Взаимосвязь понятий «личность» и «образ Божий» в православном богословии

про­то­и­е­рей Вадим Леонов

Диалог между бого­сло­вием и наукой – это весьма пер­спек­тив­ное направ­ле­ние, важное для обеих сторон. Наука на пути осмыс­ле­ния рели­ги­оз­ного опыта может открыть для себя реаль­но­сти иного плана бытия и обо­га­титься не только в содер­жа­тель­ном плане, но и в мето­до­ло­ги­че­ском. Ибо оче­видно, что тех средств, кото­рыми она обла­дает, ката­стро­фи­че­ски не хва­тает для рас­кры­тия зага­док чело­ве­че­ской жизни.

Для Церкви же очень важно найти новые формы обще­ния в нецер­ков­ной среде и помочь совре­мен­ным людям при­об­щиться к Боже­ствен­ному Откро­ве­нию, кото­рое даро­вано всему миру, чтобы опло­до­тво­рить и пре­об­ра­зить чело­века и все бого­угод­ные сферы его жизни. Цер­ковь нико­гда не оста­нав­ли­ва­лась на этом пути, не скры­вала что-то у себя в тайне только для посвя­щен­ных, но готова поде­литься своим сокро­ви­щем с каждым, кто желает его при­нять и им вос­поль­зо­ваться.

Однако совре­мен­ные ученые порой с боль­шей готов­но­стью склонны заим­ство­вать духовно нега­тив­ный опыт из оккульт­ных сфер и не торо­пятся позна­ко­миться с духов­ным насле­дием Церкви. Напри­мер, совре­мен­ная пси­хо­ло­гия уже давно активно не только иссле­дует, но и при­ме­няет раз­лич­ные прак­тики воз­дей­ствия на чело­века, име­ю­щие оккульт­ные, маги­че­ские корни. Суг­ге­стив­ное воз­дей­ствие на чело­века стало обы­ден­ным делом для совре­мен­ного пси­хо­те­ра­певта. На этой основе раз­ра­бо­тана масса мето­дик пси­хи­че­ского вли­я­ния. Цер­ковь отно­сится к этому отри­ца­тельно, поскольку сте­пень дефор­ми­ро­ва­ния лич­но­сти в этом случае ока­зы­ва­ется зна­чи­тельно больше, чем наблю­да­е­мая реак­ция, а воз­мож­ное повре­жде­ние чело­века выхо­дит за рамки его зем­ного суще­ство­ва­ния и не может кон­тро­ли­ро­ваться пси­хо­те­ра­пев­том. Однако если все же инте­гри­ро­ва­ние отри­ца­тель­ного рели­ги­оз­ного опыта в пси­хо­ло­гию про­ис­хо­дит, то почему не видно замет­ных успе­хов в вос­при­я­тии хри­сти­ан­ского духов­ного насле­дия? Суще­ствуют ли для этого какие-то пре­грады? Как нам видится, основ­ные при­чины таковы.

1. Хри­сти­ан­ство в наши дни – это «забы­тая» миро­вая рели­гия. Совре­мен­ные люди чаще всего усмат­ри­вают в хри­сти­ан­стве нрав­ствен­ное учение и даже не пред­по­ла­гают, что в нем содер­жится глу­бо­чай­шее учение о чело­веке. В Пра­во­сла­вии это бого­от­кро­вен­ное сокро­вище бережно сохра­ня­ется и пере­да­ется, но никому не навя­зы­ва­ется, не выстав­ля­ется, поэтому внеш­нему чело­веку может пока­заться, что его как будто бы и нет. В като­ли­цизме чрез­мер­ная раци­о­на­ли­за­ция, а в про­те­стан­тизме наро­чи­тая мора­ли­за­ция и само­огра­ни­че­ние себя только тек­стом Библии при­вели к выхо­ла­щи­ва­нию сути хри­сти­ан­ства. Поэтому неуди­ви­тельно, что в поис­ках ответа на загадку о чело­веке вопро­ша­ю­щие про­хо­дят мимо Церкви.

2. Хри­сти­ан­ское учение о чело­веке содер­жится в огром­ном коли­че­стве свя­то­оте­че­ских тво­ре­ний, но это знание пока еще не изло­жено системно ни у нас в России, ни за рубе­жом. Такая работа только начи­на­ется, появ­ля­ются первые пуб­ли­ка­ции, и помоги Гос­поди тем, кто начал тру­диться на этой ниве.

3. Чтобы вос­поль­зо­ваться бого­от­кро­вен­ным уче­нием, нужно не только изу­чить какие-то свя­то­оте­че­ские книги, но, прежде всего, всту­пить в диалог с Тем, Кто создал чело­века и опре­де­лил смысл и законы его суще­ство­ва­ния. Это прин­ци­пи­ально необ­хо­димо. Без этого хри­сти­ан­ские тексты не рас­кроют своей глу­бины, муд­ро­сти, истины. Для уче­ного это подвиг. Далеко не все к нему готовы, потому что данный посту­пок выво­дит иссле­до­ва­теля за рамки тра­ди­ци­он­ной науч­ной мето­до­ло­гии, и ученый рис­кует стать мар­ги­на­лом в своей среде. Оккультно-маги­че­ские методы, кото­рые вошли в арсе­нал совре­мен­ной пси­хо­ло­гии, таких тре­бо­ва­ний к иссле­до­ва­те­лям не предъ­яв­ляют. Они сра­ба­ты­вают без упо­ми­на­ния о Боге. Точнее ска­зать, они сра­ба­ты­вают именно при игно­ри­ро­ва­нии упо­ми­на­ния о Боге. Когда при­зы­ва­ется имя Божие, они дают стран­ные сбои. Для веру­ю­щего чело­века при­чина дан­ного сбоя понятна.

4. Про­блема пере­вода. Бого­от­кро­вен­ное учение о чело­веке – это не кость мамонта, кото­рую нахо­дят и кладут на музей­ную полку и вспо­ми­нают о ней только при исто­ри­че­ских иссле­до­ва­ниях. Оно несет в себе живо­тво­ря­щую, пре­об­ра­жа­ю­щую силу, но чтобы ее рас­крыть, необ­хо­димо не только понять хри­сти­ан­ское учение в содер­жа­тель­ном плане, но и суметь спро­еци­ро­вать его в сферы гума­ни­тар­ных наук как сред­ство, как инстру­мент. Для этого иссле­до­ва­тель должен в доста­точ­ной сте­пени вла­деть и языком бого­сло­вия, и быть про­фес­си­о­на­лом в своей гума­ни­тар­ной обла­сти. Таких людей пока еще очень мало.

Все пере­чис­лен­ные выше труд­но­сти пре­одо­лимы. Если в прак­ти­че­ском плане эти и ряд других про­блем раз­ре­шатся, то, может быть, нас еще ждет эпоха хри­сти­ан­ского ренес­санса. В каком-то смысле мир на это обре­чен, ибо если этого не про­изой­дет, то вари­ан­тов для даль­ней­шего суще­ство­ва­ния у нас нет.

Перей­дем же от общих вопро­сов к одному, на первый взгляд част­ному, но по сути важ­ному вопросу: каково вза­и­мо­от­но­ше­ние в пра­во­слав­ном бого­сло­вии двух поня­тий – «образ Божий» и «лич­ность». Цель данной статьи – тезисно обо­зна­чить общую бого­слов­скую линию в рас­кры­тии данной темы.

Если мы попы­та­емся в рамках свя­то­оте­че­ского насле­дия понять, кто есть чело­век, то сразу же натолк­немся на рас­суж­де­ния, что чело­век есть образ Божий. Более того, всегда под­чер­ки­ва­ется, что бого­об­раз­ность – это высшее досто­ин­ство чело­века. Если же с подоб­ным вопро­сом мы откры­ваем книги по пси­хо­ло­гии, то посто­янно встре­ча­емся с опи­са­нием чело­века как лич­но­сти. Здесь лич­ность рас­смат­ри­ва­ется как высшая цен­ность в чело­веке. Таким обра­зом, и в бого­сло­вии, и в пси­хо­ло­гии про­воз­гла­шены высшие цен­но­сти, но как они соот­но­сятся между собой в содер­жа­тель­ном плане? Ответ на этот вопрос важен, поскольку цен­но­сти опре­де­ляют дея­тель­ность и направ­ле­ние дви­же­ния иссле­до­ва­теля. Ошибка в ответе на этот вопрос – это не только напрас­ный труд, но и иска­ле­чен­ные души. Ответ на этот вопрос мы будем искать в бого­сло­вии, поскольку оно исполь­зует оба поня­тия, пси­хо­ло­гия же только одно – «лич­ность».

Начнем с того, что попы­та­емся разо­браться с необ­хо­ди­мо­стью раз­ли­че­ния поня­тий «образ Божий» и «лич­ность» в бого­сло­вии. Вильям Оккам в свое время сфор­му­ли­ро­вал заме­ча­тель­ный прин­цип: «не умно­жай сущ­но­стей без необ­хо­ди­мо­сти», то есть для ответа на какой-либо вопрос не нужно при­вле­кать избы­точ­ное коли­че­ство поня­тий, их должно быть ровно столько, чтобы ответ был пра­виль­ным и ясным. В связи с этим насколько обос­но­вано в бого­сло­вии это раз­ли­че­ние, и какова вза­и­мо­связь этих поня­тий?

Когда мы наме­рены что-либо срав­нить и дать ана­ли­ти­че­ское заклю­че­ние, мы, прежде всего, должны четко пред­став­лять то, что срав­ни­ваем. Что же мы имеем в свя­то­оте­че­ском насле­дии в отно­ше­нии поня­тий «образ Божий» и «лич­ность»?

Поня­тие «образ Божий» – одно из самых рас­про­стра­нен­ных в хри­сти­ан­ской пись­мен­но­сти. Нет автора, кото­рый бы его не упо­треб­лял, и когда чита­ешь эти рас­суж­де­ния без жест­кой тре­бо­ва­тель­но­сти к стро­го­сти фор­му­ли­ро­вок, то вроде бы все пишут об одном и том же. Но когда воз­ни­кает потреб­ность понять суть и сфор­му­ли­ро­вать ее в словах, то сразу ста­но­вится ясно, что такого обоб­ща­ю­щего опре­де­ле­ния у святых отцов нет. Сокру­ша­ясь об этом, отец Васи­лий Зень­ков­ский писал: «За выче­том несколь­ких обще­при­знан­ных тол­ко­ва­ний, свя­то­оте­че­ское учение об образе Божием до такой сте­пени раз­но­ре­чиво, что при­хо­дится удив­ляться, что по такому суще­ствен­ному пункту в цер­ков­ном созна­нии не достиг­нуто еди­но­мыс­лие»1. Что же делать? Почему святые отцы не пред­при­няли попытки создать подоб­ное опре­де­ле­ние? Свя­ти­тель Гри­го­рий Нис­ский дает четкий ответ на этот вопрос: «Образ Божий в чело­веке, поскольку он – образ совер­шен­ный, постольку он и образ непо­зна­ва­е­мый, ибо, отра­жая пол­ноту своего Пер­во­об­раза, он должен также обла­дать и Его непо­зна­ва­е­мо­стью»2. То есть дать опре­де­ле­ние «образу Божи­ему» прин­ци­пи­ально невоз­можно в силу непо­сти­жи­мо­сти Бога. Однако как дви­гаться дальше? Как рабо­тать с поня­тием, кото­рое не фик­си­ру­ется в чело­ве­че­ском слове? Воз­можно ли такое? В бого­сло­вии вполне воз­можно. Все поня­тия, свя­зан­ные с бытием Божиим (Бог, свя­тость, веч­ность, бес­смер­тие и др.), не под­ле­жат стро­гим опре­де­ле­ниям, но это не пре­пят­ствует нам их исполь­зо­вать и пони­мать друг друга. В бого­сло­вии для рас­кры­тия этих тем исполь­зу­ется типо­ло­ги­че­ский, или образ­ный, метод. Вос­поль­зу­емся им и мы.

Давайте пред­ста­вим зер­кало, в кото­ром отра­жа­ется чело­век, и отме­тим несколько важных фено­ме­нов:

  • чело­век отра­жа­ется в зер­кале, и это отоб­ра­же­ние есть образ чело­века;
  • зер­каль­ное отра­же­ние имеет двой­ную при­над­леж­ность: кон­крет­ному чело­веку и кон­крет­ному зер­калу;
  • отра­жа­ясь в зер­кале, чело­век не утра­чи­вает чего-либо в своей при­роде и не при­об­ре­тает; даже если зеркал будет много, отра­жа­ясь в них, чело­век оста­ется неиз­мен­ным;
  • при отра­же­нии чело­века при­рода зер­кала не изме­ня­ется; отра­же­ние – реаль­ное явле­ние, но оно не есть часть при­роды зер­кала;
  • в разных зер­ка­лах один и тот же чело­век отра­жа­ется по-раз­ному в силу уни­каль­ных свойств каж­дого зер­кала (кри­визна, неров­но­сти, шеро­хо­ва­тость, каче­ство отра­жа­ю­щего слоя и т.д.).

Из Боже­ствен­ного Откро­ве­ния мы знаем, что чело­век может не только отра­жаться, но и отра­жать, то есть быть в опре­де­лен­ном смысле зер­ка­лом – зер­ка­лом для Бога. При таком под­ходе воз­можны неко­то­рые ана­ло­гии, рас­кры­ва­ю­щие нам важные аспекты поня­тия «образ Божий». В част­но­сти, имеют место все выше­ука­зан­ные фено­мены.

Каждый чело­век – это духов­ное зер­кало, в кото­ром отра­жа­ется Бог. Отра­же­ние Бога в чело­веке – это и есть образ Божий.

Образ Божий при­над­ле­жит Богу, так как это Его «отра­же­ние» (так же и мы, под­ходя к зер­калу, счи­таем отра­же­ние в зер­кале своим соб­ствен­ным и гово­рим: «Это я»); но, с другой сто­роны, отоб­ра­же­ние Бога в чело­веке при­над­ле­жит и чело­веку: именно чело­век есть носи­тель образа Божия. То есть образ Божий имеет двой­ную при­над­леж­ность.

Отра­жа­ясь в чело­веке, Бог не утра­чи­вает чего-либо в Своей при­роде и не при­об­ре­тает. Несмотря на то, что людей боль­шое мно­же­ство, отра­жа­ясь в них, Бог оста­ется неиз­мен­ным.

При отра­же­нии Бога в чело­веке чело­ве­че­ская при­рода не изме­няет своего онто­ло­ги­че­ского ста­туса, то есть всегда оста­ется чело­ве­че­ской даже при вос­хож­де­нии на высшие сту­пени свя­то­сти. «Ни мудрые своею муд­ро­стью, – учил пре­по­доб­ный Мака­рий Вели­кий, – ни разум­ные своим разу­мом не могли постиг­нуть душев­ной тон­ко­сти или ска­зать о душе, что она такое. Только при содей­ствии Духа Свя­того откры­ва­ется и при­об­ре­та­ется поня­тие и точное веде­ние о душе. Но при этом рас­смат­ри­вай, рас­суж­дай и ура­зу­ме­вай, как это бывает, и слушай: Он Бог, а она – не Бог; Он Гос­подь, а она – раба; Он Творец, а она – тварь; Он Созда­тель, а она – созда­ние; ничего нет общего в Его и ее есте­стве, но только по бес­ко­неч­ной, неиз­ре­чен­ной и недо­мыс­ли­мой любви Своей и по бла­го­у­тро­бию Своему бла­го­во­лил Он все­литься в сем созда­нии, в этой разум­ной твари, в этом досто­чест­ном, избран­ном деле Своем, “чтобы нам быть, – как гово­рит Писа­ние, – неко­то­рым начат­ком Его созда­ний” (Иак. 1:18), быть нам Его муд­ро­стью и обще­нием, быть соб­ствен­ною Его оби­те­лью, соб­ствен­ною чистою Его неве­стою»3. Образ Божий – реаль­ное явле­ние, но он не есть часть при­роды чело­века – это ни дух, ни душа, ни тело, это высо­чай­ший Боже­ствен­ный дар, про­яв­ля­ю­щийся в нали­чии у чело­века боже­ствен­ных свойств (бес­смер­тие, сво­бода, разум, лич­ность и т.д.).

В каждом чело­веке Бог отра­жа­ется непо­вто­ри­мым обра­зом, и это обу­слов­лено уни­каль­но­стью чело­ве­че­ских лич­но­стей.

Вот здесь мы и подо­шли к поня­тию «лич­ность».

В бого­сло­вии «лич­ность» – это бого­да­ро­ван­ное уни­каль­ное начало в чело­веке, кото­рое фор­ми­рует непо­вто­ри­мый образ суще­ство­ва­ния при­роды кон­крет­ного чело­века. Бог есть Лич­ность (точнее – три еди­но­сущ­ные Лич­но­сти), поэтому и чело­век явля­ется лич­но­стью именно в связи со своей бого­об­раз­но­стью. Эти два поня­тия («образ Божий» и «лич­ность») вза­и­мо­свя­заны, но нетож­де­ственны. Лич­ност­ное бытие чело­века – это, может быть, глав­ная харак­те­ри­стика бого­об­раз­но­сти чело­века, однако это не значит, что образ Божий в чело­веке и лич­ность – одно и то же. Пояс­ним это раз­ли­чие поня­тий на про­стом при­мере. Чело­ве­че­ская лич­ность в духовно-нрав­ствен­ном отно­ше­нии может быть и поло­жи­тель­ной, и отри­ца­тель­ной. О дик­та­то­рах, тира­нах, пре­ступ­ни­ках допу­стимо гово­рить как о яркой лич­но­сти, опи­сы­вая их каче­ства и поступки, в том числе и нега­тив­ные. Однако если мы попы­та­емся гово­рить о тех же людях как носи­те­лях образа Божия (согласно пра­во­слав­ному учению, образ Божий может помра­читься, но он неуни­что­жим чело­ве­че­ским грехом или смер­тью), то мы нико­гда не упо­тре­бим нрав­ственно-отри­ца­тель­ные кате­го­рии. Значит, образ Божий и лич­ность – это не одно и то же. Образ Божий есть некий нрав­ственно-поло­жи­тель­ный полюс бытия чело­века, а чело­ве­че­ская лич­ность может сво­бодно само­опре­де­ляться по отно­ше­нию к нему как в поло­жи­тель­ном, так и в отри­ца­тель­ном смысле, то есть чело­век может жить в соот­вет­ствии со своей бого­об­раз­но­стью или вопреки, но лич­но­стью он быть не пере­стает и образ Божий не утра­чи­вает.

Образ Божий в чело­веке поз­во­ляет пре­одо­леть про­пасть транс­цен­дент­но­сти между Твор­цом и тво­ре­нием, ибо люди, именно по при­чине своей изна­чаль­ной бого­об­раз­но­сти, спо­собны позна­вать Бога и всту­пать в обще­ние с Ним. Пре­по­доб­ный Мака­рий Вели­кий писал: «Как небо и землю сотво­рил Бог для оби­та­ния чело­веку, так тело и душу чело­века создал Он в жилище Себе, чтобы все­литься и упо­ко­е­ваться в теле его, как в доме Своем, имея пре­крас­ною неве­стою воз­люб­лен­ную душу, сотво­рен­ную по образу Его»4.

Под­водя итог выше­ска­зан­ному, сфор­му­ли­руем несколько тези­сов по нашей теме.

Тезис 1. Поня­тия «образ Божий» и «лич­ность» вза­и­мо­свя­заны друг с другом. Бог есть Лич­ность, и чело­век есть лич­ность, потому что он наде­лен обра­зом Божиим. Лич­ност­ное бытие – это про­яв­ле­ние образа Божия, то есть вза­и­мо­связь поня­тий выстро­ена по типу при­чины и след­ствия.

Абсурдно рас­суж­дать о пси­хике и игно­ри­ро­вать поня­тие о чело­веке. Тем более странно, с точки зрения хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии, изу­че­ние чело­ве­че­ской лич­но­сти без опоры на учение о бого­об­раз­но­сти чело­века.

Тезис 2. «Образ Божий» и «лич­ность» – поня­тия вза­и­мо­свя­зан­ные, но не тож­де­ствен­ные. Ибо образ Божий есть некая неотъ­ем­ле­мая дан­ность, посто­янно содей­ству­ю­щая сбли­же­нию чело­века с Богом. Он всегда имеет духовно-поло­жи­тель­ную направ­лен­ность и явля­ется онто­ло­ги­че­ским осно­ва­нием для лич­но­сти. Лич­ность же – это про­яв­ле­ние образа Божия в чело­веке и, как все иные про­яв­ле­ния образа Божия (разум, твор­че­ство, сво­бода, бес­смер­тие и др.), может иметь раз­лич­ную нрав­ствен­ную направ­лен­ность и изме­няться по ходу суще­ство­ва­ния чело­века – как совер­шен­ство­ваться, так и дегра­ди­ро­вать.

Убе­диться в нетож­де­ствен­но­сти данных поня­тий можно легко, если попы­таться заме­нить в свя­то­оте­че­ских тво­ре­ниях сло­во­со­че­та­ние «образ Божий» на слово «лич­ность». Кон­текст выска­зы­ва­ний суще­ственно повре­дится.

Тезис 3. Поня­тия «образ Божий» и «лич­ность» не под­ле­жат фор­маль­ному опре­де­ле­нию. Поскольку образ Божий и лич­ность чело­века «уко­ре­нены» в Боге, Кото­рый не под­ле­жит опре­де­ле­нию, то и данные поня­тия не охва­ты­ва­ются чело­ве­че­ским словом. Однако отсут­ствие стро­гих опре­де­ле­ний отнюдь не лишает нас воз­мож­но­сти кон­струк­тивно исполь­зо­вать эти тер­мины при антро­по­ло­ги­че­ских рас­суж­де­ниях. Иссле­до­ва­нию вполне доступны отдель­ные про­яв­ле­ния бого­об­раз­ного лич­ност­ного бытия чело­века, но важно, чтобы эти фено­мены даже в обоб­щен­ном виде не счи­та­лись сущ­но­стью и пре­дель­ной глу­би­ной образа Божия и лич­но­сти в чело­веке. По сути, в хри­сти­ан­ской антро­по­ло­гии слова «образ Божий» и «лич­ность» – это во многом слова-знаки, ука­зы­ва­ю­щие на таин­ствен­ную глу­бин­ную реаль­ность в чело­веке.

Тезис 4. Образ Божий и лич­ность – это онто­ло­ги­че­ские свой­ства чело­века, но не какие-то особые части его при­роды. Это, может быть, самый слож­ный, но пре­дельно важный момент в пони­ма­нии данной темы. Часто мы настолько ско­ваны мате­ри­аль­ным вос­при­я­тием явле­ний, что, открыв нечто новое, тут же начи­наем рас­суж­дать об этом в при­род­ном аспекте. Однако если быть вни­ма­тель­ным, то можно легко обна­ру­жить, что многие важные для чело­века поня­тия, такие как кра­сота, гар­мо­ния, истина, правда, не имеют своей само­сто­я­тель­ной при­роды. Эти поня­тия и подоб­ные им реа­ли­зу­ются в твар­ном мире, но не явля­ются частью при­роды тех пред­ме­тов, кото­рые мы так харак­те­ри­зуем. При этом кра­сота, истина, добро и т.п. не имеют своей отдель­ной при­роды или есте­ства в прямом смысле слова, и все же они реальны. Если тысяча чело­век неза­ви­симо друг от друга, под­ходя к одной и той же кар­тине, вос­кли­цают: «Кра­сота!», то мы не вправе отри­цать «при­сут­ствие» кра­соты в ней, но мы не сможем выде­лить ее из кар­тины как отдель­ный при­род­ный объект. Кра­сота, реа­ли­зо­ван­ная в есте­стве твар­ного пред­мета, тем не менее, «над­при­родна», мета­фи­зична. Значит, у этих поня­тий должно быть онто­ло­ги­че­ское осно­ва­ние, не име­ю­щее твар­ной при­род­ной обу­слов­лен­но­сти. Таким осно­ва­нием явля­ется Бог. Если обра­титься к антро­по­ло­гии, то и здесь мы очень часто опе­ри­руем поня­ти­ями реаль­ными, но непри­род­ными: созна­ние, сво­бода, твор­че­ство, бес­смер­тие, любовь и др. Поня­тия «образ Божий» и «лич­ность» близки к этому ряду. Они не имеют своей само­сто­я­тель­ной суб­стан­ции в чело­веке. Это не часть души, не дух, не ум. Они не могут суще­ство­вать вне чело­ве­че­ской при­роды, но, реа­ли­зо­вав­шись в ней, задают бого­по­доб­ный (образ Божий) и уни­каль­ный (лич­ность) способ суще­ство­ва­ния чело­века.

В чело­ве­че­ском языке при­род­ный и лич­ност­ный аспекты бытия чело­века четко раз­гра­ни­чены. Если мы отве­чаем на вопрос «что есть чело­век?», то опи­сы­ваем обще­че­ло­ве­че­скую при­роду. Если же зада­емся вопро­сом «кто есть чело­век?», то пыта­емся познать чело­века как лич­ность, выде­лить его непо­вто­ри­мость, выяс­нить осно­ва­ние этой уни­каль­но­сти. Заме­ча­тель­ный рус­ский бого­слов В.Н. Лос­ский так сфор­му­ли­ро­вал данный подход к пони­ма­нию лич­но­сти: «Лич­ность есть несво­ди­мость чело­века к его при­роде»5. В виде фор­мулы это утвер­жде­ние выгля­дит так: лич­ность чело­века = кон­крет­ный чело­век – обще­че­ло­ве­че­ская при­рода. То есть, чтобы при­бли­зиться к пони­ма­нию уни­каль­ной лич­но­сти чело­века, необ­хо­димо абстра­ги­ро­ваться от всех его обще­че­ло­ве­че­ских при­род­ных свойств, пройти путем антро­по­ло­ги­че­ской апо­фа­тики.

Впро­чем, для пони­ма­ния лич­но­сти есть другой, более про­стой и гораздо более эффек­тив­ный способ, но он пока что лежит за пре­де­лами науч­ной мето­до­ло­гии: нужно просто полю­бить кон­крет­ного чело­века. Именно любовь в еван­гель­ском смысле без каких-то особых интел­лек­ту­аль­ных усилий поз­во­ляет узреть лич­ность в другом чело­веке, а сила нашей любви опре­де­ляет глу­бину позна­ния люби­мой нами лич­но­сти.

Подоб­ный подход к изу­че­нию чело­ве­че­ской лич­но­сти в науке долж­ным обра­зом еще не пред­став­лен. Наде­емся, что зарож­да­ю­ща­яся хри­сти­ан­ская пси­хо­ло­гия откроет новые пер­спек­тивы в позна­нии чело­века.


При­ме­ча­ния:

1 Зень­ков­ский Васи­лий, про­то­и­е­рей. Судьба Хал­ки­дон­ского веро­оп­ре­де­ле­ния // Пра­во­слав­ная мысль. Париж, 1953. Вып. 9. С. 118.

2 Цит. по: Лос­ский В.Н. Очерк мисти­че­ского бого­сло­вия Восточ­ной Церкви. Дог­ма­ти­че­ское бого­сло­вие. М., 1991. С. 90.

3 Мака­рий Еги­пет­ский, святой. Духов­ные беседы. Беседа 49: 4. Изда­ние Троице-Сер­ги­е­вой лавры, 1994. С. 312.

4 Там же.

5 Лос­ский В.Н. Бого­слов­ское поня­тие чело­ве­че­ской лич­но­сти // По образу и подо­бию. М., 1995. С. 114.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки