Зачем приносят жертвы?

Андрей Дес­ниц­кий

Оглав­ле­ние


Виньетка

Зачем в Библии опи­сы­вают всякие жертвы? В при­ми­тив­ном древ­нем язы­че­стве, конечно, люди думали, что к боже­ству или духу, как к началь­нику, без подарка-взятки обра­щаться неудобно. Но почему жертв тре­бо­вал и Единый Бог, Кото­рому и так при­над­ле­жит вся все­лен­ная? И почему, нако­нец, смерть Христа на кресте опи­сы­ва­ется как жертва осо­бого рода – кто, кому и зачем ее принес?

Жертва как необ­хо­ди­мость^

Многие, навер­ное, помнят стран­ный фильм Андрея Тар­ков­ского (может быть, самый стран­ный из всех его филь­мов) – “Жерт­во­при­но­ше­ние”. Живет себе обыч­ная запад­ная семья, довольно состо­я­тель­ная, У нее отлич­ный дом в кра­си­вом месте. Правда, маль­чик в этой семье почему-то не гово­рит – то ли он немой, то ли стра­дает аутиз­мом. Да и все осталь­ные не слиш­ком любят и пони­мают друг друга. Но это вовсе не мешает им радо­ваться жизни, что-то празд­но­вать в пого­жий летний день. И вдруг посуда на столе начи­нает дро­жать от гула про­ле­та­ю­щих само­ле­тов, по теле­ви­зору граж­дан при­зы­вают сохра­нять спо­кой­ствие, и все пони­мают, что сбы­ва­ется страш­ный сон тех лет: сейчас нач­нется ядер­ная война, в кото­рой не будет ни побе­ди­те­лей, ни уце­лев­ших. Перед этой угро­зой все теряет смысл. Но оста­ется надежда: может быть, еще обой­дется? И тогда глав­ный герой бор­мо­чет что-то невра­зу­ми­тель­ное, что даже нельзя назвать молит­вой. Это просто стон чело­века, кото­рый меч­тает, чтобы страш­ный сон все же остался сном, и наутро жизнь вер­ну­лась бы к своему обыч­ному тече­нию. Если бы это было воз­можно! Он засы­пает… и его жела­ние испол­ня­ется. На сле­ду­ю­щее утро мир вос­ста­нов­лен, никто и не вспо­ми­нает о про­изо­шед­шем. И тогда герой под­жи­гает соб­ствен­ный дом. Его увозят в пси­хушку, его родные и близ­кие про­дол­жают радо­ваться жизни. И вдруг его малень­кий сын обре­тает дар речи.

В этом фильме не ска­зано ни слова о Боге или о рели­гии. С точки зрения хри­сти­ан­ства, многое в нем спорно. Но в нем пока­зан древ­ней­ший смысл жертвы – чело­век, кото­рому было дано все, может отпла­тить только одним: отдать все, цели­ком и пол­но­стью, рас­статься с при­выч­ным уютом, пожерт­во­вать своим досто­ин­ством и достат­ком, ничего не оста­вив про запас. А ведь, если заду­маться, каждое наше утро подобно утру жерт­во­при­но­ше­ния из этого фильма, ведь если не ядер­ная война, то, по край­ней мере, наша соб­ствен­ная смерть – недву­смыс­лен­ная и еже­днев­ная воз­мож­ность.

И еще одна вещь уди­ви­тельно точно пока­зана в этом фильме. Жертва, даже на первый взгляд бес­смыс­лен­ная, пара­док­саль­ным обра­зом все же пре­об­ра­жает мир: пусть никто из родных не понял глав­ного героя, но самый доро­гой для него чело­век, его сын, нако­нец обрел дал речи.

Жертва как пир^

Вер­немся к древ­нему Изра­илю. Его рели­гия была на удив­ле­ние про­стой. Другие народы древ­но­сти, напри­мер, вави­ло­няне или егип­тяне, знали слож­ные риту­алы и запу­тан­ные обряды, и жрецы хра­нили таин­ства от глаз непо­свя­щен­ных. У изра­иль­тян же был просто огром­ный шатер (пока они были кочев­ни­ками) или огром­ный камен­ный дом (когда пере­шли к осед­лому образу жизни) – сим­во­ли­че­ское место оби­та­ния Бога среди Его народа. И в бла­го­дар­ность за все, что Он давал им, они отда­вали Ему то, чем обла­дали сами – стро­или Ему жилище из самых лучших мате­ри­а­лов, при­но­сили лучшее мясо, хлеб, вино и масло. Ничего осо­бен­ного, таин­ствен­ного или непо­нят­ного: в свя­ти­лище было все то же, что и в обыч­ном доме, только несрав­ненно рос­кош­нее и обиль­нее. Два раза в сутки, утром и вече­ром, на жерт­вен­ник отправ­лялся годо­ва­лый бара­шек, словно изра­иль­тяне при­гла­шали Гос­пода к соб­ствен­ной тра­пезе.

Впро­чем, это не совсем так: при­гла­ша­ю­щей сто­ро­ной были не люди, а сам Гос­подь. Ведь это Он дал Моисею подроб­ные ука­за­ния – что, как и когда можно при­но­сить в жертву. В отно­ше­ниях Бога и чело­века все опре­де­ляет Бог, а не чело­век, кото­рому только кажется, что своими риту­аль­ными дей­стви­ями он побуж­дает Бога ока­зать необ­хо­ди­мую помощь. На самом деле Бог изна­чально подает чело­веку все, что ему дей­стви­тельно нужно, а чело­век может только выра­жать свою бла­го­дар­ность, жерт­вуя Богу первые и лучшие плоды.

Этот прин­цип строго выдер­жи­ва­ется в Ветхом Завете. Богу при­над­ле­жат пер­венцы от вся­кого чистого скота, Ему же при­но­сятся первые плоды нового урожая. Даже маль­чики-пер­венцы счи­та­лись при­над­ле­жа­щими Ему, и роди­тели выку­пали их, при­нося в храм опре­де­лен­ную плату.

Впро­чем, чело­век мог совер­шить жерт­во­при­но­ше­ние и по соб­ствен­ной воле. В бла­го­дар­ность за какое-то особое собы­тие в своей жизни, или просто для того, чтобы выра­зить свою пре­дан­ность Богу, он мог при­не­сти жертву все­со­жже­ния – когда живот­ное сжи­га­лось на жерт­вен­нике пол­но­стью, без остатка. Конечно, всякий раз сжи­гать все, что у тебя есть, как в фильме Тар­ков­ского, было бы довольно глупо, но лучший (обя­за­тельно лучший!) баран из стада сим­во­ли­зи­ро­вал: чело­век пре­дает в руки Бога себя самого и все, чем он вла­деет на земле.

Другой вид доб­ро­воль­ной жертвы – мирная жертва (это не совсем удач­ный термин, в новых пере­во­дах встре­ча­ется другой: пир­ше­ствен­ная жертва). По сути дела, это сов­мест­ный пир, когда неко­то­рая часть жерт­вен­ного живот­ного сжи­га­лась как “доля Бога”, а осталь­ное мясо шло на уго­ще­ние всех собрав­шихся. Ведь из того, что при­но­си­лось в скинию или храм, далеко не все уни­что­жа­лось на жерт­вен­нике: что-то шло на про­пи­та­ние свя­щен­ни­ков, у кото­рых не было иного дохода, а часть мяса (в случае пир­ше­ствен­ной жертвы) воз­вра­ща­лась жерт­во­ва­телю, но и она счи­та­лась свя­щен­ной – ее нельзя было выбра­сы­вать или отда­вать “нечи­стому” чело­веку (напри­мер, языч­нику).

Сов­мест­ная тра­пеза у всех наро­дов древ­но­сти озна­чала заклю­че­ние союза. Рас­ска­зы­вают исто­рию времен граж­дан­ской войны в Сред­ней Азии: одна­жды учи­тель­ница заблу­ди­лась и слу­чайно вышла к лагерю бас­ма­чей. Пони­мая, какая опас­ность грозит ей, пред­ста­ви­тель­нице совет­ской власти, если ее опо­знают, жен­щина просто тихонько подо­шла и при­села к бли­жай­шему костру. Какой-то незна­ко­мый боро­дач про­тя­нул ей кусок лепешки, и с этого момента она стала непри­кос­но­венна – ведь эти люди пре­ло­мили с ней хлеб.

Точно так же заклю­чался в свое время и дого­вор, Завет между Богом и людьми – совер­ша­лось жерт­во­при­но­ше­ние, и кровью жерт­вен­ных живот­ных окроп­лялся и алтарь Гос­пода, и весь сто­яв­ший перед ним народ. Они ста­но­ви­лись как бы сотра­пез­ни­ками, и забыть об этом – озна­чало совер­шить пре­да­тель­ство.

Жертва за грех^

Но был и другой важный аспект вет­хо­за­вет­ных жерт­во­при­но­ше­ний. И прежде чем перейти к нему, вспом­ним еще об одном недо­уме­нии, кото­рое часто воз­ни­кает у совре­мен­ных людей. Ну хорошо, гово­рят они, пре­дан­ность Богу – это все заме­ча­тельно, но в чем вино­вато несчаст­ное живот­ное? Зачем его резать? Не лучше ли, как делают инду­и­сты и буд­ди­сты, при­но­сить своим боже­ствам фрукты и цветы? Неужели нужно было обя­за­тельно про­ли­вать кровь?

Да, было нужно. Как ска­зано выше, в жертву при­но­сили и первые плоды, и муку, и масло, но глав­ной жерт­вой всегда оста­вался непо­роч­ный (без малей­шего изъяна) бара­шек, коз­ле­нок или целый бык. Исто­рия о Каине и Авеле пока­зы­вает, что так поже­лал сам Гос­подь: Он принял кро­ва­вую жертву от Авеля, но отверг пло­до­вое при­но­ше­ние Каина.

Дело в том, что всякий чело­век грешен, и жертва при­звана пре­одо­леть про­пасть между гре­хов­ным чело­ве­ком и святым Богом. Пока Адам и Ева нахо­ди­лись в раю, у них не было нужды в жерт­во­при­но­ше­ниях – они обща­лись с Богом напря­мую. Но после изгна­ния из рая все стало иначе. Даже сама скиния, сам храм – мате­ри­аль­ный символ боже­ствен­ной свя­то­сти на земле – нуж­да­лись в еже­год­ных очи­ще­ниях. И весь народ участ­во­вал в еже­год­ном скорб­ном тор­же­стве – Дне Уми­ло­стив­ле­ния – когда при­но­си­лись жертвы за грехи всего народа, и козел отпу­ще­ния (кото­рого вовсе ни в чем не обви­няли, а просто про­го­няли в пустыню) словно бы уносил прочь эти грехи. Но глав­ным сред­ством очи­ще­ния от греха ста­но­ви­лась кро­ва­вая жертва. Иудеи до сих пор отме­чают этот день под назва­нием Йом Кипур.

Были и особые случаи, когда отдель­ные люди должны были при­но­сить жертву повин­но­сти или жертву за грех – если они пре­сту­пили запо­веди или просто ока­за­лись риту­ально нечи­стыми, только такая жертва могла вер­нуть им состо­я­ние чистоты. Почему?

Смерть – нака­за­ние за грех. Или его есте­ствен­ное след­ствие – кому как при­выч­нее это назы­вать. Еще в Эдем­ском саду Адаму и Еве было ска­зано, что нару­ше­ние запо­веди станет при­чи­ной их смерти (до этого они не должны были уми­рать). И жерт­вен­ное живот­ное ста­но­ви­лось своего рода выку­пом, заме­ной. Перед тем, как его зака­лы­вали, воз­ла­гал на него руки чело­век и тем самым как бы гово­рил: “Я достоин смерти за свои грехи и при­знаю это, я не могу при­бли­зиться к Тебе, но, Гос­поди, вместо своей крови я при­ношу кровь этого барашка и прошу у Тебя про­ще­ния”. Вот почему иску­пи­тель­ная жертва обя­за­тельно должна была быть кро­ва­вой.

Изра­иль­тяне вообще счи­тали кровь носи­те­лем жизни (соб­ственно, так оно и есть) и потому почи­тали свя­щен­ной. Ника­кую кровь нельзя было упо­треб­лять в пищу, ее сле­до­вало обя­за­тельно выли­вать на землю. Что же до стра­да­ний невин­ных живот­ных, то в те вре­мена таким вопро­сом просто не зада­ва­лись.. Ели мясо, делали из шкур и кожи одежду и пред­меты быта и не заду­мы­ва­лись о фило­со­фии веге­та­ри­ан­ства. Соб­ственно, боль­шин­ство людей и сейчас живут так.

Жерт­во­при­но­ше­ние сына^

Неко­то­рые стра­ницы Вет­хого Завета оста­нутся для нас непо­нят­ными, если вырвать их из кон­тек­ста рели­ги­оз­ных пред­став­ле­ний других древ­них наро­дов. Зачем, напри­мер, Гос­подь потре­бо­вал от Авра­ама при­не­сти в жертву его един­ствен­ного сына Исаака? Да, конечно, это было всего лишь испы­та­ние, Гос­подь оста­но­вил зане­сен­ную руку Авра­ама, но все равно – зачем?

Чело­ве­че­ские жерт­во­при­но­ше­ния были хорошо известны в древ­но­сти. Чтобы полу­чить от богов что-то особо ценное и нужное, им сле­до­вало отдать самое доро­гое – а что может быть дороже чело­ве­че­ской жизни? Прак­ти­че­ски все языч­ники время от вре­мени резали на алта­рях плен­ни­ков или рабов, а неко­то­рые (напри­мер, инки) посы­лали на закла­ние знат­ных и кра­си­вых юношей, кото­рые шли на смерть доб­ро­вольно, окру­жен­ные поче­том. Нако­нец, самая доро­гая жертва – это соб­ствен­ные дети, осо­бенно маль­чики-пер­венцы, кото­рые должны уна­сле­до­вать имя и титул отца. Рели­гия хана­а­неев и других наро­дов, насе­ляв­ших Пале­стину до изра­иль­тян, одоб­ряла такие жертвы (это к вопросу о том, за какие именно грехи Бог впо­след­ствии обрек эти народы на полное уни­что­же­ние).

Воз­можно, рас­сказ об Авра­аме и Исааке был при­зван объ­яс­нить, почему изра­иль­тяне кате­го­ри­че­ски отка­за­лись от такой прак­тики. Дело вовсе не в том, что они были слиш­ком изне­жены или недо­ста­точно ува­жали своего Бога – Бог Сам отверг чело­ве­че­ское жерт­во­при­но­ше­ние.

Есть, впро­чем, в Библии еще один рас­сказ – о неосто­рож­ном судье (т. е. пра­ви­теле) Иеффае, кото­рый в бла­го­дар­ность за даро­ван­ную Богом победу над вра­гами обещал при­не­сти Ему в жертву первое, что выйдет из ворот его дома. Первой навстречу отцу выбе­жала радост­ная дочь… Иеффай испол­нил свой обет, хотя мог этого и не делать. Что ж, во все вре­мена были люди, слиш­ком бук­вально сле­до­вав­шие соб­ствен­ной рели­гии.

Библия тем самым пока­зы­вает нам: един­ствен­ный сын и в самом деле – наи­выс­шая из всех воз­мож­ных жертв, но от чело­века она не тре­бу­ется.

Жертва как Новый Завет^

Зато такая жертва при­но­сится Самим Богом. Те, кто думают, что самое глав­ное в Новом Завете – учение Христа или его нрав­ствен­ный пример, оши­ба­ются. Вовсе нет! Боль­шая часть того, чему Он учил, уже была в Ветхом Завете. И хотя в Еван­ге­лии все это изло­жено более ясно и связно, уни­каль­ность его вовсе не в про­по­ве­дях и прит­чах. В конце концов, другие духов­ные учи­теля чело­ве­че­ства тоже оста­вили мно­же­ство пре­крас­ных настав­ле­ний и изре­че­ний.

Непо­вто­рим в Еван­ге­лии Сам Хри­стос – вопло­щен­ный Сын Божий, и, прежде всего – Его смерть и вос­кре­се­ние. Его жертва, при­не­сен­ная за грехи всего мира. Это пони­мал и Иоанн Кре­сти­тель, когда, обра­ща­ясь к своим уче­ни­кам, сказал о Нем: “вот Агнец Божий, Кото­рый берет на Себя грех мира”. Мог бы ска­зать: вот вели­кий пра­вед­ник, пророк и учи­тель, и был бы совер­шенно прав, но он с самого начала пре­ду­пре­дил о самом глав­ном.

Что же это была за жертва? Кровь живот­ного про­ли­ва­лась во искуп­ле­ние грехов одного чело­века, группы людей, пусть даже целого народа, но все равно это было очи­ще­ние вре­мен­ное и частич­ное. Пол­но­стью смыть грехи всего чело­ве­че­ства, все, какие только совер­ша­лись и еще совер­шатся, могла только совер­шен­ная жертва, кровь един­ствен­ного Без­греш­ного – Сына Божьего. И тогда уже неважно, велик или мал этот грех, ведь дело уже совсем не в нем, а в совер­шен­ной и без­греш­ной жертве. Когда зна­ме­на­тель дроби стре­мится к нулю, ее зна­че­ние стре­мится к бес­ко­неч­но­сти; так и здесь “ноль греха в зна­ме­на­теле” дает бес­ко­неч­ное, полное про­ще­ние.

Такое пред­став­ле­ние хри­стиан о жертве на Гол­гофе вызы­вало и вызы­вает немало вопро­сов и даже споров. Во-первых, почему, если Бог поже­лал про­стить людей, Он не мог сде­лать этого просто так? Разу­ме­ется, мог. Но что это было бы за про­ще­ние? Попу­сти­тель­ство, амни­стия всем подряд – и тем, кто рас­ка­ялся, и тем, кто заду­мы­вает новые пре­ступ­ле­ния. Но грех – это дей­стви­тельно серьезно. Это как горная лавина, вызван­ная неосто­рожно бро­шен­ным камнем. Бог принял эту лавину на Себя, закрыл от нее чело­века. Но Он не поже­лал просто взять и отме­нить лавину, сде­лать недей­стви­тель­ной при­чинно-след­ствен­ную связь. Ведь и Хри­стос ничего не пред­при­ни­мал спе­ци­ально, чтобы взойти на крест – но мир, пора­бо­щен­ный греху, сам вытолк­нул Его как нечто чуже­род­ное, как вода вытал­ки­вает наду­тый воз­ду­хом мяч. Под­лин­ное, насто­я­щее добро в падшем мире не может при­ве­сти никуда, кроме Гол­гофы, но отныне всякий вос­хо­дя­щий на нее видит, что он там не один – Хри­стос пришел туда первым и взял все самое тяжкое и страш­ное на Себя.

Еще много спорят о фор­му­ли­ров­ках: кто, кому и за кого принес эту жертву? Пожа­луй, пра­виль­ным будет такой ответ: Бог и чело­век Иисус Хри­стос принес в жертву Отцу Самого Себя за каж­дого чело­века, в том числе и за нас с вами. От нас теперь зави­сит – при­нять или отверг­нуть спа­си­тель­ные плоды этой Жертвы.

Не слу­чайно с крест­ной смер­тью свя­зано глав­ное таин­ство хри­сти­ан­ства – Евха­ри­стия. Нака­нуне рас­пя­тия Хри­стос собрал уче­ни­ков на Тайную вечерю и за тра­пе­зой заклю­чил с ними Новый Завет. Так соеди­ни­лись два глав­ных смысла жерт­во­при­но­ше­ния: сов­мест­ное пир­ше­ство Бога с людьми и искуп­ле­ние чело­ве­че­ских грехов. Сего­дня всякий раз, когда хри­сти­ане совер­шают Евха­ри­стию, они при­но­сят бес­кров­ную жертву, при­со­еди­ня­ясь к тому, что про­ис­хо­дило две тысячи лет назад за пас­халь­ным столом в Пале­стине.

“Кровь Его на нас и на детях наших” – кри­чала обе­зу­мев­шая толпа во дворе Понтия Пилата. Заду­ма­емся вот о чем: это же Кровь Завета! Точно так же, как Моисей при заклю­че­нии Вет­хого Завета кропил народ кровью жерт­вен­ного агнца (барашка), так и теперь кровь Агнца, беру­щего на себя грехи всего мира – Христа – окро­пила и всех, кто стоял на этой пло­щади, и вообще всех людей в этом мире.

Вет­хо­за­вет­ные жертвы, вре­мен­ные и частич­ные, посте­пенно гото­вили изра­иль­ский народ, а через него и все чело­ве­че­ство, к этой уди­ви­тель­ной тайне, зара­нее рас­кры­вая ее смысл, пред­ве­щая неиз­беж­ность Креста и непо­бе­ди­мую силу Вос­кре­се­ния. И уже одно это при­дает им больше смысла, чем всем другим обря­дам и таин­ствам всех рели­гий и духов­ных тра­ди­ций, какими бы пре­крас­ными они нам ни каза­лись.

журнал «Фома»

Print Friendly, PDF & Email
Размер шрифта: A- 16 A+
Цвет темы:
Цвет полей:
Шрифт: Arial Times Georgia
Текст: По левому краю По ширине
Боковая панель: Свернуть
Сбросить настройки