Жертвоприношение: умилостивление или искупление?

прот. Джеймс Берн­стайн

Говоря о спа­се­нии и искуп­ле­нии, нельзя обойти тему жерт­во­при­но­ше­ния. Слож­ные риту­алы, свя­зан­ные с жерт­во­при­но­ше­нием, непо­нятны боль­шин­ству совре­мен­ных циви­ли­зо­ван­ных людей. Им все это пред­став­ля­ется дикими, вызы­ва­ю­щими отвра­ще­ние пере­жит­ками пер­во­быт­ных куль­тур. Тем не менее в тра­ди­ци­он­ных обще­ствах жертвы вос­при­ни­ма­лись как обя­за­тель­ное усло­вие искуп­ле­ния греха и спа­се­ния. Поэтому стоит попро­бо­вать получше разо­браться в этом вопросе.

Иссле­дуя его, я обна­ру­жил, что во всех опи­сан­ных в Ветхом Завете пра­ви­лах при­не­се­ния жертв ого­ва­ри­ва­лось одно чрез­вы­чайно важное усло­вие: внеш­ний акт жерт­во­при­но­ше­ния должен был отра­жать внут­рен­нее состо­я­ние жерт­во­ва­теля, его стрем­ле­ние к лич­ному при­ми­ре­нию с Богом. Цель риту­ала состо­яла в том, чтобы достичь внут­рен­него очи­ще­ния, обра­ще­ния сердца, а вовсе не в том, чтобы изме­нить отно­ше­ние Бога к чело­веку. И в этом вет­хо­за­вет­ная рели­гия кон­тра­сти­рует с язы­че­ством, в кото­ром дей­ствен­ность жертвы никак не соот­но­си­лась с состо­я­нием того, кто ее при­но­сил. Там задача была не в том, чтобы изме­нить внут­рен­ний мир чело­века, а в том, чтобы уми­ло­сти­вить боже­ство, то есть повли­ять на его, боже­ства, отно­ше­ние. Такой подход пере­дает древ­няя индий­ская посло­вица обра­ще­ние к богу, дошед­шее до нас еще с веди­че­ских времен: «Вот тебе масло. А где твои ответ­ные дары?»

Жерт­во­при­но­ше­ние в язы­че­ских риту­а­лах было формой магии, направ­лен­ной на обре­те­ние мани­пу­ля­тив­ного кон­троля над сти­хи­ями, живот­ными, людьми и, что самое важное, над выс­шими суще­ствами. У магии есть «неви­ди­мая» состав­ля­ю­щая, тайное воз­дей­ствие, поэтому неко­то­рые думают, что это своего рода духов­ная прак­тика. Но на самом деле ее цели очень мате­ри­а­ли­стичны и ути­ли­тарны. Она не стре­мится исце­лить чело­века, пода­рить любовь, но, напро­тив, хочет власт­во­вать над людьми и пред­ме­тами.

Рас­смат­ри­вая вни­ма­тельно то, как жерт­во­при­но­ше­ние пред­став­лено в Библии, я выде­лил как мини­мум три задачи биб­лей­ской жертвы.

Во-первых, жертва вос­при­ни­ма­ется как дар. Тем самым мы воз­вра­щаем Богу то, что и так при­над­ле­жит Ему, и при­знаем: все, что мы собой пред­став­ляем, и все, чем вла­деем, Им сотво­рено, и Он вправе этим вла­деть. В допол­не­ние к жерт­вен­ным живот­ным древ­ние евреи при­но­сили Богу фрукты, злаки, вино и бла­го­во­ния. Под­но­ше­ние должно было сопро­вож­даться чув­ством пока­я­ния и сми­ре­ния, демон­стри­ру­ю­щим зави­си­мость чело­века от Бога и Его любви. Вни­ма­ние кон­цен­три­ро­ва­лось вовсе не на уни­что­же­нии при­но­ше­ний и не на рас­ста­ва­нии с ними.

Изучая эту риту­аль­ную систему, я выяс­нил, эту суще­ство­вало много разных видов жерт­во­при­но­ше­ний. Заре­зать живот­ное перед нача­лом риту­ала часто при­хо­ди­лось самому жерт­во­ва­телю, а не свя­щен­но­слу­жи­телю. Нередко дей­ство сопро­вож­да­лось устным испо­ве­да­нием тех или иных грехов. Напри­мер, Писа­ние так гово­рит об иску­пи­тель­ной жертве: «Если он вино­вен в чем-нибудь из сих, и испо­ве­да­ется, в чем он согре­шил, то пусть при­не­сет Гос­поду за грех свой, кото­рым он согре­шил, жертву повин­но­сти из мел­кого скота, овцу или козу, за грех, и очи­стит его свя­щен­ник от греха его. <…> И так очи­стит его свя­щен­ник от греха его, кото­рым он согре­шил в кото­ром-нибудь из оных слу­чаев, и про­щено будет ему» (Лев. 5:5–6,13).

Я почему-то всегда думал, что каяться в грехах сле­дует в тишине, без лишних слов и подальше от чужих глаз. Мне каза­лось, что это похоже на про­те­стант­скую испо­ведь, кото­рая про­ис­хо­дит между веру­ю­щим и Богом, и никто другой не должен в нее вме­ши­ваться. Но тут выяс­ни­лось, что рас­ска­зы­вать о про­вин­но­сти надо было громко, обра­ща­ясь к свя­щен­нику и пояс­няя, какой именно про­сту­пок име­ется в виду. Такое испо­ве­да­ние было обя­за­тель­ным: жертву не при­ни­мали, если она не сопро­вож­да­лась пока­я­нием. Воз­можно, кто-то увидит здесь зача­точ­ную форму буду­щей хри­сти­ан­ской испо­веди?

Во-вторых, жерт­во­при­но­ше­ние демон­стри­ро­вало жела­ние чело­века при­ча­ститься Богу.

Счи­та­лось, что сжи­га­е­мая часть жертвы доста­ется Ему. Остав­ше­еся, как пра­вило, пода­ва­лось во время тра­пезы, в кото­рой участ­во­вали жерт­во­ва­тель и свя­щен­ник. Упо­треб­ле­ние одного и того же под­но­ше­ния и Богом, и чело­ве­ком сим­во­ли­зи­ро­вало заклю­че­ние союза, дого­вора между ними. На самом деле боль­шин­ство жерт­вен­ных живот­ных уби­вали в зна­чи­тель­ной сте­пени ради того, чтобы накор­мить жерт­во­ва­теля и свя­щен­ника. Таким обра­зом Бог, дающий жизнь, обес­пе­чи­вал насущ­ную потреб­ность людей в пище. Этот аспект жерт­во­при­но­ше­ния также сохра­нился в хри­сти­ан­стве. Евха­ри­стия — это тра­пеза, цен­тром кото­рой явля­ется Хри­стос как Агнец Божий, вечная жертва, и мы при­ча­ща­емся Его Чест­ного Тела и Крови.

Англий­ское слово sacrifice бук­вально озна­чало не «убитое вместо кого-то», а «свя­щен­ный дар». На древ­не­ев­рей­ском жерт­во­при­но­ше­ние — это корбан от корня каров, что значит «близ­кий [к Богу]», иными сло­вами, при­част­ный Ему. Англий­ское слово holocaust про­ис­хо­дит от гре­че­ского ὁκαυ(σ)τος, ὁλόκαυ(σ)τον — сжи­га­е­мый цели­ком, жертва все­со­жже­ния. Это особый тип жертвы, уни­что­жа­е­мой огнем без остатка. Холо­ко­стос или жертва все­со­жже­ния — это свя­щен­ный дар, цели­ком и пол­но­стью посвя­щен­ный Богу. Он сим­во­ли­зи­рует, что жерт­во­ва­тель пол­но­стью отдает свою жизнь Гос­поду. Бла­го­даря этому он может под­няться до уровня, поз­во­ля­ю­щего войти в обще­ние с Богом  не быть уни­что­жен­ным в этой бли­зо­сти.

Тре­тьей целью жерт­во­при­но­ше­ния было искуп­ле­ние греха. В Ветхом Завете жертвы не носили ярко выра­жен­ный заме­сти­тель­ный харак­тер: нельзя ска­зать, что живот­ное при­но­си­лось вместо жизни греш­ника, кото­рый молил таким обра­зом о про­ще­нии и пытался уми­ло­сти­вить раз­гне­ван­ного Бога. Если кто-то так и вос­при­ни­мал риту­алы, то это про­ис­хо­дило отча­сти из-за вли­я­ния язы­че­ских куль­тур, окру­жа­ю­щих народ Изра­иля. Фак­ти­че­ски во всех сосед­них пле­ме­нах почи­тался целый пан­теон жесто­ких, каприз­ных и ковар­ных богов. Сред­ством их уми­ло­стив­ле­ния ста­но­ви­лись не только живот­ные, но и чело­ве­че­ские жертвы. В Писа­нии рас­ска­зы­ва­ется о хана­неях, кото­рые уби­вали детей на алтаре бога Молоха. У языч­ни­ков подоб­ные риту­алы были в ходу, и, кстати, их, равно как и другие страш­ные прак­тики, Писа­ние назы­вает глав­ными при­чи­нами уни­что­же­ния этих наро­дов (см. Лев.18:21–29; 20:2–5; Втор.12:30–31). В отли­чие от языч­ни­ков, в иудей­ской среде всегда суще­ство­вал стро­гий запрет на чело­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния.

Сейчас хри­сти­ане рас­смат­ри­вают жерт­во­при­но­ше­ния в Иеру­са­лим­ском храме как под­го­товку, пред­течу глав­ного и истин­ного при­но­ше­ния Агнца Божьего, Христа, Кото­рый Своей смер­тью Раз и навсе­гда избав­ляет от греха весь мир. Его Тело — это совер­шен­ная жертва Отцу, желан­ное при­но­ше­ние от всего тво­ре­ния, при­ни­ма­е­мое Им как иде­аль­ное бого­слу­же­ние. В этом кон­тек­сте при­ча­ще­ние чело­века жертве Христа, совер­ша­е­мое с пока­я­нием в сердце и с устрем­ле­нием к святой жизни, ока­зы­ва­ется напол­нен­ным очень глу­бо­ким смыс­лом, соот­вет­ству­ю­щим изна­чаль­ному Замыслу, целью дол­гого пути раз­ви­тия чело­ве­че­ства. Вни­ма­ние кон­цен­три­ру­ется не на при­не­се­нии инди­ви­ду­аль­ной жертвы, а на уча­стии всех и каж­дого в общем дей­стве, увен­чи­ва­ю­щемся пока­я­нием и обра­ще­нием.

Многие отрывки из Вет­хого Завета ука­зы­вают, что одних лишь жертв недо­ста­точно, чтобы смыть грехи. Для этого тре­бу­ется прежде всего сокру­шен­ное сердце. Пророк Михей так гово­рит об этом: «С чем пред­стать мне пред Гос­по­дом, пре­кло­ниться пред Богом небес­ным? Пред­стать ли пред Ним со все­со­жже­ни­ями, с тель­цами одно­лет­ними? Но можно ли уго­дить Гос­поду тыся­чами овнов или неис­чет­ными пото­ками елея? Разве дам Ему пер­венца моего за пре­ступ­ле­ние мое и плод чрева моего — за грех души моей? О, чело­век! ска­зано тебе, что — добро и чего тре­бует от тебя Гос­подь: дей­ство­вать спра­вед­ливо, любить дела мило­сер­дия и сми­рен­но­муд­ренно ходить пред Богом твоим» (Мих.6:6–8).

В псал­мах Давида Гос­подь гово­рит Изра­илю: «Если бы Я взал­кал, то не сказал бы тебе, ибо Моя все­лен­ная и все, что напол­няет ее. Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов? При­неси в жертву Богу хвалу и воздай Все­выш­нему обеты твои, и при­зови Меня в день скорби; Я избавлю тебя, и ты про­сла­вишь Меня» (Пс.49:12–15). «Ибо жертвы Ты не жела­ешь, — я дал бы ее; к все­со­жже­нию не бла­го­во­лишь. Жертва Богу — дух сокру­шен­ный; сердца сокру­шен­ного и сми­рен­ного Ты не пре­зришь» (Пс.50:18–19). «Жертвы и при­но­ше­ния Ты не вос­хо­тел; Ты открыл мне уши; все­со­жже­ния и жертвы за грех Ты не потре­бо­вал. Тогда я сказал: вот, иду; в свитке книж­ном напи­сано о мне: я желаю испол­нить волю Твою, Боже мой, и закон Твой у меня в сердце» (Пс.39:7–9).

Итак, иудей­ский взгляд на жертву пред­по­ла­гал искуп­ле­ние греха, а не уми­ло­стив­ле­ние Бога. Уми­ло­стив­ле­ние пред­по­ла­гает, что жертва при­но­сится, чтобы усми­рить Божий гнев, но искуп­ле­ние направ­лено совсем на другое — на то, чтобы изме­нить жерт­во­ва­теля.

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки