Крещение Иисуса Христа в историческом и археологическом контексте

(6 голосов5.0 из 5)

Лек­ция про­то­и­е­рея Димит­рия Юре­ви­ча, заве­ду­ю­ще­го кафед­рой биб­ле­и­сти­ки Санкт-Петер­бург­ской Духов­ной Академии.

Рас­шиф­ров­ка видео

Совре­мен­ная биб­ле­и­сти­ка исхо­дит из того, что изу­че­ние тек­ста Свя­щен­но­го Писа­ния долж­но быть выстро­е­но в опре­де­лен­ной после­до­ва­тель­но­сти. Вна­ча­ле изу­ча­ет­ся кон­текст: исто­ри­че­ский, архео­ло­ги­че­ский, лите­ра­тур­ный. Затем уже про­ис­хо­дит тол­ко­ва­ние тек­ста Свя­щен­но­го Писа­ния и чело­ве­ком, стре­мя­щим­ся исполь­зо­вать дан­ный текст в при­ло­же­нии к сво­ей жиз­ни, обя­за­тель­но дол­жен быть сде­лан нрав­ствен­ный вывод.

К нача­лу два­дцать пер­во­го века в силу раз­лич­ных при­чин Рус­ская Пра­во­слав­ная Цер­ковь име­ет бога­тый багаж тол­ко­ва­ния Свя­щен­но­го Писа­ния цер­ков­ных авто­ров древ­ней Церк­ви и дея­те­лей рус­ской Церк­ви доре­во­лю­ци­он­ной эпо­хи. Одна­ко в два­дца­том веке ника­ких иссле­до­ва­ний в обла­сти биб­лей­ской фило­ло­гии, исто­рии и биб­лей­ской архео­ло­гии в нашей стране не про­во­ди­лось, но огром­ное их коли­че­ство было осу­ществ­ле­но на Запа­де. Таким обра­зом, сего­дня мы нахо­дим­ся в ситу­а­ции, когда неко­то­рые иссле­до­ва­те­ли, увле­ка­ясь фак­то­ло­ги­ей в тру­дах запад­ных цер­ков­ных дея­те­лей, забы­ва­ют о том, что сама по себе фак­то­ло­гия (кон­текст) это еще не бого­сло­вие. Страш­нее это­го попыт­ки про­ти­во­по­ста­вить тру­ды запад­ных авто­ров наши свя­то­оте­че­ским и доре­во­лю­ци­он­ным тра­ди­ци­ям, или попыт­ка раз­де­лить эти тра­ди­ции как совер­шен­но раз­лич­ные. Дан­ная лек­ция, хотя и посвя­ще­на кон­крет­но­му вопро­су, может быть, смо­жет стать иллю­стра­ци­ей того, как то, что ста­ло извест­но в два­дца­том веке из обла­сти исто­рии и архео­ло­гии допол­ня­ет наше тра­ди­ци­он­ное, цер­ков­ное пони­ма­ние тек­ста и дела­ет более глу­бо­ким бого­слов­ское осмыс­ле­ние Свя­щен­но­го Писания.

Повест­во­ва­ние о Кре­ще­нии Иису­са Хри­ста лег­ло в осно­ву Дву­на­де­ся­то­го цер­ков­но­го празд­ни­ка[1]. Опи­са­но оно во всех четы­рех Еван­ге­ли­ях, одна­ко в пер­вых трех повест­во­ва­ние о нем сход­но, в то вре­мя как еван­ге­лист Иоанн допол­ня­ет этот эпи­зод из жиз­ни Хри­ста весь­ма важ­ны­ми дета­ля­ми. Это вполне есте­ствен­но, посколь­ку пер­вые три Еван­ге­лия напи­са­ны до раз­ру­ше­ния Иеру­са­лим­ско­го хра­ма, в то вре­мя как Иоанн Бого­слов созда­ет свою кни­гу в кон­це пер­во­го – нача­ле вто­ро­го века. Он рабо­та­ет в то вре­мя, когда пер­вые три Еван­ге­лия уже рас­про­стра­ни­лись и ста­ли извест­ны, поэто­му в ряде слу­ча­ев Иоанн опус­ка­ет то, о чем пер­вые три еван­ге­ли­ста уже ска­за­ли, но ино­гда допол­ня­ет повест­во­ва­ние важ­ны­ми дета­ля­ми, кото­рые, как он счи­та­ет, абсо­лют­но необ­хо­ди­мо обсудить.

Преж­де чем гово­рить о Кре­ще­нии Иису­са Хри­ста, необ­хо­ди­мо рас­смот­реть дея­тель­ность той лич­но­сти, кото­ро­го мы назы­ва­ем Пред­те­чей (пред­ше­ствен­ни­ком Иису­са Хри­ста) – Иоан­на Кре­сти­те­ля. В тре­тьей гла­ве Еван­ге­лие от Мат­фея мож­но прочесть:

«В те дни при­хо­дит Иоанн Кре­сти­тель и про­по­ве­ду­ет в пустыне Иудей­ской и гово­рит: покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное». (Мф.3:1–2)

Будучи подвиж­ни­ком, Иоанн Кре­сти­тель жил в пустыне, ведя аске­ти­че­ский образ жиз­ни. Имен­но из этой пусты­ни он и начал обра­ще­ние к еврей­ско­му наро­ду. Пер­вые его сло­ва иден­тич­ны тому, что ска­зал Иисус, когда вышел на обще­ствен­ное слу­же­ние: «Покай­тесь, ибо при­бли­зи­лось Цар­ство Небес­ное». Тер­мин «пока­я­ние» мы очень часто пони­ма­ни­ем имен­но в совре­мен­ном цер­ков­ном смыс­ле. Пока­я­ние для нас — это откры­тие сво­их гре­хов перед Богом, кото­рое про­ис­хо­дит в момент таин­ства Испо­ве­ди. Одна­ко не так было в древ­но­сти. В древ­ней хри­сти­ан­ской Церк­ви чело­век, осо­знав свои гре­хи и решив начать новую жизнь, уже в самом обря­де кре­ще­ния выра­жал рас­ка­я­ние и очи­щал­ся перед Богом. В древ­ней Церк­ви не было регу­ляр­ной испо­ве­ди. Хри­сти­ане испо­ве­до­ва­лись толь­ко в отдель­ных слу­ча­ях – если они согре­ши­ли смерт­ным гре­хом. Очень часто такая испо­ведь была пуб­лич­ной, чело­век дол­жен был перед чле­на­ми всей общи­ны открыть свой грех. Таким обра­зом, осо­бое, глу­бо­кое рас­ка­я­ние чело­век обыч­но пере­но­сил раз в жиз­ни — тогда, когда при­ни­мал кре­ще­ние. Гово­ря «покай­тесь», Иоанн Кре­сти­тель исполь­зу­ет древ­не­ев­рей­ский гла­гол, кото­рый зна­чит «раз­во­рот на 180 гра­ду­сов», «обра­ще­ние в дру­гую сто­ро­ну». Тем самым он гово­рит, что необ­хо­ди­мо пол­но­стью изме­нить свой образ жиз­ни, и толь­ко в том слу­чае, если вы пой­де­те в сто­ро­ну доб­ро­де­те­ли, смо­же­те вой­ти в Цар­ство Небесное.

Еван­ге­лист Мат­фей исполь­зу­ет имен­но тер­мин Цар­ство Небес­ное, посколь­ку в то вре­мя (в пер­вом веке н.э.) в силу весь­ма спе­ци­фич­ной интер­пре­та­ции запо­ве­ди о том, что нель­зя про­из­но­сить имя Гос­по­да всуе, иудеи ста­ра­лись как мож­но мень­ше упо­треб­лять имя Божие. Вполне веро­ят­но, что во вре­ме­на Иису­са Хри­ста, имя Гос­по­да, извест­ное из Вет­хо­го Заве­та (Яхве), упо­треб­ля­лось толь­ко духо­вен­ством. Одна­ко исполь­зо­ва­лись сло­ва, заме­ня­ю­щие Его имя, и одним из них было сло­во «Небо», как место, кото­рое сим­во­ли­зи­ру­ет пре­бы­ва­ние Бога. Итак, вый­дя на про­по­ведь, Иоанн Кре­сти­тель гово­рит, что необ­хо­ди­мо пол­но­стью пере­ме­нить свой образ жиз­ни, пото­му что при­бли­жа­ет­ся Цар­ство Мес­сии – Цар­ство Божие.

В тре­тьем сти­хе еван­ге­лист Мат­фей дает оцен­ку того, кем же был Иоанн Пред­те­ча: «Ибо он тот, о кото­ром ска­зал про­рок Иса­ия: глас вопи­ю­ще­го в пустыне: при­го­товь­те путь Гос­по­ду, пря­мы­ми сде­лай­те сте­зи Ему». В древ­них текстах не суще­ство­ва­ло зна­ков пре­пи­на­ний, поэто­му про­ро­че­ство Иса­ии мож­но про­честь ина­че: «Глас вопи­ю­ще­го: в пустыне при­го­товь­те путь Гос­по­ду, пря­мы­ми сде­лай­те сте­зи Ему». Воз­мож­ны обе интер­пре­та­ции. Иса­ия в сво­ем про­ро­че­стве исполь­зу­ет сим­во­ли­ку при­го­тов­ле­ния насе­ле­ния к при­ез­ду царя. И в древ­но­сти, и в наше вре­мя перед при­ез­дом высо­ко­по­став­лен­но­го лица в какой-либо насе­лен­ный пункт, жите­ли и мест­ные вла­сти тща­тель­но, зара­нее осу­ществ­ля­ют при­го­тов­ле­ния к при­е­му. Очень важ­ным эле­мен­том под­го­то­ви­тель­ных работ явля­ет­ся ремонт и уклад­ка дорог. Иса­ия в сво­ем про­ро­че­стве гово­рит, что ско­ро гря­дет царь, при­го­товь­тесь, про­ло­жи­те ему пря­мой путь. Одна­ко под­го­тов­ка здесь тре­бу­ет­ся ино­го рода – не мате­ри­аль­ная, а духов­ная, поэто­му и сам Иоанн Пред­те­ча – не могу­чий стро­и­тель, но воин духов­ный. Об этом Мат­фей и гово­рит в сле­ду­ю­щем, чет­вер­том сти­хе гла­вы: «Сам же Иоанн имел одеж­ду из вер­блю­жье­го воло­са и пояс кожа­ный на чре­с­лах сво­их, а пищею его были акри­ды и дикий мед» (Мф.3:4).

Образ Иоан­на Пред­те­чи очень необы­чен и далек от пони­ма­ния совре­мен­но­го чело­ве­ка. Он жил подвиж­не­че­ски, в пустыне, носил одеж­ду из вер­блю­жье­го воло­са (такая одеж­да «куса­ет» тело, раз­дра­жая кожу, одна­ко она прак­тич­на для жиз­ни в пустыне, где ночью очень холод­но). На бед­рах его был кожа­ный пояс (что опять же прак­тич­но). Извест­но, что люди «под­по­я­сы­ва­лись» (наде­ва­ли пояс), когда гото­ви­лись к какой-то дея­тель­но­сти, рабо­те. Пояс был сим­во­лом готов­но­сти к дей­ствию, а Иоанн посто­ян­но его носил, таким обра­зом, все­гда был наго­то­ве. Питал­ся Пред­те­ча акри­да­ми (куз­не­чи­ка­ми, саран­чой) и диким медом, что гово­рит о том, что он потреб­лял самую про­стую, самую аске­тич­ную пищу, ту, что нахо­дил в пустыне.

Мно­гие ска­жут, что таких подвиж­ни­ков совсем немно­го, и не толь­ко сей­час, но и в то вре­мя такие люди были боль­шой ред­ко­стью. Одна­ко это не совсем вер­но. Пер­вый век после Рож­де­ства Хри­сто­ва – необыч­ное вре­мя. В те вре­ме­на в Рим­ской импе­рии очень широ­кое рас­про­стра­не­ние полу­чи­ли фило­соф­ские уче­ния. Тогда тер­мин «фило­со­фия» пони­мал­ся как «путь». Чело­век выби­рал систе­му миро­воз­зре­ния (имен­но этим фило­со­фия отли­ча­ет­ся от рели­гии, где миро­воз­зре­ние дает­ся от Бога), и, опре­де­лив­шись, сле­до­вал дан­ной систе­ме на прак­ти­ке. Очень вли­я­тель­ным фило­соф­ским тече­ни­ем эпо­хи Иису­са Хри­ста являл­ся сто­и­цизм.[2] В запи­сях апо­сто­ла Пав­ла суще­ству­ет целый ряд мест, кото­рые невоз­мож­но понять, не обра­тив­шись к уче­нию сто­и­ков. Напри­мер, он гово­рит: «Физи­че­ские упраж­не­ния мало­по­лез­ны». И ста­вит точ­ку. Как это сто­ит пони­мать? В пись­мах Сене­ки к Луци­лию мож­но обна­ру­жить доста­точ­но раз­вер­ну­тое обсуж­де­ние того, что для фило­со­фа очень важ­но под­дер­жи­вать бод­рость тела, но лишь в той сте­пе­ни, в кото­рой это необ­хо­ди­мо для заня­тия фило­со­фи­ей, воз­вра­ще­ния доб­ро­де­те­лей и борь­бы со стра­стя­ми. Апо­сто­ла Пав­ла часто назы­ва­ют хри­сти­ан­ским сто­и­ком или сто­и­че­ским хри­сти­а­ни­ном, это никак его не ума­ля­ет. Источ­ник уче­ния у апо­сто­ла Пав­ла – это боже­ствен­ное откро­ве­ние, но это гово­рит о том, что сто­и­цизм, как и дру­гие фило­соф­ские уче­ния, под­го­то­ви­ли в Рим­ской импе­рии поч­ву, на кото­рую затем пали семе­на хри­сти­ан­ства. Бла­го­да­ря тому, что поч­ва была вспа­ха­на и удоб­ре­на фило­со­фи­ей, хри­сти­ан­ство дало такие обиль­ные всходы.

Фило­соф­ские уче­ния того вре­ме­ни пред­по­ла­га­ли необ­хо­ди­мость аске­ти­че­ских прак­тик для тех, кто сле­ду­ет фило­со­фии. Читая древ­них фило­со­фов люди пыта­лись, напри­мер, воз­дер­жи­вать­ся в пище. Поку­па­ли еду на самую малень­кую сум­му и в тече­ние дня пита­лись толь­ко ею. Сене­ка опи­сы­ва­ет, как это здо­ро­во, когда самая про­стая пища при­но­сит, если ты голо­ден, не мень­шее удо­воль­ствие, чем самые изыс­кан­ные яст­ва. При этом, тебе не нуж­но тра­тить мно­го денег, а зна­чит, мно­го вре­ме­ни и сил на то, что­бы обес­пе­чить себя едой. У этих фило­соф­ских пред­те­чей хри­сти­ан­ства уже были подоб­ные опы­ты аске­ти­че­ско­го дела­ния. Таким обра­зом, на фоне той эпо­хи жиз­нен­ный образ Иоан­на Кре­сти­те­ля не выгля­дит чем-то совер­шен­но вычур­ным и необыч­ным. О нашем вре­ме­ни тако­го ска­зать нель­зя, посколь­ку мы живем в обще­стве потреб­ле­ния. Сама мысль о том, что чело­век себя в чем-то огра­ни­чи­ва­ет, кажет­ся противоестественной.

Дея­тель­ность Иоан­на Кре­сти­те­ля конеч­но же выда­ю­ща­я­ся: «Истин­но гово­рю вам: из рож­ден­ных жена­ми не вос­ста­вал боль­ший Иоан­на Кре­сти­те­ля» (Мф.11:11). Одна­ко эта дея­тель­ность в той или иной мере пере­кли­ка­лась с духов­ны­ми и фило­соф­ски­ми запро­са­ми эпо­хи. Таким обра­зом, Иоанн кре­сти­тель был вели­чай­шим подвиж­ни­ком, на кото­ро­го смот­ре­ли не как на чуда­ка, но с ува­же­ни­ем, как на выда­ю­ще­го­ся чело­ве­ка. Тогда ста­но­вит­ся понят­ным пятый стих, кото­рый логи­че­ски выте­ка­ет из чет­вер­то­го: «Тогда Иеру­са­лим и вся Иудея и вся окрест­ность Иор­дан­ская выхо­ди­ли к нему и кре­сти­лись от него в Иор­дане, испо­ве­дуя гре­хи свои». (Мф.3:5,6). Подоб­ное воз­мож­но толь­ко в том слу­чае, если на него смот­ре­ли не про­сто как на необыч­но­го чело­ве­ка, а как на того, от кото­ро­го исхо­дит уче­ние Божие, и, при­дя к кото­ро­му, мож­но полу­чить опре­де­лен­ную поль­зу, бла­го­дать от пре­бы­ва­ния рядом с ним.

В рус­ском язы­ке гла­гол «кре­стить­ся» появил­ся как пере­вод гре­че­ско­го тер­ми­на «бап­ти­зо» (погру­жать­ся, погру­жаю) и это не слу­чай­но. Кре­стить­ся – цер­ков­ное поня­тие, этот тер­мин стал ассо­ци­и­ро­вать­ся с кон­крет­ным цер­ков­ным таин­ством. Бого­сло­вы – пере­вод­чи­ки на цер­ков­но-сла­вян­ский язык пред­ла­га­ют очень глу­бо­кое осмыс­ле­ние это­го тер­ми­на. Кре­стить­ся – взой­ти на крест и оста­вать­ся на нем. Апо­стол Павел гово­рит: «Но те, кото­рые Хри­сто­вы, рас­пя­ли плоть со стра­стя­ми и похо­тя­ми» (Гал.5:24). Он сви­де­тель­ству­ет, что борь­ба со гре­хом, взра­щи­ва­ние доб­ро­де­те­ли, путь к Богу тре­бу­ют колос­саль­но­го уси­лия, кото­рое пред­по­ла­га­ет пре­одо­ле­ние сво­ей гре­хов­ной при­ро­ды ино­гда настоль­ко тяже­лое, настоль­ко болез­нен­ное, что его мож­но срав­нить с вос­хож­де­ни­ем на крест.

В деся­той гла­ве Еван­ге­лие от Мар­ка Гос­подь Иисус Хри­стос зара­нее пре­ду­пре­жда­ет свих уче­ни­ков о том, что про­изой­дет в Иеру­са­ли­ме. «Вот, мы вос­хо­дим в Иеру­са­лим, и Сын Чело­ве­че­ский пре­дан будет пер­во­свя­щен­ни­кам и книж­ни­кам, и осу­дят Его на смерть, и пре­да­дут Его языч­ни­кам, и пору­га­ют­ся над Ним, и будут бить Его, и оплю­ют Его, и убьют Его; и в тре­тий день вос­крес­нет». (Мк.10:33,34). Это пере­вод гре­че­ско­го тек­ста на рус­ский язык, одна­ко в самом ори­ги­на­ле напи­са­но не «убьют Его», а «будут уби­вать». К сожа­ле­нию, в пере­во­де этот смысл несколь­ко утра­чи­ва­ет­ся, одна­ко пере­вод­чи­ки при­бег­ли к дан­но­му выра­же­нию для боль­шей ясно­сти. Для чита­те­ля, незна­ко­мо­го с той эпо­хой, непо­нят­но, что зна­чит «будут уби­вать». Будут уби­вать или все же убьют? Гос­подь же, гово­ря так, имел в виду то, что Он будет под­верг­нут рим­скай каз­ни рас­пя­тия, кото­рая пред­по­ла­га­ет мед­лен­ную смерть. Она была созда­на рим­ля­на­ми имен­но для того, что­бы чело­век мучал­ся как мож­но доль­ше. Уми­ра­ние начи­на­лось уже в тот момент, когда били плетьми. Иссле­до­ва­ние турин­ской пла­ща­ни­цы сви­де­тель­ству­ет, что не толь­ко кожа, но даже мыш­цы Гос­по­да Иису­са Хри­ста уже ото­шли от кости после изби­е­ний. Далее, уже в момент рас­пя­тия, поло­же­ние рук на гори­зон­таль­ной пере­кла­дине пред­по­ла­га­ло очень дол­гий про­цесс муче­ний, преж­де чем чело­век умрет. Таким обра­зом, подоб­ный меха­низм каз­ни пред­по­ла­га­ет осо­бен­но силь­ные стра­да­ния. Имен­но это хоте­ли пере­дать пере­вод­чи­ки тек­ста Биб­лии на цер­ков­но-сла­вян­ский язык, когда пере­во­ди­ли тер­мин «погру­же­ние». Тот. кто ста­но­вит­ся хри­сти­а­ни­ном, борет­ся с гре­хом настоль­ко тяже­ло, как если бы он был на кресте.

Апо­стол Павел гово­рит: «Доб­ро­го, кото­ро­го хочу, не делаю, а злое, кото­ро­го не хочу, делаю. Бед­ный я чело­век! кто изба­вит меня от сего тела смер­ти?» (Рим.7:19, 24). Итак, пере­вод тер­ми­на «бап­ти­зо» как «кре­ще­ние» бого­слов­ски оправ­дан. Одна­ко для пони­ма­ния повест­во­ва­ния кре­ще­ния само­го Иису­са необ­хо­ди­мо пом­нить, что в гре­че­ском тек­сте это сло­во все же зна­чит «погру­же­ние».

Вста­ет вопрос, по какой при­чине, Иоанн Кре­сти­тель в каче­стве внеш­ней фор­мы пока­я­ния пред­ла­га­ет имен­но погру­же­ние в воду? Спе­ци­а­ли­сты утвер­жда­ют, что суще­ство­ва­ло две раз­ные прак­ти­ки. Одна из них, погру­же­ние в воду, име­ла место в язы­че­ском мире и была хоро­шо извест­на языч­ни­кам. Дан­ная прак­ти­ка исполь­зо­ва­лась при раз­лич­ных мисте­ри­ях (напри­мер, при мисте­ри­ях Изи­ды) и сим­во­ли­зи­ро­ва­ла очи­ще­ние от сквер­ны и нача­ло новой жиз­ни. Кро­ме того, она при­ме­ня­лась в обря­де ини­ци­а­ции рабов. Раб, куп­лен­ный на рабо­вла­дель­че­ском рын­ке, попа­дая в дом к знат­но­му рим­ля­ни­ну, по сути, начи­нал новую жизнь. С него сни­ма­ли одеж­ду (после пре­бы­ва­ния на рабо­вла­дель­че­ском рын­ке это было ско­рее мерой необ­хо­ди­мой дез­ин­фек­ции), несколь­ко раз оку­на­ли в воду, дава­ли новое имя и новую, часто белую одеж­ду. Подоб­ное омо­ве­ние было и сред­ством очи­ще­ния тела, и зна­ком новой жиз­ни. Погру­же­ние в воду было извест­но и иуде­ям. В пер­вом веке до Рож­де­ства Хри­сто­ва все шире в Иудее рас­про­стра­ня­ет­ся прак­ти­ка еже­днев­но­го, по несколь­ку раз в день погру­же­ния в воду в спе­ци­аль­ные резер­ву­а­ры, кото­рые назы­ва­ли «мик­вы». К этим миквам предъ­яв­ля­лись опре­де­лен­ные тре­бо­ва­ния: вода в ней долж­на была быть про­точ­ная, т.е. живая вода. Омо­ве­ние в микве счи­та­лось риту­аль­ным очи­ще­ни­ем (это не было в пол­ном смыс­ле очи­ще­ни­ем от гре­ха, счи­та­лось, что через дан­ный риту­ал чело­век полу­чал силу, что­бы даль­ше слу­жить Богу).

Архео­ло­ги, во вто­рой поло­вине два­дца­то­го века обна­ру­жив квар­тал с миква­ми в горо­де Сип­фо­ри­се, были крайне удив­ле­ны. Прак­ти­че­ски око­ло каж­до­го дома обя­за­тель­но рас­по­ла­гал­ся дан­ный риту­аль­ный резер­ву­ар для воды. Одна­ко поз­же ста­ло ясно, что и в дру­гих горо­дах подоб­ная прак­ти­ка име­ла место, кро­ме того, не толь­ко в жилых квар­та­лах мог­ли рас­по­ла­гать­ся мик­вы. Так­же они были най­де­ны и око­ло Иеру­са­лим­ско­го хра­ма. Палом­ни­ки, кото­рые при­хо­ди­ли из раз­ных про­вин­ций Рим­ской импе­рии, под­хо­дя к Хра­мо­вой горе конеч­но же были устав­ши­ми. Преж­де чем взой­ти на гору они совер­ша­ли риту­аль­ное омо­ве­ние, кото­рое не толь­ко при­да­ва­ло им духов­ные силы, но и силы физи­че­ские. Сту­пен­ча­тый вход в мик­ву, кото­рая была най­де­на непо­да­ле­ку от юго-запад­но­го угла Хра­мо­вой горы, был раз­де­лен невы­со­ким барьер­чи­ком, что­бы уже омы­тые люди шли, не стал­ки­ва­ясь, с теми, кто еще толь­ко направ­ля­ет­ся к воде. Прак­ти­ка омо­ве­ния в микве суще­ство­ва­ла с пер­во­го века до Рож­де­ства Хри­сто­ва и до семи­де­ся­то­го года нашей эры (после пер­во­го анти­рим­ско­го вос­ста­ния[3]).

Гово­ря о миквах, нель­зя не упо­мя­нуть посе­ле­ние Кумран, где было обна­ру­же­но огром­ное коли­че­ство еврей­ских руко­пи­сей с 1948–1952 г. Эти руко­пи­си дати­ру­ют­ся с сере­ди­ны тре­тье­го века до Рож­де­ства Хри­сто­ва по сере­ди­ну пер­во­го века по Рож­де­стве Хри­сто­вом и носят в боль­шин­стве сво­ем рели­ги­оз­ный характер.

Кумран изу­чал фран­цуз­ский иссле­до­ва­тель Аббат Ролан де Во. Мыс­лил он в тер­ми­нах като­ли­че­ско­го мона­сты­ря. Мона­хи зани­ма­лись пере­пи­сы­ва­ни­ем книг в спе­ци­аль­но отве­ден­ных для это­го ком­на­тах – скрип­то­ри­ях. Один чело­век читал текст ману­скрип­та, а пис­цы, стоя за неболь­ши­ми сто­ли­ка­ми, запи­сы­ва­ли то, что слы­ша­ли. В резуль­та­те текст тира­жи­ро­вал­ся. Ролан де Во пред­по­ло­жил, что в Кумране суще­ство­ва­ла какая-то мона­ше­ская общи­на, пото­му что боль­шин­ство кумран­ских свит­ков было най­де­но в пеще­рах непо­да­ле­ку от Кумра­на. Одну из ком­нат он при­нял за скрип­то­ри­ум, дру­гую за тра­пез­ную и т.д. В Кумране суще­ство­ва­ло огром­ное коли­че­ство боль­ших резер­ву­а­ров, кото­рые отли­ча­лись от тех микв, кото­рые мы рас­смот­ре­ли. Эти резер­ву­а­ры в боль­шин­стве сво­ем пре­вы­ша­ли чело­ве­че­ский рост. После иссле­до­ва­ний в сере­дине два­дца­то­го века вплоть до двух­ты­сяч­ных годов никто не про­из­во­дил архео­ло­ги­че­ские рас­коп­ки в Кумране и все это вре­мя уче­ные пред­по­ла­га­ли, что эти огром­ные резер­ву­а­ры тоже явля­ют­ся миквами.

Одна­ко в нача­ле два­дцать пер­во­го века изра­иль­ские архео­ло­ги уста­но­ви­ли, что Кумран был фаб­ри­кой по про­из­вод­ству кера­ми­ки. На дне этих резер­ву­а­ров най­де­ны опре­де­лен­ные гли­ня­ные слои и веще­ства, кото­рые сви­де­тель­ству­ют об этом. Более того, еще в 70‑е годы два­дца­то­го века аме­ри­кан­ский иссле­до­ва­тель Нор­ман Голб, исхо­дя из ана­ли­за кумран­ских руко­пи­сей, пред­по­ло­жил, что свит­ки, най­ден­ные в рай­оне Кумра­на не явля­ют­ся биб­лио­те­кой ессей­ской сек­ты (руко­пи­си были слиш­ком раз­но­род­ны и отно­си­лись к раз­ным рели­ги­оз­ным тече­ни­ям). Это была либо биб­лио­те­ка Иеру­са­лим­ско­го хра­ма, либо про­сто огром­ная биб­лио­те­ка, выве­зен­ная из Иеру­са­ли­ма во вре­мя рим­ской оса­ды в пери­од с 68 по 70 год. Сей­час най­де­но 25 000 обры­воч­ных фраг­мен­тов руко­пи­сей, из кото­рых состав­ле­но уже око­ло тыся­чи ману­скрип­тов. После иссле­до­ва­ния изра­иль­ских архео­ло­гов ста­ло ясно, что в Кумран дей­стви­тель­но была пере­ве­зе­на биб­лио­те­ка, пото­му что здесь про­из­во­ди­ли сосу­ды, в кото­рые (с целью кон­сер­ва­ции) кла­ли свит­ки и раз­во­зи­ли по раз­ным пеще­рам с целью их сно­ва выне­сти и исполь­зо­вать в буду­щем. Таким обра­зом, резер­ву­а­ры в Кумране не явля­ют­ся миква­ми, поэто­му мож­но утвер­ждать, что миква все-таки неглубока.

Иоанн Кре­сти­тель для того, что­бы еврей­ский народ совер­шал погру­же­ние, выби­ра­ет отнюдь не мик­ву. Мы пони­ма­ем, поче­му он выби­ра­ет в каче­стве фор­мы кре­ще­ния имен­но фор­му омо­ве­ния – она понят­на и евре­ям, и языч­ни­кам. Одна­ко Иоанн не пред­ла­га­ет какую-то кон­крет­ную мик­ву, хотя для того вре­ме­ни это было бы вполне есте­ствен­но. Одна­ко он кре­стил в реке Иор­дан. Почему?

Место, где про­ис­хо­ди­ло кре­ще­ние, назы­ва­лось Вифа­ния (в совре­мен­ном пере­во­де Вифа­ва­ра). И то и дру­гое сло­во несет зна­че­ние «пере­пра­ва». Извест­ный иссле­до­ва­тель Свя­щен­но­го Писа­ния Ари­ген, жив­ший в кон­це вто­ро­го – нача­ле тре­тье­го века, обна­ру­жил, что есть две Вифа­нии: одна непо­да­ле­ку от Иеру­са­ли­ма, а дру­гая — у реки Иор­дан. Он посчи­тал, что два оди­на­ко­вых назва­ния может запу­тать чита­те­ля Свя­щен­но­го Писа­ния, и пред­ло­жил исполь­зо­вать наиме­но­ва­ние Вифа­ва­ра для мест­но­сти у реки Иордан.

Как это место было иден­ти­фи­ци­ро­ва­но? Когда мы обра­ща­ем­ся к Визан­тий­ской эпо­хе – пери­о­ду рас­све­та восточ­ной части Рим­ской импе­рии —  мы видим, что визан­тий­цы, при­ез­жая в Пале­сти­ну, стро­и­ли церк­ви на тех местах, где по мест­но­му при­да­нию про­ис­хо­ди­ли те или иные собы­тия. Было в Пале­стине место, где визан­тий­цы вновь и вновь стро­и­ли церк­ви. Одна была раз­ру­ше­на навод­не­ни­ем, дру­гая – зем­ле­тря­се­ни­ем, одна­ко они упор­но про­дол­жа­ли воз­во­дить здесь храм на месте преды­ду­ще­го, хотя в этом не было необ­хо­ди­мо­сти – побли­зо­сти в то вре­мя не было ника­ко­го насе­лен­но­го пунк­та. Вывод напра­ши­ва­ет­ся один – это было осо­бое место. Кро­ме дан­но­го фак­та есть еще одна важ­ная деталь, кото­рая поз­во­ля­ет утвер­ждать, что имен­но здесь кре­стил Пред­те­ча и был кре­щен Христос.

Хра­мы один за дру­гим воз­во­ди­лись рядом с ответв­ле­ни­ем реки Иор­дан, и от хра­ма были про­ло­же­ны мра­мор­ные сту­пе­ни, веду­щие к боль­шо­му по пло­ща­ди резер­ву­а­ру. В нем мог­ли кре­стить­ся сра­зу несколь­ко чело­век, что поз­во­ля­ло Иоан­ну Кре­сти­те­лю при­зы­вать боль­шое коли­че­ство людей. В этом ответв­ле­нии не было тако­го силь­но­го тече­ния, как в самом Иор­дане, одна­ко вода здесь была про­точ­ной. Таким обра­зом, выпол­ня­лось глав­ное пра­ви­ло, кото­рое тре­бо­ва­лось для микв. Фран­цуз­ский палом­ник писал: «Если чело­век высо­ко­го роста сой­дет вниз по мра­мор­ным сту­пе­ням. то в лет­нее вре­мя воды Иор­да­на достиг­нут до его гру­ди, а в зим­нее – покро­ют его с голо­вой. В пери­од силь­ных навод­не­ний вода пол­но­стью накро­ет кры­тую часов­ню, сто­я­щую на четы­рех сва­ях. Воды реки зали­ли пол­но­стью впа­ди­ны и обра­зо­ва­ли уни­каль­ный кре­сто­об­раз­ный бап­ти­сте­рий. Един­ствен­ный бап­ти­сте­рий такой фор­мы на зем­ле, в кото­ром люди могут кре­стить­ся в водах Иор­да­на». Это есте­ствен­ное явле­ние уже не наблю­да­ет­ся в наши дни, так как за послед­ние 50 лет уро­вень воды в Иор­дане стре­ми­тель­но сни­зил­ся. Сей­час река несколь­ко сместилась.

Еван­ге­лист Мат­фей ука­зы­ва­ет на то, что раз­ные люди при­хо­ди­ли к Иоан­ну Пред­те­че, что­бы совер­шить погру­же­ние. «Уви­дев же Иоанн мно­гих фари­се­ев и сад­ду­ке­ев, иду­щих к нему кре­стить­ся, ска­зал им: порож­де­ния ехид­ни­ны! кто вну­шил вам бежать от буду­ще­го гне­ва? Сотво­ри­те же достой­ный плод пока­я­ния» (Мф.3:7–8). Ехид­ны – это малень­кие, но очень ядо­ви­тые змей­ки. Поче­му он так назы­ва­ет фари­се­ев и саддукеев?

Фари­сеи и сад­ду­кеи были пред­ста­ви­те­ли очень вли­я­тель­ных рели­ги­оз­ных тече­ний того вре­ме­ни. Фари­сеи тща­тель­ней­шим обра­зом пости­га­ли и стре­ми­лись соблю­дать Закон Мои­сея и пред­пи­са­ния стар­цев. Сад­ду­кеи же были пред­ста­ви­те­ля­ми зна­ти, мно­гие из них явля­лись свя­щен­ни­ка­ми. Они ори­ен­ти­ро­ва­лись не на Закон и иудей­скую тра­ди­цию, а на элли­ни­сти­че­скую куль­ту­ру, на то, что­бы слу­жить Риму. Они даже отвер­га­ли неко­то­рые идеи Вет­хо­го Заве­та, напри­мер, идеи вос­кре­се­ния из мерт­вых. И те и дру­гие, услы­шав о вели­ком про­ро­ке, при­шли к нему, что­бы внешне рас­ка­ять­ся для того, что­бы избе­жать суда за свои пре­гре­ше­ния в Цар­ствии Мес­сии, кото­рое вот-вот насту­пит. Когда Иисус обли­ча­ет лже­ре­ли­ги­оз­ных вождей еврей­ско­го наро­да, он гово­рит: «Горе вам, книж­ни­ки и фари­сеи, лице­ме­ры» (Мф.23:13). Сло­во, кото­рое на наш язык было пере­ве­де­но, как «лице­мер», на еврей­ском язы­ке дослов­но зву­чит как «актер». Часто фари­сеи моли­лись напо­каз, так­же они «рас­ши­ря­ли хра­ни­ли­ща». Они с помо­щью лен­точ­ки кре­пи­ли на голо­ву или на рукав пра­вой руки коро­боч­ки (филак­те­рии). В этой коро­боч­ке поме­ща­лись неболь­шие свит­ки отрыв­ков из тек­ста Торы – важ­ные напо­ми­на­ния из Зако­на. В какой-то момент вошло в моду делать эти коро­боч­ки все боль­ше и боль­ше. Все это дела­лось напо­каз. Таким обра­зом Иоанн гово­рил им, что они пыта­ют­ся убе­жать от гне­ва буду­ще­го царя и при­шли сюда не для того, что­бы рас­ка­ять­ся, а для того, что­бы по-преж­не­му актерствовать.

«И не думай­те гово­рить в себе: «отец у нас Авра­ам «, ибо гово­рю вам, что Бог может из кам­ней сих воз­двиг­нуть детей Авра­аму. Уже и секи­ра при корне дерев лежит: вся­кое дере­во, не при­но­ся­щее доб­ро­го пло­да, сру­ба­ют и бро­са­ют в огонь». (Мф.3:9–10). Садов­ник, видя, что веточ­ка не при­но­сит пло­да, но тянет соки из дере­ва, отсе­ка­ет ее. Иоанн же гово­рит фари­се­ям и сад­ду­ке­ям, что уже секи­ра у кор­ней дере­ва лежит – вре­мя на исхо­де. Дру­гие еван­ге­ли­сты (Марк, Лука) опи­сы­ва­ют, что к Иоан­ну при­хо­ди­ли и иные люди. «И спра­ши­вал его народ: что же нам делать?» (Лк.3:10). Иудея нахо­ди­лась под гне­том Рима и в наро­де были силь­ны рево­лю­ци­он­ные настро­е­ния. Они хоте­ли добить­ся отве­та от пра­вед­ни­ка – как при­дет Цар­ствие Мес­сии? Может быть, пора сбро­сить это иго, что мы долж­ны делать? Одна­ко Иоанн отве­тил: «У кого две одеж­ды, тот дай неиму­ще­му, и у кого есть пища, делай то же». (Лк.3:11).

Лег­ко гово­рить про свер­же­ние окку­пи­ру­ю­щих вла­стей, одна­ко часто это попро­сту недо­сти­жи­мо, а быва­ет, что вновь при­шед­шие вла­сти ока­зы­ва­ют­ся еще хуже преж­них. Иоанн Кре­сти­тель пред­ла­га­ет делать то, что в послед­ствии будет делать хри­сти­ан­ская цер­ковь. Когда Гос­подь гово­рит, что вы – соль зем­ли, име­ет­ся в виду то, что хри­сти­ане рав­но­мер­но рас­пре­де­ля­ют­ся в обще­стве и каж­дый из них ста­ра­ет­ся пре­об­ра­зо­вать то про­стран­ство, кото­рое его окру­жа­ет. В кни­ге Дея­ний мож­но най­ти рас­сказ о совер­шен­но немыс­ли­мых собы­ти­ях, когда в иеру­са­лим­ской общине нача­лось «обще­ние иму­ществ». Хри­сти­ане про­да­ва­ли свое иму­ще­ство и при­но­си­ли день­ги к ногам апо­сто­лов, что­бы апо­сто­лы не бра­ли их в руки, посколь­ку день­ги очень ярко оли­це­тво­ря­ют все мате­ри­аль­ное в этом мире. При этом, как писал Лука, никто ни в чем не испы­ты­вал недо­стат­ка. И бога­тые, и бед­ные про­да­ва­ли свое иму­ще­ство и полу­чен­ной общей сум­мы хва­та­ло на всех. Не обя­за­тель­но быть бога­тым, что­бы тво­рить доб­ро, жить, как запо­ве­дал Иоанн, мож­но, делая малень­кие доб­рые дела.

«При­шли и мыта­ри кре­стить­ся, и ска­за­ли ему: учи­тель! что нам делать?» (Лк.3:12). Поче­му у них воз­ник подоб­ный вопрос? Дело в том, что у сбор­щи­ков нало­гов, кото­ры­ми эти люди явля­лись, зар­пла­та скла­ды­ва­лась из той над­бав­ки, кото­рую они сами уста­нав­ли­ва­ли сверх того, что народ дол­жен был отдать госу­дар­ству. «Он отве­чал им: ниче­го не тре­буй­те более опре­де­лен­но­го вам». (Лк.3:13). Таким обра­зом, он гово­рил, что­бы они не бра­ли более каких-то разум­ных сумм.

«Я кре­щу вас в воде в пока­я­ние, но Иду­щий за мною силь­нее меня; я не досто­ин поне­сти обувь Его; Он будет кре­стить вас Духом Свя­тым и огнем» (Мф.3:11). Иоанн таким обра­зом гово­рит, что его кре­ще­ние име­ет силу, одна­ко ров­но настоль­ко, насколь­ко чело­век сам в душе попро­сит Бога. Он гово­рит, что­бы народ чего-то осо­бен­но­го от него не ждал, одна­ко есть Некто, кто намно­го силь­нее духов­но. Пред­те­ча заяв­ля­ет, что сам он недо­сто­ин быть Ему даже самым ничтож­ным рабом (в Риме уже очень ста­рые, непри­год­ные для дру­гой рабо­ты рабы при вхо­де в дом раз­вя­зы­ва­ли гос­по­дам обувь). Обра­тим вни­ма­ние, что сло­ва «он будет кре­стить вас…» на гре­че­ском будут зву­чать как: «Он будет погру­жать вас в Дух Свя­тый и огонь». Пред­те­ча гово­рил людям, что сам он погру­жа­ет их в воду, а Мес­сия будет погру­жать в Дух Свя­тый и огонь.

Вода необыч­ная сти­хия, мы, напри­мер, не можем лег­ко пере­дви­гать­ся в ней, но можем пла­вать (то, что мы не можем делать на суше). Кро­ме того, выхо­дя из воды мы на какое-то вре­мя оста­ем­ся мок­ры­ми – т.е. эффект пре­бы­ва­ния в воде насле­ду­ет­ся, оста­ет­ся. Имен­но бла­го­да­ря дан­ным каче­ства воды Иоанн Кре­сти­тель хочет срав­нить погру­же­ние в нее с погру­же­ни­ем в Дух Свя­тый (в то вре­мя евреи под Духом Свя­тым пони­ма­ли бла­го­дать Божию). Эти сло­ва еще не были ука­за­ни­ем на ипо­стась Свя­той Тро­и­цы, уже в послед­ствие хри­сти­ан­ская цер­ковь утвер­жда­ла, что бла­го­дать пода­ет­ся Тре­тьим Лицом – Свя­тым Духом. Итак, он гово­рил, что вы погру­зи­тесь в Дух Свя­тый, погру­зи­тесь в бла­го­дать, кото­рая будет охва­ты­вать вас со всех сто­рон. По насто­я­щее вре­мя, осве­щая что-либо, свя­щен­но­слу­жи­тель в молит­ве при­зы­ва­ет Свя­той Дух, а види­мым обра­зом совер­ша­ет окроп­ле­ние свя­той водой. Вода – зри­мый образ незри­мой благодати.

Иоанн так­же гово­рит, что погру­же­ние в Свя­той Дух, напо­ми­на­ет погру­же­ние в огонь. В Вет­хом Заве­те опи­сы­ва­ют­ся два слу­чая погру­же­ния в огонь. Пер­вый ука­зы­ва­ет на Мои­сея, кото­рый видит горя­щую и несго­ра­ю­щую купи­ну (куст). То, что куст горит и не сго­ра­ет было сим­во­лом пре­бы­ва­ния Божия. Имен­но в этот момент про­рок полу­ча­ет боже­ствен­ное откро­ве­ние о спа­се­нии еврей­ско­го наро­да и откро­ве­ние, како­во есть имя Гос­по­да. Вто­рой же слу­чай опи­са­ет трех отро­ков Вави­ло­нии, кото­рые были бро­ше­ны в печь, но не сго­ре­ли, посколь­ку бла­го­дать Божия их сохра­ни­ла. Огонь очень опас­ная сти­хия, и это так­же сти­хия, кото­рая меня­ет то, к чему при­ка­са­ет­ся. Погру­же­ние в воду, кото­рое будет про­из­во­дить Гос­подь Иисус Хри­стос – это погру­же­ние в бла­го­дать Божию, кото­рое рав­но­силь­но погру­же­нию в огонь. Цер­ков­ные авто­ры гово­ри­ли, что погру­же­ние в бла­го­дать – это погру­же­ние в огонь, кото­рый не толь­ко сжи­га­ет наши стра­сти, но и при­да­ет нам силы на то, что­бы взра­щи­вать в себе добродетель.

Далее еван­ге­ли­сты рас­ска­зы­ва­ют в этой гла­ве о при­хо­де Гос­по­да Иису­са Хри­ста. Иоанн рас­ска­зы­ва­ет об этом собы­тии сло­ва­ми само­го Иоан­на Пред­те­чи, осталь­ные еван­ге­ли­сты опи­са­тель­но, от тре­тье­го лица, повест­ву­ют о том, как про­ис­хо­ди­ло кре­ще­ние Гос­по­да: «Тогда при­хо­дит Иисус из Гали­леи на Иор­дан к Иоан­ну кре­стить­ся от него. Иоанн же удер­жи­вал Его и гово­рил: мне надоб­но кре­стить­ся от Тебя, и Ты ли при­хо­дишь ко мне? Но Иисус ска­зал ему в ответ: оставь теперь, ибо так над­ле­жит нам испол­нить вся­кую прав­ду» (Мф.3:13–14). Иоанн сму­ща­ет­ся и не пони­ма­ет, зачем Мес­сии при­ни­мать от него погру­же­ние, ведь Иисус выше его. То погру­же­ние, кото­рое будет осу­ществ­лять сам Хри­стос намно­го пре­вос­хо­дит его (Иоан­на) погру­же­ние. Важ­но обра­тить вни­ма­ние на ответ Гос­по­да Иису­са Хри­ста Иоан­ну. Гос­подь гово­рит: «Оставь теперь», — не надо сей­час спо­рить, ско­ро ты все пой­мешь. «Ибо так, — через Мое погру­же­ние в Иор­дан, — над­ле­жит нам испол­нить вся­кую прав­ду». Рус­ский пере­вод пло­хо поня­тен, посколь­ку в нашем совре­мен­ном язы­ке сино­ни­мом сло­ва прав­да явля­ет­ся «исти­на». В гре­че­ском же тек­сте напи­са­но сло­во δικαιοσυνη (dikaiosyne), кото­рое на самом деле зна­чит «пра­вед­ность». Дело в том, что пере­вод тек­ста осу­ществ­лял­ся более тыся­чи лет назад на цер­ков­но-сла­вян­ский язык, и тогда сло­во «прав­да» в нашем язы­ке тоже нес­ло смысл «пра­вед­ность».

Одна­ко что же такое пра­вед­ность? Исти­на – это систе­ма миро­воз­зрен­че­ских поня­тий, кото­рые мы при­ни­ма­ем, т.е. исти­на – это тео­ре­ти­че­ское поня­тие. Когда же мы эту тео­ре­ти­че­скую исти­ну осу­ществ­ля­ем на прак­ти­ке – это и есть уже наша пра­вед­ность. Таким обра­зом, наша жизнь в соот­вет­ствии с нашим миро­воз­зре­ни­ем – это жизнь по прав­де (или пра­вед­ная жизнь). Итак, Гос­подь гово­рит Иоан­ну Пред­те­че, что необ­хо­ди­мо испол­нить вся­кую пра­вед­ность. Важ­но в этом отрыв­ке так­же обра­тить вни­ма­ние на гла­гол «испол­нить». Дан­ный гла­гол в гре­че­ском тек­сте зна­чит и «испол­нять» и «напол­нять». Поэто­му, напри­мер, когда Гос­подь гово­рит: «Я при­шел не нару­шить Закон, но испол­нить его». — это мож­но понять так же, как и напол­нить, допол­нить, посколь­ку одно­го Зако­на недо­ста­точ­но, что­бы жить по-хри­сти­ан­ски, необ­хо­ди­мы новые, Ново­за­вет­ные запо­ве­ди. Таким обра­зом, Гос­подь гово­рит Иоан­ну, что никто пока еще не пони­ма­ет, кто Он есть на самом деле и ждут от Него той пра­вед­но­сти, кото­рая укла­ды­ва­ет­ся в миро­воз­зре­нии этих людей, ждут, что­бы Он рас­ка­ял­ся во гре­хах. Одна­ко как толь­ко Гос­подь погру­зит­ся в воду, все пой­мут, что Его пра­вед­ность совсем ино­го харак­те­ра, что о пра­вед­но­сти Иису­са (о Его иной, осо­бой, пре­вос­хо­дя­щей пра­вед­но­сти) заявит сам Бог. Итак, Иисус при­ни­мал кре­ще­ние не пото­му, что Он в нем нуж­дал­ся, но что­бы через кре­ще­ние пока­зать, что Он есть Мес­сия. Цер­ков­ная дог­ма­ти­ка гово­рит, что Иисус во всем подо­бен нам кро­ме гре­ха. Он вопло­тил­ся, стал ради наше­го спа­се­ния чело­ве­ком, одна­ко не насле­до­вал гре­хов­ность чело­ве­че­ской природы.

«И, кре­стив­шись, Иисус тот­час вышел из воды, — и се, отверз­лись Ему небе­са, и уви­дел Иоанн Духа Божия, Кото­рый схо­дил, как голубь, и нис­пус­кал­ся на Него». (Мф.3:16). У евре­ев раз­верз­ши­е­ся небе­са пред­по­ла­га­ли некое откро­ве­ние Божие. Было ли это зри­мое собы­тие — неиз­вест­но, одна­ко пти­ца, спу­стив­ша­я­ся с неба, види­мо, была вид­на людям. Как же Иоанн и народ поня­ли, что это не про­сто голубь, но Свя­той Дух? Ответ на этот вопрос дает Иоанн Бого­слов в сво­ем Еван­ге­лие, когда опи­сы­ва­ет это собы­тие сло­ва­ми само­го про­ро­ка Иоан­на Пред­те­чи: «Я не знал Его; но для того при­шел кре­стить в воде, что­бы Он явлен был Изра­и­лю. И сви­де­тель­ство­вал Иоанн, гово­ря: я видел Духа, схо­дя­ще­го с неба, как голу­бя, и пре­бы­ва­ю­ще­го на Нем. Я не знал Его; но Послав­ший меня кре­стить в воде ска­зал мне: на Кого уви­дишь Духа схо­дя­ще­го и пре­бы­ва­ю­ще­го на Нем, Тот есть кре­стя­щий Духом Свя­тым». (Ин.1:31–33). Таким обра­зом, Иоан­на Пред­те­ча сво­им авто­ри­те­том засви­де­тель­ство­вал перед евре­я­ми, что Иисус из Наза­ре­та дей­стви­тель­но есть истин­ный Мес­сия Израиля.

Далее Мат­фей пишет: «И се, глас с небес гла­го­лю­щий: Сей есть Сын Мой воз­люб­лен­ный, в Кото­ром Мое бла­го­во­ле­ние». (Мф.3:17). Этот голос слы­шит не толь­ко Иоанн Кре­сти­тель и Иисус, но все сто­я­щие рядом евреи. Когда заклю­чал­ся Завет при горе Синае, то преж­де, чем десять запо­ве­дей были напи­са­ны на двух скри­жа­лях, эти запо­ве­ди сто­яв­ший у под­но­жия горы еврей­ский народ услы­шал. Гос­подь тогда не вопло­тил­ся, но в тот очень важ­ный момент чело­ве­че­ской исто­рии напря­мую обра­тил­ся к наро­ду. То же про­изо­шло и в момент кре­ще­ния Иису­са. Евреи, кото­рые дума­ли, что даже если Иисус царь и в чем-то их пре­вос­хо­дит, Он тоже нуж­да­ет­ся в пока­я­нии. Одна­ко Иисус пока­зы­ва­ет, что Его пра­вед­ность пре­вос­хо­дит их пра­вед­ность, посколь­ку, когда Он выхо­дит из воды, раз­да­ет­ся голос Бога: «Это Мой Воз­люб­лен­ный Сын, в Нем Мое бла­го­во­ле­ние». Здесь важ­ны как пер­вая, так и вто­рая часть фра­зы. У евре­ев уже в ту эпо­ху пра­вед­ни­ки назы­ва­лись сына­ми Божьи­ми, поэто­му евреи, кото­рые видят кре­ще­ние Иису­са, не пони­ма­ют, что Он Сын, рав­ный Отцу по при­ро­де, что Он и Отец еди­ны. Они дума­ют, что это про­сто чело­век, пра­вед­ник, кото­рый от име­ни Гос­по­да тво­рит чуде­са и исце­ле­ния. Поэто­му важ­но и про­дол­же­ние слов Гос­по­да: «В Нем Мое бла­го­во­ле­ние», — имен­но через Него будет осу­ществ­лять­ся то, что жела­тель­но Отцу Небес­но­му. Таким обра­зом, кре­ще­ние Иису­са, его погру­же­ние в Иор­дан, было тем собы­ти­ем, через кото­рое явля­ет­ся Его пра­вед­ность. Он полу­ча­ет в пер­вый же момент сво­е­го обще­ствен­но­го слу­же­ния под­твер­жде­ние от само­го Гос­по­да Бога, что Его дела тво­рят­ся по воле бога и угод­ны Богу.

Спра­вед­ли­во и хри­сти­ан­ское тол­ко­ва­ние это­го собы­тия. Когда мы рас­смат­ри­ва­ем его уже из ново­за­вет­но­го вре­ме­ни, после Пяти­де­сят­ни­цы и про­по­ве­ди апо­сто­лов, когда мы име­ем хоро­шо сфор­му­ли­ро­ван­ную дог­ма­ти­че­скую систе­му, мы пони­ма­ем, что не толь­ко Мес­сия — Сын Божий — дей­ству­ет, но сам Бог Отец, кото­рый о нем сви­де­тель­ству­ет сво­им гла­сом, а так­же Свя­тый Дух, кото­рый снис­хо­дит на Него в виде голу­бя. Таким обра­зом, это пер­вое в исто­рии чело­ве­че­ства откро­ве­ние о том, что Бог, будучи еди­ным по при­ро­де, дей­ству­ю­щий сов­мест­но по при­ро­де, тро­и­чен в лицах. Это Отец, и Сын, и Свя­той Дух. Итак, само нача­ло дея­тель­но­сти Гос­по­да Иису­са Хри­ста свя­за­но с вели­чай­шим собы­ти­ем – откро­ве­ни­ем о тро­ич­но­сти Бога, кото­рое дано было людям.

При­ме­ча­ния

[1] Двунадеся́тые пра́здники (так­же два­на­де­ся­тые празд­ни­ки) — две­на­дцать важ­ней­ших после Пас­хи празд­ни­ков в пра­во­сла­вии. Посвя­ще­ны собы­ти­ям зем­ной жиз­ни Иису­са Хри­ста и Бого­ро­ди­цы, вхо­дят в чис­ло вели­ких праздников.

[2] Стоици́зм — фило­соф­ская шко­ла, воз­ник­шая в Афи­нах ок. 300 г. до н. э. во вре­ме­на ран­не­го элли­низ­ма и сохра­нив­шая вли­я­ние вплоть до кон­ца антич­но­го мира

[3] Перва́я Иуде́йская вой­на́ — вос­ста­ние евре­ев в Стране Изра­и­ля (66—71 годы) про­тив вла­ды­че­ства Рим­ской импе­рии. Побе­дил Рим. Пале­сти­на была раз­де­ле­на на участ­ки и роз­да­на или рас­про­да­на новым посе­лен­цам; подать, кото­рую иудеи пла­ти­ли в Иеру­са­лим­ский храм, они теперь долж­ны были пла­тить ново­по­стро­ен­но­му хра­му Юпи­те­ра Капитолийского.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки