Владимир Басенков
Размышляя о смехе и радости

Глупый в смехе воз­вы­шает голос свой (Сир.21:23).

«Не смех – зло, но зло то, когда он бывает без меры, когда он неуме­стен.
Спо­соб­ность смеха внед­рена в нашу душу для того,
душа иногда полу­чала облег­че­ние, а не для того, чтобы рас­слаб­ля­лась»

Свя­ти­тель Иоанн Зла­то­уст, Том 12, часть 1, беседа 15.

Поси­деть, пошу­тить, посме­яться – это ли не один самых излюб­лен­ных, про­стых и «бюд­жет­ных» видов досуга и снятия стресса для сред­него граж­да­нина России? Остроты и смех раз­ря­жают обста­новку, рас­по­ла­гают к себе, делают весель­чака «своим» в кол­лек­тиве. Без шуток и рас­ка­тов гром­кого хохота неко­то­рые люди не пред­став­ляют своей жизни. Кого-то излишне спо­кой­ная реак­ция на оче­ред­ную шутку, осо­бенно извест­ную, пока­зан­ную с экрана смарт­фона, даже оскорб­ляет. Радо­ваться, по мнению обще­ства, – это зача­стую «ржать».

Архи­епи­скоп Иоанн (Шахов­ской) гово­рит, что смех бывает «свет­лый и темный». Опре­де­лить, какой из этих типов смеха захле­сты­вает вас, вла­дыка пред­ла­гает, при­слу­шав­шись к внут­рен­ним ощу­ще­ниям. Если нет легкой радо­сти – значит, неиз­бежно будет чув­ство­ваться какая-то тяжесть. Хоро­ший, добрый смех, тонкое чув­ство юмора и добрую улыбку сего­дня встре­тишь неча­сто. Как пра­вило, объ­ек­том шутки ста­но­вится чело­век или его недо­статки, неудача, даже груст­ное собы­тие. Кого-то удив­ляет, что в ком­мен­та­риях под тра­ги­че­ской ново­стью не всегда можно встре­тить слова собо­лез­но­ва­ния? Осуж­де­ния, обви­не­ния и даже шутки по поводу чужого горя!

В бездне Интер­нета дурной юмор давно занял свою нишу. Здесь можно встре­тить целые сооб­ще­ства сме­ю­щихся цини­ков. Надо ска­зать, что отказ от смеха и бес­при­чин­ного весе­лья, при­ня­тых в «весе­ля­щемся обще­стве», может заклей­мить вас как чело­века асо­ци­аль­ного. Зна­комы ли нам, хри­сти­а­нам, ситу­а­ции, когда мы ока­зы­ва­лись в обще­стве людей, вза­хлеб сме­ю­щихся, а нам в это время в душе было очень грустно? Архи­епи­скоп Иоанн был точен в кате­го­рич­ном опре­де­ле­нии «света и тьмы» в отно­ше­нии смеха. Часто нам просто навя­зы­вают модель посто­ян­ного смеха, необ­хо­ди­мо­сти сме­яться над ближ­ним, его недо­стат­ками и неуда­чами. За смехом может скры­ваться легион чело­ве­че­ских поро­ков: нена­висть, гнев, уныние, зависть, празд­ность, блуд…

Диа­гнозы миру выстав­лены очень давно, и, несмотря на про­гресс, нового перечня грехов не воз­ни­кает – изощ­рен­но­стью пест­рят только формы. При­знаем: «темный» смех и сего­дня напол­няет обще­ство. Как быть хри­сти­а­нину, не обо­льститься и сде­лать в отно­ше­нии этого пра­виль­ные выводы? Ходить с мрач­ным лицом и отка­заться от смеха совсем, пре­вра­титься в сноба и зануду?

Со стра­ниц Свя­щен­ного Писа­ния Гос­подь напо­ми­нает нам: Горе вам, сме­ю­щи­еся ныне, ибо вос­пла­чете (Лк.6:25). Еван­гель­ская про­по­ведь начи­на­ется при­зы­вом к пока­я­нию, а одна из запо­ве­дей бла­жен­ства сооб­щает: Бла­жени пла­чу­щии, яко тии уте­шатся (Мф.5:4). На этом кон­тра­сте довольно хорошо пока­зано отно­ше­ние хри­сти­ан­ства к пер­ма­нент­ной «сме­хо­па­но­раме» обще­ства. Цен­тром нашей радо­сти, нашего весе­лья должен быть Бог. В про­тив­ном случае наше стрем­ле­ние к сме­хо­твор­ству – лишь пустая празд­ность. В лучшем случае.

Конечно же, шуткой всегда можно обод­рить чело­века. Мы можем улыб­нуться после бого­слу­же­ния, искренне обра­до­ваться встрече, тор­же­ству. Да, духов­ная радость видна на лице, ее сопро­вож­дает полу­улыбка. Но в таком состо­я­нии чело­век не стре­мится к смеху и штукам. Он чув­ствует Бога, раду­ется о Гос­поде – чего еще нужно?

Наш приход служит «старым» чином и входит в число еди­но­вер­че­ских при­хо­дов Рус­ской Пра­во­слав­ной Церкви. Свя­щен­ник при­ез­жает не так часто. Насла­диться кра­со­той анге­ло­по­доб­ного пения в испол­не­нии масте­ров также уда­ется редко. На послед­ней Боже­ствен­ной литур­гии с уст при­хо­жан не схо­дила улыбка! Еще бы: мы могли спо­до­биться Святых Таин, в храме много детей, сол­неч­ный свет пере­ме­жался с духов­ным в нашем малень­ком и уютном храме… Мы не сме­я­лись. Но наши улыбки были искрен­ними и глу­бо­кими. В такие моменты мне кажется, что у чело­века улы­ба­ется душа.

Улы­ба­ется ли она во время безум­ного хохота от пошлой шутки? Душа в эти моменты скорее скор­бит. Мы забы­ваем, что смех стал ору­жием против всего здо­ро­вого в мире и воро­тами для всего нездо­ро­вого. Хочешь обес­це­нить свя­тыню в глазах отдельно взя­того чело­века? Сделай это пред­ме­том насме­шек. Кажется, совет­ская власть именно так и посту­пала в отно­ше­нии веру­ю­щих: «А, дурачки какие-то! Давайте над ними сме­яться, глу­миться, делать смеш­ные пла­каты и сочи­нять анек­доты». Эта закваска никуда не ушла из нашего обще­ства и по сей день. Хочешь, чтобы нару­ше­ние табу вошло в жизнь как обыч­ное явле­ние? Начни над ним под­шу­чи­вать. В один миг то, что вчера счи­та­лось совер­шенно непри­лич­ным даже для обсуж­де­ния, сего­дня ста­но­вится пред­ме­том насме­шек, завтра – обыч­ным явле­нием, а после­зав­тра – объ­ек­том защиты чьих-либо «прав». При­меры из дея­тель­но­сти извест­ных мень­шинств будут излиш­ними.

Глав­ным образ­цом для под­ра­жа­ния на нашем пути к обо­же­нию явля­ется Хри­стос. Давайте зада­димся вопро­сом: сме­ялся ли Он? Как гово­рит нам Иоанн Зла­то­уст и ссы­лав­ши­еся на него книж­ники Древ­ней Руси, нет: «Часто бывало, что Его видели пла­чу­щим, а чтобы Он сме­ялся или хотя мало улы­бался, этого нико­гда никто не видел». Сего­дня с этим пыта­ются спо­рить, но против авто­ри­тета одного из все­лен­ских учи­те­лей тяжело что-то воз­ра­зить. Неужели мер­ность духа, тихую радость, к кото­рой мы стре­мимся, воз­можно под­дер­жать или сохра­нить с помо­щью эмо­ци­о­наль­ного взрыва, кото­рым явля­ется смех? Вряд ли. А вот искрен­няя улыбка, широ­кая, игра­ю­щая светом на лице, являет собой под­лин­ную радость, заря­жает, дает надежду.

Сме­хо­твор­ство для чело­века пост­мо­дерна стало нар­ко­ти­ком. Он упи­ва­ется им, чтобы изба­вить себя от непре­кра­ща­ю­щихся тяже­лых мук нерас­ка­ян­ной души. Этот алко­голь смеха играет абсо­лютно раз­ными оттен­ками. Чело­век ищет его, ведь пре­крати сме­яться – вер­нутся тяже­лые мысли, насту­пит уныние… Но у хри­стиан-то есть способ не уны­вать: радо­ваться, непре­станно молиться и за все бла­го­да­рить. Попро­сить Бога в моменты скорби под­дер­жать – неужели Он отка­жет? Открыть грехи на Испо­веди, при­ча­ститься Святых Таин. Вот она, наша хри­сти­ан­ская радость! Она напря­мую зави­сит от Бога. Скажу баналь­ность, но кто не заме­чал, что под­лин­ное вооду­шев­ле­ние и вос­торг при­хо­дят от обще­ния с бра­тьями и сест­рами во Христе, от молитвы и чтения душе­по­лез­ных книг, от совер­ше­ния дел мило­сер­дия?

Мы видим, что в устах Бога смех носит харак­тер пре­зре­ния: За то и Я посме­юсь вашей поги­бели; пора­ду­юсь, когда придет на вас ужас (Притч.1:26). «Ад все­смех­ли­вый» из канона на Пяти­де­сят­ницу сим­во­ли­зи­рует пора­же­ние и осме­я­ние зла. Хри­стос побе­дил смерть, сошел во ад и спас людей. И посме­ялся над отцом лжи. Прежде дьявол сме­ялся над людьми, над их паде­нием. А первым извест­ным вет­хо­за­вет­ным «шут­ни­ком» можно счи­тать насме­хав­ше­гося над пре­ста­ре­лым отцом Хама.

Смехом радо­сти в под­лин­ном смысле можно назвать дет­ский смех. Дети умеют радо­ваться самым про­стым вещам, на кото­рые мы, взрос­лые, смот­рим порой с полным рав­но­ду­шием. Вот уж у кого стоит поучиться истин­ной радо­сти! Их смех не осуж­дает, не гне­ва­ется… Он полон любви ко всему окру­жа­ю­щему миру. Да и Спа­си­тель ясно сказал всем нам: Если не обра­ти­тесь и не будете как дети, не вой­дете в Цар­ствие Небес­ное (Мф.18:3).

Закон­чить статью хоте­лось бы сло­вами свя­ти­теля Иоанна Зла­то­уста: «Насто­я­щая радость всегда сме­шана с печа­лью и нико­гда не бывает чистой… Будем же радо­ваться той радо­стью, будем ста­раться ее полу­чить; а полу­чить ее воз­можно, изби­рая не при­ят­ное, но полез­ное, и даже испы­ты­вая некую скорбь доб­ро­вольно. Таким обра­зом мы сможем спо­до­биться Цар­ствия Небес­ного».

pravoslavie.ru

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки