Азбука верыПравославная библиотекаМолитваИскатель непрестанной молитвы


составитель игумен Тихон
Искатель непрестанной молитвы

Искатель непрестанной молитвы или сборник изречений и примеров из книг Свящ. Писания и сочинений богомудрых подвижников благочестия о непрестанной молитве

Содержание

Бисеры и маргариты из Слова Божия Бисеры Божии – драгие, из св. Добротолюбия: образы молитвенников Образы молитвы умной Преподобные Каллиста и Игнатия о молитве умной Иисусовой Родные нам, наши молитвенники умные, ученики Иисусовы Отца Илариона духовника Симонова Московскаго монастыря: о молитве Иисусовой Иеросхимонаха о. Ионы Симоновскаго: о молитве Иисусовой Учение преосвященного Феофана (проживающего на покое в Вышенской пустыни), о молитве умной Иисусовой и других подвижников Бисеры Божии из творений Еп. Феофана о молитве Преосв. Епископ Игнатий о молитве Иисусовой Наставление Еп. Игнатия о молитве Иисусовой для новоначальных О «Добротолюбии» или словесах и главизнах священного трезвения О молитве Иисусовой отца Авраамия (протоиерея Некрасова) Арзамасского, ученика Серафима Саровского  

 

«Праведник во веки живет» …

«О радосте наша, Серафиме преподобне! Великия твоя пустынныя подвиги и труды, и сладость учения твоего почитаем, ими же многия приходящия к тебе просвятил еси и научил еси воспевати Единосущную Троицу»

(Из канона Всем Святым, в земли Российстей просиявшим)

 

Бисеры и маргариты из Слова Божия

1. Всяк, иже призовет Имя Господне, спасется (Иоиль 2:32; Римл. 10:13).

2. Аще исповеси усты твоими Господа Иисуса, спасешися (Римл. 10:9).

3. Несть иного Имене под небесем, данного в человецах, о Нем же подобает спастися нам (Имя Господа Иисуса) (Деян. ап. 4, 10).

4. Никто же глаголет Господа Иисуса, точию Духом Святым (1 Коринф. 12:3).

5. Без Мене, глаголет Господь, не можете творити ничесоже (Иоан. 15:5).

6. Душа молящаяся… ходит в след красоты Христовы, последуя Ему с девами честными чистою мысли и поя: – «Приведутся Царю девы в след Его» (Псал. 44:15); Христа воображая и предзря, говорит: «Предзрих Господа предо мною выну, яко одесную мене есть» (Пс. 15:8); прилипляясь любовию ко Христу, взывает: «Господи, пред Тобою все желание мое» (Псал. 37:10). На Христа (умно) взирая вопиет: «Очи мои выну (всегда) ко Господу» (Пс. 24:15). Ко Христу, беседуя чистою молитвою, услаждаясь Им, весело взывает: «Да усладится Ему беседа моя, аз же возвеселюся о Господе» (Псал. 103:34) (См. Доброт. часть 2-я, Феолинта Филад. сл. ос сокров. делании, гл. 1-я стр. 50 на обор.).

7. Еже аще что просите от Отца во Имя Мое, то сотворю: да прославится Отец в Сыне.

8. Аще чесо просите во Имя Мое, Аз сотворю (Иоан. 14:13, 14).

9. Аминь, аминь, глаголю вам, яко елика аще чесо просите от Отца во Имя Мое, даст вам. Доселе не просисте ничесоже во Имя Мое: просите и приимете, да радость ваша исполнена будет (Иоан. 16:23, 24).

10.   О Имени Иисусове всяко колено поклонится небесных и земных… (Филип. 2:10).

11.   Непрестанная молитва. Бог не имать ли сотворити отмщение избранных Своих, вопиющих к Нему день и нощ (в молитвах), и долготерпя о них? Глаголю вам, яко сотворит отмщение их вскоре (Лук. 18:7-8).

12.   Непрестанно молитеся (1 Солун. 5, 17). Хощу, да молитвы творят мужие на всяком месте, воздающе преподобныя руки без гнева (в мире) и размышления (без развлечения посторонними помыслами и мечтаниями) (1 Тим. 2:8).

13.   Всякою молитвою и молением молящеся (будем) на всяко время духом, и в сие истое бдяще во всяком терпении (Филип. 6:18).

Бисеры Божии – драгие, из св. Добротолюбия: образы молитвенников

1. Был в Константинополе юноша (Георгий) лет двадцати, благообразный телом, но еще более – душею и сердцем. Познакомился он с некоторым мужем святым, иноком одной из Константинопольских обителей, и, открыв ему все тайны сердца своего, сказал, что усердно хочет спастись, и великое имеет желание оставить мир и сделаться иноком. Честный старец одобрил его намерение, преподал ему нужныя наставления и дал почитать книгу св. Марка подвижника. Юноша принял эту книгу, как из рук Божьих, в полной уверенности, что получит от нея великую себе пользу и, пришедши домой, тотчас принялся читать ее с благоговейным вниманием; прочитал всю трижды и четырежды, и после все еще не выпускал ее из рук. Он напитался из ней духовною пищею, и все еще хотел питаться. Однакоже из всего, содержащагося в той книге, он избрал себе в руководство три только главы, которыя и положил исполнять со всем вниманием неопустительно. Первая: «Если желаешь исцеления душе твоей, всяким хранением храни совесть свою чистою, чтобы она ни в чем не обличала тебя, и какие бы дела (добрыя) ни внушала она тебе делать, делай их не тяготясь и получишь пользу». Вторая: «Ищущий и чающий получить действие Св. Духа, прежде исполнения заповедей Божьих, подобен купленному рабу, который просит у господина своего себе свободы в тот самый час, как тот еще только расплачивается за него».

Третья: «Кто молится только устами, и не стяжал еще разума духовного, и не умеет молиться умно, тот подобен слепцу, который вопиял: »Сыне Давидов, помилуй мя!«. Кто же стяжал разум духовный и молится умно, тот подобен тому же слепцу, но уже исцеленному от слепоты, когда он, получив просвещение очей своих, увидел Господа, и уже не именовал Его Сыном Давидовым, а исповедал Сыном Божьим и поклонился Ему, как подобало».

Эти три главы по душе были юноше тому, и он принял извещение в сердце своем, что незаметно получит великую пользу, если будет внимать своей совести, что насладится дарами Духа Святаго и получит силу от Него, если будет хранить заповеди, и что по дару Духа Святаго сподобится того, что отверзутся очи его и он узрит Господа. Упование увидеть неизреченную красоту Господню, уязвило сердце его любовию к ней и он возимел великое желание узреть ее. И однакож он ничего особенного не делал, а только всякий вечер, отходя ко сну, не прежде возлегал на одр, как совершив молитву и поклоны, как заповедал ему старец тот. Так прошло несколько времени.

«В один вечер, когда исполнял он старцево молитвенное правило, совесть сказала ему: сотвори и еще другую такую же молитву и другие поклоны, говоря, Господи, Иисусе Христе, помилуй мя! – многократно сколько сможешь. Он охотно внял совести и усердно исполнил, что она внушала ему, веруя, что Сам Бог говорил ему через совесть. С того времени он уже никогда не возлегал на одр свой прежде, чем не исполнить всего, о чем говорила ему совесть, что он может то исполнить. Это одно и мог он делать, ибо на нем лежало управление дома одного вельможи, и днем он не имел свободного для молитвы времени; только вечером всегда уже молился он столько, сколько заставляла его совесть».

«Мало по малу начало согреваться сердце юноши и очи источать слезы умиления; творил он частыя коленопреклонения, возсылал молитвы и к Богоматери с воздыханиями и болезнию сердечною. Помышляя, что предстоит перед Господом, он мысленно припадал к пречистым ногам Его и со слезами умиления умолял Его, умилосердиться над ним, как над слепым, и даровать свет умным очам его. День ото дня росла и светлела молитва его и, углубляясь, длилась иногда до полуночи. Неподвижно стоял он тогда, как столп какой, и очей своих не обращал туда и сюда, чтобы видеть что нибудь, а стоял с великим страхом и трепетом, не дремля, не тяготясь, не унывая».

«В один вечер, когда молился он по обычаю и в уме своем говорил мысленно: «Боже, милостив буди мне грешному», внезапно осенил его умный свет Божественный. Будучи пленен таким видением, юноша забыл себя и не понимал: на земле-ли он, или на воздухе, весь мир исчез перед ним, и сам он весь изменился, быв проникнут тем Божественным действием, и исполнен слез и радости неизреченной, которая не отходила от него и тогда, когда он пришел в себя. Всю эту ночь не спал он; сон и на ум не приходил ему от сладости духовной, наполнявшей сердце его. После этого сладость умиления не отходила уже от сердца его, и отгоняла от него всякий мирской и плотский помысл: он стал ко всем вещам бесчувствен до того, что сон и пища не приходили ему на ум, и он проводил в посте и бдениях многие дни».

«Дивно и достохвально, что двадцатилетний юноша, озабоченный делами житейскими и мирскими, и кроме их ни о чем высшем не помышлявший, а только малое нечто слышавший от старца, и те три слова усвоивший из душеспасительной книги, малым тем подвигом, который нес с искреннею верою и упованием, в короткое время достиг такого совершенства духовного, что пленен был в видение умное, сподобился Божественного просвещения, и вкусил сладости духовной, облегчившей ему весь последующий путь жизни. Так-то ни юность не вредит, когда она исполнена страха и вожделения Божественного, и жизнь среди мира в самом шумном городе не помешает нам творить заповеди Божии и преуспеть в жизни духовной, если только имеем усердие» (Добротол. ч. 1, стр. 76).

Выразить нельзя сколько назидания источает опыт сей!..

2. А вот и другой, бывший с иноком, но удобоподражаемый для всех:

«Преподобный Григорий Синаит спросил Авву Максима Капсокаливота (это на Афоне): держит-ли он умную молитву? Тот отвечал: не скрою от тебя, честный отче, милости, явленной мне Богоматериею. От юности имел я великую веру к Госпоже моей Богородице и молился Ей со слезами, да даст мне благодать умной сей молитвы. Однажды пришедши во храм, по обычаю, с большим усердием и обильнейшими слезами, помолился я Ей об этом, и когда потом приступил со страхом приложиться к иконе, изображавшей лик Ея, вдруг ощутил теплоту, впадшую в перси мои и в сердце, которая не палила, но услаждала и орошала, и к умилению подвигала душу мою. С этой минуты ум мой начал непрестанно поучаться в молитве, и сердце услаждаться памятию Господа моего Иисуса и Богоматери, и никогда уже эта молитва не оскудевала в сердце моем. Я желал тогда безмолвия и уходил в пустынные места, чтобы сподобляться явленнейшаго и богатейшего плода молитвы – восхищения ума к Господу. Блаженный Григорий спросил: «а что с душею, когда приходит это восхищение?». Старец отвечал: «когда благодать Св. Духа придет в молитве и пленит ум, тогда перестает молитва (делательная, нашими усилиями творимая), потому что ум бывает тогда обладаем пришествием Св. Духа, и не может простирать сил своих, но бывает празнден, и покоряется только Духу Святому, Который, как изволит, изводит его: или в невещественный воздух Божественный (в созерцание Божества), или в другое изступительное зрение (пленение в созерцание Божественных свойств и действий промышления и искупления), или в Божественную беседу. Утешитель Дух Святый, каждому по достоинству, подает утешение, как и в какой мере хощет; Он не показывает ему что-либо обычное, но тайно научает тому, чего он прежде не видывал и не воображал никогда» (Добротол. часть 1-я, стр.130).

Этот опыт указывает, кажется, на самый надежный способ стяжания теплой молитвы, – самую молитву. Он говорит: «Молись о молитве, и дающий молитву молящемуся, даст и тебе молитву просимую». Мысль о сем св. Макария Великого: «Нудь себя на молитву, и Господь, видя усердие, с каким домогаешься ты молитвы, даст тебе молитву» (Еписк. Феофан).

3. Пример молитвенника, который представляет свят. Исаак Сирин, в 10 слове своем: «В один день, пишет он, пришел я в келию к одному брату и, по болезни своей, прилег у него, чтобы он походил за мною ради Бога, так как знакомых у меня там никого не было. И увидел я, как этот брат совершает свою молитву. Довольно времени он стихословил (читал псалтырь на распев), и вдруг оставлял правило, падал на лицо свое, и до ста, или более раз, с горячностью, какую возжигала в сердце его благодать, ударял головою в землю. После всего он вставал, лобызал крест Владычний и снова повергался на лице свое. И такой обычай соблюдал он всю жизнь, так что невозможно исчислить множество его коленопреклонений. Раз двадцать со страхом и горячностию, с любовию, растворенною благоговением, лобызал он крест и опять начинал стихословие; а иной раз, от великого возгорания помыслов распалявших его горячностию своею, когда не в силах был вынесть разжжение того пламени, препобеждаемый радостию, вскрикивал, будучи не в силах удержаться. По утру же, после первого часа, когда садился он за чтение, то делался подобен человеку плененному и, в продолжении каждой читаемой им главы, не раз падал на лице свое, и на многих стихах воздевал руки свои к небу и славословил Бога». (Смотр. Твор. св. Исаака Сирина сл. 10).

Образы молитвы умной

1. Нужда настроить уму, в час молитвы, бежать внутрь до сердца, и стоять там глухим и немым для всех помыслов.

2. Затвори ум твой во внутренней клети сердечной, и тогда насладишься покоем от злых помыслов, и вкусишь радости духовной, приносимой умною (Иисусовою) молитвою и вниманием сердечным. (Схимонах Василий спосник Поисия Величковского – архимандрита Нямецкаго).

3. Ум во время молитвы да пребывает неисходно внутрь сердца, и оттуда, то есть, из глубины сердца, да возсылает молитвы к Богу (Симеон Новый Богослов). В этом существо дела умной сердечной молитвы…

4. Св. отцы наши, слыша Слово Господа, что от сердца исходят помышления злыя: убийства, прелюбодеяния, любодеяния, татьбы, лжесвидетельства, хулы и сквернят человека, слыша также заповедь Его – очищать внутреннее скляницы, да будет и внешнее чисто, – оставили всякое иное дело, и всю ревность свою, весь подвиг свой обратили на хранение сердца, наверно зная, что этим деланием удобно стяжать и всякую другую добродетель, а без него не успеют ни в одной. Это делание некоторые из отцов назвали безмолвием сердечным, иные – вниманием, иные – трезвением, иные – хранением ума. Они все упражнялись в нем и оставили на счет его подробные наставления. Кто хочет знать о том, пусть читает: св. Марка подвижника, Иоанна Лествичника, препод. Исихия, Филофея Синайского, аввы Исаии, Варсонофия и других учителей трезвения в Добротолюбии…

5. Препод. Симеон Новый Богослов: «Затворив двери келии, сядь в безмолвном месте, в углу, прилепи к персям браду твою, стесни несколько и дыхание твое; затем отвлеки ум от всякой суетной и привременной вещи, низведи его в сердце, туда-же обращая и чувственныя очи в и внимая ему держи там ум свой, где сердце твое, там совершенно да будет и ум твой. Сначала там встретишь ты тьму и жестокость; но потом, если будешь продолжать дело такого внимания день и ночь, обретешь непрестанное веселие. Ум, подвизаясь в этом, найдет место сердечное и тогда скоро увидит там то, чего никогда не видал и не ведал, увидит себя светлым, исполненным благоразумия и рассуждения, и оттоле впредь откуда бы ни возник и не явился какой помысл, прежде чем войдет он в сердце и изобразится в нем, будет он отгонять его оттуда и потреблять Именем Иисусовым, говоря: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя! Прочее же, что обычно бывает при этом, узнаешь после, с помощию Божиею, сам своим опытом посредством внимания ума твоего, держа в сердце Иисуса, то есть, означенную молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!.

6. Действие умной (сердечной Иисусовой) молитвы в сердцах бывает двояким образом: «иногда ум предваряет прилепляясь к Господу в сердце непрестанно памятию; иногда действие молитвы, самоподвигшись предварительно огнем веселия, привлекает ум в сердце и привязывает его к призыванию Господа Иисуса и благоговейному Ему предстоянию». (Препод. Григорий Синаит). (Первая молитва есть трудовая, вторая – самодвижная. Еп. Феофан).

7. Деятельная умно-сердечная молитва совершается так: «сядь на низменном седалище (в одну пядь), низведи ум свой из головы в сердце и придержи его в нем; потом болезненно преклонившись и боля персями, раменами и выею (от напряжения мышц), взывай умно-сердечно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Удерживай при этом и дыхание, не дерзостно дыша, потому что это может разсевать мысли. Если увидишь, что возникают помыслы, не внимай им, хотя бы они были простые, добрые, а не только суетные и нечистые. Держа дыхание, сколько тебе возможно, заключая ум в сердце и призывая Господа Иисуса часто и терпеливо, ты скоро сокрушишь и истребишь их, поражая невидимо Божественным Именем». Св. Иоанн Лествичник говорит: «Иисусовым Именем бей ратников (демонов); крепче этого оружия нет другого ни на небе, ни на земле». (Препод. Григорий Синаит).

8. Надобно знать, что верный признак доброты подвига и вместе условия преуспеяния через него есть приболезненность. Не болезненно (безтрудно) шествующий не получит плода. Болезнь сердечная и телесный труд приводят в явление дар Духа Святаго. В небрежении и расслаблении делающие (Иисусову молитву), трудятся будто и много, но никакого не пожинают плода, по причине безболезненности (Мф. 11:12). Если, по пророку, не сокрушаться чресла наши, изнемогши от постных трудов, и если мы не водрузим в сердце болезненных чувств сокрушения и не возболезнует, как рождающая, то не возможем родить дух спасения на земле сердца нашего.

9. Самыя слова молитвы иногда все говорили: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!». Иногда половину: «Иисусе, Сыне Божий, помилуй мя!». Последнее удобнее начинающему, по причине младенчества ума его. Говори их – или в уме только, или и звуком голоса». (Препод. Григорий Синаит).

10.   «Когда нападают помыслы и отвлекают от молитвы, сам своим оружием не борись с ними; но призывай Господа Иисуса часто и терпеливо, и отбегут». (Он же).

11.   Брат спросил авву Агафона: «что вернее телесный труд, или хранение сердца?». На это старец отвечал: «человек подобен дереву; труд телесный – листья, а хранение сердца – плод».

12.   Св. Иоанн Лествичник говорит: «Заключай дверь келии – от тела, дверь языка – от вещаний, и внутреннюю дверь (сердца) – от лукавых духов».

13.   Св. Исаак Сирин: «Потщись войти во внутреннюю сокровищницу твою, и узришь сокровище небесное. Лествица в царство оное сокрыта внутрь тебя, то есть, в сердце твоем».

14.   Препод. Никифор монах: «Если нет у тебя наставника (в умном делании), то, призвав Бога на помощь в сокрушении сердца и слезах, делай что я тебе скажу: известно, что дыхание, которым дышем, через легкия проводит воздух до сердца. И так, сядь, и собрав ум свой, вводи его сим путем дыхания внутрь, понудь его вместе с сим вдыхаемым воздухом снизойти в самое сердце, и держи его там не давая ему свободы выйти, как бы ему хотелось. Держа же его там, не оставляй его праздным, но дай ему эти вященные глаголы: Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного! И пусть он повторяет их день и ночь непрестанно. Попекись навыкнуть этому внутрь пребыванию и блюди, чтобы ум твой не скоро выходил оттуда: ибо вначале он очень будет унывать от заключения внутрь и тесноты. За то, когда навыкнет, не станет уже носиться по внешним вещам; ему там будет весело и радостно пребывать. Если ты успеешь войти в сердце тем путем, который я тебе показал, воздай благодарение Богу, прославь Его, и держись этого делания навсегда: оно научить тебя тому, о чем ты и не думал. Если-же и много потрудившись, ты не возможешь войти в страны сердца тем способом, который я тебе показал, то делай, что я тебе еще скажу и, с Божиею помощию, найдешь искомое. Известно, что словесность всякого человека (внутреннее слово, слово каким беседуем с собою), есть в персях его: ибо там, внутрь персей, когда молчат уста, говорим мы с собою и совещаемся, там молитвы творим (когда читаем их на память) и псалмопения, там ведем и всякую другую беседу с собою. Этой-то словесности, отняв от ней всякий помысл, и дай говорить непрестанно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! И понудь себя, вместо всякой иной речи, это одно всегда вопить внутри. Продержись терпеливо в этом делании только несколько времени, и тебе откроется через это вход в сердце, без всякого сомнения, как и мы сами опытом это дознали. Вместе с этим многожелательным и радостным вниманием, придет к тебе и весь лик добродетелей: любовь, радость, мир, долготерпение, кротость и проч.». (Добротолюб. ч. 2-я, стр. 39–43).

Преподобные Каллиста и Игнатия о молитве умной Иисусовой

1. Славные наставники наши и учители, с живущим в них Всесвятым Духом, премудро поучают нас, прежде всякого другого дела, Господу молиться, и от Него, без сомнения, просить себе милости, и всесвятое сладчайшее Имя Его непрестанно иметь и носить всегда, и в сердце, и в уме, и в устах, с Ним непрестанно жить, и спать, и бодрствовать, и ходить, и есть, и пить. Ибо как в то время, когда нет в нас такого призывания, стекается в нас все худое и пагубное, так и в то время, когда оно в нас есть, все сопротивное отгоняется, ничто благое не оскудевает… И так, все упование свое возложив на Господа, все тщание свое обрати на то, чтобы навыкнуть и утвердиться в этом непрестанном призывании спасительного Имени Господня, разрушительного для всякого зла, и созидательного для всякого добра.

2. Правило для этого делания следующее: «Сядь в уединенном месте и, собрав ум, введи его путем дыхания в сердце, и остановившись там вниманием, взывай непрестанно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Так делай до тех пор, пока к сердцу привьется это призывание и станет непрерывным».

3. И все св. отцы так учили: Св. Златоуст учит: «Молю вас, братие, никогда не переставать исполнять правил молитвы сей » (Иисусовой). В другом месте: «Должно всякому (иноку и даже мирянину), ест – ли он, пьет – ли, сидит – ли, служит – ли, путешествует – ли, или другое что делает, непрестанно вопить: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Да имя Господа Иисуса Христа, сходя в глубину сердечную, смирит змия пагубного, душу-же спасет и оживотворит. Пребудь же непрестанно в призывании Имени Господа Иисуса, чтобы сердце поглотило Господа, и Господь сердце, и стали сии два во едино». И еще: «Не отлучайте сердца вашего от Бога, но храните в нем всегда память Господа нашего Иисуса Христа, пока Имя Господа водрузится внутрь сердца, и ни о чем другом не помышляйте, как только о том, чтобы возвеличился в вас Христос». Св. Иоанн Лествичник также учит: «Иисусова память да соединится с дыханием твоим».

Св. Исахий Иерусалимский пишет: «Если хочешь покрыть стыдом помыслы (злые) и беспрепятственно трезвиться сердцем, молитва ко Господу Иисусу да прилепится к дыханию твоему, и в немного дней увидишь желание свое исполненным».

4. Ведомо да будет, что если мы научим ум свой вместе с дыханием сходить в сердце, то заметим также, что, сходя туда, он единичен и наг бывает, держась одной памяти и призывания Господа нашего Иисуса Христа; напротив, исходя оттуда и простираясь на внешние предметы, и нехотя разделяется на многия представления и воспоминания.

5. Заметь тщательно, что существо этого подвига (умной – сердечной молитвы) состоит в единомысленном, сердечном, чистом и непарительном призывании с верою Господа нашего Иисуса Христа.

6. Итак, хочешь ли самым делом сподобиться жизни о Христе Иисусе, потщись достигнуть того, чтобы во всякое время и всякий час, и при всяком деле, чисто и непарительно молиться Господу в сердце. Не забудь при этом, что когда по временам будет приходить тебе самоохотная, чистая молитва, ты ни под каким видом не должен разорять ее своими правилами молитвенными. Так учит препод. Филимон: «Ночью-ли, днем-ли, сподобит тебя Господь чистую и непарительную ощутить в себе молитву, оставь тогда правила свои и, сколько есть сил, простирайся прилепляться к Господу Богу, и Он просветит сердце твое в делании духовном. Когда же сподобишься неотходного пребывания молитвы в сердце, как говорит преподобный Исаак Сирин, тогда достиг ты конца всех добродетелей и стал жилищем Святаго Духа: тогда не перестанет молитва; сидишь-ли, или ходишь, ешь, или пьешь, или другое что делаешь, даже в глубоком сне – молитвенныя благовония восходить будут из сердца без труда; если и умолкнет она во сне, то внутрь тайно всегда священнодействоваться будет, не переставая».

Изволяяй, сам да прочтет, в святом Добротолюбии прочее сокровище о молитве умной Иисусовой – непрестанной.

Родные нам, наши молитвенники умные, ученики Иисусовы

1. Приснопамятный подвижник, отец Серафим, молитвенник Саровский учил так: «Истинно решившиеся служить Господу Богу должны упражняться в памяти Божией и непрестанной молитве ко Иисусу Христу, говоря умом: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! В часы же после-обеденные можно говорить сию молитву так: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, молитвами Богородицы помилуй мя грешнаго! Или же прибегать собственно к Пресвятой Богородице, моляся: Пресвятая Богородице, спаси мя грешнаго! Или же говорить поздравление ангельское: Богородице Дево, радуйся… Таковым упражнением, при охранении себя от разсеяния и при соблюдении мира совести, можно приблизиться к Богу и соединиться с Ним. Ибо, по словам св. Исаака Сирина, кроме непрестанныя молитвы мы приблизиться к Богу не можем».

2. Он же: «В церкви на молитве стоять полезно с закрытыми глазами во внутреннем внимании (Иисусовой молитве); открывать же очи разве тогда, когда уныешь, или сон будет отягощать и склонять тебя к дреманию; тогда очи обращать должно на образ и горящую пред ним свещу».

3. «Когда ум и сердце соединены будут в молитве и помыслы души не разсеяны, тогда сердце согревается теплотою духовною, в которой возсиявает свет Христов, исполняя мира и радости всего внутренняго человека» …

4. «Посему должно стараться, чтобы не предавать себя разсеянию мыслей; ибо через сие уклоняется душа от памяти Божией и любви Его, по действию диавола, как говорит св. Макарий (сл. 2, гл. 15): «все усилие у противника о том, чтобы отвлечь ум от памяти о Боге и от любви Божией"".

5. Он же: новоначальному иноку отец Серафим говорил: «За рукоделием, или где либо будучи на послушании, твори безпрестанно молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! В молитве внемли себе, то есть, ум собери и соединяй с предметом молитвы, и не устремляй ни на что другое. Когда Господь согреет сердце твое теплотою благодати Своея, тогда потечет в тебе молитва оная беспрестанно и всегда будет с тобою, наслаждая и питая тебя». (Смотри житие его).

6. Схимонах Марк Саровский, говаривал каждому монаху: «Умную молитву Иисусову твори на всяком месте навсегда». (См. житие старца).

Зри: отец Феодор Санаксарский подвижник и настоятель, всем жившим в Санаксаре, под руководством отца Феодора, заповедано было у него: «в вечеру, по отпуске церковного правила, в келии творить: триста молитв Иисусовых, и при них полтораста поклонов через десяток, то есть: десять молитв Иисусовых просто, и десять с поклонами».

Отец Феодор поучал: «Должен есть всякий человек, паче же монах, во всегдашней молитве пребывать, по апостольскому словеси: непрестанно молитеся и всегда молитеся, зане супостат ваш диавол, яко лев рыкая ходит, иский кого поглотити; сего ради, рече Господь: молитеся, да не внидите в напасть. Молитву же всегдашнюю заповедуя, Божеств. апостол разумеет умную, а не словесную токмо; ибо двойственна есть молитва: одна словесная, другая же умная. Словесная есть молитва временная, елико кто и в какое время хощет; умная же и всегда быть может, по апостольскому слову: аще ясте, аще ли пиете, аще ли ино что творите, все во славу Божию творите, то есть: на всякое время Господа Бога своего поминайте. Молитва же умная почему разумеется? Еже ум свой человеку, паче же монаху, всегда возводить к Богу и просить Его Божественныя помощи на победу супостата нашего и душевредных того страстей, добродетелей же во исполнение». (См. жите о. Феодора Санак. стр. 18, 19. Поуч.его).

Старец Дмитрий, 2-й стороитель Саровский, проводил дни в непрестанной молитве. Он учил: «Ничтоже тако досаждает бесом и опаляет их, якоже молитва Иисусова; зело бо страшна бесом молитва Иисусова… Молитвою ум очищается и светлеет, и просвещенным делается».

«Умилительна бывает для сердца вечерняя молитвенная тишина (во время правила на сон грядущим в Саровской пустыни), прерываемая неспешным возгласом: »Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй нас грешных!« Это действительно есть искренний вопль души к своему Искупителю: из глубины возвах к Тебе Господи!.. Всякий брат, при глубоком молчании, прерывающем поклоны и чтение молитвенное, творит в уме своем безмолвную молитву, с глубоким чувством умиления, взывая о помиловании к своему Господу: »Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!«. Это есть великое благо для души, когда она погружается внутрь себя, отвлекаясь от мира и приближаясь к Богу». (См. Общежит. Саровск. пустыни).

Строитель Саровский, смиренный подвиголюбивый старец отец Ефрем, живя в обители, возлюбил совершенное безмолвие. Любимое его занятие было: уединенный труд в келии, безмолвная молитва (Иисусова) и чтение духовных книг. (Там же).

Строитель Саровский, старец Пахомий, современник святителя Задонского Тихона, был точный исполнитель обетов монашеских: кроток, смиренномудр, молитвенник и постник. Он поучал: «Да будет прилежен безмолствующий в испытании совести своея, в самоукорении, смирении, в непрестанной молитве к Христу Богу, и во внимательном Богомыслии, вседневно вспоминая смерть свою, суд Христов, царство небесное и вечныя муки». (См. Общежит. Саровск. пустыни).

Старец игумен Назарий (подвижник и безмолвник Саровский) учил: «Помолимся духом, помолимся и умом». Взойдите в слова апостола Павла: «хощу рещи пять слов умом, нежели тысячу языком». Изобразить не могу, сколько мы счастливы, что сии пять слов удостоились говорить: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя!». Что за радость?!

Он же: «В келии не упускай из мысли твоей Иисусову молитву, и старайся стяжать душевное умиление сердца в тишине и глубоком молчании ума твоего. Собери разум и вся помышления твоя; стани на молитву, впери к Богу ум твой и сердце, и молися. Старайся, дабы отнюдь твои мысли не могли парить по сторонам и ничем из сего мира не занимались; в такой тишине и глубоком молчании ума твоего, стани, потупи главу, руце положи к персям, ноги соедини вместе, очи смежи и, собрав ум и сердце воедино, молися Иисусовою молитвою«…

Он же: «Если, в церкви стоя, не можешь понимать, слушая пение и чтение церковное, то с благовением тайно твори Иисусову молитву: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Старайся углубить сию молитву в душу и сердце твое. Твори оную умом и мыслию, не попускай оной на малое время удалиться из уст твоих; соединяй оную как можно с дыханием твоим».

Старец игумен Назарий был кроток и смирен и сердце его пылало любовию к Богу так, что он, ни в какое время, не переставал творить молитву Иисусову, всегда с нею перебирая в руках четки. (См. Житие его в описан. Саров. пустыни).

Иеромонах о. Илларион (духовник Саровский) сладкоглаголивый о молитве Иисусовой: «Глава и начало всем добродетелям есть молитва, по апостолу: непрестанно молитеся, еже есть призывати Имя Божие всегда, аще убо беседуем, аще сидим, аще ходим, аще делаем, аще едим, аще ино что творим, на всяко бо время и на всяком месте подобает призывать Имя Божие; сице бо потребляется искушение вражие, пишет Златоуст. Бей супостатов, глаголет Лествичник святый, Именем Иисусовым и крепче сего оружия не обрящешь ни на небе, ни на земле. Молитва есть – печали и уныния прогнание, кротости и безгневия прозябение, и радости и благодарения явление и безчисленных благ приобретение и приумножение». (См. Опис. Сар. пуст.).

Еще старец о. Илларион: «Надеюсь, что и в добродетелях благоуспеваете, а паче потому, если живете во внимании и не оставляете Иисусову молитву. Понеже она есть глава и начало всем добродетелям. И ни что же тако лукавому бесу вход загрождати обыче, якоже молитва (умная Иисусова) и моление прилежно. Свет убо в храмине от горящей свещи, свет же в уме есть молитва. Молитвою потребляется всякое искушение и смущение вражие. От молитвы рождается страх Божий, который, по писанию, есть начало премудрости. Сей страх имея, пророк восклицал: »предзрех Господа предо мною (умными очами), яко одесную мене есть, да не подвижуся.» Потом изъявляя от оного пользу, с похвалою глаголет: Блажен муж бояйся Господа, в заповедях Его восхощет зело, – обаче близ боящихся Его, спасение Его. Страх Божий есть отец вниманию (умной сердечной молитве), а внимание – матерь внутренняго покоя. Внимающие своему спасению (умные делатели), не внимают недостаткам ближних. Таковые и успевают… О безмолвии же сказано: «О, безмолвие, колесница, везущая на небеса! Начало очищения души – безмолвие о Господе! (упражнение в молитве умной Иисусовой) … Ухо безмолствующаго (умного молитвенника) слышит дивная!.."". (Из письма к настоят. Кадомск. жен. монаст.. Описание Кадом. монаст. стр.45, 46).

Богомолец св. Киево-Печерской Лавры, иеросхимонах о. Парфений:

1. В одном из своих молитвенных песнопений вопиет к Богу Духу Святому: «Неописанный Параклите, от Отца исходяй и в Сыне пребываяй! Установи во мне храм Своему Величеству!».

2. Св. Парфений говорил: «В начале моего жития (в монастыре) я вовсе не раздумывал о подвигах монашеских, о том, чтобы установить себе такое или другое правило, избрать такой или другой образ жизни, я думал только о том, как бы молиться – да молиться непрестанно и трудиться, сколько сил есть, слушать во всем, как Бога, начальника, никого не оскорбить и не осудить, да мне и некогда было смотреть за поступками других, я только себя знал». (См. Житие его).

3. Богомолец отец Парфений говорил: «Всякому хотящему спастися, надо всем сердцем взыскать Господа; а взыскать Его можно только прилежным и докучным к Нему молением. Ты только молись, проси от всей души Господа, чтобы он не оставил тебя, а Он вразумит, наставит и от греха сохранит тебя, а сам по себе ничего не сделаешь: «без Бога ни до порога"".

4. Приобретение истиннаго молитвенного духа составляло главнейший подвиг блаженного отца Парфения, и он стяжал сей благодатный дух в высшей степени. Молитва, по словам его, обратилась для него в такую потребность, как пища или питие, или же сделалась у него, по его выражению, как бы болячкою вросшею в сердце. Она сама собою при внешних даже развлечениях и даже во сне в нем действовала. Он сам видел однажды, в полусонном видении, свое сердце, объятое пламенем. Это символ непрестанной молитвы, в которой сердце его непрестанно возносилось горе – к Богу.

5. Молитвенная беседа с Богом была для отца Парфения предвкушением блаженства небеснаго. Вот что говорит он о правиле своем келейном: (изложив молитвословия свои) паче меда и сота сия молитва мне приятна – она мне охотна, помогательна, спасительна и врагов отгнательна. Я на Богоматерь тако надеюсь, яко на каменную гору: понеже я Богом о Ней тако уверен, что от Адама и до скончания века не будет таких людей, лишенных вечной славы наслаждения, кои по Бозе на Нее уповали и надеялись частым своим воплем и докучанием к Ней, хотя бы и мне из них кто подобен был грешник и беззаконник. Ей вся предана от Сына Ея; Она же милосердна и человеколюбива и незлобива. Ея ради и меня Прелюбезный мой Иисус Христос Господь приимет в вечныя свои обители, за излиянную свою кровь. Будет-ли тако?! – Ей, будет по сердцу моему!

6. Зри: «отец Парфений девственник питал особенную, чрезвычайную, самую умилительную и, можно сказать, нежную детскую любовь и преданность к Пресвятой Матери Божией, и не находил довольно слов, чтобы выразить и Ея любовь к людям, и свою к Ней. Тоже внушал он и всем просившим у него наставлений особенно ученикам своим монахам. Миро излиянное было для него имя Богородицы, Иисусе и Марие! Вы бо радосте моя! Повторял он часто в святом упоении благодатной любви к Сладчайшему Спасителю и Преблагославенной Матери Его…».

7. К чтению псалтыри о. Парфений прибавлял между кафизмами и словами архангельское приветствие Богородицы и от полноты души составлял молитвенныя к Ней воззвания, исполненныя любви и упования: «Возлюбленная Богу Отцу Дщерь, безмужняя Еммануила Мати, Кристалловидная Параклита (Духа Св.), Невесто и вместилище всякия святыни, радоватися Тебе о Господе!.. О, святоглаголивая Горлице, высшая небес Владычице, и чистейшая светлостей солнечных, белолилейный Творца Ковчеже, молниелучный Христа Сосуде, орошенная духом росоносным и воспитанная от ангела манною, получившая благодать свыше и превосходящая всех тварей, дражайшая моя Покровительнице, умилосердися надо мною – бедным иноком! Недомыслимаго слова Престоле и неизследимаго Жениха Чертоже, благодатное гнездо Орла Небесного и зерцало Христовым Таинствам, красото безплотным ангелом и похвало Божьим угодником, желанная моя Защитница и Помогательница, не отринь просьбы моей в крайней нужде! Нетленная Родительница Владычня и браку не причастная, и не искусомужная Царице, несгораемая свеща мирови и слепотствующим светящая, всепетая Мати – Утешительница и Спасительница, спаси меня от неприязни в пагубной сей суете! Архангельский Гавриилов глас вопию Ти, увенчанная Троицею, пронареченная Отроковице, между-же Богом и людьми посредниецею обретаешися, Царюющая радуйся, с Тобою Господь, и торжествуй, сподобившаяся быть Материю Владыки – Мессии. Общий ангеле наш еси Дево, и скоропослушливая в призывании. Полезному же прошению помощи можеши, поручница ми и жития исправительница буди. Не хощу бо более ничего, ниже дневнаго пропитания, а единаго точию желаю: даждь ми возлюбити всем сердцем Сына Твоего, Господа и Бога нашего Иисуса Христа, и Твоим Матерним ходатайством получити наследие жизни вечной, стяженной нам честною кровию Его».

8. Зри: «Однажды размышляя, с некоторым сомнением о читанном им где-то, что Пресвятая Дева была первою инокинею на земле, отец Парфений задремал, и видит от св. ворот Лавры Печерской идущую, в сопровождении многочисленного сонма иноков, величественную монахиню в мантии, с жезлом в руках. Приблизившись к нему, Она сказала: »Парфений, я монахиня!«. Отец Парфений пробудился и с той поры с сердечным убеждением именовал Пресвятую Богородицу Пещеро-Лаврской Игуменией. Под внешним образом монашества, старец конечно разумел монашество внутреннее, девственную, молитвенную, смиренную жизнь Пренепорочной Девы».

9. Однажды о. Парфений в благоговейном чувстве пламенной любви Божией долго повторял в себе молитву: «Иисусе живи во мне, и мне даждь в Тебе жити» и услышал тихий и сладкий глас: «Ядый Мою плоть, и пияй Мою кровь, во Мне пребывает и Аз в нем». (Евангелие – матерь всех книг; она молитва над молитвами)…

10.   Отец Парфений учил: «Уединение и молитва выше всякого блага».

11.   Он-же: «Стяжавший молитву (умную непрерывную в сердце) не имеет времени подумать о чем либо земном, ему тяжелы беседы и видение людей и все отвлекающее его от Бога».

12.   Он-же: «Истинную молитву стяжать неизреченно трудно. Не раз душа, за подвиг сей, приблизится к вратам смертным. Но кто уже сподобится стяжать ее (истинную молитву), у того она как болячка вростет в сердце, и ни что не измет ее».

13.   Он-же: «Для истиннаго монаха не существует ни кто и ни что на земле. Его радость и наслаждение непрестанная молитва. Крепко молись, не жалей себя».

14.   Он-же: «Монаху самый верный путь ко спасению уединение и в нем непрестанная молитва. Без молитвы нельзя снести уединения, без уединения нельзя стяжать молитвы, без молитвы никогда не соединиться с Богом, а без сего соединения сомнительно спасение».

15.   Он-же: «Молитва истинная есть та, которая вросла в душу и совершается духом. Для стяжания ея, великий потребен подвиг умственный и телесный». (См. жизнь старца иеросх. Парфения Киевскаго).

Отца Илариона духовника Симонова Московскаго монастыря: о молитве Иисусовой

Никто не заставал о. Илариона без занятия, но находил непременно, или пишущим и обложенным книгами и тетрадями, или сидящим среди келии с четками в руках и предавшимся внутренней Иисусовой молитве. Касательно сей молитвы он говаривал обыкновенно так: «я не искусен и малоопытен во внутренней молитве; но если усердно желаешь научиться, то св. отцы учат сему следующим образом: старайся как можно более, или даже непрестанно при всех занятиях творить Иисусову молитву, произнося тихо: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий помилуй мя грешнаго! Когда же утомятся уста, произноси ее умом и старайся отгонять помыслы и внимать тому, что ты произносишь. По времени Бог поможет тебе достигнуть и того, что само сердце твое будет творить молитву самодейственно, по писанию: сердце мое бдить». И как было (и есть) плодоносно это простосердечное его учение! (См. житие о. Илариона, жур. Странник. 1863 г. апрель).

Иеросхимонаха о. Ионы Симоновскаго: о молитве Иисусовой

1. Во время пустыно-жительства в лесу, Отец Иона, при непрестанной умной молитве, по руководству своего старца иеросхимонаха Алексия (Адриана), занимался рукоделием: делал ложки, чашки и ковши, променивая их на хлеб.

2. Наученный своим старцем сердечно молиться о имени Иисуса Христа, о. Иона и сам бывал многократным зрителем высокой молитвы в старце своем Алексие (Андриане). Однажды, например, (разсказывал о. Иона), мы, живя в Брянском лесу, пошли с молитвою в глубь того леса для собирания грибов; это было в ненастную погоду. Старец мой шел босой. Следуя за ним, я увидел кровавые следы не тропинке, по которой мы пробирались. Заметив, что эта кровь из ног моего старца, изъязвленных сучками и камешками, я остановил его и хотел подать ему помощь. Но старец при этом сказал: «смотри, не сказывай ни кому, а сам знай, что внутренняя сладость сердечной молитвы не допускают чувствовать наружную боль». При этих словах я увидел на лице старца, (говорил о. Иона), тихое спокойствие и умилительную радость.

3. Живя в Симоновом монастыре, отец Иона любил ходить к службам церковным, где представлял образец глубокого благоговения и усердной молитвы в назидание братии, которые все были духовными его детьми. Келейное же его занятие большею частию состояло в том, что он безмолвно сиживал на своем одре, завешанный со всех сторон ветхим холстом, и глубокопреданный внутренней молитве, держал постоянно шерстяныя четки в руках и непрерывно повторял Иисусову молитву, сердцем и устами… На вопрос: что ты, отче, делаешь? Он простосердечно отвечал: «узлы на четках считаю». Для чего занавесился этими лохмотьями? «Для того, чтобы не подать соблазна живущим со мною».

4. Перед концем своей жизни о. Иона пребывал в невозмущаемом внутреннем безмолвии и сердечной молитве, не выходя из келии своей никуда, кроме церкви.

5. Одновременно с о. Ионою в Симонове жил старец схимонах Павел, бывший ученик архимандрита Паисия Величковскаго (благодатного молитвенника Иисусова). По болезни ног, старец, более семи лет, лежал постоянно на одре и с благодарением нес крест свой. Один, ищущий назидания, сподобился посетить болящего сего старца, который на прошение сообщить что либо из нравственных правил христианской жизни, с любовию отвечал так: «сколько возможно возбуждай в себе любовь к ближним, и имей простое око… К сему руководствует уединение и себе внимание, соединенное с Иисусовою молитвою, которая всему глава». (См. жур. Стран. 1885 г. авг. месяц).

Учение преосвященного Феофана (проживающего на покое в Вышенской пустыни), о молитве умной Иисусовой и других подвижников

1. Все мы молимся, но есть молитва, которая сама молится, и увлекает вслед за собою всего внутренняго человека. Кто это испытывает, тот только и знает: что есть молитва. (Толк. псл. 118 ст. 2).

2. Еще для первых учеников св. Антония положено было правилом заучивать на память несколько псалмов, тотчас по приходе их в пустыню. Потом внушалось: когда ты в келии не занят, или идешь куда нибудь, то перечитывай на память заученные псалмы. Это называлось поучение. У нас в славянских отеческих книгах, часто читается заповедь: «имый сокровенное поучение». Это значит: собери внимание и повторяй непрестанно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! (Толк. псал. 118 ст.16).

3. Се возжелах заповеди Твоя: в правде Твоей живи мя… Представляю то, что от меня требуется, всей душой желаю и ищу, даруй же и Ты, Господи, мне то, что зависит от благодати Твоей – оживи мя… Ими же веси судьбами спаси мя!.. Желаю, ищу, но оживить меня силен только Ты, Господи, правдою Твоею. «В обычных опытах благочестной жизни до очевидности оправдывается это над навыком молитвы Иисусовой. Мало в ней слов, но они совмещают все… Изстари признано, что навыкнуть молиться этою молитвою, можешь заменить ею все молитвословия. И есть-ли кто из ревнующих о спасении, кто не был-бы знаком с этим деланием!.. Велика сила этой молитвы, по изображению св. отцев; а между тем, на деле видим, что не все, имеющие навык к ней, причастны этой силе, не все вкушают от плодов ея. От чего это? Оттого, что сами хотят забрать в свое владение то, что принадлежит дарованию Божию, и есть дело благодати Господней. Начать повторять эту молитву: утром, вечером, ходя и лежа, за делом и на досуге, – есть наше дело: на это не требуется особой помощи Божией. Трудясь все в том-же порядке, можно самому дойти до того, что язык и без вашего сознания, все будет повторять эту молитву. Может последовать за этим и некое умирение помыслов и даже своего рода сердечная теплота; но все это будет, как замечает в Добротолюбии инок Никифор, дело и плод наших усилий. Остановиться на этом, значит тоже, что удовольствоваться умением попугая произносить известные слова, даже такия, как «Господи помилуй». Плод от этого такой: будешь думать, что имеешь, тогда как ровно ничего не имеешь. Это и случается с теми, у кого, во время навыкновения этой молитве, поколику то зависит от нас, не раскрывается сознание того, в чем существо ея. Не сознавая же того, они довольствуются указанными естественными начатками действий ея и прекращают искание. Но у кого сознание то – раскроется, тот не прекратит искания, а видя, что сколько ни усиливается действовать по старческим указаниям, всеожидаемого плода не обнаруживается, пресекает всякое ожидание плода от одного своего усилия, и все упование возлагает на Бога. Когда это образуется, тогда открывается возможность и благодатному воздействию: приходит благодать в момент ей одной ведомый, и прививает молитву Иисусову к сердцу. Тогда, как говорят старцы, все тоже будет по внешнему порядку, но не то же по внутренней силе». (Толк. 118 псал. ст. 40).

4. Иной скажет: «Вот я и молюсь, а страсти все же одолевают меня!». Молитва молитве рознь. Настоящая молитва никогда не даст в обиду… Она никак не допустит, чтобы занятый ею был одолен страстями… Настоящая молитва, по словам св. Иоанна Колова, вот на что похожа: «сижу я, говорит он, под деревом и вижу, что издали подходят звери. Не имея сил бороться с ними, я влезаю на дерево. Подойдут звери, постоят-постоят и отойдут. Это влезание на дерево есть предание себя молитве, в часы приближения страстных искушений». (Толк. 118 псал. ст. 117).

5. Епископ Феофан о молитве: «Сначала ум с напряжением молится, нудит себя на молитву силою воли. И это, конечно, есть умная молитва. Умная молитва понемногу согревает сердце и вводит его в другую молитву умно-сердечную. Сердце, навыкнув молиться под действием ума и согревшись, само начинает подвигаться на молитву и увлекает в нее ум. Эта сердечная молитва – настоящая молитва, как ей следует быть, – молитва объемлющая все существо человека, ибо где сердце, там и весь человек. Это состояние обнаруживается тяготением внутрь, бывающим во время молитвы, чтения, размышления, и даже без всего этого, так за делом каким. Последнее выше перваго». (Толк. 118 псал. ст. 171).

6. Епископ Феофан: «Существо жизни христианской (а там паче иноческой) состоит в том, чтобы стать умом в сердце, пред Богом, в Господе Иисусе Христе благодатию Св. Духа».

7. Он же: «Иной годы, иной десятки годов проводит трудясь, пока успеет стать в сердце. Господь подает это установление, но без искания и усилия не подает. Видит искание усердное и труд болезненный, и томление жаждущего сердца, сжаливается и подает чаемое благо. Почему Он так делает, Ему Единому ведомо!.. В сокровищницу Божию нельзя вводить, не испытав верности вводимого».

8. Он-же: «Счастливый искатель находит сердце, и устанавливается в нем умом своим перед Господом, и стоит перед Ним неотходно, как верноподданный пред царем».

9. Он-же: «Умная молитва состоит в том, чтобы умом в сердце предстоять пред Богом, или просто, или изъявлением прошений, благодарения и славословия».

10.   Он-же: «Необходимо всячески напрягаться умом не отходить от Бога, удерживая память о Нем, даже при обычных занятиях; иначе сказать: стараться ходить в присутствии Божием».

11.   Он-же: «Умная молитва бывает: или трудовая, когда человек сам напрягается на нее, и самодвижная, когда она сама собою стоит и действует».

12.   Епископ Феофан: «В умном предстоянии Богу – трудовом или самодвижном, надобно быть в том убеждении, что Бог Вездесущий есть и в нас, зрит нас и внимает нам».

13.   Он-же: «Надобно ум соединить с сердцем. Как же это? Навыкни умом в сердце молиться: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!».

14.   Он-же: «Совершение умной молитвы к Господу Спасителю состоит в следующем: стань умом и вниманием в сердце, и возставив убеждение, что Господь близ и внимает, взывай к Нему умиленно: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! И делай это непрестанно и в церкви, и дома, на пути, и за делом, и за столом, и в постели, словом с той минуты, как откроешь глаза, до той, когда закроешь их». (См. письма о духов. жизни Еп. Феофана).

15.   Он-же: «Что такое умная молитва? Непрестанное обращение ума к Господу в сердце, или непрестанное предстояние Господу умом в сердце, с воззваниями к Нему, или без воззваний, с одними чувствами преданности и сокрушенным преподанием к Нему в сердце. Для навыка в этом самопринудительном молитвенном труде, опытные молитвенники избрали одну молитву к Господу Спасителю, и установили правила, как ее совершать, чтобы с помощью ея развить в себе своеличную молитву. Дело это просто: стань умом в сердце пред Господом, и молись Ему: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Так дома пред молитвословием, в промежутках молитвословия, и в конце, так и в церкви, так и весь день, чтобы все моменты дня наполнить молитвою».

16.   Он-же: «Эта спасительная молитва сначала обыкновенно бывает трудовая делательная. Но если не полениться кто потрудиться над нею, она станет и самодвижною, сама будет твориться, словно ручеек журчащий в сердце». (Слова старца о. Парфения Киевского).

17.   «Это благо великое, и потрудиться стоит, чтобы достигнуть его. Труженики, преуспевшие в молитве, указывают для этого не многотрудное молитвенное упражнение, именно: прежде или после молитвенного правила утренняго, или вечерняго (церковного), а то и днем, определи несколько времени на совершение этой одной молитвы, и совершай ее так: «сядь, а лучше стой молитвенно, сосредоточься вниманием в сердце пред Господом, воздвигнув убеждение, что Он тут и внимает тебе, и взывай к Нему: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! И клади поклоны, если есть охота, поясные и земные. Так делать четверть часа, полчаса, больше или меньше, как тебе удобнее. Чем усерднее потрудишься, тем скорее молитва эта привьется к сердцу. Лучше взяться за дело поревностнее и не отступать, пока не достигнешь желаемого, или пока эта молитва не начнет сама двигаться в сердце; после того только поддерживай"".

18.   Епископ Феофан: «Чем более внедряется в сердце молитва Иисусова, тем более согревается сердце и тем самодвижнее становится молитва, так что огнь жизни духовной возгорается… и горение ея становится непрестанным, вместе с тем как молитва Иисусова займет все сердце и станет непрестанно движущеюся». (См. письмо о духов. жизни).

19.   Он же: «Самый простой закон для молитвы, ничего не воображать, а собравшись умом в сердце, стать в убеждение, что Бог близ, видит и внимает, и в этом убеждении припадать к Нему, страшному в величии и близкому в благоснисхождении к нам». (Там же).

20.   «Внимай себе тщательно, рачитель Божьяго дела, пишет преп. Григорий Синаит, и разумно совершай дело свое. Если увидишь свет, или огонь, вне себя или внутри, или образ какой, Христа например, или ангела, или кого иного, не принимай того, чтобы не потерпеть вреда. И уму своему не попускай строить в тебе такие образы: это внешнее дело и ведет к прелести. И если заметишь, что будто тянет кто ум твой к таким внешним воображениям, не поддавайся, держась внутрь, и совершай дело внимания к Богу без всяких образов». (Письм. о дух. жизни Еп. Феофана).

Бисеры Божии из творений Еп. Феофана о молитве

1. Надо беду зажечь вокруг себя… Внутренность свою надобно уязвлять и тревожить, чтобы не уснуть… Что значит зажечь беду вокруг себя? Это глубокое чувство опасности своего положения и опасности крайней, от коей нет иного спасения, как в Господе Иисусе Христе… Сие чувство и будет гнать нас к Господу и заставит непрестанно вопиять: Господи, помилуй! Помоги! Защити!.. Оно было у всех святых и никогда их не оставляло. (См. письм. о христ. жизни ч. 1, стр. 5, 7, 8).

2. Трудитесь и навыкайте ходить перед Господом… Ходить перед Господом значит не отрывать от Него внимания.

3. Молитва (умная) болезненное к Богу припадание в сокрушении и смирении… Она может быть без поклонов… Например: по нужде, в присутствии других, на пути; большею же частию она неразлучна с поклонами… Поклоны – след внутренней молитвы.

4. Молитвою испрашивается и приобретается хождение пред Богом. Действие это очень просто. Стоять умно пред Богом, как стоять пред Государем, в благоговейном страхе, не отрывая от Него очей ума… в этом все…

5. С навыком ходить пред Богом начинается перечистка сердца, чувств, желании, помышлении; а до того времени в душе великая сумятица… Бывала ли у вас молитва теплая, при которой все убегало из внимания, а оставался только Господь и вопль к Нему из сердца?.. Если бывала, то это состояние есть непрестанное состояние ходящих пред Богом…

6. Молитва есть главное дело… Но не вдруг к Господу приступайте: надобно принарядиться духовно, как делают, когда идут к Царю, хоть немного подумать перед тем и о себе и о Боге… Главное же, наперед поставить себя самоуничиженно в присутствие Божие, и говорить как во уши Его, просто, по-детски…

7. Как хорошо творить поклоны, как хорошо стоять в струнку, не распуская лениво и беспечно членов, держа все их в некоем напряжении! Господи, помилуй нас!.. (См. письм. о хр. жизни).

Епископ Феофан.

1. Нам молиться надобно: «Ими же веси судьбами спаси мя!». Болезненно к Богу припадающий не бывает забыт.

2. Говорят, однообразие (даже в молитве и хождении, напр.: к службам Божиим) рождает равнодушие и холодность. Мир свое переносит и на Божие. В вещах земных однообразие точно наскучивает… В отношении к Богу совсем не то… Спросите: отчего это отцу Серафиму Саровскому и отцу Парфению Киевскому не наскучила такая однообразная и даже однообразнейшая жизнь?.. Церковь да келия, церковь да келия… а то еще и затвор!.. Господи, помилуй! Как можно убивать себя?.. А они и не думали мучить себя, а напротив блаженствовали…

3. Молитва – атмосфера (воздух окружающий), в которой жить и коею дышать мы должны.

4. Что такое разумеют под монашеством? Ряса, клобук, четки и проч., точно не Спасителем учреждены… А, сила и дух монашества указаны Им Самим, в Его собственном лице, в лице Божией Матери, Предтечи Господня, и всех, можно сказать, апостолов. «Монашество есть, с отрешением от всего непрестанное, умом и сердцем, пребывание в Боге!». Монах тот, у кого так устроено внутреннее, что только есть Бог да он, исчезающий в Боге!

5. Говорят: нет пользы от монашества?! Мало ли было и есть пользы от батюшки о. Серафима Саровского? От о. Парфения Киевского?.. и друг..

6. Чудный и праведный отец Серафим Саровский всю жизнь стоял пред Господом, и горел как свечка... Так и все другие. А разве они не были люди? И предназначение их разве было другое, чем наше?! А слово апостола непрестанно молитеся (1 Сол. 5. 17), к кому относится?.. К избранникам только, или ко всем без изъятия? Да, ко всем... Стало быть и исполнять надо сию заповедь.

7. Тихое молитвенное упование милость Божию привлекает. Ведь не вырвешь ничего из рук Божьих силою, а слезами все можно! Подай Господи! Подай Господи!.. Докучать надобно, а права нет, все милость!

8. Труд молитвенный вот в чем состоит: «умом в сердце стать пред Господом, зреть выну Господа, ходить пред лицем Его возносясь к Нему и падая пред Ним в самоуничижении непрестанно, и сидя, и ходя, и беседуя… Трудно! – Да, не легко! За то и называется сие трудом молитвенным».

9. Когда будете стоять в сердце с мыслию о Господе, тогда ум постоит-постоит, и уморится, начнет вилять туда и сюда, как бы убежать. Тогда дайте ему сладчайшее имя Господа нашего Иисуса Христа, то есть молитву Иисусову, и пусть твердит… Но при этом должно быть внутреннее благоговейное и уничиженное к Богу припадание, обращающее человека в пыль и прах перед Господом. (Читай 47 главу св. Исаака Сирина).

10.   Вы думаете, что напрасно трудитесь над молитвою Иисусовою, приходят такие мысли? Но не думаете ли вы, что в словах вся сила? Слова пособие немощному уму, который неохотно стоит на одном месте и на одном предмете. А существо сего дела: умное стояние пред лицем Господа, со страхом и трепетом, непрестанное, неотходное, сопровождаемое теплотою сердца, стягивающею во едино все мысли и чувства, и расположения. Когда у вас тепло на сердце, есть благоговение, ум зрит Господа, это и есть существо дела… Облекитесь в форму слова, это состояние и будет: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!.. И обратно: когда нет умнаго предстояния пред лицем Господа, молитва Иисусова будет воспроизводить его; только со вниманием, с мыслию и сознанием надобно произносить ее.

11.   Можно, если хотите, читать молитву: «Богородице, Дево, радуйся…» или «Отче наш…». И отцы так делали, не все одну молитву творили. У преподобного Иоанникия Великаго было: «упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святый…». А потом всеми признана молитва Иисусова, по чину Марии, у ног Спасителя приседящей, в чем единое на потребу. (Смотри письма Еписк. Феофана о Христ. жизни ч. 1-я).

Епископ Феофан о молитве:

1. «Трудитесь (в молитве), но не думайте, что сами что можете; а с сокрушением взывайте: Господи, помоги! Господи, зажги! Один старец два года умолял Пречистую Богородицу, и даровала ему огонь, и стало, говорит, хорошо! И вы трудитесь и молитесь, то есть, ищите, как установиться в сердце. И Господь, видя труд ваш, и то, что вы искренно желаете сего блага, подаст вам благодать горния сердечнаго. Это ведь и значит: в сердце стоять… Матерь Божия вам помошница… Батюшка о. Серафим научит; помните, как он однажды во время обедни объят был огнем сердечным!.. Вот блаженное состояние, вот и рай!.. Ищите и обрящите, толцыте и отверзется вам…».

2. Зри особенно: «Главное надо стать умом в сердце пред Господом, и стоять пред Ним неотходно и день и ночь до конца жизни. Употреби небольшой труд, с неослабным усердием… Будет и подозрение к советующему (наставнику), и не благоволение к самому делу молитвы, хула на нее, изнеможение, желание бросить, именно потому, что мудрено. Опасно! Не слушай! Держи свое дело… Враг паче всего всеяет хулу на сию молитву (умную Иисусову). Ибо тогда огонь палит его и отгоняет; ему приступа нет к тому лицу, в сердце которого внедрена молитва Иисусова. Сладчайшее Имя Господа непрестанно звучащее и глаголющееся в сердце, даже без твоего ведома, будет бить врага. Ибо бывает так, что душа, по небрежению и неразумию, забудется и замечтается, но опомнясь и возвратясь к себе, находит, что в сердце поется одно и тоже: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!».

3. «В терпении вашем, стяжите души ваша. В начатом деле (Иисусовой молитве), попятиться назад весьма пагубно. Не смущайтесь безуспешностью. Наше дело трудиться и искать, и гнаться; а когда дело придет, про то один Господь знает. Один старец Афонский два года докучал Матери Божией даровать ему огнь в сердце, и был услышан. Не назначай сроков, а делай и проси, чтобы дающий (Господь) молитву молящимуся, даровал и тебе ее. Ищите и обрящите!..». (См. письма о хр. жизни Епископа Феофана ч. 1-я).

Преосв. Епископ Игнатий о молитве Иисусовой

1. Собственно, молитвою, свят. отцы называют молитву Иисусову, которая произноситься так: «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!».

2. Сперва должно обучиться устно молитве Иисусовой. Подвижник переходит от устной молитвы к умной сам собой, при условии, когда устная молитва внимательна.

3. Исполняется Иисусова молитва стоя, при изнеможении же сил сидя, и даже лежа. Существенными принадлежностями этой молитвы должны быть: внимание, заключение ума в слова молитвы, крайняя неспешность при произношении ея и сокрушение духа.

4. Первоначально, положи себе хотя сто молитв Иисусовых произносить, со вниманием и неспешностью. Впоследствии, если увидишь, что можешь произнести больше, присовокупи другое сто. По времени, можешь и еще умножить число молитв. Не произноси молитв спешно, одной немедленно за другой, делай после каждой молитвы краткий отдых, и тем способствуй уму сосредоточиваться. Безостановочное произнесение молитв разсеивает ум. Переводи дыхание с осторожностью, дыши тихо и медленно, это сохраняет от разсеянности.

5. Окончив моление молитвою Иисусовою, то есть, положенное число молитв, не вдайся в разные размышления и мечтания, всегда пустыя, обольстительныя, обманчивыя, но по направлению, полученному в молитвенном подвиге, проведи время до сна. Склоняясь ко сну, повторяй молитву, засыпай с нею. Приучи себя так, чтобы, проснувшись от сна, первою твоею мыслью, первым словом и делом была молитва Иисусова.

6. Постарайся столько приучиться к молитве Иисусовой, чтобы она сделалась твоей непрестанною молитвою. (См. соч. Еп. Игнатия Брянчан. Аскетич. опыты том 4-й).

7. Епископ Игнатий: Вопрос: «Можно ли всем братиям в монастыре заниматься молитвою Иисусовою?». Ответ: «Не только можно, но и должно. При пострижении в монашество, когда новопостриженному вручаются четки, называемые при этом мечем духовным, завещавается ему непрестанно денно-нощное моление молитвою Иисусовою. Следовательно, упражнение в молитве Иисусовой есть обет монаха». Блаженный старец отец Серафим Саровский, достигший великаго преуспеяния в молитве, постоянно советовал всем инокам проводить внимательную жизнь и заниматься Иисусовою молитвою. Батюшка Серафим, говоря о молитве Иисусовой, присовокуплял: «одна внешняя молитва недостаточна. Бог внимает уму, а потому те монахи, которые не соединяют внешней молитвы со внутренней (умною Иисусовою), не суть монахи"".(См. Слово о мол. Иисусов. Еп. Игн. стр. 9 и 10).

8. Еп. Игнатий: «При упражнении молитвою Иисусовою, вполне и со всею верностию, предохраняет от прелести вид смирения, называемый плачем. Плач, есть сердечное чувство покаяния, спасительной печали о греховности и разнообразной многочисленной немощи человека. Плач, есть дух сокрушен, сердце сокрушенно и смиренно, которое Бог не уничижит (псал. 50, 19), то есть, не предаст во власть и поругание демонам».

9. «Да будет молитва наша проникнута чувством покаяния, да совокупиться она с плачем, и прелесть никогда не воздействует на нас».

10.   «Подвизающийся в безмолвии достичь чистой молитвы, должен шествовать мысленным путем молитвы со многим трепетом и плачем, с испрошением наставления у искусных, всегда плакать о своих грехах. Если диавол увидит, что подвижник живет плачевно, то не пребывает при нем, не терпя смирения, происходящего от плача» (препод. Григорий Синаит).

11.   Как предстоять на молитве? При упражнении в молитве Иисусовой мы должны предстоять пред Богом молитвою в глубочайшем благоговении, в величайшем страхе и трепете, устремляя к Нему все внимание наше… Прекрасно сказал св. Исаак Сирин: «когда предстанешь в молитве пред Бога, соделайся в помысле своем как бы муравьем, как бы пресмыкающимся по земле, как бы пиявицею, и как бы немотствующим ребенком» (сл. 49).

12.   Епископ Игнатий: «Имя Господа нашего Иисуса Христа – Божественно; сила и действие этого имени Божественны; они – всемогущи и спасительны» … «Непрестанное призывание имени Божия, говорит св. Варсонофий Великий, есть врачевание, убивающее не только страсти, но и самое действие их». (См. о мол. Иисусовой Еп. Игнатия стр. 42–89).

Наставление Еп. Игнатия о молитве Иисусовой для новоначальных

1. Св. Иоанн Лествичник советует заключить ум в слова молитвы, и сколько бы раз он ни устранился из слов, опять вводить его. Когда ум будет таким образом во внимании, тогда и сердце вступит в сочувствие уму умилением, молитва будет совершаться совокупно умом и сердцем.

2. Слова молитвы «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!» должно произносить очень неспешно, даже протяжно, чтобы ум имел возможность заключаться в слова.

3. Утешая и наставляя общежительных иноков, занимающихся монастырскими послушаниями, ободряя их к усердию и тщательности в молитвенном подвиге, св. Лествичник говорит: «от монахов, занимающихся послушаниями, Бог не требует молитвы вполне чистой от развлечения. Не унывай, будучи окрадываем разсеянностью! Благодушествуй и постоянно понуждай ум твой возвращаться к себе. Совершенная свобода от разсеянности принадлежность ангелов» (сл. 28 и 4).

4. Порабощенные страстям! Будем молиться Господу постоянно, неотступно, потому что все бесстрастные перешли такою молитвою к состоянию безстрастия из состояния страстного (св. Лествичник).

5. Если ты неослабно будешь приобучать ум твой, чтобы он никуда не удалялся из слов молитвы, то он и во время трапезования твоего будет при тебе. Если-же попущено ему тобою невозбранное скитание повсюду, то он невозможет никогда пребывать у тебя.

6. Мы, как младенцы, заботясь о качестве (не разсеянности) молитвы, будем молиться очень много. Количество служит причиною качества. Господь дает чистую молитву тому, кто молится безленостно, много и постоянно своею оскверняемою развлечением молитвой (Леств. сл.28).

7. Новоначальные иноки нуждаются в продолжительном времени для обучения молитве… Не скоро инок справится с умом своим: он не скоро приучит ум свой пребывать в словах молитвы, как бы в заключении и затворе. Отвлекаемый усвоившимися ему пристрастиями, впечатлениями, воспоминаниями, попечениями, ум новоначального непрестанно расторгает спасительные для него узы, оставляет тесный путь (молитвы), уносится на широкий… Соответственно ослаблению страстей уменьшается развлечение.

8. Непарительность (собранность), доступная человеку, даруется Богом в свое время такому подвижнику молитвы, который постоянством и усердием в подвиге докажет искренность своего желания стяжать молитву. (См. о молитве Иисусовой Еп. Игнатия Брянчанинова, стр. 90–92).

9. Он-же: «Священно-инок Дорофей, наш соотечественник, великий наставник умного делания, советует обучающемуся молитве Иисусовой сперва произносить ее гласно. Он говорит, что гласная молитва сама собою переходит в умную». (Рукоп. Цветник поуч. 30 и 32). «От молитвы гласной (Иисусовой) многой, говорит священно-инок, истекает молитва умная, а от умной молитвы является молитва сердечная. Произносить молитву Иисусову должно не громким голосом, но тихо, вслух себе одному"".

10.   «При особенном действии разсеянности, печали, уныния, лености, очень полезно совершать молитву Иисусову гласно: на гласную молитву Иисусову душа мало по малу возбуждается от тяжкого нравственного сна, в который обычно ввергают ее печаль и уныние».

11.   «Очень полезно совершать молитву Иисусову гласно, при усиленном нашествии помыслов и мечтании плотского вожделения и гнева, когда от действия их разгорячиться и закипит кровь, отымутся мир и тишина сердца». (См. слово о молитве Иисусовой Еп. Игнатия стр. 92 и 93).

12.   Он же: «Начинающему обучаться молитве Иисусовой очень вспомоществует к обучению оной ежедневное келейное правило, из известного числа земных и поясных поклонов, соответственно силам».

13.   Еп. Игнатий: «Полагаются поклоны не спешно, с чувством покаяния, и при каждом поклоне произносится молитва: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!».

14.   Правило с поклонами всего удобнее совершать, отходя ко сну: в это время можно совершать правило продолжительнее и сосредоточеннее. Но и утром, и среди дня полезно, особенно юным, полагать умеренное количество поклонов, от 12 до 20. Этими поклонами, с молитвой Иисусовою, поддерживается и укрепляется молитвенное настроение и распятие плоти, и усиливается усердие к молитвенному подвигу.

15.   «Молитва, сказал преподобный Мелетий Исповедник, – учителя не требует, но тщания, рачения и особеннаго усердия, и бывает учителем ея Бог». (Избран. классы 1848 года).

16.   Приступим (в молитве к Иисусу), как погибшие, как существенно нуждающиеся в спасении, которое даруется Богом за истинное покаяние.

17.   Новоначальные должны держаться, при упражнении молитвою Иисусовою, одного благоговейнейшаго внимания, одного заключения ума в слова молитвы, произнося слова молитвы очень не спешно, чтобы ум успевал заключаться в них и производя дыхание тихо, но свободно.

18.   Вот тебе (новоначальный) завет мой: не ищи места сердечнаго. Не усиливайся тщетно объяснить себе, что значит место сердечное; удовлетворительно (в свое время) объясняется это одним опытом. Если Богу угодно дать тебе это познание, то Он даст в свое время. Занимайся исключительно молитвою покаяния со всею тщательностью; старайся молитвою принести покаяние. (См. слова о молитве Иисусовой Еп. Игнатия стр. 94–109).

19.   Зри: «Если инок будет вести себя в монастыре, подобно страннику, не заводя знакомства внутри и вне монастыря, не ходя по братским келлиям и не принимая братию в свою келлию, не заводя в келлии никаких излишеств, не исполняя своих пожеланий, трудясь в монастырских послушаниях, со смирением и добросовестностью, прибегая часто к исповеди согрешений, повинуясь настоятелю и прочим властям монастырским безропотно, то без сомнения преуспеет в молитве Иисусовой, то есть, получит дар заниматься ею внимательно и проливать при ней слезы покаяния».

20.   Блаженный о. Серафим Саровский свидетельствовал, наученный собственным опытом, что молитва Иисусова есть бич против плоти и плотских похотений.

21.   Диавол, зная какое великое благо молитва, старается во время ея возмутить подвижника греховными, суетными помыслами и мечтаниями, чтобы отвратить его от молитвы, или молитву сделать безплодною.

22.   Некоторый старец, преуспевший в умной молитве, спросил другого инока, также занимавшагося ею: «Кто обучил тебя молитве?». Инок отвечал: «Демоны!». Старец улыбнулся и сказал: «Какой соблазн произнес ты для незнающих дела? Однако, скажи: каким образом демоны выучили тебя молитве?». Инок отвечал: «Мне попущена была тяжкая и продолжительная брань от лютых помыслов, мечтаний и ощущений, не дававших мне покоя ни днем ни ночью. Я истомился и исхудал неимоверно от тяжести этого неестественного состояния. Угнетенный натиском духов, я прибегал к молитве Иисусовой. Брань достигла такой степени, что приведения начали мелькать в воздухе, перед глазами моими чувственно. Я ощущал постоянно, что горло мое перетянуто как бы веревкой. Потом при действии самой брани, я начал чувствовать, что молитва усиливается и надежда обновляется в сердце моем. Когда же брань, делаясь легче и легче, наконец совсем утихла, внезапно появилась молитва в сердце моем сама собою.».

23.   Будем молиться постоянно, терпеливо, настойчиво, Бог, в свое время, дает благодатную чистую молитву тому, кто молится без лености и постоянно своею нечистою молитвою, кто не покидает малодушно молитвенного подвига, когда молитва долго не поддается ему.

24.   Достойно замечания то смиренное мнение о себе, которое насаждается правильною молитвою Иисусовою в делателе ея. Блаженный отец Серафим молитвенник Саровский достиг в ней величайшего преуспеяния. Однажды настоятель прислал к нему монаха, которому благословил начать пустынножитие с тем, чтобы о. Серафим наставил этого монаха пустынножитию столько, сколько сам знает этот многотрудный образ иноческого жительства. Смиренный о. Серафим, приняв инока очень приветливо, отвечал: «и сам я ничего не знаю!». При этом он повторил иноку слова Спасителя о смирении (Мф 11:29), и объяснении их св. Иоанном Лествичником (Сл. 25, гл. 4), чрез действие сердечной молитвы Иисусовой.

25.   Подвиг служения Богу – подвиг молитвы, должен быть совершаем от всей души, постоянно и непрестанно… И оставление молитвенного подвига и промежутка в нем крайне опасны. (См. о молитве Иисусовой Еписк. Игнатия Брянчанинова, – слово).

О «Добротолюбии» или словесах и главизнах священного трезвения

1. Какой человек сыщется, могущий научить нас собеседованию со Иисусом в своем сердце так, как учит Добротолюбие? Едва ли кто из самых великих мудрецов века сего может взяться за это дело. Без Бога жить скучно. Христос сказал: без Мене не можете творити ничесоже (Иоан. 15:5), следовательно, Он объявил нам свою волю: быть нам с Ним неразлучно. Поэтому св. отцы оставили нам в Добротолюбии наставления, как соединяться с Богом умом в сердце. До издания Добротолюбия (на славян. наречии) желавшие учиться Иисусовой молитве, ходили в Молдавию и Нямецкий монастырь к истинному учителю Иисусовой молитвы старцу Паисию Величковскому, и там получали наставления, и согласно с ними жили в России. Ныне же, по издании Добротолюбия, для желающих заниматься умною молитвою открылся удобный случай, потому что все козни диавола в этой книге объяснены (это говорил Соловецкий иеросхимонах Иероним). Сердечная молитва есть дар Божий, а не человеческая хитрость. Обращаясь с искусными молитвенниками, я насмотрелся, как они занимаются этим деланием. Совершенно верую и чистосердечно возвещаю, что это делание душеполезно, но только требует совершенного безмолвия. И те люди лишаются этого делания, которые вдаются в какое-либо хлопотливое занятие.

– Во-первых, как мне говорили искусные старцы, надобно устами творить молитву по четкам, например, хоть сотню раз наедине в келлии, так чтобы и мысль наша внимательно прислушивалась к словам молитвы, через что будет впечатлеваться молитва в памяти. Надобно тогда беречься от всякого помысла и мечтания; если же без помысла не возможешь исполнити сотни, то опять начни и постарайся исполнить ее без (посторонних) помыслов. Это наша азбука, с нея начинаем мы все, говорили старцы. И если кто навыкнет, может и более ста раз творить молитву, не внимая помыслам. Я послушал этих старцев, и уже с лишком сорок лет учусь умной Иисусовой молитве, и благодарю моего Господа Иисуса Христа за навык.

Зри! Упражняющийся в молитве Иисусовой не пренебрежет церковною службою. Он прежде всех спешит в церковь и последний исходит из нея. Одни самочинники пренебрегают церковною службу. Я лучше хочу сказать в церкви одно: Господи помилуй, нежели прочитать в келлии на воздух всю Псалтырь. (См. Патерик Соловецкий; Жизн. иеросхимонаха Иерон.).

2. О молитве Иисусовой. «Многие, пребывая в страстях, тщатся стяжать благодать от Иисусовой молитвы. Если в какой бочке держали деготь, согласиться ли кто и по испразднении дегтя, влить в нее благовонное масло? Так и сердце, в котором гнездились, или гнездятся еще страсти, скоро ли примет в себя благодать Св. Духа? Поэтому, постараемся прежде очистить сердце от дегтя страстей, и потом уже можем надеяться получить лучшее.

– Прежде молитвы Иисусовой подобает испросить у Бога прощение прегрешений и умертвить в себе ярость и похоть. Тогда Сам Бог будет тебе Учителем в молитве сердечной. Сердечная молитва есть дар Божий, подаваемый возлюбленным рабам Божиим; сподобляется сего один из тысящей. Мнится мне, что одна молитва Иисусова, без делания заповедей, быть не может. Как некоторые думают, что они молитвенники, и учат других молитве Иисусовой, нимало не заботясь об исполнении заповедей Господних?!

– Еще: и всесвятое Имя Его Иисус должно часто произносить устами. Писано есть: мельзи (сбивай) молоко и будет масло. То есть: поговори молитву Иисусову устами подольше, заговорит и сердце. Возлюби количество, и придет качество, то есть, после долгаго многолетняго пребывания в устной молитве стяжешь сердечную. Кто же сначала учит, или учится творить молитву в сердце, тот, видно, и устами творить ее не умеет. Божия благодать приходит незаметно. Иногда благодать дается подвижнику в начале подвига, а иногда и под конец жития.

– Не мни кто-либо, чтобы ныне не было сподобившихся дара умной молитвы. В Гороховском Николаевском монастыре жил монах о. Амвросии, бывший учеником Паисия (архимандрита) Молдавского. Амвросий, не далеко от монастыря, в селении, имел друга, художеством иконописца, именем Афанасия. Однажды, Амвросий ночевал у Афанасия, расположившись для сна во дворе. Афанасий ночью, выйдя на двор, увидел Амвросия стоящим на коленах и молящимся, и лице его сияло необыкновенным светом. Афанасий ужаснулся: когда же заметил это Амвросий, то закричал: «Не верь, не верь, это прелесть!». Потом не велел сказывать никому. Это слышал я от самого Афанасия. У Амвросия в том же монастыре был также сподвижник и ученик Паисиев, имевший не меньшую благодать.

Я знал в Москве простого мужа Гр. Фед-ча по прозванию Гончара. Он был знаком митрополиту Платону и пользовался его расположением. Однажды, между разговорами о спасении, Гончар сказал Владыке: «Научи меня молиться». Платон велел ему творить молитву Иисусову. Послушал Гончар, начал творить молитву, и потом просил у Платона дальнейших наставлений. Владыка послал его в Песношский монастырь к иеромонаху Самуилу. Пошел к нему Гончар, посоветовался и возвратился домой в крайнем молчании, оставил всю домашнюю заботу, устроил себе в доме скромный чуланец, поставил в оном образ с лампадкою, и начал безмолвствовать. В церковь ходил всегда, и был до смерти церковным старостою. За смирение и милосердие к нищим, Бог явил ему его кончину. (См. Соловец. Патерик жизнеопис. иеросхимон. Иеронима).

Делателю умной Иисусовой молитвы необходимо прочитать предостережение старца Оптинской пустыни иеросхимонаха отца Макария, помещенное в конце книги его: «Письма к монахам». Написано предостережение, как говорит старец, отнюдь не с тем, чтобы удержать и отвратить от сего делания кого-либо, в разуме и по учению св. отцев желающаго проходить умное делание. Мы радуемся о тех, которые разумно и достойно могут соединиться с Господом через сие блаженное делание; неопытным же и нудящимся к сему деланию, советуем самим читать, с должным вниманием, отеческия книги, да познают истину и прелесть, и подсады вражии и соблюдут себя от начинаний выше меры своей.

Георгий Алексеевич затворник Задонский: «Одно призывание сладчайшего Иисуса может усладить огорченное сердце и привести душу в восторг небесной радости. Мирное спокойствие снискивается в самом сердце единым именем Христовым» (См. Пис. 69, стр. 128, т. 1-й).

Зри! Св. Тихон чудотв. Задонский, иногда, глубоко проникнутый чувством умиления и сокрушения, громогласно взывал, простершись ниц: «Господи пощади! Кормилец помилуй! Потерпи, благость наша, грехам нашим! Услыши, Господи, и не погуби нас со беззаконьми нашими!» и головою ударялся о пол (См. житие св. Тихона).

Он же: жаждущему спасения св. Христов Тихон советует: «От искушений никуда не уйдешь, когда враг чего сам не может, то чрез злых людей наносит оскорбления; только лучше быть в каком нибудь монастыре (неисходно); а повсюду надобно терпеть и быть великодушну, не смотреть на то, что делают, а внимать, чему Слово Божие учит; знать келлию да церковь, и быть всегда заняту: то читать, то молиться, то делать что пристойное, и так попеременно продолжать; мало есть, мало пить, и непрестанно Иисусову молитву иметь в сердце своем: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!«(См. письма Георгия затворн. ч. 3, стр. 605).

О молитве Иисусовой отца Авраамия (протоиерея Некрасова) Арзамасского, ученика Серафима Саровского

1. Спаситель говорит: без Мене не можете творити ничесоже; поэтому, по слову апостола: непрестанно молитеся, должно и нужно тебе упражняться в умной сердечной молитве, при самых даже обыкновенных занятиях, в глубине души твоей, произнося со страхом и верою: »Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго!«.

2. Хочется тебе спастись? Непрестанно молись, и все терпи и терпи до конца; ибо точию претепревый до конца спасен будет.

3. Бесов бей нещадно именем Иисусовым, вот и будешь добр воин Христов.

4. Навыки непрестанно молиться и истинно смиряться, так как без молитвы никакой дар не стяжавается, а без смирения хоть беги из монастыря.

5. О. Авраамий: «О мире более не грусти (монах); о мире же сердечном непрестанно трости (то есть непрестанно молись)».

6. Не буди без молитвы Иисусовой ни на одну минуту. И вставая, и сидя, и ходя, и при трапезе, и при всяком занятии (рукоделии) твоем, даже во многолюдстве, отнюдь не оставляй в уме твоем сей краткой молитвы: Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешнаго! Частое и усердное, с верою и любовию, произношение сей молитвы сохранит ум твой от разсеяния и помышлений злых, и сердце – от похотей лукавых.

7. Что мне делать? спрашивал некто отца Авраамия: я еще не научился творить молитву Иисусову при занятиях, но если что читаю или пишу, то ум мой поглощается весь чтением или письмом?..

– Дабы стяжать это сокровище – дар непрестанной молитвы, отвечал старец, нужен подвиг: царствие небесное нудится и нудящие себя восхищают его; а подвизаться за тебя, кроме тебя же самого никто не может».

– Подвизаюсь, да не успеваю? Значит еще слабо внимаешь, мало подвизаешься. Усугуби твое внимание, умножь подвиг твой, и ты, с помощию Божиею, успеешь в твоем подвиге столько, что молитва Иисусова также сделается для тебя естественною, как и самое дыхание твое, без котораго существовать не можешь.

8. Если душа твоя всегда уязвлена жалом сокрушения и страхом суда будущаго, то старайся чрез тщательное упражнение в слове Божием и чрез умную молитву – этот дар Божий (т.е. дух сокрушенный) еще более приумножить в себе.

9. Против скуки и уныния есть средство: чрез умную сердечную Иисусову молитву старайся всегда быть в Боге, Который есть Источник радости и утешения.

10.   Не выроняй, ни на одно мгновение ока, из сердца твоего Пресладкаго и Всещедраго Иисуса. Без Него горько жить (См. письма о. Авраамия к духов. детям).

О. Авраамий протоиререй Арзамасский:

1. «Ума и сердца, и очей (умных) не спускай с Того, с Кем приискренне удостоился соединиться (в таинстве причащения). Бди и молись!.. Кроме трезвения и молитвы не можешь устоять в чистоте и правде. При самом трезвении и молитве берегись, чтобы не впасть тебе в самомнение и самообольщение. Возлюби смирение и самоукорение. Одно, одно нам, грешным нужно – смирение. Без сего небесного дара ни истинного покаяния нельзя принести, ни добродетели какой стяжать невозможно» (См. письма к духов. детям).

2. Он-же: «Против врагов спасения оружие твердое – молитва и пост: сей род (бесов и страстей) не исходит, по слову Спасителя, не отгоняется, не побеждается, токмо молитвою и постом. А со смирением так будь дружен, что без него отнюдь ни мысли, ни говори и не твори ничего» (Там-же).

3. Внемли себе опасно! Мысли злыя, как семя диавольское, именем Иисусовым исторгай в самом начале.

4. Имя Иисуса Христа, как бриллиант, да не угасает выну в сердце твоем. Бдительное внимание к молитве, как жемчужина, пусть будет единственным украшением души твоей.

5. Очищай свой ум и сердце, а средства к тому – внимание, молитва, воздержание.

6. Замечаешь в себе леность к молитве? Нудь себя, грози себе, устрашай себя, обнадеживай себя наградою за труд, и паче чаще рассуждай: что есть молитва? И по немногу станешь услаждаться молитвою. Не хотеть молиться, значит не хотеть быть с Богом.

7. Не теряй внимания, всегда пребудь с Господом, чрез непрестанное памятование и призывание Его Сладчайшего Имени.

8. Молиться обучай себя столь-же часто, как часто и дышишь. Я разумею внутреннюю молитву, которая всегда и везде может быть совершаема с такой же удобностию, с какою совершается в нас биение сердца (См. письма к духов. детям о. Авраамия Арзамасскаго).

О. Авраамий Арзамасский:

1. «Иисусова молитва пусть будет дыханием души твоей!.. Сладчайший Иисус да не выходит из ума и сердца твоего… Со Сладким Иисусом все для тебя будет сладко: самыя скорби покажутся тебе манною небесною… Держись умом твоим и сердцем Сладчайшего Иисуса: Он все совершит в тебе, во внутреннем твоем человеке… Обучай себя смирению и терпению… В терпении вашем стяжите души ваша… Претерпевый до конца той спасен будет… Терпение имате потребу».

2. Он-же: «Продолжай делание свое внутреннее неослабно, призывай непрестанно с верою и любовию достопоклоняемое имя Господа Иисуса».

3. Молись умом своим непрестанно и смиряйся сердцем, и Господь, действуя в нас, и еже хотети, и еже деяти, сотворит с тобою благодатный плод свой во время свое.

4. Вот твое дело: молиться, сокрушаться, смиряться, молчать и отнюдь не горячиться.

5. Уединяйся почаще в себя, в клеть твоего сердца, и там беседуй с Богом чрез умную молитву, которая такою радостию и сладостию наполнит душу твою, что ты не захочешь искать ни в чем земном себе утешения.

6. Приобучай себя посредством молитвы Иисусовой к тому, чтоб всегда быть с Господом. Нет столь твердого оружия противу врагов нашего спасения, как молитва.

7. Во внутреннем святилище души совершай выну (всегда) словесное служение посредством умной и сердечной молитвы Иисусовой, которую никто и ничто не может препятствовать произносить тебе (если конечно сам поревнуешь о сем).

8. Держись паче всего молитвы Иисусовой, и при ней строгаго внимания самому себе, в страхе Божием.

9. Предлагаю тебе совет мой: поучаться непрестанному произношению в уме и сердце Иисусовой молитвы, без которой, по свидетельству св. отцев, человек не может соединиться с Богом (из писем о. Авраамия Некрасова протоиер. Арзамасскаго его дух. детям).

О. Авраамий Некрасов протоиерей Арзамасский:

1. «Войну Царя небеснаго нужно оружие на побеждение врагов спасения. Это оружие есть – непрестанная молитва, как говорит св. апостол: непрестанно молитеся… Начни, с помощию Божиею, совершать в глубине души своей, на всяком месте, во всякое время молитву Иисусову».

2. Иноческая жизнь, по мнению одного подвижника, второе рождение; а потому будь младенцем не умом, а беззлобием и корыстию. Младенец мыслит умом своих родителей, водится их волею; и подвижник Христов – весь во Христе. Ум, чувства, правила – все Христово. Безмолвие – его услаждение. Молитва – духовное созерцание. Слово Божие – пища души его. Сладчайшая беседа с Богом, – в непрестанной молитве. Храм – единственное прибежище. Ограда обители – предел, далее котораго для крестоносца более ничего не существует. Его мир – вечность, Там Его сокровище, там Его сердце. С живущими на земле, единственная связь – теплая о них молитва. Вот что – иноческая жизнь!..

3. Если ты и в обители святой увидишь соблазны, преткновения, грехопадения, не чудись сему; ибо и на небе некогда брань была, и там был грех (падение диавола и ангелов его). Знай только самого себя, свою совесть; помни всегда Бога, молясь Ему из глубины души твоей, а все прочее оставляй вне себя, как-бы не сущее. Бес не перстов боится, а молитвы; а потому держись оной, как самого первейшаго и вернейшаго оружия на брани твоей. Молчание полюби, терпения поищи, послушание стяжи; а со смирением не только подружись, но и породнись.

4. Держись паче всего Иисусовой молитвы, и при ней строгаго внимания самому себе.

5. Без скорбей нет спасения! Отнюдь ни на минуту не оставляй оружия духовнаго – молитвы. Спаситель увещевает: Бдите и молитеся, да не внидете в напасть. Значит напасть нас постигает, когда мы не молимся (См. письма к духов. детям о. Авраамия Некрасова протоиерея Арзам. женскаго монастыря).

О. Авраамий (Некрасов) протоиерей Арзамасский:

1. «К добродетелям: чистоте и смирению потребна молитва и молитва непрестанная. Кто из св. отцев стяжал себе Христа без молитвы? Никто!.. Молитва есть семя, порождающее в нас Христа, молитва есть сила, оплодотворяющая в душах наших жизнь Христову. Без молитвы самая чистота в душах наших будет нечиста, и самое смирение в глубине душ наших без молитвы засердится…»

2. «Старайся всегда быть с Господом! А быть с Господом – это рай земной и царствие Божие… Глазам, языку, ушам воли не давай: глаза закрой, уста затвори, а уши заткни… Более всего, при умной непрестанной Иисусовой молитве, держись смиренномудрия, которое есть верное и твердое ограждение души».

3. «Терпение везде нужно, а в монастыре столь-же необходимо как воздух для того, чтобы дышать и жить».

4. Не можешь много поститься и предстоять на молитве (телесно), так упражняйся более в умной и сердечной молитве. Паче же всего храни уста свои от празднословия и осуждения, ибо ничто так не препятствует вниманию умному и теплоте сердечной, как празднословие (См. письма о. Авраамия к дух. детям).

Помощь в распознавании текстов