Главная » Алфавитный раздел » Смирение » Семантика смирения в агиографическом тексте: историко-лексикографический аспект
Распечатать Система Orphus

Семантика смирения в агиографическом тексте: историко-лексикографический аспект

1 голос2 голоса3 голоса4 голоса5 голосов (2 голос: 5,00 из 5)

Ю.В. Коренева

 

2010 г. Московский государственный областной университет

Сообщается о месте и роли понятия смирение в тексте жития святого. Данные исторических и этимологических словарей в этом аспекте позволяют реконструировать первичную семантику анализируемого слова и через сопоставительный анализ словарных значений определить его смысловой объем, сходство и различие лексикографических интерпретаций.

Ключевые слова: семантическая реконструкция, концепт, этимология, житие.

Каждая профессиональная сфера коммуникации, в том числе литературный жанр, вырабатывает свою понятийную сферу, реализует свой аспект сознания, в том числе языкового, и в современной лингвистике такая совокупность понятий именуется концептосферой. Терминологическое значение последней, после Д.С. Лихачева, сегодня уточняется: можно говорить о совокупности концептов – ментальных образований – для каждой сферы деятельности человека в рамках дискурсивных и текстовых исследований. В этом аспекте понятие агиографической концептосферы реально. В составе житийного текста, эксплицирующего, репрезентирующего агиографическую концептосферу, проявляется через словоупотребление религиозное сознание, в нашем случае русское православное. Поэтому о концептах агиографической концептосферы целесообразно говорить с позиций православного религиозного сознания.

Агиографический текст имеет своей конечной коммуникативной целью оказать влияние на читателя-слушателя через описание святости как центрального понятия любого жития. В этом аспекте святость выступает как макроконцепт, содержащий в своем поле остальные понятия. Концепт святость репрезентируется в русском житийном тексте по-разному в зависимости от описываемого пути к святости, т.е. подвига того человека, которого Церковь чтит в сонме своих святых. Разновидностей духовного подвига много. Об этом, в частности, свидетельствуют жития преподобных монахов, в том числе Жития Оптинских старцев.

В житии преподобного монаха центральными, ключевыми понятиями становятся понятия любви к Богу и страха Божиего, молитвы и послушания, молчания и смирения. Остановимся подробнее на последнем. При описании какого-либо слова, выражающего понятие/понятия, необходимо изучение не только его современного лексикографического представления, но и исторического. С позиций современного русского литературного языка смирение расценивается, во-первых, как существительное от смирить, во-вторых, как ‘кротость’, ‘покорность’, ‘сознание своих недостатков, сочетающееся с отсутствием гордости’. Смирить, в свою очередь, фиксируется современной лексикографией, во-первых, как ‘сделать покорным, послушным; усмирить, укротить’ и ‘подавить в себе, сдержать, унять’ [13];[16]. В парадигматическом плане лексема смирение имеет синоним кротость и антонимы гордость, гордыня [14]; [15]. Современное написание данного слова через И дает определенную почву для народной этимологии, на поверхности оказывается практически прямая корреляция смирения и мира, непротивления, т.е. смиренный человек – человек мирный, тихий, спокойный. Орфографический казус связан с историей буквы «ять», исключенной из русского алфавита в 1918 году. Поэтому для дальнейших рассуждений необходимо обратить свой взгляд в прошлое.

В исторических словарях смирение предстает прежде всего как понятие духовной жизни человека: ‘смиренность, покорность; унижение’ [9: 659]: ‘I 1)униженность, бедность, убожество; 2) поражение, унижение’ и ‘II мир, примирение‘ [8: 320]; ‘примирение, мир; оскорбление, огорчение, унижение, порабощение, уничижение, ничтожество’ [6: 622]. Обращение к словообразовательной структуре слова в диахроническом ключе может дать ответ на вопрос о его внутреннем смысле. По мнению О.Н. Трубачева, «семантическая реконструкция, т.е. процедура восстановления древнего, или предшествующего, значения слова, тесно связана с реконструкцией формально-фонетической и словообразовательно-лексической, а также с реконструкцией языковой (праязыковой) в целом» [10]. В этой связи исторически точное написание исследуемой лексемы уже указывает на ее морфемное строение: съмЬрение, где съ — приставка со значением соединения и конечности действия, его совершенности, -ени[j]- суффикс отглагольного существительного со значением процесса и/или результата такого процесса и корень -мер- (через ять), этимологически отсылающий нас к понятию мера. Данные этимологических словарей подтверждают это положение: связано с и.-е. *mē- «мерить» [11: 2, 600]; [7: 2, 336]; [12: 1, 524]. Основываясь на данных Старославянского словаря, Т.И. Вендина относит смирение к религиозным ценностям средневекового человека наряду с верой, любовью, святостью, одиночеством, молитвой, покаянием [2: 281-293]. Всматривание в слово, опора на его внутреннюю форму помогают более точно определить его значения, т.к. «углубленное понимание значения есть, по нашему убеждению, уже тем самым его реконструкция» [10]. Гнездовой принцип расположения словарного материала, примененный В.И. Далем, тоже нацелен на глубокое понимание понятия, стоящего за словом: смирять, смирить кого, усмирять, укрощать или обуздывать, отвадив от дикости; сделать кротким, покорным, послушным; приводить в покорность, лишать природной дикости, зверства, своеволия, самонадеянности. <…> смиренный, кто смирился, кто живет в смирении, в кроткой преданности провидению, в сознании своего ничтожества’ [17].

Житие святого, созданное на основе русской истории и на русском варианте церковнославянского языка, произведение оригинальное, но нельзя в семантическом исследовании не учитывать ту крепкую связь, что всегда была и существует до сих пор в православном дискурсе между русским и греческим языком применительно к православной религиозной жизни. В греческом языке, по данным исторических словарей, славянское смирение чаще всего коррелирует с греческим ταπείνωσις ‘унижение; ослабление’; ‘смиренность, покорность’ [1: 1227] и ‘малость, неприметность; скромность, покорность; унижение’ [3: 206]. Таким образом, греческо-славянские семантические связи и внутренняя форма самого славянского слова указывают на наличие в семантической структуре исследуемого понятия таких ключевых смысловых компонентов, как ‘мерить’, ‘вниз’, ‘покорять’, которые эксплицируются в данном слове и развивают его семантику. Несмотря на отглагольный суффикс и абстрактную принадлежность, смирение, как и любое другое символическое понятие, восходит в своем значении к конкретному представлению. «Не следует забывать, что всякий символ изначально опирается на нечто материальное, в данном случае на прямое значение слова. Это последнее дает, если можно так выразиться, очертание образа. В этом смысле символ не является самодовлеющим, он имеет истоки в мире невидимого и его реального значения. Символ есть знак, стоящий на границе материальной и высшей духовной реальностей» [4: 15].
Жития Оптинских старцев, прославленных Русской Православной Церковью в 2000 году в лике преподобных, рассказывают о тех духовных подвигах, что совершали Лев, Макарий, Анатолий, Исаакий, Амвросий и другие старцы Оптинские, как они своей монашеской жизнью и любовью помогали многим людям обрести Бога.

Вообще все иночество под руководством старцев носило на себе отпечаток духовных добродетелей: простота, кротость и смирение были отличительными чертами оптинского монашества. Младшая братия старались всячески смиряться не только перед старшими, но и перед равными, боясь даже взглядом оскорбить другого, и при малейшем поводе немедленно просили друг у друга прощения (Житие преподобного Амвросия, старца Оптинского: 220) [1]

И другим в утешение говорил: «Бог не требует от больного подвигов телесных, а только терпения со смирением и благодарения» (Житие преподобного Амвросия, старца Оптинского: 222).

Преподобный Лев особенно любил молодого послушника, ласково называя его Сашей [будущего прп. Амвросия]. Но из воспитательных побуждений испытывал при людях его смирение (Житие преподобного Амвросия, старца Оптинского: 221).

Последний [прп. Макарий] очень любил своего ученика [прп. Амвросий], что, впрочем, не мешало подвергать его ударам по самолюбию, воспитывая строгого подвижника смирения, терпения, нищеты и других иноческих добродетелей (Житие преподобного Амвросия, старца Оптинского: 223).

Смирение в жизни православного человека есть неотъемлемая часть того пути, который проходит каждая душа к Богу: «гордым Бог противится, а смиренным дает благодать», «сердце смиренно и сокрушенно Бог да не уничижит». Смирение невозможно без покаяния, в семантическом смысле эти понятия связаны иерархически и амбивалентно: смирение приобретается через покаяние, искреннее покаяние дается через осознание своих грехов, осознание своих грехов приходит к смиренной душе. Смирение – это добродетель, в нашем контексте, православного монаха, а вне данного контекста – любого православного христианина. Как отглагольное образование лексема смирение содержит в своем семантическом составе и сему движения, процесса, которая трансформируется в сему внутренней работы над собой: «без смиренья невозможно иметь успокоенья» [5: 203]. Кстати, на двигательные свойства понятия смирение указывают его гиперо-гипонимические связи: смирение есть одна из добродетелей, т.е. внутреннее движение в деянии добра, а добро и добродетель историко-этимологически и семантически связаны с понятием преподобный как наименования чина святости в первичном значении ‘лучший перед Богом’. Наблюдения за житийными текстами показывают, что атрибутив смиренный используется как одна из постоянных характеристик будущего старца и уже старчествующего монаха.

Смирение как понятие (номинативная единица) – это приведение себя в меру, соединение (префикс) в процессе движения к Богу (суффикс отглагольного существительного) меры физической и духовной жизни. Без соблюдения во всем меры нет возможности для послушания, которое паче молитвы в монашеском миру, нет возможности человеку духовно развиваться, смиренный человек – это духовно сильный, растущий к святости человек, и внутренняя форма корня -свят- отсылает нас к понятию ‘расти, увеличиваться в размерах’. Контекстуальное употребление слова смирение в житиях Оптинских старцев реализует все указанные значения.

Примечание

1. 1. Цитаты из житийных текстов приводятся по изданию: Преподобные Оптинские старцы. Жития и наставления. Изд. 2-е. Свято-Введенский монастырь Оптина Пустынь, 2004.

Список литературы:

1. Вейсман А. Д. Греческо-русский словарь. Репринт V-го издания 1899 г. М., 2006.

2. Вендина Т.И. Средневековый человек в зеркале старославянского языка. М., 2002.

3. Греческо-русский словарь Нового Завета: Пер. краткого греческо-английского словаря Нового Завета Баркли М. Ньюмана / Перевод и редактирование В.Н. Кузнецовой при участии Е.Б. Смагиной и И.С. Козырева. М., 1997.

4. Клименко Л.П. Словарь переносных, образных и символических употреблений слова в Псалтири. Часть I, псалмы 1–50; часть II, псалмы 51–100. Н. Новгород, 2008.

5. Оптинский Цветник. Изречения преподобных старцев Оптинских. М., 2009.

6. Полный церковнославянский словарь (со внесением в него важнейших древнерусских слов и выражений). Протоиерей Г. Дьяченко. М., 2001. (Репринтное воспроизведение издания 1900 г.)

7. Преображенский А.Г. Этимологический словарь русского языка: П–Я. Изд. 2-е. М., 2010.

8. Седакова О.А. Словарь трудных слов из богослужения: Церковнославяно-русские паронимы. М., 2008.

9. Старославянский словарь (по рукописям X–XI веков): Около 10 000 слов / Э. Благова, Р.М. Цейтлин, С. Геродес и др. Под ред. Р.М. Цейтлин, Р. Вечерки и Э. Благовой. 2-е изд., стереотип. М., 1999.

10. Трубачев О.Н. Приемы семантической реконструкции // Сравнительно-историческое изучение языков разных семей. Теория лингвистической реконструкции. М., 1988. С. 197–222 // URL: http://www.philology.ru/linguistics1/trubachev-88.htm

11. Фасмер М. Этимологический словарь русско- го языка: В 4 тт. / Пер. с нем. и доп. О.Н.Трубачева; Под ред. и с предисл. Б.А. Ларина. 3-е изд., стер. СПб., 1996.

12. Черных П.Я. Историко-этимологический словарь современного русского языка: 13 500 слов: Т. 1- 2. М., 1993.

13. URL: http://www.gramota.ru/slovari – Большой толковый словарь русского языка. Гл. ред. С.А. Кузнецов. Первое издание: СПб., 1998. Публикуется в авторской редакции 2009 года.

14. URL: http://www.gramota.ru/slovari – Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. Автор Н. Абрамов. Печатное издание М., 1999. © Электронная версия, «ГРАМОТА.РУ», 2002.

15.15. URL: http://www.gramota.ru/slovari – Словарь антонимов русского языка: около 3200 антонимических пар. Автор М.Р. Львов. © Электронная версия, «ГРАМОТА.РУ», 2002.

16. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/ushakov/article/ushakov/18-1/us430401.htm – Словарь русского языка Д.Н.Ушакова.

17. URL: http://slovari.yandex.ru/dict/dal/article/dal/03161/22900.htm – Словарь живого великорусского языка В.И. Даля.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Rambler's Top100 Рейтинг@Mail.ru