Библиотеке требуются волонтёры

Слово огласительное на Святую Пасху иже во святых отца нашего святителя Иоанна Златоуста (на современном русском языке)

Оглав­ле­ние


Слово огла­си­тель­ное на Святую Пасху

Кто бла­го­че­стив и бого­лю­бив, — тот пусть насла­дится этим пре­крас­ным и свет­лым тор­же­ством.

Кто раб бла­го­ра­зум­ный, — тот пусть, раду­ясь, войдёт в радость Гос­пода своего.

Кто потру­дился, постясь, — тот пусть возь­мёт ныне дина­рий.

Кто рабо­тал с пер­вого часа, — тот пусть полу­чит сего­дня долж­ную плату.

Кто пришёл после тре­тьего часа, — пусть с бла­го­дар­но­стью празд­нует.

Кто успел придти после шестого часа, — пусть нисколько не бес­по­ко­ится; ибо ничего не лишится.

Кто замед­лил до девя­того часа, — пусть при­сту­пит, нисколько не сомне­ва­ясь, ничего не боясь.

Кто успел придти только в один­на­дца­тый час, — пусть и тот не стра­шится за своё про­мед­ле­ние.

Ибо щедрый Вла­дыка при­ни­мает и послед­него, как пер­вого; успо­ка­и­вает при­шед­шего в один­на­дца­тый час так же, как и рабо­тав­шего с пер­вого часа; и послед­него милует, и о первом печётся; и тому даёт, и этому дарует; и дела при­ни­мает, и наме­ре­ние при­вет­ствует; и дея­тель­но­сти отдаёт честь и рас­по­ло­же­ние хвалит.

Итак, все вой­дите в радость Гос­пода нашего; и первые и вторые полу­чите награду;

Бога­тые и бедные, ликуйте друг с другом;

Воз­держ­ные и нера­ди­вые, почтите этот день;

Постив­ши­еся и непо­стив­ши­еся, весе­ли­тесь ныне.

Тра­пеза обильна, — насы­щай­тесь все;

Телец велик, — никто пусть не уходит голод­ным; все насла­ждай­тесь пир­ше­ством веры; все поль­зуй­тесь богат­ством бла­го­сти.

Никто пусть не жалу­ется на бед­ность, ибо откры­лось общее Цар­ство.

Никто пусть не плачет о грехах, ибо из гроба вос­си­яло про­ще­ние.

Никто пусть не боится смерти, ибо осво­бо­дила нас смерть Спа­си­теля.

Он истре­бил её, быв объят ею;

Он опу­сто­шил ад, сошедши во ад;

Огор­чил того, кото­рый кос­нулся плоти Его.

Об этом и Исаия, пре­дузнав, вос­клик­нул: «Ад, — гово­рит он, — огор­чися, срет тя доле».

Он огор­чился, ибо стал празд­ным;

Огор­чился, ибо посрам­лён;

Огор­чился, ибо умерщ­влён;

Огор­чился, ибо низ­ло­жен;

Огор­чился, ибо связан.

Он взял тело и нашёл в нём Бога;

Взял землю и увидел в ней небо;

Взял то, что видел, и под­вергся тому, чего не видел.

«Где ти, смерте, жало?

Где ти, аде, победа?» (1Кор. 15:55).

Вос­крес Хри­стос, — и ты низ­ло­жился;

Вос­крес Хри­стос, — и пали бесы;

Вос­крес Хри­стос, — и раду­ются ангелы;

Вос­крес Хри­стос, — и водво­ря­ется жизнь;

Вос­крес Хри­стос, — и мёрт­вого ни одного нет во гробе.

Ибо Хри­стос, вос­крес­ший из мерт­вых, — «Нача­ток умер­шим бысть» (1Кор. 15:20).

Ему слава и дер­жава во веки веков.

Аминь.

* * *

«Слово огла­си­тель­ное на Пасху» свт. Иоанна Зла­то­уста

Свет­лана Ива­нова

I

Аще кто бла­го­че­стив и бого­лю­бив, да насла­дится сего добраго и светлаго тор­же­ства.

Аще кто раб бла­го­ра­зум­ный, да внидет раду­яся в радость Гос­пода своего.

Аще кто потру­дился постяся, да вос­при­и­мет ныне дина­рий.

Аще кто от пер­вого часа делал есть, до при­и­мет днесь пра­вед­ный долг.

Аще кто по тре­тием часе прииде, бла­го­даря да празд­нует.

Аще кто по шестом часе достиже, ничтоже да сум­нится, ибо ничимже отще­те­ва­ется.

Аще кто лишися и девя­таго часа, да при­сту­пит, ничтоже сум­няся, ничтоже бояся.

Аще кто точию достиже и во еди­но­на­де­ся­тый час, да не устра­шится замед­ле­ния:

II

любо­че­стив бо сый Вла­дыка, при­ем­лет послед­няго яко и пер­ваго: упо­ко­е­вает в еди­но­на­де­ся­тый час при­шед­шаго, якоже делав­шаго от пер­ваго часа.

И послед­няго милует, и пер­вому уго­ждает, и оному дает, и сему дар­ствует.

И дела при­ем­лет, и пред­ло­же­ние хвалит.

III

Тем же убо вни­дите вси в радость Гос­пода своего: и первии и втории, мзду при­и­мите.

Бога­тии и убозии, друг со другом ликуйте.

Воз­держ­ници и лени­вии, день почтите.

Постив­ши­еся и непо­стив­ши­еся, воз­ве­се­ли­теся днесь.

Тра­пеза испол­нена, насла­ди­теся вси.

Телец упи­тан­ный, ник­тоже да изыдет алчай: вси насла­ди­теся пира веры: вси вос­при­и­мите богат­ство бла­го­сти.

Ник­тоже да рыдает убо­же­ства, явися бо общее цар­ство.

Ник­тоже да плачет пре­гре­ше­ний, про­ще­ние бо от гроба возсия.

Ник­тоже да убо­ится смерти, сво­боди бо нас Спа­сова смерть. Угаси ю, иже от нея дер­жи­мый.

Плени ада, соше­дый во ад. Огорчи его вку­сивша плоти его.

IV

И сие пред­при­е­мый Исаия возо­пии: ад, гла­го­лет, огор­чися, срет тя доле.

Огор­чися, ибо упразд­нися.

Огор­чися, ибо пору­ган бысть.

Огор­чися, ибо умерт­вися.

Огор­чися, ибо низ­ло­жися.

Огор­чися, ибо свя­зася.

Прият тело, и Богу при­ра­зися.

Прият землю, и срете небо.

Прият еже видяще, и впаде во еже не видяще.

V

Где твое, смерте, жало; где твоя, аде, победа; вос­кресе Хри­стос, и ты низ­верглся еси.

Вос­кресе Хри­стос, и падоша демони.

Вос­кресе Хри­стос, и раду­ются ангели.

Вос­кресе Хри­стос, и жизнь житель­ствует.

Вос­кресе Хри­стос, и мерт­вый ни един во гробе: Хри­стос бо востав от мерт­вых, нача­ток усоп­ших бысть. Тому слава и дер­жава, во веки веков, аминь. 

Это «Слово на Пасху» свя­ти­теля Иоанна Зла­то­уста чита­ется в храме во время ночной празд­нич­ной службы перед нача­лом литур­гии после пас­халь­ного канона. Таким обра­зом Цер­ковь при­знает это слово един­ствен­ным пол­но­стью выра­жа­ю­щим смысл Празд­ника, настолько полно, что без него немыс­лима пас­халь­ная  служба, – и настолько точно, что по цер­ков­ной тра­ди­ции отме­ня­ется обыч­ная пас­тыр­ская про­по­ведь в этот день, что явля­ется при­зна­нием того, что доба­вить уже ничего не нужно и невоз­можно.

Но его содер­жа­ние может пока­заться по мень­шей мере неожи­дан­ным. Еще в 19 в. мит­ро­по­лит Киев­ский Платон, соста­вив­ший тол­ко­ва­ние на «Слово…», уклон­чиво отме­чает его неяс­ность не только из-за «непо­нят­но­сти ста­ро­сла­вян­ского языка для слу­ша­те­лей», но и «по крат­ко­сти выра­же­ния заклю­ча­ю­щихся в нем мыслей»1. В нем нет ничего, «исто­ри­че­ски» свя­зан­ного с празд­ну­е­мым собы­тием: ни вос­по­ми­на­ния «предыс­то­рии» празд­ника и исхода из раб­ства в Ветхом Завете, ни про­ис­хо­дя­щего в Новом Завете, т.е. самих еван­гель­ских собы­тий, нет даже упо­ми­на­ния ни рас­пя­тия, ни обсто­тельств смерти, нет повест­во­ва­ния о Вос­кре­се­нии; нако­нец, ни разу не упо­ми­на­ется даже само назва­ние празд­ника.

Это про­из­ве­де­ние при­вле­кало вни­ма­ние в основ­ном бого­сло­вов, а не линг­ви­стов, и в основ­ном иссле­до­ва­тели обра­ща­лись к истол­ко­ва­нию обра­зов. Однако именно по своей форме, струк­туре оно совер­шенно необычно; кроме того, именно в прин­ци­пах орга­ни­за­ции мате­ри­ала можно найти ключ к пони­ма­нию свое­об­ра­зия содер­жа­ния. 

Ком­по­зи­ци­онно «Слово…» делится на 5 частей2; каждая часть постро­ена в соот­вет­ствии с ком­по­зи­цией целого, но при этом явля­ется в неко­то­ром роде само­сто­я­тель­ным про­из­ве­де­нием и имеет осо­бен­но­сти, свой­ствен­ные только ей.

В первой части – призыв всех, «и первых, и послед­них», рабо­тав­ших и лени­вых, на пир к Домо­вла­дыке. Вторая часть – повест­во­ва­ние о том, что Домо­вла­дыка при­ни­мает и милует гостей. В тре­тьей – опи­са­ние пира: «вни­дите вси», «тра­пеза испол­нена», «телец упи­тан­ный», «явися цар­ство». Чет­вер­тая часть явля­ется рас­кры­тием смысла слов: «И сие пред­при­е­мый Исаия возопи: ад огор­чися…». В пятой звучат дол­го­ждан­ные слова: «Хри­стос вос­крес!»

 

В син­таг­ма­ти­че­ском плане можно отме­тить совер­шен­ную выве­рен­ность и урав­но­ве­шен­ность. При отсут­ствии каких-либо «укра­ше­ний», кото­рые, как считал сам Зла­то­уст, свой­ственны речи языч­ни­ков, син­так­сис ста­но­вится той дина­ми­че­ской силой, кото­рая и при­дает «Слову» его яркость, мно­го­гран­ность и при этом цель­ность. Первую часть про­ни­зы­вает струк­тура: 

cубъект

пре­ди­кат

пре­ди­кат

кто

бла­го­че­стив

да насла­дится

кто

раб (бла­го­ра­зум­ный)

да внидет

кто

потру­дился

да вос­при­и­мет

кто

(от 1 часа) делал есть

да при­и­мет

кто

(по 3‑м) прииде

бла­го­даря да празд­нует

кто

(по 6‑м) достиже

(ничтоже) да сум­ниться

кто

лишися (и 9‑го)

да при­сту­пит

кто

достиже (во 11‑м)

да не устра­шится

Лек­си­че­ский строй осно­ван на парал­лель­ной гра­да­ции. Син­так­си­че­ски эта часть откры­той струк­туры, что опре­де­ля­ется ее идеей: воз­мож­но­стью для каж­дого прийти, и даже для такого, для кого не нашлось «еван­гель­ского» соот­вет­ствия.

Вторая часть также откры­той струк­туры, и речь идет теперь о дей­ствиях Домо­вла­дыки:

при­ем­лет

послед­няго

упо­ко­е­вает

при­шед­шаго


послед­няго

милует

пер­вому

уго­ждает

оному

дает

сему

дар­ствует


дела

при­ем­лет

наме­ре­ние

целует

деяние

почи­тает

пред­ло­же­ние

хвалит

Третья часть закры­той струк­туры: здесь син­так­си­че­ски выра­жа­ется тот же еван­гель­ский образ «затво­рен­ных врат», за кото­рыми идет пир – на него звали всех даже «по доро­гам», но туда с опре­де­лен­ного момента уже больше никто не может войти (притча о брач­ном пире, притча о десяти девах). 

А: вни­дите вси:

и первии и втории

при­и­мите

бога­тии и убозии

ликуйте

воз­держ­ницы и лени­вии

почтите

постив­ши­еся и непо­стив­ши­еся

воз­ве­се­ли­теся

 В

тра­пеза испол­нена

насла­ди­теся вси

телец упи­тан­ный

ник­тоже да изыдет

А

вси

насла­ди­теся

вси

вос­при­и­мите

В

никто(же) да рыдает

явися (бо) цар­ство

никто(же да плачет

возсия про­ще­ние

никто(же) да убо­ится

сво­боди смерть

А

пре­ди­кат — (объект)

субъ­ект дей­ствия

угаси (ю)

дер­жи­мый

плени (ада)

соше­дый

огорчи (его)

вку­сивша

Это наи­бо­лее насы­щен­ная в изоб­ра­зи­тель­ном плане часть, свое­об­раз­ная «син­так­си­че­ская куль­ми­на­ция» про­из­ве­де­ния. Пере­кли­ка­ются ряды гра­да­ции, про­ти­во­по­став­ле­ний и сино­ни­ми­че­ских рядов; орга­ни­зо­ваны они в более про­стые (А) и более слож­ные (В) кон­струк­ции.

В чет­вер­той части исполь­зо­ван экс­прес­сив­ный прием орга­ни­за­ции лек­сики, осно­ван­ный на повто­рах: 6 раз упо­треб­лен один и тот же глагол, свое­об­раз­ное basso ostinatto, в ответ кото­рому звучат все новые «пояс­не­ния» — при этом здесь накла­ды­ва­ются две фигуры речи, про­ти­во­по­став­ле­ние и гра­да­ция. Все повторы – пре­ди­каты к субъ­екту «ад», т.е. про­ти­во­по­став­ле­ние идет по смыслу «что сделал ад» – «что с ним про­изо­шло в ответ»:

огор­чися

упразд­нися

огор­чися

пору­ган бысть

огор­чися

умерт­вися

огор­чися

низ­ло­жися

огор­чися

свя­зася

И далее в более слож­ной струк­туре:

прият

тело

Богу

при­ра­зися

прият

землю

срете

небо

прият

еже видяше

впаде

еже не видяше

Можно отме­тить свое­об­раз­ный прием «раз­но­пла­но­вых куль­ми­на­ций» – лико­ва­ние пятой части пере­дано наи­бо­лее слож­ным син­так­си­че­ским рисун­ком (син­так­си­че­ская куль­ми­на­ция), в чет­вер­той части, самой экс­прес­сив­ной про­ис­хо­дит эмо­ци­о­наль­ная куль­ми­на­ция (здесь чув­ству­ются отго­лоски речей после битв и насмешки над врагом в антич­ной фольк­лор­ной тра­ди­ции), в послед­ней же, пятой части – то, что под­го­тав­ли­ва­лось с самого начала: смыс­ло­вая куль­ми­на­ция.

В пятой части упо­треб­лен этот же сти­ли­сти­че­ский прием, что и в преды­ду­щей; но если в преды­ду­щей части об аде нечего было ска­зать, то тут «нельзя» ска­зать; там автор не хочет вгля­ды­ваться в тьму ада – здесь не пере­сту­пает тайн неба; «Хри­стос вос­кресе» – в этих словах уже все явлено, и Зла­то­уст «при­бли­жает» к нам тайну, пере­чис­ляя послед­ствия вос­кре­се­ния:

Вос­кресе Хри­стос

и ты (ад) низ­верглся еси

 

Вос­кресе Хри­стос

раду­ются ангели

 

Вос­кресе Хри­стос

жизнь житель­ствует

 

Вос­кресе Хри­стос

мерт­вый ни един во гробе,

Хри­стос (бо) восста

Упо­треб­ле­ние анто­ни­мич­ных суще­стви­тель­ных делает и гла­голы кон­тек­сту­аль­ными анто­ни­мами, и, т.о., сти­ли­сти­че­ские приемы про­ни­зы­вают не только «гори­зон­таль­ные» ряды текста, но и «вер­ти­каль­ные»:

Пр. вр

   

Наст. вр.

низ­верглся еси

(ад)

(жизнь)

житель­ствует

падоша

(демони)

(ангели)

раду­ются

При стро­гой ком­по­зи­ци­он­ной и струк­тур­ной выве­рен­но­сти нужно отме­тить отсут­ствие каких-либо «укра­ше­ний» в лек­си­че­ском плане. Тропов речи в при­выч­ном нам антич­ном смысле здесь нет; при­ме­ни­тельно к этому про­из­ве­де­нию нельзя гово­рить о срав­не­нии, мета­форе или мето­ни­мии. Все слова упо­треб­лены в прямом зна­че­нии. «Домо­вла­дыка» прежде всего явля­ется в бук­валь­ном смысле «хозя­и­ном дома» – но и потом уже, план за планом, встают другие, кон­цеп­ту­ально более важные зна­че­ния, (гос­по­дин, Гос­подь) что и явля­ется отли­чи­тель­ной харак­те­ри­сти­кой сим­вола. 

Перед нами – образы притч, рас­ска­зан­ных Хри­стом, – это притчи о вино­гра­да­рях, притча о зван­ных на вечерю, о брач­ном пире, о талан­тах. Они осо­бенно важны в первых двух частях «Слова». Начи­на­ется Слово кос­вен­ной цита­той из Еван­ге­лия (ср. Мф. 25.21: «Гос­по­дин его сказал…: «Хорошо, добрый и верный раб… войди в радость Гос­пода своего»).

Третья часть – наи­бо­лее зага­доч­ная, здесь почти нет ни отсы­лок к Писа­нию, ни цитат, только образы, за кото­рыми стоит вся вет­хо­за­вет­ная и ново­за­вет­ная исто­рия, и кото­рые нельзя понять, не при­знав их сим­во­лами. Чет­вер­тая и пятая части постро­ены прин­ци­пи­ально иначе и своим дина­миз­мом кон­тра­сти­руют с преды­ду­щими; они начи­на­ются с цитат, кото­рые и задают всю струк­туру части. В плане содер­жа­ния это больше, чем просто лите­ра­тур­ный прием.

Рас­смот­рим соот­но­ше­ние струк­турно-смыс­ло­вых фраг­мен­тов текста друг с другом.

1 и 2 части соот­вет­ствуют учению церкви о синер­гизме, вза­им­ном дви­же­нии друг к другу Бога и чело­века: Бог при­зы­вает (1 часть), и если чело­век откли­ка­ется, то Сам при­бли­жа­ется к нему (2 часть).

3 часть – «брач­ный пир», что в кон­тек­сте сим­во­лов еван­ге­лия озна­чает Цар­ство Небес­ное, встречу чело­века с Богом, сре­те­нье. В кон­тек­сте сим­во­лов Нового Завета это рай, таин­ство Евха­ри­стии, таин­ство брака.

4 и 5‑я части уди­ви­тельны по своей воз­мож­но­сти «все­ве­де­нья», они напи­саны как бы с той точки, откуда уже все видно и все известно: и что «ад огор­чися», и «мерт­вый ни един во гробе», и то, что «ангели раду­ются» – эти части о «небе» и «земле», вер­ти­каль от неба до ада. Суще­ственно, что 4‑ая часть начи­на­ется цита­той из про­рока Исаии, причем экс­пли­ци­ро­ван­ной: «Сие пред­при­е­мый Исаия возо­пии» – как известно, ссылка на источ­ник цити­ро­ва­ния была не нужна, и если он указан, то, значит, кто сказал, почти так же важно, как то, что ска­зано. Имя Исаии упо­треб­лено как 1) вет­хо­за­вет­ного про­рока 2)пророка, ожи­дав­шего Бого­ма­терь и Мессию, 3) оно вводит нас в службу таин­ства брака («Исаия, ликуй»). По учению церкви, души всех умер­ших до вос­кре­се­ния Христа пре­бы­вали в аду, ожидая свое осво­бож­де­ние, т.к. после гре­хопе­де­ния чело­ве­че­ству был закрыт путь в Эдем; Хри­стос, умерев, спу­стился в ад и извел оттуда всех вет­хо­за­вет­ных пра­вед­ни­ков. Мы как бы совер­шаем с Исаией и одно­вре­менно со всем Ветхим Заве­том путь на Небо, осво­бож­ден­ные с ним из ада.

5 часть начи­на­ет­сяя двой­ной цита­той – и из Вет­хого Завета, и из Нового Завета (пророк Осия цити­ру­ется ап. Павлом, и затем – Иоан­ном Зла­то­устом) – тут «хор» вет­хого и нового заве­тов, встреча вет­хого с новым – но в этот миг это «встреча» и с совре­мен­ными слу­ша­те­лями, с совре­мен­ной Цер­ко­вью тоже.

Схе­ма­ти­че­ски связь частей выгля­дит так:

5 ч. «Хри­стос вос­крес»
|
1ч. «при­и­дите…» –> 3 ч. «пир веры» <– 2 ч. «Домо­вла­дыка при­ни­мает»
|
4 ч. «ад умерт­вися»
«мерт­вый ни един во гробе»

 Это скры­тый в ком­по­зи­ции крест (надо отме­тить, что в самом «Слове» ни слово «крест», ни «крест­ная смерть» не упо­ми­на­ются ни разу).

При соот­не­се­нии с иконой Вос­кре­се­ния (икона «Соше­ствие во ад») про­яв­ля­ются общие зако­но­мер­но­сти: ком­по­зи­ци­онно икона стро­ится по тому же прин­ципу, что и «Слово», и это про­яв­ля­ется и в про­стран­стве изоб­ра­же­ния. В центре – Хри­стос (Евха­ри­стия, Цар­ство Небес­ное), с обеих сторон – осво­бож­да­е­мые из ада пра­вед­ники (этот момент, как пра­вило, изоб­ра­жа­ется наи­бо­лее дина­мично, иногда изоб­ра­жа­ется даже «усилие» со сто­роны Христа, как будто он «тянет вверх» Адама и Еву); внизу – побеж­ден­ный ад с поло­ман­ными воро­тами и «тьмой кро­меш­ной», т.е. не попа­да­ю­щей в Вос­кре­се­ние:

«ангели раду­ются»
|
(или икон­ные горки, зна­ме­ну­ю­щие горний мир)
|
пра­вед­ники – (Адам) – Хри­стос – (Ева) ­­ – пра­вед­ники
|
«ад умерт­вися»

«Слово…» и икона свя­заны также и прин­ци­пом вза­и­мо­от­но­ше­ния с адре­са­том – слу­ша­ю­щим «Слово огла­си­тель­ное…» или смот­ря­щим на икону. Вместо того, чтоб изоб­ра­жать сцену, на кото­рую зри­тель может лишь смот­реть  со сто­роны, но в кото­рой не участ­вует, литур­ги­че­ское искус­ство изоб­ра­жает лиц, свя­зан­ных между собой общим смыс­лом образа, но также свя­зан­ных и со зри­те­лем. Основ­ным в изоб­ра­же­нии ста­но­вится не столько вза­и­мо­от­но­ше­ние пока­зан­ных лиц, сколько их обще­ние с адре­са­том и вклю­че­ние его в про­ис­хо­дя­щее.

Такой способ изоб­ра­же­ния в ико­но­писи назван обрат­ной пер­спек­ти­вой. Син­кре­тизм хри­сти­ан­ского искус­ства дает право отне­сти этот термин и к про­из­ве­де­ниям сло­вес­но­сти3. Точно так же, как ико­но­пи­сец пре­об­ра­жает про­стран­ство, и тем самым поме­щает зри­теля внутрь изоб­ра­же­ния, чита­ю­щий или слу­ша­ю­щий вовле­ка­ется авто­ром к соуча­стию в лите­ра­тур­ном сюжете. «Слово…» Иоанна Зла­то­уста обра­щено к тем, кто его сейчас слышит – насто­я­щее время пове­ли­тель­ных гла­го­лов отно­сит их к слу­ша­ю­щим и таким обра­зом вклю­чает их в само повест­во­ва­ние.

Насы­щен­ное сим­во­лами, «Слово на Пасху» само ста­но­вится сим­во­лом, обра­зом, рас­кры­ва­ю­щим смысл слов «Хри­стос вос­крес», обра­зом, т.е. сло­вес­ной иконой празд­ника.


При­ме­ча­ния:

1 Митр. Киев­ский Платон. «Слово на Пасху» // «Вос­кре­се­ния день!» М., 1900. С. 76.

2 Тра­ди­ци­онно в тол­ко­ва­ниях «Слово» делится иначе, но это не под­твер­жда­ется линг­ви­сти­че­ским ана­ли­зом текста.

3 Успен­ский Б. А. Поэ­тика ком­по­зи­ции. М., 1970. С. 181.

Размер шрифта: A- 15 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: A T G
Текст:
Боковая панель:
Сбросить настройки