что в таком положении явился Христос, в том обильные свидетельства представляет вся история Его жизни. А евреи, ожидая по гордости своего сердца земного царя, пренебрегли этими пророчествами относительно Его, были обольщены своими преданиями и нашли только камень преткновения там, где они открыли бы, поискав в своих священных книгах доказательства пришествия Мессии. « Не Он ли сын плотника не Он ли сын Марии?», – говорили они и оскорблялись». Его смиренно торжественный въезд в Иерусалим, предательство Его за тридцать сребреников, предание Его бичеванию, биению и оплеванию, пронзение Его рук и Его ног, последний поднесенный Ему глоток уксуса и желчи, деление Его риз и бросание жребия о Его одежде, образ Его смерти и Его погребения, Его воскресение без истления29, были все предсказаны и все эти предсказания буквально исполнились. Если эти пророчества могут быть применяемы к происшествиям жизни какого-либо человека, то, конечно, только к жизни учредителя христианства. И какая иная религия может представить хоть единственный факт, действительно предсказанный об её основателе?

Хотя иудейские пророки при описании внешнего вида Мессии не придают ему особого величия, но его нравственные качества, представленные ими, столь высоки, что не встречаются между людьми. « Ходя непорочен, и делая правду, глаголя истину в сердце своем30». Он не делал обид, и не было лукавства в устах его31. « И почиет на Нем Дух Иеговы, Дух премудрости и разума, дух совета и мужества, дух ведения и страха Иеговы32. Господь Иегова дал мне язык учеников Своих, чтобы я умел утомленного утешить словом33. Аки пастырь упасет паству свою, и мышцей своей соберет агнцы и имущие во утробе утешить34. Разбитый трости не преломляет и льна курящегося не гасит35. Се, идет тебе царь твой, правосудный и Богом хранимый, кроткий и сидящий на осле, и на жеребяти, сыне ослицы36. Не вопиет, не гремит; и не дает слышать на улице голоса своего37. Он истязуем был, но Он смирил себя и не отвергал уст своих, как агнец веден был на заклание, и как овца пред стригущими ее безгласная, и не отверзал уст Своих38. Предал бьющим хребет мой, и вырывавшим волоса, ланиты Мои; лица Моего не закрывал от поруганий и оплевания39".

«Господь Иегова открыл мне ухо, и я не воспротивился, не отступил назад. И Господь Иегова помогает Мне: потому Я и не стыжусь, потому держу лице свое как кремень, и знаю, что не останусь в стыде40». Сколько добродетелей таким образом изображается в пророчествах, характеризующих Мессию, и как они могут быть применимы все к Христу! Его мудрость и знание, Его образ выражения, как никогда человек не выражался, кротость Его нрава и благодушие в разговоре, Его совершенное чистосердечие и незапятнанная чистота, Его праведность, Его ласковость и сострадательность, Его неподдельное смирение, Его кроткий нрав, Его невозмутимое терпение, Его непобедимое мужество, Его более, нежели геройская решимость и более, нежели человеческая терпеливость, Его непоколебимое упование на Бога, и полная преданность Его воле все изображены живейшим, нежнейшим и выразительнейшим языком и могут быть применимы между всеми людьми единственно только к Христу41.

Магомет уверял, что он получил божественное полномочие освящать свои прошлые скверны и отпускать свои будущие преступления. Какая разница в словах Иисуса, ссылающегося на свидетельства о Нем неба и земли; « Если Я не творю дел Моего Отца, то не верьте Мне.–Испытайте Писания, ибо они свидетельствуют обо Мне». Они свидетельствуют о пришествии Мессии и о сверхчеловеческом превосходстве Его нравственного характера. И если жизнь Иисуса была удивительна и беспримерна сама по себе, то сколь она должна показаться чудесной, когда во всех Его деяниях открывается предсказанный характер обетованного Спасителя! Внутренние и внешние доказательства соединяются здесь воедино, и между тем, как жизнь Христа доказала, что Он был праведный человек, она доказала также, как свидетельствовали пророки, что Он был Сын Божий.

Описывая благодать царства Мессии, пророк Исаия предсказал величие Его чудес: « тогда отверзутся очи слепых и уши глухих откроются.–Тогда вскочит хромой как олень и будет славословить язык немого»42. История Иисуса показывает, сколь часто подобные деяния милосердия были совершаемы Его могуществом: от слова Его слепые получали зрение, хромые ходили, глухие слышали и немые говорили43.

Смерть Христа также ни с чем не может сравниться, как и жизнь Его, и пророчества столь же подробно описывают Его страдания, как и Его добродетели. Не только пасхальный агнец, которого ежегодно закалывали во всех семействах израильских, выбирали из стада без всяких недостатков и ели с горькими травами, кровью которого кропили и кости которого не ломали, не только приношение в жертву Исаака и воздвижение медного змия в пустыне, смотря на которого народ исцелялся, – и многие другие богослужебные обряды иудеев изображают смерть Христа и жертву, которая должна была быть принесена для искупления грехов, но и пророчества изобилуют многими положительными указаниями на то, что Иисусу Христу действительно надлежало пострадать. Кроме часто повторяемых в псалмах описаний страданий44, которые буквально к Нему применяются и соединены с намеками на царство Мессии, пророк Даниил,45 определяя время Его пришествия, прямо утверждает, что Мессия «будет истреблен из среды живущих на земле» и, делая такой же ясный намек, Захария употребляет следующие сильные выражения: «Восстань меч на пастыря Моего, и на мужа, ближнего ко Мне, говорит Господь Иегова воинств: порази Пастыря и разбегутся овцы; и пролью на дом Давидов, и на жителей Иерусалима Дух благодати и молитв: и воззрят на Меня, которого они пронзили, и восплачутся о Нем»46.

Исаия, который описывает с красноречием, достойным пророка, славу царствия, коему предназначено было наступить, характеризует с точностью историка унижение, суд и борение со смертью, которые должны были предшествовать торжеству Искупителя мира, и история Христа составляет, в буквальном смысле, объяснение и дополнение каждого его предсказания. В одном месте,47 связь которого не прерывается, древность неоспорима, и применение ясно, страдания «слуги Бога» (под этим же самым наименованием, Он наперед описан как Тот, которому долженствовало быть светочем язычников, спасением их до концов земли, и избранным Бога Коего душа к нему благоволит)48 так подробно предсказаны, что не требуется никакого пояснения для доказательства, что они свидетельствуют об Иисусе. Из множества параллельных мест в Новом Завете мы в дополнение к пророчествам приведем несколько самых ясных.

Ибо он был презрен и оставлен людьми. «Во своя прииде и свои Его не прияша, сын человеческий не имать где главы подклонити; они хуляху Его. Страдалец и знакомый «с болезнями». Иисус плакал при гробе Лазаря, Он грустил об Иерусалиме, Он чувствовал жестокость и неблагодарность людей, Он терпел от прекословия грешников, а вот выражения печали, принадлежащие, собственно, Ему самому: « Отче Мой! Если возможно, да минует меня чаша сия: впрочем, не как я хочу, но как ты, Боже мой! Боже мой! Для чего ты меня оставил? И как человека, отвращающего от себя взоры, мы презирали и ни во что не ставили его; ученики все оставили его. Не его, но Варавву, Варавва был разбойник. И становясь перед ним на колени, надсмехались над ним». Описание Его страданий продолжается в этих словах пророчества: « А мы думали о нем, что он поражаем, мучим и наказуем Богом. Но Он изранен был и избит, как агнец веден был на заклание, из тесноты и суда, наконец, взят». И к этому общему описанию присоединяются подробности мельчайших обстоятельств, которыми определяется действительность применения их к Иисусу. «Он был истреблен из среды живущих на земле. Он был распят в цвете лет. И дают Ему гроб с беззаконниками, а он у богатого после смертей своих». Ему могила была назначена с двумя разбойниками, с которыми Он был распят, но Иосиф Аримафейский, богатый человек, пошел и испросил тело Иисуса и положил Его в свою собственную могилу. «И считаем был наряду с преступниками». Варавва был Ему предпочтен. Он был распят между двумя разбойниками и евреи говорили Пилату: «если бы Он не был злодей, мы не предали бы Его тебе». Так был обезображен «паче всякого образ Его, и вид Его паче сынов человеческих»; без всякого прямого, или явного намека, но в буквальном исполнении пророчества, кровавый пот, следы тернового венца, оплевание Его, нанесение ударов в голову обезобразили Его лицо; между тем, как бичевание, гвозди в Его руках и ногах и копье, пронзившее Его бок, «изъязвили» тело Иисуса более чем кого-либо из сынов человеческих.

Чтобы это обстоятельное описание страданий Мессии не давало повода к какому-либо сомнению, в то же время указаны, и, притом, согласно с учением Евангелия, его величие, неверие евреев, невинность страдальца, причина Его страданий и следовавшее затем его возвеличение. «Он вознесется и прославится зело. Кто верова слуху нашему? И мышца Господня кому открыся? Возвестихом яко отроча пред Ним, яко корень в земле жаждущей и пр.» Низкое общественное положение Иисуса Христа выставляется здесь причиной неверия иудеев, и это есть та самая причина, которую они сами выставляют. Предсказание указывает на причину Его страдания. «Но он принял на себя наши болезни и наши страдания на себе нёс. Так и Христос единою принесеся, во еже вознести многих грехи. Но он изранен был за преступления наши, и избит за беззакония наши, наказание мира нашего на Нем, и от ран Его мы исцелеваем. Иже грехи наша сам вознесе на теле своем на древо, да от грех избыше, правдою поживем; Его же язвою исцелесте. Все мы блуждали как овцы, совратились всяк на свою дорогу; и Иегова возверг вину всех нас. Вси телеса согрешили, весте яко овцы заблудшие (не имуще пастыря), но возвратистеся ныне к пастырю и посетителю душ ваших. Он не делал обид, и не было лукавства в устах его не ведавшего бо греха по нас грех сотвори, да мы будем правда Божия о Нем».

Все пророчества о Нем относятся, таким образом, к Мессии. Они описывают как Его уничижение, так и Его величие, Его отвержение евреями, Его смирение, Его печаль и Его предсмертные страдания, Его великодушие и Его благотворительность. Они говорят о том, как Его словам не верили, как Его общественное положение было скромно, как Его скорбь была глубока, как Он открывал уста только для того, чтобы вступаться за грешников. В диаметральной противоположности со всеми случаями, когда допускались проведением страдания некоторых личностей, о коих упоминается в летописях евреев, пророчества представляют незапятнанную невинность, страждущую по определению неба, смерть, как последствие совершенного послушания, и того, который был совершенно беспорочен, носящим наказание за многих виновных, очищающим многие народы от их беззаконий и неправд силой своей жертвы, оправдывающим многих своим знанием. Эти пророчества, следовательно, как предсказания, предшествующие событию, обращают самое неверие евреев против них же, позор креста–в доказательство в пользу христианства, и дарят нас кратким изображением истины, сокращенным изложением Евангелия в некоторых самых поразительных его чертах. Простое изложение их было достаточно для обращения эфиопского евнуха, и без помощи апостола, христианство может похвалиться, в более новые времена, благороднейшим трофеем своей истины, победой, одержанной и приготовленной главнейшим образом сими пророчествами над сильно укрепившимися предрассудками и продолжительным неверием мужа гениального и знатного, который был одним из самых порочных, коварных и богатых успехами адвокатов нечестия и врагов христианской веры49.

Так писано и так надлежало Христу пострадать, согласно с Писаниями, и так Апостол свидетельствует: «Бог же, яже предвозвести усты всех пророков своих, пострадати Христу, исполни тако».

Что евреи до сих пор удерживают эти пророчества и служат орудием сохранения и распространения их по всему миру, в то время как они говорят так сильно против них самих же и свидетельствуют так ясно о Спасителе, которому надлежало наперед пострадать, а потом «войти в славу», эти факты столь же несомнительные, как и необъяснимые, и служащие подтверждением христианства до такой степени, что трудно представить себе какое-либо сильнейшее доказательство. Пророчества, как мы видели из простого исчисления немногих, свидетельствующих о страданиях Мессии, не нуждаются в пояснениях; они применяются самым ясным, простым и буквальным образом к истории страданий и смерти Христа. В свидетельстве евреев о существовании этих пророчеств задолго до христианской эры; в сохранении их без изменения по настоящий день; в рассказах евангелистов о жизни и смерти Христа; в свидетельствах языческих авторов50, которое часто было приводимо в подтверждение истины, но никогда не было опровергаемо, в доказательствах первых противников христианства, основанных на низком происхождении его Основателя, и из рода Его смерти: мы имеем теперь большую массу доказательств в действительном исполнении всех этих пророчеств, нежели было возможно представить себе, взяв во внимание такое великое расстояние времени. Но пророчества сверх того представляют нам изображение характера, как Евангелия, так и Его Основателя, и описываю как обширность Его царства, так и его страдания. Было предсказано, что Мессия откроет волю Бога человеку и учредит новую и совершенную религию: «и воздвигну им Пророка из среды братьев их, такого, как ты, и вложу слова Мои в уста его, и он будет говорить все, что Я повелю ему: а кто не послушает слов Моих, которые пророк тот будет говорить Моим именем, с того Я взыщу. Ибо дитя родилось нам; Сын дан нам. И будет царская власть на раменах Его, и нарекут имя Его: Дивный, Советник, Бог сильный, Отец вечности, Князь мира. Распространению царствия и миру не будет конца на престоле Давидовом и в царстве его, чтобы Ему уставить его и утвердить его законом и правдой отныне и на всю вечность. Ревность Иеговы воинств соделает сие. И произойдет отрасль от усеченного древа Иесеева и ветвь от корней его принесет плод, и не по взгляду очей Своих будет судить, и не по слуху ушей Своих решать дела. Но будет судить бедных по правде и дела страдальцев земли решать по истине, и жезлом уст Своих поразит землю. Я, Иегова, в правде признал тебя и держу тебя за руку, и храню тебя и наставляю тебя заветом народа, светом язычников, чтобы слепым дать зрение. Приклоните ухо ваше и придите ко мне, слушайте, и оживет ваша душа, и дам вам вечный завет, неизменные милости, обещанные Давиду. Се даю Его народам свидетелем, князем и повелителем племен, оставлю над ним одного пастыря и будет пасти их; и поставлю с ними завет мира, союз с ними будет вечный, и поставлю среди их святилище Мое навечно, и один царь будет у всех их, и не будут уже сквернить себя идолами, и у всех их будет один пастырь и они будут ходить в законах Моих, и раб Мой Давид будет начальствующим у них вечно. Вот наступают дни, говорит Иегова, когда я заключу с домом Израилевым и с домом иудиным новый завет; ибо вот завет, который Я заключу с домом Израилевым после тех дней, говорит Иегова: вложу закон мой внутрь их, и на сердце их напишу его, и буду их Богом, а они будут моим народом. И уже не будут учить друг друга, брат брата и говорить: «познайте Иегову», ибо все они будут знать меня от малого до великого, потому что Я прощу вину их, и греха их не буду помнить» 51. Будущее и совершенное откровение божественной воли, таким образом, явственно предсказано, а что эти обетованные откровения долженствовали распространиться за пределы Иудеи, были часто предвещаемо. «Мало того, что ты будешь рабом Моим в восстановлении колен иаковлевых и в возвращении спасенных сынов Израиля, но я сделаю тебя светом народов, чтобы спасение мое простерлось до концов земли52".

Многие пророчества, описывая славу царства Мессии и относясь к всемирному распространению его и в конечном восстановлении евреев, излагают и определяют в то же время свойства и благодать Евангелия; и лучшего описания, или определения и ныне невозможно было бы дать учению Христа, которое он проповедовал людям, чем те же самые пророчества, которые были даны за несколько сот лет до появления Его в мире. Евангелие, как самое имя показывает, значит радостная весть. Сам Христос приглашал утомленных и удрученных прийти к Нему для успокоения своих душ. Он был вестником мира. Он пришел, как он объявлял, принести жертву за грехи мира и открыть людям волю Божию. Он возвещал людям Евангелие о милосердии Творца. Его слово есть все еще слово примирения, Его закон есть закон любви, и все им предписываемые обязанности состоят в том, чтобы сделать человека способным к духовному и вечному блаженству. В этом, единственно, и состоит все содержание Евангелия и вся его сущность. Что более сего могло быть дано, и что менее могло требоваться? В подобных выражениях пророчества издревле описывают новый закон, которому долженствовало открыться, и пришествие Спасителя, которому надлежало явиться. » Много ликуй, дщерь Сиона, торжествуй дщерь Иерусалима: се идет тебе царь твой…53 Как прекрасны на горах ноги благовестника, объявляющего мир, благовествующего радость54. – Дух Иеговы на мне, потому что Иегова помазал Меня благовествовать страждущим, послал меня исцелить сокрушающихся в сердце, объявить пленным свободу и узникам разрушение уз, провозгласить наступление благодатного года Иеговы»55. Прочитав эти слова из закона в синагоге, Иисус сказал: «днесь сбыстся писание сие». Он был учителем правды и мира, и единственно только в нем они могли быть исполнены. Тот же характер радости, с указанием на царство Мессии, является у различных пророков. Он должен был окончить нарушение закона, положить конец греху и сделать возможным примирения за беззакония, за неправды, окропить чистой водой народ Божий, окропить многие народы, спасти их от грехов их и указать источник грехов и нарушений закона. «Оставь, беззаконник, путь свой, и человек порочный мысли свои, и обратись к Иегове, и он помилует его»56. Мессия должен был быть помазан, чтобы «утешить всех сетующих, дать им вместо пепла венец, вместо слез елей радости, вместо унылого духа ризу хвалы»57. И в Евангелии эти обетованные благословения осуществились. Мы теперь видим, то, что многие пророки и мудрые мужи тщетно желали видеть. Действительно, христианская вера неправильно была толкуема, печально искажаема, и это искажение было предметом пророчеств. Ханжество часто отнимало блеск от неё, помрачало её благость. Её любовь внушающий образ покрывался личиной суеверия, тиранства и смертоубийства. Но религия Господа Иисуса, исшедшая чисто из уст её Основателя и пера Апостолов, имеет целью водворить всемирное счастье; она с успехом стремится возвысить нравственную культуру и цивилизацию человечества; улучшить образ жизни и совершенствует природу человека. Она есть учение справедливости, совершеннейший кодекс долга, она уничтожает идолопоклонство и учит всех поклоняться одному Богу; она полна обетований для всех, послушных ей; она открывает способ примирения за неправды и беззакония и доставляет средства для достижения его; она есть благая весть для кроткого; она врачует сокрушенного сердцем и подает нам елей радости от печали и одежду радости для удрученного духом, или самую совершенную систему утешения при всех злополучиях жизни, которую человек может только себе представить. Для подтверждения всех этих пророчеств относительно её, мы не нуждаемся в свидетельстве евреев или первых христиан, или в каком бы то ни было ином свидетельстве. Это дело опыта и факта. Учение Евангелия находится в совершенном согласии с предсказаниями о нем. Если мы сравним его с какой-либо нечистой, порочной и жестокой системой религии, существовавшей в мире, когда эти пророчества были провозглашаемы, то превосходство его должно быть очевидно и несравненное превосходство его должно быть признано. Тогда поклонялись божествам, коих пороки искажали человеческую природу, и даже нечестие не могло установить сравнение между ними и Богом христиан. Идолопоклонство везде преобладало, и люди не знали высшей чести, как униженно преклоняться в обожании пред чурбанами, камнями и животными. Жертвы были повсюду приносимы и часто проливалась и человеческая кровь, когда не знали еще учения Евангелия. И нам стоит только посмотреть за пределы христианства, на землю ашантиев, Индию или Китай, чтобы увидеть самые возмутительные зрелища в религиозных обрядах и человеческих обычаях. Рассматривая превосходство христианской веры, как она была представлена в пророчествах, едва возможно не согласится с тем, что и пророчества относительно её превосходства и ею доставляемых благословений были вполне оправданы Евангелием.

Доказывая, что древние предсказания исполнились, я, в видах истины, прошу неверующего не поступаться ни одной йотой своего скептицизма во всем том, что может допускать благоразумное сомнение. Ибо есть много пророчеств, в истине которых каждый христианин может удостовериться и об исполнении которых свидетельствуют даже неверующие. Что Евангелие явилось из Иерусалима, что оно было отвергнуто большинством евреев, что ему сначала противодействовало человеческое могущество, что языческое идолопоклонство ниспроверглось перед ним, что оно уже существует многие столетия и что оно проникло во многие страны: все это ясно предсказанные и буквально исполнившиеся факты. «Много ликуй, дщерь Иерусалима, се идет царь тебе твой, правосудный и Богом хранимый, кроткий и сидящий на осле, и на жеребяти, сыне ослицы. И истреблю колесницы у Ефрема, и коней из Иерусалима, и сокрушен будет лук бранный. Он изречет мир народам; и держава его будет простираться от моря до моря, и от реки великой до пределов земли58. И будет он священным убежищем и камнем, о который преткнутся, и скалой, с которой поскользнутся оба дома израилевы, петлей и сетью для живущих в Иерусалиме. Предсташа цари земстии, и князи собрашася вкупе на Господа и на Христа его59». Подобным образом Христос часто предсказывал гонения, которые ожидали Его последователей и окончательное торжество Евангелия, вопреки всякому противодействию60. « един Иегова будет высок в оный день. И до конца исчезнут идолы. И от всех идолов ваших очищу вас. Истреблю имена идолов с земли; и они не будут упоминаемы61. Ненавидимому народами, рабу властелинов: цари увидят и встанут; князья – и поклонятся. И идут народы к свету твоему, и цари к озаряющему тебя сиянию62. Тогда увидят народы правду твою, и все цари правду твою; и будет наречено тебе новое имя. И узрят язы́цы правду твою, откроюсь тем, которые не вопрошали, буду найден теми, которые не искали Меня63. И будет в оный день к корню Иессееву, который будет стоять, как знамя народов, обратятся язычники; и дам вам завет вечный. Се, ты призовешь народ, которого ты не знал, и народ, который тебя не знал; прибежит к тебе, ради Иеговы»64.

В то время, когда пророчества были даны, в мире не было и следа того духовного царства и той чистой религии, которые ими ясно изображаются как назначенные распространиться в последующих веках, не только в тесных пределах земли иудейской и в тех странах, которые были известны пророкам, но и между языческими народами, даже до крайних концов земли. Всем теперь известны факты, что система религии, внушающая благочестие, чистоту и любовь, освобождающая человека от всех стеснительных обрядов и варварских установок, и предлагающая высочайшее из благ, возникла в земле иудейской среди народа, который считается среди народов самым себялюбивым, что обратилось даже в пословицу, и преданным мирским интересам; что, хотя и гонимая вначале, и отверженная евреями, она распространилась между многими народами и проникла к тем, которые были очень далеки от её колыбели; что она свободно приглашает разделить всех её дары и не делает никакого различия между варваром, скифом, рабом и свободными. Один из римских поэтов, живший в начале христианской веры, говорит о варварских бритах, как о народе почти совершенно отделенном от всего света; а все-таки закон, вышедший из Иерусалима, снял своим влиянием с бритов имя варваров, несмотря на то, что Британия отстоит гораздо дальше от земли иудейской, чем Рим. В нашем отдаленном «острове язычников» исполнились пророчества, что царство Мессии или знание Евангелия распространится до крайних пределов земли. И в нынешние дни мы можем смотреть от одного отдаленного острова язычников до другого, от северного до южного океанов, или от одного конца земного шара до другого, и видеть истребление идолопоклонства и уничтожение всяких варварских, жестоких обычаев, через смягчающее влияния Евангелия. Но в то время, когда никакой божественный свет не озарял мира, за исключением одной земли иудейской, где он бросал слабое мерцание; когда все окружающие её народы, в отношении познания религии, были погружены в густой мрак, грубые предрассудки и слепое идолопоклонство, когда люди делали себе богов из тленных веществ, когда смертные предавались величайшим порокам и были притеснителями своих ближних, были обоготворяемы после своей кончины, когда самые гнусные обряды совершались как религиозные священнодействия, когда самая просвещенная из всех наций на земле воздвигла алтарь «неведомому Богу» и не полагала границ числу своих божеств, когда один из величайших языческих философов и лучший из их моралистов, отчаиваясь в открытии истины средствами человеческими, мог выразить только желание получить божественное откровение, как единственный и верный путеводитель65; когда рабов было гораздо более, нежели свободных людей, даже там, где свобода преобладала, и когда не было никакой земной надежды на искупление от светского и духовного рабства; даже в такие времена глас пророчества был слышен в земле иудейской, и он возвещал о светлейшем дне, который долженствовал наступить для мира. Это был поистине свет, воссиявший в темном месте. И откуда этот свет мог изливаться, как не от неба? Мессия был обетован, князь мира должен был явиться, камень «нерукотворенный, нерукосеченный», который уничтожит все другие царства. Духовное царствование Спасителя предсказано в выражениях, которые определяют его существо и распространение, и описывают его свойства: «Вижу Его, но ныне ещё нет, зрю Его, но не близко. Будет имя Его благословенно во веки, прежде солнца пребывает имя Его и благословятся в Нем все колена земные, все язы́цы ублажат Его. И обладает от моря до моря, и от рек до конца вселенной. Проси от Меня и дам ти языки достояние твое, и одержание твое концы земли. Помянутся и обратятся ко Господу все концы земли, и поклонятся пред Ним все отечествия язык66. Но не сделаю Тебя светом народов, чтобы спасение Мое простерлось до концов земли. И явится слава Иеговы, и все вкупе плотское увидит, что уста Иеговы изрекли сие67. Обнажил Иегова Святую мышцу Свою пред глазами всех народов, и все концы земли видят спасение Бога нашего68. И раздерет на горе сей печальное покрывало, лежащее на всех племенах69. Откроюсь тем, которые не вопрошали; буду найден теми, которые не искали меня; буду говорить: «се Я! Се Я!» народу, не именовавшемуся Моим именем70. И будет в последние дни, говорят оба Исаия и Михей одними словами: «гора дому Божия поставлена во главу гор, и возвысится над холмами, и потекут на неё народы71. И будет число сынов Израилевых, как песок моря, который не измерится, и не исчислится; и будет, что на том месте, где им было сказано: «вы не мой народ», они будут названы: «сыны Бога живого»72. Когда богатство морей обратится к тебе, имение народов пойдет к тебе73. Воспой, неплодная, не рождавшая; воспой песнь и ликуй, не мучившаяся родами: ибо у отверженной будет более сынов, нежели у замужней, говорит Иегова. Распространи место кущи твоей, и да расширяют покровы жилища твоего; не держи, пусти длиннее верви твои, и колья твои утверди крепко. Ибо распространишься направо и налево, и племя твое овладеет народами, ибо супруг твой есть Творец твой; имя Его Иегова воинств; Богом всей земли называется74. «Возвеселится пустыня и сухая земля, и возрадуется страна дикая, и расцветет как нарцисс75".

Все эти пророчества относятся к распространению царства Мессии, и хотя они ясны и подробны, однако составляют только небольшое число предсказаний такого же благоприятного содержания: и нам надлежит рассмотреть не только, какая часть из них должна еще исполниться, но сколько уже исполнилось такого, чего и представить себе было невозможно и в чем вся мудрость недальновидных смертных не могла поручиться ни за одну йоту. Все они были провозглашены за многие века до существования религии, которой торжество они описывают с такой подробностью; и если мы сравним настоящее состояние какой-либо страны, в которой исповедуется Евангелие, во всей чистоте своей, состоянием в том периоде, когда солнце правды начинало всходить над ней, то мы увидим, что свет проник в область мрака, и что невежество и варварство уступило место знанию и нравственности. Вопреки всякой человеческой невероятности, всякой мудрости и могуществу, Евангелие Иисуса, распространенное сначала немногими галилейскими рыбаками, разрушило каждый языческий храм до его основания, ниспровергло перед собой всякий нечистый алтарь, вытеснило из каждого дворца и каждой хижины, до которых оно достигло, поклонение ложным богам; весь образованный мир признает власть Евангелия; оно восторжествовало вопреки преследованию, вопреки самому сильному противодействию, вопреки прямым нападениям открытых и коварным намерениям тайных врагов, – и борясь, как оно всегда боролось со всеми дурными страстями людей, которые побуждают их к сопротивлению ему и искажению его, оно торжествует в том отношении, что и настоящие дни, по миновании восемнадцати веков, подтверждают каждое древнее предсказание и удостоверяют в истине свидетельства его Основателя, «врата ада не одолеют его». Была ли возможность предвидеть, что явится такая религия, что она встретит сопротивление, затем распространится по всему миру и будет исповедуема многими народами как правило веры и как воля Бога? Как могло все это и многое другое, относительно её, быть предсказано (что, однако же, несомненная истина) за многие столетия пред тем, как явился Основатель христианства, если эти пророчества не есть свидетельство свыше, если каждое предсказание и его исполнение не есть дело Бога, а человека? Какой невдохновенный свыше смертный мог описать свойство, действие, успех и конечное торжество христианской веры, когда никто не мог и возыметь мысли о возможности её существования? Ибо язычество состояло во внешних обрядах, в жестоких жертвоприношениях и в притязаниях на таинства. Терпимость его была, в самом деле, восхваляема, и не несправедлива, ибо в религии оно терпело все, что было нелепо, нечестиво; в нравственности оно терпело все, что было нечисто и почти все, что было порочно. Но еврейские пророки, когда мир был во мраке и не мог доставить им света, чтобы вести их к такому знанию, предсказывали, что возникнет новая вера, вера, которой не было суждено похвалиться такой терпимостью, которой надлежало открыть волю Всевышнего и установить поклонение единому, живому и истинному Богу; вера, которая долженствовала состоять в нравственном повиновении, предписывать перемену жизни и чистоту сердца, уничтожить всякое жертвоприношение открытием лучшего средства для примирения за неправды, быть вразумительно для всех по простоте своих начал и не терпеть никакого рода зла; словом, вера, которая во всех отношениях противоположна язычеству, и до которой не представлялось им ничего подобного на земле. Они ничего не видели у окружающих их народов, кроме поклонения множеству божеств и идолов; если бы они прошли даже весь мир, они были бы свидетелями того же самого духовного уничижения, а, все-таки, ими было предсказано окончательное уничтожение и истребление как многобожия, так и идолопоклонства. Еврейские законы были местные, а евреи предвещали религию, долженствующую возникнуть в Иерусалиме и распространиться до крайних пределов земли. А посему совершенно невероятно, чтобы пророчества были предсказаны мудростью человеческой или исполнены могуществом человеческим; а когда оба эти чуда соединяются, то они приводят к убеждению в истине. Как предмет истории, успех христианства, по крайней мере, удивителен, а как исполнение многих пророчеств, он очевидно чудесен.

Предсказанный успех и распространение Евангелия столь же ясны в Новом Завете, как и в Ветхом. Одного примера будет достаточно: «Я видел другого ангела, летевшего посреди неба и долженствовавшего проповедовать вечное Евангелие живущим на земле, и каждой нации, и каждому племени, языку и народу». Вот слова изгнанного, заключенного на маленьком острове, с которого он не мог удалиться, и верующего в новую религию, которая была везде предметом злословия и гонения. Они были произнесены в то время, когда их истина не имела еще возможности осуществиться до такой степени, как действительно случилось в последующие дни, даже если бы все могущество человеческое соединилось для распространения, а не для уничтожения Евангелия. Распространение знаний было тогда чрезвычайно затруднительно, искусство книгопечатания было еще неизвестно, и многие страны, до которых теперь Евангелие достигло, были тогда не открыты. Хотя книги и размножились ныне более, чем в какой-нибудь прежний период истории человека, хотя торговля и достигла такого обширного размера, каким ни Тир, ни Карфаген, ни Рим не мог похвалиться, однако, повсеместное распространение книг Священного Писания превосходит как то, так и другое: они проникли в области, неизвестные никаким иным произведениям человеческого гения и даже торговле.. Пророчество бедного узника Патмоса, провозглашенное семнадцать столетий назад, теперь осуществилось на деле: итак, оно было более, чем обыкновенное видение смертного, что подтверждается проповедью вечного Евангелия живущим на земле, каждой нации, и каждому племени, и языку, и народу. Христианство исповедуется во всей Европе и Америке. Христиане находятся в каждой части света. Евангелие теперь переведено на сто пятьдесят языков и наречий, которые господствуют в странах от одного конца земли до другого, и какая иная книга с самого сотворения мира была когда-либо читаема или известна в пятой части этого пространства? Каковы бы ни были второстепенные причины, совершившие эти события, или каковы бы ни были мнения людей относительно их, предсказания, истина коих ими вполне подтверждается, должны были иметь началом своим вдохновение, ниспосланное Тем, Кто есть первая Великая Причина. Какое столь божественное доказательство могут представить в опровержение Евангелия все умствования неверия?

Очевидно, что в общем обзоре пророчеств, касающихся Иисуса Христа и христианской веры, заключаются предсказания многих учений Евангелия, которые составляют предмет чистого откровения, или которых разум сам по себе никогда не был бы в состоянии открыть, и эти-то самые учения, с которыми часто весьма неохотно соглашается самодовольство человеческой мудрости, должны быть причислены к явным признакам истины божественного откровения, ибо, если бы учения эти не заключались в Священном Писании, то пророчества относительно их не могли бы исполниться. И чем они кажутся чудеснее, тем неправдоподобнее и тем непостижимее, чтобы они были предсказаны человеком и впоследствии включены в систему религии.

Очевидно также, что есть много пророчеств, относящихся к Иисусу Христу, на которые, однако, не сделано намека в истории Его жизни. Умы Его учеников находились долго под влиянием распространенного между евреями предрассудка, происходившего от скромного Его общественного положения; они видели пророчества сквозь туман преданий, указывающих на увеличение земного могущества, которого они только и искали, и помрачали божественную природу ожидаемого царства Мессии. Только после воскресения Христа, как говорит Священное Писание, открылось у них разумение к познанию пророчеств. Но между тем, как исполнение многих из этих пророчеств оставалось, таким образом, незамеченным в Новом Завете, осуществление каждого из них и всех вместе начерчено как бы железным пером в жизни, учения и смерти Христа; и непреднамеренное, не возбуждающее подозрения доказательство, данное таким образом не прямо, но вполне, теперь гораздо сильнее, нежели оно было бы, если б ссылка на пророчества была сделана в каждом случае. Будучи свободны от предубеждений евреев, мы можем теперь соображать и сравнивать все предшествовавшие пророчества о Мессии с повествованием Нового Завета, с духом и историей христианства, и усмотреть из всего, что уже исполнилось, что первые суть копия с последних, мы вправе вывести заключение, что пророчества действительно свидетельствуют об Иисусе.

И разве по рассмотрении пророчеств нельзя утверждать, что в них предсказаны время и место рождения Христа, колено и род, из коих Он произошел, образ Его жизни, Его характер, Его чудеса, Его страдания и смерть, характер Его учения, и судьба Его религии, что она долженствовала изойти из Иерусалима, что евреи отвергнут её, что она встретит сопротивление и будет сначала гонима, что она проникнет к язычникам, что идолопоклонство уступит ей, что цари подчинятся её власти, и что она распространится между многими народами, даже до самых отдаленных концов земли.

Для чего же все эти пророчества были даны? Зачем, от призвания Авраама до настоящего времени, евреи были отделены, как особенный народ, от всех наций земли? Для чего от века Моисеева до века Малахии, в течение тысячи лет, являлся целый ряд пророков, которые все свидетельствовали о Спасителе, долженствовавшем прийти в мир? Для чего была книга пророчеств запечатана почти за целых четыреста лет до пришествия Христа? Почему до нынешнего дня существуют неопровержимые доказательства древности всех этих пророчеств, через сохранение их свято в каждом веке, под присмотром и под защитой самих врагов христианства? Для чего предсказано такое множество фактов, которые применимы к Христу и к Нему только одному? Зачем, если не для того, чтобы все это могучее приготовление служило введением в Евангелие правды, и чтобы, подобно всем делам Всемогущего, Его глагол через Иисуса Христа никогда не оставался без свидетельства о Его премудрости и Его могуществе. И, если пророчества, которые свидетельствуют о Евангелии и его Основателе, представляют, несмотря на то, что здесь им сделан только краткий обзор, какие-либо следы перста Божьего, то как сильно должно быть убеждение, произведенное полным обозрением на умы тех, кои прилежно ищут в Священном Писании и видят, как ясно они свидетельствуют об Иисусе Христе.

* * *

10

Иезек. 20:24–25, Деян. 15:10. « За то, что они постановлений моих не выполняли и презрили предписания мои, и нарушали субботы мои и взоры их обращались на идолов отцов их».

18

Grotius de Verit. Pearson on Creed. Art. 2.

19

Joseph Antiq. lib. 17 c. 13 (al. 13) 18. 1.

20

Tacit Hist. lib. V. cap. 13. Suet. In Vesp. Lib. 8. c 4. Iulius Marathus, quoted by Suetonius. Lib. 2 c. 94. Ioseph de Bello, lib. 6 c. 31. (al. c. 5 § 4). Philo de Praem. Et Pen. Pp. 923–4. Clarke, etc. etc.

22

Цар. 7I:16. Псал. 81:3,4. Иер. 23: 5,–6.

25

Iustin Mart. Ap. I p. 55 ed. Thirl in Mar. 4 19 p. 713, ed Paris. Barrow.

34

40:11.

38

53:7.

40

50:7.

41

Scc Barrow on the Creed p. 19.

44

Псалмы 2. 22. 1. 6, 7, 16, 18, 35. 7. 2. 12; 69. 20, 21, 109. 2, 3, 23; 118. 12.

45

Даниил 9: 26.

47

Ис. 52:13, 15, и гл. 53.

49

Бэрнета жизнеописание графа Рочестера, стр. 70, 71.

50

Tacit Annal. Lib. 15 cap. 44.

65

Plato in Phaedone et in Alcibiade 2.

67

Исаии 49:6; 40:5.

68

Исаии 52:10; 42:4.

69

Исаии 25:7.

70

Исаии 65:1.

71

Исаии 2:2. Мих. 4:1.

73

Исаии 60:5.

74

Исаии 54:1, 3, 5.

75

Исаии 35:1.



Источник: Кейт, Александр. Доказательства истины христианской веры, основанные на буквальном исполнении пророчеств, истории евреев и открытиях новейших путешественников / [А. Кейт]; Пер. с 38-го изд. бар. Отто Эльснера. - Санкт-Петербург : тип. А. Моригеровского, 1870. - [6], II, 530 с.; 20.

Комментарии для сайта Cackle