священник Дионисий Тацис
Изречения подвижников Греции

Содержание

Предисловие переводчика Предисловие автора I. Священные желания II. Искушения и прелесть III. Духовная жизнь IV. Молитва V. Любовь VI. Пастырство VII. Дарования VIII. Чудеса IX. Характеры старцев X. Разное Краткие биографические данные старцев  

 

Как невозможно переплыть море без корабля и ладьи, так никто не может без страха достигнуть любви. Смрадное море между нами и мысленным раем можно перейти только на ладье покаяния, на которой есть гребцы страха. Но если сии гребцы страха не правят кораблем покаяния, на котором по морю мира сего переходим к Богу, то утопаем в этом смрадном море. Покаяние есть корабль, а страх – его кормчий, любовь же – божественная пристань. Поэтому страх вводит нас на корабль покаяния, перевозит по смрадному морю жизни и путеводствует к божественной пристани, которая есть любовь. К сей пристани приходят все труждающиеся и обремененные покаянием. И когда достигнем любви, тогда достигли мы Бога, и путь наш совершен, и пришли мы к острову тамошнего мира, где Отец, Сын и Дух Святой.

Преподобный Исаак Сирин

ПРЕДИСЛОВИЕ ПЕРЕВОДЧИКА

Перед вами книга довольно известного в Греции духовного писателя – священника Дионисия Тациса. Теперь он известен и русскому читателю благодаря таким книгам, как «Поучения старцев», «Архондарик под открытым небом» и «Когда чужая боль становится своей». Надо заметить, что все книги отца Дионисия отличаются простотой и доступностью изложения. Для самого автора это является одним из важнейших принципов его творчества, адресованного простому и неискушенному большой образованностью народу.

Кроме составления сборников, один из которых вы держите в руках, о.Дионисий занимается и самостоятельным творчеством, вынося на обсуждение читателей такие насущные проблемы современной Церкви, как, например, возможность проведения серьезной христианской жизни в браке. Отражение этой проблематики мы можем увидеть в одной из глав его книги «Когда чужая боль становится своей». В настоящее время вышла в свет новая книга писателя, целиком посвященная проблеме брака. По собственному признанию отца Дионисия, она была написана в связи с бракосочетанием его старшего сына. Как отец пятерых детей и опытный пастырь, он, очевидно, имеет право сказать свое слово современному греческому обществу, которое становится все более и более безбожным. Хочется верить, что книга о браке, исполненная христианского духа и основанная на жизненном опыте, также дойдет и до русского читателя.

Своим духовным становлением отец Дионисий во многом обязан афонскому старцу Паисию (Эзнепидису), великому святому нашего времени. Волей Божией его юность проходила рядом с великим старцем. Отец Паисий вырос в горной деревушке Коница в западной части Эпира, куда после великой малоазиатской катастрофы переехала его семья. Отец Дионисий родился и вырос в Конице, и там живет со своей семьей по сей день. Когда старец Паисий вернулся с Афона в родные края для того, чтобы восстановить древний монастырь Стомион, Дионисий Тацис был еще совсем юным. Тогда и завязалась между ними духовная дружба, длившаяся много лет, до самой смерти старца в 1994 году. Отражение нежной заботы старца о духовном преуспеянии сначала юноши, а потом уже священника Дионисия мы видим во множестве писем, которые последний сохранил и опубликовал.

При чтении настоящей книги мы испытывали глубокую благодарность автору-составителю за его труд. Духовное наследие современных греческих старцев – это еще не оцененное вполне сокровище. Их слово, произнесенное для современных людей, действует на душу с неотразимой силой. Многие мучающий нас вопросы разрешаются с поразительной легкостью и простотой. Слово старцев в своей простоте подобно слову Христа. О Христе свидетельствовали, что Он говорит не так, как все люди, а со властью, так и одно слово старцев часто преображало человека. И это потому, что они говорили не от себя, а через них говорил Сам Бог.

Остается пожелать читателям вкусить духовной сладости от медоточивых уст Святой Эллады – сестры во Христе нашей Святой Руси.

Диакон Василий Петров

ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА

В 1996 году вышла в свет книга «Поучения старцев», которая с радостью и воодушевлением была принята теми, кто в шествии по настоящей жизни желает взять себе в проводники опытное слово святых, особенно же современных. Это подвигло меня на следующую попытку, плодом которой явилась настоящая книга, содержащая рассказы о чудесных случаях и изречения старцев нашего времени.

Не все люди много читают книги, особенно фолианты. Поэтому я счел своим долгом -я бы сказал, пастырским долгом – прочитать все книги о современных греческих старцах и составить для смиренных христиан душеполезную антологию. Задача оказалась нелегкой, потому что от плевел и соломы, которыми изобилуют книги о старцах, нужно было отделить чистую пшеницу. Я увидел, что многие страницы заняты преувеличениями, не только не имеющими никакой духовной ценности, но, я бы сказал, даже и умаляющими облик самих старцев. Авторы, движимые ревностью не по разуму, допустили своим перьям записать то, что подчас является плодом фантазии и сомнительного благочестия.

Христианин, имеющий доброе произволение, по достоинству оценит эту антологию, которая может принести ему великую духовную пользу: преобразить его духовно, ибо духовное преображение является обязательным условием постоянства в христианской жизни.

Наконец, хотелось бы повторить слова одного духовного чада старца Порфирия, которые я считаю полезными, потому что они объясняют с богословской точки зрения духовные дарования старцев: «Наши святые светят не своим светом, а отраженным. Обладает всем Бог. Он раздает Свои дары и украшает ими Своих избранных рабов. Дары эти могут быть отняты. В то же время они являются крестом для их обладателей. Хранение этих даров требует жизни в непрерывном трезвении, требует напряженного подвига против многочисленных искушений и испытаний, потому что справа все время подстерегает опасность падения, падения в возношение и гордость».

Священник Дионисий Тацис

I. СВЯЩЕННЫЕ ЖЕЛАНИЯ

1. Мать старца Иеронима, Елисавета, по вечерам, когда дети спали, имела обыкновение уходить в высеченную в скале комнату без окон, где было темно, и молилась там со слезами. Будущий старец, тогда десятилетний мальчик, заметил ее слезы и не мог понять их причины. Тогда мать объяснила ему, что лучшая молитва – это та, которая сопровождается слезами, и посоветовала ему, когда он подрастет, посвятить себя Богу и стать монахом. Маленький мальчик дал обещание сделать это, и хранил эти слова матери всю жизнь.

2. Старец Гервасий в возрасте тринадцати лет посетил монастырь Керница. Гладя на фрески и горя желанием посвятить себя Богу, он сказал: «Боже мой, сподоби меня прилепиться к этим стенам, чтобы тоже стать святым».

3. Старец Георгий в детстве пережил много скорбей, потому что еще в младенчестве остался сиротой. Когда умер и его дед, то, уповая на помощь Божию, он решил покинуть дом родного брата и не сказал об этом никому. Все его вещи: икона Богородицы, крест, ручная кадильница и свидетельство о рождении – помещались в одну сумку. Это было зимой. Путешествуя по Кавказу, после многочасовой ходьбы, он набрел на одну пещеру, где и заночевал. Но сильный ночной снегопад закрыл вход в нее. Он остался в одиночестве, беззащитный, изнемогший от усталости и замерзший. Услышав голоса людей, он, плача, сумел высунуть руку из пещеры. Группа погонщиков верблюдов, заметив это, освободила его и оказала ему помощь, пристроив его к одному тайному христианину.

4. На старца Иосифа чтение житий великих святых оказало такое огромное влияние, что он более не мог помышлять о чем-либо мирском. Сам он рассказывал следующее: «Я больше не мог оставаться среди городского шума. Я уезжал в окрестности Афин, иногда в одно место, иногда в другое, но больше всего бывал в Пендели. Там, насколько мне позволяли мои скудные знания о подвижнической жизни, я жил, как аскет – в посте и бдении. Ночами я поднимался на деревья, где оставался до рассвета, как столпник, стараясь подражать всем тем видам злострадания, о которых читал в житиях Отцов. Тогда я начал помышлять о пустыне и Афоне».

5. Старец Иоиль в одной из своих бесед рассказал следующее: «Когда мне было двенадцать лет, одна женщина привела меня к единственному тогда светильнику Божественного света – человеку по имени Панагулакис. Как только я завидел его небольшой скит с белыми крестами и маленькими, узкими и темными кельями, огонь воспылал в моей душе! Расширилось сердце мое от стремления к жизни, посвященной Христу, Возжигателю сердец. Этот огонь пылал в моей душе целых пять лет, все то время, которое́ я провел вместе с ним. Моя жизнь рядом с ним состояла в подвиге и чтении Отцов Церкви и аскетов пустыни».

6. Старец Иаков с малых лет любил уходить в пустынные места для молитвы. Он рассказывал: «Мне нравилось уходить из дома, за деревню, в окрестные горы, где я находил пещеры или выкапывал их сам. Там я срезал с кустов ветки и устилал ими пол, преклонял колена и молился часами, представляя, что я подвижник». Повзрослев, он думал так: «Я хотел бы поехать на Святую Землю, найти какую-нибудь пещеру и там, питаясь травками, которые я собирал бы вокруг пещеры, и утоляя жажду небольшим количеством воды, в уединении, неизвестный миру, в молитвах и молениях провести оставшееся время своей жизни, поклоняясь Богу». Но Бог изменил его планы. В 1952 году, посетив монастырь преподобного Давида, он дал обещание остаться там, потому что ему явился святой Давид и беседовал с ним.

7. В юности будущий старец Иероним чувствовал особую радость, когда уходил в уединенные церквушки, монастыри и скиты, чтобы молиться с теплотой сердечной. Часто он засыпал прямо у святого Престола. Так он подражал подвижникам, которых в тех местах было много.

8. Обращаясь к одной игуменье, старец Иосиф писал: «Когда мы пришли на Святую Гору, то не запирали себя в келье, как делают многие, но искали, плакали, кричали, не проходили мимо ни одной горы, ни одной пещеры, желая найти непрелестного путеводителя и услышать не пустые и праздные слова, а слова жизни. Мы искали душевной пользы, иначе бы эти сокровища ушли в Божии сокровищницы, потухли бы эти светильники и мы бы ходили в кромешной тьме».

9. В России после революции 1917 года многие монастыри были разорены, многие монахи претерпели пытки, а некоторые скончались от них. Подобный горький опыт пережил и старец Георгий. Согласно повествованию его жизнеописателя, однажды он был заключен в темницу и власти решили расстрелять его вместе с другими.

Их одели в белые одежды, связали им руки и повели на место казни. Их Голгофа была страшна, потому что находилась среди скал. Всю группу расстреляли. Старцу досталось три пули. Одна из них попала в медальон из слоновой кости с изображением Божией Матери. Этот образок, доставшийся ему от бабушки, старец всегда носил на груди. Вторая пуля царапнула его по шее, не причинив серьезного вреда. Третья попала по ногам и тоже не нанесла ему серьезной раны. Но поскольку отец Георгий был связан с убитыми веревкой, то упал вместе с ними на скалы. Там он потихоньку освободился и таким образом остался в живых.

10. Для победы над диаволом старец Анфим совершал великие духовные подвиги. Монахини из его монастыря передали нам то, о чем он сам им рассказывал: «Старец не поддавался нападениям диавола, но, напротив, увеличивал свои подвиги. Чудотворная икона Божией Матери, именуемая Помощница, всегда хранила его своею благодатью. Она оберегала его келью, и от нее однажды он услышал сладчайший глас: «Звери, оставьте Моего монашка». С тех пор демон уже не беспокоил его.

В другой раз, будучи еще молодым, о.Анфим испросил у духовника благословение пребывать во бдении столько, сколько будет ему по силам. И он не ложился спать на протяжении 19 дней. Во все это время раз в два дня он вкушал небольшое количество хлеба и пил только воду. Потом подвижник пришел в божественное исступление, дух его был вознесен на небо, где он слышал пение святых Ангелов. Тело свое он видел брошенным на земле. Потом отец Анфим пришел в себя и не говорил ничего, кроме «Господи, помилуй». По прошествии 19 дней он захотел спать и к нему пришел голод.

Недалеко от его кельи стояла старая маслина, в которой было огромное дупло. В нем подвижник нашел подходящее место для молитвы. Там он обретал глубокое спокойствие и тишину, особенно в летние ночи. В молитве он действительно беседовал с Богом и переносился на небо.

11. Отец старца Евсевия был очень благочестивым, поэтому он сам отвел своего четырнадцатилетнего сына в монастырь Мега Спилеон (Великая Пещера), исполняя его горячее желание стать иеромонахом. Это было в 1863 году. В возрасте 17 лет юноша был пострижен в монашество.

12. Жития святых, когда их читают со смирением и священными желаниями, создают правильный настрой у читающего. Их благотворное влияние испытал на себе и старец Филофей, когда в юности с ревностью прочитывал страницы житий и желал последовать стопам святых. Но диавол часто ополчался на него. Прежде вступления в монашество, старец переживал внутренние колебания. Он рассказывал: «Постепенно стремление к монашеской жизни меня покинуло, и я начал вожделевать жизни мира. Я желал богатства, славы, почестей, плотских и телесных наслаждений. Но благодать Божия не оставила меня и не позволила мне стать рабом мира и пленником плотских желаний».

13. Многие духовные чада старца Иоиля желали монашества, и это вызывало сопротивление их родственников. Поэтому старец часто говорил: «Я не побуждаю к этому, но и не препятствую. Я не зажигаю в них стремление к монашеству, но и не угашаю его. Не зажигаю же я его потому, что не в силах этого сделать. Такое во власти только Святого Духа. Не угашаю же этого желания потому, что этого делать нельзя. Кто я такой, чтобы гасить пламя, которое зажигает Сам Бог

II. ИСКУШЕНИЯ И ПРЕЛЕСТЬ

1. Чтобы избежать хитросплетенных сетей диавола, по словам старца Филофея, христианину нужны четыре непобедимые оружия: чувство Божественного вездеприсутствия, непрестанная молитва: «Господи Иисусе Христе, помилуй мя», смирение и чистая любовь от всего сердца.

2. В монастыре на острове Патмос был один монах по имени Антипа, который полагал, что он видел Господа. Он говорил, что Господь на протяжении трех лет диктовал ему толкование на Апокалипсис, которое он записал в книгу. Многие из важных пророчеств, по словам этого монаха, уже исполнились. Старец Даниил, побеседовав с ним, убедил его сжечь это толкование.

3. Старец Даниил многих избавил от прелести: и мирян, и монахов. Среди них был и один учитель с острова Керкира, который утверждал, что «сотрудничает» со святителем Спиридоном (мощи святителя Спиридона находятся на Керкире – Прим.пер.). Этот человек смешал христианство со спиритизмом и прелестью. Он верил в то, что может творить великие чудеса и весь мир должен говорить о нем. Лукавый дух являлся ему в образе святого Спиридона и побуждал его, кроме всего прочего, во время молитвы держать в руке зажженную свечу. Когда свеча догорала и начинала жечь руку, он убеждал не тушить ее, а терпеть, потому что это якобы мученичество. Лукавый дух внушал ему также не причащаться в Церкви, а слизывать то, что стекало с его обожженной руки, так как это якобы равно Причастию. С помощью лукавого духа несчастный даже совершал различные чудеса. Когда наконец его руки от ожогов пришли в совершенную негодность, он стал искать кого-нибудь, кто бы его спас. В поисках такого человека он дошел до Катунак, где старец Даниил помог ему отличить чудеса Божий от чудес диавола, и таким образом освободил его от сатанинского рабства.

4. Старец Даниил говорил: «Легко покаяться грешнику, но не человеку, который находится в прелести, если только диавол не будет изобличен. Диавол, если его обличат, сразу убегает».

5. Старец Филофей с детства питал к Церкви огромную любовь, но в то же время диавол чинил ему препоны и старался его запугать. В возрасте десяти лет будущий подвижник, возвращаясь в деревню с отцовского поля, имел горький опыт явления диавола. Мальчик увидел его в старой разорванной одежде и обуви, с отвратительным зеленым лицом и рогами на голове. Встав перед мальчиком, он начал бросать в него камни, один за другим, но они падали то справа, то слева, не задевая его.

6. Когда старец Даниил был в монастыре святого Пантелеймона, то заметил, что один монах, подвизавшийся в келье вне монастыря, изображал из себя великого подвижника. Он держал продолжительные посты, носил убогую одежду, ходил босой даже зимой и каждый день совершал по три тысячи поклонов, хотя правилом предписывалось всего лишь триста. Другие монахи им восхищались. Но старец прозорливым оком узрел в этом подвижнике отнюдь не богоугодное состояние. В этом о.Даниил уверился еще больше, когда увидел в двери каливы монаха щель, сквозь которую прохожие могли заглядывать внутрь и впоследствии восхвалять его как великого подвижника. Старец уведомил об этом игумена, который, посетив монаха и расспросив его, велел ему полагать всего лишь пятьдесят поклонов. В скором времени «аскет» «повернул на 180 градусов» и стал проводить совершенно мирской образ жизни. Тогда все поняли, что причиной его чрезмерного подвига являлась гордость, жившая в его душе.

7. О том, как диавол пытается ввести человека в смертный грех, старец Даниил говорил: «Диавол атакует мысленную, раздражительную и желательную части души человека следующим образом: в мысленной части он представляет помыслы неверия, лукавого любопытства, порицания трудных для понимания мест Священного Писания, безумие, возношение и самодовольство. Подвизающаяся душа будет бороться с этими нападениями с помощью непоколебимой веры, молитвы и презрения этих помыслов. В раздражительную часть души он приносит несвоевременную ревность, осуждение, зависть, непослушание, прекословие и тому подобное, что можно отразить с помощью любви, долготерпения, снисходительности и терпения. Наконец, в желательную часть души он приносит пожелание земного, наслаждений и вообще всего, что бесчестит душу. Этому можно противостоять оружием воздержания, возведением ума к премирным красотам и мужественным подвигом против постыдных помыслов».

8. Старец Даниил сказал: «У любого монаха, монахини и верного последователя Христова есть различные немощи и предрассудки. Насколько различны характеры и привычки людей, настолько различны и их помыслы. Поэтому лукавый узнает, к какой страсти каждый имеет склонность, и с помощью этой страсти борется с ним».

9. Один простой христианин, строитель по профессии, трудился на Святой Горе и хвалился тем, что видел видения, которые, как он уверял, были от Бога. Многие верили его словам, но другие сомневались в их истинности. А однажды этот человек показал толстую рукописную книгу, в которой были откровения, пророчества о будущем, о войнах и о пришествии святого Константина, чудеса, знамения и множество других вещей. Поскольку этот человек у многих отцов вызывал смущение, то некоторые из них обратились к старцу Даниилу из скита Катунаки, чтобы узнать его мнение. Как только старец прочитал первые страницы, он тут же понял, в чем дело, и сказал: «Здесь пляшут бесы!» Впоследствии он написал обличение этого прельщенного, и начал молиться за него. В конце концов тот вышел на правильный путь, потому что, когда хитрости диавола раскрыты, он становится бессильным.

10. Страшны последствия гордыни. Старец Гавриил приводил в пример искушение одного монаха, жившего в одной каливе в скиту Малой Анны недалеко от моря. У этого подвижника была красивая внешность, хорошая осанка и длинная борода. Однажды в его уме утвердился помысел, что, благодаря своей духовности и телесной красоте, он подходит для патриаршества. Каждый день монах прихорашивался, ухаживал за своей бородой и смотрел на себя в зеркало. Диавол пленил его.

Как-то ночью лукавый является несчастному во сне в образе клирика и объявляет, что на днях приедет депутация архиереев и возьмет его, для того чтобы возвести на престол Вселенского Патриарха. Монах поверил этому и однажды ночью увидел из своей каливы роскошный освещенный корабль со стражей, светильниками, хоругвями и духовенством. Он поспешно собрал свои скудные вещи и спустился к морю, чтобы сесть на корабль. По привычке он перекрестился и занес ногу, чтобы ступить на корабль. Но корабль тут же исчез, и он остался один на краю обрыва. Тогда он осознал свою прелесть и сокрушенный вернулся в свою подвижническую каливу.

11. Старец Епифаний сказал: «Стремление иметь видения является вовсе не здоровым благочестием, а фанатизмом, то есть нездоровой экзальтацией и очень часто – опаснейшей ловушкой сатаны».

III. ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ

1. Старец Иоиль о материальном богатстве и духовной бедности сказал следующее: «Существует два вида благ: духовные и материальные. В материальном мы видим не то, что у нас есть, а то, чего у нас нет. В духовном же мы видим не то, чего у нас недостает, а то, что у нас есть. Но должно быть не так, братия мои. Поступайте наоборот. В материальном не смотрите на то, чего у вас нет, и не ропщите, но смотрите на то, что у вас есть, и прославляйте за это Бога. В духовных же благах, то есть в добродетелях не смотрите на то, сколько у вас добродетелей, и не раздувайтесь от гордыни, но смотрите на то, чего у вас недостает, смиряйтесь от духовной нищеты. Так вы приобретете богатую милость Господню».

2. Старец Иоиль сказал своему духовному чаду: «Имей смирение. Когда идет дождь, то вода не остается на вершинах и в горах, но спускается в долины. Смиренные люди имеют благодать, благословение и приносят духовные плоды».

3. Старец Паисий сказал: «Пусть на покаянии зиждется всякое духовное здание. У Бога будем просить только покаяния, и ничего более. Не нужно просить нетварного света, чудес, пророчества и других даров; только покаяния. Покаяние приносит смирение, а смирение принесет благодать Божию, потому что к смиренным обязательно приходит благодать Божия. Следовательно, покаяние обязательно для нашего спасения, и когда оно у нас будет, тогда придет благодать Божия и научит нас тому, что нам нужно делать для спасения нашего и наших ближних».

4. Старец Филофей сказал: «Человек, который не читает Священное Писание, не молится и забывает о Боге, похож на невозделанное поле, где растут дикие травы, терния и колючки. Такой человек исполнен только греховных похотей».

5. Христианин, имеющий благое произволение, получает духовную пользу, узнавая житие добродетельных людей, которое часто превосходит общие мерки, потому что душа их распаляется любовью Господней. Старец Иосиф делает акцент на необходимости читать жития святых, дабы не впасть в духовный сон и небрежение. Он сам, приехав на Святую Гору, встретил святых отцов, от которых получил большую пользу. В одном письме он описывает некоторых из них, подмечая, особенности духовного характера каждого:

«Старец Каллиник. Прекрасный подвижник. Сорок лет в затворе. Занимался умной молитвой и вкушал мед Божественной любви. Для всех он был полезен. Вкусил пленение ума благодатью.

Старец Герасим. Великий безмолвник. Родом с острова Хиос. Чудный подвижник. Занимался умной молитвой. Прожил девяносто лет. Семнадцать лет подвизался на вершине пророка Илии, воюя с демонами. В вершину били молнии. Он остался непоколебимым столпом терпения. У него были непрерывные слезы. Закончил он свою безмолвную и безпопечительную жизнь, вкушая сладость поучения в имени Иисусове.

Старец Игнатий. Слепой на протяжении многих лет. Также на протяжении многих лет он был духовником. Делатель умной и непрерывной молитвы.

Отец Даниил, живший в келье святого Петра Афонского, был подражателем великого Арсения. Молчаливый в высшей степени, затворник и совершитель Литургии на протяжении всей жизни. Шестьдесят один год непрерывно литургисал. Без Литургии не прошло ни одного дня. И во время Великой Четыредесятшщы каждый день служил Литургию Преждеосвященных Даров. Его Литургия продолжалась три с половиной часа, потому что от умиления он был не в силах произносить возгласы. От его слез земля под ним намокала. Именно поэтому он не желал, чтобы на Литургии присутствовал кто-либо посторонний. Но меня он допускал, потому что я его очень горячо просил. Каждый раз ночью я шел пешком в течение трех часов, чтобы предстоять на Божественной Литургии. Закончив, он говорил мне две – три фразы, и тут же скрывался до следующего дня. Всю свою жизнь он бодрствовал по ночам и занимался умной молитвой.

В одной пещере был старец, который плакал в день семь раз, потому что, как он говорил, человек, созерцающий Бога, не в силах удержать слез от любви, которую он чувствует».

6. Старец Иероним, посетив Святую Землю, собрал духовный урожай. Буквально все вызывало у него особенное умиление, и он никогда не уставал рассказывать о том, что видел там. Огромное впечатление произвела на него суровость места, в котором на протяжении сорока лет подвизалась преподобная Мария Египетская. Он говорил следующее: «Если эта женщина, немощной сосуд, достигла такого, то что сказать о нас? Покаяние, ревность и любовь к Богу дают человеку огромные силы. Мой ум не может оставить того места, где жила преподобная. Очень суровое место!»

7. Старец Евсевий писал своему духовному чаду: «Смиренномудрие, то есть чувство своего недостоинства,– это то, чего ты должен крепко держаться душой, чтобы, потеряв это, не погибнуть. Без этого чувства не вселяется в душу благодать Божия. Когда смиренномудрие уйдет, вместе с ним душу покинет и благодать Божия. Душа останется пустой, обнаженной и наполненной смрадным дымом возношения и высокомудрия».

8. От семи смертных грехов рождаются и многие другие грехи. Старец Филофей говорил про это так: «От гордости рождаются тщеславие, хвастовство, возношение, непослушание, ослушание, лицемерие, упрямство и другие грехи.

От сребролюбия рождаются корыстолюбие, немилосердие, сердечное ожесточение, пленение ума, ложь, несправедливость, коварство, клятвопреступление, симония, святотатство и безверие.

От блуда рождаются прелюбодеяние, бесстыдство, ослепление ума, неимение страха Божия и многое другое.

От зависти рождаются посягательство на чужое, вражда, злорадство, спорливость, клевета, обман, предательство, убийство, неблагодарность, печаль и другое.

От чревобесия рождаются гортанобесие, опьянение, распутство, сладострастие, леность и другие грехи.

От гнева рождаются хула, ненависть, злопамятство, спорливость, клятвопреступление, проклятие, бранливость, рукоприкладство, ссоры, убийство и другое.

От лени рождаются малодушие, женоподобие, печаль и возмущение от нежелания делать добрые дела, которые необходимы, оправдание грехов, отчаяние, безверие, нерадение, небрежение, потеря рассудка, трусость и нечестие».

9. Для победы над смертными грехами христианину необходимо стяжать противоположные им добродетели. Старец Филофей говорил: «Чтобы победить гордость, необходимо смиренномудрие; для победы над сребролюбием – милосердие, над блудом – целомудрие, над ненавистью – любовь, над чревобесием – пост, над гневом – кротость, над леностью – молитва и всякое благое дело».

10. Старец Даниил сказал о подозрительности: «Страсть подозрения во время мира рождает смуту и непонимание. Подозрение никогда не ведает истины, даже когда ее видят глаза и об этом кричат события. Подозрение все извращает и легче верит лжи, чем очевидной истине. Оно подобно чудаковатому фотографу, который искажает лицо фотографируемого».

11. Старец Епифаний сказал: «В материальном нам нужно смотреть на тех, кто беднее нас, чтобы нас не одолевало беспокойство, а в духовном будем смотреть на тех, кто более духовен, чем мы, чтобы это служило нам стимулом к подвигу».

12. О печали и унынии, которые часто возникают у подвижников, старец Иосиф сказал: «Однажды после многократных и страшных искушений мною возобладали уныние и печаль. Я начал думать, что Бог поступает со мною несправедливо, беспрестанно предавая меня таким и стольким искушениям и не давая даже перевести дыхание. Находясь в такой горечи, я услышал внутри себя очень сладкий и чистый, исполненный сострадания голос, говорящий мне: «Разве ты не претерпишь все ради Моей любви?» Я сразу залился слезами и покаялся в унынии, которое возобладало мною».

13. Все люди страдают, правда, по разным причинам, и поэтому нуждаются в Божественном утешении. Старец Иоиль об этом говорил так: «Для нас является утешением видеть, что другие страдают больше нас. Слепой на один глаз утешается, когда видит, что другой слеп на оба глаза. Безрукий или безногий утешается, когда видит, что у другого нет обеих рук или ног. Голодный утешается, когда видит, что другой не только голоден, но и прикован к постели. Но вот высочайшее утешение – Распятый. Ты болен? Но у тебя есть кровать, а Он обречен висеть на древе. Беден ты? Но у тебя есть свобода, а Он не может и пошевельнуться. Ты оклеветан и гоним? Но не так, как Он. Тебя оставили друзья? А Его предал Его же ученик и повел на страшную смерть. Ты лишен всего? Но хоть какие-то лохмотья прикрывают твое тело, а Он нагой повешен на Кресте. Ни одна человеческая беда, ни одно несчастье, ни одно лишение, ни одна скорбь не может превзойти муки Иисуса. И, наконец, что бы ты ни претерпевал, ты – жалкий грешник, а Он – безвинен».

14. Старец Филофей сказал: «Как птица не может летать с одним крылом, так и человек, чтобы подняться к небу, нуждается в двух крыльях. Одно крыло – его собственное, и приобретается оно теплой верой и совершенной любовью. Другое же крыло подается Божественной благодатью, когда в человеке имеются покаяние и смирение».

15. Старец Гавриил сказал двум юношам: «Вы должны веровать в Бога и любить Христа и Божию Матерь. Однако вы не можете по-настоящему почувствовать Их значение для христианской души. Необходимо отверзение ума и тонкое чувство сердца, чтобы почувствовать значение воплощения Бога через Приснодеву Марию, Его распятия, Воскресения и нашего усыновления, значение того, что мы являемся наследниками Бога и сонаследниками Христа».

16. Старец Паисий сказал: «Нелегко и даже невозможно, чтобы ствол дерева тотчас, без всякой обработки стал мебелью».

17. Старец Иосиф сказал: «Благодеяния, милостыни и внешние добродетели не смягчают сердечного высокомерия. Напротив, мысленные упражнения, боль покаяния и сокрушение смиряют гордый помысел».

18. Изречения старца Паисия:

«Когда провода ржавые, сколько ни старайся, ток по ним идти не будет».

«Чем лучше очистишь провода, тем больше примешь Божественного просвещения».

«Сначала я распутаю клубки, и только потом буду вязать четки».

«Ваше преуспеяние зависит от вас самих. Также и спасение. Никто другой вас спасти не может».

«Добро и побеждать должно по-доброму».

«В простоте проходите путь своей жизни».

«Богу не учатся, а служат».

19. Христос сказал, что узки врата, полон трудностей и опасностей путь духовной жизни, который приводит в жизнь вечную. Человек, живущий во грехе, когда решит последовать Христу, должен будет пройти через дополнительные испытания.

Старец Евсевий об этом говорит так: «Когда человек, обладаемый грехом и страстями, пожелает освободиться от них и жить по Евангелию, тогда он встретится с большими трудностями, подобно тому, как если бы кто-то пожелал пройти сквозь очень узкие двери. Как трудно волу в первый раз впрячься в ярмо, чтобы возделывать землю, так трудно и человеку, привыкшему к широкому пути, то есть к распутной жизни, направить себя на евангельский путь. Раньше мысли его витали во лжи, заблуждении и лукавстве, желания не имели узды, покорялись суете и тлению и прилеплялись к ним. Его внешнее поведение соответствовало злобе и неустроенности внутреннего человека. Поэтому, когда такой захочет измениться и внутренне, и внешне и наставить свои стопы на правый путь, то испытывает большие трудности. Трудности эти соответствуют величине греха и времени, на протяжении которого человек был его рабом».

20. Старец Иоиль советовал своим духовным чадам быть внимательными и после своей работы, какого бы рода она ни была, не оставлять беспорядка.

21. Монахини спросили своего старца Амфилохия о том, спасутся ли они, и он им ответил: «Но ведь мы и надели рясы для того, чтобы спастись. Духовный подвиг приведет нас в рай. Труд, который мы подъемлем, борясь с помыслами, вселит нас в рай».

22. Старец Паисий сказал: «Благодать Божия – это не бочка, в которой рано или поздно когда-нибудь заканчивается вода. Это неисчерпаемый источник».

23. Один диакон, который регулярно посещал старца Иеронима, желал узнать, какие книги ему читать для своей духовной пользы, и поэтому спросил старца:

– Отче, скажите, какие мне читать книги, чтобы получить духовную пользу?

– Авву Исаака,– ответил старец.

– Да, про авву Исаака Вы мне уже говорили, и я его прочитал. Какие еще книги мне почитать?

– Авву Исаака,– снова сказал старец.

– Да, но я хотел бы прочитать и другие книги, не только авву Исаака.

– Авву Исаака,– в третий раз повторил старец.

Таким образом он хотел подчеркнуть великую духовную ценность, которую имеют подвижнические слова аввы Исаака.

24. О борьбе с нерадением в духовной жизни старец Амфилохий пишет своему духовному чаду следующее: «Я несколько расстроился из-за того, что ты, как пишешь, испытываешь лень и нерадение о духовном. Я полагаю, что молитвы, чтения духовных книг и регулярной исповеди достаточно для того, чтобы освободить тебя от этой сатанинской западни».

25. Старец Евсевий побуждал своих духовных чад не осуждать ближних, потому что они не ведают о покаянии этих людей. Он рассказывал следующий случай, который произошел в монастыре Мега Спилеон (Великая Пещера), где он монашествовал на протяжении восьми лет: «Был там один монах невнимательной жизни, известный своим плохим поведением. Однажды он неожиданно позвонил в монастырские колокола, собрал всех братии и сказал им: «Братия и отцы! В скором времени я умру. Я хочу перед всеми исповедать свои грехи». После этого умилительного исповедания он умер в покаянии».

26. Старец Паисий сказал: «Если кто-либо пожелает вести святую жизнь и по какой-то причине не сможет пойти в монастырь, пусть превратит свою комнату в келью. Там, в тайне от людей, пусть исполняет свои духовные обязанности, то есть совершает молитву, чтение, поклоны, молитву по четкам и тому подобное. Он может пойти в храм, причаститься, вернуться домой и делать то, что делают пустынники в своих кельях. Слава Богу, в миру много таких людей, рядом с которыми нам и называться монахами стыдно».

27. Старец Иероним сказал: «Мы должны просветиться настолько, чтобы исчезла та тьма, которая нас окружает. Мы омываемся в милости Божией, в благодати церковной. От нас самих зависит, придет ли в нашу душу свет. Бог в изобилии подает нам этот свет. Я плачу, когда помышляю о любви Божией».

28. Старец Иероним сказал: «Духовная радость не уходит, но остается навсегда, тогда как радость мирская, какая бы она ни была, остается всего на несколько минут, а потом исчезает и забывается. Духовная же радость подает нам крылья!»

29. Старец Иаков говорил своим духовным чадам: «Много искушений и диавольских сетей и в монастыре, и в миру. Но молитвой и благодатью Божией они рассеиваются».

30. Размышляя о суетности жизни, старец Амфилохий писал: «Воскресным вечером, в минуту размышлений после заката дневного светила я сидел в темноте в своей келье, смотрел на таинственные горы святого острова (острова Патмос, где, по преданию, святой евангелист Иоанн Богослов написал Апокалипсис – Прим.пер.) и говорил себе: «Глаза скольких монахинь отдыхали после чтения и молитвы, глядя на эти горы. Сколько раз глаза возлюбленного Девственника, видевшего чудеса Богочеловека, любовались ими! Бездушные скалы остаются, а тленные люди преходят один за одним, не оставляя после себя и следов"".

31. Старец Паисий сказал: «Лучшее предприятие – это открытие фабрики по производству благих помыслов». В другой раз он дополнил: «Один благочестивый помысел равен целому афонскому бдению!»

32. Старец Иероним сказал: «Не ублажай и не хвали никого прежде смерти, потому что он может пасть. Не лишай надежды ни одного грешника, потому что у каждого есть надежда на спасение».

33. Старец Иероним сказал своему духовному чаду: «Не переставай ходить к духовному источнику Спасителя, который поистине изливается из Церкви через облеченных в священный сан. Христианин, как говорит святой Никодим Святогорец, похож на губку, в которой всегда есть вода. Чтобы в ней всегда была вода, она должна быть либо в водном источнике, либо в сосуде с водой. Губка высыхает, когда находится далеко от воды. Когда же она вблизи огня искушений, то не только высыхает, но и занимается огнем».

34. Старец Паисий, обладая глубочайшим смирением, сказал о себе следующее: «Я чувствую себя ненужной консервной банкой, выброшенной в отходы, которая по Божественному домостроительству обращена к солнцу. На нее падают яркие солнечные лучи, она отражает все солнце и по благодати становится светлой».

35. Старец Иаков сказал: «Если нечиста наша душа, то никакой пользы мы не получаем от Божественного Причащения».

36. Старец Евсевий был прекрасным знатоком Священного Писания, которое читал ежедневно и непрестанно проповедовал. Об этом его жизнеописатель пишет следующее: «Он весь уходил в чтение Евангелия. Все силы его ума погружались в смысл читаемого. От сладости и духовного наслаждения, возникавшего у него при чтении Священного Писания, он часто забывал и о телесной пище».

37. Чтобы утихомирить трения, которые возникают между братиями или сестрами общежительной обители, старец Амфилохий советовал им объясняться друг с другом относительно случившегося. Однажды он спросил своих монахинь о том, как прошло такое объяснение, и одна из них сказала, что они еще не научились смотреть в корень. И старец сказал: «Постепенно научитесь. Смотрите: те, кто учится плавать, сначала плавают на мелководье, а потом уже на глубине. Я заповедую вам объясняться друг с другом и теперь, и всегда, потому что это принесет вам великую пользу».

38. Старец Даниил сказал: «Когда мы хотим чего-то и это у нас не получается, будем говорить: ‘Буди имя Господне благословенно – и в удаче, и в неудаче́ ».

39. Старец Епифаний сказал: «Ты хочешь сделать кого-нибудь счастливым? Ограничь его желания. Хочешь сделать его несчастным? Увеличь их».

40. Некоторые церковные люди, видя, как старец Епифаний задевал их тщеславие, считали его своим врагом. На это он говорил: «Для меня лучшая месть – это любовь к ним. Этой любовью я буду преследовать их непрестанно».

41. Старец Паисий часто говорил своим духовным чадам: «Мой самый большой враг – это мое имя».

42. Старец Паисий сказал: «Кем бы ни был человек: зеркалом или крышкой от консервной банки – если его не коснутся солнечные лучи, он не засияет».

43. На вопрос, какие книги должен читать христианин, старец Паисий ответил: «Что должен читать или что должен исполнять? Подвиг выше знания». .

44. Старец Паисий сказал: «Я так сильно люблю церковные богослужебные книги, что во время молитвы беру Октоих и крепко прижимаю его к своему сердцу».

45. Старец Епифаний сказал: «Можно прилепиться душой даже к своим очкам».

46. Старец Иаков сказал: «В Церкви мы обретаем здоровье, утешение, надежду и спасение наших душ».

47. Интересную вещь написал старец Амфилохий своему духовному чаду: «В настоящий момент я нахожусь в небольшом монастыре Благовещения. Сейчас ночь, и сестры готовятся к субботнему бдению, потому что, как ты знаешь, мы всегда совершаем бдение. На воскресное утро остается только Литургия. На улице завывает ветер, грохочет море, которому не нравится, что зимний ветер так сильно бьет его о сушу. А дождь, посланный черными тучами, которые не имеют покоя от порывов ветра, старается укротить и победить этот ветер, чтобы успокоилось море а также земля с деревьями, животными и людьми, одни из которых поют и танцуют в светлых гостиных, а другие проливают слезы горечи и боли у гробов любимых. И только лишь небольшая часть людей, преклонив колена под сводами храмов, славословит Бога отцов наших, не придавая никакого значения гневу непогоды. Это – малая часть Христова, отряд воинов Назорея, который, не внимая ничему, следует за Спасителем Христом»..

48. Старец Иаков говорил своим монахам: «У меня сердце стало садом». Это он говорил, несмотря на свои различные недуги.

49. Старец Иероним советовал своим духовным чадам в пути не смотреть направо и налево, в окна и двери, а молиться, не быть любопытными и ум иметь собранным.

50. Старец Иосиф говорил: «Я не могу один раз приложиться к иконе Божией Матери и отойти, потому что она притягивает меня, как магнит, и наполняет благодатью».

51. О хульных и лукавых помыслах старец Паисий говорил: «Они похожи на самолеты, которые, хотим мы того или нет, тревожат нас своим шумом, и мы не в силах этому воспрепятствовать. Песнопения богослужения – зенитное орудие против них, потому что это не только молитва ко Христу, но и презрение к диаволу».

52. Одному человеку, который, пришел на исповедь не подготовившись, старец Георгий сказал: «Иди и попроси прощения, смирись, приобрети любовь и потом приходи на исповедь».

53. Старец Георгий говорил одному священнику: «Позаботьтесь об укреплении своей веры, и во время Божественной Литургии будьте беспопечительны и внимательны к совершаемому, и удостоитесь увидеть величия Божий и особенно Святого Духа, сходящего на святой престол».

54. Старец Иероним сказал одному своему духовному чаду: «Что ты чувствуешь, когда причащаешься? Перед Причащением ты должен чувствовать страх, трепет, благоговение и сокрушение. После же него ты должен чувствовать радость и целый день не желать общения с людьми».

55. Старец Иероним сказал: «Я хотел бы быть ни для кого не заметным червячком, которого бы топтали и презирали. Только бы мне любить Христа и Он меня любил!»

56. Старец Епифаний сказал: «Что бы я ни планировал – все впустую. Поэтому я предоставляю Богу планировать мою жизнь».

57. Старец Паисий сказал: «Духовная жизнь подобна глазу, который не терпит и соринки. Ко всему нужно быть чутким».

58. Старец Иероним с юмором сказал своим духовным чадам: «Человек должен быть немного врачом, немного музыкантом и немного сумасшедшим. Немного врачом – чтобы во время плохого самочувствия уметь оказать себе какую-нибудь помощь. Немного музыкантом – чтобы, будучи в хорошем настроении, петь тропари. И немного сумасшедшим – чтобы, если случится ему впасть в печаль, сказать себе: «Давай-ка съездим в такой-то монастырь"".

59. Старец Паисий сказал: «Сегодня, когда грех умножился в мире и по улицам ходят нецеломудренные женщины, мудрый мужчина должен исправлять свой помысел, и плохой помысел превращать в хороший. Когда он увидит женщину и не захочет, чтобы плотское пожелание, оскверняющее душу, вошло в его ум, пусть смотрит на нее как на свою сестру. Таким образом искушение превратится для него в победу. Так он исправит свой помысел и избегнет пожелания».

60. С амвона одной церкви старец Евсевий сказал: «Я хуже всех вас. Здесь есть несколько человек, у которых я недостоин лобызать ноги».

61. В своем архондарике под открытым небом старец Паисий часто говорил о справедливости Божественной и человеческой. Он делал между ними четкое различие и, конечно, побуждал своих посетителей следовать справедливости Божественной. Ради удобства понимания он приводил следующий простой пример: «Сидят за столом два человека. У них десять абрикосов. Если один из них от гортанобесия съест семь абрикосов и оставит другому три, то поступит несправедливо. Если каждый съест по пять, то это человеческая справедливость, которая не заслуживает большой награды. Но если один из них притворится, что абрикосы ему не нравятся, съест один, а остальные девять оставит другому, то последует Божественной справедливости. Он получит от Бога большую награду».

62. Некто спросил старца Епифания:

– О чем мы должны просить в молитве перед исповедью?

И старец ему ответил:

– Напоминания грехов, смелости их исповедать и, конечно же, покаяния.

63. Старец Епифаний сказал: «Никогда я не чувствовал необходимости исповедаться в ненависти к кому-либо и зависти».

64. Старец Филофей сказал, что христианину нужно с большой бдительностью и рассуждением завязывать отношения с другими людьми. Свои слова он продолжил таким советом: «От одного бери теплую веру, от другого – чистую и настоящую любовь, от третьего – истинное смирение. И вообще, у каждого заимствуй его добродетель: терпение, кротость, незлобие, безгневие, долготерпение, милостыню, нестяжательность, молчание, пост, молитву и прочие добродетели. Собирай эти добродетели в доме своей души, чтобы воспользоваться ими во время искушений и скорбей. Так же поступает и пчела, которая на зиму собирает в улей мед».

65. Старец Даниил, будучи в духовной дружбе со святым Нектарием, писал ему следующее: «У любящих Бога испытания становятся училищем для души. Они отверзают очи ума для света истины и делают таких людей дальновидными и способными рассмотреть не только ближнее, но и дальнее».

IV. МОЛИТВА

1. По ночам старец Иаков с теплой любовью и абсолютным вниманием молился Богу и святым. По этой причине он забывал о своих телесных недугах. Он вкушал блаженство царства небесного. Однажды он сказал одному монаху своего монастыря следующее: «Сегодня ночью, чадо мое, я пребывал и служил вместе со святыми и Ангелами у таких жертвенников, которые неописуемы».

2. У старца Иеронима был обычай уходить в одно никому не известное место для молитвы, где укрывшись от паломников, он молился сутками. В той уединенной келейке была только скамеечка и икона на стене. Оттуда старец выходил обновленный Божественной благодатью.

3. Пламя молитвы привело старца Иосифа в уединение. Однажды под стоящим наклонно камнем, он соорудил некое подобие пещеры с боковыми стенками из досок. Туда он приходил каждый день после заката солнца и творил молитву на протяжении приблизительно шести часов. Он сидел на небольшой деревянной скамье и держал ум в сердце. Потом он возвращался в свою келью и отдыхал.

4. Старец Паисий сказал: «В своем подвиге больше внимания уделяйте молитве, потому что она будет поддерживать вашу связь с Богом. Эта связь должна быть постоянной. Молитва – это кислород, совершенно необходимый для души. Она не должна считаться обузой. Чтобы молитва была услышана Богом, она должна исходить из сердца со смирением, при глубоком ощущении человеком своей греховности. Молитва не от сердца не приносит никакой пользы. Бог всегда слышит молитву человека, который духом возносится от земли. Чтение Священного Писания согревает и подготавливает душу, очень помогая в молитве».

5. Людям, погруженным в хлопоты, старец Паисий сказал о сосредоточении ума на молитве: «Ум человека

похож на ребенка. Где ему понравится играть, туда он и привыкнет ходить. Так и у человека, который занимается многими делами, не связанными с духовной жизнью, у которого множество житейских попечений, ум привязывается к мирскому».

6. Старец Паисий сказал: «Я советую вам ежедневно молиться за усопших, потому что они нуждаются в ваших молитвах. Также совершайте и милостыню за них».

7. Старец Амфилохий сказал: «Когда вы возделаете молитву, тогда вам не будут страшны ветры искушений. Они потеряют силу и не смогут ничем повредить».

8. Старец Георгий сказал: «Молитва без милостыни мертва».

9. Часто старец Епифаний повторял одну краткую молитву: «Господи, или хощу, или не хощу, спаси мя».

10. Старец Иероним сказал: «Связанная птица улететь не может. Ум, привязанный к небесному, молится непрерывно, забывая землю и усталость тела».

11. Старец Иероним сказал: «Если мы не подложим углей в жаровню, то огонь потухнет. Нужно быть внимательным, чтобы не потушить огня. И доколе мы молимся, он не погаснет».

12. Старец Иероним сказал: «При каждой молитве у должна быть хоть капля слез. Когда же к вам придет умиление, то не рассказывайте об этом никому, потому что это Божий дар, который вы можете потерять».

13. Однажды старец Иероним молился Богу своими; словами и, произнеся молитву, тотчас начал плакать. Его умиление было глубоким и слезы настолько обильными, что не умещались в его маленьких глазах. Такое случалось довольно часто.

14. Своим духовным чадам на Крите старец Амфилохий сказал: «Я вас прошу иногда, особенно по утрам в воскресенье, затворять двери своих чувств и немного заниматься молитвой. Тогда ваша душа услышит слова и прошения, которые я воссылаю за вас, потому что в воскресенье у меня официальная аудиенция у Царя Христа».

15. Сам будучи достойным священнослужителем, старец Георгий требовал от христиан, чтобы они полностью отдавались Божественной службе. Как-то он сказал одной женщине, которая на протяжении всей Литургии размышляла о домашних заботах: «Твою одежду я видел в церкви, а тебя – нет».

16. Старец Паисий сказал: «Четки – это путеводитель, вводящий христианина в умную молитву».

17. Старец Иаков любил отдыхать, совершая прогулки на природе. Но красота природы его никогда не привлекала. Он искал безмолвия ради общения с Богом. Он часто забирался в дупло платана и там, вдали от всякого шума, молился с горящим сердцем. Однажды Бог показал ему видения и явления неизреченные. Благодаря этому, бедное дупло платана показалось ему раем.

18. Старец Иероним был человеком молитвы. Часто он прерывал свою молитву для того, чтобы принять посетителей. Когда беседа продолжалась больше часа, он просил своих гостей выйти, под предлогом того, что ему нужно отдохнуть. В действительности он желал выкроить немного времени для молитвы, и потом снова продолжать беседу.

19. О стадиях молитвы старец Амфилохий сказал: «В начале молитвы человек чувствует радость, потом -сладость, и наконец, как плод молитвы приходят слезы, потому что человек уже чувствует присутствие Христа».

20. На вопрос, как он воспримет человека, который осыпал бы его бранью, старец Амфилохий ответил: «Когда я восседаю на высокой скале молитвы, волны, какими бы высокими они ни были, меня не достанут. Если же они застанут меня внизу, то накроют с головой».

21. На старца Иеронима произвели сильное впечатление подвижники в Каппадокии, и он всегда вспоминал о них с благоговением. Об одном из них, парализованном отце Григории, старец рассказывал следующее: «Когда спрашивали его мнение о каком-либо трудном вопросе, он просил христиан поднять его на вершину одной горы и оставить там на восемь дней. Когда его приносили обратно, лицо его было измененным и сияло, а советы его были плодом Святого Духа».

22. Однажды ночью диавол воздвиг великую войну на старца Паисия, чтобы отвлечь его от молитвы. Сначала он действовал лукавыми помыслами, а потом и чувственным образом. Он кидал камни на крышу, чтобы произвести шум, и превращался в птицу, которая непрестанно щебетала. Но старец не устрашился нападений диавольских и не прервал своей молитвы. Напротив, он весь ушел в нее, и почти не слышал диавольского шума.

23. «Чадо мое, останься здесь, чтобы мы помолились вместе»,-сказал старец Амфилохий одной монахине. И она за послушание робко опустилась на колени в углу его кельи и вместе со старцем начала молитву. Для монахини это был не только уникальный опыт, но и откровение о святости старца Амфилохия. Вот что она рассказала: «На протяжении достаточно большого времени в келье царила абсолютная тишина. Я подняла голову, чтобы посмотреть, что происходит, и увидела нечто чудесное. Старец стоял на воздухе внутри светлого облака на высоте приблизительно одного метра от земли. Лицо его от божественного исступления изменилось».

V. ЛЮБОВЬ

1. Старец Евсевий сказал: «Когда душа уразумеет, Христос – единственное благо, и прилепится к Нему, кг ребенок привязан к кормящей матери, узами любви, тогда почувствует сверхъестественную радость и веселие, чего не может доставить ни одна вещь мира сего. Об этом веселии знают только те, кто имел соответствующий опыт, душа, которая знает Христа и в которой царит Его любовь окрыляется и обретает силы. Все остальное она считает ненужным и недостойным. Она презирает даже эту жизнь. Ничего, кроме Христа, она не считает приятным и достойным особого внимания. Все ее мысли, желания, все ее вожделение направлены к ее Жениху, в Котором она находит истинное наслаждение и утешение. Тогда христианин познает, что, обладая Христом, он обладает всем, ибо все объединяется только во Христе».

2. Старец Филофей очень волновался, видя, что в мире распространяется грех, и часто писал и произносил воззвания к греческому народу, убеждая вернуться к православному преданию и страху Божию. К сожалению, он оставался неуслышанным, и поэтому говорил: «Большинство людей не только не каются, но становятся все хуже. Это приносит скорбь моему сердцу и душе, поэтому я ничего другого не желаю, как только смерти, и прошу Бога, чтобы Он взял меня из этой полной боли жизни».

3. Во время оккупации в деревне Цимбидо немцы приговорили к смерти сто двадцать пять молодых парней с островов Парос и Антипарос. Старец Филофей был этим очень обеспокоен и просил немецкого командира включить и его в число приговоренных, уверяя, что для него это будет великой честью. После вмешательства старца немецкий командир изменил свое решение и отменил приговор.

4. Старец Иоиль сказал: «Если сделанное тобою добро просто не признают, то твое добро только обручено с наградой Божией. Если же за добро ты получаешь неприятности, то добро твое стяжало венец».

5. В годы оккупации и гражданской войны старец Гервасий основал в Патрах столовые общественного питания, где ежедневно кормили около четырехсот детей. Патры в лице старца Гервасия познали руку Божественного Промысла.

6. О защите словесных овец от приходящих волков старец Гервасий сказал: «Как мы оставим их без пастыря и предадим волчьим когтям? Мы дадим за это ответ, потому что Господь пролил за них Свою Кровь».

7. Старец Иероним ежедневно совершал прогулку из своего скита, который находился на краю города Эгина, до городского рынка. Целью ее была помощь бедным семьям. Владельцы магазинов, которые знали старца, считали особым благословением дать ему что-либо из своего товара. Часто его мешок был набит до отказа, но когда! он приходил в скит, то мешок был пустой. Старец раздавал нищим все, что ему давали.

8. Старец Иероним сказал: «У каждого человека есть свой дар, который мы должны увидеть и за него уважать человека. Потому что для поддержки вместе с добротою; и любовью необходимо и уважение. Тогда этот человек, пусть он и не очень хороший, обличается уважением, которое чувствует, и любовью, которую мы ему оказываем, и становится лучше».

9. Старец Иероним испытывал неподдельную любовь и боль за каждую душу, которая была перед ним. Он не делал различий между людьми, и его не интересовало, кем был человек: строителем, рабочим, простым и неученым, профессором университета, иерархом или политиком. На всех он смотрел одинаково.

10. Старец Филофей сказал: «Совершенная любовь подобна горящему огню: она пожигает любое постыдное и плохое пожелание».

11. Старец Амфилохий был и общественным деятелем. В течение тридцати лет, с 1920 по 1950 год, проявляя деятельную любовь к невинно пострадавшим в ходе военных действий, он самыми разнообразными способами снабжал жизненно необходимыми вещами огромное количество людей. Особенную любовь он проявлял по отношению к детям.

12. С 1937 года, когда острова Додеканиса были оккупированы итальянцами, старец Амфилохий претерпевал гонения со стороны оккупационных властей, и под их давлением покинул Патмос. За время своего изгнания он объехал всю Грецию и развил удивительно широкую миссионерскую деятельность. Он непрерывно проповедовал и исповедовал. В городе Ираклион на острове Крит к старцу приходило на исповедь огромное количество людей. Он писал своему духовному чаду следующее: «Количество приходящих людей – жителей христианского города Ираклион – не поддается описанию. Каждый день я исповедую более двухсот человек, и это является для меня величайшим нравственным утешением».

13. Старец Амфилохий поддерживал переписку с теми, кто исповедовался у него. Написанию писем он уделял очень много времени. Когда он писал, то не ведал усталости. Зачастую старец не ложился спать по ночам, чтобы ответить множеству своих духовных чад. Почтовое отделение острова Патмос подтверждало, что большинство проходящих через него писем было написано старцем Амфилохием.

14. Миссионерская ревность и любовь к страждущему брату заставляла старца Амфилохия непрерывно путешествовать, не пугаясь поездок, не боясь штормов, не считаясь с телесными трудами, со своим шатким здоровьем и денежными расходами. Куда бы он ни приезжал, везде его принимали с радостью и оказывали ему подобающее уважение. В одном из писем он рассказывал о трудностях путешествия с острова Лерос на остров Патмос:

«Шторм и дождь такие, что я решил, будто пришло время мне отойти в небесное жилище. В десять вечера мы в бухте нашего острова. Отчаянный дождь. С трудом я сошел на берег и под проливным дождем поднялся в обитель. Только к двенадцати я добрался до монастыря. Вся моя одежда была такой, как будто ее только что вынули из моря. Ради спасения братии я тружусь и терплю расходы».

15. Старец Амфилохий, на глазах которого происходила драма беженцев из Малой Азии, чувствовал глубокую скорбь. В одном из своих писем он рассказывал: «Я подобно сумасшедшему не ем и не сплю, помышляя о мучениях наших братий-христиан. Я полон гнева, но не на турок, а на лжецивилизованных безбожных европейцев».

16. Старец Амфилохий сказал: «Мы ни на что не способны, когда в нашем сердце нет любви ко Христу. Тогда мы похожи на корабли, в баки которых не залито топливо».

17. Старец Амфилохий сказал: «Возлюбите Единого, и вас полюбят звери. Возлюбите Христа всем сердцем, и все люди будут вас любить и служить вам».

18. Велика была любовь старца Амфилохия к птицам. Одна монахиня рассказывает об этом следующее: «У старца был оригинальный пансион. Снаружи окна в башне у него была дощечка, на которую время от времени он высыпал зерно и хлебные крошки. Потом он стучал ногтем по стеклу и собиралось много пташек – почти ручных воробьев. Часто, когда они были голодны, они сами стучали, клювами в стекло, и старец любовался ими».

19. Старец Амфилохий сказал: «Любовь человека, кроме Бога, должна простираться и на творения Божий: животных, деревья, цветы, птиц и прежде всего на самое совершенное творение Божие – людей, каждый из которых нам брат».

20. «Любовь, – сказал старец Амфилохий, – это печать, которая лежит на всех последователях Христовых. Любовь ко Христу необходима для жизни нашей души так же, как дыхание необходимо для жизнедеятельности нашего организма. Поэтому Святые Отцы, исполненные любви, неумолчным биением сердца призывали имя Иисуса».

21. Однажды старца Амфилохия посетил один государственный служащий, на которого личность старца произвела большое впечатление, и он просил, чтобы старец исповедал его. После исповеди старец наложил на него епитимью: не причащаться до следующей Пасхи. На другой день во время Божественной Литургии старец провидел, что брат поддался скорби и отчаянию. Тогда он подошел к нему и благословил причаститься в тот же день. Таким образом брат получил утешение и не исполнил своего решения положить конец своей жизни.

22. Старец Амфилохий сказал: «Принимающий исповедь должен плакать и скорбеть больше, чем исповедающийся, чтобы суметь ободрить его».

23. О высоком значении монахов как руководителе для живущих в миру старец Амфилохий сказал следующее: «Монахи должны крепко держать светильник Божественного света, чтобы освещать тьму нынешней сбившейся с пути эпохи и светить другим, мчащимся к пропасти греха, гибели и исчезновения».

24. Старец Амфилохий сказал: «Любовь – это то, что придает вкус всем нашим делам и всей нашей жизни».

25. Изречения старца Амфилохия:

«По причине всеобщего развращения люди не могу постигнуть существования духовной любви».

«Мирские люди утомляют тебя, поскольку то, что складировано внутри них, накатывает на тебя, подобно электрическим волнам».

«Мы должны быть благодатными людьми для того, чтобы приходящие к нам получали отдых».

26. Старец Амфилохий сказал своим духовным чадам: «Ваш настрой зажигает во мне огонь так, как будто вы подкладываете угли к тому, что уже есть внутри меня».

27. Однажды старец Георгий в одном из скитов святого Саввы встретил епископа-аскета, своего дядю. Он убедил старца остаться в монастыре Вознесения и не уезжать н Святую Гору, говоря, что «грех погрузил мир во тьму, мир потерял свет и не имеет руководителя, поэтому необходимо проповедовать слово Божие, миловать, любить, терпеть и воздерживаться».

28. Старец Паисий сказал: «Моя работа состоит в исправлении испорченных помыслов тех, кто приходит сюда, в мою келью».

29. Одному христианину, имеющему благое произволение, однако подвергшемуся влиянию приятелей-мирян, старец Паисий дал совет с помощью следующего примера: «Если рядом с арбузом посадить тыкву, то тыква начнет забирать у арбуза всю сладость, и тот станет безвкусным и несладким. А тыква, сколько ни будет получать сладости, все равно останется тыквой. Поэтому, если мы желаем получить сладкий и вкусный арбуз, то должны сажать арбуз и тыкву в разных местах».

30. Один монах посетил старца Паисия, чтобы поговорить на духовные темы. Его беспокоило то, что некий брат во Христе, которому он в прошлом сделал очень много добра, осуждал его несправедливо. Старец выслушал его со вниманием и сказал: «Послушай, отец: если кто-нибудь помогает людям здесь, в этой жизни, и они в свою очередь отвечают ему тем же, то как бы бросают в его торбу объедки. Если же они осуждают его, то торба его наполняется для его же пользы».

31. Одной больной женщине старец Паисий писал: «Я вижу в твоей душе прекрасные следы добра, и это меня утешает и обнадеживает. Ибо со временем благоволение Божие посетит тебя, духовно согреет твое сердце, и ты будешь радоваться рядом с Богом».

32. Старец Паисий сказал: «Главнейшей обязанностью человека является любовь к Богу и затем – к своему ближнему. Если мы возлюбим Бога так, как должно, то сохраним все Его заповеди. Но мы не любим ни Бога, ни своих ближних, и этого равнодушия Бог не простит нам».

33. Старец Иаков был человеком, непрерывно творившим милостыню. В его келье под кроватью был мешочек, куда он складывал деньги, которые ему давали. Все банкноты он скручивал трубочкой, скреплял их резинками и надписывал имя получателя. Суммы зависели от нужды людей и часто доходили до пятисот тысяч драхм (более двух тысяч долларов – Прим.пер.).

34. В последние годы жизни старец Иаков стал наставником. Его просвещал Святой Дух. Слова его были простыми и медоточивыми. Часто, как вспоминают его духовные чада,-совершив Божественную Литургию, он шел выпить два-три глотка кофе и расстояние в двадцать метров от храма до трапезной преодолевал за час – полтора, потому что его буквально осаждало множество людей самого разного возраста. Всех он успокаивал своей улыбкой и всем в утешение что-нибудь говорил.

35. Старец Иаков был болезненным, особенно в последние годы жизни. Его мучили многие недуги. Но он сам говорил, что сердце его – сад. Он достиг такого духовного бесстрастия, что скорбел о боли других людей и был равнодушен к своей. Однажды слышали, как он разговаривал с птичкой и выражал свою любовь следующим образом: «Как мне жаль тебя, что ты мерзнешь. На мне носки, у меня есть одеяла и отопление. Ах, если бы я мог собрать всех вас в одну комнату, кормить вас и обогревать. Но, видите, вы меня боитесь».

VI ПАСТЫРСТВО

1. Старец Амфилохий сказал: «Ныне мы извратили богословие, не живем им внутренне, и поэтому оно стало мертвой наукой ученых. Богословие, можно сказать, является таинством, совершающимся в тех душах, которые целиком приносят себя Богу. Это священный опыт. Только тогда оно имеет воздействие на души и отражается внутренне. Настоящим богословом является тот, кто приобрел тайное единение с Господом. Это единение приобретается благодаря Божественной благодати, когда прежде человек оставит все ради безумия Креста».

2. Один клирик постоянно исповедовался старцу Иерониму, который сразу по прочтении разрешительной молитвы снимал епитрахиль и надевал ее на исповедавшегося, чтобы и тот принял и его исповедь.

3. Однажды одна очень богатая женщина пожелала пожертвовать в монастырь Кехровунион на острове Тинос сто тысяч золотых лир. Игумения спросила у старца Даниила о его мнении по поводу дара. Старец ей ответил: «Поскольку ваш монастырь не имеет великой нужды, откажитесь от приношения. Ограничьтесь своим трудом, ибо труд – это молитва. Иной путь является опасным и приносит монахам вред».

4. Старец Анфим говорил своим монахиням: «Любите нестяжание, послушание, безмолвие, молчание, службу и молитву. Храните себя от тщеславия, гнева, многословия, потому что из-за них впадают в большее и неизлечимое зло. Нищих всегда милуйте, насколько это возможно для монастыря, не забывайте о гостеприимстве и о добром отношении к людям, которое приняли от меня, чтобы благословение Госпожи Богородицы почивало на вас».

5. Старец Епифаний часто давал такой совет из преподобного Иоанна Лествичника: «Лучше поссориться с Богом, чем с духовником. Потому что если ты поссоришься с Богом, то духовник снова примирит тебя с Ним. Если же ты поссоришься с духовником, то для тебя отсекается дорога к Богу».

6. Тем, кто откладывал исповедь под предлогом трудности, старец Епифаний говорил: «Если сегодня вам трудно, то как вы придете к ней позже, когда утвердитесь в грехе пуще прежнего?»

7. Кто-то пожаловался старцу Паисию, что на один и тот же вопрос он дал два совсем разных ответа. Старец же ответил: «Эх, благословенный, каждому я даю тот витамин, которого у него не хватает».

8. Старец Паисий сказал: «Чем больше мы занимаемся корчеванием ересей и других религий, тем больше вони они производят. Чем более мы углубляемся в изучение Православия, тем более оно благоухает».

9. Знаменитого старца Евмения Критского, который стал сутулым от многого подвига, старец Паисий сравнил с колосьями, которые сгибаются под тяжестью зерен.

10. Старца Паисия посетил один юноша, у которого были длинные волосы до плеч. Старец принял его и сказал:

– Где ты, чадо мое? Я не могу тебя найти.

– Почему Вы не можете меня найти? Чего Вы хотите? – недоуменно спросил юноща.

– Мне бы, чадо, немного твоих волос.

– Зачем они Вам, отче? Что Вы будете с ними делать? И старец, улыбаясь, ответил:

– Да вот, я пообещал одному лысому человеку сотворить чудо, и он, бедняга, ждет его!

11. На тропинке от Кареи к келье Панагуда (название кельи старца Паисия – Прим.пер.) была табличка с надписью: «Тропинка к старцу Паисию снабжена указателями. Не беспокойте другие кельи».

12. Старца Паисия посетил один брат, который беспокоился из-за того, что ныне диавол перепахивает землю и переворачивает все вверх дном. Старец ему сказал: «Не волнуйся, мо́лодец! Завтра Христос обретет поле вспаханным и засеет его без труда».

13. Одному духовному чаду, который хотел сфотографировать его, старец Амфилохий сказал: «Некоторые не желают, чтобы их фотографировали. А я говорю, что человек в таких случаях должен быть подвижен, как вагон, который каждый передвигает так, как хочет».

14. У старца Амфилохия всегда был мешок за плечами, и старец путешествовал из одного края Греции в другой, с одного острова на другой, всегда неутомимый и неудержимый. Немного отдыхал на Патмосе, набирался сил в своем монастыре, в пещере Апокалипсиса, у преподобного Христодула, и снова продолжал свой труд. Он совместил два вида монашеского подвига: был и подвижником молитвы, и миссионером среди людей.

15. Старец Иероним на протяжении девяти лет служил диаконом в Константинопольском Патриархате. Об этих годах он рассказывал следующее: «Я и под открытым небом спал, потому что не принял назначения в храм на кладбище, и голодал, и терпел жестокие скорби. Но никогда я не принимал скорбь в свое сердце, потому что заботился всегда о том, чтобы не огорчить моего Христа».

16. Богословам, которые его посещали, старец Иероним часто говорил: «Если у вас есть страх Божий, то вы научились богословию. Если же у вас нет страха Божия, то вы выучились этому ремеслу для того, чтобы благодаря ему жить».

17. Старец Иероним открыл одному знакомому клирику, что через несколько дней после своей хиротонии во иерея он увидел в Чаше Христа в образе Младенца, и с тех пор более не дерзал служить Литургии.

18. Старец Иероним, обращаясь к своему родному брату, у которого не существовало духовных запросов, сказал: «Ты весь в этом мире. Твой ум постоянно занят работой, пекарней, рабочими. Напрасно я даю тебе советы. Они тебе не нужны, и труды мои напрасны».

19. У старца Гервасия была детская душа, несмотря на то, что он был неумолимым обличителем греха, где бы его ни встречал, особенно же среди клириков, потому что прежде он победил его в себе.

20. Старец Евсевий шестьдесят семь лет служил Церкви Божией: с 14 лет, когда он стал послушником в монастыре Мега Спилеон, до самой своей смерти в 81 год.

21. Старец Гавриил был афонским монахом-самоучкой, который приводил в удивление беседовавших с ним. Когда его спрашивали, где он учился, то он отвечал: «В университете пустыни».

22. Старец Гавриил не ограничивался одними обязанностями игумена, но занимался и физическим трудом. Его биограф рассказывает нам, что он постоянно работал в монастырском саду. После окончания Божественной Литургии он спускался и поднимался по террасам монастырского сада, которые похожи на висячие вавилонские сады, и неустанно копал, сажал, пропалывал и поливал. Когда он заканчивал эту работу, то верхом на муле по извилистой мощеной камнем дороге поднимался на метох (монастырское хозяйственное подворье – Прим.пер.) святого Онуфрия, который отстоит от монастыря на расстоянии более часа езды и находится на высоте более 600 метров. Он и там заботился о садах: сажал лук, картошку, помидоры, обрезал плодовые деревья, многие из которых он посадил сам, и собирал урожай».

23. После смерти старца Гавриила один афонский монах писал: «Все, что говорил и делал старец, было проявлением его пастырской мудрости и рассуждения, а это и есть главное, ибо это – единое на потребу; все же остальное – второстепенно. Таким образом, по Божественной благодати по причине такого жительства он стал великим человеком нашей Родины и святой Церкви. Он был истинным патриотом и настоящим святогорцем, земным садовником и возделывателем духовного луга стольких человеческих душ, духовником общежительных монахов, пустынников, архиереев и мирян».

24. Старец Гавриил был духовником бесчисленного множества людей. Души, вкусившие горечь греха, под его епитрахилью вкусили сладость, обрели прощение грехов, возвращение ко Христу, душевный мир, свободу от страстей, семейное единство и надежду на Бога.

25. Старец Гавриил всегда готов был послужить братии. Однажды некий пустынник попросил у него какое-то растение. Старец, несмотря на свои почти девяносто лет и усталость после совершенного всенощного бдения, с великой готовностью и юношеской ревностью помчался в сад, спустился по длинной лестнице, чтобы принести растение и утешить брата.

26. Известный литератор Александр Мораитидис сказал следующее о старце Данииле: «Когда я приехал на Карули-Катунаки, то подумал, что попал к Богу. Но когда я побеседовал со старцем Даниилом, то сказал: «Теперь я вижу, как далек я от Бога"".

27. Старец Даниил вел переписку, достойную удивления. Его милостивое сердце не оставляло без ответа ни одно письмо. Хотя старцу приходилось отдавать этому много времени и бессонных ночей, он делал это с радостью, потому что понимал, что доставить отдых и утешение душам людей – это наилучшее проявление любви к братии. Необходимо заметить, что отец Даниил переписывался со старицей Феодосией из монастыря Кехровунион на острове Тинос. Осталось 233 письма старца к ней. Из переписки о Даниила со священником и проповедником Николаем Ренгосом сохранилось 250 писем.

28. Старец Епифаний сказал: «Само по себе дело клирика состоит не в общественной деятельности, а в воспитании духовных христиан. Общественной деятельностью впоследствии займутся сами христиане».

29. Старец Епифаний никому не давал ни малейшего повода усомниться в его любви к Богу, к людям и в правильности его веры, в отношении которой он уточнял: «Я не отрицаю своих грехов и ошибок. Но я не принимаю, когда мне приписывают что-либо неправославное, ибо оно лишает меня Божией благодати и спасения, поэтому я этого не принимаю».

30. Старец Епифаний не поощрял поездки христиан к великим старцам, когда едут, чтобы попользоваться ими как магнитофоном, который мы включаем, желая что-нибудь послушать. Но когда у кого-нибудь из его духовных чад бывали большие проблемы и они ездили к отцу Порфирию или отцу Паисию, имевшим дар прозорливости, то старец Епифаний говорил: «Если для решения какой-то проблемы я дал вам один совет, а отец Порфирий или отец Паисий – другой, то вот вам добро и благословение: следовать их совету без рассуждения».

31. Старец Епифаний сказал: «Один семестр принятия исповеди прибавляет тебе столько знаний и опыта, сколько может дать окончание четырехгодичного курса университета».

32. Старец Епифаний сказал братии своего монастыря: «Мы пришли сюда не для рукоделия, не для садоводчества и не для строительства, потому что прожить можно и без этого. Сюда мы пришли главным образом ради души. Чтобы ее спасти, мы должны непорочно, с кротостью, правилом и молитвой проживать день».

33. Старец Анфим, строитель монастыря Божией Матери Помощницы, говорил монахиням-насельницам этой обители: «Все, что вы видите здесь в монастыре – это наследство, которое всем вам оставляет ваш духовный отец. Оно замешано на моей крови. Уважайте это достояние, благоговейте перед ним, переживайте за него, потому что вы и я воздвигнули это трудами, подвигами, усталостью и болезнями».

34. Одно духовное чадо старца Епифания подмечает один пастырский прием, который использовал старец, когда общался с незнакомыми людьми: «Во время посещений домов людей, которые не были его духовными чадами, его не одолевал зуд поучений и проповеди. С ними он разговаривал о простых, повседневных вещах. Только когда его просили, он давал советы или углублялся в различные богословские вопросы».

35. Многие люди имели к старцу Епифанию доверие и давали ему значительные суммы денег для раздачи нищим. Распоряжаясь этими деньгами, он являл образец крайней осторожности и в точности соблюдал все бухгалтерские правила. Он подчеркивал, насколько необходимо внимание, чтобы оградить священство от упреков в этом тонком вопросе.

36. Старец Епифаний часто говорил: «Для меня нет большего удовлетворения, чем часами сидеть на стульчике в исповедальне и примирять человека с Богом».

37. Старец Епифаний сказал: «Я желаю, чтобы те, кто находится рядом со мною, чувствовали свободу, а не стеснение. Я никого не зову, никого не держу, никого не гоню. Кто хочет – приходит, кто хочет – остается, кто хочет-уходит. Никого я не считаю своим приверженцем или последователем».

VII. ДАРОВАНИЯ

1. Старец Георгий был окружен множеством людей, но не был ими удовлетворен. В минуты искренности и боли он говорил: «Много овец, но очень мало молока».

2. Старец Георгий вместе со своими духовными чадами поехал в местечко Нэа Карвали, где находятся нетленные мощи святого Григория. Там они совершили всенощное бдение. Старец всю ночь простоял в молитве перед мощами святого и по окончании бдения сказал вслух сам себе: «Всю ночь я был со святым Григорием и видел, как он давал свою благодать некоторым паломникам».

3. Однажды старец Георгий сидел во дворе монастыря. Неожиданно он встал, перекрестился и сказал: «В добрый час, Димитрий». Вскоре ударил траурный колокол. Димитрий из города Сипса умер.

4. Старец Георгий был неустанным служителем Литургии. За год он служил четыре сорокоуста. На проскомидии он поминал множество имен. Записки с именами некоторых людей он откладывал, подзывал подавших их и сообщал об этих людях некоторые сведения. Если это были живые, то он тактично касался проблем, которые их волновали, давая некоторые советы. Если то были усопшие, то он говорил об их состоянии. Например, что они убиты турками, или сами наложили на себя руки, или удостоились хорошей кончины, и так далее. Это он говорил лишь по любви к душам, чтобы родственники позаботились об их поминовении, о различных милостынях и Литургиях, которые он считал совершенно необходимыми для упокоения душ».

5. Один юноша, который хотел стать монахом, пришел в братство старца Даниила. Во время послушничества он проявил большую преданность и послушание и был удостоен монашеского образа. После пострига не прошло многого времени, как дело приняло совсем другой оборот. Монах не удовлетворялся руководством своего старца, и помысел говорил ему искать другого.

Однажды он пошел в монастырь Каракалу, где был известный духовник отец Кодрат, которому он рассказал о своих трудностях, не открыв имени своего якобы недостойного старца. Отец же Кодрат дал ему такой совет: «Послушай, чадо. Иди на Катунаки, и там встретишь одного великого старца, которого зовут Даниил. Слушай его совета и делай все, что он скажет тебе». Монах был ошеломлен, потому что не ожидал услышать что-либо подобное. Но что ему оставалось делать? Он возвратился на Катунаки и попросил прощения у старца Даниила.

6. Некто спросил старца Епифания, бывали ли у него какие-либо видения. Тот ответил: «Нет, чадо мое. Ничего я не видел и не желаю видеть. Одно лишь я желаю зреть – свои грехи».

7. В трудные минуты старец Иаков просил помощи двух своих любимых святых: преподобного Давида Эвбейского и святого Иоанна Русского. Однажды старца привезли в больницу города Халкида. Он помолился, чтобы святые пришли к нему побыстрее. И действительно: через несколько минут он увидел святых рядом с собой. Через некоторое время, когда старец находился в операционной, где ему сделали три операции подряд, святые и там были вместе с ним.

8. Старец Иаков получал много писем от людей, испытывавших страдания, и молился об исполнении их прошений. Когда писем было много и он не успевал молиться за всех, то брал и приносил их к преподобному Давиду, говоря ему: «Видишь, отче, чего просят люди. Ты знаешь и их имена. Вот они здесь. Позаботься об устроении их дел».

9. Однажды старец Иаков попросил Бога явить ему значение слов Господа: В доме Отца Моего обителей много. И Бог показал ему рай. Сам старец рассказывал следующее: «Я увидел, что нахожусь на небе в прекрасном саду. Там были разноцветные фиалки и другие цветы. Я шел по воздуху, не касаясь земли. Один монах показал мне красивые домики и пригласил зайти. Я колебался, потому что там не было тропинки, и я боялся затоптать и повредить цветы. Другой монах мне сказал, что цветы повредить невозможно. Я прошел сквозь них, и, действительно, они не потерпели никакого вреда».

10. Слово Божие проповедуется и письменно, и устно, но не всех убеждает, потому что люди смотрят на личность проповедника. Старец Иероним обладал всеми добродетелями, нужными для проповеди, поэтому слово его потрясало и преображало слушателей. У него был дар слова, и его личный опыт внушал уважение, поэтому старец в буквальном смысле слова творил чудеса. Ловцом и возродителем душ человеческих он стал еще в юношеские годы, задолго до того, как облачился в честную рясу.

11. Одним из многих дарований старца Иеронима был дар прозорливости. Собеседник прилипал к стулу, как только старец спокойно и просто, как будто рассказывал что-то совсем обычное, начинал раскрывать все стороны его внутреннего мира, даже самые сокровенные его помыслы. Часто он открывал и такие вещи, о которых не говорил никому или даже не знал и сам собеседник. Люди, видевшие его в первый раз, поражались тому, что он открывал им, и уходили, считая, что встретили настоящего святого. Настолько удивительными были его откровения, что можно было подумать, будто бы он следил за всем из другого мира, что у него было открытое окошко в вечность, через которое он видел все настоящее и будущее.

12. Один клирик сказал о старце Иерониме: «В нем была сокрыта громадная сила и особый дар – способность постигать проблемы и душевное состояние людей и предлагать единственно правильные решения. Очень простым способом он умел помогать и направлять к духовной жизни. Он всегда настаивал на отсечении излишеств и рассудительном уединении для того, чтобы обеспечить силу внутренней деятельности».

13. Старец Таисий сказал: «Дар, который мы получили от Бога, мы не должны делать только своим. Будем делиться им с другими. Иначе же примешаются эгоизм и гордость, и Христос будет вынужден подзакрутить винтик, чтобы мы смирились».

14. Однажды старец Паисий беседовал с одним маленьким школьником в архондарике под открытым небом у своей кельи Панагуда и одновременно растирал на ладони кусочек хлеба. Потом он позвал одну птичку, которая сначала села старцу на плечо, потом на ладонь, и стала клевать хлебные крошки.

15. Старец Амфилохий предчувствовал свою смерть и предсказал это нескольким своим духовным чадам. Одной монахине, которая плакала навзрыд, старец сказал: «Сестра моя, я получил важное сообщение о том, что скоро уйду и плачу о вас, моих духовных чадах. Я сказал тебе это, веря в то, что ты не расскажешь о том никому прежде моей смерти».

16. «Смерть,– сказал старец Амфилохий,– это самый близкий друг человека. Потому будем кратки в своих мирских заботах, чтобы наш светильник не оказался без елея добродетелей в час, когда, призовет нас Господь дать ответ за все наши прошедшие годы».

17. Старец Георгий предузнал точную дату своего успения. Он говорил: «Воля Божия, чтобы я ушел. Грех очень развился в мире. Мир валяется в грехе, не подозревая о том. Это меня утомляет, и я не выношу этого. Я только скорблю о своем саде, деревья в котором еще не успели окрепнуть. Они согнутся от первого же ветра. Овцы мои рассеются, но придут другие».

18. Незадолго до смерти старца Даниила монахи его братства собрались вокруг него, чтобы получить благословение и услышать его последние советы. Он с умилением сказал им: «Христос да вознаградит ваши труды. Бог справедлив. Вы послужили мне, и Он пошлет Ангелов, чтобы они служили вам. И каливу вы расширите, и два священника у вас будет, и много монахов придет сюда». Ныне это пророчество исполняется в точности.

19. Старец Иосиф предчувствовал день своего успения. Накануне он сообщил об этом своим монахам. Кончина его была преподобнической и все испытывали пасхальную радость.

VIII. ЧУДЕСА

1. После отпевания старца Анфима плач и рыдание народа достигли предела. Одна женщина пришла только к выносу тела и хотела приблизиться ко гробу, но не могла из-за большого скопления народа. В отчаянии она крикнула изо всех сил: «Я прошу: пусть кто-нибудь из находящихся рядом поцелует за меня святую ручку старца. Семь раз он изгонял из моего дома тяжелые болезни! Он был моим врачом!»

2. У старца Гервасия был обычай в разных местах, где он бывал, сажать деревья, вместе с детьми из воскресной школы. В 1929 году рядом с монастырем пророка Илии он посадил сосну, прочитав перед тем особую молитву. В 1960 году эту сосну вместе с другими деревьями срубили для постройки детского лагеря. Но тогда обнаружили, что на стволе дерева чудесным образом проступил очень красивый крест. Это событие было подтверждено местным митрополитом. По смирению старец Гервасий приписал это чудо добрым и безгрешным детям, которые помогали ему сажать сосну.

3. В трудные годы оккупации однажды ночью старец Георгий возвратился в деревню Сипса и совершил каждение, молясь о том, чтобы жители не пострадали от болгар. Так и получилось. Он часто повторял: «Вы у меня за пазухой».

4. Старец Даниил в первые годы своей монашеской жизни страдал от нефрита, который вызывал у него почечные колики, температуру и головные боли. На протяжении десяти лет он испытывал страдания, пока Божия Матерь не явила Свою милость и в день праздника Покрова не исцелила его совершенно.

5. Однажды старец Епифаний прочитал над одним больным особую молитву, которая есть в требнике, и тот чудесным образом исцелился. Родственники больного приписали чудесное исцеление молитве старца. Но сам старец объяснил одному своему духовному чаду: «Его родственники и супруга говорят, что это я исцелил его. Конечно, во время чтения молитвы я почувствовал, как некая сила вышла из меня. Но это ошибка – полагать, что исцелил его я. Бог исцелил его. Потому да прославится имя Его!»

6. Когда старец Иаков скончался, то тысячи людей пришли на его погребение. Во время заупокойного богослужения некоторые верующие видели блаженного старца, который парил в воздухе и благословлял народ.

7. Однажды два юноши попросили старца Иакова сходить с ними в скит святого Давида. Они не знали, что по причине болезней для старца это было невозможно. Отец Иаков сказал, чтобы они шли вперед, а он пойдет за ними. После довольно длительной ходьбы они пришли в скит, где их уже ждал старец.

8. У старца Иакова был обычай снабжать монастырским маслом все храмы, часовни и бедных людей округи. Однажды потребность в масле увеличилась, и старец молился Божией Матери, преподобному Давиду и пророку Илии, чтобы масло не закончилось и его хватило на всех. «И действительно,– говорит старец,– спустившись после молитвы в кладовую, где было масло, я вижу, что у сосуда с маслом подрагивает крышка и масло выливается наружу». Произошло чудо.

9. Старец Иаков сказал: «Я внутренне чувствую присутствие преподобного Давида. Когда бы я его ни призвал, он придет. Однажды накануне праздника Преображения я попросил его благословить народ, который пришел в монастырь. И действительно преподобный Давид благословил народ, находившийся во дворе, и я видел его живым!»

10. Иногда старец Иаков не мог скрыть явлений, которые подтверждали его святость. Множество очевидцев говорили, что от старца часто исходило неизреченное благоухание. Когда он входил в закрытое помещение, воздух наполнялся этим неизреченным благоуханием. Один молодой монах рассказывал, что стал свидетелем одного такого явления. Когда он однажды сказал старцу о его святости, тот серьезно ему ответил: «Чадо мое, за нами молитва, а остальное – за Богом».

11. Однажды старец Иаков ходил с главой преподобного Давида в два села, которые находились на расстоянии пяти часов ходьбы от монастыря. Когда он уже приближался к селениям, погода испортилась и начался дождь. Старец сжал в объятиях святую главу и ускорил шаг. Он попросил преподобного Давида о помощи. И действительно, несмотря на сильный дождь, старец не промок. Цели своей он достиг совершенно сухим.

12. Когда старец Иаков был ребенком, он любил ходить в церковь святой Параскевы, которая находилась в их селе, зажигать лампады и молиться. Иногда ему являлась святая Параскева, и он беседовал с ней. Однажды она открыла ему, что когда он вырастет, то прославится, к нему будут приходить много людей, и в его руки попадет много денег, но не останутся у него». Все это исполнилось в жизни старца.

13. У старца Иакова был обычай по ночам уходить для молитвы в скит преподобного Давида. Однажды в безлунную ночь он сбился с пути и заблудился. Тогда он помолился и Бог услышал его прошение. Из многих небесных звезд Он дал одну и для старца. Вот слова самого старца: «Звезда пошла впереди меня и освещала мне дорогу. Я шел за ней. На обратном пути звезда снова светила мне до самых монастырских врат. Отцы спали и не заметили ничего».

14. В одном монастыре в Америке после смерти старца Иеронима по нему ежедневно совершали панихиду. По прошествии сорока дней во время поминовения произошло одно чудесное событие. Когда пели заупокойные тропари на «Благословен еси, Господи», все лампады в храме начали раскачиваться. К ним никто не прикасался, а они качались справа налево!

15. Один епископ написал о следующих трех видениях, связанных со старцем Иоилем:

«В день кончины старца Иоиля одна женщина, его духовная дочь, которая жила в Афинах, не зная о его смерти, увидела видение: старец стоял в царских вратах и проповедовал. Внезапно он преобразился в византийскую икону, которая при поклонении народа медленно поднялась на небо. И приснопамятный старец Филофей Зервакос видел, будто бы он находится в городе Каламата. Внезапно померкло солнце и глубокая тьма покрыла весь город. Он тотчас перекрестился и сказал: «Отец Иоиль преставился!»

Через три года после смерти старца на всенощном бдении, которое совершалось в память пророка Иоиля, некоторые благочестивые люди узрели дивное видение: «В конце Божественной Литургии посреди храма, как бы из облака, на месте паникандила появился лучезарный престол, на котором сидел отец Иоиль, одетый в сияющие одежды. Престол покачивался над головами ничего не подозревавших людей и вскоре исчез вместе со старцем».

16. Однажды старец Иосиф остался один в каливе, а другие отцы пошли в соседнюю каливу, чтобы причаститься. Его сильно беспокоил помысел, что он не причастится, и он испытывал сильное желание Тела и Крови Христовых. Молитва его была полна сетования и походила на жалобу. В тот момент он почувствовал, что кто-то еще находится в келье. Действительно, явился Ангел, который держал святой Потир и причастил его. Тогда старец почувствовал особое умиление, и сердце его исполнилось любовью ко Христу.

17. В начале своего подвижничества на Афоне старец Иосиф жил с одним своенравным монахом, который постоянно создавал неприятные ситуации. По этой причине старец Иосиф часто уходил из кельи и предавался плачу. Однажды он удалился в свое обычное место, чтобы помолиться Богу и попросить у Него помощи. Там его душа испытала священное преображение, крепко запечатлившееся в его памяти. Своим духовным чадам он рассказывал следующее:

«Я много плакал в тот день, плакал так, как никогда еще прежде. Я жаловался Богу на то, что Он не помог мне по моей вере. Я просил и говорил, что не уйду оттуда, пока Он не покажет мне Своей милости и не даст мне мужества. Обращался я с мольбой и к Госпоже нашей. Будучи там и глядя на Афон – потому что было хорошо видно и то место, где стоит церковка Божией Матери,– я почувствовал внутри себя радостный трепет, и вдруг вижу светлый луч, выходящий из церкви Божией Матери, подобный радуге, и касающийся моей головы. Тут же я весь изменился и забыл самого себя. Я исполнился света – и в сердце, и , вне, и везде,– и совсем не чувствовал тела. И молитва начала произноситься внутри меня настолько ритмично, что я удивлялся, поскольку не прилагал к тому никаких усилий.

Мне казалось, что я разделился надвое. Я видел свое внутреннее состояние как сплошной свет, духовное благоухание и радость вместе с непрестанной молитвой. Но и снаружи весь я был покрыт светом и удивлялся величию Божией милости. Смутно, насколько возможно для человека в такой момент следить за помыслами, я сознавал, что это и есть благодать, которая, согласно преданию Святых Отцов, утешает тех, кого хочет. Не знаю, как долго продолжалось это состояние, и снова этот белейший свет удалился туда, откуда пришел. Тогда я пришел в себя и увидел, что нахожусь на том самом месте, где начал молиться. С тех пор это молитвенное состояние не покидало меня».

18. Старец Паисий говорил: «Человек должен частично оставить холодную логику и стать человеком сердца, веры и глубокого благоговения перед Богом. Тогда в своей жизни он увидит настоящие чудеса».

19. В архондарике под открытым небом в келье Пана-гуда один человек просил старца Паисия помолиться за его сына, который находился во Франции и страдал от неизлечимой болезни. И вот старец вошел в келью, чтобы принести Богу теплую молитву за ребенка, и когда вышел, уверил отца, что его чадо выздоровеет. Удивительно то, что в тот же самый час во Франции ребенок в своей комнате увидел дедушку в рясе, который подошел к нему, приласкал его и благословил. С того момента ребенок стал здоровым.

20. Одному своему духовному чаду старец Паисий рассказал следующее чудесное событие, которое произошло с ним самим:

«Однажды, когда я жил в келье Честного Креста, я тяжело заболел. Зима была в разгаре. Выпало столько снега, что ни одно дерево не было похоже на дерево. Все было погребено под снегом, тропинки затерялись, притихли птицы, облака и туман покрыли гору Афон. У меня не было никакого сообщения с монастырем Ставроникита. Я не мог прожить больше нескольких дней, потому что болезнь окончательно приковала меня к постели. Я ожидал, что Господь возьмет мою душу и приведет ее к милости Своего благоутробия.

Ни чая я не мог заварить, ни печь затопить, и даже воды для питья у меня не было. Жизнь моя была оставлена на милость Божию. Я говорил: «Се, Господи, на милость Твою уповаю, не остави мене!» После короткой молитвы, которую я прошептал с великим трудом, я увидел, как в моей келье появились Ангелы и святые, посланные Богом. Скоро предварила меня благодать Божия. Я благодарил и славословил своего Спасителя. Прослезился. Один Ангел растапливал печь, другой готовил горячую еду. Они принесли и благоухающие хлебы. Я оказался в раю. Чего еще желать? Святые начали подкреплять меня словами утешения. Даже один только их вид давал мне отдохновение, укреплял и вселял в меня надежду.

Они сидели рядом со мной, пока я не выздоровел и не смог обслуживать себя сам. Потом они ушли. Были они со мной неделю. Когда я вскоре после этого встал и вышел на улицу, то все вокруг предстало предо мной в ином виде. Все сияло в нетварном свете благодати Святого Духа. Не я был достоин, а безмерная благость и любовь Божия выражались таким образом. Во всяком случае, внутри меня наполняла такая благодать, что я сказал: «О Боже мой, больше я не выдержу, разорвусь. Либо возьми меня к Себе, либо уменьши данную мне благодать. Если такую благодать Ты даешь мне теперь, то представляю, что будет в раю!»

21. Когда старец Филофей окончательно решил избрать монашескую жизнь, то перед ним встала необходимость посетить различные места, чтобы найти таких людей, которые указали бы ему какой-либо монастырь. Не располагая никакими средствами передвижения, он проходил пешком помногу часов в день, преодолевая разные трудности и большие опасности.

Однажды, будучи в изнеможении, путник Божий Филофей был охвачен печалью и предался страху. Находясь в таком отчаянном состоянии, он получил Божественную помощь. Он увидел высокого и сильного юношу, прекрасного и жизнерадостного. Юноша шел в его сторону и, не доходя до Филофея метров тридцати, сладким голосом сказал ему: «Если ты последовал пути Господню, то не бойся и не робей. Иди смело, потому что Бог с тобой и не оставит тебя». С этими словами юноши сердце Филофея покинули страх и тоска, и в него вселилось мужество. Юноша оставил для него на камне немного хлеба и винограда и предложил поесть. Потом он исчез. Это был Ангел Божий!

22. При чтении житий святых старец Филофей чувствовал невыразимую духовную сладость и ликование. Однажды он почувствовал, что в его ум и сердце как бы вошел луч Божественного света. На протяжении многих дней ум его был восхищен на небо, видел славу святых и красоты рая. Тело его находилось на земле, а дух – на небесах. Он переживал неизреченные радость и ликование.

23. В период оккупации на острове Патмос около 1500 человек находились на грани голодной смерти. Старец Филофей начал раздавать голодающим продукты из запасов монастыря Лонгобард. Благодаря молитвам старца и насельников монастырские кладовые на протяжении трех лет были полны продуктов. Чудесным образом Божия Матерь не попустила, чтобы продукты закончились.

IX. ХАРАКТЕРЫ СТАРЦЕВ

1. Два свидетельства о старце Амфилохии: «При служении Литургии старец становился как бы бесплотным. Внешний вид его изменялся. Даже голос его приобретал такое звучание, что было понятно: он находится в другом мире». «При служении Литургии старец был весь во Христе».

2. Старец Анфим, наш святой современник с острова Хиос, питал особое благоговение к иконе Божией Матери, называемой «Помощница». О ее истории он говорил:

«Святая икона Божией Матери «Помощница» оказалась в моих руках как бесценное наследство моей блаженной матери. Та же получила эту икону от моей бабушки. Мне было лет девятнадцать или двадцать, когда 23 августа 1889 года я взял икону и пошел в скит Святых Отцов, чтобы монахи ее подреставрировали, потому что она уже обветшала. Это посещение скита привело к тому, что и я, смиренный, приступил к монашескому житию. Я увидел жизнь блаженных отцов, и монашество пленило мое сердце.

Я взял отреставрированную икону и с благоговением, умилением и большой любовью поставил ее в своей убогой хижине, которую построил сам в уединенном месте в своих наследственных владениях. С тех пор я стал Ее теплейшим служителем. К Ней я устремил всю свою любовь и благоговение, и Она была моей единственной помощью и утешением во всех моих жизненных скорбях и искушениях. Ежедневно соседи приходили в мою смиренную келью, чтобы приложиться к святой иконе, благодать которой совершала бесчисленные чудеса».

3. Местный митрополит при совершении погребения старца Анфима в монастыре Божией Матери Помощницы сказал следующее: «Здесь, на бесплодной скале он первый взял заступ и заложил основание монастыря, который, как пристань для душ человеческих, преисполнил водами своей любви, доброты, милости, бесконечной благотворительности, терпения и настойчивости. В этой благословенной пристани стали на якорь благословенные души – свыше восьмидесяти его монахинь. Благодаря руководству великого служителя Церкви Христовой Анфима, они сделали монастырь истинным рассадником благоговения к Богу, добра и трудолюбия. Сколько вихрей и бурь, грозивших его делу, успокоил отец Анфим. Скольких ядовитых змей и скорпионов, разбросанных сатаной, он, согласно, словам Христовым, попрал своими ногами».

4. «Рядом со старцем Гавриилом,– писал игумен одного афонского монастыря,– чувствовал себя хорошо любой человек: молодой и старый, простой и образованный, грек и иностранец, верующий и неверующий. Ты не просто слышал мнения и высказывания старца, но чувствовал от его присутствия дуновение Богочеловеческого благословения. Так и вообще на Святой Горе вдыхаешь чистый горный воздух, смешанный с благоуханием святых мощей, молитв и святости преподобных».

5. Встреча со старцем Гавриилом всегда являлась благословением. Она дарила мужество и помогала духовно. Он был мягким в обращении, беседа его была сладкой, он обладал даром убеждения. Он не требовал, а вселял уважение. Слово его было простым, но проникновенным. Его аргументы были основаны на писаниях Святых Отцов, патериках, на опыте святогорцев и собственном опыте, приправлены солью и источали благоухание Афона.

6. Старец Гавриил был горячим патриотом, потому что пережил многие важнейшие события нашей национальной истории. Он пережил национальную скорбь 1897 года, праздновал вместе с народом победу 1912–13 годов, молился Божией Матери об освобождении Афона, скорбел о великом поражении греков в 1922 году, когда в должности эконома монастырского подворья делал все, чтобы помочь бездомным и умирающим от голода беженцам. Он соучаствовал радости побед 1940–41 годов, проливал слезы об оккупации родины итало-болгаро-германскими войсками, пережил народную драму и тревогу, когда по наущению извне за освобождением от варваров последовала скорбь по поводу братоубийственой гражданской войны.

7. У святого Нектария, когда он был директором Ризарийской школы, учился будущий старец Гервасий, о котором он сказал: «В его лице я вижу завтрашнего воеводу нашей Церкви, настоящего пастыря христоименитого воинства. Да будет с ним Господь». Предсказание святого исполнилось в точности.

8. Однажды старца Даниила выгнали с Афона за вмешательства в дела монастыря святого Пантелеймона, секретарем которого он являлся. Изгнание было совершенно несправедливым, как это видно из слова фессалоникийско-го митрополита Иоакима к старцу: «Тебя, чадо мое, Церковь должна была бы не выгнать, а увенчать масличной ветвью за труды, которые ты подъял, чтобы отстоять истину».

9. Известный писатель Александр Мораитидис описывает старца Даниила следующим образом: «Он был уроженцем Смирны, начитанный, с преподобническим сиянием на лице, бородой с проседью, светло-русыми волосами и голубыми глазами. Он был украшен даром слова и естественной сладостью речи. Прилежный и усидчивый в чтении, он обладал очень развитым чувством сострадания. Желая приносить пользу душе ближнего, много благочестивых паломников он собирал вокруг себя».

10. Старец Епифаний часто подчеркивал: «Я не желаю ни хорошего мнения людей обо мне, ни благодарности, потому что я делаю то, что обязан делать. У меня есть только обязанности и никаких прав. Я тружусь, не ожидая награды».

11. Старец Епифаний твердо отказывался стать епископом. Его слова показывают, что будучи простым иереем и духовником, он был вполне удовлетворен и не желал никакого продвижения: «Я не останусь в истории ни как архиерей, ни как профессор университета, ни как кто-либо другой. Но я надеюсь благодатью Божией и своими малыми силами создать историю преображения душ, которое происходит в исповедальне по благодати Божией через мое священническое служение».

12. Старец Епифаний внимательно следил за различными политическими событиями в мире и в стране: были ли волнения, военные угрозы и тому подобное. Его мнение всегда было четким. В глубине души он не переживал беспокойства. «Все то, что происходит сейчас и еще произойдет, Бог, когда придет, подметет Своей метлой так, как ведает только Он Сам. Не надо волноваться: ‘Сами себе, и друг друга, и весь живот наш Христу Богу предадим ».

13. Старца Евсевия часто таскали по церковным судам те клирики, которые не могли по достоинству оценить его миссионерской деятельности. Все попытки его обвинителей оказывались бесплодными и заканчивались оправдательными решениями суда. Однажды один иеромонах, который на первом суде выступал в роли обвинителя, посетил его братство. Старец, не увидев в его посещении благих побуждений, сказал ему: «Я не держу ничего против тебя, потому что это грех. Однако я не желаю иметь с тобой общение».

14. Старец Евсевий совершил множество миссионерских поездок по стране. Во всех поездках его целью была проповедь и общение с людьми. В Месолонги, например, он каждое утро совершал двух-трех часовую прогулку, во время которой в глубоком размышлении и молитве он готовил свою ежедневную проповедь. То же впоследствии было и в Афинах, в отдаленных кафетериях в конце улицы Иппократус или Колокинфу. От случайных собеседников он не уклонялся. С большой простотой он беседовал в Месолонги с рыбаками, в Афинах – с рабочими и строителями, в Пендели – с пастухами. Когда они уходили, он снова открывал свою матерчатую сумку, которую носил под рясой на плече, доставал Писание и продолжал свое общение со свв. Павлом и Иоанном.

15. Старец Евсевий в любом деле, даже в мелочах, старался уразуметь волю Божию. Прежде принятия какого-либо решения он размышлял, есть ли на это воля Божия. Над каждым встречающимся препятствием он размышлял, не от Бога ли оно.

16. Духовным прибежищем являлся для многих людей скит старца Иеронима. Там обретали они покой и утешение. Достойно внимания следующее свидетельство одного духовного чада старца: «Каким бы огорченным я ни был, какие бы трудности ни удручали меня, после посещения старца я всегда уходил с таким облегчением, что меня как будто бы и не занимали никакие проблемы. Идя по дорожке из скита в город Эгину я чувствовал себя настолько невесомо, что как будто едва касался земли. Я чувствовал, как оставление грехов и освобождение от различных искушений отражалось на весе моего тела. Молитва старца была сильной и действенной».

17. Старец Иероним сказал: «Я удивляюсь радиоприемнику: кто-то говорит на другом конце мира, а я его слышу здесь. То же происходит и с молитвой: мы молимся здесь, а Бог нас слышит на небе».

18. Подвижническим был скит старца Иеронима на Эгине. В небольшом дворе был колодец, несколько горшков с базиликом и лавандой, стулья и складные кресла, часы на стенах и различные инструменты на столе. В келье старца все было просто: столик, немного книг, несколько икон на стене, кровать, шкаф, два кресла, стул, скамейка, две рясы и большая фотография, на которой было запечатлено погружение Честного Креста. Священной и неземной была атмосфера кельи.

19. В свободное время старец Иероним работал в мастерской над починкой часов и изготовлением зажигалок. Двор скита был заполнен старыми часами, инструментами и различными железками. Настенные часы нарушали священное безмолвие своим боем. Старец обретал покой посреди этого беспорядка. Но однажды случилось неприятное событие. Один немец оставил ему ручную гранату, не предупредив, что она может взорваться. В один прекрасный день старец, совершенно ничего не подозревая, взял ножовку по металлу и начал резать гранату. Беда не заставила себя ждать. Граната разорвалась и настолько серьезно ранила старца, что он потерял левую руку. Испытание он пережил, славословя Бога.

20. О личности старца Иоиля один епископ сказал: «Что-то неотмирное было в нем. Как и другие духовные делатели, в уединении и молчании он старался углубиться в истину и вознести душу в прекрасный мир святости. Кроме того, он был горячим сторонником монашеского идеала. Всегда оригинальный и своеобразный, он свято чтил предание и обладал свободным духом.

21. День старца Иоиля обычно протекал следующим образом: он вставал в пять часов и после краткой утренней молитвы на протяжении целых пяти часов читал Священное Писание и другие книги. Около одиннадцати он выходил для отдыха на улицу и пешком поднимался в церковь, где беседовал с теми, кто искал общения с ним. Там он вкушал немного пищи, которую ему приготавливали, и в половине первого возвращался домой для чтения и небольшого телесного отдыха. После обеда, около пяти часов он снова шел в церковь на вечерню. Потом начиналась исповедь или душеполезные беседы с духовными чадами. По окончании он возвращался домой и ложился спать.

22. Два иностранца, знавшие греческий язык, посетили старца Паисия и провели с ним в беседе около часа. На обратном пути один спросил другого:

– Что ты чувствуешь?

– Радость, большую радость. А ты?

– И я тоже,– ответил второй.

23. Старец с острова Парос Филофей и старец Амфилохий поддерживали друг с другом связь с тех пор, как стали священниками и духовниками. Между ними были любовь и взаимное уважение. Однажды, когда старец Амфилохий заболел и находился на острове Родос, его посетил старец Филофей. Встреча стала исполнением глубочайшего желания двух старцев встретиться прежде отшествия из этого временного жилища. Об этой встрече старец Филофей написал следующее: «Радость и ликование от встречи друг ; с другом были неописуемы. Но и духовная польза от исповеди была велика, потому что и мы, как люди, грешны».

X. РАЗНОЕ

1. Один афонский паломник пытался дать старцу Паисию мазь от артрита. Тот ему сказал: «Эх, благословенный, зачем мне эта мазь? Мне нужна мазь только для занятий спортом! Есть у тебя такая?» (здесь игра слов: по-гречески слова «артрит» и «спорт» звучат почти одинаково – Прим.пер.).

2. Старец Паисий уважал традиции прежних монахов, поэтому, куда бы он ни приходил, он «не менял даже гвоздика». Это решение он принял после следующего происшедшего с ним случая: «Когда я пришел в келью святого Ипатия в скиту Катунаки, то увидел в саду вбитые в землю то там, то сям палки. В недоумении, зачем монах, который жил в келье прежде меня, натыкал в землю палок, я их собрал. Но однажды, работая летом в саду, я увидел змею, выползающую из дыры, откуда я вынул кол, всаженный моим предшественником. Я стал искать палку, чтобы снова заткнуть дыру. Так я догадался, что сад полон дыр, которые являются змеиными гнездами. Тогда я понял, зачем мой предшественник втыкал колья».

3. Старца Паисия посетил один врач, которого мучила мысль о смерти, и он хотел объяснить старцу, что такое смерть. Улыбаясь, старец сказал ему: «Но ведь смерти нет».

4. Старец Паисий верил в то, что любая профессия может привести ко спасению. Однажды посетителям, спросившим, какую профессию им выбрать, он сказал: «Станьте адвокатами, чтобы примирять супружеские пары, и спасетесь».

5. Старец Паисий, размышляя о великих скорбях в миру, говорил, что монахи должны быть благодарны Богу за то, что имеют возможность жить в иноческом общежитии.

6. Старец Паисий говорил: «Монахи, которые отвергают мир и мирское и борются до крови за хранение заповедей Божиих, достигают великой и дивной меры».

7. Одному человеку, который не мог ужиться с родителями, старец Паисий сказал: «Помни, что когда ты лежал в люльке, родители заботились о тебе и не отдали тебя в какое-нибудь филантропическое заведение, чтобы остаться в покое. Теперь ты обязан воздать им свой долг».

8. Старец Филофей сказал: «Не все могут уйти в пустыни и монастыри, но только те, кому предопределено Богом. В воинстве Небесного Царя есть разные подразделения, как и в земных войсках есть пехота, есть конница, артиллерия, флот, авиация, генералы и офицеры. Вот, к примеру, в саду деревья и цветы не одного вида. Там разнообразие и деревьев, и цветов, и плодов. Так и в Церкви Христовой существуют разные полки, которые стремятся к одной цели – стяжанию вечной жизни и царства. В обоих полках, и среди женатых, и среди монахов, есть и богатые, и бедные, начальники и подчиненные, цари и простые люди, офицеры и солдаты, мужчины и женщины, люди любого возраста и общественного положения».

9. Старец Филофей сказал: «Ныне я вижу много образованных людей, богословов и ученых, но ни одного Великого Василия, ни одного Богослова Григория, ни одного Божественного Златоуста, ни одного Великого Афанасия я не вижу. Те приснопамятные и всечестные Отцы прославились не столько своей ученостью, сколько своими добродетелями. Может быть, сегодня никто не имеет права стать великим и добродетельным? Или, может быть, Бог не дает сегодня Свою благодать так, как давал ее раньше? Нет. Иисус Христос вчера и ныне той же и во веки. Трудящимся и подвизающимся Он дает Свою благодать».

10. Старец Амфилохий сказал: «Зачастую образованные люди – самые глупые».

11. Однажды два старца повздорили, и один пошел просить у другого прощения. Но он не был искренним и смиренным. Другой понял это и не прощал его. Тогда первый пошел к своему духовнику и сказал:

– Я поссорился с тем-то. Я прошу у него прощения, но он меня не прощает. Что мне делать? Духовник сказал ему:

– Ты не попросил прощения от сердца, поэтому он и не простил тебя.

В скором времени тот старец с искренним покаянием снова пошел к старцу, с которым поссорился, и сказал ему:

– Я виноват, прости меня. И получил прощение.

12. Старец Епифаний сказал: «Многочадие требует прежде всего жертвенности, а не денег».

13. Старец Иероним сказал: «Женатые ублажают неженатых, а неженатые иногда завидуют женатым. Однако каждый должен верно выполнять свое предназначение».

14. Старец Иероним сказал: «Как-то раз один епископ поехал на Афон, чтобы в каком-нибудь монастыре остаться в качестве простого монаха. Ангел Господень пришел в монастырь прежде него и сообщил о прибытии епископа. Монахи спустились к берегу моря, но никакого епископа не увидели. Владыка в смиренных одеждах пришел в монастырь и попросил разрешения остаться. Монахи не узнали его и оставили в монастыре, возложив на него различные послушания, например, такие, как доставка дров с гор. Не имея привычки, он очень уставал, но никому ничего не говорил. Однажды, когда он возвращался с гор, ведя за собой мула с дровами, Ангел Господень явился монахам и сказал им, что идет Владыка и они должны поспешить его встретить. Он открыл им, что епископ – тот усталый брат, который везет на муле дрова. Тогда монахи побежали и поклонились ему, прося прощения».

15. Два пустынника пришли в монастырь Дионисиат и сидели у стен на скамейке, ожидая начала всенощного бдения под пятое воскресенье Великого поста. На старца Гавриила, который в то время был молодым монахом, их вид произвел большое впечатление. Он с большим интересом прислушивался к их разговору о том, как они провели святую Четыредесятницу:

– Вашими молитвами и Христовой благодатью, хорошо, – сказал один.– Рядом с нами живет святой духовник отец Матфей, который по средам и субботам служит Литургию и причащает нас. Сюда меня послал старец за просфорой, свечами и вином.

– А как у вас с пищей? – спросил другой пустынник.

– Слава Богу! – сказал первый, – в этом году милосердие Божие сжалилось над нами, и у нас выросло множество побегов такой-то травы. Мы и не заметили, как прошла Четыредесятница. Каждый день мы варим их с рисом, в субботу и воскресенье добавляем немного оливкового масла, и еды у нас вдоволь. Славно имя Господне!

16. Однажды старец Иероним плыл на корабле под названием «Гоисса» с острова Эгина в Пирей. Как всегда, он сел поодаль и молился. Вдруг к нему подходит капитан и говорит:

– Отец, уйди отсюда и сядь там.

Старец Иероним смиренно выполнил его приказ. Вскоре капитан снова приказал ему поменять место. То же самое повторилось и в третий раз. Действия капитана были вызывающими. Пассажиры начали возмущаться и сделали ему замечание: почему он так поступает с таким почтенным старцем, который, в конце концов, заплатил и за билет. Капитан ответил:

– Моя мама мне сказала, чтобы я бросал в море беженцев, которых увижу.

Услышав это, старец Иероним огорчился, но не сказал ничего. Он только молился за капитана и решил в следующий раз не садиться на это судно.

Но однажды не было другого корабля, и старец был вынужден сесть на «Гоиссу». Проходя мимо, капитан остановился и спросил его:

– У тебя есть билет?

– Да, есть,– сказал старец.

– Дай мне его: я верну тебе деньги.

Он взял у него билет и вернул ему деньги, сказав:

– Моя мама отругала меня и сказала, чтобы я больше не брал с тебя денег. Впредь приходи, когда пожелаешь, и путешествуй бесплатно.

17. Между католическими монахами и православными есть существенное различие, которое старец Паисий охарактеризовал следующим образом: «Католические монахи идут в мир, чтобы найти людей. Мы же сидим на месте, а люди ищут нас и приходят к нам сами. Это существенное различие».

КРАТКИЕ БИОГРАФИЧЕСКИЕ ДАННЫЕ СТАРЦЕВ

Амфилохий (Макрис), старец с о.Патмос (1889–1970). Родился на о.Патмос и в возрасте 16 лет стал послушником монастыря св. апостола Иоанна Богослова. В 1935 году избран его игуменом. Вел обширную духовную и общественную деятельность.

Анфим (Вайанос), старец с о.Хиос (1869-I960). Его родина – г.Ливадья на о.Хиос. Продуктивно трудился в лепрозории (лечебном учреждении, где живут и трудятся больные проказой) Хиоса, который превратил из «места страдания в рай». Ктитор и духовник женского монастыря Божией Матери Помощницы. В 1992 году канонизирован Церковью.

Гавриил (Казасис), афонский старец (1886–1983). Родился в местечке Месениколас вноме (административная единица в Греции) Кардица. В 1910 году прибыл на Афон, где на протяжении ряда лет священствовал и был игуменом монастыря Дионисиат. Знаменитый духовник, писатель-самоучка, деятельный афонский монах.

Георгий (Карслидис), старец из г.Драма (1901–1959). Его родина – г.Аргируполи на Черном море. В 1929 году переезжает в Грецию. После различных передвижений место его постоянного служения – церковь Архангелов в г.Драма. В 1934 году строится монастырь Вознесения Господня, где старец проводит оставшееся время своей жизни, насаждая благочестие в христианах округи.

Даниил (Димитриадис), старец афонского скита Катунаки (1846–1929). Родился в г.Смирна. С малых лет горел желанием монашества. Великий святогорец. Писал книги и иконы.

Епифаний (Феодоропулос), старец из Афин (1930–1989). Родился в местечке Вурнази нома Мессиния. Человек с призванием к священству, с жаждой знания, юный старец. Незаметный клирик и известный писатель. Любил священные каноны, которые изучал и соблюдал. Отказался стать епископом. Духовный отец многих людей и основатель монастыря Благодатной Богородицы в Тризине.

Евсевий (Матфопулос), старец из миссионеров (1849–1929). Его родина – Мелиссопетра в Гортинии. В юном возрасте постригся в монахи. Посвятил себя, главным образом, проповедническому служению. Осуществил множество миссионерских поездок. Писатель и основатель братства богословов «Зои».

Иаков (Цаликис), старец с о.Эвбея (1920–1991). Родился на Эвбее и подвизался в монастыре св. Давида. Стал известным, великим старцем, есть явные свидетельства его святости.

Иероним (Апостолидис), старец с о. Эгина (1883–1966). Его родина – Гелвери в Каппадокии. В 1922 году приехал в Грецию. Имел дар слова. Посвятил себя исихатской жизни, поддерживал многих людей своими высоко духовными советами.

Иоиль (Яннакопулос), старец из г. Каламы (1901–1966). Родился в местечке Петалиди нома Мессиния. В 1924 году постригся в монахи, а позже рукоположен во дьякона и пресвитера. Преподавал в средней школе. Занимался, главным образом, написанием книг. В 1964 году был обновлен монастырь св. Пророка Илии в Каламах, строителем которого он являлся.

Иосиф, афонский исихаст (†1959). Его родина – о.Парос. В возрасте 23 лет начал изучать книги Святых Отцов, и в нем родилась любовь к безмолвию, подвигу и молитве. Истинный святогорец, суровый исихаст, уединенный молитвенник, верный своему духовному уставу. Многие современные афонские монахи были воспитаны старцем Иосифом.

Паисий (Эзнепидис), афонский старец (1924–1994). Родился в с.Фараса в Каппадокии. В 1927 году его семья переехала в г.Коница (Греция), а в 1957 году он постригся в монахи на Афоне. Самый известный афонский старец. На протяжении четырех десятилетий утешал народ Божий и поддерживал множество душ, помогая в решении их разнообразных проблем. Явны признаки его святости.

Филофей (Зервакос), старец с о.Парос (1884–1980). Родился в местечке Пакил нома Лакония. В 1907 году постригся в монахи, в 1912 году рукоположен во пресвитера. Осуществил множество миссионерских поездок. Опытный духовник, способный писатель и ревнитель преданий.

Святитель Савва Сербский (1169–1237), младший сын сербского государя Стефана Немани, брат Стефана Первовенчанного Сербского. В 17 лет удалился на Афон, отказавшись от княжества, принял там монашество; возобновил Хиландарский монастырь, пришедший к тому времени в разорение; написал для него устав и ввел там строгое общежитие. По возвращении в Сербию был настоятелем Студенецкого и др. монастырей. Когда, благодаря его ходатайствам, Сербская Церковь получила самостоятельность, стал первым архиепископом Себским.



Источник: Изречения подвижников Греции. Издательство им. Святителя Игнатия Ставропольского, Москва, 2002