О мистических явлениях

(10 голосов5.0 из 5)

А.И. Оси­пов, док­тор бого­сло­вия, почёт­ный про­фес­сор Мос­ков­ской Духов­ной Ака­де­мии и Семинарии.

Видео­ка­нал “Духов­ное образование”.

Рас­шиф­ров­ка видео

Ну вот, я хочу ещё вам малень­кую иллю­стра­цию сде­лать всё по той же теме, но уже не из Индии, а из Евро­пы, и не из йогов, а небезыз­вест­ной вам одной осо­бы — Ван­ги. Какие у неё тут про­ро­че­ства. Кста­ти, это непло­хо — ино­гда посмот­реть про­ро­че­ства вот этих людей, посколь­ку таким обра­зом мож­но будет дать над­ле­жа­щую оцен­ку. Вы, навер­ное, заме­ти­ли, что обыч­но гово­рят толь­ко о том, что вдруг сов­па­ло. А я беру ружье — дро­бо­вик, ста­нов­люсь посре­ди ули­цы, закры­ваю гла­за, начи­наю палить в раз­ные сто­ро­ны — и вдруг попа­даю: одна­жды, в птич­ку. Все кри­чат: «О!.. Мож­но с закры­ты­ми гла­за­ми, как удач­но стре­ля­ет чело­век!» — А никто не ска­жет, что это из деся­ти тысяч выстре­лов толь­ко один ока­зал­ся точ­ным — об этом помал­ки­ва­ют. Вот так и здесь, когда мы каса­ем­ся того, что с хри­сти­ан­ской точ­ки зре­ния никак не может быть оце­не­но как дей­ствие духа Божье­го, как бла­го­да­ти Божи­ей, а как оце­не­но ина­че — об этом надо пого­во­рить, поду­мать. То, что никак не под­хо­дит под кате­го­рию имен­но свя­то­сти и дей­стви­тель­но­го про­ро­че­ства, то вот здесь про­ис­хо­дит точ­но такая исто­рия. Кто-то вот точ­но ска­за­ла, и так точ­но и попа­ла. И сколь­ко таких слу­ча­ев — как за рубе­жом, так и у нас. Про­сто две-три иллю­стра­ции из Ван­ги. Кста­ти, вы, навер­но, помни­те, как с ней про­изо­шло: у неё какая-то была ката­стро­фа — авто­мо­биль­ная или какая-то, и после это­го она нача­ла про­зи­рать и предсказывать.

Ну, сна­ча­ла кое-что зачи­таю немно­го, а потом пого­во­рим с вами, что всё это зна­чит. «Нет силы, кото­рая смог­ла бы сло­мить Рос­сию. Рос­сия будет раз­ви­вать­ся рас­ти и креп­нуть, всё рас­та­ет слов­но лед, толь­ко одно оста­нет­ся нетро­ну­тым: сла­ва Вла­ди­ми­ра, сла­ва Рос­сии. Слиш­ком мно­гое при­не­се­но в жерт­ву, никто не смо­жет оста­но­вить Рос­сию, всё сме­тет она на сво­ем пути». Вы слы­ши­те, какая это сила гру­бая сме­тет на сво­ём пути. «И не толь­ко сохра­нит­ся, но и ста­нет вла­сте­ли­ном мира». Какой дух, гово­рит. «Суще­ству­ет древ­нее индий­ское уче­ние Бело­го брат­ства, оно рас­про­стра­нит­ся по все­му миру, о нем напе­ча­та­ют новые кни­ги, и их будут читать повсю­ду на Зем­ле. Это будет огнен­ная Биб­лия, при­дет день и все рели­гии исчез­нут! Оста­нет­ся толь­ко уче­ние Бело­го брат­ства, точ­но белым цве­том оно укро­ет зем­лю, бла­го­да­ря ему люди спа­сут­ся». От чего спа­сут­ся — прав­да, неяс­но. «Новое уче­ние при­дет из Рос­сии, она пер­вая очи­стит­ся. Белое брат­ство рас­про­стра­нит­ся по Рос­сии и нач­нёт свое шествие по миру. Слу­чит­ся это через два­дцать лет, рань­ше это не про­изой­дет. Через два­дцать лет собе­рет пер­вый боль­шой уро­жай». 1978 год. Как раз у нас нача­лась пере­строй­ка — и такие кош­ма­ры, такой удар по Рос­сии, кото­рый даже Вто­рая миро­вая вой­на не сде­ла­ла — про­ро­че­ство: «всё сме­тет на сво­ём пути».

Ну, еще одно. «После 2000-го года не будет ни ката­строф, ни пото­па. Тыся­ча лет мира и бла­го­ден­ствия ждут нас. Про­стые смерт­ные поле­тят к дру­гим мирам со ско­ро­стью в десять раз боль­ше ско­ро­сти све­та, но про­изой­дет это не рань­ше 2050 года». Как хоро­шо… Хоти­те, я вам пред­ска­жу, что будет в 3010 году — и попро­буй­те, про­верь­те: пра­виль­но это или нет, про­верь­те меня. Я же вам все­гда гово­рю, что в созвез­дии Рака раки водят­ся — и вы ниче­го не може­те возразить.

Како­ва при­ро­да пред­ска­за­ний, и в какой сте­пе­ни нуж­но им дове­рять­ся — пред­ска­за­ний, чудес­ных исце­ле­ний, раз­лич­ных явле­ний, — како­ва их при­ро­да. Очень важ­но нам всё-таки обра­тить­ся к свя­тым отцам, что­бы через их вер­ный голос дать над­ле­жа­щую оцен­ку про­ис­хо­дя­щим явле­ни­ям. Слы­ши­те: «про­ис­хо­дя­щим». По пред­ска­за­нию отцов, в послед­ние вре­ме­на коли­че­ство лож­ных чудес уве­ли­чит­ся с неве­ро­ят­ной ско­ро­стью — будет осо­бен­но мно­го, и всё будет умно­же­ние этих чудес. Не толь­ко с тем, что­бы люди кому-то такое дове­ри­ли, не толь­ко с этим. Хуже есть. Дове­рят­ся еди­ни­цы, а вот это вот умно­же­ние чудес — оно бук­валь­но захва­тит всю основ­ную мас­су веру­ю­щих, и они устре­мят­ся к чему, толь­ко к поис­кам чудес: где, что, как — вся душа будет охва­че­на поис­ка­ми этих вещей. Вы слы­ши­те: не Бог, не спа­се­ние, не исце­ле­ние от стра­стей — а чуде­са подай нам, Гос­по­ди! И все устре­мят­ся к это­му. Дру­зья мои, вам при­дет­ся с этим встре­тить­ся — про­сто я не знаю как, вплот­ную люди ищут это­го, это­го, и это­го, таким обра­зом, забы­ва­ет­ся самое глав­ное. Чело­век стра­да­ет от зави­сти, тще­сла­вия, чре­во­уго­дия — чего угод­но. Да не об этом речь! Вот там миро потек­ло — и рину­лись!.. А то, что со ста­туи Апол­ло­на трое суток тек­ло — это никто не зна­ет и знать не хочет. Всё при­ни­ма­ет­ся за свя­тость без рас­суж­де­ния, без обра­ще­ния к свя­тым отцам.

Пре­по­доб­ный Иоанн Кас­си­ан Рим­ля­нин гово­рит о трёх при­чи­нах чудес. «Пер­вой при­чи­ной, — пишет он, — быва­ет бла­го­дать, про­из­во­дя­щая чуде­са и дару­е­мая избран­ным и пра­вед­ным мужам». Пер­вая, зна­чит. Ясно. Вто­рая при­чи­на: «Нази­да­ние Церк­ви или вера тех, кото­рые при­но­сят боль­ных для исце­ле­ния, или тех, кото­рые жела­ют полу­чить исце­ле­ние. В этом слу­чае сила исце­ле­ния исхо­дит ино­гда и от недо­стой­ных, и от греш­ни­ков, о кото­рых Спа­си­тель гово­рит в Еван­ге­лии от Мат­фея (Мф.7:22–23): «ска­жут Мне в тот день: Гос­по­ди! Гос­по­ди! не от Тво­е­го ли име­ни мы про­ро­че­ство­ва­ли? и не Тво­им ли име­нем бесов изго­ня­ли? и не Тво­им ли име­нем мно­гие чуде­са тво­ри­ли? И тогда объ­яв­лю им: Я нико­гда не знал вас».

Открой­те эти сти­хи — настоль­ко силь­ное пред­ска­за­ние Хри­ста — игно­ри­ру­ем пол­но­стью. Слы­ши­те, как здо­ро­во: «Не Тво­им ли Име­нем бесов изго­ня­ли, про­ро­че­ство­ва­ли, исце­ля­ли — Тво­им». Ответ Хри­ста: — ух, какой силь­ный ответ!: «Отой­ди­те от Меня, дела­ю­щие без­за­ко­ние». Не смот­рим мы на того, кто тво­рит, по какой при­чине. Нам важ­но чудо, пред­ска­за­ние, — и уто­ну­ли в этом боло­те. И он пишет даль­ше: «Исце­ле­ния тре­тье­го рода быва­ют по обо­льще­нию и ухищ­ре­нию демо­нов. Чело­век, пре­дан­ный явным поро­кам, может ино­гда про­из­во­дить уди­ви­тель­ные дей­ствия, и пото­му почи­тать­ся свя­тым и рабом Божьим». Ой, что у него! Ико­ны висят, свя­той водич­кой брыз­га­ет, «Отче наш» чита­ет… Ай-ай-ай, как дети!.. Вы зна­е­те, пря­мо дети… Ико­ны висят пра­во­слав­ные… Пря­мо дети — как буд­то апо­стол Павел нико­гда не писал, что сам сата­на в обра­зе анге­ла све­та может явить­ся. Вот какое дет­ское созна­ние. То есть при­хо­дит­ся удив­лять­ся. «Чело­век, пре­дан­ный явным поро­кам, может ино­гда про­из­во­дить уди­ви­тель­ные дей­ствия, и пото­му почи­тать­ся свя­тым и рабом Божи­им. А от сего про­ис­хо­дит то, что демо­ны с воп­лем име­ну­ют людей, не име­ю­щих ника­ких свойств свя­то­сти и ника­ких духов­ных пло­дов, пока­зы­ва­ют вид, буд­то их свя­тость жжет их, и они при­нуж­де­ны бежать от одер­жи­мых ими». В дан­ном слу­чае он пишет о чём? — О том, что сей­час назы­ва­ет­ся отчит­ка. Кри­чат бесы: о, ты такой-сякой, и бегут: как буд­то. Эле­мен­тар­ное лукав­ство и обман.

Види­те, три при­чи­ны про­из­во­ди­мых чудес назы­ва­ет Иоанн Кас­си­ан Рим­ля­нин. Чуде­са раз­но­го рода — исце­ле­ние, изгна­ние бесов, про­зре­ние — всё это отно­сит­ся к кате­го­рии чудес. Три — и от бла­го­да­ти Божи­ей, когда свя­тые люди исце­ля­ют, — и пока­зал очень инте­рес­но — по при­чине искрен­ней веры тех, кто дума­ет, что вот сей­час их этот чело­век исце­лит, эта ико­на исце­лит, этот чело­век исце­лит, эти мощи исце­лят, и по при­чине искрен­ней веры вот этих людей — каких? Греш­ных. Но вот эта искрен­ность их веры, как он пишет, может являть­ся при­чи­ной того, что про­изой­дет чудо. Тре­тью при­чи­ну назы­ва­ет — явно демо­ни­че­ско­го харак­те­ра, откро­вен­но. Это демо­ны тут дей­ству­ют, но надо хоть малень­кое разу­ме­ние видеть, кто это дела­ет. Часто чело­век сам бес­но­ва­тый изго­ня­ет — как кажет­ся, — изго­ня­ет бесов, и люди не видят. Иоанн Кас­си­ан Рим­ля­нин назы­ва­ет эти три при­чи­ны. А вы зна­е­те, очень воз­мож­но — может быть, средне воз­мож­но, может быть, немнож­ко воз­мож­но — что ряд явле­ний, кото­рые мы рас­смат­ри­ва­ем, дей­стви­тель­но, как сверхъ­есте­ствен­ные и чудес­ные про­ис­хо­дят не по этим трем при­чи­нам, а воз­мож­но, что есть чет­вер­тая при­чи­на. Како­ва эта чет­вер­тая при­чи­на? Чело­век по при­ро­де сво­ей не забудь­те — бого­по­до­бен. В чело­ве­ке заклю­че­ны силы бого­по­доб­ные и воз­мож­но­сти такие же. Вели­кой мило­стью Божи­ей толь­ко они скры­ты в нас, как зна­е­те — в ядре ато­ма. Ино­гда эти явле­ния, кото­рые были — ино­гда, еще раз вам гово­рю, — это в каче­стве чет­вер­той может быть при­чи­ны, что носят есте­ствен­ный харак­тер, кото­рый пока еще нам недо­сту­пен, мы ещё пока это­го не зна­ем, мы не можем понять — эти явле­ния свя­за­ны с есте­ствен­ны­ми сила­ми чело­ве­ка. Очень воз­мож­но. Я вам ещё раз гово­рю: я не знаю. Но очень воз­мож­но, что неко­то­рые явле­ния имен­но сопря­же­ны с этим. Поче­му это воз­мож­но — объ­яс­няю: пото­му что чело­век богоподобен.

Теперь в отно­ше­нии это­го явле­ния я вам хочу зачи­тать неко­то­рые иллю­стра­ции, кото­рые, может быть, нам дадут более ясное пред­став­ле­ние. Напри­мер, свя­ти­тель Иппо­лит Рим­ский писал об одном инте­рес­ном слу­чае — я вам зачи­таю его. «Один вполне бла­го­че­сти­вый епи­скоп — слы­ши­те, не кто-нибудь, не одер­жи­мый какой-нибудь, не мошен­ник, не кол­дун, нет-нет — вполне бла­го­че­сти­вый епи­скоп, и вот что про­изо­шло. Был пред­сто­я­тель церк­ви в Пон­те, муж бого­бо­яз­нен­ный и сми­рен­ный, но не зани­мав­ший­ся усерд­но Писа­ни­ем, а дове­ряв­ший более сво­им виде­ни­ям. Испы­тав уда­чу в одном, дру­гом, тре­тьем сно­ви­де­нии, он одна­жды в само­обо­льще­нии ска­зал, что через год будет Страш­ный суд. И он при­вел бра­тьев в такой страх и тре­пет, что они оста­ви­ли свои хозяй­ства и поля, мно­гие из них истре­би­ли свое иму­ще­ство и позд­нее ока­за­лись на поло­же­нии нищих». Я обра­щаю ваше вни­ма­ние, что ино­гда мы дума­ем, что лже­чу­де­са, а они так ска­зать, про­из­во­дят­ся силой демо­нов, или ещё как-нибудь. Иппо­лит Рим­ский пишет еще об одной при­чине — пре­ле­сти. Чело­век бла­го­че­сти­вый, бого­бо­яз­нен­ный, искрен­ний — слы­ши­те, — но кото­рый начал мнить о себе, что он имен­но вот таков, что он свят — и нача­лись сно­ви­де­ния, начал им дове­рять, счи­тая себя достой­ным этих виде­ний, этих сно­ви­де­ний — и вот результат.

Вот ещё, может быть, слу­чай, кото­рый про­изо­шел с бра­тья­ми, при­шед­ши­ми спро­сить Анто­ния Вели­ко­го о неко­то­рых про­ро­че­ских им явле­ни­ях, кото­рые сбы­ва­лись. Они спро­си­ли: как, отче, нам надо отно­сить­ся — вот уже несколь­ко раз были явле­ния, кото­рые пред­ска­зы­ва­ли собы­тия, и они сбы­ва­лись. Ответ Анто­ния Вели­ко­го: «От демо­нов». Как инте­рес­но!.. Ска­жи­те вы сей­час совре­мен­ным людям: «от демо­нов» — да они вас кам­ня­ми побьют тут же. А при­шла бра­тия — искрен­няя бра­тия, не какая-нибудь, не думай­те — мона­хи-пустын­ни­ки, — мно­го раз виде­ния. Хоро­шо, был Анто­ний Вели­кий, кото­рый сра­зу ска­зал им источ­ник этих про­ро­честв, этих предсказаний.

Вот, дру­зья мои, эти вещи очень серьёз­ные, они были серьёз­ны­ми всю исто­рию — эти вся­кие пред­ска­за­ния, чуде­са и про­чие вещи. Очень серьез­ные. Вы же помни­те, напри­мер, зна­ме­ни­то­го пред­ска­за­те­ля XVI века Ностра­да­му­са, кото­рый пора­жал бук­валь­но всех. Его при­ни­ма­ли коро­ли и кня­зья епи­ско­пы и свя­щен­ни­ки, все на него, что назы­ва­ет­ся, чуть не моли­лись. Но он, этот Ностра­да­мус, в тоже вре­мя доволь­но откро­вен­но напи­сал о при­ро­де этих сво­их пред­ска­за­ний, как он их дела­ет, по какой при­чине. Вот тут доволь­но боль­шие цита­ты, мне бы не хоте­лось всё это зачи­ты­вать. Вот он пря­мо гово­рит: «Я сви­де­тель­ствую, что боль­шая часть про­ро­честв (его про­ро­честв) сопро­вож­да­лась дви­же­ни­ем небес­но­го сво­да, и я видел как бы в бле­стя­щем зер­ка­ле, в туман­ном виде­нии, вели­кие, печаль­ные, уди­ви­тель­ные и несчаст­ные собы­тия и аван­тю­ры, кото­рые при­бли­жа­лись к глав­ней­шим куль­ту­рам». Хоро­шо, он откро­вен­но всё-таки ска­зал «как в бле­стя­щем зер­ка­ле, как в неко­ем тумане». Дей­стви­тель­но, его пред­ска­за­ния носят такой харак­тер, кото­рый впо­след­ствии уже обна­ру­жил­ся неод­но­крат­но. Напри­мер, в сво­ей кни­ге «Цен­ту­рии» Ностра­да­мус ука­зал точ­ную дату кон­ца све­та. Хоти­те узнать? Конец све­та про­изой­дет в тот год, когда Страст­ная Пят­ни­ца при­дёт­ся в день свя­то­го Геор­гия, Пас­ха — в день свя­то­го Мар­ка и празд­ник Тела Хри­сто­ва — в день Иоан­на Пред­те­чи. Види­те, сколь­ко сов­па­де­ний долж­но быть. Ну, еще бы: конец све­та, всё-таки уже несколь­ко раз это было, несколь­ко раз. Но не взду­май­те упрек­нуть Ностра­да­му­са, он же не ска­зал, что после како­го сов­па­де­ния — после пер­во­го, вто­ро­го или тре­тье­го про­изой­дёт конец све­та, Может, после тысяч­но­го. Вот такие вот вещи, с кото­ры­ми мы встре­ча­ем­ся, и о кото­рых мы долж­ны знать, долж­ны знать при­ро­ду подоб­но­го рода вещей.

Я, может быть, еще вам при­ве­ду при­мер — уже не из каких-то дале­ких веков или дале­ких стран, а при­мер, кото­рый вот почти был недав­но, перед гла­за­ми. Речь идёт о епи­ско­пе Васи­лии (уже свя­ти­те­ле, он кано­ни­зи­ро­ван) Пре­об­ра­жен­ском, кото­рый скон­чал­ся в 1945 году. Слу­чай про­изо­шел очень инте­рес­ный, это опи­са­но в его био­гра­фии — слу­чай такой, на кото­рый сто­ит обра­тить вни­ма­ние. «У одной духов­ной доче­ри свя­ти­те­ля — Евдо­кии, в пол­ночь сама собой перед обра­зом ста­ла зажи­гать­ся лам­па­да. «Вид­но, это Гос­подь при­зы­ва­ет меня встать на молит­ву», — поду­ма­ла она, впро­чем, сомне­ва­ясь — при­нять это явле­ние или нет. А уже лест­чее духа она серд­цем ощу­ти­ла: вот, мол, какая я молит­вен­ни­ца — Сам Гос­подь уже меня при­зы­ва­ет к это­му. На сле­ду­ю­щую ночь Евдо­кия при­гла­си­ла свою зна­ко­мую Ека­те­ри­ну Дмит­ри­ев­ну, но и в ее при­сут­ствии лам­па­да так­же зажглась в две­на­дцать часов; тогда она при­гла­си­ла пере­но­че­вать у себя тре­тью сви­де­тель­ни­цу». (Вооб­ще очень бла­го­ра­зум­но посту­па­ет). И в ее при­сут­ствии про­изо­шло то же самое — в пол­ночь лам­па­да сама собою зажглась. Это окон­ча­тель­но убе­ди­ло Евдо­кию при­нять явле­ние за бла­го­дат­ное. Что вы ска­же­те? Пошли к свя­ти­те­лю Васи­лию всё-таки. Вот, вла­ды­ка, что про­ис­хо­дит. Выслу­шав ее, он ска­зал: «Нет, это явле­ние не бла­го­дат­ное, а от вра­га. А за то, что ты при­ня­ла его за бла­го­дат­ное, я нала­гаю на тебя епи­ти­мью: год не при­сту­пать к При­ча­стию Свя­тых Тайн. А лам­па­да боль­ше зажи­гать­ся не будет». Дей­стви­тель­но, с это­го дня лам­па­да не зажи­га­лась. Вот иску­ше­ние — то, вот эти свя­тые, что они толь­ко дела­ют — такое инте­рес­ное, и вдруг — на тебе, отнял одним махом у бед­ной Авдотьи.

В США, напри­мер, 11 лет лежит недви­жи­мая шест­на­дца­ти­лет­няя девуш­ка, в ее ком­на­те нахо­дят­ся ста­туи свя­тых — она като­лич­ка, и вдруг они нача­ли миро­то­чить. В Ита­лии я узна­вал — спе­ци­аль­но инте­ре­со­вал­ся, — в Ита­лии, ока­зы­ва­ет­ся, тоже самое, нема­ло слу­ча­ев, когда ста­туи начи­на­ют миро­то­чить. Вот, вы гово­ри­те, толь­ко пра­во­сла­вие истин­но — ста­туи миро­то­чат, зна­чит… — Как мы лег­ко под­да­ем­ся!.. Поче­му они миро­то­чат, что такое. Посмот­ри­те, епи­скоп Игна­тий, епи­скоп Фео­фан, Амвро­сий Оптин­ский, Иоанн Крон­штадт­ский — с какой силой гово­ри­ли, что като­ли­че­ская Цер­ковь совсем совра­ти­лась. Вы слы­ши­те: при всей внеш­ней какой-то фор­ме импо­зант­ной — там нет уже духа Божье­го, она и в ере­си и в пре­ле­сти — и то, и дру­гое. А, види­те, миро­то­чит ста­туя — зна­чит… — Что «зна­чит»? Бед­ная наша логи­ка… Вот так, не пони­ма­ем мы, что что­бы пре­льстить избран­ных, и в обра­зе анге­ла Све­та может явить­ся сам сатана.

Вооб­ще-то, вы зна­е­те, свя­тые отцы гово­рят, что, как пра­ви­ло, лже­чу­де­са про­ис­хо­дят с теми людь­ми, кото­рые, во-пер­вых, ищут их, ищут: где, что; во-вто­рых, уже внут­ри себя мнят о себе, счи­та­ют поду­мать, что они достой­ны видеть эти чуде­са. Вы слы­ши­те — вот беда-то… Само­мне­ние лежит, в конеч­ном счё­те, в корне иска­ния всех этих чудес. Поэто­му я вам зачи­таю очень важ­ную мысль свя­ти­те­ля Игна­тия, кото­рая пря­мо отно­сит­ся к наше­му вре­ме­ни. Он пишет: «С посте­пен­ным ослаб­ле­ни­ем хри­сти­ан­ства и повре­жде­ни­ем нрав­ствен­но­сти зна­ме­но­нос­ные мужи ума­ля­лись. Нако­нец, они иссяк­ли окон­ча­тель­но. Меж­ду тем, чело­ве­ки, поте­ряв бла­го­го­ве­ние и ува­же­ние ко все­му свя­щен­но­му, поте­ряв сми­ре­ние, при­зна­ю­щие себя недо­стой­ным не толь­ко совер­шать зна­ме­ния, но и видеть их, жаж­дут чудес более, неже­ли когда-либо». Ой, как точ­но!.. Люди в упо­е­нии само­мне­ни­ем, само­на­де­ян­но­стью, неве­же­ством («неве­же­ством», слы­ши­те!) стре­мят­ся нераз­бор­чи­во, опро­мет­чи­во, сме­ло ко все­му чудес­но­му, не отка­зы­ва­ют­ся и сами быть участ­ни­ка­ми в совер­ше­нии чудес, реша­ют­ся на это, нисколь­ко не заду­мы­ва­ясь. Такое направ­ле­ние опас­но более, неже­ли когда-либо». Вы слы­ши­те, дру­зья мои: вы долж­ны при­дать это­му зна­че­ние, учти­те, вы же буде­те на при­хо­дах. Более, чем когда-либо сей­час эта опас­ность сто­ит. Это пишут в сере­дине XVIII века. «Мы при­бли­жа­ем­ся посте­пен­но к тому вре­ме­ни, в кото­рое долж­но открыть­ся обшир­ное зре­ли­ще мно­го­чис­лен­ных и пора­зи­тель­ных лож­ных чудес. Увлечь в поги­бель тех несчаст­ных питом­цев плот­ско­го муд­ро­ва­ния, кото­рые будут обо­льще­ны и обма­ну­ты эти­ми чудесами».

Не думай­те, что он пред­ска­зы­ва­ет это толь­ко от себя, гово­рит об этом. Об этом гово­ри­ли уже дав­ным-дав­но все свя­тые отцы, об этом гово­рит Еван­ге­лие: «в послед­ние вре­ме­на при­дут лжехри­сты и лже­про­ро­ки и дадут вели­кие и мно­гие чуде­са, что­бы пре­льстить, если воз­мож­но, и избран­ных». И вот он гово­рит что уже — вот уже! — насту­па­ет вре­мя, когда этих чудес будет все боль­ше и боль­ше. И дей­стви­тель­но так. Вы обра­ти­ли на это вни­ма­ние? Не знаю — их по коли­че­ству боль­ше, или пото­му, что теперь радио и теле­ви­де­ние, но дей­стви­тель­но — то и дело всю­ду, всю­ду — одни чуде­са. Не о спа­се­нии дума­ем, не об исце­ле­нии сво­ей души, с кото­рой пред­ста­нем пред Богом, а ищем чудес, как дети ищут игру­шек. Но что про­сти­тель­но детям, то никак не взрос­лым. «Будь­те зло­бою дети, но не умом». Вот ока­зы­ва­ет­ся, какие нази­да­ния гово­рят­ся нам.

Вот, дру­зья мои, это то, что я вам хотел ска­зать в отно­ше­нии раз­но­го рода чудес, то, что мы с вами назва­ли темой «что про­ис­хо­дит в ино­ве­рии». Вы ска­же­те: здесь не толь­ко ино­ве­рие — вер­но, мно­гие чуде­са про­ис­хо­дят под фла­гом, кажет­ся, веры, даже види­те: пра­во­слав­ные — то епи­скоп бого­бо­яз­нен­ный, то эти дще­ри, у кото­рых лам­па­да зажи­га­ет­ся. На самом деле все эти чуде­са-то носят какой харак­тер? Ино­вер­ный. Не Бог здесь при­сут­ству­ет. Не Бог, а сила противная.

Под­во­дя итог духов­но­сти в ино­ве­рии, то есть в лож­ном верии — это каса­ет­ся как лож­ных рели­гий, то есть нехри­сти­ан­ских рели­гий, так и увы, как вы види­те, и кажет­ся, в сере­дине само­го хри­сти­ан­ства при­ро­да этой духов­но­сти како­ва, вся эта духов­ность на чем зиждет­ся: в конеч­ном сче­те на само­мне­нии и иска­нии раз­вле­че­ний, иска­нии зем­ных благ. О чуде­сах узна­вать очень инте­рес­но — есть чем раз­влечь­ся. Иска­ние зем­ных благ через иска­ние исце­ле­ний вся­ко­го рода, и в корне все­го всё-таки сто­ит само­мне­ние. Таков голос, я вам ска­жу, свя­тых отцов. Они счи­та­ют, что имен­но этот корень явля­ет­ся тем ядо­ви­тым исто­ком, кото­рый порож­да­ет увле­че­ние чело­ве­че­ское вот эти­ми вся­ки­ми вещами.

Ну а теперь немнож­ко пого­во­рим об ино­сла­вии, духов­но­сти в ино­сла­вии. Како­ва при­ро­да духов­но­сти там, чем она харак­те­ри­зу­ет­ся? Конеч­но, когда мы гово­рим об ино­сла­вии, то преж­де все­го мы гово­рим, пони­ма­е­те, о като­ли­циз­ме, конеч­но, и о самых раз­лич­ных направ­ле­ни­ях про­те­стан­тиз­ма. Гораз­до про­ще, навер­ное, ска­зать сра­зу о про­те­стан­тиз­ме. Может быть, с это­го и сто­ит начать — хотя исто­ри­че­ски это не совсем будет правильно.

Чем харак­те­ри­зу­ет­ся про­те­стант­ская духов­ность? Тем, что там вооб­ще не зна­ют духов­ность. Но если хоти­те, еще более кон­крет­но ска­жу вам такие вещи, что вы уди­ви­тесь. Осно­во­по­лож­ник про­те­стан­тиз­ма Лютер гово­рил: «душа совер­шен­но не участ­ву­ет в сла­до­страст­ных дея­ни­ях пло­ти, и нисколь­ко ими не осквер­ня­ет­ся», — слы­ши­те? Когда свою жену, быв­шую мона­хи­ню, он спро­сил: как ты счи­та­ешь себя, какой? Свя­той или греш­ной? — Она (всё-таки ещё оста­ва­лись у неё те прин­ци­пы): ну, конеч­но, я греш­ная, какая же я свя­тая. Он гово­рит: вот это зло папиз­ма, «мы все свя­ты свя­то­стью Хри­сто­вою, Хри­стос закрыл наши гре­хи, бла­го­да­ря нашей вере от Отца Небес­но­го». Вы помни­те, конеч­но, что основ­ной прин­цип — веро­учи­тель­ный прин­цип про­те­стан­тиз­ма — это вера. Толь­ко верою мы спа­са­ем­ся, толь­ко верой, и Рефор­ма­ция сде­ла­ла вели­кое дело. Какое? — Тут же осво­бо­ди­ла людей. Осво­бо­ди­ла от чего? От постов, преж­де все­го. Ну, еще бы — это самое тяжё­лое. Неда­ром Иоанн Лествич­ник на 14‑й «Сту­пе­ни» напи­сал «о любез­ном для всех и лука­вом вла­ды­ке — чре­ве». И тут уже — всё, пол­ное осво­бож­де­ние от постов. Кста­ти, като­ли­цизм сей­час точ­но при­шёл к тому же само­му. Сей­час даже перед При­ча­сти­ем — сна­ча­ла папа объ­явил два часа поста, потом час поста, теперь и об этом даже помал­ки­ва­ет совсем, ни о какой телес­ной под­го­тов­ке речи даже и не идет. Душа не участ­ву­ет в страст­ных делах пло­ти — о чем бес­по­ко­ить­ся-то, не о чем бес­по­ко­ить­ся совер­шен­но… Про­те­стан­ты фак­ти­че­ски не зна­ют и не име­ют поня­тия свя­то­сти. То есть в каком смыс­ле не име­ют: пра­во­слав­но­го, луч­ше ска­зать, свя­то­оте­че­ско­го, изна­чаль­но­го пони­ма­ния свя­то­сти, то есть духов­но­сти. Духо­вен тот, кто свят, кто очи­стил­ся от стра­стей, духов­ный чело­век очи­стил­ся от стра­стей и при­об­рёл самое глав­ное — сми­ре­ние. Вот кто духов­ный чело­век. Мы даже раз­бой­ни­ка бла­го­ра­зум­но­го не назы­ва­ем духов­ным, хотя он и спас­ся, мы нико­гда не ска­жем, что это был духов­ный чело­век. Прав­да же? — Нет. Но что спас­ся — да. Вы слы­ши­те? Не сме­ши­вай­те эти вещи. Одно дело — состо­я­ние спа­сен­но­сти, при кото­ром необ­хо­ди­мым усло­ви­ем явля­ет­ся — что? — Искрен­нее осо­зна­ние сво­ей гре­хов­но­сти, искрен­нее пока­я­ние. Дру­гое дело — состо­я­ние духов­ное, оно харак­те­ри­зу­ет­ся чем? — Сте­пе­нью очи­ще­ния от стра­стей и про­ис­те­ка­ю­щим отсю­да сми­ре­ни­ем. Нет сми­ре­ния — само очи­ще­ние от стра­стей не при­но­сит чело­ве­ку поль­зы. Это важ­ней­шее поло­же­ние свя­тых отцов. Мож­но исце­лить­ся, кажет­ся, от всех стра­стей. Но если чело­век не при­об­рёл сми­ре­ние — грош цена тогда все­му это­му внеш­не­му подви­гу. Тако­ва основ­ная мысль свя­тых отцов. И духов­ный чело­век — это тот, кото­рый очи­ща­ет­ся от стра­стей, в резуль­та­те чего толь­ко ста­но­вит­ся воз­мож­ным доступ в его душу Духа Свя­то­го. Слы­ши­те? То есть про­ис­хо­дит то, что на бого­слов­ском язы­ке назы­ва­ет­ся обо­же­ние чело­ве­ка. Осо­бое обо­же­ние, или то, о чём гово­рил Сера­фим Саров­ский: стя­жа­ние Духа Свя­то­го Божи­его про­ис­хо­дит чело­ве­ком. Сте­пень это­го стя­жа­ния может быть очень раз­лич­на — от ничтож­но­го до вели­ко­го, но сам прин­цип, сама осно­ва имен­но тако­ва. Духов­ный чело­век — кото­рый стя­жал этот Дух Божий. А как извест­но, в лука­вую душу не вой­дёт пре­муд­рость, и не будет оби­тать в теле, пора­бо­щен­ном грехом.

Вопрос: мож­но ли назы­вать бла­го­ра­зум­но­го раз­бой­ни­ка святым?

Все те, кто удо­сто­и­лись Цар­ства Божи­его, име­ну­ют­ся свя­ты­ми. Тот, кто кано­ни­зи­ру­ет­ся или счи­та­ет­ся свя­тым — совсем необя­за­тель­но, что это духов­ный чело­век. Это пара­док­саль­но зву­чит, прав­да же, пара­док­саль­но. Как это такое? — мно­гие муче­ни­ки, помни­те, как ста­ли свя­ты­ми муче­ни­ка­ми? А вот как. Вдруг, видя чуде­са Божии, совер­ша­ю­щи­е­ся при муче­нии свя­то­го муче­ни­ка, бро­са­ли эти ору­дия пыток и заяв­ля­ли: «Я хри­сти­а­нин». Ах, ты хри­сти­а­нин! — Голо­ву с плеч! Хри­сти­ане бра­ли эти остан­ки — уже как свя­то­го чело­ве­ка, и Цер­ковь вно­си­ла их в свои свят­цы. Там ещё не было ниче­го, пото­му что духов­ность при­об­ре­та­ет­ся тру­дом и потом, подви­гом и молит­вой, молит­вой и борь­бой со стра­стя­ми, борь­бой со стра­стя­ми и сми­ре­ни­ем. В конеч­ном сче­те — это любо­вью, кото­рая про­ис­те­ка­ет из это­го сми­ре­ния. Так что, види­те: эти вещи, как ни пара­док­саль­но это зву­чит, дей­стви­тель­но — я пони­маю, как ни пара­док­саль­но, что ока­зы­ва­ет­ся — не каж­дый свя­той был духов­ным. А если вы ещё вспом­ни­те Мака­рия Вели­ко­го, напри­мер, кото­рый гово­рил, что есть такие подвиж­ни­ки, кото­рые уже тво­рят чуде­са и про­чие зна­ме­ния, но кото­рые, не имея, как выра­жа­ют­ся дру­гие отцы, «пер­во­го эта­жа» — не имея опы­та борь­бы со стра­стя­ми, не могут быть настав­ни­ка­ми дру­гих людей. Прав­да, инте­рес­но? Не могут. Поче­му? Нет это­го опы­та, нет дара рас­суж­де­ния. Сами чистые, пре­крас­ные — дети. Ребё­нок свят? — Ну конеч­но. Ну, спро­си­те у него сове­та по духов­ной жиз­ни. Так вот, ока­зы­ва­ет­ся, могут быть и взрос­лые люди, кото­рые ино­гда рож­да­ют­ся такие, рож­да­ют­ся. Свят, как гово­рят о них, но неис­ку­сен. Вот такие — любо­пыт­ные, конеч­но, явления.

Так вот, мы гово­рим о про­те­стан­тиз­ме, вы види­те — здесь само поня­тие свя­то­сти пре­вра­ще­но в нечто стран­ное. Они ссы­ла­ют­ся на посла­ние апо­сто­ла Пав­ла, где он, обра­ща­ясь к хри­сти­а­нам, назы­ва­ет их свя­ты­ми. Свя­ты­ми назы­ва­ет. И гово­рят: вот види­те! А что види­те? Если мы обра­тим­ся ко всем после­ду­ю­щим — к мужам апо­столь­ским и све­ду­щим отцам, то ока­зы­ва­ет­ся, поче­му он назы­вал свя­ты­ми — как при­зван­ны­ми к свя­то­сти. Вы слы­ши­те? Ведь рань­ше как при­ни­ма­ли Кре­ще­ние — вы же зна­е­те, как при­ни­ма­ли Кре­ще­ние. Люди, кото­рые убе­ди­лись в истин­но­сти хри­сти­ан­ства, убе­ди­лись, что Хри­стос есть Спа­си­тель и Исти­на. И тогда это Кре­ще­ние явля­лось для них зна­ком при­ня­тия Хри­ста. Что зна­чит? Если хоти­те, их клят­вою отвер­же­ния сата­ны и всех дел его и обе­ща­ни­ем Богу доб­рой сове­сти. Вот чем оно явля­лось. Поэто­му даже и доныне перед Таин­ством Кре­ще­ния про­ис­хо­дит это отре­че­ние от сата­ны и всех дел его, и обе­ща­ния Богу. Вот чем ста­но­ви­лось Кре­ще­ние. И тогда дей­стви­тель­но, эти люди ста­но­ви­лись на путь уже высо­кой духов­ной жизни.

В про­те­стан­тиз­ме — нет, они при­ня­ли эту фра­зу «свя­той», это сло­во, не пони­мая само­го глав­но­го смыс­ла. Свя­той по назна­че­нию, а не по состо­я­нию. Поэто­му вся духов­ность у про­те­стан­тов сво­дит­ся — если они гово­рят об этом, то сво­дит­ся, зна­е­те, к чему: сво­дит­ся к доб­ро­де­ла­нию хри­сти­ан­ско­му. Если хоти­те, к жерт­вен­но­сти опре­де­лён­ной. Напри­мер, во вре­мя Вто­рой миро­вой вой­ны неко­то­рые из них (про­те­стан­ты) пока­за­ли дей­стви­тель­но образ­цы очень-очень дей­стви­тель­но тако­го хри­сти­ан­ско­го состо­я­ния чело­ве­ка, когда жерт­во­ва­ли даже собою — или, по край­ней мере, жерт­во­ва­ли частью чего-то сво­е­го ради дру­гих хри­сти­ан. То есть они дей­стви­тель­но нахо­ди­лись на таком высо­ком нрав­ствен­ном уровне. Но не надо сме­ши­вать и не забы­вать, что нрав­ствен­ность и духов­ность — это вещи ещё совсем неод­но­знач­ные, раз­ные. Мож­но быть нрав­ствен­но высо­ким, но ещё не иметь Духа Божи­его как тако­во­го. Так вот, в про­те­стан­тиз­ме духов­ность фак­ти­че­ски ниве­ли­ро­ва­лась. Это поня­тие там фак­ти­че­ски не име­ет смыс­ла, нет его фак­ти­че­ски, хотя бы и упо­треб­ля­лись эти сло­ва. Вот что мож­но ска­зать о протестантизме.

Гораз­до более такой серьез­ный вопрос, когда мы кос­нем­ся, конеч­но, като­ли­циз­ма. Это уже вопрос, кото­рый серье­зен во мно­гих отно­ше­ни­ях. Во-пер­вых, он серье­зен тем, что сей­час идёт всё-таки диа­лог, он воз­об­нов­лен — диа­лог меж­ду пра­во­сла­ви­ем и като­ли­циз­мом, когда всё чаще раз­да­ют­ся речи о един­стве, о дости­же­нии един­ства. Один из наших мит­ро­по­ли­тов заявил даже, что насту­пи­ло вре­мя при­нять реши­тель­ные шаги к дости­же­нию един­ства. Пат­ри­арх Серб­ский Ири­ней — новый, пря­мо гово­рит о том, что нам необ­хо­ди­мо — пря­мо необ­хо­ди­мо при­ми­ре­ние с като­ли­че­ской Цер­ко­вью. Не пони­маю при­чём тут — это раз­ные вещи. Одно дело — мирить­ся, дру­гое дело — объ­еди­нять­ся в вере, это раз­ные вещи. Вы види­те, папа Рим­ский ездит сей­час по всем прак­ти­че­ски пра­во­слав­ным Церк­вам. Я уже не знаю, в каких он не был — кро­ме Рус­ской, я даже и не знаю. Всю­ду. Недав­но мне при­сла­ли видео­ро­лик — очень инте­рес­ный видео­ро­лик. В Кон­стан­ти­но­по­ле, в этом хра­ме сто­ит, с одной сто­ро­ны, Вар­фо­ло­мей, с дру­гой — папа. Цар­ские вра­та откры­ты, свя­щен­ник в обла­че­нии, слу­жит, и гре­ки поют. И вот поми­на­ют. Во-пер­вых, поми­на­ют папу, потом Вар­фо­ло­мея. Такой вот ролик. Такое, вы зна­е­те, уже бого­слу­же­ние совер­ша­ет­ся. При­чем сто­ят эти кар­ди­на­лы и епи­скоп като­ли­че­ский с одной сто­ро­ны, с дру­гой — пра­во­слав­ные. Беда состо­ит в том, что мы видим пол­ное непо­ни­ма­ние того, что такое като­ли­цизм — пол­ное непо­ни­ма­ние. Я уже вам гово­рил: нет ни одной веро­учи­тель­ной исти­ны в като­ли­циз­ме, кото­рая не была бы иска­же­на — ни одной. Но ска­жу вам: даже и это, может быть, я бы поста­вил не на пер­вое место. На пер­вом месте поста­вил дру­гое. Это откро­вен­ная, нескры­ва­е­мая, яркая объ­яв­ля­е­мая пре­лесть. Пото­му что я вам ска­жу, что мож­но быть веро­учи­тель­но вполне пра­во­слав­ным. Возь­ми­те, при­ми­те у меня экза­мен по кате­хи­зи­су или по дог­ма­ти­ке — всё, будет пря­мо пра­во­слав­ный чело­век. И в тоже вре­мя в таком само­мне­нии, что вы ска­же­те «Гос­по­ди Боже мой, да это же сущий демон!» Кста­ти, пре­лесть этим и харак­те­ри­зу­ет­ся, что очень часто там веро­учи­тель­ных каких-то погреш­но­стей у чело­ве­ка даже и нет. Но что с ним про­ис­хо­дит — пол­ное само­обо­льще­ние, само­мне­ние, гор­ды­ня. Все исти­ны иска­же­ны, все. При­чем это про­сто пора­зи­тель­но. Но самое глав­ное, гово­рю вам — дру­гое. Там свя­то­стью назы­ва­ет­ся то, что в пра­во­сла­вии изна­ча­ла — и пока ещё, сла­ва Богу, до сего дня сохра­ня­ет­ся — но не знаю, дол­го ли будет сохра­нять­ся, — все­гда име­но­ва­лось пре­ле­стью, заблуж­де­ни­ем. Там это — святость.

Что­бы не быть голо­слов­ным, я вот вам зачи­таю эти вещи, пото­му что вам-то неко­гда, конеч­но, читать. Преж­де повто­рю вам, что наши все дей­стви­тель­но стол­пы пра­во­сла­вия, я гово­рю: Игна­тий (Брян­ча­ни­нов), Фео­фан (Затвор­ник), Оптин­ские стар­цы, Иоанн Крон­штадт­ский — ой, с какой силой они обли­ча­ли като­ли­цизм. Вы толь­ко почи­тай­те — они вот чув­ство­ва­ли беду. Вот напри­мер, кни­га, кото­рая мно­го раз пере­во­ди­лась у нас на рус­ский язык. Да, на рус­ский язык пере­во­ди­лась, с вос­тор­гом чита­лась. Это «О под­ра­жа­нии Хри­сту» — Фома Кем­пий­ский. Это автор XV века. Кни­га, как гово­рят эти отцы, напи­са­на пря­мо из исто­ков пря­мой пре­ле­сти, насто­я­щей пре­ле­сти. Игна­тий Брян­ча­ни­нов при­во­дит при­мер, как один поме­щик вырвал из рук сво­ей доче­ри эту кни­гу и ска­зал: «Пере­стань играть с Богом в рома­ны»! Прав­да, инте­рес­но? — «В рома­ны». В чём дело? Если обра­ти­тесь к свя­тым като­ли­че­ской Церк­ви, то вы пой­мё­те. А сей­час я вам про­ил­лю­стри­рую хотя бы из Фран­цис­ка Ассиз­ско­го. Вы зна­е­те, дела­ют­ся посто­ян­ные попыт­ки отож­де­ствить Фран­цис­ка Ассиз­ско­го и Сера­фи­ма Саров­ско­го. Уже рису­ют ико­ны — лже­и­ко­ны, где рядом сто­ят Фран­циск и Сера­фим Саров­ский. Пом­ню, пока­зы­ва­ли эти лже­и­ко­ны. Идёт, вы зна­е­те, борь­ба — за под­со­зна­ние уже, при­учить уже к един­ству: «это одно и то же». Кто такой Фран­циск Ассиз­ский — он вели­ко­леп­но пока­зал свое духов­ное состо­я­ние. Ну, преж­де все­го, хочу ска­зать, что если вас инте­ре­су­ет, есть инте­рес­ная като­ли­че­ская книж­ка, «Цве­точ­ки» назы­ва­ет­ся — «Fioretti» Фран­цис­ка Ассиз­ско­го, где как раз при­во­дят­ся его выска­зы­ва­ния, его молит­вы, гово­рит­ся о его состо­я­нии. Так вот, пред­мет молит­вы. Фран­циск Ассиз­ский — это XIII век. Молит­ся о двух мило­стях. О каких мило­стях он обра­ща­ет­ся ко Хри­сту и про­сит? Пер­вое: это что­бы я мог пере­жить все те стра­да­ния, кото­рые Ты, Слад­чай­ший Иису­се, испы­тал в Тво­их мучи­тель­ных стра­стях. Пер­вое. И вто­рая милость, о кото­рой он молит­ся. Вто­рая милость: это что­бы я мог почув­ство­вать ту неогра­ни­чен­ную любовь, кото­рою горел Ты, Сын Божий. Дру­зья мои, пони­ма­е­те о чём? Мось­ка умо­ля­ет Бога: дай мне стать сло­ном. Это на каком надо нахо­дить­ся состо­я­нии, что­бы пере­жить всё то, что Ты, Слад­чай­ший, испы­тал в Тво­их мучи­тель­ных стра­стях? А зачем это тебе нуж­но — инте­рес­но? Инте­рес­но, зачем, поду­май­те. Весь подвиг Фран­цис­ка Ассиз­ско­го состо­ял в том, что мож­но пере­дать таким сло­вом, как со-стра­да­ние Хри­сту. В каком смыс­ле «со-стра­да­ние Хри­сту» — имен­но попыт­ка пере­жить вот те стра­да­ния, кото­рые пере­жи­вал Хри­стос, вник­нуть в них, вду­мать­ся в них, если хоти­те — сопе­ре­жить их. Это рас­смат­ри­ва­ет­ся как духов­ный подвиг. Я обра­щаю ваше вни­ма­ние: вы види­те, в чём духов­ный подвиг? Ни о каких стра­стях и гре­хах речь не идет. Вся суть в это всё вой­ти. Есть латин­ское сло­во «compassio», то есть сопе­ре­жи­ва­ние, состра­да­ние. Так вот, весь подвиг Фран­цис­ка Ассиз­ско­го харак­те­ри­зу­ет­ся имен­но этим compassio. это compassio у него, эта попыт­ка пере­жить Стра­да­ния Хри­сто­вы, дошли до такой сте­пе­ни, что у него появи­лись стиг­ма­ты. Вот это он молил­ся — нака­нуне Воз­дви­же­ния, и уви­дел сера­фи­ма, кото­рый прон­зил его огнен­ны­ми стре­ла­ми в пяти местах: руки, ноги и бок. Воз­ник­ли неза­жи­ва­ю­щие раны. А что про­изо­шло ещё с Фран­цис­ком в это вре­мя? Ещё заме­ча­тель­нее, я вам ска­жу. Помни­те, я вам читал Виве­ка­нан­ду: хоти­те быть Хри­стом — и ста­не­те Хри­стом, хоти­те Буд­дой — и буде­те Буд­дой, — помни­те, да? Во вре­мя этой молит­вы, во вре­мя полу­че­ния этих стиг­мат — цити­рую вам: «Фран­циск почув­ство­вал себя совер­шен­но пре­вра­щен­ным в Иису­са». Что это зна­чит? Я не знаю, что это зна­чит. С точ­ки зре­ния пра­во­слав­ной пси­хо­ло­гии это уже некое поме­ша­тель­ство, конеч­но. Мы зна­ем тех, кото­рые чув­ство­ва­ли себя Ека­те­ри­ной Вели­кой. Недав­но, гово­рят, по теле­ви­зо­ру пока­зы­ва­ли одну даму деся­ти­пу­до­вую, кото­рая себя Божьей Мате­рью назы­ва­ет и кото­рая исце­ля­ет людей, и так далее. «Почув­ство­вал себя совер­шен­но пре­вра­щен­ным в Иису­са». Хочу вам ска­зать: тако­го в исто­рии нико­гда не было. Ни один свя­той нико­гда не чув­ство­вал себя пре­вра­щен­ным в Иису­са. Тако­го нико­гда не было.

Вто­рое. Нико­гда в исто­рии не было, были вели­чай­шие свя­тые, что­бы у кого-либо появи­лись стиг­ма­ты, эти кро­ва­вые раны на руках, ногах и в боку? Нико­гда тако­го в исто­рии не было. На что отве­ча­ют, что тако­го и свя­то­го нико­гда не было, как Фран­циск. Кста­ти, хочу вам ска­зать, како­ва при­ро­да вот этих стиг­мат. Из жур­на­ла «Пси­хи­ат­рия». Жур­нал назы­ва­ет­ся «Выс­шая шко­ла», жур­нал 1989 года. Вот что там пишут. Там один из извест­ных пси­хи­ат­ров — види­мо, мин­ский, Кир­пи­чен­ко, писал сле­ду­ю­щее. «Опре­де­лен­ный инте­рес пред­став­ля­ют исте­ри­че­ские стиг­мы, раз­ви­ва­ю­щи­е­ся ино­гда у неко­то­рых веру­ю­щих, исто­щен­ных непре­стан­ны­ми молит­ва­ми, аске­ти­че­ским обра­зом жиз­ни. Под вли­я­ни­ем болез­нен­но­го само­вну­ше­ния у них может нару­шать­ся кро­во­об­ра­ще­ние в тех участ­ках тела, на кото­рых сфо­ку­си­ро­ва­но их вооб­ра­же­ние. Подоб­ное явле­ние может вызвать и врач-пси­хо­те­ра­певт с помо­щью гип­но­за». Пожа­луй­ста вам. «Мест­ные вос­па­ли­тель­ные и сосу­до­дви­га­тель­ные рас­строй­ства при само­вну­ше­нии боль­ных исте­ри­че­ским нев­ро­зом могут воз­ни­кать и в бодр­ству­ю­щем состо­я­нии. Извест­но, что у рели­ги­оз­ных экс­та­ти­ков, живо пере­жи­ва­ю­щих в сво­ём вооб­ра­же­нии казнь Хри­ста, появ­ля­лись кро­ва­вые раны на руках, ногах, голо­ве». Голо­ве — от тер­но­во­го вен­ца. То есть это явле­ние како­го рода? — Чисто нерв­но-пси­хи­че­ско­го. При­чём тут бла­го­дать Божия, при­чём тут Бог? Нер­вы и пси­хи­ка, кро­вя­ное вооб­ра­же­ние. Мы же пре­крас­но зна­ем, как чело­век сво­и­ми мыс­ля­ми может дове­сти себя, — я не знаю до чего, — до како­го состо­я­ния, может рас­стро­ить себя совер­шен­но имен­но сво­и­ми мыс­ля­ми. Может всю ночь воро­чать­ся, зна­е­те, и не заснуть от какой-нибудь там оби­ды, кото­рую он пере­жи­ва­ет, и вот пере­ло­па­чи­ва­ет толь­ко и бес­пре­рыв­но кру­тит и кру­тит. Но что вы! Это серьёз­ней­шее явле­ние. Им мож­но убить чело­ве­ка, им мож­но вос­кре­сить чело­ве­ка, а уж такие вещи, как стиг­ма­ты, и гово­рить нече­го. Сей­час, вы зна­е­те, один стиг­ма­тист — я забыл, как его звать, о нём писа­ли мно­го — то же самое, в Ита­лии недав­но он скон­чал­ся. К нему езди­ли все, смот­ре­ли. Зна­е­те, как инте­рес­но — свя­тость напо­каз, замечательно…

То, что вот у нас по рас­пи­са­нию чуде­са совер­ша­ют­ся. Зна­е­те: в пра­во­сла­вии чуде­са по рас­пи­са­нию. Не вери­те? Посмот­ри­те. Про­ис­хо­дит отчит­ка в такие дни. Что такое отчит­ка — изгна­ние бесов. «Име­нем Моим бесы изго­ни­те». Чудо… Бед­ные свя­тые — раз в жиз­ни сде­ла­ют кому-то, и всё. А тут по рас­пи­са­нию вам, каж­дую недель­ку, сколь­ко вам надо. Вот до чего мы дошли. Вот до чего, про­сти­те, дока­ти­лись. И уже не видим все­го ужа­са подоб­но­го рода вещей. Вот вам свя­тость — чем заре­ги­стри­ро­ва­на? Вот таким явле­ни­ем, как стиг­ма­ти­за­ция. А вот теперь, вы зна­е­те — день памя­ти был Фран­цис­ка Ассиз­ско­го — где-то в Нью-Йор­ке, в одном хра­ме, совер­ша­лась мес­са. Мес­са, куда при­ве­ли всех — собак, кошек, пету­хов, — я не знаю кого еще, — хоро­шо, сло­на не при­вез­ли в храм, — в честь Фран­цис­ка Ассиз­ско­го. А поче­му в честь его? Пото­му что он совер­шал про­по­ве­ди перед пти­ца­ми, вол­ком, гор­ли­ца­ми, зме­я­ми, цве­та­ми, и так далее. Бла­го­го­вел перед огнем, перед кам­ня­ми, перед чер­вя­ми, перед каж­дой бук­вой напи­сан­ной. Поис­ти­не — вот духов­ность “изу­ми­тель­ная”…

См. так­же сайт Суеверие.Нет на пор­та­ле “Азбу­ка веры”.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

2 комментария

  • Сергей, 29 января 2015

    Ува­жа­е­мая Ната­лья, нам нуж­но думать преж­де все­го о сво­их про­бле­мах., о сво­ей Вере и ее чистоте.Серафим Выриц­кий ска­зал, что в буду­щем отход от веры будет не по гоне­ни­ям , а от пре­льще­ния , удо­воль­ствий. Задумайтесь.Мне хоте­лось бы , что­бы Гос­подь нас не оста­вил и дал нам веры.

    Ответить »
  • Наталья Богоявленская, 14 августа 2013

    На сай­те pravoslavie.ru опуб­ли­ко­ва­на ста­тья Ири­ны Нор­ман о её поезд­ке в като­ли­че­скую Фран­цию. Ста­тья назы­ва­ет­ся “Празд­ник музы­ки на руи­нах веры, или О соли, поте­ряв­шей силу”. По-мое­му, само это назва­ние уже гово­рит о том, что пред­став­ля­ет собой като­ли­цизм. Там она, кста­ти, пишет, что като­ли­ки при­ча­ща­ют­ся не толь­ко без поста, но и без покаяния.
    А о рис­ке эку­ме­низ­ма писал ещё Сера­фим Сурож­ский в про­шлом веке.

    Ответить »
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки