Главная » Алфавитный раздел » Жертва » Жертвоприношение: умилостивление или искупление?
Распечатать Система Orphus

Жертвоприношение: умилостивление или искупление?

(2 голоса: 5 из 5)

прот. Джеймс Бернстайн

Говоря о спасении и искуплении, нельзя обойти тему жертвоприношения. Сложные ритуалы, связанные с жертвоприношением, непонятны большинству современных цивилизованных людей. Им все это представляется дикими, вызывающими отвращение пережитками первобытных культур. Тем не менее в традиционных обществах жертвы воспринимались как обязательное условие искупления греха и спасения. Поэтому стоит попробовать получше разобраться в этом вопросе.

Исследуя его, я обнаружил, что во всех описанных в Ветхом Завете правилах принесения жертв оговаривалось одно чрезвычайно важное условие: внешний акт жертвоприношения должен был отражать внутреннее состояние жертвователя, его стремление к личному примирению с Богом. Цель ритуала состояла в том, чтобы достичь внутреннего очищения, обращения сердца, а вовсе не в том, чтобы изменить отношение Бога к человеку. И в этом ветхозаветная религия контрастирует с язычеством, в котором действенность жертвы никак не соотносилась с состоянием того, кто ее приносил. Там задача была не в том, чтобы изменить внутренний мир человека, а в том, чтобы умилостивить божество, то есть повлиять на его, божества, отношение. Такой подход передает древняя индийская пословица обращение к богу, дошедшее до нас еще с ведических времен: «Вот тебе масло. А где твои ответные дары?»

Жертвоприношение в языческих ритуалах было формой магии, направленной на обретение манипулятивного контроля над стихиями, животными, людьми и, что самое важное, над высшими существами. У магии есть «невидимая» составляющая, тайное воздействие, поэтому некоторые думают, что это своего рода духовная практика. Но на самом деле ее цели очень материалистичны и утилитарны. Она не стремится исцелить человека, подарить любовь, но, напротив, хочет властвовать над людьми и предметами.

Рассматривая внимательно то, как жертвоприношение представлено в Библии, я выделил как минимум три задачи библейской жертвы.

Во-первых, жертва воспринимается как дар. Тем самым мы возвращаем Богу то, что и так принадлежит Ему, и признаем: все, что мы собой представляем, и все, чем владеем, Им сотворено, и Он вправе этим владеть. В дополнение к жертвенным животным древние евреи приносили Богу фрукты, злаки, вино и благовония. Подношение должно было сопровождаться чувством покаяния и смирения, демонстрирующим зависимость человека от Бога и Его любви. Внимание концентрировалось вовсе не на уничтожении приношений и не на расставании с ними.

Изучая эту ритуальную систему, я выяснил, эту существовало много разных видов жертвоприношений. Зарезать животное перед началом ритуала часто приходилось самому жертвователю, а не священнослужителю. Нередко действо сопровождалось устным исповеданием тех или иных грехов. Например, Писание так говорит об искупительной жертве: «Если он виновен в чем-нибудь из сих, и исповедается, в чем он согрешил, то пусть принесет Господу за грех свой, которым он согрешил, жертву повинности из мелкого скота, овцу или козу, за грех, и очистит его священник от греха его. <…> И так очистит его священник от греха его, которым он согрешил в котором-нибудь из оных случаев, и прощено будет ему» (Лев. 5:5-6,13).

Я почему-то всегда думал, что каяться в грехах следует в тишине, без лишних слов и подальше от чужих глаз. Мне казалось, что это похоже на протестантскую исповедь, которая происходит между верующим и Богом, и никто другой не должен в нее вмешиваться. Но тут выяснилось, что рассказывать о провинности надо было громко, обращаясь к священнику и поясняя, какой именно проступок имеется в виду. Такое исповедание было обязательным: жертву не принимали, если она не сопровождалась покаянием. Возможно, кто-то увидит здесь зачаточную форму будущей христианской исповеди?

Во-вторых, жертвоприношение демонстрировало желание человека причаститься Богу.

Считалось, что сжигаемая часть жертвы достается Ему. Оставшееся, как правило, подавалось во время трапезы, в которой участвовали жертвователь и священник. Употребление одного и того же подношения и Богом, и человеком символизировало заключение союза, договора между ними. На самом деле большинство жертвенных животных убивали в значительной степени ради того, чтобы накормить жертвователя и священника. Таким образом Бог, дающий жизнь, обеспечивал насущную потребность людей в пище. Этот аспект жертвоприношения также сохранился в христианстве. Евхаристия — это трапеза, центром которой является Христос как Агнец Божий, вечная жертва, и мы причащаемся Его Честного Тела и Крови.

Английское слово sacrifice буквально означало не «убитое вместо кого-то», а «священный дар». На древнееврейском жертвоприношение — это корбан от корня каров, что значит «близкий [к Богу]», иными словами, причастный Ему. Английское слово holocaust происходит от греческого ὁκαυ(σ)τος, ὁλόκαυ(σ)τον — сжигаемый целиком, жертва всесожжения. Это особый тип жертвы, уничтожаемой огнем без остатка. Холокостос или жертва всесожжения — это священный дар, целиком и полностью посвященный Богу. Он символизирует, что жертвователь полностью отдает свою жизнь Господу. Благодаря этому он может подняться до уровня, позволяющего войти в общение с Богом  не быть уничтоженным в этой близости.

Третьей целью жертвоприношения было искупление греха. В Ветхом Завете жертвы не носили ярко выраженный заместительный характер: нельзя сказать, что животное приносилось вместо жизни грешника, который молил таким образом о прощении и пытался умилостивить разгневанного Бога. Если кто-то так и воспринимал ритуалы, то это происходило отчасти из-за влияния языческих культур, окружающих народ Израиля. Фактически во всех соседних племенах почитался целый пантеон жестоких, капризных и коварных богов. Средством их умилостивления становились не только животные, но и человеческие жертвы. В Писании рассказывается о хананеях, которые убивали детей на алтаре бога Молоха. У язычников подобные ритуалы были в ходу, и, кстати, их, равно как и другие страшные практики, Писание называет главными причинами уничтожения этих народов (см. Лев.18:21-29; 20:2-5; Втор.12:30-31). В отличие от язычников, в иудейской среде всегда существовал строгий запрет на человеческие жертвоприношения.

Сейчас христиане рассматривают жертвоприношения в Иерусалимском храме как подготовку, предтечу главного и истинного приношения Агнца Божьего, Христа, Который Своей смертью Раз и навсегда избавляет от греха весь мир. Его Тело — это совершенная жертва Отцу, желанное приношение от всего творения, принимаемое Им как идеальное богослужение. В этом контексте причащение человека жертве Христа, совершаемое с покаянием в сердце и с устремлением к святой жизни, оказывается наполненным очень глубоким смыслом, соответствующим изначальному Замыслу, целью долгого пути развития человечества. Внимание концентрируется не на принесении индивидуальной жертвы, а на участии всех и каждого в общем действе, увенчивающемся покаянием и обращением.

Многие отрывки из Ветхого Завета указывают, что одних лишь жертв недостаточно, чтобы смыть грехи. Для этого требуется прежде всего сокрушенное сердце. Пророк Михей так говорит об этом: «С чем предстать мне пред Господом, преклониться пред Богом небесным? Предстать ли пред Ним со всесожжениями, с тельцами однолетними? Но можно ли угодить Господу тысячами овнов или неисчетными потоками елея? Разве дам Ему первенца моего за преступление мое и плод чрева моего — за грех души моей? О, человек! сказано тебе, что — добро и чего требует от тебя Господь: действовать справедливо, любить дела милосердия и смиренномудренно ходить пред Богом твоим» (Мих.6:6-8).

В псалмах Давида Господь говорит Израилю: «Если бы Я взалкал, то не сказал бы тебе, ибо Моя вселенная и все, что наполняет ее. Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов? Принеси в жертву Богу хвалу и воздай Всевышнему обеты твои, и призови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты прославишь Меня» (Пс.49:12-15). «Ибо жертвы Ты не желаешь, — я дал бы ее; к всесожжению не благоволишь. Жертва Богу — дух сокрушенный; сердца сокрушенного и смиренного Ты не презришь» (Пс.50:18-19). «Жертвы и приношения Ты не восхотел; Ты открыл мне уши; всесожжения и жертвы за грех Ты не потребовал. Тогда я сказал: вот, иду; в свитке книжном написано о мне: я желаю исполнить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Пс.39:7-9).

Итак, иудейский взгляд на жертву предполагал искупление греха, а не умилостивление Бога. Умилостивление предполагает, что жертва приносится, чтобы усмирить Божий гнев, но искупление направлено совсем на другое — на то, чтобы изменить жертвователя.

Вы можете отметить интересные вам фрагменты текста, которые будут доступны по уникальной ссылке в адресной строке браузера.

Рейтинг@Mail.ru