Почему я не развожусь

Ольга Пав­лова

Мои роди­тели раз­ве­лись, когда мне было 14 лет. Навер­ное, это не совсем уже дет­ский воз­раст, но мир для меня рухнул. То, что само собой разу­ме­лось, то, что было креп­кой почвой под ногами, что вос­при­ни­ма­лось есте­ствен­ной осно­вой жизни — моя семья, — вдруг заша­та­лось, заша­та­лось и раз­ва­ли­лось. Семей­ное гнездо, «родо­вой замок», в кото­ром было так надежно, в кото­ром не были страшны ни гроза, ни навод­не­ния, ни все войны внеш­него мира, рухнул, засы­пав кам­нями всех своих оби­та­те­лей. Из-под этого обвала каждый выби­рался уже пооди­ночке и сам как мог зале­чи­вал полу­чен­ные кон­ту­зии.

Роди­тели ста­ра­лись вести себя циви­ли­зо­ванно. Дей­стви­тельно ста­ра­лись. Они не пыта­лись нас с братом «делить», мы должны были остаться с мамой. Они, конечно, объ­яс­нили, что нас «любят по-преж­нему». Они даже изви­ни­лись, что не смогли сохра­нить семью, ска­зали, что в этом нет нашей с братом вины, что, пере­став быть мужем и женой, они всё равно оста­ются нашими любя­щими роди­те­лями. Одним словом, про­де­лали всё пра­вильно, — подоб­ные «пси­хо­ло­ги­че­ские» советы мы и сейчас легко обна­ру­жим в любом попу­ляр­ном пери­о­ди­че­ском изда­нии, решив­шем затро­нуть тему раз­вода.

Но дело было в том, что, кроме слов, у чело­века есть и другие спо­собы понять, что про­ис­хо­дит. Мама пере­стала вни­кать в наши дет­ские дела — она вся была в своей ситу­а­ции оди­но­кой жен­щины за сорок и пыта­лась дока­зать миру и «этому дураку», что чего-то стоит. Папа появ­лялся редко — он жил теперь где-то на другом конце города, куда мы с братом добра­лись лишь одна­жды. К нам он при­ез­жал, но неуютно было всем — и роди­те­лям, и нам, детям. Вза­им­ные обиды взры­ва­лись в воз­духе малень­кими горя­чими искор­ками. За каждым словом непре­менно скры­вался какой-нибудь под­текст. Мы пыта­лись общаться по-преж­нему, но как это было воз­можно? Есте­ствен­ность и искрен­ность ушли из нашего обще­ния, и посте­пенно мы пере­стали смот­реть друг другу в глаза. Как будто все мы пре­дали друг друга…

Я не верю в то, что можно про­жить несколько лет вместе, а потом раз­бе­жаться как ни в чем не бывало. Я не видела такого ни разу. А посмот­реть было на что: из мно­же­ства друзей и подруг только у одной(!) девочки роди­тели были не раз­ве­дены. Как мы ей все втайне зави­до­вали! Папа делал ей бутер­броды утром, и она могла в любой момент обнять его — это, ока­зы­ва­ется, очень важно. Мама нахо­дила время спро­сить про успехи в школе и пого­во­рить про первую любовь. Перед этой девоч­кой не про­хо­дила череда «тетей Оль» и «дядей Миш» и не висела угроза, что когда-нибудь при­дется с ними жить, и как-то при­ти­раться, и слу­шаться их, и ругаться из-за оче­реди к умы­валь­нику. И ей не при­хо­ди­лось застав­лять себя любить детей своих роди­те­лей от дру­гого брака, чтобы созда­вать види­мость «циви­ли­зо­ван­ных» отно­ше­ний.

В домах же осталь­ных моих друзей, как и в моем, витали в воз­духе обиды и недо­молвки. Там тоже выби­ра­лись из-под облом­ков рух­нув­шей семьи. Люди рас­хо­ди­лись, потому что «не сошлись харак­те­рами», потому что ссо­рятся, потому что нет бли­зо­сти, что хочется сво­боды. Потому, что встре­тили «насто­я­щую» любовь. Но как-то не реша­лось всё с раз­во­дом. Обиды усу­губ­ля­лись еще больше, а «насто­я­щая» любовь со вре­ме­нем ока­зы­ва­лась тоже дале­кой от идеала, и старые про­блемы вскоре про­яв­ля­лись и тут. От себя не убе­жишь.

Чем больше про­жили люди вместе, тем тяже­лее, тра­гич­нее рас­ста­ва­ние. Это как пытаться изба­виться от боли в ноге с помо­щью ампу­та­ции. Даже те, кто жало­вался на несход­ство харак­те­ров, на отсут­ствие бли­зо­сти, — все-таки уже срос­лись, спле­лись вет­вями, при­ле­пи­лись один к дру­гому. Общий опыт, общие шутки, намеки, понят­ные лишь им одним, общие дети, в конце концов — и кто сказал, что уже одно это недо­ста­точ­ная при­чина, чтобы все-таки остаться вместе?

Мы испор­чены страст­ными гол­ли­вуд­скими исто­ри­ями, роман­тич­ными книж­ками, глян­це­вой рекла­мой, соб­ствен­ными догад­ками, что у других лучше, кра­си­вее, легче. Что где-то есть иде­аль­ные люди, иде­аль­ные семьи и полное пони­ма­ние по всем вопро­сам. Но давайте лучше посмот­рим на рус­ские народ­ные сказки — вот где ни капли лжи. Чтобы вер­нуть Фини­ста — ясна сокола из даль­них стран, жена должна трое баш­ма­ков желез­ных стоп­тать, трое посо­хов желез­ных сте­реть, трое кол­па­ков желез­ных порвать. Чтобы лягушка снова стала Васи­ли­сой Пре­муд­рой, Иван-царе­вич идет в даль­нюю дорогу и побеж­дает Кощея Бес­смерт­ного. В сказ­ках дорога к сча­стью лежит через испы­та­ния, через беды, через труд — физи­че­ский и душев­ный. Героям не при­хо­дит в голову пытаться искать себе дру­гого суже­ного и начи­нать с ним жизнь сна­чала. Они при­ни­мают свою судьбу и…выходят побе­ди­те­лями!

Мы с мужем вместе уже почти 20 лет. И наша семей­ная жизнь далеко, далеко не без­об­лач­ная. Огля­ды­ва­ясь на про­жи­тые вместе годы, я иногда думаю о том, сколько раз мы могли уже разой­тись. Потому что пово­дов было нава­лом. Его болезни, мои депрес­сии, финан­со­вые и нрав­ствен­ные тупики, в кото­рые заво­дила нас жизнь, пример окру­жа­ю­щих, дав­ле­ние род­ствен­ни­ков — близ­кие всегда знают, кто вино­ват и как жить пра­вильно, осо­бенно те из них, кто сам не смог сбе­речь свою семью. Мы пере­жили все кри­зисы, опи­сан­ные в спе­ци­аль­ной науч­ной лите­ра­туре, и еще десятки своих соб­ствен­ных. Были и пери­оды непо­ни­ма­ния, охла­жде­ния и ощу­ще­ния полной бес­смыс­лен­но­сти и дальше быть вместе. А еще мы орали друг на друга, хло­пали дверьми и даже в резуль­тате «циви­ли­зо­ван­ной» дис­кус­сии при­хо­дили к реше­нию рас­статься — «так будет лучше для всех». И все-таки оста­ва­лись вместе.

Каждый раз нахо­ди­лось что-то, удер­жи­ва­ю­щее нас от послед­него шага и не дающее совер­шить тер­ро­ри­сти­че­ский акт — взо­рвать наш дом. Дом, где, между прочим, мы уже давно живем не одни. Да, иногда един­ствен­ным, что удер­жи­вало нас вместе, была пре­сло­ву­тая мысль о «сле­зинке ребенка». И когда на одну чашу весов кла­лись наши амби­ции, обиды и эгоизм, а на другую — неиз­беж­ное горе наших детей, мы все-таки отрезв­ля­лись и искали другие выходы из ситу­а­ции.

И выход обна­ру­жи­вался. Вот уже почти уве­ря­ешься, что знаешь своего спут­ника жизни как свои пять паль­цев, что ничего нового от отно­ше­ний ждать уже не при­хо­дится,— как вдруг слу­ча­ется что-то такое, от чего будто пелена спа­дает с глаз. И смот­ришь на чело­века новыми гла­зами и откры­ва­ешь вдруг в нем новые, непо­сти­жи­мые глу­бины. В другой раз спо­ришь до хри­поты, предъ­яв­ля­ешь какие-нибудь пре­тен­зии, и вдруг поду­ма­ешь: а ведь прав-то он! Как трудно бывает при­знаться в соб­ствен­ной глу­по­сти! А то вдруг вспом­нишь о каком-нибудь остром моменте общего сча­стья, о каком-нибудь сов­мест­ном при­клю­че­нии, и поду­ма­ешь: да пле­вать на раз­бро­сан­ные носки и на то, что он вер­нулся домой за пол­ночь, и что тру­до­го­лик, и много еще на что. Я ведь тоже далеко не идеал. Будем любить такого как есть и наде­яться, что на мои недо­статки тоже будут смот­реть снис­хо­ди­тельно.

Когда чего-то по-насто­я­щему хочешь, весь мир начи­нает вер­теться вокруг тебя. Вовремя попа­да­ется умная книжка, кто-нибудь дает нужный совет, и даже какое-нибудь глупое теле­ви­зи­он­ное ток-шоу вдруг под­ска­зы­вает выход из ситу­а­ции. Так в сказ­ках герой соби­ра­ется в дорогу за люби­мой, куда-нибудь в три­де­вя­тое цар­ство, кото­рое непо­нятно где и нахо­дится, и ему вдруг начи­нают помо­гать всякие зай­чики, голу­бицы, вол­шеб­ные клубки и даже Баба-яга.

И разве не для того даны нам испы­та­ния, чтобы научиться их пре­одо­ле­вать? Разве не была бы жизнь скуч­ной и даже бес­по­лез­ной, если бы все шло гладко и сладко? Сейчас я со смехом вспо­ми­наю, какие пустяки раз­дра­жали меня в начале супру­же­ской жизни, и не без удив­ле­ния огля­ды­ва­юсь на испы­та­ния, кото­рые уда­лось нам пройти. Сколько эго­изма, гор­до­сти, глу­по­сти, нетер­пи­мо­сти при­шлось вытрав­ли­вать из себя! И сколько лет прошло, прежде чем я нако­нец дога­да­лась заме­нить бес­по­лез­ный вопрос «за что мне все это?» на, каза­лось бы, оче­вид­ный и про­дук­тив­ный «зачем?»

Зачем именно этот чело­век дан мне в супруги? Зачем именно с ним суж­дено пройти мне свой жиз­нен­ный путь? И уже сейчас я бес­ко­нечно бла­го­дарна ему за то, что открыла в себе и чему научи­лась бла­го­даря ему. Я и не подо­зре­вала, что обна­ружу в себе и сми­ре­ние, и умение про­щать, и бездну твор­че­ской фан­та­зии, кото­рую не раз при­хо­ди­лось про­яв­лять и, видимо, не раз еще при­дется. Я уве­рена, мы не раз еще разо­ча­ру­емся друг в друге и не раз влю­бимся заново в уже, каза­лось бы, насквозь зна­ко­мого чело­века. Но только так при­хо­дит то, ради чего мы и живем: опыт, муд­рость, любовь.

Фома.Ru

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки